Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Заброшенные игровые эпизоды » [А] Конфеты или жизнь? На худой конец - шубу!!!


[А] Конфеты или жизнь? На худой конец - шубу!!!

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s7.uploads.ru/F1EWM.png

Участники (в порядке отписи): Mona Lisa, Mecha Don
Дата и время: канун дня Всех Святых, да погодка как на Рождество
Краткий анонс: Сегодня Хеллоин, сегодня мутанты могут выйти на улицу не прикрываясь и не боясь что их тут же скрутят и не сдадут... на опыты... например... Мона с радостью вытолкает своего не в меру скрытного и ворчливого  старшего приятеля на улицу, чтобы тот хотя бы подышал свежим воздухом и отвлекся от своих личных дел. Повеселился черт возьми... кто же знал, что придется не праздновать - а спасать праздник?! Кто же знал что одному слишком умному психу взбредет в голову совместить Хеллоуин и Рождество, создав над Нью-Йорком искусственную снеговую тучу.
По какой-то смешной иронии - его зовут Джек.
...Эй! Повелитель Тыкв?

+3

2

Back door cracked
We don't need a key
We get in for free
No VIP sleaze
Drink that kool-aid
Follow my lead
Now you're one of us
You're coming with me

Неповторимая расцветка города - эпичная, яркая, режущая глаза своим ослепительным переплетением праздничных огней, которые освещают несколько пасмурное небо над заостренными шпилями небоскребов теряющихся своими вершинами в облаках. Сегодня Нью-Йорк кажется особо красочным. Еще бы, учитывая что кроме электрического неонового света, столь привычного для любого горожанина, по аллеям расставлены ровные ряды свечей - теплые, алые, дрожащие языки пламени то и дело вздрагивали и опускались, потревоженные слабыми порывами ветра. Некоторые теперь оставались погашенными, рисуя в воздухе дымные узоры - не все оказались способны противостоять ухудшающейся погоде. Лучше всего устроились толстенькие и приземистые кроваво-красные свечи в пустых тыквах с вырезанными улыбками и горящими, благодаря огню теплющемуся внутри глазами, взирающих на прохожих из кустов, с подоконников и прилавков магазинов, украшенных к празднику.
Да, сегодня Хеллоуин. Сегодня звучит музыка, гуляют вампиры пьющие томатный сок прилюдно, без стеснения окрашивая свои вставные клыки в красный и размахивая стаканами, бродят привидения путаясь в накрахмеленных подолах своих облачений и наступая на резиновые цепи, а чертята лихо поправляют сползающие на лоб рожки и то и дело отсоединяющийся заостренный хвост. На деревьях силуэты черных котов косо заваливаются на гирляндами развешанных летучих мышей с мятыми крыльями. Голова кружится от шума, с непривычки... после затхлых трущоб и уединения - слишком много масок, слишком много веселых лиц скрывающихся за этими масками, смеха и криков, а еще в руках пенящийся яблочный кулер с ромом, напиток для взрослой аудитории, заставляющий зрение немного рассеиваться а настроение подниматься вверх. Пожалуй это было лишним, но с другой стороны... пряный аромат рома на губах и хрустящие кусочки яблока на кончике языка - потрясающий вкус. Она бы с удовольствием взяла и сладкую вату, и карамельные яблоки обсыпанные разноцветной сахарной крошкой, палатка под раскидистым дубом в парке очень заманчиво выставила свои праздничные лакомства на показ, но свободную руку как на зло занимает поцарапанная бита одолженная у Кейси. На ней осели блестки и прилипли фантики от конфет - было весело разбивать пиньятту, и Мона лихо, с задором  отлупила ни в чем не повинного набитого сладостями жирафа, умудрившись при этом едва не съездить своему парню, склонившемуся слишком низко к ней по носу.
Теперь ребята разбрелись кто куда, и Мона Лиза в гордом одиночестве коротала время на лавочке, наблюдая за прохожими, отхлебывая куллер и периодически ежась от холода. Может следовало одеться как то... более закрыто что ли? Короткий, до вульгарного открытый топ с оголенными руками, шорты с сеточкой поверх до высоких, полосатых гольфиков, туфли на внушительном каблуке, какие одевают девчонки собираясь всю ночь зажигать в ночном клубе... Пышные каштановые кудри убраны в высокие, задорные хвостики окрашенные оттеночным шампунем на концах до нежно-розового, макияж на салатовой мордашке с разноцветным правым и левым глазом, и в довершении ко всему,  кокетливая мушка черным сердечком над ехидно прищуренным нижним веком - дерзкая и гламурная до неприличия Мона Лиза. А увесистая, дубина, простите, бита на плече довершала эту колоритную картинку в стиле детки злодейки из комиксов. Выглядело должно быть достаточно необычно, если не вообще чересчур - и это для ящерицы, чей внешний вид уже представлял собой... некий костюм?
Но какая разница?
Сегодня можно было выйти на улицу при свете дня, и черт возьми, конечно этим случаем нужно воспользоваться на полную катушку! Что она и сделала, несколько ошарашив своим экстравагантным нарядом своих друзей. Она не постеснялась попробовать что-то новое, и праздник вроде бы удался... но...
Чего-то не хватало...
Компании! А чего же еще? Ей не хотелось возвращаться домой. К тому же, вечер продолжался, и уплестись в родной тесный чердак, проведя все оставшееся время в одиночестве, слушая смех с улицы и тупо переключая праздничную программу на телевизоре, Моне совершенно не улыбалось. Хм... Пожалуй оставалась еще одна черепаха, которая нуждалась в том, чтобы его вечно угрюмую физиономию осветил свет фонарей, и плевать если ей придется кое-кого пинками выпихивать из его пыльной каморки, или катить вниз по лестнице его панцирь как бочонок с вином! В конце концов этому мутанту требовалось хоть иногда выползать из-за завала книг, и сейчас пожалуй самый подходящий момент это сделать! Ей повезло иметь в друзьях несколько компьютерных гиков, и у двух разных свои достоинства и недостатки, но упрямство у обоих просто баранье, а у Терминатора оно еще и с горкой - Мона откровенно говоря плохо себе представляла, как ей удастся этот фокус с прогулкой, но бодро махнула на все сложности рукой. Увидим. Посмотрим.
Решительно поднявшись с сиденья, поставив опустевший стакан на краешек, отряхнув ладони и пару раз проведя ими по... задним карманам коротких шорт, девушка легко подхватила биту, и, звонко цокая толстыми каблуками по асфальту, пару раз споткнувшись по пути, все еще не привыкла она к такой обуви(впрочем, как и к любой), дошла до ближайшего темного закоулка... А до дома большого меха-буки мутантка доскакала уже босиком с зажатыми подмышкой босоножками и ругаясь про себя, что выбрала такой костюм "плохой девочки", что ободрала всю сетку на коленях, да вдобавок еще и едва не потеряв столь неудобную вещь как бита по дороге.

В сарай черепашки ящерица ввалилась уставшая, злая, взъерошенная, тщательно уложенные волосы потеряли свою красоту, а весь кропотливо подобранный прикид получил за дорогу от парка до хижины на окраине пару не планируемых в его дизайне дыр.
Остановившись на пороге, Мона с невозмутимым спокойствием, отложила пресловутое "орудие смерти жирафа", прислонив оное к стенке толстым концом вниз, поправила хвостики, отряхнула колени, оттянула футболку...
- Ты идешь со мной на улицу - возражения не принимаются и я надеюсь что ты знаешь какой сегодня день, а если знаешь... - Ни тебе "привет", ни "как поживаешь". Мона лишь запустила руку в карман аккуратно достав оттуда... тюбик губной помады... Сняв колпачок зубами, мутантка пренебрежительно сплюнула тот куда-то в сторонку,  так, что он с жалобным постукиванием по пыльному полу закатился за мерно гудящий процессор, и одним движением "выдвинула" ярко красный конус, - ... то понимаешь что тебе нужно создать имидж. Не отнекивайся, не ворчи, не упирайся. Все что вы скажете может быть использовано против вас. - Подойдя к мрачной горой сидящему на кресле мутанту, по сравнению с ним цыплячьего размера Мона, суетливо закрутилась вокруг, стараясь зайти к парню со стороны его железной руки и при этом не оказаться в тисках между столом и угловатым, костистым телом черепашки, который похоже не горел энтузиазмом включатся в молодежную забаву. - Повернись и не дергайся. И почему у тебя столько барахла и ни одной вялой тыковки? Куда ты дел ту, что я принесла тебе позавчера?!

This place about to blow
Blow

+1

3

Когда ты в силу своего характера, особенностей увлечения, да и простой фразы «Дайте, наконец, уже нормально поработать!», мечтаешь о тишине и покое, то приходится как-то игнорировать праздники практически в любых проявлениях. Становиться особенно противным, усиленно забрасывать окружающих своим ворчанием и недовольством с одной целью: лишь бы отвязались. Лишь бы не заставили напяливать дурацкий наряд, например зеленого гоблина или Халка, и идти развлекать народ своей свирепой пучеглазостью. За просто так. Потому, что весело.

«Почему мне вечно достаются роли уродов? Почему я не могу быть, например, добрым эльфом?»

Не вставая с облезлого, продавленного кресла, Донателло бросил взгляд на зеркало, висевшее рядом с нагруженным книжным шкафом и, скептически отметил про себя:

«М-да… С такой-то рожей только златокудрых эльфов и изображать… Как-то не видно по лицу, что я готов сеять добро и пыльцу любви окружающим».

Если природа не наградила тебя аристократическим носом, гладкими, свежевыбритыми скулами и шелковыми, завивающимися волосами, что еще остается делать? Правильно, плюнуть и снова уткнуться в книгу. Или в компьютер.

По крайней мере, так было раньше, в том, далеком альтернативном прошлом, когда у Дона была семья и друзья. А сейчас тишина. Непривычная и даже пугающая. Никакой семейной шумихи по поводу Хеллоуина (или как там его) не было. Казалось бы – что еще нужно для счастья? Никто не дергает за панцирь, никто не напяливает тебе на голову резиновую маску гоблина, никто не орет в ухо и не ворует драгоценный шест, чтобы потом долбить его об слоников с конфетти и конфетами… Тишина и спокойствие наедине с верными друзьями любого изобретателя – компьютером и увесистым томом энциклопедии по кибернетике. Разве только пиццы не хватает, но и эта проблема решается нажатием на черепахофоне простого номера ближайшей пиццерии. Обещали вскоре доставить с некоторой оговоркой «ну вы понимаете, праздники и все такое…» Ну раз «все такое», значит остается только надеяться, что голодуха не скрутит твой желудок в морской узел от томительного ожидания.

Донателло не сразу понял, что смотрит не в монитор, а куда-то сквозь него, совершенно не соображая, что за формулы мелькают у него под носом. Острый приступ одиночества вместе с вечной  дергалкой за совесть «а вот если бы я не поспешил с выводами, то лаборатория не взорвалась, я бы остался живым и невредимым и сидел бы сейчас дома, облепленный картонными рогами и клыками»,  накрыли изобретателя.  Даже обладая столь сложным характером и склонностью к уединению, он не был социопатом и от общества в принципе не шарахался. Жизнь заросшего отшельника, покрытого мухоморами и блохами, Донни никогда не привлекала. Но теперь приходилось. Если бы не Мона Лиза, частенько заглядывающая к нему на чай с пирогами, он бы вообще с ума сошел. Поиски межпространственной дыры, которая могла бы отправить Донателло домой, приостановились в связи с тем, что загадочные Кренги просто исчезли с радаров, не забыв прихватить с собой все свое оборудование. А местным технологиям, какими бы они крутыми ни были, не хватало инопланетной мощи. Мона уверяла, что Кренги высунутся рано или поздно – надо лишь подождать. Вот Донателло и ждал, оккупировав неплохое строение, похожее на сарай, в конце города. Здесь было тесновато, но зато можно не бояться случайных гостей (крысы не в счет). Лезть в канализацию, знакомиться с братьями и учителем из другой реальности, Донателло пока не хотел – боялся, что параллели времен и реальностей не выдержат пересечения в одной точке, то бишь, проще говоря – встречи с самим собой.

Натаскав из различных мест деталей, Дон собрал под себя компьютер, способный составлять довольно сложные формулы и проекты, а не только насиловать социальные сети. Также изобретатель откуда-то надергал книг  и забил ими всю свою нору, мало беспокоясь о том, что из книг не стоят башни, упирающиеся в потолок.

Переоборудовав хату для своего удобства,  мутант теперь вечерами просиживал у компьютера, пытаясь сконструировать что-то похожее на обратный портал, подобный такому, из которого он сюда вывалился как мешок с картошкой. Правда, пока ни черта не получалось – то ли знаний не хватало, то ли еще чего…

Донателло прикрыл глаза и потер виски. Отключенный визор лежал рядом, давая хозяину хоть немного времени отдохнуть от давящего металла. Благо уродливый ожог вокруг глаза прикрывала еще и лиловая маска, а подслеповатый глаз выдавал лишь еле видимый туманный зрачок, бывший когда-то цвета перезрелого апельсина. А поэтому гению  никто не просканировал наружный подъезд и не сообщил мозговыми импульсами, что к бунгалу приковыляла знакомая гостья, босиком и с увесистой битой в руке.

За спиной черепашки послышался громкий звук открываемой двери, после которого последовало тяжелое, прерывистое дыхание. Нетрудно было догадаться, кого это принесло без приглашения – как к себе домой в обитель изобретателя могла ходить только одна барышня.

Вместо того, чтобы повернуть голову, Донателло воспользовался отражением зеркала, которое с готовностью сдало все очертания взъерошенной саламандры, одетой как… хм… Как бы поприличней выразиться… Девушка легкого поведения?.

- Хорошо выглядишь, – усмехнулся черепашка, пока та пыталась навести хоть какой-то порядок в заметно помятой одежде и прическе. – Никто твоей мутации не заметит.

Но Мона Лиза (а это, конечно, была она), не удостоила его ответом. Закончив со спасением того, что осталось от наряда, она заявила:

- Ты идешь со мной на улицу - возражения не принимаются и я надеюсь что ты знаешь какой сегодня день, а если знаешь...

Как бы изобретатель ни сох от вынужденного одиночества, а вываливаться на улицу в этот чокнутый праздник он не собирался. Ну не пугало огородное он, в конце-концов, чтобы изображать из себя страшилище.

Поудобнее усевшись в кресле, будто бы обозначив свою приклеенность к мебели, Дон не спеша одел на глаз визор, затем также медленно включил и настроил на нужную ему чувствительность, и, наконец, повернул к ней голову:

- Прости, чешуйчатая, сегодня я не в настроении. Придется тебе поискать другого Франкенштейна для своих тыквенных фантазий… - Внезапно его взгляд упал на ярко-красную помаду в руках Моны, с которой саламандра стала угрожающе приближаться. – Э-э… Только давай без этих вот фокусов!

- ... то понимаешь что тебе нужно создать имидж. Не отнекивайся, не ворчи, не упирайся. Все что вы скажете может быть использовано против вас

Похоже, разумные доводы на нее не действовали. Разве только удар по голове мог бы остановить железную настойчивость девушки, но на это Дон, понятное дело, пойти уже не мог. Хотя мысль все же закралась.

- У меня прекрасный имидж кофемолки и открывателя консервных банок, - мрачно заметил мутант, внимательно следя за непредсказуемым предметом женской косметики. – Лишние украшения мне ни к чему.

Ящерица влезла в маленькое пространство между столом и креслом и склонилась над его железной рукой.

- Повернись и не дергайся. И почему у тебя столько барахла и ни одной вялой тыковки? Куда ты дел ту, что я принесла тебе позавчера?!

- Потому что я в ней пробовал открыть портал. Не свечку же туда ставить. – Черепашка убрал металлическую руку за спину от помадного греха подальше. – Я не пойму, тебе заняться нечем, дорогуша? Хочешь поучаствовать в поедании пиццы, которую вот-вот должны привезти?

Для верности он даже вскочил с кресла и на всякий случай сделал пару шагов к выходу. Страшнее одержимой женщины только женская помада!

Но сбежать он не успел: саламандра, не тратя времени на пустые разговоры, изловчилась в прыжке перемахнуть через кресло, и, повалив приятеля на груду книг, которые немедленно посыпались в листопаде прямо ему на  лицо, получила, наконец, желанный доступ к механической руке.

Отредактировано Mecha Don (2015-10-21 12:34:54)

+2

4

- Еще раз назовешь меня "дорогушей", "красотулькой", "деточкой" и так далее, клянусь я тебя точно под фарфоровую куклу разрисую с головы до ног, а на макушку напялю ту несчастную, испорченную тобой тыкву! - Угрожающе потрясла тюбиком саламандра, не без досады проследив за тем, как ее жертва ловко ретируется... куда-то. Куда-то на безопасное расстояние от прыткой девицы. Сердито пыхтя, Мона резко дернула плечом, таким способом поправляя сбившуюся лямку потрепанного топа, по боевому сдула кудрявую челку чьи лихо закрученные кончики были выкрашены в пастельно-розовый, и упираясь одной ладонью в спинку опустевшего кресла, ловко перепрыгнула через него, оказавшись на расстоянии в пару шагов от черепахи - врешь, не уйдешь! Даже не смотря на то, что почти половина лица мутанта, кроме того что всегда была прикрыта потрепанной пурпурной маской, была еще и под пластом железа, что не позволяло полностью разгадать его мимику и эмоции, но того, что видела Лиза, ей было достаточно. Не так то просто было испугать этого здоровяка, или чем-то удивить... но напористо надвигающейся на него подруги парень явно испугался, и это не могло не вызвать какого-то... ликования в душе что ли. Иногда этот Терминатор был страшной занозой, и видеть его озадаченным и частично растерянным было истинным наслаждением. И Мона совершенно не скрывала своей мстительно-довольной широкой улыбки, блеснув ровной линией белых зубок в полумраке плохо освещенной комнаты сараюшки в которой обосновался изобретатель. Золотисто-янтарные очи коварно сверкнули из под зарослей каштановых растрепанных волос, а затем длинный, гибкий хвост организовал отступающему бедолаге красивую подножку, благодаря которой бедный Донни с коротким воплем шлепнулся панцирем, не забыть впечатляющий грохот всех его металлических частей тела, прямо в стопочки книг, неровными башенками напоминающими собой кривой прототип макета здешнего мегаполиса. С победоносным смехом, ящерица села прямо на механическую кисть, тем самым предотвратив любые новые попытки к бегству - хочешь встать, придется сначала снять с искусственной ладони филейную часть бывшей студентки, а это, уж поверьте на слово, не так то просто. Взяв одну из книг в свободную руку, подцепив за корешок, на счастье Донателло это была не энциклопедия, а тонкая, ветхая книженция, почти рассыпающаяся прямо в руках, так что недовольно наморщенный лоб гения почти ничего не почувствовал, когда мутантка деловито хлопнула ею по черепушке непокорного. - Мне что, за тобой по всей комнате прикажешь бегать и из под столов выковыривать? Ну ка... - Она склонилась к черепашке, опасно помахивая помадой, где-то на уровне носа побледневшего от ужаса парня, словно действительно намеревалась навести тому роскошный марафет, а затем, с ехидным хихиканьем повернулась к блестящему плечу бедолаги, используя металлическую поверхность вместо зеркала, чтобы одним пару ловких движений проведя алым карандашом по собственным губам. Звучно причмокнув, Мона опустила взгляд на руку парня...
- Не поверю, что ты типа никогда не праздновал Хеллоуин с братьями. - Склонившись ниже, ящерица принялась сосредоточено выводить на гладком металле яркую, пятиконечную звезду. Чувствуя, как нервно заелозил под нею юноша, предприняв ненавязчивую попытку осторожно отнять у барышни свою кисть, мутантка незамедлительно подняла глаза, сведя брови на переносице и недовольно зашипев, - А ну прекрати. - Она вновь стала яростно подтирать неровную линию "луча" звезды, - Чем дольше будешь дергаться и не давать мне закончить работу - тем хуже будет. Прежде всего тебе. - Категоричным тоном добавила ящерица, и для пущей эм... фиксации тела и его неподвижности, уложила на подергивающуюся руку сверху свой тяжелый хвост. - Воооот таааак... - Закончив, с ухмылкой покосившись на страдальческую мину приятеля, ящерица с тихим кряхтеньем поднялась на ноги, с долей печали покрутив почти полностью под корень исчезнувшую помаду - оказывается даже какую-то звезду нарисовать на плече черепашки оказалось крайне затратно. Но впрочем результат ее вполне удовлетворил.
- А ты боялся. Отличный Зимний Солдат получился. - Раскосые глаза хитро прищурились, - Можно было бы конечно нарядить твой компьютер под Капитана Америку, но боюсь такую шутку люди на улице не оценят. Даже... не думай... - Заметив как дернулась рука юноши в сторону упаковки бумажных салфеток на рабочем столе, Мона сердито погрозила гению пальцем, одновременно наклонившись в поисках укатившегося колпачка. И вновь по обнаженным плечам прошелся ледяной порыв из приоткрытой двери в убежище. - Зверский холод какой то, - Вздрогнув пробормотала ящерица, отставив помаду и порывисто обхватив себя за плечи, на мгновение съежившись. Она абсолютно точно помнила, что сегодня, к празднику всем обещали замечательную погоду. Вот и верь после этого синоптикам. Все тыквы перемерзнут, равно как и не ожидавшие того, что нужно укутаться в шарфы ни о чем не подозревающие горожане. Горячая, пахучая пицца была бы действительно очень кстати, как и большая чашка дымящегося какао. Но на площади наверняка полно ларьков с безалкогольными горячими напитками. Осень ведь как ни крути. - От пиццы не откажусь. Давай ка заберем ее с собой и съедим по дороге. Нет нет, ты не отвертишься.  Ты не можешь сидеть тут сиднем до бесконечности, чахнуть со своим порталом. Тебе нужно хоть иногда выходить, не спорь. Мы найдем способ вернуть тебя домой Донни, но я очень тебя прошу - правда, стоит дать своей голове отдых. - Девушка неловко растерла свои предплечья, просительно поглядывая на приятеля снизу вверх.

- Дон и ребята вернулись к себе, а я... Я не хочу возвращаться домой сейчас. Но и в одиночестве таскаться тоже не хочу. Ну... Пожалуйста?

+1

5

Вот уже сколько раз Мона Лиза грозилась расчленить/ударить по кумполу (или панцирю)/затянуть железную руку в тугой узел/выбить второй глаз – и тд, в зависимости от степени раздраженности, на каждое обращение к ней в формате «дорогуша, милочка, красулька». Конечно, Дона ее угрозы мало пугали, и он с упертой настойчивостью повторял подобные эпитеты снова и снова.  Просто его забавляло наблюдать стадии закипания девушки-ящерицы и ее попытки привести свои угрозы в действие. Но он знал меру и не позволял себе издеваться над ней до исступления. Так, небольшой встряхивающий троллинг.

Хотя обычно Донателло успевал обороняться от гневной мсти зеленой подруги,на этот раз его подвел собственный творческий беспорядок из книг и мебели, который укомплектовывал картину «Дыра, где водятся гении».  Пара мгновений – и он уже  валяется в груде книг, придавив значительным весом бесценные труды и опусы великих ученых современности. Нестандартная ситуация для скрывающегося от мира изобретателя, правда? И уж куда нестандартно на механической руке торжествующе восседает враг, как нарочно размахивающий небольшим тюбиком с ярко-красной помадой прямо у носа черепашки.

Согласитесь, довольно соблазнительно выглядит, когда красивая девушка сидит на тебе верхом пусть и мутированная (только без пошлости, господа, без пошлости!). Но Дону, апельсиновый взгляд которого был намертво прикован к чешуйчатой ручке с помадой, а в мозгу бился панический вопрос «А ЧТО ОНА СОБИРАЕТСЯ ДЕЛАТЬ?!», было сейчас не до самолюбования и тем более не до хищных мыслей. И  первая волна паники обошла несчастного гения стороной – после собственного мини марафета, Мона вдруг принялась возить помадой по металлической руке.

«Уж не сердечки она мне там гравирует?» - мелькнула мысль, правда, на более спокойных тонах. В конце концов, рука – не губы, даже с сердцами. Всегда можно нечаянно прислониться ею к мокрой стенке.

И все же нужно было как-то спихнуть ящерицу с себя, что ли… Уж до неприличия долго она корпит над механизмом со своими художественными порывами.  Донателло попытался было пошевелить рукой, однако плутовка мгновенно раскусила его вялые потуги освободиться:

- А ну прекрати. Чем дольше будешь дергаться и не давать мне закончить работу - тем хуже будет. Прежде всего тебе.

… И придавила его хвостом, дабы окончательно приковать черепаший торс к полу, обрамленному научными томами.

- Да ну? – немедленно усомнился Донни, пытаясь достать до восседающей на нем фигурки хотя бы ногой. – И что же ты мне такого страшного сделаешь, а? Нарисуешь зайчиков в трамвайчике?

Но вот Мона Лиза, наконец, встала с его руки, скрутив свой тяжеленный хвостище в клубок. Дон, прежде чем подпрыгнуть за ней в вертикальное положение, ревностно принялся сканировать визором законченный пейзаж. От Моны Лизы можно было ожидать чего угодно,  даже пресловутых зайчиков. Благо помада без проблем стиралась.

- И вот с этой фигней ты так долго копалась?! – обдал приятельницу недовольством мутант, все же поднимаясь на ноги. – Да ее любой ребенок за пять минут нарисует! Кто из нас черепаха – ты или я? Лучше бы радугу нарисовала – всяко веселее смотрится…

Донателло не помнил, кто это такое – «Зимний солдат», но подозревал, что это герой из какого-то кино. Он вообще считал, что просмотры фильмов – пустая трата времени, и обычно бухтел, когда братья шумно усаживались перед большим киноэкраном в обнимку с ведрами попкорна. Впрочем, мнение о бесполезности кино совершенно не мешало Донни также втихаря обжаться с попкорном и включить какие-нибудь расслабляющие мозг триллерки, пока братья спали. Не круглосуточно же о науке думать, в самом деле.

А холод и вправду какой-то адский стоит. Странно, что Дон его раньше не ощутил. Неужели так дует из-за того, что Мона не закрыла дверь? Сомнительно, что именно небольшая прощелина в незакрытой  двери могла создать такой сквозняк. 

В основании контуженного предплечья, там, где металлическая пластина от руки соединялась с кожей, противно закололо. Это был сигнал, что если Донни в ближайшие полчаса ничего не предпримет (при условии, что так и не потеплеет, конечно), старым ранам придется несладко от механического протеза, который имел потрясающую способность обледеневать. Рука просто придет в негодность, а в плечо выльется кошмарная боль, которую станет невозможно переносить. Плавали, знаем.

Он заметил, как ящерица зябко обхватила себя за плечи, пытаясь хоть как-то согреться. Ведь несмотря на то, что они оба были мутированными рептилиями, человеческая теплота им вовсе не чужда, да и кровь, которая течет по венам, вполне себе горячая.

Черепах, не обращая внимания на валявшиеся под ногами книги и страницы, протопал к заваленному всяким книжным и не только  хламом ветхому шкафу, который вот-вот норовил рассыпаться прямо на глазах.

- Так… Где у меня это было-то… - Дон перевел переключатель визора на усиленное сканирование, и принялся бесстрастно рассматривать содержимое этой древней конструкции, которую и мебелью-то сложно назвать. – Мда, оказывается в книге еще и крыса дохлая зажата… Какая бесславная смерть между смертоносными страницами…  О, нашел!

Он запустил руку куда-то вглубь одной из полок, на которой было особенно много барахла, и вдруг выудил на свет широкий шерстяной шарф с черно-красными полосками, который тут же кинул продрогшей ящерице. - На, заматывайся. Не мозоль мне глаз своим полуголым трясущимся видом. Твоему прикиду все равно терять нечего, так что сойдет.

Но когда Мона Лиза снова запела про выход в свет в невесть каком наряде, Дон поспешил открыть рот для возражения:

- Дорогуша, ты меня не переубедишь.

И он хмуро посмотрел в ее янтарные глаза, вложив во взгляд все свое негодование надоедством молодой ящерицы. Только вот уж чего Донателло ну никак не ожидал – то, что дерзкая девица сменит свой обычно дерзко-агрессивный тон на жалобно-просительный. В этот момент она выглядела как маленькая девочка, которая уговаривает спешащего отца еще немного покачать ее на качелях. Вряд ли даже по самые печенки занятые родители (если они нормальные родители, конечно), смогут устоять перед не таким уж и сложным желанием маленького ребенка.

Также и Дону осталось лишь с досады стиснуть зубы и мысленно сначала порадоваться, что смог не изменить кислое выражение лица, а потом побранить себя за приятно расплывшуюся по телу сентиментальность, которую Донни не хотел признавать. Ему казалось, что это проявление слабости, которая способна рушить все разумные доводы. Но он ничего не мог с собой поделать. Лишь попробовать перевести тему с дел сердечных на дела голодножелудочные.

- Действительно, надо бы поесть...Иначе долго не продержимся. Ладно, чешуйчатая, - махнул он рукой. – Пойдем, выйдем. Авось и еда подоспеет. А не подоспеет, залезем в какую-нибудь пиццерию.

Черепашка, снова протоптав по рассыпанным книгам дорогу к двери, дернул ее за ручку. И тут же его обдало воистину морозным воздухом, вкупе с небольшой снежной бурей. В хижину ворвались снежные сугробы, которые осели аккуратными холмиками у порога. Изобретатель почувствовал небывалый шок от развернувшейся перед ним картины.  Снег. Тонны снега. Город буквально завалило каким-то невиданным снежным бураном. Или это только на его окраине  так?

- А ты уверена, что сегодня не Новый год? – ошеломленно спросил Донателло. – Как-то совсем не тянет на ваш Хеллоуин.

И тут визор, все еще работающий в режиме усиленного сканирования, указал на особо объемный сугроб в двух шагах от порога жилища. Донателло, загребая ногами снег, приблизился к подозрительному объекту.

- Что это тут у нас… - Неожиданно вместо ответа в его руках оказалась основательно промороженная пицца, которую он ждал еще с начала вечера. – Понятно теперь, куда запропастился разносчик. .. Мона, не желаешь погрызть ледяную пиццу?  - повернулся черепашка к Лизе. -  На вкус как айсберг! Нет, с этим миром определенно что-то не так… Нужно идти в город за информацией. Пойдем, чешуйчатая. Ты же хотела легкой праздничной прогулки?

Отредактировано Mecha Don (2015-10-23 10:50:44)

+2

6

Глухо покашляв в кулак, саламандра с благодарным кивком приняла на руки потрепанный шарф, аккуратно обмотав его вокруг собственной шеи и небрежным жестом разгладив махрящиеся концы. Колючий.Покосившись в сторону книжного разхвала (и не только всевозможного чтива там было полно), ящерица озадаченно почесала переносицу, - Когда ты не ворчливый зануда, ты бываешь очень милым, спасибо за шарф, - Широко ухмыльнувшысь и небрежным жестом ткнув указательным пальцем в безобразно огромную кучу мусора, кхм, точнее, на кучу вещей принадлежащую гению, - Напомни мне потом прибраться тут у тебя. - Она закинула болтающийся на груди конец шарфа за плечо, - Дохлые крысы в книгах - это не дело. - Девушка с деловым, и определенно, гордым своей маленькой победой видом, проследила за тем, как черепашка покорно и неторопливо проплывает мимо нее в сторону двери. То то же. А то не хочу. Не буду.
Тонкая ладошка сжимается в кулак и Мона уперев руку в бок задумчиво хмыкнула, тряхнув завязанными в тугие хвостики растрепанными кудрями... и чуть не улетела грудью в противополжную стенку от морозного порыва прямо в фактически ничем не прикрытую спину. Мона конечно сильная девушка. Очень сильная и смелая: не боялась ни воды ни огня, могла встать на защиту слабого и выйти в первых рядах на поле битвы. Но когда вам по хребтине из теплого то помещения внезапно "ошпаривает" холодом... Извините! Тут наверное даже самый бывалый, самый закаленный в боях бравый воин звучно бы матерился, позабыв обо всем. Что уж говорить о простой женщине? Пускай даже мутантской внешности...
Короткий девчачий визг на мгновение огласил тесную каморку изобретателя, и Мона Лиза одним прыжком взлетела, ну точь в точь дикая кошка, прямо на стол умника, опасно пошатнувшись, смешно поджав одну ногу и заслонившись массивным хвостом. И все то время пока черепашка сходил "за пиццей и обратно", бывшая студентка, совершенно характерно для слабого пола, стояла на столешнице испугано тараща глаза и едва слышно пищала чуть ли не на уровне ултразвука, цепко обхватив себя за покрывшиеся мурашками плечи. И молча наблюдала за расползающейся по полу, спасибо Дону и открытой настежь двери, белой, колкой, холодной пышной "подушке". Которая всем своим видом вызывающе "смотрела" на мутантку снизу вверх - прыгай! От одной этой мысли становилось дурно... И лишь спустя минуту-другую, вернее, после возвращения Донателло, который наконец догадался прикрыть двери и теперь задумчиво разглядывал покрытую инеем белую коробку с пиццей, Мона постепенно осознавала, в какой нелепой ситуации она оказалась... и поспешно слезла на пол, на цыпочках обойдя выросший посреди логова пышный сугроб, и зябко прислонилась к мускулистому (целому) плечу техника, потрясенно и непонимающе взирая на твердые, как камень, треугольные куски выпечки. На бордовых кружочках салями застыли хрустальные капли влаги, застывший плавленный сыр был похож на гребни морской волны, а растрепанные кольца помидоров смешно топорщились вверх, и в целом зрелище мороженной пиццы, которая еще некогда дышала жаром, казалось довольно красивым... если бы ее состояние не было абсолютно противоестественным! В смысле нет конечно, пицца замороженной бывает и еще как.
Но не в этот раз...
Господи. На улице снег. И не просто редкие снежинки, что бывают холодной, мокрой осенью - а настоящий зимний снегопад!
- Что-то не так... - Эхом повторила слова гения саламандра, потуже завязывая шарф. Ее когтистая ладошка осторожно подцепила один треугольник, и девушка в очередной раз молча поразилась увиденному - прямой, промороженный насквозь, твердый кусман которым при желании убить можно. Например ткнуть "заостренным" концом в глаз? - Обалдеть... - Она с сомнением подняла взгляд на черепашку и разжав пальцы с характерным грохотом тяжелого предмета о картон, уронила пиццу обратно в раскрытый короб, - Может это такой хеллоуинский розыгрыш? - Более глупого объяснения просто не придумать. Но ведь в самом деле подобное явление более чем аномально, и иначе, как представив это дурным представлением, ну там, для запугивания и развлечения разодетой малышни. Внезапно посреди Хеллоуина слепить страшную снежную бабу? Вроде и необычно и в то же время очень весело, почему бы и нет, правда? Эти мысли несколько успокоили встревоженную, и чего уж, от неожиданности продрогшую Мону Лизу. Правда вот мутант, очевидно, так не считал. Достаточно только взглянуть на его в явном скепсисе изогнувшуюся зеленую "бровь"... Ох да ладно тебе! - Может это и впрямь игра? Делают же искусственный снег, лед и так далее... Довольно необычно устраивать подобное в такую ночь, но мне кажется это для веселья и... мило... Прямо Кошмар перед Рождеством с тыквами, скелетом Джеком в костюме Санта Клауса и скелетонами-оленями, - Расплывшись в широкой белозубой улыбке Мона тихо хихикнула, и перехватив недоуменный, и даже чуточку раздраженный взгляд изобретателя, утомленно прикрыла веки, уныло добавив, - Ко всему прочему, похоже мне придется основательно прогнать тебя по хитовым и классическим фильмам и мультфильмам, а то ты просто зануда старпер. Нужно быть всезнайкой не только в области науки, вот мой Дон... - было начала гордым тоном ящерка, запрокинув голову вверх, и тут же замолчала, вытаращившись на хлопнувшую дверь, и коварно, змейкой, проползший во внутрь снег, - ... эээ... потом расскажу. Ты прав, в любом случае нужно узнать что происходит. Заодно зайдем ко мне, я захвачу куртку, и тебе что-нибудь захватим. Тебе нельзя мерзнуть, Железный Дровосек, - С усмешкой хлопнув ладонью парня по выпуклому панцирю, девушка решительно преодолела расстояние до двери.. и оказавшись на пороге, в очередной раз поежилась от холода, неловко ступая в снег, и одновременно с тем ловко подхватывая хвостом оставленную ею раннее биту. - Бррр...
На крышах все казалось не так страшно, как ни странно, а может все потому, что стремительно нарастающие сугробы просто напросто переваливались через бордюр, и высоким покрывалом оседали внизу, на дороге, на проезжей части... на плечах мерзнущих пешеходов, которые в искреннем недоумении и огорчении пялились в темное, почерневшее от туч небо, с которого сыпались белые хлопья. подхватываемые капризным ветром, рвавшего чужую, праздничную одежду как нечего делать. Музыка стихла... Смеха больше не было слышно - скрип снега под ногами, недовольный ропот, плач -- все смешалось в угнетающую какофонию звуков, а запорошенные фигуры, погасшие, посеревшие тыквы и бумажные мушки-вампиры с оборванными крыльями, то тут, то там свисающие с деревьев, выглядели теперь по настоящему пугающе, и даже откровенно неприятно. Мутанты быстро добрались до родного чердака саламандры, и теперь находились у Моны дома - бардак, чуть меньший, чем у Донателло в его временном пристанище. Девушка впопыхах собиралась на праздник, и по всей комнате валялась одежда, косметичка буквально "выпотрошенная" на кровати, а так же кружки с недопитым кофе и чаем, стопочкой наваленных в раковине. Плотно закрыв створки круглого, чердачного окна и на полную включив обогреватель, ящерица подхватила со стола ноутбук и всучив его в руки умника, улетела срочно за горячим чаем и кофе, чай для себя, а кофе для здешних кофеманов.
Промчавшись по крышам ночного Нью-Йорка, стало совершенно очевидно, что похоже шуткой здесь и не пахло. Слишком все были угнетены случившимся - какое там веселье.
- Посмотри, что говорят синоптики? Этому должно быть какое-то объяснение! Такого ни разу не случалось, я не думаю что это все из-за погоды. Может выброс каких-то токсических веществ в атмосферу вызвал катаклизм и повлиял на внешнюю среду?

+1

7

Мона Лиза явно не восприняла всерьез эту внезапную смену погоды, когда вместо теплой осени тебе в мгновение ока подсовывают морозную зиму. Ей даже сейчас все хохотушки да веселушки, лишь бы поиграться словно маленькому ребенку. Это могло бы выглядеть мило, кабы не было все так серьезно. Кто или что создало данную аномалию? Почему снег, а не жара, допустим? Вряд ли тут виноваты синоптики, которые предсказывают погоду обычно по гадальным картам госпожи Рады, ну и решают через спор у кого сегодня спину ногу сильнее свело. Уж больно явный наблюдался контраст.
Со скучным видом изобретатель сидел на валике кресла и вполуха слушал хихиканья ящерицы, пытаясь продумать их дальнейший план действий. Замерзшую коробку с несъедобной пиццей он зачем-то переместил на стол, а в обледенелую руку разносчика, который до сих пор валялся в сугробе, не некоторого без труда ввинтил двадцатибаксовую купюру в виде самокрутки. Ну старался парень, ну не успел чуток, что его теперь без чаевых бросать? А там растает – и сразу бабки узреет. С такими перспективами замерзать поди куда приятнее.
Так вот, о чем это весь сыр-бор? Ах, да. Прежде всего нужно больше информации, а для этого необходимо было определить, откуда идет сигнал. Судя по всему, сигнализировалось явно не рядом, раз визор, даже несмотря на сверхчувствительный режим, все же не смог определить источник. Он ловил лишь слабые волны, которые приходили уже практически рассеянными.
- Нужно идти к центру города, - скорее самому себе, чем ящерице задумчиво сказал Донателло. – Возможно, там станет понятней, что и как. Не исключено, что в этом замешаны инопланетные андроиды Крэнги.
« А вдруг повезет спереть у них хоть один источник питания, который сможет отправить меня обратно в свой мир? А вдруг…»
Неугомонная Мона, видя, что черепашка смотрит на нее  скептическим взглядом «девочка, ты о чем вообще сейчас?» заподозрила гения в идиотичной недогоняемости ее речей о реалиях современной ТВ культуры.
- Ко всему прочему, похоже мне придется основательно прогнать тебя по хитовым и классическим фильмам и мультфильмам, а то ты просто зануда старпер. Нужно быть всезнайкой не только в области науки, вот мой Дон...
- Нет уж, - хмуро ответил ей изобретатель, едва ли не перекрестившись. – Предпочитаю смотреть научные диафильмы о цикле жизни кольчатых червей. А развлекухи оставь своему парню, чтоб он не заснул в самый ответственный момент. 
Наконец-то саламандра успокоилась и согласилась, что не  мешало бы и понять, откуда взялось сие снежное великолепие, и прежде чем Дон успел подняться с кресла и шагнуть к двери, девушка, шлепнув того по панцирю, оказалась перед ней первой. Черепашка иронично  усмехнулся.
- Не могу отказать даме в ее стремлении познать тайны закрытых дверей!  Если что, целься в глотку - и битой, битой!
Когда Мона открыла дверь – в хижину ворвался такой ветер со снегом, что даже лысина Донателло стала больше походить на полированную кастрюлю, припорошенную снежком. Что уж говорить о давно погибшей прическе Моны Лизы (если она, конечно, вообще, у нее была).
- Мороз усиливается! Быстро выходим!
Схватив здоровой рукой ящерицу за запястье, Донателло быстро потащил ее к пожарной лестнице напротив, которая обслуживала соседский сарайчик.  Почему-то казалось, что по крышам они более шустро добегут до квартиры Моны, чем если бы пытались прокопать себе путь внизу.
Буквально забросив ящерицу по лестнице вверх, которая взлетела ракетой «Восток-2» благодаря ударной силе панцирного «Байконура»  и собственной ловкости,  Дон уже собрался сам последовать ее примеру и даже схватился за нижние обледенелые прутья, как вдруг механическую руку пронзило острой болью. Тело резко зашатало в судороге, и гений едва удержался за лестницу, дабы не рухнуть мордой в сугроб.
- Ох, вот это потрясающе… - Зеленое лицо скривилось под гримасой боли, Дон даже не думал, что мороз может так действовать на место соединения механизма и живой плоти. С визором было попроще – он-то вообще больше был похож на металлический монокль, который беспрепятственно снимался с головы. – Надо срочно в укрытие, пока рука не полетела к чертовой бабушке на чертовы блинчики…
Пришлось активировать аварийное питание, которого, однако, вряд ли хватило бы надолго. Но по крайней мере, Донателло пришел в себя и снова смог рассуждать.
Велик был соблазн вернуться обратно домой(благо никуда еще не успел уйти) и замотать теплым чем-нибудь руку, а точнее место соединения организма с рукой, чтобы Зимний Солдат скоропостижно не  окочурился от обморожения в области раны. Только вот чем, простите? Книгами? Или проводами от компьютера?
Нет, нужно идти к Моне, уж у нее-то больше шансов разжиться бабушкиными платками, вполовину съеденными молью. На худой конец сгодится и гусиный пух из подушки, который можно приклеить смолой к нервным окончаниям (ха-ха!).
Донателло тряхнул головой и, наконец забравшись на крышу чуть быстрее пьяной обезьяны, он все же смог прибавить скорости. Благо саламандра ушла недалеко, изобретателю не пришлось долго петлять по оставленным ею следам в снегу.  Настигнув Мону, Донни попрыгал с нею по крышам и парапетам, к вожделенному теплу, которое обещала квартирка Моны.
И все же Донни не мог не заметить, как стало тихо. Еще вот с утра он слышал так раздражающую его шумную подготовку людей к предстоящему веселью, уже со всех сторон звучащую музыку, а некоторые были даже облачены в костюмы из кошмаров на улице Вязов. И тут тишина… Будто все разом переехали из засыпанного снегом Нью-Йорка. Как-то зловеще выглядел этот внезапно замерший город с кое-где сохранившимися следами недавнего торжества. Обрывки растяжек, развеваемые флагом на ветру… Кое-где внизу такие же заледенелые фигуры из вампиров и ведьм…  Торчащие из сугробов вырезанные головки тыкв… Жуть. Всегда пугает подобная нелюдимость.
Они даже не перекидывались словечками – так и добежали в гробовом молчании до чердака Моны. По хозяйски запрыгнув через окно прямо на диван, Донателло с удовольствием ощутил тепло, которое немедленно начало вырабатываться из включенного обогревателя. Лед на лысине начал таять, и по рельефу носа потек такой себе весенний ручеек.
- Другое дело. – В кои веки Дон даже улыбнулся, чувствуя, что еще чуть-чуть, и он пойдет тереться об батарею, как мартовский кот. Велик был соблазн растечься заледенелыми конечностями по всему диванчику , но нужно было спасать мир. Ну или хотя бы город. Донателло даже вздохнул от некоторой досады – чего миру и городам так нравится вляпываться по самую дыню в глобальные неприятности?
Нежился мутант недолго – в руки ему немедленно прилетел ноутбук хозяйки, которая уже смылась кофеварить.
О, другое дело. Донателло тут же сел и, хрустнув пальцами, заиграл по клавишам не хуже пианиста-виртуоза, со скоростью свиста выискивая информацию. Правда, что мог дать обычный Интернет? Ну да, ленты новостей пестрили репортажами журналистов о славном городе Нью-Йорке, которого внезапно завалило снегом и ученые по всей стране отчаянно пытались раздуть свой мозжечок, чтобы хоть как-то объяснить сию аномалию. Подавляющее большинство профессоров сходилось во мнение, что это просто этакая погодная «мутация», просили людей не волноваться, мол, скоро должно все сойти, но на всякий случай запастись шубами и валенками. А где доставать сиюминутно эти самые валенки – товарищей в белых халатах ничуть не волновало. Сам мэр города планировал ввести чрезвычайное положение и божился кинуть всю расчищающую технику на тротуары города.
- Нетрудно догадаться, что никто и понятия не имеет обо всем этом, - пробухтел монитору Донни, с унынием читая последние хроники. – Люди так и не научились верить в искусственный интеллект, стоящий за пределами космического пространства…
Свернув все окна, он вдруг обнаружил фото рабочего стола, которое раньше не увидел из-за какого-то открытого девичьего сайта. На фото красовались две сияющие во все зубы физиономии, прижатые щеками друг к другу – Моны Лизы и… Донателло? Правда, несколько отличного от недоуменной физиономии смотрящего на это великолепие другого Донателло.
- Надо же…  Как я тут отощал, бедняжка, дитя постапокалипса прямо... И почему у меня лицо типичного ботаника, да еще и дырка в зубах? Эй, дорогуша, - крикнул он в сторону кухни откуда уже плыл ароматный запах кофе, ради которого не грех и повеситься. – А мои братья тут тоже выглядят так, будто за ними еще в детский сад на родительское собрание идти?
Впрочем, долго мутант любоваться на собственную альтернативную физиономию не стал. Сняв визор с головы, он пристроил его рядом с ноутбуком на столе и отвинтил всеразмерной отверткой, с которой никогда не расставался, небольшую пластину под желтым стеклом. Ловко поддев все той же отверткой пару тонких проводов, Донателло быстро подсоединил механический глаз к ноутбуку и перевел переключатель в усиленный режим поиска чужеродного сигнала, который изменял температуру окружающей среды. На экране сначала ничего не было, затем вдруг всплыло окошко с картой города и, немного погодя, ясно очертились слабо видные волны в виде полумесяцев. Прокрутив мышкой по ходу этих магнитных полумесяцев, Донателло довел стрелку до какой-то башни. На ней-то  и мигала маленькая точка, от которой во все стороны шли волны.
- Хм… - задумчиво потянул Дон, прищурив глаза. – Похоже, это башня Торгового центра… Не исключено, что крыша – там прекрасная антенна.
Он отодвинул мышку и аккуратно коснулся обжаренного до шашлычного состояния подслеповатого глаза. Ладно, маска еще могла хоть как-то прикрыть ожог, но вот рука… Кстати. Аварийный заряд подогрева уже точно кончился, и если Донателло собрался изображать Зимнего Солдата, а не Зимнюю Бабу с палкой, то неплохо бы и биомеханизм подлатать. Может, попробовать облегчить конструкцию? Черт, почему он только не взял инструменты?
- Мона! - снова позвал ящерицу изобретатель, все же отвинчивая с руки металлическую крышку. – А у тебя случайно не завалялся где-нибудь паяльник? Может, твой школьник тоже имеет привычку разбрасывать инструменты повсюду? Да, и тулуп мне найди на всякий случай…

+1


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Заброшенные игровые эпизоды » [А] Конфеты или жизнь? На худой конец - шубу!!!