Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » III игровой период » [С3] You are NOT on my side.


[С3] You are NOT on my side.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s2.uploads.ru/KfXs5.jpg

Дата и место: 18 мая 2013 года; штаб-квартира Клана Фут
Персонажи: Леонардо и Алопекс

Краткий анонс: прошло вот уже два дня с момента предательского нападения на старую квартиру Эйприл О'Нил. Черепашки и их мастер бежали в Норхемптон, а для Шреддера они так и вовсе являются мертвецами в полном смысле этого слова. Теперь глава Клана может сосредоточиться на других проблемах, таких, как, например, поручение важной миссии своему новому ученику — Леонардо. А чтобы проверить, насколько крепка его выдержка, Ороку Саки назначает ему в помощники Алопекс, полярную лисицу-мутанта, некогда возглавлявшую миссию по похищению Моны Лизы... и во многом повлиявшая на последующие изменения в характере Бесстрашного Лидера.

+2

2

Интересно, мастер Шреддер вообще знал, что это такое — обычный выходной?

Временами, у юной полярной лисицы создавалось впечатление, что ее хозяин вообще не ведал ни сна, ни отдыха. Ведь, если подумать, она ни разу не видела его спящим или, хотя бы, просто отдыхающим. Разве что во время медитации, но разве могла медитация заменить собой полноценный, здоровый сон? Хотя, возможно, Алопекс просто чего-то не знала. В конце концов, она не так давно обнаружила у себя способность разумно мыслить и делать какие-то логические выводы из собственных наблюдений; вдобавок, обучение древнему и сложному искусству ниндзюцу, равно как и напряженная работа (в основном, по устранению вражеских недоброжелателей, рискнувших бросить вызов Шреддеру), отнимали у нее много сил и времени. Так что, познания Ло об окружающем мире, как правило, ограничивались короткими, беглыми взглядами в сторону ярко освещенных ночных улиц, в те моменты, когда девушка тенью проносилась над ними в очередном головокружительном прыжке с крыши на крышу, в процессе выполнения очередной серьезной миссии по делам Клана. Не то, чтобы она многое могла рассмотреть, и не сказать, чтобы ей всегда нравилось то, что она видела. Да, Нью-Йорк всегда завораживал мутантку, как глубокой ночью, так и при ярком дневном свете; однако, в то же время, Алопекс понимала, что этот город полон не только слепящего бриллиантового сияния, но также грязи, боли, страха и лжи. Сколько раз ей приходилось марать свой чистый белоснежный мех в чужой крови? Сколько раз она выслушивала чужое раболепное бормотание, злобные угрозы, испуганные стоны и выкрики... жуткое предсмертное клокотанье в перерезанном горле противника? А как часто чуяла вонь и смрад, исходившие из грязных подворотен? Как часто ее взгляд натыкался на отвратительные горы мусора, полуразложившиеся тела городских ворон, отвратительные пятна слюны на загаженном асфальте? Как бы ни было сильно любопытство Алопекс, она не испытывала особого желания исследовать этот странный, неприветливый мир за стенами штаб-квартиры Клана. Если ей выдавались краткие часы отдыха, она, как правила, старалась провести их максимально уединено, зарывшись носом в какой-нибудь учебник (обычные книги ей читать запрещали, видимо, не хотели, чтобы голова наемницы была забита лишней ерундой), или по привычке отрабатывая какие-то несложные ката, в совершенстве исполнения которых она не была до конца уверена, или же просто расслабленно дремала в тишине своего скромного, полупустого закутка, в котором только и были, что шкаф с немногочисленной одеждой и обмундированием да убирающийся в него же спальный матрас с постельным бельем. Большего Алопекс и не требовалось.

...как, очевидно, и ее мастеру. Покои Шреддера выглядели достаточно внушительно, но им был присущ традиционный японский минимализм — такое ощущение, что их хозяин совсем ни в чем не нуждался, кроме как в низком деревянном столике для работы с бумагами или для проведения скромной трапезы. Ло сидела перед ним уже битых полчаса, молча изучая очередную партию досье, время от времени отвлекаясь на то, чтобы быстро покоситься на бесстрастное лицо Ороку Саки — и тут же уткнуться носом обратно на мелкий печатный текст, боясь, что тот заметит ее короткий обеспокоенный взгляд и сделает ей замечание. Она не хотела тревожить его зря. Просто... Минуло всего два дня с тех пор, как они сумели покарать одного из самых злейших своих недругов, печально известный Клан Хамато, не без труда умертвив престарелого главу-мутанта и его преданных учеников. Мастер заработал несколько поверхностных, но все же болезненных ран от чужих клинков, потерял много крови... И вот, не успел он толком восстановиться — как на горизонте замаячил еще один враг, точнее, сразу несколько врагов, не то, чтобы представляющих собой сколь-нибудь серьезную угрозу, но избавиться от них следует незамедлительно. Ведь эти люди — предатели, жалкие, отчаянные трусы, осмелившиеся тайно покинуть свои должности и тем самым опозорившие своего учителя. В их руках — свежие данные о последних успехах в области генной инженерии, сделанные местными учеными под начальством Бакстера Стокмана, которые можно продать за совершенно баснословные деньги, а также различные сведения о строго засекреченной деятельности Клана. В идеале, все это следовало похоронить заживо вместе с теми, кто имел возможность озвучить данную информацию перед кем-либо, будь то представители власти или охраны правопорядка, или главы других подпольных преступных организаций. Алопекс уже далеко не в первый раз бралась за подобные задания, и, как правило, справлялись с ними на "ура", зачастую в одиночку, хотя временами, конечно, ей приходилось вести за собой целый отряд ниндзя. Вот и теперь, похоже, лисице не обойтись без группы помощников. Сбежавший ученый не представляет собой угрозы для опытного бойца, тем более, бойца-мутанта, тем более, бойца-мутанта уровня Алопекс, а вот несколько солдат относительно высокого ранга, по какой-то причине ушедшие следом за ним и ныне выступавшие в качестве личных телохранителей, уже являли серьезную проблему. Песец с плохо контролируемой, холодной яростью уставилась на их фотографии, размышляя о том, каким же нужно быть неблагодарным, охамевшим ублюдком, чтобы предать своего мастера ради сомнительного богатства. Разве не Шреддер дал им все, о чем только можно было мечтать? Алопекс задавала себе этот вопрос каждый раз, когда ей предстояло отправиться на розыски очередного такого вот предателя, и по-прежнему не находила ответа. Сам мастер как-то раз обмолвился о том, что эти люди слабы и ничтожны по своей природе, что они просто слишком глупы, трусливы, ненадежны; они не способны хранить клятву верности, а следовательно, не достойны того, чтобы жить. Интересно, что он должен был чувствовать, наблюдая за тем, как его подопечные, те, в кого он вложил столько времени, сил, любви и терпения, осознанно плюют на его учение и на глазах превращаются из преданных солдат в злейших врагов Клана? Должно быть... должно быть, ему было очень больно смотреть на такие вещи. Алопекс вновь поймала себя на том, что тревожно, с ноткой жалости смотрит на хозяина поверх плотного листа бумаги, неосознанно сжимая его когтистыми лапами, отчего-то гладкая бумага мнется и становится гораздо менее привлекательной на вид.

Лицо Ороку Саки, как обычно, казалось абсолютно непроницаемым.

Я поняла вас, Мастер, — опустив взгляд, Ло усилием заставляет свой голос звучать ровно и спокойно, дабы ничем не выдать охватившего ее гнева. Бледные глаза лисицы, однако, уже зажглись дьявольским огнем — ей уже не терпелось отомстить этим выродкам за их предательство... за их учителя. Положив досье на место, рядом с другими, уже прочтенными папками, Алопекс уперлась ладонями в колени, низко и почтительно опустив ушастую голову. — Однако, — осторожно добавляет мутантка, все-таки решившись открыто посмотреть на сидевшего перед ней Шреддера. Она редко обращалась к нему с подобными просьбами, и никогда не знала наверняка, какая реакция последует в ответ, — я вижу, что в одиночку с этим заданием мне не справится. Эти люди прекрасно обучены и намного более опытны, чем я. Возможно, мне потребуется помощь такого же опытного и сильного бойца, который смог бы...

Если бы тебе не было по силам это задание, я бы не стал тебе его поручать, — холодно откликнулся Саки, не меняя позы и, кажется, совершенно не замечая на себе виноватого взгляда девушки. — Тем не менее, ты можешь взять с собой столько солдат, сколько сама считаешь нужным.

Спасибо, Мастер, — Ло еще раз низко поклонилась, прикрыв веки. — Я могу идти?

Нет, — Шреддер холодно посмотрел на замершую в недоумении лисицу, — у меня есть еще одно задание для тебя. Сегодня ночью ты возьмешь с собой одного из наших новобранцев. Он должен будет пронаблюдать за ходом миссии, в качестве наглядного примера того, что случается с предателями Клана, а ты — убедиться в том, что он хорошо усвоил этот урок.

Новобранца? — как правило, Ло практически никогда не задавала лишних вопросов, но на сей раз просто не смогла сдержать удивления. Голос ее, впрочем, оставался максимально сдержанным и даже осторожным. Она не желала злить мастера, равно как и расстраивать его своей глупостью, но слова Шреддера заставили ее слегка напрячься. Миссия обещала быть сложной, и присутствие новичка могло плохо сказаться на итоговом результате... Хотя бы потому, что наемница не любила отвлекаться на всякие мелочи, особенно, во время боя — а тут ей наверняка придется следить за действиями недоученного "салаги", которому, по-хорошему, следовало бы сидеть в сторонке и не отсвечивать, пока старшие по званию и более опытные воины разбираются с их противником. — О ком вы говорите, Мастер? — Шреддер не соизволил ответить, лишь коротко посмотрев поверх плеча Алопекс и кивнув стоявшим у дверей часовым, чтобы те открыли двери. Все еще недоумевая, лисица быстро оглянулась назад, да так и замерла, ошарашенно распахнув глаза.

Леонардо, — прорычала она против своей воли, слегка приподняв верхнюю губу и наморщив короткую, круто изогнутую переносицу в неприветливом оскале. Ну да, могла бы и сама догадаться... Наверное, просто еще не успела свыкнуться с мыслью, что кто-то из их бывших врагов ныне служил под ало-черным знаменем Клана Фут. Спрятав клыки, лиса с холодным, подчеркнуто-равнодушным видом проследила взглядом за приближением "новобранца", не рискуя открыто высказывать свое недовольство в присутствии Шреддера. У мастера наверняка были причины, чтобы доверять этому зеленокожему юнцу... Пускай даже сама Ло по-прежнему считала его чужим. Но слово учителя — закон, а значит, мутантке так или иначе предстояло смириться с присутствием Лео у себя под боком. Мрачно, исподлобья пронаблюдав за тем, как бывший лидер черепашьей команды  молча опускается на колени рядом с ней, Алопекс вновь устремила взгляд на Саки. Тот, как и раньше, казался абсолютно невозмутимым.

Приветствую, Леонардо, — произнес он, глядя на подростка с таким пугающим спокойствием, будто перед ним сидел кто угодно, но вовсе не старший сын и некогда любимый ученик его заклятого врага. — Сегодня ночью тебе предстоит отправиться на свою первую миссию. Алопекс выступает лидером отряда, а значит, ты обязан слушаться любого ее приказа. Твоя задача сегодня — наблюдать за происходящим, не вмешиваясь, и делать выводы из того, что ты видишь. Если у тебя есть вопросы — спрашивай.

+3

3

But I know where I belong
Away from your gods
That heal all wounds and light
This endless dark

Клан Фут был тем местом, где не тратили попусту времени на эмоции. Допускалось лишь проявление смирения и беспрекословное подчинение, все остальное пряталось глубоко в нутре каждого воина, где со временем перегорало, так и не найдя себе выход из мрачного плена отрешенности от собственных чувств. Воспоминания, боли от потерь, радости от ожиданий, да и просто любые всплески мирских, человеческих порывов - ничего не оставалось на худых лицах, скрытых под черными масками ниндзя. Только пугающее хладнокровие, когда не дрогнет ни один мускул и не опустится в пощаде рука, обнажившая клинок против кого-то неугодного Мастеру Шреддеру.

Леонардо отдавал себе отчет, что он сравнительно недавно пополнил собой и своим панцирем ряды безжалостных ниндзя и еще не в состоянии полностью подавить в себе все, чем была наполнена его душа, тем самым превратив себя в машину смерти. Или хотя бы просто в беспристрастного воина, способного идти до конца к своей цели, ни разу не усомнившись в выбранном курсе. Впрочем, это и было главным намерением Лео, когда он соглашался встать под черно-красные знамена Фут — научиться владеть собой в абсолютно любых ситуациях, даже если она выпирает за рамки его истинных понятий. Иначе мечник будет просто не в состоянии расквитаться с братьями и Сплинтером за все их надругательства над честностью старшей черепашки, что крепилась на его искренней вере в братскую любовь и авторитет мудрого отца. Но все оказалось сплошным кривым зеркалом, а Леонардо, наконец, умудрился раскрыть глаза и набраться смелости, чтобы признать страшную правду о своей, насквозь погрязшей в круговороте обмана семейке.
О том, как он собрался мстить  бывшей семье, Леонардо старался не думать, ограничившись лишь сливом координат квартиры Эйприл О' Нил, где он раньше довольно часто зависал, гоняя украдкой ото всех чаи с пончиками. Возможно, какие-то сомнения и обуревали предателя при столь бесчестном и откровенно неблагородном поступке, но обратной дороги у него больше не было — сам встал на скользкую тропинку, и теперь не жалуйся. Когда бывший лидер понял, что вместо надоедливых панцирных с учителем, и их друзей остался один лишь пепел, Лео впал в некоторое пространственное отупение. Он, конечно, жаждал расправы над лживыми братьями, но как-то не ожидал, что она окажется такой быстрой. В это вообще трудно было поверить, даже на основании того, что собственными глазами видел, как квартира Эйприл превратилась в тлеющий уголь из камина, в золе которого запеклось жареное черепашье мясо, присыпанное крысиным прахом.
Но Леонардо слишком хорошо знал своих родных и справедливо полагал, что, скорее всего, ребята успели сбежать, даже несмотря на старательное участие самого Шреддера во всей этой заварушке. Чай психопат Рене тоже не выглядел пушистым барашком на зеленых просторах, особенно в приступах звериного безумия. Так его и вовсе втроем одолели… К тому же не следует забывать о потрясающей живучести крыс, хоть и в столь почтенном возрасте.

Узнай Мастер Шреддер о сомнениях своего ученика в чистой победе главы Клана над стайкой Хамато, Лео пришлось бы пережить далеко не самые красивые моменты из своей новой жизни в каменных стенах Фут. Поэтому мечник благоразумно держал свои бунтарские соображения при себе, с будущим намерением выгадать день и самому нагрянуть на пепелище, чтобы все основательно там разведать. Пока же он опасался самовольно покидать суровые армейские пенаты, готовясь в любой момент предстать перед ледяным, пронзительным взглядом рослого сэнсэя и снарядиться на очередное проверочное задание.

Этот день не заставил себя ждать.

Леонардо с ногами сидел на своем жестком, казенном топчане, где без жалоб могли спать только профессиональные факиры, и лениво перелистывал потрепанный справочник по различным видам холодного оружия. В комнате было довольно сумрачно, лишь небольшая лампа на тумбочке освещала страницы, отбрасывая тяжелую тень фигуристого мечника на  гакемоно, висевшее на стене за его панцирем. На шелковом холсте была изображена целая сага о славном Такеде Синген, который прославился, благодаря своему военному мастерству и исключительному авторитету. Когда-то давно, еще в прошлой жизни, Леонардо основательно увлекся историей феодальной Японии и взахлеб зачитывался старыми пыльными книгами о самураях, коих было великое множество в комнате учителя Сплинтера. Черепашка даже украдкой прихватил парочку печатных изданий себе в спальню, чтобы еще неоднократно перечитать их, с мальчишеским восторгом погрузившись в древний мир японских воинов.

Сейчас же Леонардо перестали интересовать такие житейские мелочи. Он вообще старался по максимуму разгрузить голову от мыслей и прошлых предпочтений, отдаваясь целиком в ужесточенные тренировки, где дерутся только с настоящим оружием. Кроме того, то и дело периодически вспыхивающие ниоткуда мигрени неприятно давили на виски пульсирующими спазмами. Пару раз головные боли достигали такого мозгоразрушительного апогея, что пришлось обратиться за помощью к местным докторам во избежание взрыва сосудов. Сам мечник объяснил себе столь внезапную хворь тем, что ему пришлось за сравнительно короткий срок многое переосмыслить, да и всплывающие кадры из прежнего бытия, где все казалось таким замечательным, а на деле – кошмарным обманом, давали о себе знать, не желая прощаться с предателем и уходить от него в забвение. Снова и снова Лео мысленно возвращался к Майку, Рафу и Дону, буквально видя перед собой их честные, надеющиеся только на него одного глаза, цветов морской лазури, отполированной стали и солнечного диска. И затем эти же самые глаза смеялись ему в спину, усомнившись в способностях Бесстрашного. Никто из них троих не захотел попробовать понять чувства Лео, они даже не заметили переживаний лидера после череды неудач, которая едва не покосила ряды подростков-мутантов. Более того, братья источали желчь и недовольство, а то и вовсе забывали о существовании Леонардо. Ну подумаешь, бегает где-то наш хмурый старший брат – какое нам собачье дело до него? Не младенец, справится со своими проблемами сам, а у нас дела и поважнее.
Но самое главное разочарование неожиданно прилетело от Сплинтера. Леонардо не просто верил в старого мастера и его учения, он боготворил Йоши, старался во всем быть похожим на него и стать лучше своих братьев. Спокойствие, рассудительность, правильность – в этом был весь Хамато Йоши, и, несмотря на свой изредка вырисовывающийся характер, мечник  добросовестно следовал столь нехитрым истинам. В свою очередь, пожилой крыс с каждым разом требовал от ученика все большей ответственности, возложив на еще не окрепшие в суровых реалиях плечи лидера непосильную ношу. В конце концов, Лео сломался, окончательно потеряв себя в гуще фантомов.

Встреча со Шреддером будто повернула время вспять, приоткрыв завесу кровавой тайны из молодости Хамато Йоши и расколов внутренний мир  лидера на тысячи мелких осколков. Все, во что верил юноша, оказалось лишь красивой оберткой, которая успешно спрятала мрак прошлого в душе Сплинтера. Лео был опустошен и раздавлен. Когда он немного пришел в себя, то почувствовал, как внутри медленно, но верно разгорается пламя мести, да и просто жажда справедливой вендетты  для старого мутанта и его приспешников, именуемых братьями.
Леонардо был благодарен бывшему врагу за проявленное милосердие, когда Ороку Саки, по идее, должен был на месте нашинковать на колбасу столь надоедливого панцирного, который неоднократно срывал далекоидущие планы преступного воина…

…Черепашка перелистнул страницу и бегло пробежался по открывшимся картинкам эволюции кинжалов. Дойдя до фотографий японских видов, Лео невольно остановил хмурый взгляд на паре сай и несколько секунд сверлил снимок, словно пытался испепелить фотографию с оружием, которое носил его брат. Впрочем, наваждение длилось недолго – спокойный низкий голос местной прислуги донесся до ушей бывшего лидера, тем самым вернув Леонардо в нынешнюю реальность:
- Леонардо-сан, мастер Шреддер желает лицезреть вас у себя в покоях. Желательно, как можно скорее.
Лео оторвался от книги и флегматично взглянул на фигуру невысокого прислужника в проеме тяжелой двери. С хрустом качнув затекшей шеей, предатель в некотором довольстве прикрыл утомленные полумраком голубые глаза. Наконец-то.
- Я понял, Такуми, сейчас буду. Потеряйся.
Прислуге ничего не оставалось, как учтиво поклониться ответу и последовать совету Лео – исчезнуть с его гнетущего взора, бесшумно затворив за собой дверь. Не то чтобы Леонардо возомнил себя коронованным принцем, просто у него не было желания добровольно заводить дружеские отношения с кем бы то ни было. Кроме Караи, разумеется.
Отложив книгу в сторону, Лео спустил ноги с кровати, выпрямляясь во весь рост. Нужно было поторапливаться – Ороку Саки крайне недолюбливает копуш и дилетантов, не способных поддерживать железную дисциплину среди соклановцев. Тем более, что Мастер явно не в японскую оперу просит шевелиться, наверняка у него появилось задание для Лео.
Значит полагалось нестись сломя голову при полном параде. Поэтому Леонардо быстрым шагом подошел к боевой стойке с обмундированием и шестом Бо, который при необходимости превращался в пару нагамаки, и в считанные минуты собрался, не забыв рассовать по карманам на поясе дымовые шашки. Остается надеяться, что на этот раз задание будет посерьезнее, чем ткнуть пальцем в карту на участок, где затаились советские партизаны.


Увидев полярную лисицу в личной комнате Шреддера, восседающую за низеньким столиком для письма, на котором стопочкой лежали какие-то бумаги, Леонардо с молчаливым недоумением  поднял глаза на предводителя.
- Леонардо, - не очень дружелюбно прорычала ему вместо приветствия Алопекс, осмелившись даже обнажить клыки, будто предатель успел ей чем-то досадить здесь, в Клане. В другое время возможно, Лео удостоил бы песца ответом, но он лишь едко усмехнулся ей кончиками губ и под непоколебимым взором Ороку Саки занял место рядом с белой мутанткой, в смирении опустившись на колени перед столиком и внимая каждому слову своего нового учителя. Невозмутимо выслушав Саки, и  тщательно скрыв выступившее раздражение от того, что он теперь вынужден подчиняться этой коротышке,  да при этом практически ничего не делать, Лео лишь осмелился поинтересоваться:
- Могу я хотя бы узнать суть моего… гхм… нашего задания, мастер Шреддер?
Получив разрешение на ознакомление с содержимым бумаг, лежавших на столике, юноша взял первое попавшееся досье и внимательно принялся вчитываться в печатные листы, изредка бросая косые взгляды на Алопекс. Понятно, что первая миссия того, кто совсем недавно стоял по другую сторону баррикад, вряд ли будет заключаться в ковровой бомбардировке мегаполисов, но неужели он не заслуживает чуточку большего, чем просто быть послушной тенью белохвостой куноичи?

Отредактировано Leonardo (2016-06-09 10:45:09)

+2

4

Заметив сдержанную ухмылку юноши, столь холодную и вместе с тем поразительно наглую, Алопекс с огромным трудом подавила ответный оскал. Мастеру не понравилось бы ее поведение... Спокойствие, хладнокровие и железная выдержка — вот три ключевых качества истинного солдата Клана Фут; эмоции затмевают разум и мешают ясно мыслить в бою, а следовательно, их необходимо усмирять. Вот и сейчас, Ло волевым усилием заставила себя успокоиться и с прежней равнодушной миной отвернуться от севшего рядом с ней мутанта. Однако, лисица ничего не могла поделать с охватившим ее раздражением. Ей претило буквально все, начиная с самого присутствия Леонардо в личных покоях Шреддера и заканчивая его сдержанным обращением к их общему учителю. Даже запах черепашки, и тот неприятно щекотал ноздри, вынуждая вспомнить их первую встречу, когда Лео еще считался врагом Клана, что казалось Алопекс куда более правильным. Мастер, вне всяких сомнений, был куда умнее и дальновиднее, чего все его ученики вместе взятые; у него наверняка имелись какие-то свои, донельзя убедительные мотивы на то, чтобы впустить этого лживого, скользкого паренька в их семью... Ло с готовностью это признавала, но бывший воспитанник Хамато Йоши все равно оставался для нее чужаком, не достойным не то, что внимания, но даже элементарного доверия. Он ведь уже предал своего учителя один раз, так откуда взяться уверенности в том, что он не сделает этого еще раз? Словом, Алопекс твердо вознамерилась держать Леонардо в поле зрения, дабы не упустить первого же тревожного звоночка, оповещающего о том, что этот проныра вновь решит взяться за старое и сыграть дурную шутку с ее обожаемым сэнсэем.

Я слежу за тобой.

В то время, как ушастая куноичи то и дело искоса поглядывала на сидевшего сбоку от нее Леонардо, Шреддер все также, без малейшего проблеска сомнения или недовольства откликнулся на вопрос юноши, впрочем, не став углубляться в какие-то детали по части предстоявшей им миссии. В конце концов, это была вовсе не его забота. Он лишь ставил перед ними конкретную цель, а мутанты, в свою очередь, должны были добиться ее полного исполнения. И все-таки, на первый раз Саки позволил себе быть чуть более... разговорчивым, что ли?

Как я уже говорил тебе в нашу самую первую встречу, Леонардо, Клан Фут никогда бы не сумел возродиться из пепла и стать самым могущественным кланом в мире, если бы мы жили с вечной оглядкой на прошлое. В моем подчинении находится множество талантливый ученых, день и ночь бьющихся над возложенной на них задачей: все они ищут новые, научные, высоко технологические пути усиления нашего господства и влияния... К сожалению, не все из них преданы мне в достаточной мере, — степенно произнес Мастер, как обычно, не выдавая своим голосом ни единого признака тревоги или сожаления. — Время от времени, отдельные и, очевидно, далеко не самые светлые головы предпринимают попытки вынести засекреченную информацию за пределы исследовательского центра. Тогда-то в дело и вступают мои верные ассасины. Как правило, устранение предателей не занимает у них много сил и времени, — говоря это, Шреддер подбросил мутанту еще парочку увесистых папок с досье. Глазам Лео предстали фотографии сбежавшего ученого: неказистого, полноватого человека в квадратных очках и с растрепанной, будто стоящей дыбом шевелюрой, а также снимки двух рослых азиатов в традиционных одеяниях Фут — внешне ничем не примечательных, но, судя по их обмундированию, явно не последних воинов в клане. — Впрочем, на сей раз отряд Алопекс имеет дело не только с этим жалким ничтожеством в белом халате, но и бывшими лидерами наших боевых подразделений. Оба отлично обучены искусству ниндзюцу и имеют за своими плечами внушительный опыт полевых сражений. Когда-то они были весьма полезны... Но наш Клан не терпит предателей. Полагаю, мне не нужно объяснять тебе, что это значит, — взгляд черных глаз Мастера с плавностью смертоносного клинка скользнул в самую душу Леонардо, неприятно похолодив ту изнутри. Следуя примеру учителя, Ло и сама перевела взгляд своих жутких черно-желтых глазищ на лицо юного мутанта, со скрытым любопытством наблюдая за его реакцией. Было заметно, что Лео не слишком-то понравилось услышанное, но никаких явных возражений с его стороны так и не последовало... Что ж, уже неплохо. Интересно, хватит ли ему выдержки — спокойно смотреть на то, как кого-то, пускай даже совершенно ему не знакомого, безжалостно убивают на его глазах? Не всякий начинающий боец мог выдержать такое зрелище. Алопекс было куда проще в свое время: во-первых, она изначально была диким зверем — хищником, охотником, основным добытчиком еды в стае, — и не боялась вида чужой крови, в том числе пущенной ее собственными когтями; во-вторых, в ней еще не проявилось такого богатого спектра эмоций, как у основной части ее сверстников, равно как и не было четкого разделения добра и зла, привитого Леонардо его старым учителем. То, что было выгодно Шреддеру, было выгодно и ей самой, просто потому, что Ло считала его позицию единственно правильной. В этом плане, разница между ней и Лео была слишком велика... Это-то осознание и вынуждало лисицу испытывать так много потайного беспокойства.

Если ни у кого больше нет вопросов, то вы оба можете идти, — коротко поклонившись Мастеру, Алопекс без лишних слов покинула его кабинет в компании столь же молчаливого Леонардо. Стражи в черных одеяниях беззвучно прикрыли двери за спинами подростков, избавив их от пронизывающего взгляда Шреддера и оставив наедине друг с другом — кажется, впервые за долгое время. Несколько мгновений, оба мутанта просто стояли в начале коридора, не спеша делиться своими мыслями, да и не все ли равно, о чем сейчас думал каждый из них? Вообще-то, Ло хотелось сказать юноше очень многое: что эта миссия требует серьезной подготовки, что она не потерпит неподчинения ее командам, и даже то, что пушистая наемница лично убьет Лео и распотрошит его панцирь на глазах у всего Клана Фут, если тот вздумает ослушаться прямого приказа Мастера... Но Алопекс предпочла оставить эти угрозы при себе. Вместо этого, полярная ограничилась всего одной-единственной сухой репликой, прозвучавшей несколько двояко, но, кажется, сполна выразившей все ее скрытое отношение к этому странному юнцу.

Предатели заслуживают смерти.


Алопекс не любила составлять планы и стратегии.

Наверное, отчасти потому, что не умела? Хотя ей вполне хватало ума на то, чтобы предсказать исход того или иного действия, а также достаточно быстро сориентироваться в непредвиденной ситуации, найдя выход из, казалось бы, совершенно отчаянного положения, чаще всего лисица предпочитала действовать по наитию, не тратя много времени на то, чтобы как следует продумать каждый свой шаг. В конце концов, ей не стоило больших трудов в одиночку проникнуть во вражеский штат, украдкой выследить кого-либо, убить или взять в плен, а после красиво сбежать от преследования, с поистине лисьим коварством запутав собственные следы... Другое дело — взять с собой целый отряд и нести ответственность за чужие жизни. С этим отлично справлялась Караи, но никак не Алопекс с ее тягой к спонтанным импровизациям. Ей было куда проще действовать в одиночку, чем в компании с другими бойцами. И пускай все они являлись опытными, хорошо обученными воинами, каждый из которых прекрасно знал свое место и беспрекословно подчинялся приказам назначенного командира, все равно Ло предпочла бы отправиться на эту миссию одной. Жаль, что в этот раз без чужой помощи ей было ну никак не обойтись: ее нынешние противники казались слишком уж серьезными ребятами. Их нельзя было застать врасплох, просто свалившись им на голову с потолка с клинком наперевес, равно как нельзя было сразить, открыто бросив толпу ниндзя в атаку. Здесь требовалась хитрость... и фантазия. Так что, Алопекс волей-неволей пришлось озадачиться и как следует пораскинуть мозгами, выбирая удачное время и место для нападения. К счастью, с местом им как раз-таки повезло: запустелая железнодорожная станция за городской окраиной служила не только отличным укрытием для группы скрывающихся дезертиров, но и превосходной ловушкой для них самих же. Быстро изучив предоставленный ей план здания, Алопекс пришла к выводу, что при достаточно быстрой и непредсказуемой атаке, их противник окажется прижат к стенке и не сможет оказать должного сопротивления. Конечно, существовал риск, что, будучи загнанными в угол, беглецы решат сражаться до последнего, но едва ли они смогли бы нанести ее отряду какой-либо серьезный урон — численный перевес в любом случае был на стороне Клана.

"Похоже, это будет куда проще, чем я думала," — не без внутреннего самодовольства подытожила мутантка, отняв от глаз прибор ночного видения: она вот уже несколько минут изучала обстановку с безопасного расстояния, на пару с Леонардо расположившись промеж старых грузовых вагонов, брошенных на рельсах с добрый десяток лет тому назад, судя по их нынешнему убогому состоянию. На дворе стояла глухая ночь, и единственными источниками света здесь служили тусклые электрические огни, зажженные вдоль железной дороги и у самого входа в станцию. Отряд футов был рассредоточен по окрестной территории, плотным кольцом окружив темную постройку и готовый в любой момент перейти в наступление на предполагаемого противника; все ждали заветного сигнала. Однако прежде, чем дать команду к нападению, Ло хотелось еще раз убедиться в том, что черепашка хорошо усвоил свою роль в предстоящем действии и не собирался вмешиваться в происходящее. Вот уж чего ей не хватало, так это его безумной инициативы! Шреддер, конечно, достаточно четко озвучил свои требования, но кто ж знал, вдруг Лео нуждался в лишнем напоминании? Алопекс с легким раздражением глянула в сторону притихшего паренька, все еще так до конца и не смирившись с его молчаливым присутствием рядом.

У нас все готово к нападению, — произнесла наемница очень тихо, почти на грани шепота. Голос ее как всегда звучал хрипло и безэмоционально, но в то же время до предела сосредоточенно. Прозрачные глаза ярко поблескивали на фоне черного силуэта мутантки, отражая скудный свет фонарей, точь-в-точь как зрачки у бездомной кошки в темной подворотне. — Как только я отдам приказ, — она неуловимым жестом поправила крохотное переговорное устройство на косматом ухе, почти полностью теряющееся в густом лисьем мехе, — наш отряд проникнет в здание через окна с обеих сторон, заключив противника в плотное окружение. Если все пройдет по плану, и наше присутствие не будет обнаружено заранее, мы уничтожим врага раньше, чем он успеет понять, кто его атаковал, — на этих словах, в воздухе послышалось негромкое, но отчетливое рычание. Пышный хвост мутантки агрессивно метнулся из стороны в сторону, с шорохом взметнув небольшое облачко пыли. — Мы убьем всех, кто находится на этой станции, включая этого никчемного трусишку-профессора, — с презрением добавила она, понимая, что Леонардо должен был быть заранее готовым к предстоящей им резне. — Не вздумай вмешиваться, генин. Наблюдай за происходящим со стороны, как сказал тебе Мастер Шреддер, и наблюдай очень внимательно: очень скоро тебе придется заниматься тем же. Ты все понял?

+3

5

Everyone wants to call it all around our life with a better name.
Everyone falls and spins and gets up again with a friend who does the same.
Everyone lies and cheats their wants and needs and still believes their heart.
And everyone gets the chills, the kind that kills when the pain begins to start.

Его мозолистые пальцы в черных обмотках дрогнули, будто бы споткнулись об острый край страницы при перевороте, едва только Мастер Шреддер подчеркнуто обозначил конечную цель предстоящей миссии. Разом похолодев до самых зеленых пяток, Леонардо вскинул голову, наверное даже слишком резко, тем самым невольно подставив себя под испытывающий взгляд Ороку Саки. Черт!

Впрочем, парню довольно быстро удалось взять себя в руки и совладать с лишними эмоциями, вновь натянув на физиономию равнодушно-сосредоточенную маску. В знак того, что все понял, Леонардо адресовал главе Клана Фут короткий кивок, прежде чем мрачно уткнуться в очередную папку с биографией. Волна сомнений захлестнула бывшего лидера черепашьей команды, в голове всплыли такие ненужные в данный момент вопросы, больше похожие на уколы совести, но мутант лишь скрипнул зубами, с особым рвением принявшись изучать досье, вплоть до цвета чернил принтера и стиля написания. Его будущая капитанша косо бросала на черепашку торжествующие взгляды, плавно поигрывая кончиком роскошного белоснежного хвоста – а ты как думал, дружок? Поди, слабо?
Леонардо сильнее сжал в ладонях папку, чуть не смяв кончики желтоватых страниц в яростное оригами, но затем прикрыл глаза и попытался разогнать в себе напряжение, которому удалось скопиться за столь малый промежуток времени. Уф...Вроде получается, по крайней мере, в мозгу начало яснеть, а сомнения медленно, но верно отступать. - “У меня все получится, я смогу... убивать.”

Конечно, Леонардо прекрасно понимал, что для полноценного перевоплощения в одного из ниндзя Фут ему в любом случае пришлось бы столкнуться с таким щекотливым вопросом, как устранение кого-либо навсегда. В свободное от тренировок время он все пытался подготовить себя морально, перечитывая очерки с особо кровопролитными войнами японских феодалов. Ведь убить кого-либо собственными руками не так-то просто, как кажется на первый взгляд, к тому же, довольно тяжело отмахнуться от навязанной философии чужого устоя, что активно вдалбливалась старым крысом все эти годы. Ведь Йоши всегда пытался воспитать в сыновьях благородство и способность к милосердию в сочетании с боевой составляющей синоби. Какая ирония… Скучно верещать о чем-то вечном и в то же самое время прятать за спиной свои собственные когтистые лапы, по локоть испачканные в чужой крови... Как он, должно быть, потом упивался наивностью старшего ученика… Предателя передернуло.  Мерзко, гнусно, отвратительно!
Но с этим теперь покончено, и мутанту следует устремить предельное внимание на свое первое задание, дабы доказать Ороку Саки преданность и готовность принять любое происходящее, когда на зеленокожем лице не дрогнет ни единый мускул при вынужденной расправе, во имя сохранения тайны генных разработок. Даже с учетом того, что самому парню не придется ничего делать.

Получив разрешение удалиться, Леонардо неспешно поднялся с колен и, учтиво поклонившись главе Клана, последовал за Алопекс, прочь из рабочего кабинета Шреддера. Слишком многое требовалось теперь осмыслить, переварить, а главное - окончательно погасить в себе остаточный огонек учения Хамато Йоши, чтобы оно не посмело сыграть с бывшим лидером злую шутку, отвесив ему смачного леща в самый пиковый момент. Уж слишком силен был авторитет почившего старика, и это продолжало доставлять черепашке серьезное беспокойство, мешая тому нормально приспосабливаться к новому образу жизни. Но вряд ли Леонардо был готов поделиться соображениями с полярной лисицей, которая, недобро сверкнув желтыми глазищами, подытожила все состоявшееся рандеву лишь одной фразой: - Предатели заслуживают смерти!

Мда… Похоже, они никогда не станут добрыми приятелями за одной тарелкой супа, даже находясь по одну сторону баррикад. Впрочем, это и неудивительно – как скоро можно поменять свои взгляды на того, кто еще совсем недавно скрещивал с тобой клинки в смертельном бою? Что касается самого Леонардо, то он тоже не шибко стремился записать Алопекс в свой развернутый список друзей - парень скорей предпочел бы отношения терпимости друг к другу, в пределах общей миссии, не более того. Слишком много всего произошло за последнюю пару недель, резко поменявшаяся жизнь зеленокожего парня была теперь подобна разрушениям после сильного урагана, и он еще не был готов активно приятельствовать. Даже Караи не навязывала Лео свое общество, давая ему время на переосмысление собственных принципов, страшной правды об лживом Хамато Йоши, а также на то, что теперь мутант стоит в рядах одной из самых могущественных организаций настоящих ниндзя, с их… кхм, довольно специфической сферой деятельности.

Снисходительно взглянув на маленькую белоснежную куноичи с высоты своего роста, Леонардо расправил плечи, делаясь визуально еще выше, и криво усмехнулся, чуть приобнажив ровные зубы: - Побереги свои завуалированные угрозы для настоящих предателей, Алопекс. Я не подведу.

Let me get this straight, do you want me here?
As I struggle through each and every year.
And all these demons, they keep me up all night.
They keep me up all night.
They keep me up all night.

Мечник с трудом хранил молчание, кочуя бесшумной тенью за Алопекс по кустарниковому периметру старой железнодорожной станции и с нарастающим раздражением вслушиваясь в ее приказы, которые она щедро раздавала по позициям вверенных ей ниндзя. Добрая половина распоряжений песца казалась Леонардо настолько примитивной, что больше подошла бы для захвата киоска с мороженым, чем для серьезного обезвреживания скрывающегося ученого с дезертирами, которые несли с собой вполне определенную угрозу. «Святые панцири, да что она мелет! – мысленно сокрушался бывший лидер, удерживая, однако на морде невозмутимое выражение и отвечая на редкие, косые взгляды Ло сухими кивками. – Ну какие окна, когда сперва надо блокировать все запасные ходы?... Какое «врасплох», Алопекс?! Это же опытные синоби самого Шреддера, конечно они начеку!... Ты же просто сольешь вникуда полотряда, глупая…» - Лео оставалось только порадоваться, что полярная лисица не умеет читать мысли, иначе наверняка отсекла бы мутанту язык за такую напыщенную самоуверенность в составлении лучшей стратегии нападения.

Заняв исходную позицию подле белохвостой куноичи, мечник поднес к глазам прибор ночного видения и с особой тщательностью всмотрелся в местность, где стояло убежище кучки предателей, подмечая про себя особенности пристроек и редкой растительности. Не обделил вниманием и свалку увесистых рессор с колесами, покрытых толстым слоем ржавчины, а также пробежался через бинокль вдоль уходящих от станции рельс. Шпал на них почти нигде не было, да в придачу они обрывались в нескольких местах, но зато вели к действующему пути, где еще гремели редкие, запоздалые поезда. Не то чтобы черепашка тешил себя надеждой, что Алопекс ВНЕЗАПНО спросит его совета по составлению лучшего плана - скорее осталась привычка как следует изучить прежде противника, чтобы потом воспользоваться преимуществом в бою… разумеется, если понадобится.
- Я готов к ничегонеделанию, - не без доли иронии ответил парень, отняв от глаз прибор ночного видения и обменявшись с песцом взаимной неприязнью от вынужденного сотрудничества. – Ты главное сама не облажайся, а за мое будущее не трудись беспокоиться. Алопекс.

Для верности переждав еще несколько минут, песец, наконец-то отдала команду в маленький микрофон переговорной рации, который располагался у основании ее пасти, анатомически облегая контактными соединениями круглую голову девушки. В единственном наушнике, буквально исчезнувшем в ее огромном ухе, тут же раздались отклики соклановцев, и отряд, как один, сорвался с места. Ассасины один за другим проникали в невысокие окна железнодорожной станции с выбитыми стеклами, беспрекословно следуя намеченному плану лисицы, а сама она едва ли не в первых рядах скользнула в первую попавшуюся нишу, от напряжения распушив хвост. Леонардо пришлось последовать за ней.

Очутившись в довольно просторном зале, среди рядов откидных стульчиков, парень быстро осмотрелся. Никого в полумраке помещения не наблюдалось, но Лео и не рассчитывал на то, что профессор будет смирно сидеть на одном из стульчиков и повторять про себя теорию Дарвина в ожидании поезда смерти. Зато послышалось (или черепашке показалось?) какое-то едва уловимое шевеление в районе верхнего вестибюля, где обычно располагались маленькие закусочные для пассажиров. В любом случае, стоило бы проверить… по крайней мере, Леонардо сделал бы именно так, если бы ему было поручено вести операцию. Однако парень все-таки не удержался, и, встретившись с желтыми глазищами своей предводительницы, в гробовом молчании указал взмахом ладони на неработающий эскалатор без ступенек, после чего сделал быструю перебежку в ближайшее укрытие, которое в юности представляло собой стойку информации по маршрутам, и замер в ожидании дальнейших распоряжений куноичи.

Он надеялся, что не ошибся.

Everyone's cross to bear the crown they wear on endless holiday.
Everyone raises kids in a world that changes life to a bitter game.
Everyone works and fights, stays up all night to celebrate the day.
And everyone lives to tell the tale of how we die alone some day.

Отредактировано Leonardo (2017-01-24 00:57:46)

+2

6

Да уж, Лео определенно повезло, что его пушистая командирша не умела читать чужие мысли — Алопекс едва ли понравился бы весь тот поток молчаливой критики, что на огромной скорости проносился в сознании мутанта, подкрепляемый раскатами увесистых фэйспалмов. А так, лисица лишь едва заметно оскалила зубы в ответ на его дерзость, с трудом поборов в себе нестерпимое желание зарядить хаму увесистую пощечину. Возможно, даже с выпущенными когтями. Все же это было ненормально, что он умудрялся так сильно выводить ее из себя, притом не прикладывая к этому никаких особых усилий, всего-то одной-единственной репликой... Осознав это, девушка украдкой глубоко вздохнула, пытаясь взять эмоции под контроль и вновь сосредоточиться на предстоящем задании. Ей и вправду не хотелось бы опозорить Мастера глупым провалом миссии, а для этого следовало отринуть прочь все лишние разговоры и словесные перепалки — что она и сделала, отвернув ушастую голову от черепашки и белой тенью скользнув в направлении оцепленного воинами здания, теперь уже и думать забыв обо всяких глупых предателях, что так сильно раздражали ее одним лишь своим молчаливым присутствием.

И как он смел подвергать сомнению ее лидерские качества?

Еще разок внимательно оглядев темную привокзальную территорию и дождавшись переданных ей по рации коротких отчетов занявших свои позиции воинов клана, Алопекс, наконец, решила, что пришла пора приступать к активной фазе плана и коснулась пальцами крохотного микрофончика, закрепленного у ее напряженно подергивающейся пасти — отчего-то, она слегка нервничала. Возможно, потому, что заранее подсознательно чуяла какой-то донельзя гадкий подвох со стороны беглого ученого и охранявших его командиров-фут, но пока что сама этого не понимала, свалив вину за собственное дурное настроение на ни в чем не повинного Лео.

— Приступаем, — коротко рыкнула она, и сама же, не тратя времени зря, уверенно рванула вперед, в числе первых штурмовиков вихрем ворвавшись в темный зал ожидания, притом эффектно выбив стекло задними лапами. Осколки сверкающим дождем осыпались на грязный пол помещения, в то время как сама Алопекс эдаким мохнатым колобком влетела внутрь здания, сразу же приняв соответствующую боевую позицию; в ее напряженно стиснутых лапах тускло поблескивали два коротких загнутых серпа, которые она готовилась в любом момент применить в деле... Вот только, кромсать ими оказалось совершенно некого! Наемница изумленно оглядела пустой зал, в котором, по всем данным, должна была проходить сделка между предателем и его тайным покупателем, аж опустив руки с зажатыми в ней лезвиями — так сильно ее поразила вся эта ситуация. Проникнувшие вслед за ней бойцы казались не менее растерянными, и пускай Алопекс не могла увидеть лиц подчиненных ей солдат под плотными черными масками, их укромные переглядки говорили сами за себя.

Какого японского клёна...?

Уловив краем глаза странное телодвижение Лео, девушка уже открыла было рот, намереваясь грубо призвать его к дисциплине, но банально не успела этого сделать: ее внимание привлек тихий, но вполне отчетливый звук, раздавшийся откуда-то со второго этажа здания, и Алопекс немедленно на это среагировала, по-собачьи навострив свои огромные треугольные уши — ага... значит, здесь все-таки кто-то был! Перехватив выразительный взгляд Леонардо, девица все также раздраженно пронаблюдала за его профессиональным перекатом из одного тенистого укрытия в другое — что-то не припомнится, чтобы она отдавала ему соответствующий приказ! Впрочем, в данный момент ей все равно было не до этого. Куда важнее сейчас было отыскать и перехватить их главную цель, каким-то образом заранее прознавшую об этой тщательно спланированной (ну, по мнению самой Алопекс) облаве. Не став тратить время на бесполезную ругань с новеньким учеником Шреддера, мутантка еще разок с прищуром оглядела верхнюю часть залы, определяя, откуда точно доносился тот странный шум, а затем молча подала знак своим бойцам. Повинуясь ее команде, весь отряд, включая саму Алопекс, послушно метнулся на второй этаж — кто по сломанного эскалатору, а кто прямо по стенке, с проворством истинных ниндзя цепляясь руками и ногами за предметы местного интерьера и вовсю применяя на практике свои совершенные гимнастические навыки. Должно быть, Лео там украдкой всю рожу себе отбил об ладонь, ведь белошкурой наемнице даже в голову не пришлось оставить пару-тройку солдат внизу, просто на всякий случай — следить за тем, чтобы никто украдкой не покинул здание, пока они всей толпой шарились где-то наверху... Да и то, с какой уверенностью она бросала всех своих бойцов куда-то в неизвестность, не убедившись предварительно, что это безопасно, тоже не прибавляло ей очков как лидеру. Что ни говори, а по своим качествам и складу ума Алопекс мало годилась в капитаны отряда. Не то, чтобы ее ошибки были фатальными, но более зрелый и опытный стратег непременно учел бы все эти нюансы. Алопекс слишком привыкла действовать в одиночку, ведь когда ты работаешь один, тебе не приходится задумываться над тем, чтобы кто-то разведал обстановку вместо тебя самого, или тем более остался сторожить входы и выходы. Леонардо, безусловно, был куда предусмотрительнее... Ничего удивительного — у кого из них двоих всю жизнь крутилась под боком троица неугомонных младших братьев, которых постоянно приходилось строить и организовывать? Лео привык думать за всю команду разом, в то время как Алопекс всегда рассчитывала только на саму себя.

Что ей сейчас и аукалось, причем по-крупному.

Заметив несколько смутных теней в одной из пустых вокзальных забегаловок, девушка немедленно воспрянула духом, по наивности решив, что это и есть их враг — или правильнее сказать "жертва"? Да какая к черту разница, главное, они все-таки нашли этих предателей, и теперь могли их схватить! И плевать, что по итогу ее первоначальный план накрылся медным тазом, и теперь ей приходилось срочно менять тактику, подстраиваясь под новые, куда менее благоприятные условия и сбросив с себя былую маскировку.

Окружаем, — хрипло выдохнула она себе под нос, в свою очередь, с разбегу запрыгивая на один из крайних столиков и уже оттуда огромными скачками бросаясь наперехват противникам. Забавно, но... Те совершенно не двигались с места, словно бы нарочно поджидая, когда их враг подберется на максимально близкое расстояние. Алопекс это показалось до ужаса странным; доверившись инстинкту, лисица резко ударила по тормозам, успев остановиться примерно в паре-тройке метров от неподвижно замерших посреди зала силуэтов и пригляделась к ним по-внимательнее, силясь понять, что же с ними было не так. И лишь тогда осознала, что это всего-навсего... манекены? Ну, или что-то очень похожее — просто куклы, чучела, обманки, призванные отвлечь Алопекс и ее подчиненных от реальной цели.

Как отравленное мясо в капкане.

ВСЕ НАЗАД!! — спохватившись, громко рявкнула Алопекс, аж забыв на долю мгновения про закрепленный на ее голове микрофон. Сама куноичи поспешила отпрыгнуть назад, как можно дальше от гипотетической опасности... И, как оказалось, не зря: уже в следующий миг помещение озарила яркая огненная вспышка, и достаточно мощный взрыв отшвырнул Алопекс и нескольких сопровождавших ее солдат прочь — к счастью, не убив и не покалечив, но на несколько долгих мгновений выведя их строя и, вдобавок, щедро присыпав бедолаг обломками. Лисица, впрочем, не стала особо залеживаться: с рычанием отпихнув рукой грохнувшийся сверху нее столик, Алопекс сразу же вскочила на ноги и с растущим напряжением огляделась по сторонам, определяя, насколько велик полученный ее отрядом урон. Заметив валявшегося неподалеку Лео, девушка безо всякой левой мысли подпрыгнула к нему и грубовато схватилась за зеленое запястье мутанта, нетерпеливо дернув его вверх — а ну вставай, нечего тут панцирь пролеживать! Само собой, она бы при всем желании не смогла поднять его с пола, слишком уж много он весил по сравнению с ней самой, но все-таки. — Все целы? Никто не ранен? — она с растущей тревогой оглядела своих ошалевших, медленно поднимавшихся с пола бойцов, желая убедиться, что никто из них не пострадал всерьез, а затем вновь перевела взгляд на Леонардо. Часть взметнувшейся в воздух пыли, напополам с заполнившим зал дымом, попала ей в легкие, и Алопекс глухо раскашлялась, прикрывая мордашку сгибом перепачканного локтя — да уж, теперь ее роскошный снежный мех безнадежно почернел от гари и сажи.... Вдобавок, несколько шальных осколков оцарапали ее лицо, но наемница почти не чувствовала боли от этих дурацких ссадин. Куда больше ее беспокоило громко потрескивающее в стороне пламя разгорающегося пожара, да невесть куда пропавший ученый со своей "свитой". Наверняка это была их идея, устроить столь грязную, нечестную ловушку для людей Шреддера! А ведь они и вправду чуть было их всех не перебили... Сволочи.

Уходим отсюда, живо, — скомандовала Алопекс, первой выходя из горящей столовой и все также напряженно зыркая по сторонам, в ожидании еще одной такой коварной западни. Поразмыслив, лисица негромко обратилась к сопровождавшему группу парнишке: — Держись начеку, — все-таки, как бы ни была сильна их личная неприязнь по отношению друг к другу, Алопекс несла своего рода ответственность за жизнь этого мутанта... да и всех остальных бойцов — тоже. Но окружавшие их футы были, как ни крути, уже бывалыми, опытными воинами; на их счету была не одна такая "жаркая" и непредсказуемая операция — чего, увы, нельзя было сказать о Лео. Впрочем, и сама Алопекс, к сожалению, не могла похвастаться большим опытом по этой части. И то, что происходило сейчас с ее отрядом, заметно выбило ее из привычной колеи — это был первый серьезный прокол на ее счету, и теперь Алопекс приходилось лихорадочно анализировать ситуацию, решая, как лучше поступить: вернуться на обратно на базу, упустив опасного предателя и разгневав Шреддера, но сохранив при этом жизни своим подчиненным, или же продолжить выслеживание, рискуя потерять людей, просто ради того, чтобы не допустить утечки важной информации из клана.

+1


Вы здесь » TMNT: ShellShock » III игровой период » [С3] You are NOT on my side.