Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Заброшенные игровые эпизоды » [С2] Как приручить дракона.


[С2] Как приручить дракона.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://savepic.org/7036894.png

Время и место: вечер 8 мая, темные задворки на окраине близ Гудзона
Участники: dr. A. Rene, Eric
Краткий анонс: Избит и унижен, сломлен и растоптан, сброшен в пучину, как ненужный мусор... Раздавлен физически и морально - он жаждет мести как никогда. Он должен вернутся и добить подростков, должен спустить со своих врагов шкуры, три, десять, не важно... - но он так устал. Все, что у него есть - это сжигающая все нутро ярость. А еще голос разума извне, который спешит к своему раненому товарищу помочь и дать дельный совет агрессивной, мстительной натуре доктора Рене.

+1

2

Над темной поверхностью вод залива, отражающих испещренные золотистыми огоньками мрачные силуэты зданий, витает слабая, призрачная дымка, нередкое явление темными вечерами, поглощающая и искажая, как минимум половину панорамной картинки на колышущемся полотне. В глубине этого мистического тумана, благодаря которому широкие мосты словно парили на облаках, если смотреть издали, можно было увидеть что угодно, какое угодно жуткое чудище, притаившееся то ли за тем столбом, вернее, куском трубы, колышком вбитым близко к самому берегу с развевающейся грязной тряпицей на конце, то ли за бедно зеленеющим в это время года соседним кустом, а может и в самой воде. Смотря как разыгралась ваша фантазия. А если вы чистейшей воды скептик, и считаете, что все мало-мальски выбивающееся из открывающегося взору пейзажа лишь мусор, коряги, или люди, так или иначе оказавшиеся в этот темный вечер не дома, или же те, у кого вообще нет собственного жилья - то что вы скажете увидев молчаливо подплывающий к самому бережку массивный зеленый гребень, опутанный рваными ошметками пакетов, зацепившимися за острые наросты водорослями и ровным слоем тины?
Брехня и чушь - это для впечатлительной молодежи, которая с удовольствием поверит в приплывшую с океана жуткую невидаль. Подумаешь, проплывающая мимо шина... Огромная шина. Очень огромная и очень зеленая, вся в мусоре и вертикальных устрашающих шипах шина.
Пожилой человек, лет семидесяти пяти, любитель вечерних прогулок и не боящийся ничего по наивности, что маленький  травматический пистолетик, спрятанный у него в черном кейсе из кожзама, спасет его от любых грабителей. Сквозь косо сидящие на кривоватом носу толстые стекла очков, он смотрит на воду, не скрывая своего отвращения. Кривит испещренные морщинами губы и щурит глаза, поправляя накрахмаленный воротничок рубашки. - Безобразие. - Бурчит старикан-чистоплюй, перехватив свой легкий кейс в другую руку. Эта огромная "шина", и впрямь похожа на горб чудовищного ньйоркского Несси, рассекающего туман, как "Красин" рассекал полярные льды. Но вне всяких сомнений, это всего лишь... - ... Мусор. - Жесткая щеточка рыжих усов недовольно топорщиться в стороны. - Грязнули, какие же грязнули! - Этот человек выгнал бы из страны, из своего родного, любимого города не только всех бомжей, отвратительные личности просто, но и тех, кто сваливал тонны своей грязи в реки и посреди улиц. Конечно и у уборщиков должна быть работа, но это уж слишком.
Пожилому человеку, с больной спиной и целым букетом свойственных ему возрасту болезней, должен смотреть на это безобразие и тратить свои нервы.
Неподалеку он оставил свой автомобиль, припарковав его на стоянке близ зеленой лужайки для пикников, почему бы не подогнать его сюда, да не вытащить шину? Тут и до свалки недалеко, довезем как-нибудь.
Подойдя к водной кромке и положив чемоданчик на траву, мужчина деловито закатал брючину и задумался, глядя на свои начищенные ботинки, не забывая коситься в сторону горба опутанного тиной... - Ничего, ничего... сейчас я тебя выта... - Старик замолчал, в изумлении наблюдая, как горка мусора внезапно одним мощным толчком приблизилась к берегу, подняв высокую волну, едва не окатив при этом застывшего изваянием от неожиданности старика. - Мама...- Потерянно пискнул несчастный, рывком подняв свою сумку-кейс, облапив и прижав к собственной груди, перепуганными, круглыми глазами взирая на то, как бесформенный холм, так напоминающий ему издали автомобильную покрышку затрясся, роняя обрывки цветного целофана на траву, с грудным рычанием бесформенной кучей выползая на берег, пытаясь... подняться? Да, именно, этот ворох грязи поднимался, распрямляя мускулистые руки, увенчанные гигантскими когтями, впивающимися в разворошенный дерн, загребая землю горстями, пытаясь уравновесить свое неуклюжее, склизкое, гигантское тело.
Теперь, вблизи стало понятно, что пожилому гражданину отнюдь не показалось - горбатую спину чудовища венчал заостренный гребень, продолжающийся вдоль спины и до... самого кончика хвоста, который монстр-каппа пытался вытянуть из ила, хрипя, поскальзываясь на разваливающимся под ним пластом грязи. А теперь еще можно прекрасно рассмотреть вблизи широкую, угловатую морду с крошечным зеленым угольком глаза с вертикальным, змеиным зрачком, уставившегося прямо на замершего истуканом, побелевшего дедка.
Ну как? Теперь вы, сэр, поверили в существование сказочных драконов, живущих на дне морском?
Протяжная минута молчания, в течение которой монстр и человек, просто пялились друг на друга.
А затем с коротким, испуганным воплем старик бросил свой ненаглядный чемоданчик прямо чудищу в чешуйчатую физиономию, при этом кейс отскочил от носа ящера, как тщедушная щепка с чавком шлепнувшись прямо у его лап, а бедный старец, забыв про все свои артриты и артрозы, совершил спринтерский забег с места до машины, на бегу вскочив на водительское сиденье, к счастью, ключи у него были в пиджаке, и стартанул со стоянки, подняв впечатляющих размеров облако пыли и дыма.
Чтож... Рене всегда плевал на скрытность... странно, что он не выполз на какую-нибудь площадку с толпой туристов.

Мутант хмуро уложил морду на локтевой сгиб, никак не отреагировав на свершившийся "инцидент". Попросту говоря, Лизарду было не до этого. Солидные раны и царапины, что нанесли ему в пылу схватки подростки и крокодил-переросток, уже затянулись нежной, пока еще, кожей, под которой все еще шли регенеративные процессы, и в целом, француз выглядел довольно сносно, не считая того, что весь в грязи и ошметках донного мусора, но общее состояние было, мягко говоря, никакое...
Неизменный докторский халат мутанта потерялся где-то "по дороге", пока ящера болтало в подводном течении и он пару раз врезался в решетки канализационных отсеков, блуждая по лабиринту сквозных труб, и теперь видно, как тяжело вздымается массивный гребень, потерявший несколько вертикальных, заостренных чешуек. Рене пытался восстановить дыхание, хриплое, сбившееся, судорожно сжимая и разжимая пальцы, присвистывая сквозь ровный ряд акульих зубов. Пасть он приоткрыл, заглатывая больше воздуха, кажущегося тяжелым, обременяющим легкие и нижняя челюсть с булькающим звуком елозила в вязкой жиже ила и мокрой земли. Такое впечатление, что Лизард приготовился умереть прямо здесь. В грязи, как свинья, вновь униженный... и опять проигравший битву с какими-то... подростками. Черт возьми, они всего то дети, сколько можно было наступать на одни и те же грабли?! Он не может лежать здесь и отдыхать. Он должен встать.
Он должен собрать силы в кулак, вернуться, и отомстить!
Скептическая ухмылка подернула страдальчески изогнувшиеся тонкие губы мутанта - он слишком добр, очевидно. В толстом черепе глухая, свербящая боль, мозг кажется потерявшим контроль над телом, вялым и бесполезным, а перед единственным глазом размытая, унылая картинка. Как же он жалок, аж самому противно. Нужно подняться...
Рене снова ставит руки, согнутые и разведенные в локтях в стороны, словно жаба-колосс, приподнимает тяжелую голову, еле отклеив ее от илистой поверхности, и с отчаянием, злостью... с нестихающим огнем безумия глубоко внутри себя, уставился в ночное, с кучерявыми, кокетливыми облачками прикрывающими полную луну  небо.
И прибрежную линию огласил протяжный, страдальческий и злобный рев неизвестного науке, очень огорченного зверя, от которого задребезжали стекла фонарей и ряда редких машин припаркованных вдоль залива.

+3

3

Он - тень этого мира. Наблюдает, анализирует, делает выводы. Холодный и расчетливый взгляд голубых глаз направлен на уходящую компанию молодых мутантов с добычей наперевес, если так можно сказать. Да, им удалось вызволить своего братца (Алонсо рассказывал о семейных узах своих злейших врагов) и его подружку. Можно сказать, им очень повезло - впервые за долгое время.
Эрик уже достаточно времени ведет наблюдение за врагами Рене, смотрит на их повадки, характеры, технику. За то время, старый мутант сделал несколько интересных выводов. Во-первых, для подростков они весьма умелы, но еще очень неуклюжи. Знают, в принципе, куда бить, чтобы было больно, но как-то скомкано, без техники. Еще слишком молоды, чтобы уделять этому очень большое внимание. Или мастер ниндзюцу слишком, скажем так, критично относится к тем, кому еще предстоит долгий путь в становлении великими воинами.
Во-вторых, сейчас они очень неорганизованны. Можно это использовать, как преимущество, нагнать и сломить.
"Только они слишком упертые, чтобы ради своей шкурки выдать местоположение остальных".
Да, воин ночи был заинтересован вырезать всех: братьев-черепах, учителя, всех их друзей среди мутантов и среди людей. Из ненависти? Серьезно? Не-е-ет, он ничего не чувствует к врагам Лизарда. Ни симпатии, ни отвращения. Хотя черепахи должны быть чем-то близки друг к другу. Однако глупо цепляться именно за этот факт и ждать, что бездушное создание оттает при виде молоденького зеленого тельца. Это даже звучит отчего-то пошло и отвратительно.
Можно сказать, Эрик обязан Рене за то, что он в свое время не прикончил его, да еще и позволил остаться в клане... Фут? С их языка это переводится как нога. Клан Ноги, как иронично, что техника мутанта как раз во многом зациклена именно на этой части тела. К слову о языке, Эрик за то время, что поселился под крылом ящера, потихоньку изучает этот ийнглишь, работая во многом по ассоциациям и таким образом запоминая новую для себя речь. Ниндзя добился в этом некоторых успехов: без словаря может составить односложные предложения, пусть и звучат они очень непривычно и резко. Главное, что понятно и даже можно попробовать поддержать разговор. Но мысли мутанта и разговоры с самим собой оставались на его родном языке.
- Пора потушить очаги, - пробормотал он себе по нос, убирая с глаз бинокль, когда как раз шайка гуманоидов уже исчезла с горизонта. Накинув капюшон, наблюдатель спускается вниз, в горящую лабораторию. Там ниндзя уже носятся устранить остаточный след от взрыва. Огонь играл по всей территории того самого места, где в свое время доктор Рене любил работать. Теперь это все практически уничтожено и не подлежит восстановлению.
То же самое случилось и с Лизардом?
- Where is Rene? - Эрик коснулся плеча одного из юношей и задал вопрос. Тот дрогнул, почувствовал от рептилии странную ауру. Что-то пугающее и необъяснимое простым языком. Подобный страх может вызвать Шреддер, сам Алонсо и может еще несколько созданий - способных и умелых бойцов, а где-то монстров. Хотя в любых других случаях можно вообразить уже с виду эту страшную машину убийств, тогда как Эрик меньше многих мог с виду кого-то ввести в ступор. Разве что только две голубые бляшки, будто из стекла, умели заглядывать прямо в душу, вычерпывая оттуда всю силу и знания. Этот аксессуар воина ночи и делал его пугающим.
- I-I don't know, - честно ответил ему футовец, при появившейся возможности отошел от силуэта в черном подальше. Да тот и не держал его вовсе. Только если мысленно немножко придавил.
Но сказанное вовсе не понравилось черепахе. Пусть это не подтверждение того, жив ли Алонсо или нет, но его пропажа тоже не особо радовала. И как-то никто не спешит его искать, что тоже не очень приятно. Неужели никому нет до ученого дела? Может, все слишком уверены в силах Лизарда? Но кому, как ни Эрику, знать, как большие формы могут быть до чертиков обманчивы. И если тело залечит мутация, то с душой так не получится. Проигрыш так просто не уходит из головы, а планы мести вертятся в голове все чаще и чаще. А за некоторое время, которое он прожил с ученым, нрав у последнего был весьма и весьма. В общем говоря, можно было предсказать состояние Рене. И чем раньше его удастся найти, тем лучше. Как выяснилось, в лаборатории не было следов, намекающих на обугленные останки Алонсо.
Было решено послать поисковую группу. Худо-бедно, Эрик объяснял им, куда направляться, порой вставляя в английские слова отборный мат родного языка. Футовцы все равно ничего не понимали, а рептилии помогало сосредоточиться. В итоге пришла идея все показать на карте и ниндзя, наконец сообразив намерения помощника ящера, начали рыскать по всему обозначенному периметру. Сам мастер ниндзюцу осматривал подорванную лабораторию, которую уже за это время потушили. Правда, ничего, что могло бы послужить зацепкой, Эрик так и не нашел. Но результаты были у одной поисковой группы. Они принесли ему огромное белое полотно, с довольно дурным запахом. В этой вещи, воин ночи узнал халат ученого.
- Where? - спросил он, взяв улику, наплевав на то, что сам в итоге пропахнет той дрянью, в которой одежда коксовалась.
- In the sewer, - коротко ответили ему ищейки. Ниндзя махнул рукой, чтобы те удалились и отозвали остальных. Он найдет Рене сам, незачем мелкой сошке крутиться вокруг большого зверя. Тот не заметит и схрумкает надоедливых мух, не думая о том, враги они ему или друзья.
Другой вопрос: а были ли у него друзья?
Наверное нет. Даже Эрика таковым нельзя было назвать. В будущем, мастер ниндзюцу может стать хорошим напарником и товарищем, но другом... что один, что второй, оба они редкостные сволочи и изощренные садисты - это и некоторое уважение друг к другу позволило сплотиться и держаться рядом. И этого оказалось достаточно, чтобы позаботиться о скорой находке ученого-мутанта.
Карта подземелий в одной, мокрый халат в другой. Эрик по дороге представлял, куда мог запропаститься Лизард. Искал какие-то следы, но канализация будто бы не почувствовала присутствия монстра. Нет тебе разрушений вокруг: разбитые потолки, стены. Даже крови не было. Все-таки Рене был ранен, серьезно ранен. Если бы он шел, то должна была остаться кровь, как некий след присутствия. Все улики, включая халат, который бы ученый ни за что не оставил, оставалось думать, что пропажа ушла по течению. В Гудзон.
И первое, что воин ночи увидел, как только вышел на поверхность - яркий свет от фар какого-то психа, на заносе и гулком реве направляющегося в сторону черепахи. Эрик благо быстро сообразил и отскочил в сторону, чудом лишь не увяз в аварии. Водитель не заметил создание в плаще, повернул в сторону проезжей части и так его и видели. Мутант со скепсисом проводил безумца, после чего направился к тому, кто и стал причиной сего поведения.
Воин ночи подошел близко к берегу, снял капюшон и две голубые бляшки внимательно осматривали то, что представлял из себя сейчас Рене. Кажется, ему и так было хорошо валяться черт знает где, в грязи и без движения. Жалкое зрелище, но самое худшее сейчас жалеть. Сильный тогда становится слабым, беспомощным и неспособным отвечать за себя. Эрик слишком уважал Лизарда, чтобы сейчас так опускать его. Он пришел помочь.
- Alonso? - перво-наперво, Эрик позвал ученого по имени, обращая все внимание на себя. А уже когда он будет уверен в том, что ящер готов к общению - найдет способ вытащить несчастного из его беды.

+1

4

Гулкий мощный рык из самой глубины чешуйчатой глотки медленно затих, к концу превратившись в жалобное поскуливание побитой собаки, которую знатно потаскали,да потыкали носом в собственное дерьмо. Он не мог себя ничем утешить абсолютно: проигравший, униженный, опущенный на самое дно в прямом смысле этого слова. В очередной раз показавший свою некомпетентность. Конечно Рене было глубоко плевать на то, как отреагирует на его позорное поражение Шреддер,и каков будет масштаб его недовольства,мутанта заботили только его личные переживания по поводу  случившемуся, ну и, разумеется, единственное, чего может несколько он опасался от своего "работодателя", так это то, что тот в пылу гнева лишит его и второго глаза, челюсти, или еще чего нибудь... Но для начала нужно вернутся для этого в штаб, а у него полная пасть ила и ущемленная гордость в придачу, из-за которой хотелось послать все к черту и свернуться, несчастно и одиноко, в клубочек на берегу замусоренного Гудзона.
Чертовы черепахи.
Ящер устало шлепнул челюсть на подстилку из влажных водорослей и рваного куска резины, сумрачно уставившись единственным глазом в небо. Ко всему прочему, во время безжалостных болтаний по трубам, о которые он себе всю спину отбил и обломал острые когти на руках, пытаясь зацепиться за спасительные решетки до тех пор, пока находился в сознании, так еще и ко всему прочему ободрал себе всю кожу на жесткой, сморщенной морде - лежа на сыром матрасе из мусора и гнили, мутант успел оценить болтающийся буквально на ниточке тонкий слой чешуйчатой кожи, свисающей у него с затылка и раскачивающейся на надбровной дуге, прилипнув одним краем к верхнему веку. На поврежденном месте длинного черепа алая плоть затягивалась нежным, тонким слоем бледно-зеленой кожицы, буквально на глазах темнея и покрываясь грубыми трещинами. Жаль когти, парочка из которых обломалась почти под корень, не регенерируются так быстро, как раны. Ящер приподнял скрюченную лапищу, приблизив ее к носу, тоскливо посмотрев на свое природное, абсолютно испорченное оружие, и с глухим вздохом снова опустил ее обратно в лужу, вытянувшись во весь свой рост и больше всего напоминая сейчас аллигатора греющегося на солнышке в трясине. Вот только солнышка не было, да и блаженным отдыхом сытого, довольного жизнью хищника, нынешнее состояние Лизарда никак не назовешь. Да, он был до сумасшествия, до животного состояния зол. Прикрыв глаз мутант с наслаждением мысленно разделывал, медленно, с чувством, каждую черепашку, выворачивая панцирь на изнанку, вытаскивая кишки через глотку и набивая пустые, безжизненные тела соломой и опилками: он даже знал где поставит в своем кабинете ряд из чучел. Крыса на ковер, шкура саламандры на занавески, или можно подумать об отличной изумрудной натуральной салфетке под его любимую хрустальную вазу, к ней идеально подойдут желтые розы и кроваво-красные азиатские гибридные лилии: хороший выбор однако, все-таки у него есть вкус! От этих потрясающих мыслей, где главные краски составляли кровь и прозрачность слез,у мутанта на физиономии расплылась кривая, пускай и болезненная, болело все, в том числе и морда, но мечтательно-довольная ухмылка. Он слишком ярко представлял себе смерть каждого из ненавистных подростков, вырывая глаза Донателло, почти что своего персонального любимца-профессионала побившего рекорд по части вечного противоборства с злобным ящером и встревания на пути у доктора Рене, заставляя мальчишку ослепнуть так же, как когда то он и его гадкая девчонка повредили ему его прекрасные глазки, что же он его не утопил сразу, выдирая язык Микеланджело - никто не смел болтать больше, чем Рене, а уж тем более, перебивать его. Рафаэль пожалуй единственный, кого Рене оставил бы в живых, в качестве любимой боксерской груши. Этот крепыш умирал бы долго, избитый, униженный куда хуже, чем чувствовал сейчас Алонсо, и мутант почти видел то жалобное выражение лица, с которым будет на него смотреть подросток, и если не умоляя, так мысленно прося его об избавлении от мучений. Странно, что в последний раз он не видел Леонардо. Малыш испугался? Малыш не захотел помогать братьям? Малыш спрятался в свой панцирь, или же просто вдруг стал никому не нужен... Так, или иначе, достаточно оказалось даже трех смышленых паршивце, чтобы перехитрить доктора и дать ему достойный отпор - вот тут хрустальная мечта, яркие, "светлые" картинки рассыпаются наподобие стекла, по которому пришелся мощный удар кулаком, и ящер резко открывает глаз, шумно выдохнув сквозь широко раздувшиеся ноздри, подняв в воздух облако брызг налипшей вокруг носа грязи.
Он забылся... замечтался - а между тем в проигрыше сейчас пока именно он. Подростки празднуют победу, что избавились, как они думают, от него раз и навсегда. Пускай есть раненые, пускай кое-ктоеда не погиб в этой жестокой схватке - но они победили.
Лизард так звучно заскрипел зубами, не обращая внимание на ноющие скулы, что этот скрежет услышали наверное жители близстоящих к воде домов - жуткий, как в фильме ужасов, звук заставляющий мелко дрожать и покрываться холодным потом, а самых смелых на подгибающихся от страха ногах выйти к входной двери и проверить все ли замки на ней крепко закрыты.
Ненависть... Ненависть сотрясала его тело. Он должен исполнить свои "мечты", он определенно не может ждать дольше! Рене предпринял новую попытку подняться, вонзив тонкие пальцы в сырую землю  упираясь острыми коленями в склизкое травяное покрытие,то и дело вздрагивая и покачиваясь, открывая и закрывая зубастую пасть, жадно вдыхая сырой воздух и сплевывая гадкую тину, налипшую на нёбо, соскребая оную кончиком длинного языка - в общем, то еще зрелище. Именно в таком состоянии, какого-то беспомощного младенца, ползающего на четвереньках и то и дело заваливающегося на бок, его и нашел его новый... скажем так, друг. Знакомый голос вынудил раскачивающегося мутанта резко вскинуть изуродованную голову, прикусив извивающийся язык, похожий на розового, дождевого червя и настороженно прищурив свой единственный глаз. Механическое око было залеплено внушительным комом грязи, так что Рене был почти незрячим...Он все еще не мог привыкнуть к этой черепахе... так смешно, даже мило, коверкающей английский. - А... Это ты. - Не выдержав собственного веса, ящер  плавно опустился обратно. Не было никаких сил удерживать себя на ногах. - Я отлежусь и вернусь обратно. - Угрюмо пробормотал мутант, накрыв рукой зудящую, подзаживающую переносицу, - Я... их... убью... Ты понимаешь меня Эрик? Я убью их... убью всех... убью... - Безумец шепчущий пустые угрозы в истерике? Нет, Рене был совершенно спокоен, и даже непомерно, неестественно для себя, серьезен: слова тихие и резкие, решительные. В них не было ни капли самодовольного ехидства с которым обычно толкал речи Лизард.
Сегодня ему уже не до смеха.

+2

5

Новый знакомый оказался не в самой приятной ситуации. Можно было уповать на то, что вообще жив остался, но Эрик прекрасно знал, что такого, как Алонсо так просто не прикончить. Его способности к регенерации куда сильнее, чем у черепахи. Ящера скорее хорошенько отлупили морально, унизили, после чего тот и валяется здесь, пуская по округу странные, пугающие звуки и поистине страшную ауру ненависти к своим заклятым врагам. Тоже черепашкам. Молодым, зеленым, но уже повидавших суровый внешний мир. Эти мысли вызвали на лице Эрика легкую усмешку. Он знавал и куда более страшные и ужасные условия для выживания, однако незнающие худшей стороны, будут страдать от того, что пережили сейчас. Да, эти сосунки выиграли у... вранзу... цу... в общем, у Рене, но и сами от него сполна получили. Раны будут зализывать все, как и жевать сопли. Грубое, конечно, словечко, но мутант и не старался подбирать. Для него вся эта вражда не имела столько же смысла, как для Лизарда, взъевшегося на подростков за сорванные однажды планы.
И все же... иноземец понимал его ярость, которую он некогда испытывал и сам. Правда, та была беспричинной, лишь последствие эффекта химического (можно его назвать своего рода наркотиком). То желание убивать по любому поводу до сих пор где-то находится в памяти и, может, мутант смог бы повторить, но не почувствовать. Поэтому остается только понимание, какого сейчас Алонсо.
Его тело было очень потрепано, глаза черепахи могут разглядеть каждую ранку и ее постепенное заживление. Странная на ощупь кожа, довольно интересно просто проводить по ней рукой, чувствовать, как внутри такого монстра работает механизм, дающий ему жить, дышать, разговаривать. Может, Эрик никогда не был особо близко к науке, но порой ему были любопытны такие вещи, которые, казалось бы, такую личность не смогут заинтересовать. И непохожий на него внешне мутант, некогда бывший человеком, был как раз таким объектом. Он мог в первую их встречу стать палачом для старой черепахи, но тому тоже он был... интересен. Ведь по сути, Эрик был из альтернативной вселенной, в которой разворачивалось достаточно далекое от этого времени будущее. Вдруг он проекция на черепах этой вселенной? Только один, да еще явно не претендующий на звание протагониста.
Слова Рене дошли до ушей черепахи. Тяжело было сразу переварить сказанное, благо сам говорящий не много сложных фраз проговорил. Сначала, кажется, узнал в нем союзника, а после что-то обращенное к себе. Эрик не понял слова "отлежусь", но интуитивно додумал, что имел в виду собеседник. Легче было с последней фразой, обращенной к его врагам, неистово желая им смерти. Убить, стереть в порошок и развеять по ветру. Мутант хорошо представил, какие мысли посещали ящера, потому что сам тот еще садист с непоколебимой жаждой крови и жестокой расправы над тем, кто даже "не так посмотрел". Убийство ради убийства с поиском неправдоподобных причин - вот и вся идеология. Самому иноземцу они не нужны - это ради требующей публики. Чем-то похоже на тактику типичного наемника, только Эрика не волнует финансовая и любая другая выгода. Только мучительные страдания жертвы, только ее обезображенное им же тело и больше ничего не нужно.
Ниндзя начал делать шаги в сторону Лизарда, ноги его коснулись воды, еще довольной холодной и вместе с тем мерзкой. Тина и грязь прилипали к коже, аля зыбучий песок притягивали ко дну, однако мутант двигался все так же уверенно, после остановился и протянул руку к залипшему от грязи механическому глазу Алонсо, пальцами убирая от техники все, что препятствует ее работе. Рене даже мог не почувствовать физически прикосновение черепахи.
- Не времья, что... бы ме...стить, - наконец подал голос, а сам поежился от собственного произношения. Этот англиканский та еще муть, и как создание, изучающее его не такое уж долгое время, у Эрика был акцент типичного иностранца. К тому же, он не всегда мог нормально построить предложение или сказать слово, поставить ударение, но шаги к пониманию все же делались довольно большие. По крайне мере, они могли разговаривать на одном языке и более менее понимать друг друга. - Ты-ы, "как бы это правильно-то сказать", усетал. Было много сра, - тут говорящий понял, что не сможет толком сказать слово "сражений" и заменил его на, - битв, он-и вымотать тебя, - Эрик протянул руку ящеру, предлагая свою помощь, чтобы выбраться из довольно-таки неприятных даже для рептилий условий. То, что Рене будет тут сидеть и злиться на себя и своих врагов ни к чему не приведет - это хотел бы сказать воин ночи, но прекрасно знал, что фраза будет опять сказано плохо и не так, может быть, внушительно. Действия лучше скажут все за него, к тому же Алонсо знал, что перед ним неслабый, пусть и потрепанный возрастом, мутант - вытащить сможет. Его знания техники ниндзя может идти в сравнении со Шреддером и крысой, что учит заклятых врагов Лизарда драться (хотя доподлинно неизвестно - Сплинтер по большей части не высовывается из своей норы). Будь он активным помощником в бою, то они могли сломить подростков и их дружков. Однако Эрик занял довольно странную позицию, скрывая свое наличие даже от большинства в самом клане, не говоря уже о противниках. Мутант по сути пообещал вмешаться, если ситуация станет критической в благодарность за предоставленный ему кров. Сегодняшний случай был близок к тому, чтобы раскрыть себя, но зная о живучести своего союзника, оставил все на него. Это действие может повлечь за собой еще большее недоверие тех, кто не общался близко с Эриком и очень скептично к нему относился, вроде здоровяка со звучным для него именем - Хан. Ведь он "такой же, как эти твари". Жалкий материалист, не понимает, что к расправе надо относиться с эстетической любовью. И ради некоторых знаний стоит пожертвовать. Мутант достаточно много узнал о врагах Рене, чего так просто не скажешь словами, видел их воочию. И сейчас знает, что нужно сделать самому Алонсо - воспользоваться тем, что подростки считают его мертвым, подготовиться, собрать силы и в этот раз сделать первому ход в партии, сокрушительный для врагов. И Эрик тоже сыграет свою роль, но не такую явную и прямолинейную. И не с целью убить - это неинтересно. Тут больше подходит слово по-издеваться, исковеркать жизнь, загоняя постоянно в угол, но оставляя щелочку для видимой свободы. Мастер меча знает, что так сделать далеко не так просто, но у него далеко идущие планы. Назревает вопрос, на кой все это ему нужно, однако ответ на него уже известен - удовлетворить свою жажду. И только потому, что юноши такие же мутанты-черепахи, как и он, Эрик расстарается создать условия, аля террариум, давая жизнь, но лишая всего остального. Рене близок ему по духу, поэтому со временем тоже поймет, что убийство не так удовлетворяет, как власть над объектами мести и ситуацией вокруг них. Должен понять. Иначе придется искать другую игрушку.

+1

6

Рене действительно ничего не почувствовал, кроме того, что его частично помутненное зрение несколько улучшилось: грязно-серое слепое пятно стало прозрачнее, и теперь мутант переросток мог в деталях рассмотреть склонившуюся над ним покрытую шрамами чешуйчатую физиономию черепахи. Мрачно сверкнув металлической оправой механического ока, ящер медленно повернул зубастую морду к своему приятелю. Губы плотно сомкнуты, сжаты в гримасе недовольства, обиды и безграничной жгучей ярости, не имеющей должного выхода чем через скупую мимику от которой ныла каждая мышца. Ему надоело проигрывать, и это существо, странное, непостижимое, родом даже не из этой бедной Вселенной где приходится скрываться, прятаться по темным норам таким как Рене, оно познало в свое время достаточно горечи и, насколько успел узнать нового "гостя" Алонсо, имел представление о таких чувствах как жажда мести. Эрик должен понять, что испытывает сейчас его новый друг! Поэтому наверное, неловкие, скомканные слова черепахи, как иронично, сбежать от одних черепах к другой постарше, так удивили Ящера.
- Что значит "не время"? - Глухо пророкотал Рене, недобро прищурив ядовито-зеленый, горящий праведным гневом органический живой глаз, тогда как второй, с алым угольком мигающей электроники в окуляре, широко, словно бы в испуге, или... изумлении распахнут, с порванным уродливо отвисающим нижним веком, пугающим оголенной алой плотью. А когда у него будет время? Его вендетта не требовала отлагательств, эти подростки... эти слизни в панцирях выпили всю кровь из его тела, а опустевшие вены теперь лихорадочно пульсировали от нового топлива - на чистом адреналине, ударяющем в больную, колоколом гудящую голову лишь с одной мыслью - смерть. Крысиные отродья должны были почувствовать холодные объятия Смерти. Рене чувствовал себя последним кретином, ведь он за ручку приводил Костлявую госпожу к ним, но никогда не доводил дела до конца, не убивал, игрался как кот с мышью, ставил театральную постановку используя поверженных противников вместо кукол, наивно полагая, что он уже победил. Он желал черепашкам смерти. Почему это он должен прекратить об этом думать? Почему он должен прекратить думать о незамедлительном мщении? В конце-концов сегодня он чуть не сдох!
Пытливо уставившись на Эрика, с таким выражением, словно тот сморозил сейчас невесть какую глупость и Лизард ждет, когда тот сию секунду исправит положение, или хотя бы извинится, варан неуклюже приподнялся со своей грязной подстилки, намереваясь для начала, хотя бы просто сесть. Регенерирующие участки тела ломало, кости болели комплексно, и будь доктор в здравом рассудке, он бы и думать не думал о реванше. Но ослепленный ненавистью разум выл и стонал, зовя Рене обратно, к месту последней битвы.
- Ты быстро осваиваешься, - Кривая, привычная ухмылка все же расползлась на жутковатой, исцарапанной образине с мятыми шипами, в ответ на последующую фразу Эрика об "усталости". Сколько заботы, подумать только. - Мне даже мама так не говорила, - С язвительной язвительной иронией прокомментировал мутант, снисходительно взглянув на протянутую ему навстречу трехпалую ладонь. Несколько секунд Ящер задумчиво разглядывал пятна грязи, усеивающие бледную, исцарапанную кожу иноземца, а затем с откровенной иронией поднял усталые глаза на его лицо - ты правда думаешь, что я обопрусь о твою ладонь, благополучно встану, и при этом ты останешься на ногах, а не осядешь в месиво из глины, тины и мусора по пояс?
Массивная туша медленно зашевелилась, собирая в себе остатки сил. Рене стоило огромных трудов сначала подняться на четвереньки, на разъезжающихся по скользкой поверхности конечностях. Тяжелый хвост, получивший повреждений не меньше чем тело его хозяина, но обладающий куда меньшей чувствительностью, с чавканьем поднялся из трясины, взметнувшись у Ящера над головой. Горбатая спина с изломанными, кривыми наростами изогнулась, сложив длинное, мускулистое туловище пополам и Алонсо наконец сел, вытянувшись, словно гигантский, очень сильно перепачканный зеленый, невообразимо уродливый кенгуру, прижав передние лапы к светлому брюху, по которому ручейками стекала вязкая болотная жижа. Даже жалкий, избитый, униженный, отполосканный в глубинных недрах сточных вод канализации и поломавший себе 50% всего, что можно было сломать при столкновении с железными перегородками и бетонными стенками тоннелей, доктор Алонсо Рене все еще выглядел весьма и весьма внушительно. Ему нравилось чувствовать себя колоссом среди тщедушных творений земных, нравилась сила, пускай пришлось чем то заплатить за эти возможности. Например отказаться от привычного человеческого обличья, статуса в обществе, отказаться баснословных денег, которые он очень любил. Что вообще чувствует человек становясь полузверем? Что испытывает?
Обычно это перво наперво страх, ужас осознания что ты теперь совершенно другой. Но не в случае с доктором.
Лишившись привычной ему жизни, Рене поначалу был просто зол на весь мир, который по мнению амбициозного ученого не заслуживал, чтобы к нему относились с добротой. Стечение обстоятельств? Случайность? Как бы не так. Донателло  "окропил живительной влагой" целящегося в его подругу француза, и Рене ни за что бы не поверил, что ящик с сывороткой подросток схватил просто потому, что тот оказался первым что попало под руку.
Почти как ребенок топающий ножкой: Нарочно, нарочно!
Ящер скрипнул зубами - он сделал это нарочно.
Как бы потом Алонсо не стал осознавать, что не смыслит жизни без своих способностей, без силы, месть и ненависть приобрели оттенок чего то личного, не связанного с утраченным прошлым. Еще одно доказательство, что случайностей не бывает. Рене с искривившейся от боли и переполняющей его ненависти ко всему живому мордой обернулся через плечо, мрачно побуравив взглядом мутную поверхность воды, в очередной раз вспомнив, что ему пришлось только что пережить по воле детишек и их ручного крокодила. Тяжко вздохнув, Лизард выпустил из ноздрей туманные облачка горячего пара и неспешно стал выпрямлять задние конечности, поднимаясь на ноги и придерживая для поддержания шаткого баланса на весу свой хвост, плавно покачивая им вверх-вниз. Одно неловкое движение и широкие лапы мутанта с заостренными пятками смешно расходятся в стороны, отчего он неуклюже, в спешке, побыстрее переставил их в более устойчивое положение, опасно покачнувшись над притихшим рядом с ним воином. Теперь уже Рене действительно понадобилась некоторая страховка - крючковатая ладонь лихорадочным жестом накрывает оголенное плечо черепахи, полностью накрыв замысловатый рисунок татуировки, а оставшиеся целыми длинные когти больно впились в побледневшую от возраста кожу. С другой стороны...
Выбравшись из вязкой трясины, Рене молча развернулся к Эрику: крепкая, коренастая фигура в потрепанном полуплаще, лунный свет осветлял гладкий череп мутанта, прерываясь черными тенями морщин, на лбу четко проступала глубокая ложбинка, промеж приподнятых бровных дуг. Запавшие глаза с холодной, прозрачно-голубой радужкой вокруг напряженно сузившегося зрачка, белыми пятнами утопали в тени. Он дожидался от него правильного ответа, не шелохнувшись, даже не показав, что мощные когти друга причинили ему хоть какой-то дискомфорт оставив на плече глубокие царапины сочащиеся кровью.
Он заставил его задуматься. Эрик был одним из немногих, кто каким-то волшебным образом мог повлиять на мысли Лизарда.
Безумие не всегда означает полное отсутствие мозгов. Рене не был тупым.
Да, он понимал, что если вернется обратно сейчас, он при всем своем желании не сможет одержать верх. Как бы не хотелось это признавать, но иноземный мутант прав. Доктор слишком вымотан. Он недостаточно силен. Одной ненависти тут недостаточно.
Даже при столь быстрой регенерации его изувеченному телу нужно время. Скользнув кончиком языка вдоль отполовиненного после удара о железный штырь челюстью клыка,  Ящер едва заметно слабо шевельнул ладонью, безмолвно указав Эрику следовать за ним. Для начала им следует покинуть захламленный берег. Ступня Лизарда с громким хрустом раздавила пресловутый чемоданчик, брошенный здесь незадачливым старцем, оставив вокруг несчастного, раскрошившегося кейса, роскошный трехпалый отпечаток на память в глиняном пласте, а затем француз сгорбившись и едва не волоча безвольно опущенные вдоль тела руки по земле, медленно двинулся вперед вверх по скользкому откосу, в сторону слабо подмигивающих фонарей. Он спотыкался и шатался, как новорожденный теленок, то и дело опираясь то на одну руку, то на другую, глухо рыча себе под нос проклятья, а когда неловко зацепился отмороженными длинными пальцами ног за невысокий каменный бордюр, разделяющий земляной холм уходящий под мост и асфальтированную площадку, то и вовсе грузно упал на колени... Впору заплакать от горечи и обиды, но он лишь в бессильной злобе ударил кулаком по покрытию, отчего камень пошел трещинами четко обозначив место удара - каменная крошка смешалась с кровью с разбитых костяшек, с грязью, прилипнув к трясущейся от напряжения израненной кисти.
- Почему... Почему я снова проиграл?...
Алонсо не нужны были чужие советы. Он всегда считал, что у него достаточно опыта и козырей в рукаве, чтобы его решения были правильными, а методы достижения цели - действенными. Но он где-то крупно просчитался... Все было правильно. Идеально. А потом раз за разом все летит к чертям.
Сегодня он нуждался в совете. Что же он делал не так и где ошибся?
Где просчитался?

+1


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Заброшенные игровые эпизоды » [С2] Как приручить дракона.