Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Заброшенные игровые эпизоды » [С2] Тот случайный случай, когда случайности - не случайны


[С2] Тот случайный случай, когда случайности - не случайны

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://orig11.deviantart.net/f94a/f/2012/269/9/8/casey__what_are_you_doing__by_haluwasa2-d5fzzwe.png

Участники (в порядке отписи): Кейси Джонс, Irma Langinstein, April O'Neil
Дата и время: 28 апреля, раннее утро, хоккейный клуб
Краткий анонс: Эйприл чувствует себя в последнее время не самым лучшим образом.
Беспросветная унылость и чувство собственной бесполезности выбивают девушку из колеи - к сожалению она мало чем может помочь своим "подземным" друзьям в поисках, а ведь сама эту жуткую кашу и заварила. Чтобы как-то отвлечься, Эйприл решает согласиться на приглашение школьных товарищей посетить местный спортклуб. Прихватив с собой Ирму, девушка уже заранее готовится поскучать где-то на скамейках с книжкой в руках, да не тут то было...
Кто же знал, что под одной из хоккейных масок скрывается никто иной, как тот самый Мститель, некогда спасший рыжеволосую школьницу от пурпурных драконов?

0

2

Двадцать восьмого апреля, ровно в четыре утра…
Да нет, нет, вовсе не в четыре, а в девять тридцать, Кейси разлепив глаза, вытащил свое тело из кровати и отправил его в ванну, тем самым возвращая в мир людей из мира сновидений и грез. А снилось ему, что он, вместе с Хелметом, пробивается через ряды банды Пурпурных драконов, чтоб захватить главаря и отправить его в тюрьму. Многое, конечно в его сне было весьма странным. Ну вот к примеру хотя бы то что у пурпурных не было огнестрельного оружия, да и сам Хелмет был вооружен от чего-то дубинкой и большой кувалдой, при помощи которой раскидывал врагов направо и налево…
Холодная вода размыла сон, словно рисунок сделанный гуашью. Тот таял, будто бы его оставили на столе под проливным дождем, и к концу водных процедур Кейси только и помнил о том, что вроде ему что-то снилось про банду пурпурных драконов, а что именно – ну попробуй тут вспомни! Он бы наверно поразмышлял над этим, за завтраком, вваливая в себя позавчерашние макароны, заботливо разогретые для него микроволновкой, потому, что мать уже убежала на работу, а отец, судя по алкогольному аромату, распространяющемуся по квартире, уже начал собственную войну, и делал в ней не дюжие успехи. Того и гляди, скоро начнет распевать «победные» марши, и надо было убежать из дому быстрее, пока он не обратил свое внимание на него, Кейси.
Макароны стремительно исчезали в чреве Джонса, и вот он уже выбегает из кухни, поставив тарелку в раковину. Мыть? Вот еще… у него есть дела поважнее! Подхватив свою сумку, в которой помимо новой клюшки, покоилась и многострадальная клюшка, склеенная Эйприл, а так же маска, перчатки, и другая мелочевка, Джона выбежал в коридор, крикнув скороговоркой:
- Па, я на тренировку, приду вечером, пока! – после чего хлопнув дверью, загрохотал вниз по лестнице, по пути бегло знакомясь с информацией на стенах, кто лох, а кто кого любит, а иногда и что попошлее. Лифт давно работал с перебоями, и застрять в нем у Кейси не было никакого желания, особенно сегодня, когда его приятель, Томсон, обещал принести ему новую маску, с черепом. А то на той, что служила ему, уже ремешки разболтались, да и треснула она. Так что у Джонса, которого подъезд отрыгнул в мрачный, даже в утренних лучах двор, были все поводы торопиться.
Ночью было тихо, о чем свидетельствовали всего лишь перевернутые баки, за которыми обнаружилась лежанка местного бомжа. Самого обитателя дворовых баков на месте не оказалось, видимо тот веровал в поговорку: «Кто рано встает, тому бак мусорный подает». Что неминуемо отправило его на поиски бутылок и жестяных банок, до того как по утру вместе с полицейскими машинами, появятся зеленые грузовики мусоровозов. Пройдя через двор, Кейси вышел на сравнительно широкую тринадцатую авеню, и торопливым шагом пошел мимо витрин, освободившихся от стальных панцирей жалюзи, под которыми они скрывались всю неспокойную ночь. Где-то на соседней улице подвывала сирена, не то скорой, не то полицейской машины, звук от которой тонул в гуле проезжающих машин и надрывном рычании старых грузовиков, развозящих по магазинам продукты и прочее барахло, от мебели, до строительных материалов. Удивительно, кто-то в этой дыре еще занимался улучшением своего жилища!
Пройдя два квартала, Джонс свернул во дворы, где притаилось четырех этажное здание местного спортклуба. Огромный холодильник цвета детской неожиданности, непонятно почему еще поддерживаемый властями района, на деньги налогоплательщиков. То ли другого способа отмывать денежки у них уже не было, то ли кто-то из людей власть имущих взаправду верил в то что если у молодежи будет спорт-клуб, то они будут тусоваться в нем, а не шариться по подворотням в поисках легкого заработка на дозу. Что-ж, так или иначе, но в итоге получалось так, что по крайней мере часть молодежи действительно предпочла наркотикам хоккей, а особо рьяные фанаты, такие например, как Кейси, так вообще мечтали что когда-нибудь их команда выберется из грязи, да попадет как говорится, сразу в князи.
В раздевалке было шумно. Когда Кейси переоделся в весьма колоритный спортивный наряд, который был собран из разнообразной одежды от разных костюмов, так как денег в семье на нормальную форму вечно не было, и достал из сумки свою любимую клюшку, сейчас перемотанную прямо по середине, Оливер воскликнул:
- Джонс! Джонс, черт тебя дери, ты что?! Эту клюшку подписал сам Уэйн Гретцки! – бедняга Оливер подбежал к нему, и чуть было не шлепнувшись на колени, схватился за голову: - Прямо на месте автографа. Обалдеть! Ну Джонс, тебе клюшку из титана сделать надо.
Ответить было нечего, и Джонс помрачнел лицом, опустив взор и рассматривая то место, где из-под ткани торчала только частичка надписи. Даже то что эту клюшку склеила сама симпатяга Эйприл, в данный момент не спасало ситуацию. Руки так и тянулись размотать ткань, однако, он этого не сделал, во-первых потому что боялся, что без ткани клюшка сразу же сломается, а во вторых… черт, эту ткань сюда намотала самая красивая из рыжих девчонок в галактике! Однако, ничего о своем ночном приключении он рассказывать на стал, буркнув:
- Встретил двух идиотов в парадной.
- Ясно. – прокомментировал неожиданно появившийся откуда-то сбоку Томсон, сунув ему под нос маску. Новую, с изображением черного черепа на ней: - Держи, а то скиснешь окончательно. И это… не печалься ты так! Надпись-то все еще там. Может клюшкой еще можно играть?
Вздохнув, Кейси принял маску из его рук и нацепив себе на лицо, произнес: - Спасибо Том. Наверно ты прав. – после чего направился к зеркалу, глядя на свое изображение в нем. Маска, что ни говори ему нравилось и лицо Джонса под ней растянулось в улыбке, а удар Томсона по спине, и его слова:
- Ну вот! Узнаю старого доброго Джонса, а то нюни распустил. Поживет еще твоя клюшка! – поднял настроение еще больше.
Они вместе двинулись по узкому коридору, к выходу на искусственный лед, а затем выкатившись на него, перекидывались шайбой, несколько кругов откровенно дурачась, раскатываясь. Затем Томсон увеличил скорость, дал пас Джеферсону, тот Кейси, и закрутилось. Клюшка и правда держала удар, и Джонс быстро разыгрался, принимая пасы и отдавая шайбу дальше, своим товарищам по команде, а иногда позволяя себе проехать с ней четверть круга, ловко ведя перед собой. В пылу игры, Кейси совершенно забыл обо всем вокруг, по этому, где-то на пятнадцатой минуте, когда он случайно скользнул взглядом по трибуне и увидел знакомое лицо, в обрамлении короны из рыжих волос, он не мог не задержать на ней взгляд. Это было настолько удивительно, увидеть здесь Эйприл,  что он просто не мог не отвлечься, ровно на столько, сколько нужно хорошо пущенной шайбе, для преодоления расстояния от клюшки Джеферсона до его лба. Однако, истории которая кончалась бы фразой: «Вот она и прилетела». Не произошло, и Кейси увернулся от пущенного в него снаряда, под дружный смех друзей. Подкативший к нему Джеферсон пихнул его локтем в бок, проследив за взглядом Джонса и хихикнул:
- Ого! Джонс, с какого это дня ты стал залипать на девчонок?
На что Кейси только и мог захлопав челюстью под маской, и покрепче сжимая свою клюшку, словно орудие убийства, с которым его мог опознать этот рыжеволосый следователь, ответить:
- Ну… с сегодняшнего видимо.

+3

3

"На что только не пойдешь ради драгоценного времени, проведенного со своим лучшим другом".

Ирма помнила начало дня очень смутно, будто оно потонуло в пучине необъятных мыслей, которые то и дело посещали ее сейчас, незадачливо теребя за струны тоскующей по прежним годам души, но очень уж быстро продолжая свой ток, равномерный и четкий, не задерживаясь слишком надолго в голове скучающей девушки, которая сидела, неловко подпирая подбородок тыльной стороной ладони и упершись локтями в бедро, отчего спина невольно ссутулилась, плечи опустились, а грудь нависла над уже начинающими побаливать из-за скверных раскладных стульев ногами. Она отчетливо слышала гул на трибунах, окружавший ее со всех сторон, повизгивание своих сверстников и людей чуть старше, отбивающих кулаками по находившимся перед ними спинкам сидений здешнего хоккейного клуба с азартом одним им известные ритмы так, что школьница невольно немного подлетала над собственным местом, испуская тихое, полное негодования мычание, но тотчас же забывая о неугомонных болельщиках, пришедших поддержать своих друзей или, быть может, просто попытаться почувствовать удовлетворение от происходящего перед ними зрелища. Некоторые из них походили на поклонников активных, спортивных игр, другим по всему хотелось сказать - "что же, больше заняться нечем?", а третьи пришли сюда лишь потому, что друзья их относились либо к первому, либо ко второму сорту болельщиков, как их определила для себя Ирма, без особого интереса иногда поглядывая на то, как скользят по льду крепкие фигуры в формах, нередко пихая друг друга в попытке выхватить шайбу. Однако от этого мельтешения девушка противоречиво всякой логике прихода на матч отводила свой взор, будто питала недоверчивое непонимание к тому, чем занимают себя эти молодые люди. Лангинштайн, как и все личности, далекие от спорта и знающие о нем лишь теоретические данные, сопоставляющиеся иногда с попыткой посмотреть спортивный канал или нечаянно попасть на прямую трансляцию, щелкая кнопками пульта от телевизора, искренне не понимала происходящего, но и не намеревалась приобщиться к незнакомой ей физической культуре, которая казалась ей землей в сравнении с небом, сотканным книгами, музыкой и разного рода науками. Конечно, пользы спорта Ирма не отрицала, но и поддерживать и без того не пробуждающийся в ней интерес к игре не смела, так как не видела в том обязательства.
Вновь погружаясь ни то в себя, ни то в газетную вырезку, которую чудом выудила из самых закромов своего небольшого рюкзака, что всегда носила с собой, Ирма изредка косо поглядывала сквозь стекла очков на сидевшую рядом с ней Эйприл, чьи рыжие волосы растрепались и были больше похожи на флаг, нежели любой из тех незадачливо склеенных болельщиками листов с косыми эмблемами, которые они изредка поднимали в воздух, дабы ощутить себя еще более значимыми или попытаться продемонстрировать искреннее желание быть частью происходящего на льду, помочь своей команде, в конце концов. Впрочем, об этом Ирма могла лишь догадываться, утыкаясь носом в вырванный некогда лист старенькой газетенки, который привлекал ее сейчас не столько размытым шрифтом или той когда-то даже интересной информацией, что была в него вложена, а лишь своим наличием - ибо, как не посмотри, но даже скудные газетные вырезки казались сейчас Лангинштайн интереснее хоккейного матча. Можно долго удивляться тому, как это человека, вовсе не заинтересованного в наблюдении ни за игрой, ни за мальчишками, можно было вообще видеть среди воодушевленной толпы, которая все больше разгоралась с током времени. На деле все было просто. Ирма относилась как раз к тем людям, что и не подумали бы попасть на спортивную игру, но пришли сюда через силу лишь из-за крайне сентиментальной, может, даже глупой причины - "в который раз попытаться подтвердить свою дружбу", а, как оно было верно для школьницы, пойти следом за О'Нил. Почему? Просто Лангинштайн догадывалась, что для Эйприл это оставалось важным или, кто знает, сама ощущала необходимость хоть просто посидеть рядом с лучшей подругой, которая и без того в последнее время становилась все дальше от нее...
- "Однако как же они все не унимаются", - подумала было Ирма со свойственным ее нраву холодком. Шум ей откровенно мешал, впрочем, стоило ли ожидать иного от хоккейного матча? Девушка едва заметно поморщилась, в очередной раз ощутив, как по спинке ее сиденья стукнули ни то коленом, ни то и вовсе ботинком. Ощутив новый прилив раздражение, Лангинштайн тяжело выдохнула, в минутном порыве скомкав лист, лежащий на колене, но тут же опомнившись и с печальной миной вернув уже помятый обрывок в один из отделов своего рюкзака.
- "Долго еще обязана я терпеть этот ужас?" - спросила она себя и попыталась найти хоть табло или другое упоминание продолжительности тайма. Правда, ничего не увидев за грузным телом приподнявшегося прямо перед ней болельщика, лишь фыркнула, покачав своей головой, отчего один из фиолетовых локонов скатился ей прямо на очки.
- Эйприл, - наконец, подала голос Ирма, вновь обратив свой взор к находившейся рядом подруге. В тоне девушки в этот момент появилось нечто теплое, душевное, будто старающееся скрыть тем самым еще заметное недовольство школьницы, которое отражалось как в движениях ее, так и в словах, Ирмой произнесенных, - Сдался тебе этот хоккей, подруга. И стоило приходить сюда ради чтения книги? Могли бы сейчас сидеть в комнате и смотреть примерно то же самое по кабельному.
Как бы в подтверждении своей позиции, Лангинштайн махнула в сторону игроков, не пытаясь особо найти доказательство своему мнению, но будучи привлеченной чем-то на льду, тут же показавшимся ей странным. Ирма чуть опустила свою голову, поправив спавшие на нос очки, чтобы лучше видеть участников игры, один из которых в это же мгновение повернул голову туда, где сидели они вместе с Эйприл. За маской не было видно лица, но у Ирмы не осталось сомнений, куда именно смотрит этот мальчишка. Легонько толкнув спустя некоторое время наблюдений О'Нил в бок для привлечения внимания, девушку кивнула в сторону странного парня, с наигранным безразличием отметив:
- Этот уже минуты две, как с тебя глаз не сводит, - и тут же с некоторой долей свойственного ей ворчания добавив, - Уж лучше бы шайбы забивал, а не с таким нескрываемым интересом девчонок рассматривал. Вот грубияны пошли! Ни стыда, ни совести - на уме только одно! А другого и вовсе, должно быть, их не интересует в перерывах между игрой.

+3

4

И все-таки тяжело давалась эта "спокойная жизнь", после всего, что произошло.

Нет, серьезно, сложно улыбаться и делать вид, что все нормально, заниматься своими делами, ходить в школу, общаться со сверстниками и с заурядной невозмутимостью смотреть новости по телевизору, делая вид, что то, что показывают на экране слишком ужасно, чтобы вникнуть в суть происходящего. Ведь мы часто реагируем именно так, глядя в экран попивая горячий кофе, с абсолютно равнодушным видом. Очень хотелось сказать - моя жизнь не хуже.
Я видела вооруженную толпу ниндзя так близко от себя, что могла коснуться их рукой. На меня трижды нападали преступные группировки Нью-Йорка (словно других рыжих девочек в мегаполисе им мало). И самое главное. Ребята, я знакома с живыми мутантами, которые разумны, а так же владеют искусством восточного единоборства и могут надрать задницу кому угодно.
Кроме того, недавнее столкновение с неким виджиланте, возомнившим себя ночным супергероем в маске, окончательно убедило школьницу, что она просто стала совершенно внезапным, немыслимым способом, притягивать к себе разные... разные непонятные разности - точного определения своей открывшейся феноменальной способности влипать в неприятности Эйприл еще не нашла. Не хватало ей еще и этого. После исчезновения Моны, в котором отчасти и она виновата, все мысли девушки были заняты тем, как бы вернуть в скорейшем времени ящерку, ставшую ей хорошим другом.
Но и об этом ей не давали подумать. Да что там, черепашки кинули все силы, чтобы вызволить свою подругу из беды, а О'Нил ничем не могла им помочь, кроме скупых слов утешения и вялым расследованием того, что касалось Клана Фут. Но все это было лишь, к сожалению, очень второстепенным - у нее накопилось достаточно много проблем в ее, личной жизни, и их нужно было как-то разгребать.
Нервная и дерганная, она пыталась наладить отношения с учителями, и, конечно, школьными товарищами, которые уже разглядели в веснушчатой особе "потерянную девочку", у которой, якобы, проблемы в семье. Приходилось врать и учиться не краснеть. С семьей у О'Нил все было прекрасно, благо она не такая большая, и главную ее часть занимал отец, который сейчас и сам погряз в собственных делах на работе, так что можно было не бояться, что обеспокоенные друзья, или преподаватели, решат допросить мистера Кирби О'Нил, все ли у них с Эйприл в порядке. Он слишком занят для этого. Как бы Эйп терпеть не могла его работу и вечное отцовское "прости, дорогая, у меня завал на работе, некогда", единственный его ответ на все ее просьбы и предложения, сейчас все это оказалось очень кстати и позволяло вляпавшейся по самое небалуйся девице, свободно выдохнуть.
Сверстникам не нужно было ни о чем спрашивать Эйприл - им были не интересны ее проблемы. И слава богу. Ну, разумеется кроме Ирмы - лучшая подруга, как-никак. С нею все было гораздо сложнее, но пока что Эйприл с грехом пополам удавалось не вызывать у Лагинштайн никаких подозрений (ну почти), стараясь активно проводить с подругой вечера и постоянно общаясь по телефону. В противном случае было бы ой как плохо. Присутствие Ирмы в такие трудные времена составляло не хилую поддержку и всегда было очень важным для Эйп.

Вот и сегодня, услышав что ее одноклассники решили собраться на шумные посиделки в хоккейном клубе, поболеть, повеселиться, выпить парочку прохладительных напитков и посплетничать, рыжеволосая согласилась пойти на этот общий сбор только вместе с Лагинштейн. Хотя ни ей, ни Ирме этот вид спорта был... не то что не интересен, но Эйприл никогда не посещала подобные места и не носила шарфы и свитера с изображением талисманов местных команд. Она вообще не понимала - что может быть увлекательного в том, чтобы гонять несчастный кругляшок по блестящему, изрезанному коньками спортсменов льду?
Рядом бесновались ребята из школы, гыгыкая и заматываясь потуже в шарфы, здесь действительно было довольно прохладно, Ирма шуршала газетой рядышком, то и дело хмурясь и поправляя сползающие на кончик носа очки, а Эйприл, с бокалом неприятно потеплевшей от постоянного контакта с руками кока-колой, некоторое время старательно изображала интерес, наблюдая за действиями на поле. Через некоторое время ей это наскучило, и она решила последовать примеру подруги - то есть почитать. Правда ей не давал покоя лист газеты в руках Иирмы, на обратной стороне которой, прямо на Эйприл смотрели с измятой фотографии омерзительнейшие рожи Пурпурных драконов - побитые и исцарапанные.
Знакомые рожи причем.
Еще бы, это они на днях напали на Эйприл и были удачно выведены из строя на пару с загадочным пареньком со сломанной клюшкой. Очевидно полиция их подобрала не далеко от того места, где бандиты подловили школьницу.

Постаравшись отвлечься на более приятные и позитивные мысли, уткнувшись в крохотный томик юмористических рассказов, единственное, пожалуй, что могло бы хоть как-то поднять настроение, Эйприл на несколько минут с головой ушла в чтение, устало отрешившись от всего мира.
И вынырнула из своих читательских фантазий только тогда, когда услышала привычный бухтеж Лангинштайн над ухом. Ох, ну конечно она будет недовольной!
Смахнув со лба растрепанные кисточки чьего-то шарфа, кто-то позади, рядом выше неловко встал и уронил конец своего аксессуара прямо на огненно-рыжую копну волос, Эйприл с задумчивым видом захватила губами полосатую трубочку, громко втянув в себя шипучий напиток. - Ну... - Неловко замялась она, закрывая страницы книги и убирая ее обратно в сумку, чтобы не раздражать девушку еще больше. Ирма права, они ведь не в библиотеку пришли. - Почувствовать дух хоккея, например? - Тихо посмеялась О'Нил, чувствуя себя определенно неловко. - Дома скучно, сейчас действительно стоит развеяться, хотя бы здесь, - она резко замолчала, озадаченно хлопнув ресницами. Эм... Проследовав за глазами подруги, Эйприл с легким удивлением на веснушчатом лице, уставилась на одного из юных хоккеистов, на снаряжении которого черным по белому была аккуратным изгибом выведена незнакомая ей фамили "Джонс". Несчастную клюшку пережившую перелом и воскрешение, к сожалению она не узнала, а вот движения парня показались ей смутно знакомыми. Странно... Может она его раньше видела?
Да ну, бред, она здесь впервые и то чуть ли не силком притащили!
Чуть дернув худыми, острыми плечами, Эйприл настороженно покосилась на подругу, - Почему ты думаешь, что он смотрит на меня?
На что последовал самодовольный хмык - ну что ты, это же Ирма, Ирма пожалуй могла посоревноваться с Донателло по своей великой и необъемной памяти, плюс ко всему этому у девушки было отменное чутье на разные... вещи, особенно если все грозилось завершиться очень и очень плохо. Ну и вообще эта женская интуиция.
- Тут полно девчонок и посимпатичнее, - иронично отозвалась О'Нил, задрав голову и бегло оглядев трибуны. Ну, серьезно - болельщиц в кокетливых одеждах, готовых расцеловать гоняющих шайбу красавчиков, было больше, чем завались. Нет, это случайность.

- Давай на спор, - неожиданно дерзко усмехнулась Эйприл, поднимаясь со своего места и положив на сидение сумку. - Если проиграю - с меня ужин в кафе! А если я выиграю, чур ты платишь за клубничные кексы! - Эйприл хитро улыбнулась, подмигнув округлившей глаза Ирме.
- Ты куда?!
- Пойду поближе посмотрю, и проверим, так уж ли я интересна этому... Джонсу!

Конечно все это ерунда полнейшая, хоть и был уже на ее пути один странный мальчишка в хоккейной маске, но это вовсе не значило, что они все, любители опасного, экстремального спорта, должны были к ней лететь как мотыльки на яркий свет. И сейчас она это докажет, что Ирме просто всего-навсего показалось! А вообще это интересно, вблизи, невольно заражаешься общим энтузиазмом и наконец начинаешь понимать, что вообще происходит. Хотя это всего-лишь игра между членами клуба, все-равно присутствовал некий ажиотаж и трибуны заходились восторженным свистом. Эйприл была здесь не одна - несколько ребят тоже стояли облокотившись на край застекленной перегородки, а некоторые так и вовсе перевешивались через нее.
Перед тем как сложить руки перед собой на самой кромке, девушка откинула рыжие, длинные пряди, убрав их за спину, и с интересом замерла, наблюдая, как шайба в очередной раз залетает в сетку ворот и звучит характерный гудок оповещающий о новом очке в общем счете.

Отредактировано April O'Neil (2016-09-03 22:53:36)

+3

5

«Не смотреть на нее, она же узнает меня, точно узнает мою маску, клюшку, рожу под ней! уже узнала! А-а-а-а-а!!!»
Ну, вот как то так. Паника. Натуральная паника, хоть сейчас по консервным банкам раскладывай или продавай в сыром виде, на развес.  Примерно такая каша начала творится в голове у Кейси, стоило ему только, увидеть и узнать Эйприл на одной из трибун. Язык тут же куда-то уполз изо рта, не будем говорить в какое место, а во рту стало сухо, ладоням – влажно, голове жарко, а ногам – холодно. Он конечно, тут же отвернулся, под хихиканье Джеферсона, который в свою очередь, и сам заглядывался на девчонок, что сидели на трибунах, особенно на тех, кто из группы поддержки. Но тут же совершенно другой случай! И самое противное, что Кейси не мог вот так вот объяснить Джеферсону, в чем дело! Ну не говорить же ему напрямую, что защищая Эйприл, он сломал клюшку об одного из бугаев, а затем смылся, как всегда бывало, приправив историю о себе в глазах рыжеволосой, смачным комментарием, по поводу того, что имя ему – «Ночной мститель». Подумать только – «Ночной мститель!» Как это казалось тогда пафосно, здорово, гордо, и как это выглядело сейчас! Ужас, стыд и срам… Кейси неожиданно почувствовал, как кровь приливает к лицу и ему оставалось только радоваться, что на нем была маска. Новая маска, которую Эйприл не видела, а так бы наверно, точно узнала. То, что он сейчас в форме и выглядит совершенно по другому, Кейси не волновало – ему казалось, что рыжеволосая способна определить его только по клюшке и маске, и это грозило перерасти в настоящую паранойю! Пока он вот так тупил у бортика, глядя то на лед, то на шайбу, Джеферсон уже успел помахать рукой, повернувшись в ту сторону, где сидела Эйприл, за что Кейси хотел его убить на месте и жалел, что Эйприл а не Джеферсон тогда встретилась в бандитами из Пурпурных. Хотя… Джеферсон наверно, тупо навалил бы полные портки жидкого парфюма и тут же отдал бы все, что есть. Благо, его приятель не обладал такой же проницательностью, что и подруга Эйприл, а потому, махал немного не в том направлении, да и вообще, вскоре закончив с этим делом, изрядно спас ситуацию. Отогнав клюшкой шайбу от бортика, он снова хлопнув Кейси по плечу:
- Давай-ка девчонок на потом оставим. А сейчас надерем красным задницы, а то точно не видать нам турнира! – и слегка толкнув ее, устремился вдоль борта к центру, ожидая сигнала судьи.
«Легко сказать…» - подумал Кейси, титаническим усилием воли, заставив себя не смотреть туда, где он заметил на трибуне Эйприл. О, как же это было тяжело! Подростку казалось, что все его мысли только о ней и голова сама, не подчиняясь его воле, медленно, но верно старается повернуться туда. Свисток! Шайба летит в его сторону и вот он уже бежит к ней, высекая белые ледяные «искры» из льда, а голова словно сама старается повернуться, чтоб взглядом зацепить хоть кусочек трибуны… Нет, это уже реально какая-то паранойя!
Щелчок и шайба оказывается у его ног, ведомая его клюшкой, пусть и недавно переломанной пополам, но все такой же надежной, крепкой. Толи и правда надпись легендарного хоккеиста даровала удачу, то ли руки Эйприл придали ей везения, замотав бинтами? Теперь он об этом не думал – только стоило кружочку каучука оказаться в его владении, как исчезло все – Эйприл, трибуны, проблемы дома, на улицах, пьяный отец и пустой холодильник…
Кейси стремительно заскользил вдоль борта, мимо защитника в красной форме. Ловко обводя его и передавая пас Джеферсону, который выбрался на соседний фланг, незамеченный для двух защитников команды противника… Зря, ой как зря! Шайба летит между двумя олухами в красной форме, заставляя оставить Кейси без внимания и переключиться на Джеферсона. А он бежит, бежит наискосок, через поле, чтоб оказаться как раз в тройке метров от левой штанги ворот, куда Джеферсон даст пас. В этот момент, находясь на другом конце поля, Кейси не удержался и бросил беглый взгляд на трибуну, где сидела Эйприл, и не увидел копну рыжих волос…
Радость связанная с разочарованием. Но почему так? Забивая гол одним четким и выверенным движением, Джонс не мог понять, почему ему стало вдруг обидно от того, что она не видела его гол. Ушла, не увидев его гол! Проклятье… но не он ли хотел, чтоб она наконец-то покинула зал и ему не пришлось вздрагивать, паниковать от того, что вот сейчас она узнает его, все поймет и всем расскажет об их ночном приключении? И вот он готов швырнуть клюшку об лед, словно умудрился промахнуться мимо ворот от того, что не увидел ее на трибуне во время своего удара, во время своего триумфа! Это наверно если бы… если бы Эйприл не оказалось в переулке, когда он завалил бы обоих бандитов. Хотя, нет, это было бы не так обидно, потому что там он был всего лишь «Ночным мстителем» без лика и имени, по сути, которому должно творить добро и оставаться в тени, а тут… Тут он – Кейси Джонс, самый что ни наесть настоящий.
- Кейси! Кейси Джонс! – раздался от бортика знакомый, громкий, властный голос тренера.
- А? – довольно вяло с непониманием отозвался Джонс. «Ну и в чем дело?» - застыл в его глазах, сверлящих тренера из-под маски немой вопрос: «Забил же!»
- Молодец. Четко пробил. – улыбнулся ему тренер, добавив: - Но давай ка на замену, а то Томас у нас скоро забудет как коньки на ноги надевать. Я тебя во второй половине поставлю, если дела плохо пойдут. – с улыбкой произнес он, кивнув Кейси на противоположный конец поля, где был проход к раздевалкам и Джонс неспешно покатил туда, бросив взгляд на сидящего за оградительной сеткой Томаса – пухленького мальчишку, который и правда что-то долго возился с коньками. Клюшку Джонс при нем вообще не увидел и покачав головой, подумал что тренер прав: еще немного и маска перестанет скрывать разжиревшее и раздавшееся лицо Томаса. Тогда наверно придется сделать ему маску из половинки ведра или молочного бидона и класть его поперек ворот – как раз полностью их загородит… 
Чуть было не рассмеявшись этой задорной мысли и так же, мысленно, пожелав Томасу, не проломить лед, он подкатил к небольшой дверке что была сделана в ограждении, собираясь уже было вступить на деревянный настил. Ловко, привычным движением, тем самым, которым перехватывал клюшку в драках, перехватив ее чуть ниже бинтов, что закрывали трещину и автограф Великого, Джонс, отстегнул новую маску, держа ее в левой руке, а клюшку, соответственно, в правой.  Ну и практически приехал к Эйприл, что стояла тут же у ограждения буквально в метре от двери, чтоб не мешать проходу хоккеистов в раздевалку.
Все, кина не будет, электричество кончилось…
В тот момент, когда он ее увидел, Кейси очень сильно захотелось нажать на тормоз. Какой-нибудь внутренний тормоз, чтоб остановить движение коньков, людей в зале, а лучше – время. Просто остановить его и по возможности отмотать назад. Однако, было поздно. Он скользил вперед, прямо к ней, уже без маски, с той же самой клюшкой, красным лицом и сбитым дыханием. Да, лицо еще можно списать на бешеный спринт до ворот и быстрый, красивый гол. Но как объяснить все остальное? Глупую улыбку, слегка подрагивающие руки, ту самую клюшку в его руке. Ту самую, Карл!
«Неужели, она не узнает заплатку, поставленную собственными руками?» - мелькнула у него в голове мысль, когда его коньки уткнулись в дерево и Кейси, чуть было не полетев под ноги Эйприл, неловким движением новорожденного жеребенка, запрыгнул обоими коньками на деревянный настил, останавливаясь рядом с ней и не зная даже что сказать. Поздороваться? Представиться? Признать, таким образом, свое поражение и раскрыть тайну? В какой-то момент, ему показалось, что девушка смотрит не на него и сейчас он просто возьмет и пройдет мимо нее, но… Увы и ах!

+3

6

- Ты куда?!

Бывают времена, когда события вдруг ни с того ни с сего начинают разворачиваться таким быстрым ходом, будто кто-то был способен зарядить им настолько лихой пинок, что они - небольшой, малозаметный комочек проблем, покатались с высокой, крутой горы и в итоге собрали собой целый снежный ком, так некстати упавший на чьи-нибудь несчастные головы, подвернувшиеся на пути. Однако чаще всего то был не комок, а бумеранг - и он неизбежно возвращался в лицо тому, кто его запускал, а иногда, против всяких правил, ничего не подозревающему соседу. Побежденной и пострадавшей под этой злосчастной лавиной неприятностей с лихвой ощутила себя Ирма, пребывая в легком потрясении и пытаясь собраться с мыслями, чтобы не заорать на всю трибуну вдогонку уже спешившей вниз подруге, что не сдался ей этот бесплатный ужин за счет проигравшего, и что спорить с О' Нил о таком пустяке никогда не входило в ее планы на сегодня. Как ни странно, более всего девушка побоялась сейчас именно своей возможной правоты. Уж бесплатный кофе, в понимании несчастной школьницы, точно не стоил расстройства нервной системы их обеих. Однако, к несчастью, своим глазам Ирма с негодующим отчаянием верила, потому как прекрасно все видела, в отличие от Эйприл, кто вновь приняла произошедшее слишком несерьезно, пытаясь перевести в шутку и усмирить девичье любопытство. А Лангинштайн что - расхлебывать потом историю с несчастным, спортивным мачо, из первой подворотни пришедшим?  Да ведь к таким мальчишкам вообще совать нос опасно, при них же клюшка и, как искренне верила Ирма, мало зная о людях далеко не своего круга интересов, отсутствие всякой тактичности!
Однако думать об арсенале хоккеистов более нескольких секунд Ирма не поспела, так как стремительно вскочила со своего неудобного стула, словно ужаленная, и, подхватив на ходу лежащие неподалеку вещи, стала быстро спускаться туда, где остановилась Эйприл, вынужденно упрашивая себя не принимать парня близко к "печенкам" и разумно посмотреть на происходящее, склоняясь к возможной ошибке и не теребя сердце тревожными мыслями о том, что история может затянуться. В конце концов, Ирма нередко ощущала себя человеком разумным, с хладнокровием и непредвзятостью; однако, только она припомнила себе этого парня в маске, мысли о самоконтроле как-то само собой сошли на нет.
В этой ситуации кто-то явно становился лишним, и Лангинштайн, искренне веря, что возможность побыть с Эйприл была послана ей свыше за долгие и мучительные дни в одиночестве ожидания старого - доброго друга, который даже бывало не удосуживался позвонить, просто не хотела мириться с тем, что третьим лишним могла стать она сама.
Девушка поспешила притормозить у самого финиша, ощущая, что  от быстрого бега вниз по лестнице успела несколько запыхаться, тогда как прямо перед самым носом стояла О'Нил, полная пугающего, детского задора, будто хотела лбом словить шайбу или прыгнуть без коньков на лед.
- Эйп... - Лангинштайн не дала себе закончить, с легким пыхтением преодолевая последние несколько метров. Так, она цела, она еще в сознании, еще чуть-чуть... вдох-выдох... И тут Ирма резко выпрямилась во весь свой рост и упрямо зашагала вперед, будто не она только сейчас пыталась привести в норму свое дыхание. Тот самый парень появился из ниоткуда и буквально соскочил со льда перед подругой. Ее подругой! Ирма издала грозное мычание, слегка надув щеки и почти не замечая, как алым окрашивает ее щеки и наливает белки глаз. Она быстрым, критическим взглядом из-под очков осмотрела мальчишку с ног до головы, будто оценивала товар на пригодность, но не нашла ничего примечательного, лишь только более озлобилась, увидев его глуповатую улыбочку и растерянный взгляд.
- "Дорогая Эйприл, ты проспорила! Готовь кошелек", - невольно подумала Ирма, шагнув вперед и встав между О'Нил и незнакомым парнем, будто ожидала предотвратить нечто позорное и неуместное, точно готовое вот-вот случиться на глазах школьницы. Никогда не сомневаясь в своей подруге, но нередко ставя под сомнения ее разумность, Ирма была готова собой заслонять ее от "всяких". И несчастный Кейси в понимании Лангинштайн как раз относился к этому условному обобщению всего, что только могло помешать привычному, обыденному ходу вещей.
- А ну прочь! - пропыхтела Ирма, поправив свои очки и одарив хоккеиста хмурым взглядом, упрямо буравящим его, будто полным надежды прожечь пару-тройку дыр, чтобы неповадно впредь было заглядываться на приличных, рыжих девочек, - Иди - возвращайся к своим делам. Я таких нелепых Казанов, как ты, за версту чувствую! Даже не думай, что тебе здесь перепадет!
Ирма более обычного притянула голову к груди, как если бы у нее во врожденных инстинктах существовал пункт в подобные моменты пытаться выглядеть воинственнее и угрожающе. Рука невольно потянулась к тяжелому рюкзаку, полному книг, а из ноздрей со свистом вырывалось неровное дыхание.
- Давай, поторопись! Найди себе другой объект обожания, хулиган!

+3

7

Здесь внизу, был еще отчетливее и лучше слышен звук расходящегося по швам зала, от шума посетителей школы вперемешку со скрипом коньков на льду и ударами клюшек по шайбе. С поля будто бы сильнее исходила морозная прохлада, иногда разбавляемая ветром от проносящихся мимо спортсменов. Ранее ненадолго потухшая заинтересованность матчем вновь вернулась к Эйприл, и она внимательно следила за происходящим в игре. Цифры на табло мерно менялись, перед глазами мелькали хоккеисты, среди которых девушка случайно заметила того самого, что совсем недавно стал объектом ворчания Ирмы. Практически рядом с ним находился парень, махающий кому-то… за этими двумя рыжей вдруг захотелось понаблюдать, чем она и занялась, скрестив руки на груди и иногда ощущая, как мурашки бегут по коже от порывов прохлады.
  Глаза стали привыкать к исходящему не только от ламп, но и от белоснежной поверхности катка свету, с разных сторон доносились поддерживающие возгласы имен и фамилий. О’Нил поправила клетчатую рубашку, сбившуюся куда-то вверх, и восхищенно улыбнулась, видя манипуляции этих двух участников клуба на льду - в таких видах спорта командная работа и сплоченность должна быть, обязательно. Многие ребята забивали голы, сопровождаемые овациями зрителей с трибун, однако сине-зеленые глаза почему-то застыли на Джонсе, всматриваясь в его жесты. Особенно во время этого «знаменательного события», когда он, приняв пас, запульнул шайбу точно в чужие ворота, что по мнению рыжей было спланировано. В этот момент что-то в ее недавней памяти подсветилось, отодвигая другие воспоминания из прошедших дней и готовясь бурно замигать, но девушка была не уверена в том, что пришло ей на ум. Да, безусловно, достижение парня умело воплощено с одного маху, даже не сведущая в хоккее Эйп это заметила. Да, он хорош, наверное, много раз уже забивал, учитывая это мастерство… и поймав себя на такой мысли, Эйприл не одернулась лишь потому, что искренне считала это комплиментом Джонсу, как игроку. С чего бы ей его хвалить? С того, что вдарил по воротам мальчишка пока что лучше остальных, которых девушка успела узреть в свое присутствие. И прокручивая с супер-скоростью в уме недавнюю встречу с таинственным мстителем, все, что могла оттуда уловить, старшеклассница слегка мотнула головой. Нет, если бы это был он, то… юноша повернулся к ней. Почти. Чуть выше, примерно туда, где сидит Лангинштайн, и где ранее сидела и она, если Эйп не ошибается. Если не ошиблась – то плакали ее клубничные кексы.
  А ведь если подумать, то могут быть какие-то еще неведомые ей поводы привлечь его внимание, конечно, помимо того, что они уже виделись. Ну а что, можно же допустить последнее: вряд ли человек будет носить хоккейную маску, при том не увлекаясь этим видом спорта. Вряд ли человек будет так резво колошматить Пурпурных драконов клюшкой, ни разу не воспользовавшись ею в игре, и не забив парочку классных голов соперникам. ...Черт, и привлекла, и уже виделись, это было бы слишком, даже для нее. Странные мысли. Походу тот герой в подворотне действительно произвел впечатление на девушку.
Не смотри! Быстро отвернись! – заговорщицки думала О’Нил, зная что откуда-то сверху наверняка за ней смотрит Ирма. И все-таки, казалось, что это все фигня полная, ну не верилось что такое может быть. Нет, теоретически конечно может, хотя бы, потому что Эйприл не считала себя хуже других, несмотря на то, что ответила подруге. Но в сознании девчонки не получалось уложиться мысли, что хоккеист способен увлечься такой, как она – возможно лишь из-за того, что они не знакомы. Кейси отвернулся, на секунду померещилось, что он раздражен, и Эйп тут же выдохнула, убеждая себя в том, что это не из-за нее. Рыжий следователь получит эту вожделенную выпечку, во что бы то ни стало! Даже не потому, что любит пряности, а просто не хотелось бы проиграть. Вот как эти красные, которым скоро надерут зад. Погруженная в мысли о чудесном тесте с ягодной начинкой, желая отвлечься от подозрений, школьница не сразу поняла, что к ней кто-то приблизился со стуком коньков о дерево.
Неспешно переведя глаза прямиком на никого иного, как того самого «поклонника», она уверилась по выражению его физиономии, что парень твердо решил изъять из ее рациона вредные сладости. А вместе с этим, вроде и подбавить в жизнь курносой хлопот. Его лицо словно говорило само за себя: «Я испорчу твои планы на ближайшие два дня, по поеданию вкусноты, а потом отработки в виде упражнений». Нет, не-е-ет. Давай, шуруй куда шуровал. В конце концов, она сама затеяла этот спор, и негоже будет не полакомиться за счет лучшей подруги. Кексы все же – это не целый ужин, конечно, для Ирмы ничего не было жалко, включая денег, но в этом случае все равно поджимал озорной азарт, всегда таящийся где-то в недрах характера рыжей. Не специально скользнув по прямоугольной форме лица Джонса, девушка бегло оглядела на крепкой фигуре разные части от разных костюмов, хотя это ее не волновало, да и не разбиралась она в этом. Не очень заметны разноцветные мелкие детали, тем более, мельком. Так-то, он, хм… симпатичный. Но нельзя себе позволять думать об этом, и признавать это.  Вдруг он так и будет стоять? Хоть бы дальше пошел… А ведь вкус победы был рядом. Почти на языке. Не зная, что и говорить, хотя, что можно сообразить за эти доли мгновения, в которые к ней пришли слегка тревожные мысли, Эйп ощущала, как брови ползут вверх – лоб, потолок, привет авиалинии…
  До нее только что дошли некоторые нюансы, которые уловил меткий исследовательский глаз (прямо репортер с рождения, ага): Ночной Мститель был у нее дома, освещаемый светом лампочек в коридоре, с взъерошенной темной шевелюрой; перед ней сейчас тоже был брюнет, судя по растрепанным волосам, выглядывающим из-за шлема. Совпадение. Девушка внимательно постаралась припомнить рост тогдашнего гостя. Примерно такой же, запомнить такое проблемы не было, тем более когда этот человек сильно выручил в опасной передряге. И что, все сходится? Такие признаки могут встретиться у многих. Тем более, что рассмотреть хорошенько волосы не представлялось возможным. Хотелось кое-что проверить, глубоко в душе просто тихо шептало взглянуть на клюшку, к примеру, или сказать что-то, подтолкнув парня к ответу и услышать тембр его голоса, интонацию, но она не слушала свои внутренние побуждения, ссылаясь на то же, что сказала подруге - показалось. А вот к слову и Ирма, бежит с грозным лицом, распираемая возмущением, чтобы вмешаться и высказать все, что думает. Во время ее тирады конопатая не отрываясь смотрела на парня, пока острый ум рождал какие-то детективные предположения. Когда под рыжеволосой макушкой сформировался комок доводов, Эйприл начала буравить взглядом претенциозную Лангинштайн, которая, по всей видимости, надумала лишнего и явно теперь перегибает палку. Либо же это какой-то ход, чтобы повернуть все в свою пользу, в любом случае О’Нил не намерена была это терпеть. Пусть сказанные ею же условия уже отошли на второй план, хотя сам интерес не иссяк ни к результату спора, ни к тому, что это за тип. Нужно узнать, хотя бы из любопытства – а если не хотя бы, то удовлетворить все это самое любопытство, тут же появившееся, - что нужно Джонсу. Может, он просто мимо проходил. А Ирма, аки пожилая наставница впряла тут рядом в пол, уперла руки в бока и грозит кулаком наглому разгильдяю… В некотором смысле, она была достаточно старомодной. Иногда смешно становилось от этого. Может быть, он отойдет со словами «Я и не собирался». Это будет только в пору. И все равно, правила приличия не дали Эйприл дальше молчать, видя как девушка разошлась.
- Ирма, - чуть исподлобья обратилась рыжая, понимая, что та пытается огородить ее от неприятностей, но не упускать же такой шанс выяснить правду, - Нет необходимости так разговаривать с незнакомым человеком, - чтоб не выглядеть сурово, и не пристыжать подругу Эйп улыбнулась, видя в глазах Ирмы ревность, и все же не переставая немного хмуриться, всем своим видом показывая, что Лангиштайн утрирует. Это же спор, зачем так волноваться?
- Я бы вернулась к тебе скоро, – дружелюбно вздернула брови школьница, дабы отвести возможные подозрения хоккеиста от небольшой девчачьей шалости, объектом которой он стал, отмечая буквально льющееся на нее непонимание и негодование Ирмы. Да, она нередко предугадывала что-то нехорошее, но Эйп откровенно сомневалась, что сейчас дело в этом. Кейси должно быть, ошарашен поведением девушки с фиолетовыми волосами. Нужно извиниться за нее, он таких слов не заслужил, пусть пока еще и сам не говорил ничего.
Не боясь, что спутница что-то заподозрит – а смысл бояться, если это все равно случится? – Эйп повернулась к парню. И когда он ответит, а он ответит, уж точно не отвертится раз подошел, - тогда станет наконец ясно, что одноклассница проспорила. Курносая на это надеялась.
- Прости Ирму за предвзятость… - она слегка прищурилась, «если она конечно, не права», - Ты хорошо сыграл, - сочла уместным девушка для начала разговора, серьезно созерцая его нелепую самонадеянную улыбку, да и это ведь правда. И вообще, что такого, даже если он хочет позна… а, да брось, Эйприл! Но что мешало, в принципе, расширить круг общения? У рыжей, как известно, был нюх на дух приключений, а сейчас все было спокойно. По крайней мере, сейчас… уж что поведет за собой все это, было скрыто за мягкой мглистой завесой тумана. Для Казановы он слабоват, пожалуй. Но если честно, после всего что происходило в жизни, просто хотелось разбавить обстановку чем-нибудь более легким, новым, веселым и стать… беззаботней что ли? Да, мечтай О’Нил. Теперь покой нам только снится. Собеседница, стоявшая в метре, выглядела совсем насупленной. Эйприл не имела целью задеть ее, нужно было тактично перевести тему, а благо и в такой атмосфере она это могла – книжки на пользу пошли. Держа обоих в поле зрения, счастливая, насколько можно так выразиться, обладательница богатой россыпи веснушек уместила выбившуюся из копны изогнутую к кончику прядь обратно за ухо. Она верила, что вскоре Ирма поймет, что зря погорячилась и не все так угрожающе. Ну и сама хотела бы разобраться, что это за экземпляр такой, от взгляда которого, О'Нил даже немного смутилась. Она постаралась не подавать вида, но это не сработало, увы.

Отредактировано April O'Neil (2016-09-07 15:49:23)

+3


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Заброшенные игровые эпизоды » [С2] Тот случайный случай, когда случайности - не случайны