Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Заброшенные игровые эпизоды » [С2] Et tu, Brute?


[С2] Et tu, Brute?

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://www.toutelatele.com/IMG/jpg/Tortues-ninja-TMNT-hun.jpg

Время и место: вечер 2-ого и ночь со 2 на 3 мая. Основное место действия - окраина Нью-Йорка.
Участники: Eric, Han.
Краткий анонс: Уже прошла неделя, как в клане появился странный мутант-черепаха. Явно схожий по своей расе с врагами, но обремененный достаточно солидным возрастом, он вызвал в верхушке организации подозрения, что неоднократно обсуждалось, пусть и больше вскользь, чем всерьез и напрямую. Однако, через некоторое время Хан и Шреддер совместно приняли решение взглянуть на этого старикана поближе. Приказом, глава отослал нового члена Фут к Пурпурным Драконам выполнять поручения, предоставляя Хану много свободы в своих действиях с этой черепахой. Сам Эрик, несколько не понимая, почему так заинтересовал неизвестного ему человека, вооружился словарями и уже стоял перед носом габаритного блондинчика.
Что прикажете, месье?

+1

2

Так непривычно. Вроде не первый день в новом для себя мире, а видеть каждый день солнце большую часть дня было странно для иномирца, коим был Эрик. Он вообще не понимал, в каком режиме живет и как сделать его более подходящим под стандарты Земли. А в частности клана ниндзя, к которому мутант примкнул совершенно случайно, через лабораторный стол доктора Алонсо. Странно, что этот агрессивный с виду зверь оказался на деле умным и талантливым ученым. Но его поглощала ненависть к каким-то детишкам. Это воин ночи узнал уже когда стал несколько лучше понимать англиканский язык. Да, так постоянно Эрик называет английский, потому что произношение не позволяло говорить без акцента. За неделю, он выучил большинство простых фраз и часто слушает своего "спасителя", запоминая каждое слово, сказанное на этом странном и новом языке. Повезло еще, что основной язык, который знал мастер ниндзюцу, здесь, на Земле, был довольно необычным сочетанием китайского и японского. Только правила построения предложения были совершенно разными, а так, со словарями, можно было разобраться, о чем идет речь и как на нее ответить. Окружающих забавлял акцент черепахи, а сам он только цокал и усердно, с рвением, погружался вновь в изучение. Пусть он сделал уже большой шаг вперед, благодаря тому, что в своем мире сам владел около семью языками свободно и знал, какой методикой достичь скорейших результатов, но пока Эрик не овладеет им до конца - будет недоволен самим собой. Успокоится только тогда, когда останется результатами удовлетворен, а окружающие перестанут тянуть лыбу от его речи.
Разлепив глаза, мутант поднялся с того места, где до недавнего времени лежал. Подоконник, он заснул прямо на нем, а руки были для головы подушкой. Сидел он на стуле, по полу были разбросаны книжки по изучению английского языка. А еще части экипировки лежали где-то в углу из-за отсутствия надобности их носить. Голубоглазый оглядел помещение, потер веки, затем взгляд вновь переместил к окну. Уже был вечер, солнце уходило в закат, освещая теплыми лучами бледное израненное лицо черепахи. Рука переместилась к стеклу и постепенно скользило вновь вниз, к подоконнику.
"Даже в этом мире я толком не могу наблюдать за светилом, за яркой звездой. Хотя, нужно ли оно мне?"
Выдохнув задержавшийся в легких воздух, воин ночи поднялся с насиженного места и потянулся. По всему телу ощущалось легкое покалывание, которое достаточно быстро прошло. Эрик вытянул руки и сжимал, то разжимал кисти. Ну вот, он снова в строю, раны от стычки с Алонсо уже давно зажили, а некоторые из них прибавили на теле мутанта шрамов (а еще и часть экипировки повредили). Но это был все тот же маньяк с неутолимой жаждой крови. Он все также мог убивать, калечить и издеваться над врагами, получая от действа удовольствия больше, чем шлюха от секса. Это, наверное, то малое, что может заставить его тело слегка дрожать от того, как горячая кровь несчастного ощущается на коже. Тогда на лице возникает довольная акулья улыбка - всего на короткое время, но какая-та яркая эмоция все же показывает себя.
Однако в ближайшее время сей потехи явно Эрику не светило. Были другие дела, вроде изучения языка и знакомства с некоторые членами клана, именуемого Фут - нога, кажется. Смешное, конечно, название, в голове почему представляется вонючая, грязная, обязательно с наличие самого отвратительного грибка стопы, с длинными кривыми ногтями нога, которую проще было от владельца отрезать, чем пытаться вернуть ее в божеский вид. С другой стороны, название может быть вполне оправдано техникой, правда, когда мастер ниндзюцу сражался с шайкой пушечного мяса в трико, не замечал чего-то такого, так как сам является специалистом именно в боевом искусстве с приоритетом в использовании ног. И да, ими он бьет о-о-очень больно.
Или же все-таки ждет что-то по душу и панцирь старой черепахи, ибо в этот момент к нему зашел рядовой Фут и быстренько что-то протрубил на англиканском. Видели бы вы выражение Эрика в этот момент: он словно не понимал, какой вихрь слов его мысленно сбил с ног. Но придя в себя, попросил проговорить помедленнее. Фут тоже немножко постоял с тупым выражением лица, но интуитивно понял, что собеседник плох в местном языке и в этот раз повторил помедленнее, даже заменяя некоторые слова для большего понимания. Судя по сказанному, банда каких-то Синюшных Ящериц (алкаши что ли?) его нанимает для черной работы и просто мальчика на побегушках. Приказ самого главы, поэтому не оспаривается. Его ждут внизу, так что желательно было не медлить. Разъяснив наконец, ниндзя удалился, оставив мутант немножко подумать и попутно собирать свои кости в кучку. Времени, чтобы надеть экипировку, для черепахи не потребовалось слишком много.
И все же странно, почему именно он? Такой уж подозрительный? Эрик-то знал, что обычно такие вещи нужны, чтобы проверить нового члена и для этого тащат эксперта-скептиста со стороны, чтобы поглазел, поспрашивал. С последним, кстати, будут проблемы опять же из-за плохого знания языка. Снова придется говорить со своим смешным акцентом, чтобы собеседник разъяснялся помедленнее и четче, чтобы запомнить, переварить и найти связующий перевод. Аргх, скорее бы уже разобраться с этим англиканским!
Гремя стальными поножами на ногах, Эрик шел навстречу к тому, на кого он будет работать. На удивление, найти здоровяка с ящерицей на всю левую руку не составило труда. Видимо, он и есть глава - слишком статный и огромный для пешки банды. Хотя, был еще вариант с маленьким и усатеньким главой, а блондин что-то вроде телохранителя, но такового пока не наблюдалось, поэтому мутант склонился к первому варианту и самому человеку. Легкий поклон вместо приветствия, дабы не как можно меньше разговаривать. И без этого, кажется, его замучают вопросами или пошлют выполнять самую отвратную работу, поэтому сейчас в черепахе властвовал минимализм во всем. Даже имени не назвал и почему-то кажется, что правильно сделал. Что-то ему определенно не нравилось в этом громиле, но пока не мог точно понять, что именно.

+1

3

Хан, конечно, с большим почтением относился к Мастеру и его методам ведения дел, и в принципе, понимал причины большинства даже самых странных его решений. Но вот что он решительно отказывался понимать, так это новое увлечение генной инженерией, разработкой так называемого, мифического мутагена, в которую теперь неудержимо  вливались огромные капиталы (между прочим, львиная доля которых шла из выручки Пурпурных Драконов), и все без видимого толка. Пара вшивых уродов с шерстью на заднице лично Хана не впечатлили, да и, кажется, быстро передохли, и блондину все чаще хотелось спросить Мастера – ну захрена? Не такими словами и без тонны сарказма в голосе, разумеется, но, тем не менее, вопрос был весьма животрепещущим для его простой натуры. Хан был обескуражен, Хан был возмущен, Хан был даже смущен – он хорошо знал, что у Ороку Саки отличное чутье на выгодное дельце и блестящие перспективы. Он знал это всегда, с тех самых пор, как совсем пацаном пришел в додзе обучаться боевому искусству, а в итоге вырос в далеко не последнего человека этого города. Саки разглядел его потенциал, поддержал амбиции и вот он здесь. Главарь сильнейшей криминальной группировки, настоящий отец мафии Нью-Йорка, Правая рука самого Шреддера, главы процветающего преступного синдиката «клана Фут»…. Вот откуда Хан знал о потрясающей интуиции Саки - личный опыт и постоянное наблюдение за работой Мастера не давали подвода его приспешнику усомниться в почти легендарном  чутье.

Но все же, вот с этими мутантами было что-то не так. Эти генные разработки... Какая-то тут осечка у Саки выходит, но в то же время, Хан опасается, что ему просто не хватает прозорливости Мастера, чтобы видеть то, что тот видит. И это смущает Хана, сдерживает его возмущение и сожаление об утекающих без отдачи финансов. Его ребята глотки резали ради этих длинных цифр на счетах организации, а в итоге толку как не было так и нет. Да еще эти уроды инопланетные, или откуда они там вылезли. Хану это не нравилось, и он подозревал, что все же дело тут не столько в перспективах, которые Шреддер якобы увидел за генной инженерией, а в чем-то гораздо менее уважительном. Например, простом желании уничтожить врага их же оружием. Клин клином вышибает, якобы. Что же до Хана, то он по-прежнему держался классики – военные разработки механического оружия. Ему не нужны были пушистые дегенераты, чтобы отправлять их в бой – черт их знает, что придет в башку этим созданиям, искаженным произволом чужого гения. Да как вообще можно доверять свою жизнь и миссию этим созданиям, которых, к тому же, еще и надо вооружить? Чем плохи простые честные ребята, прошедшие основательную подготовку? Нет, Хан не понимал новую приблуду Мастера. И это его огорчало. 

С чего вообще всегда такой рациональный, восхитительно циничный человек, как Ороку Саку, вдруг ударился в сущее детство (а ничем иным это Хан и не считал) и принялся тратить огромные средства на спонсирование всяких хитрожопых ученых, умело спекулировавших на этой слабости Мастера? Почему Ороку Саки так верит в то, что будущее будет за биотехнологиями? Даже не за ними. А за разнообразными уродцами, выращенными в пробирках и неясно как вообще поддающихся контролю. Может ли человек доверять нечеловеку? Простая душа Хана хоть и является весьма политкорректной (а что, полезность человека в их ремесле редко зависит от его расы, да и вообще, это Америка, детки), но вот делить право на  разумность с какими-то зверюшками искусственными, ей (душе, то бишь) гибкости не хватало, как и, в общем-то, желания адаптироваться под этот новый каприз Мастера. Хан и не пытался, из уважения к нему он лишь помалкивал о своих откровенно агрессивных сомнениях на людях, но честно выказывал их Ороку Саки наедине. В рамках приличий, разумеется. И эти его потуги оценили, по крайней мере, именно так Мастер начал свою речь, в ходе которой Хан с неудовольствием узнал о своей новой миссии. Крайне, верите ли, важной.
И вот он направляется на место встречи с их новым «союзником», которого ему следует узнать получше и оценить потенциал, и единственное, что как-то смиряло бешенство Хана по этому поводу, так это то, что в одном мастер был прав. Если этот уродец сможет произвести впечатление даже на скептично настроенного Хантера, значит, он действительно будет полезен клану. И если это действительно будет так, что ж, тогда он не будет чинить лишних препятствий. Ну, если, конечно, они сойдутся характерами…


Ну, по крайней мере, его облик не был чем-то новеньким да свеженьким, а то от очередной бурной фантазии ученого-фуррфага Хана бы точно затошнило, не иначе. Хан опустил голову и с высоты своего грандиозного роста мрачно, внимательно уставился на Эрика, разглядывая уродливого союзничка, которого предстоит немножко «потестировать» в реальной обстановке. Чем больше он смотрел, тем гаже себя чувствовал. Он считал себя ни много ни мало, а эстетом, и вид всякого рода мутантов причинял его чувству прекрасного изрядный дискомфорт, доходящий до устойчивой тошноты. Здесь же, слава Богу, смотреть было особо не на что.  В чем-то даже стандартный набор – зеленоватая, словно больного цвета, кожа, нелепый черепаший панцирь, уродливые конечности с гигантскими суставами, гадского вида морда и прочие составляющие суповой набор «черепашки-мутанта-ниндзя», которых, к слову, Хан видел только что не вживую. И о чем, кстати, не жалел совершенно – с него хватило других жертв аборта из лабораторий Шреддера, которых тот порой ему подкидывал, как деньжата своему отпрыску на кино. Даже и шоу прилагались.

Впрочем, эта черепаха явно выглядело старее тех дерзких юнцов, с которыми все никак не могли сладить новые фавориты Мастера среди ученой братии и его смышленая, но донельзя наглая и малоопытная дочь. Вообще, как ни посмотри, а этот старикан крайне подозрителен. Выглядит точь-в точь те уродцы, разве что прикидывается дурачком с другой планеты, не понимающим английский. Может, это их дедок-папаня, пришел помочь сынкам и теперь думает хитрожопо влезть врагам в тыл? Если так, то ты, папаша, уже мертв. Просто не знаешь об этом. От этой славной мысли лицо у Хана аж просветлело и озарилось улыбкой.

− Я слышал, ты не отсюда, - с терпением в голосе, будто говоря с душевнобольным или слабоумным, снисходительно обратился к нему Хан, прервав молчаливое созерцание друг друга, − И не знаешь язык. Это скверно, но то, что тебе надо будет делать, тебе знакомо, - медленно, словно катая на языке шоколадную конфету, говорит Хан, распираемый предвкушением чего-то жестокого. Кто-то из его ребят не сдержал глухого, замаскированного под кашель смешка – далеко не на каждой встрече Хан так показательно лоялен. Он еще не придумал как, но он попробует выяснить, что же это за тварь к ним прибило.

- Дайте ему что-нибудь прикрыть морду, - нетерпеливо велел он в сторону, а потом снова уставился на своего низкорослого собеседника, с ухмылкой наблюдая, как тому широким жестом от стены швыряют тяжелый, из плотной ткани плащ с капюшоном. 

− Лови! – запоздалое восклицание от предприимчивого доходяги и коротким рокотом прокатившийся смех обдает черепаху со всех сторон. На него нахлобучивают одежду, грубо тянут глубокий капюшон так, что теперь мутант словно в шорах, как лошадь, а внушительных размеров ладонь оттягивает ткань – Хан наклоняется, чтобы заглянуть в раструб и ухмыляется прямо в морду своему новому подчиненному:

− Маскировка, - снова этот снисходительный тон и неторопливая плавность в подборе слов, - Не вздумай снимать, пока я не велю. А теперь, - он кладет руку на, предположительно, плечо Эрика, и неуклонно толкает его веред, вынуждая зашагать впереди него. – Сейчас мы с тобой сядем в машину. Ав-то-мо-биль, - по слогам тянет блондин под довольные смешки своих верных прихехешников и выводит мутанта наружу, к черным машинам его банды. Им предстоит получасовая поездка  порт, в выкупленном складе которого ожидается небольшая заварушка.

− Что это у тебя там? – лениво, с небольшой долей интереса спрашивает Хан, аккуратно распаковывая крохотный марципан на своей ладони, − Словарь? Как мило. Угощайся, - он щедро предлагает мутанту угощение и внимательно смотрит, как тот отреагирует на нестандартное поведение. – Это еда. Пища. Смелее. 

+3

4

Скольких таких людишек Эрик повидал за свою жизнь? Трудно представить, но судя по его довольно скептичному выражению - слишком много, чтобы хоть как-то удивиться столь разномастной компашки. Большой босс и свора тявкающих шавок, способные разве что посмеиваться за спиной блондинчика. Примитивнее группу не сыщешь. Перед глазами мутанта, окружающие его Синюшные Ящерицы представляли собой живой фарш, не прошедший должную обработку его тати, которые, к слову, выглядели совершенно не как мужское оружие из-за раскраски ножен. Если в темноте этому бы никто не придал значения, то тут - вполне. Однако причина ношения этого оружия оказалась предельно проста: клинок принадлежал жене его друга и та отдала его в руки мутанта и ради одного - спасения мужа. Но это не помогло. Человек этот умер от очередного приступа, хотя враг, посягнувший на его жизнь, был жестоко убит. Уж об этом серийный убийца позаботился сполна, осуществив публичную казнь у всех жителей города на виду - прямо через телекамеры. И всем запомнился этот клинок с голубыми цветами сакуры. И глаза того, кто совершал приговор: полные не угасающей жажды крови, способная распространиться на любого. И для этого достаточно только появиться на глазах.
Именно тогда Эрик стал действительно пугающей и роковой личностью своего мира. Не просто умелый террорист, а жестокий монстр без капли человечности в собственном мерзком теле.
Слова Хана было довольно несложно понять, благо этот пижон, явно издеваясь, прожевывал черепахе чуть ли не каждое слово. В ответ ниндзя только устало посмотрел на человека, в основном разговаривая с ним на языке тела. Приняв явно уставшую и скучающую позу, он таким образом говорит, чтобы собеседник обошелся без прелюдий и переходил непосредственно к делу. Эрик не показывал страха и уж тем более смирения перед такой внушительной фигурой. Но и не сказать, что вел себя дерзко. Скорее он так показывал, что знает себе цену и не собирается торговаться. На скрытый под кашель смешок, мутант только перевел взгляд на источник звука, смиряя того мрачным взглядом, в котором читалось явное желание выдернуть из обладателя голоса связки, обжарить их на медленном огне и подать особо требовательному потребителю, желающему опробовать что-то новенькое. Кстати говоря, у мутанта отлично получается делать деликатесы из человечины. Особенно он любит подавать такое блюдо кому-нибудь из родственников убитого, которого до этого жестоко морил голодом. Незабываемое ощущение от того, как видишь лицо несчастного после фразы, кого именно он ест. С людишками на самом деле весело играть. В здравом рассудке это особенно здорово, продумывать каждую деталь совершенной пакости, вдумчиво взвесить все риски и совершить, а может даже и оставить план на потом. Да, каким бы маньяком не был этот мутант, с головой он дружит куда лучше, чем Рене, который, к слову, уже показал свою горячую натуру, которой тяжело мириться с расчетливым умом ученого. Но да ладно, не в этом суть.
В этот момент в черепаху летит плащ, но даже запоздалое "Лови!" не заставило ниндзя попасть в неловкое положение. Он ориентировался на звук и рукой поймал огромный кусок ткани, глубоко вздохнув. Эрик до сих пор не отводил взгляда с Хана и внимательно разглядывал его мордашку, только потом чему-то ухмыльнулся краем губ, где на секунду показался острозаточенный зуб. Да, в отличии от юных мутантов, у этого была акулья пасть, которой он как раз клацнул, когда на него стали надевать плащ. Боже мой, какая забота! К совершенно незнакомой твари столько внимания, невозможно не умилиться. Правда Эрик, увы, не может в полной мере показать эту эмоцию искренне, хотя в действительности был бы умилен такой заботой, будь у него более сильные эмоции.
За все время этой односторонней беседы, все-таки воин ночи не решился сказать хоть какое-либо слово. Тут тешат свое самолюбие низкие людишки, так пусть это делают. Говор мутанта только большую волну смеха вызовут и совершенно отвлекут от дела. Как уже сказал блондинчик, ему нужно сесть в бибику и не высовывать своей отвратительной мордашки. Эрик на сие кивнул и, не обращая внимание на толчки собеседника, залез в ту машину, которую ему показали. Они тронулись. Судя по всему, на какую-то встречу, где произойдут типичные гангстерские разборки. Такие мутант видел больше со стороны, а тут был непосредственным участником одной из сторон. Закончится все схваткой? Скорее всего, но дальнейшие размышления прервались, когда Хан снова заговорил с ним. Это он понял не сразу. Только уже со второй фразу, где говорилось про словарь. Эрик как раз достал его, чтобы немного потренироваться в некоторых словах про себя, а глазастый блондинчик, видимо, все не угомонится. Но полный игнор не особо устроил, ведь как еще это можно было распознать, когда босс Ящериц стал предлагать ему еду. В своем мире, где было довольно туго с пищей и все обходилось искусственными аналогами, видеть перед собой марципан было в новинку. Но, кажется, мутант слышал, что это какая-то сладость. А к лакомствам у черепахи было свое отношение:
- Бла-го-да-рю, - наконец подал своей низкий и немного хриплый голос Эрик, аккуратно своими грубыми пальцами забирая из лапы Хана марципан. С долей заботы, он положил его на ладонь и уже через секунду смял в кулаке, что сопровождалось легким хрустом измельченного миндаля, - но я-я-я не любить... слат-кае, - пусть вновь был слышен акцент и за словом "сладкое" мутант подглядел в словарь и неправильно его сказал, но выражение лица черепахи было далеко не вызывающим смех. Но переглядывание прошло не так долго, после чего ниндзя выкинул испорченное лакомство в окно автомобиля и откинулся на заднее сиденье, прикрывая лицо огромным капюшоном.


Место встречи было донельзя банальным: заброшенный завод на окраине города. Там можно было встретить разве что попердывающего в газетку бомжа и то тут их особо не бывает. Жителей нет, у которых можно клянчить деньги и местечко опасное. Тут как раз много всякого вшивого бандитского сброда околачивается и любит периодически устраивать стрелки. Полиция свое нос в криминальный район не сует. По вполне объективным причинам: разбойники прекрасно знают эти места и не брезгуют снести парочку голов ради утоления своей жажды. Крови, как любит обычно трактовать это желание Эрик. Он и сам был ему подвластен и даже сильнее многих присутствующих. Но не все могут учуять, сколько крови пролил мутант за всю свою жизнь. Оно и немудрено: зеленые еще детишки и не наделенные опытом оценивать объект, с которым имеешь дело. А это называется недальновидностью, не иначе.
Вторая сторона этой встречи уже была на месте. Хану предстояло встретиться с главой китайской банды "Уроборос" Лонг Вейем и купить у тех оружие. Они заправляли всем Чайна Тауном Нью Йорка и имели довольно внушительную репутацию. Тем не менее, Уроборос преклонил колено перед Шреддером, и они обещали служить верой и правдой клану Фут и помогать во всех начинаниях. Однако, информаторы донесли весть до Хана, что Лонг Вей работает на стороне и что-то замышляет, договариваясь с мафиозной группировкой Лас-Вегаса. Предатели не нужны были клану, поэтому эта встреча, возможно, станет для Уробороса последней. Но пока никто из узкоглазых не знает того, что их ждет. Наверное.
Эрика довольно быстро выпнули из насиженного в машине места и приказали сидеть в тени и не высовываться во время разговора. Короткий кивок означал, что мутант все понял и в следующее мгновение исчез с глаз долой.
- Добрый вечер, - раздался эхом голос Лонг Вея, который во многом отличался от своих подчиненных. Глаженный с иголочки костюм, куча перстней на обеих руках, папироса в зубах. Косит под мафию, не иначе. Но сам Хан прекрасно помнил, что китаец так же, как и он, учился у Шреддера и обладал недюжинным боевым опытом, пускай и провел времени с сенсеем куда меньше, чем блондин. А вот его ребята... выглядели грозно уже внешне. Кажется, им что-то кололи, раз перед боссом Пурпурных Драконов предстали огромные амбалы чуть ли не с его ростом. Забавно, что это были все те же узкоглазые. - Рад снова тебя видеть, Хан.

+2


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Заброшенные игровые эпизоды » [С2] Et tu, Brute?