Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Заброшенные игровые эпизоды » [ФБ] Call of the Tribes


[ФБ] Call of the Tribes

Сообщений 1 страница 10 из 16

1

http://s6.uploads.ru/t/7ktIM.gif
Be careful making wishes in the dark
Can’t be sure when it hit that mark
And besides in the mean, mean time
I’m just dreaming of tearing you apart
I’m in the de-de-details with the devil
So now the world can never
get me on my level
I just gotta get you up the cage
On my young, lovers rage,
gonna need a spark to ignite

My songs know what you did in the dark

участники:
M. Neerhotifr
Ayase
Дата, время, место:
4 года назад. Жаркий июль.
Непроходимые джунгли, затерянный храм.
Краткий анонс:
Шреддер желает заполучить древний артефакт, о котором прочёл в старых свитках. Но, чтобы не привлекать много внимания, отправляет на это секретное задание Только Аясе с небольшой группой солдат из пяти человек и одного наёмника.
Казалось, всё просто - нашли храм, забрали артефакт, вернулись. Однако, артефакт охраняет древнее племя каннибалов, и они не рады чужакам. Но каннибалы, жара и хищники не всё, через что придётся пройти нашей бравой команде, чтобы заполучить желаемое!

+2

2

Солнце, взошедшее над тропическим лесом, оставляло на лобовом стекле яркий блик, ухудшая обзор пилота. В ушах уже более двух часов не стояло ничего, кроме гудения вертолетных винтов, и однообразный пейзаж снаружи постепенно разбавлялся все более сочным слоем зелени. Они углублялись в тропики уже вот как последние полчаса, и скоро должны были прибыть в точку назначения. Затем оставшийся путь предстоит проделать пешком, из соображений безопасности миссии, поскольку местные джунгли были вовсе не необитаемы. И чтобы пробиться к цели, придется использовать элемент внезапности. Воздушная поддержка же, в случае чего, обеспечит прикрытием.
Неплохой план. Ниирхотайф отметил у себя в голове именно так. Неплохой, но не идеальный. И так ли важен неизвестный артефакт для Шреддера, если команда захвата не отличается особой численностью? Что же, посмотрим.
Он отлично запомнил данное задание. "Запоминай, слушай, отчитывайся." Хозяин при этом ухмылялся со свойственным ему чувством собственного превосходства, а затем лениво махнул рукой, отсылая слугу прочь. Завоевать доверие клана Фут было не самой простой задачей, и сегодня он был нанят на первое крупное дело. Предоставлялся хороший шанс повысить свои позиции, а быть может, через некоторое время, даже быть завербованным для куда более деликатных поручений.
Пятеро солдат мрачными тенями сидели на своих местах в грузовой части, периодически ощутимо встряхиваемые воздушной качкой. Еще один застыл чуть поодаль, а от его пояса к ушам тянулось два едва уловимых проводка.
Любитель музыки? Забавные пристрастия у приспешников Шреддера. Пока это не мешает делу, впрочем...
Новая жизнь Ниирхотайфа началась сравнительно недавно, а потому он многого не знал о современном мире. Вот и сейчас умеренно-громкие звуки, раздававшиеся уже из кабины управления, были для него любопытной загадкой. Он не знал ни одного инструмента, способного создавать такую гармоничную, но все же какофонию.
Хотя почему "новой"? О своей предыдущей он не помнил практически ничего, так что ее можно было назвать чем-то туманным, как в дымке предрассветной полосы, когда солнце только показывается над Нилом, а Амон Ра завершает свое подземное плавание, и в очередной схватке одерживает неизменную победу над своим оппонентом-змеем. Ныне же старые верования были позабыты по большей части. И это оказалось Ниирхотайфу очень по душе, ведь притворяться более не было нужды. Но, несмотря на то, что теперь преклонения перед древними богами не требовалось, он инстинктивно испытывал тщательно скрываемый трепет в моменты, подобные этому.
Это раздражало. Поделать, однако, наемник с данным обстоятельством ничего не мог, а потому просто пережидал их, как нечто неблагоприятное.
Сам он выглядывал из проема, рассматривая стремительно мелькающий внизу лес. Рука, закованная в латную перчатку, надежно укрепилась на ручке около прохода, ведущего из вертолета наружу. Сейчас прямой потомок технологического прогресса, показывающий разницу между тем временем и настоящим, заметно снизил высоту и теперь летел очень низко. Верхушки деревьев ощутимо подрагивали от создаваемого винтами ветра.
Вообще, Ниирхотайф любил высокотехнологичные игрушки. При условии, что они могли стрелять. Никакие мирские радости, доставляемые с помощью конструкций из железа и металла, его не прельщали. В серьезном бою, однако, рассчитывать на такие штуки явно не стоило. Но даваемые преимущества были настолько велики, что не считаться с нововведениями стало бы настоящей глупостью.
- Нужный сектор достигнут. Готовьтесь спускаться.
Прозвучавшая по рации для усиления громкости команда предупредила резкую остановку вертолета, который завис в воздухе. Каждый из участников операции был оснащен устройством связи, так что непредвиденных обстоятельств, даже если они разделятся, произойти не должно.
- Я пойду первым. Мало ли что, - наемник мрачно усмехнулся. Ему просто ужасно надоело находиться в вечно трясущемся летательном аппарате, и хотелось поскорее ощутить под ногами твердую почву.
Разматывающийся трос только скрылся внизу, как он ринулся вслед за ним, скользя стремительно нагревающимися металлическими перчатками вдоль каната. Когда до земли оставалось всего несколько метров, разжал руки и с глухим звуком приземлился на полусогнутые ноги.
Вертолет, во время спуска наемника в темно-красном рваном плаще, ощутимо накренился, и теперь ему потребовалось около нескольких секунд для того, чтобы вновь вернуться в состояние баланса. Голос что-то недовольно защебетал по рации, но Ниирхотайф не обратил на него никакого внимания, наслаждаясь раскинувшимся впереди зеленым царством. Должно быть, пустыня заставляет ценить те редкие красоты, что в ней есть. А сейчас можно было лицезреть не менее, чем целый зеленый океан. Скоро от него начнет изрядно резать глаза, а пока выглядит крайне привлекательно.
Следом на веревках сноровисто спустились остальные, легко приземлившись неподалеку, и один из футовцев в неизменных темных костюмах ниндзя вытащил откуда-то электронное устройство с небольшим экраном, изображающим карту местности. Прочие склонились над ним и обмолвились между собой несколькими фразами.
Наверху с воплем пролетела какая-то диковинная птица, и пришлось подавить желание чем-нибудь в нее запустить, когда та решила сесть на ветку дерева неподалеку. Единственное, что ему реально не нравилось в джунглях - это фауна. Гадкие создания всех мастей, казалось, облюбовали данный тип климата с незапамятных времен.
- Как закончите возиться, я к вашим услугам.
Правда, стоит отметить, что яд, наносимый порой на стрелы и извлекаемый из небольших ярких змеек, шурующих в оазисах, пару раз приносил свои плоды. Чего стоило хотя бы обстрелять вражеские колесницы и наблюдать, как сходящие с ума от боли и происходящих в крови процессах животные опрокидывают повозки со своими наездниками.
Очередное воспоминание. Уже третье на моей памяти. Хотелось бы, чтобы они длились немного подробней. А так - только раздразнивают.
Усугублялось все тем, что Ниирхотайф совершенно не контролировал процесс. Однажды это случилось прямо во время миссии, и пришлось проигнорировать мысленную картину, поскольку требовалось закончить с ее выполнением. Хозяин не счел нужным объяснять, только заметил, что со временем он сам все вспомнит. Утешало, да верилось слабо.
Впрочем, если хозяин что-либо утверждал, то на это имелись основания. Имеются ли основания у Шреддера для охоты именно за находящейся неподалеку реликвией? Предстоит узнать наравне с другим.
Он уже начал ментально воздействовать на группу футовцев, мягко и ненавязчиво настраивая их на волну внутреннего доверия. Хоть программа клана и закаляла их психику, но от подобного воздействия защищать не должна.
Сейчас посмотрим, так ли это.
Он приблизился к группе, уже готовившийся выдвигаться, и вслушался в их эмоциональный вон более пристально, глубоко втянув воздух.
Пятеро уже поддались эффекту, а вот тот самый парень с торчащими из-за пояса проводками совершенно не подвергся воздействию.
Как иронично. Значит, и у других аспектов современности, помимо вооружения, есть свои плюсы.
Но это пока. Всю дорогу, так или иначе, он не сможет держать музыку включенной. Сила воли, разумеется, играет роль, но пока что встречалось лишь два человека, на которых он не ощутил никакого эффекта от воздействия своих способностей.
Хозяин и... сам Шреддер.
- Выдвигаемся?

+2

3

В последнее время, количество заданий возросло и у Аясе было мало времени на себя самого. Пожить спокойно там, как человек, а не как ассассин. Иной раз не то что помыться, времени на поспать не находилось. В конце концов, у него была двойная жизнь, постоянные съёмки в рекламах и для кулинарных журналов, а ещё надо было всё же за кафешкой следить, он же её официальный владелец, как никак. Но в последнее время он не выныривал из костюма ниндзя, пришлось нанять главного помощника и вообще придумывать отговорки, типа, командировок и болезней, хотя Аясе уже давно не болел ничем, иммунитет уже, похоже, стал из титана, не иначе. Уж где он только не бывал, закалил себя так, что ничего не брало! Да и организм уже, кажется, привык спать максимум 4 часа в день. Даже если удавалось больше - он просто не мог, страшная вещь - привычка. Но пожаловаться было не на что... или некому? Попробуй вякнуть Шреддеру про отпуск, да свои же из отряда засмеют! Да и, с другой стороны, то, что из всех футовцев именно его постоянно вызывали, давало повод гордиться собой. Ему доверяли, на него могли положиться, он, так сказать, негласно был на особо счету, что, конечно, радовало его. Пусть это было и маленькой, но всё ж, наградой за все его бесконечные труды.

- Да, Саюдзуки слушает, - Аясе замер с передатчиком в руках, одной ногой уже опустившись в наполненную горячую ванную, второй ещё стоя на холодном кафеле и глядя на себя в запотевшее зеркало. Капельки на перегонки бежали вниз по стеклу, разрезая его мутное отражение на несколько частей. Серые глаза, словно из чистого серебра, чёрные, уже отросшие прилично жёсткие патлы. Синяки под глазами. Быстро его усталая улыбка сменилась закатывающимися глазами и скрипом белоснежных зубов.
- Вас понял. Буду в течении 15 минут. Слушаюсь, - коротко отчеканил он, как только голос в передатчике закончил говорить и нажал на кнопку сброса. Плечи опустились, полотенце упало на пол. Тяжело вздохнув, он спустил воду в ванной, вместе с пеной и арома маслами, в которых он надеялся поваляться часика два, может три, релаксируя. В итоге же, лишь наспех принял душ. Побрился, оделся и уже мчался по городу на своих двух, натягивая на лицо маску солдата клана Фут...

Инструктаж был не долгим и хотя у Аясе возникло много вопросов, ему лишь сунули книжку и несколько файлов и тут же усадили в вертолёт. Так быстро, что он особо и понять ничего не успел, хотя самое главное, как обычно, босс донёс предельно ясно - за успех его ждёт вознаграждение, за провал же - суровое наказание, остальное после такого казалось вообще ерундой. Ему позволили отобрать пятерых для этой операции и он уже точно знал кого. Он, как старший по званию, не выделялся, конечно формой или чем-то таким, но всё же имел власть. Он тренировал несколько месяцев пару отрядов и за это время уже выбрал несколько фаворитов, их и взял. Молодые, амбициозные, послушные... достойные войны, хотя и не самые его лучшие друзья в клане. Но, как достойный лидер, он выбирал по их способностям, а не по своим с ними отношениям.
Летать Аясе не любил. Не то, чтобы высоты боялся, но технике он не сильно доверял, так что оказаться, например, в подводной лодке, тоже бы не пожелал. Но увы, задание было далеко от города Нью-Йорк, пешком не добраться. Ещё периодически над большой водой их знатно потряхивало, так что, дабы отвлечься от весёлых мыслей про авиа катострофу, он решил углубиться в чтение материала, что ему выдали. Помимо того, что нужно было понять, за чем их послали, хорошо было бы разобраться, как до него добраться. Времени было более чем достаточно. Так что, воткнув в уши наушники и слушая музыку, он сидел и изучал сам артефакт, то место, где он, по легендам, хранился, всё, что с этим связано. Затем даже начал читать про джунгли, ведь помереть не хотелось от укуса какой-нибудь змеи или плевка жабы. Но тут сеть ловила плохо, страницы грузились целую вечность, плюс общая усталость и... остальную часть Аясе просто проспал. За маской, кажется, этого никто и не заметил.
Только когда по общей связи объявили, что они приближаются и пора высаживаться, Аясе проснулся, если б не был пристёгнут, то и вовсе на ноги бы подскочил. Вздохнув, он сложил все бумажки в плоский, почти незаметный рюкзак за спиной и только тогда отстегнулся. Спустились быстро и, честно сказать, чувствуя твёрдую землю под ногами, ему было комфортнее. Собрав вокруг себя остальных, он продемонстрировал галаграфическую трёхмерную карту местности и храма, до которого им предстояло добраться уже пешком и, желательно, без каких либо потерь. Говорил на японском, так как все тут его понимали...
- Как закончите возиться, я к вашим услугам, - наверное только сейчас Аясе вспомнил про их нового друга. Особого доверия к нему Ая не испытывал, не положено было по уставу, но он уже давненько так сотрудничал с кланом, так что, пожалуй, стоило бы наладить с ним контакт. Так и работать будет легче. И Аясе решил, что сейчас самое время. Пока они добираются до места, можно... наладить тот самый контакт. Показав жестами, чтобы соклановцы шли парами и проверили местность в нужном ранее упомянутом радиусе, он догнал паренька, что явно тут себя не так уютно чувствовал. Смотав провода наушников на поясе, он хмуро глянул на соклановцев, что не сразу начали исполнять приказ.
- Ну что за ерунда... - подумалось Аясе. Когда он обернулся, наёмник уже стоял рядом с ним.
- Да, идём. Слушай... - Саюдзуки поднял голову на вертолёт и просигналил, чтобы тот улетал. И только потом вернул своё внимание пареньку.
- Я лидер этого отряда, так сказал Шреддер, надеюсь, ничего против не имеешь. Я тебя не знаю, ты не знаешь меня, но нам обоим надо выполнить это задание, так что для всех будет лучше, если мы поладим, - Аясе протянул руку в перчатке для пожатия.
- Я Аясе, можешь так и звать. Не знаю говоришь ли по японски, но повторюсь для тебя. До цели где-то примерно пара тройка километров пешком. Предлагаю передвигаться по верху, так как судя по итогам сканирования местности, почвенный слой не стабилен. Иными словами, можно куда-нибудь провалиться. Надеюсь, лазаешь по деревьям ты неплохо, - Аясе кивнул ему. За маской не было смысла улыбаться или подмигивать, всё равно нихрена не видно. Да и голос его был на его не похож, так как специально искажался приборами, для неузнаваемости. Но в маске были ещё плюсы - она оснащена такими примочками, что оценивала какая ветка прочнее другой, находила живые объекты издалека и, конечно, в этом костюме, несмотря на зверскую влажную жару джунглей, Аясе даже не потел...
После своих слов он запрыгнул на одну из веток, зацепился, сделав сальто и прыгнул ещё выше. Уж в городе то ему уже было легко носится, как обезьянке, а уж в джунглях - вообще ерунда! Плеер пришлось вырубить, хотя и был соблазн послушать музычку. Сейчас он был на задании.
- Хм, а вообще парень вроде неплохой... хотя и достаточно лаконичный в общении, - подумал Аясе и тряхнул головой. Думать о новеньком будет параллельно. Первостепенная задача - добыть артефакт.
Но вдруг, раздался громкий хруст и по связи передалось что-то странное, будто кто-то хотел что-то сказать, даже на кнопку уже нажал, но передумал. Саюдзуки остановился на одной из веток и поднял руку с кулаком вверх. Все остановились. Аясе визором быстро прочесал местность и вдруг понял, что одного из его команды не хватает. Он замер и прижался к стволу дерева. Приказал никому не двигаться, только одному футу проверить, почему упал пятый. Тот только и успел, что спрыгнуть вниз, как откуда-то прилетел дротик и он свалился на землю ровно на товарища. Аясе приказал всем не двигаться. Через минут пять показался какой-то абориген, за ним второй и третий! Они были все в странной жуткой красной краске и почему-то тепловизоры через эту краску не могли пробиться, от того их и не засекли. Тела связали, прикрепили к палке и куда-то понесли....
- Ещё не хватало... - подняв два пальца - средний и указательный, он просигналил проследить за ними.

+1

4

Теперь ситуация с командиром прояснилась. И одновременно усложнились некоторые детали миссии. Поскольку им оказался именно занятный паренек, на удивление невосприимчивый к его способностям. Очень быстро, правда, все встало на свои места.
Вертолет, не издав ни единого лишнего звука, отправился восвояси. Ниирхотайф удовлетворенно хмыкнул, ему понравилось то, с какой сноровкой и дисциплиной действовали футовцы. Пока нравилось. Самое важное - это эффективность в моменты, когда запахнем горячим. Он выслушал своего союзника очень внимательно, не двигаясь с места. И в момент, когда тот протянул руку для пожатия, уже ждал этого, поэтому без труда его скрепил.
Странные средства защиты. Они почти не помогут им даже от клинка. Клан Фут не прощает своим солдатам ошибок? Сурово, только не слишком умно.
А вот сам тембр был очень любопытным. Совершенно точно искажен с помощью этой современной маски, но и на целиком компьютерный он был не похож.
- Само собой, мои способности в полном вашем распоряжении, - наемник хмыкнул. Парень, хоть и обладал неплохой хваткой, был определенно не слишком опытен в таких делах, и скорее всего не имел особого опыта ведущей роли в ходе серьезных операций.
Услышав очередное упоминание незнакомого языка, Ниирхотайф скривил губы под маской.
- Не говорю. Но повторять не обязательно, моя задача только помочь вам пробиться к цели, в случае учтенных и непредвиденных проблем, - для пущей убедительности он похлопал по своему поясу, с которого выглядывал серповидный клинок. - Я предусмотрел это, никаких проблем. Веди.
Наемник махнул рукой, сдергивая с пояса крюк-кошку и разматывая его на необходимую длину. После чего размахнулся и зацепил сразу за основной ствол массивного дерева впереди. Для этого требовалось недюжинное усилие, но для Ниирхотайфа оно было совсем не чрезмерным. Ухватившись за веревку, он быстро понесся вперед, приземлившись как раз у корней выдающегося представителя местной флоры. После чего с легкостью сдернул крюк с ненужной позиции, скребнув им по коре и заставив осыпаться слой щепок, а затем проделал ту же процедуру уже с другим стволом.
Он, разумеется, не был так ловок в передвижениях, как футовцы, легко скользящие среди листвы, но за раз преодолевал расстояние куда большее, чем шиноби, перепрыгивающие с ветки на ветку, и в итоге практически не отставал от отряда.
Климат был жарким и влажным, поэтому доспехи, несмотря на прикрывающий их плащ, неплохо нагрелись. Самой температуры Ниирхотайф не чувствовал, и потеть он также не мог. Тем не менее, некоторые неудобства от палящего зная испытывал, поэтому не возражал против того, чтобы лес кончился и привел их к точке назначения. Но был готов ждать столько, сколько потребуется, равно как и всегда.
Раздавшийся внезапно по связи подозрительный звук насторожил весь отряд, и лидер поднял руку в знаке остановиться. Наемник не стал перемещаться к очередному стволу, остановившись тогда, когда конец с крюком уже зацепился за особо толстую ветвь.
Тогда он уловил чужую и враждебную ауру.
- Здесь кто-то есть. Я уверен.
С эмоциональным фоном футовцев можно повременить, нарисовавшиеся враги заняли его куда сильнее. Понятное дело, не нужно быть телепатом, специально обученные Шреддером ниндзя просто так с деревьев не падают.
Второй боец клана кончил, вероятно, так же, повторяя судьбу собрата. Но теперь угроза стала явной, поскольку из шеи человека в темном костюме явственно торчал дротик.
После приказа остановиться он подчинился, все же испытав чувство раздражения, поскольку недоброжелатель был рядом и следовало покончить с ним как можно скорее. В шансе провала наемник сильно сомневался, потребовалось бы больше сотни каких-нибудь жалких аборигенов, чтобы остановить экспедицию и перебить ее участников. Лучшие из лучших, именно так были описаны отправляющиеся на нее слуги Фут. И, несмотря на это, сейчас они оказались в невыгодном положении, потенциально потеряв двух членов.
Вскоре листва раздвинулась и на свет показались совершенно безобразные дикари, покрытые красноватым веществом, сильно смахивающим на глину, добываемую в давние времена неподалеку от Буто в специальном карьере. Дикари, невозмутимо и без лишних слов, подхватили тела лежащих в траве футовцев, закрепив их руки и ноги на длинном шесте, после чего взвалили его на плечи и двинулись назад.
Не проще уничтожить их сейчас? Дальше соплеменников этих ребят может быть куда больше.
Ниирхотайф справедливо решил, что решать не ему, и последовал дальше, держась немного позади, поскольку тяжелые шаги и сам способ передвижения создавали шум.
И неожиданности не заставили себя ждать. Абориген с боевым кличем выпрыгнул из под казавшегося совершенно нетронутым участка земли и метнул в наемника копье, которое тот спокойно встретил нагрудником, не получив даже вмятины. С деревьев посыпались стрелы, и вот это уже могло создать некоторые проблемы. Несколько тонких дротиков воткнулось в землю позади, два отскочило до доспехов. На концах метательных игл поблескивало иссиня-черное вещество. Вероятно, ни что иное, как яд. А это значило, во-первых, что стоит быть осторожным. А во-вторых, то, что живыми их брать гостеприимные хозяева джунглей не собирались. Но главное началось, когда из таких же "тайников" в земле рядом с первым повыскакивали воины в набедренных повязках. Особой опасности они, несмотря на устрашающий вид, не представляли. Так, по крайней мере, рассудил Ниирхотайф, и с удовольствием убедился в своей правоте, свернув голову первому из налетевших на него дикарей, еще не обнажив свой клинок.
Затем он это сделал, и короткими рублеными движениями расчистил себе путь от оставшихся трех. Древка копий легко переламывались, а на плоти аборигенов оставались глубокие ровные разрезы. Двое потеряли сознание от болевого шока, третий же был немного упорней своих собратьев и, зажимая рану в боку, попробовал провести новую атаку, ткнув кончиком копья в область маски. Наемник убрал свое оружие, после чего встретил наконечник в виде заточенного камня руками в перчатках, и, вырвав колющий предмет из лап дикаря, сдавил его шею, приподняв над землей. Немного потрепыхавшись, местный обитатель затих и был отброшен в сторону.
Только сейчас наемник внимательнее осмотрел ожерелье, что украшало его шею. Сегментами для него служило ничто иное, как человеческие пальцы.
Нужно отметить, что мы не первые гости здесь. Артефакт все еще на месте?
Высказав свои сомнения по связи, он услышал, как остальные члены отряда также вступили в бой. Профессиональные убийцы должны и сами справиться. Однако, работа есть работа. Придется помочь им, или хотя бы не мешать. Сейчас же имеется минута, которую можно назвать свободной.
Ниирхотайф склонился над мертвым каннибалом, потому что этот человек явно им был, доказательством чему служила главная цацка, обнаруженная на теле. Затем, осторожно снял маску, пытаясь найти в теле трупа место, не слишком замазанное вонючей краской, и впился в него зубами, отрывая значительный кусок. Тут же, впрочем, сплюнув.
Никуда не годится.
Мясо на вкус оказалось совсем не соответствующим его стандартам. Одному Осирису ведомо, что эти дикари употребляют в пищу и чем покрывают кожу.
Помимо красной густой краски, тело аборигена покрывали замысловатые татуировки. В носу, ушах и подбородке торчали украшения из кости животных. Или это все же люди?
Ниирхотайф нагнулся, чтобы получше рассмотреть принадлежность элемента небогатого гардероба.
Не похоже ни на человеческие, ни на животные. Либо они принадлежат какой-то тропической твари, либо... мутанту.
Мысль о том, что непримечательные туземцы могли справиться с результатом опытов Фут или других организаций выглядела не слишком правдоподобной, и тем не менее. Слишком толстые, но форма явно антропоморфная. Вытащив клинок, Ниирхотайф отделил голову от туловища парой мощных ударов, после чего прикрепил ее к поясу, убедившись, что ценный трофей не сорвется в самый неподходящий момент.
Вернув маску на свое законное место, наемник быстро направился на подмогу футовцам, слушая радиосвязь, почти целиком проходящую на непонятном ему языке.

+1

5

http://s2.uploads.ru/t/5wV0a.jpg
Главный в отряде аборигенов

Лаконичен. Устойчив. Парень оказался уступчивым и покладистым, но в меру, что и следовало ожидать от профессионального наёмника его уровня. Да-да, Аясе читанул его досье, что имелось в  клане на каждого кто был в нём или сотрудничал хоть раз. Он бы не отправился с кем-то, как говорится, "в слепую", он же тоже не лыком шит. Такие как он знают своё место, себе цену, в общем, с такими работать одно удовольствие. Даже сам Аясе не всегда мог похвастаться таким. В его преданности сомневаться не приходилось, но иногда его серьёзность сменялась шутливостью, что иногда было очень в кассу, а вот иногда - только в минус. Тут была тонкая грань, пересекать которую он не научился в совершенстве, всё же он был ещё так молод, для ниндзя.
- Ну, главное, что проблем с ним возникнуть не должно, остальное не имеет значения. В клане я всем доверяю как себе, но он... кажется, тоже парень неплохой. Надеюсь, что парень. О, времена, о мутанты, никогда не знаешь, кто какого пола и есть ли тот вообще... - Аясе закатил глаза, понимая, что снова его мысли улетают куда-то не туда, куда надо. Его взгляд уже искал прочные ветки и места, за которые он мог бы зацепиться, на таком автоматизме, что он мог себе позволить отвлекаться. Хотя его профессионализм и не позволял таких погрешностей. И всё же было как-то странно, что в мыслях наёмник крутился чаще, чем мысли о самом задании и его выполнении. Это, пожалуй, было не похоже на Аясе.
От всего этого мыслительного процесса его отвлёк грохот. Жуткий скрежет... и не его одного. Да, без преувеличений, для футовца, что привык, что 60% его миссий максимально скрытные и секретные, подобный метод передвижения был чрезмерно шумным и максимально заметным. Даже если миссия не была обязательно бесшумной, это уже вошло в привычку - двигаться как тень. Быть Тенью.
Так что мысли снова вернулись к наёмнику.
- Ну да, с чего это я решил, что он передвигается, как типичный ниндзя. Чёрт, всё время работаю со "своими"... что ж, для меня это отличный шанс научиться работать с другими "видами воителей", - но от тяжёлого вздоха он всё же не удержался. Впрочем, Саюдзуки правда видел в этом отличный шанс и новый опыт для себя. Он никогда не переставал само совершенствоваться. И, быть может для воина клана Фут это странно, но он всегда оставался на позитиве. Это помогало справляться с любым стрессом.
- Да и миссия, вроде как, не настолько секретная... по крайней мере, в плане передвижения точно... - оправдывал он их оружие на крайний случай, хотя взгляд цеплялся за следы от крюка на ветках - если бы кто-то хотел их выследить, это не составило бы труда. Грязь с подошв его обуви тоже оставалась на корне деревьев, листве... Ая поджал губы. В каждом движении свежеиспечёного напарника он видел косяк, за который был бы сам сурово наказан, так как ассассин его уровня не может оставлять после себя ничего. Ни отпечатков, ни улик, ни даже запахов.
Но дальше случилось то, о чём вы могли читать выше.
Аясе предпочёл бы и дальше действовать бесшумно. Он не знал, сколько этих местных жителей ещё прячется в лесу. А опыт показал, что нападать сейчас было бы безрассудством и откровенной глупостью. Потому он не спешил отдавать приказа атаковать или освобождать немедленно соклановцев, хотя те были ему дороги, каждого он знал по имени и лично тренировал. Если они не заметили их сейчас, кто знает, сколько ещё вот таких незамеченных бродит тут? Но, случай решил всё по-своему, опять спутав футовцу все карты. И правда, когда в последний раз всё шло чётко по плану? Когда он только решил, что стоит проследовать за ними незаметно - а те, возможно, знали точное расположение таинственного храма, и могли привести их прямо к цели, а не "примерному направлению на галаграфической карте". Но нужно было достать их "оружие" с земли, он там был как утка в тире, без преувеличений. Однако, воинственный крик аборигена означал именно то, что... поздняк метаться, если выражаться по простому.
Беспокоиться за оружие, так или иначе, не пришлось. Не знаю уж, из чего были сделаны эти доспехи, но они служили верой и правдой своему обладателю. Они были не только красивы, но и прочны. Аясе присел на корточки, изучая его стиль боя, который, впрочем, был так же прост, как и у большинства "танков", с какими ему приходилось работать. Саюдзуки, например, был не настолько силён, чтобы копья грудью встречать.
Но повосхищаться чужими навыками боя он ещё успеет. Его приятель наёмник стал главной мешенью, так что понять расположение остальных врагов оказалось легко. Не очень честно, использовать его как живую приманку, но было не похоже, что тому там так уж трудно приходится. Враги опадали на землю как листья осенью в парке. Сам Аясе решил, что обеспечит прикрытие "с воздуха". Скомандовав остальным спускаться вниз, сам он ринулся туда, откуда пёстрые дротики вылетали. Хруст. Любовно обняв за шеи парочку папуасов в смущающем мини, он свернул им шеи. Одновременно. Быстрым и невероятно ловким движением, те даже всхрипнуть не успели. Однако, падающие с деревьев тела выдавали ео местоположение. Взмах ногой. Нижняя челюсть была намертво впечатана в верхнюю у третьего. Прыжок с ветки на другую. Оттолкнулся от ствола и столкнул аборигена с дерева ударом в грудь. Тот упал в листву почти мягко спиной, лишь вскрикнув. Он уже начал подниматься... Но ровно в грудь, прямо в солнечное сплетение, следом "упала" катана Аясе, быстро добив врага, она легко прошла сквозь тело и воткнулась в землю. Сам Саюдзуки, метнув ещё несколько сюрикенов в листву, приземлился минутой позже. Вместе с ним "приземлились", а точнее сказать, шмякнулись на землю ещё три тела. Он приземлился эффектно, в полу шпагате, согнув одну ногу, а вторую отставив в сторону. Не то, чтобы их в клане учили всем этим пафосным эффектным позам... это совпадение, клянусь!
В рукопашную он помог остальным, иногда отвешивая короткие приказы на японском по общей связи. Управились быстро, но местных и правда оказалось много. Последний рухнул прямо на Мисаки - одного из его отряда, Аясе загнал ему короткий кинжальчик, что припас в "носке" у щиколодки, прямо под затылок. Тот ушёл с рукоятью, так как был очень короткий, и, чтобы убить врага, должен был войти целиком, чтобы повредить мозг. На то и был расчёт - сразу, без вскрытия и сканеров, не было понятно, почему человек умер. Когда всё было закончено, он приказал этим двум проверить местность, но обязательно вдвоём и держать связь включённой постоянно, а не по нажатию кнопки, чтобы, если их вдруг вырубят вместе, они это поняли. Сам же за плечи перевернул труп и присмотрелся. Этот явно был "старшим по званию. Но, чувствуя себя не в безопасности, он решил сначала вернуть оружие, а потом уже исследовать и анализировать. Схватив катану, он вытер лезвие о ремень скользящим движением и вложил свой меч в ножны, тут же возвращаясь к телу. Он присел на корточки и поднял лицо аборигена за подбородок вверх. Его лицо было странным и дело было не в тату или боевом макияже. Нахмурившись, Аясе вдруг понял, что половина человеческого черепа не просто его маска, оно вбито ему в лицо так, что уже срослось. А настоящее лицо так иссушено и рельефно, что смотрелось не то что как-то неестественно, но даже выглядело не человеческим!
- Он слепой... - вдруг глаза Саюдзуки чуть шире открылись. Глаза аборигена были чисто белыми, ни зрачка, ни радужки, вся роговица была искусственным способом повреждена. А в груди то, что он сначала принял за амулет, была вшита пластина из странного металла.
- Есть две новости, хорошая и плохая... - вдруг вслух сказал Аясе. К нему как раз подошёл наёмник и вернулись футы. Он постучал костяшкой пальца по пластине на груди убитого.
- Плохая - не похоже, что эти ребята люди. Что-то в них не так. Их много. Они... больные ублюдки, да. Хорошая. Судя по этому знаку у него на груди - мы на верном пути. И если эти парни хорошо выполняют свою работу, то что мы ищем по прежнему на месте. Хотя не очень-то хорошая, ведь неспроста артефакт не смог никто забрать...
Один из футов, незаметно встал возле наёмника. Кажется, ему было уютнее возле того. Он стоял, сжимая кулаки и переживал за своего брата. Да, одним из тех двух, кого забрали, был его брат Го. Он не смел ни торопить лидера Аясе, ни настаивать на его спасение, он знал, на что шёл, однако... переживать за семью было естественным.
Аясе ещё на минуты две замолчал, задумчиво потирая подбородок и разглядывал пластину и прочие "украшения" и модификации тела на трупе. Было кое-что, что его беспокоило. Судя по данным, что ему предоставили, храм был где-то в джунглях, но... разве тогда его не засекли бы спутники? Зато на вот этой же грудной пластины черепоголового храм был перевернёт и выбит под линией горизонта.
- Под землёй? Было бы логично. Копать бесполезно... но вход должен быть, раз эти ребята набивают себе такую красоту на теле. Значит, способ найти этот самый вход только один... - Аясе вдруг резко поднялся на ноги и обернулся к наёмнику. он открыл рот, чтобы что-то сказать, но взгляд упал на голову папуаса у того на поясе.
- Сувениры? - усмешка.
- Итак. Го, пойдёшь первым. Иди по земле, но остерегайся ловушек. Будешь приманкой, бросаться в глаза, чтобы мы смогли передвигаться незаметнее... - достав рывком катану, он отрубил голову аборигену и взял каменный тесак с ручкой из чьей-то кости. Вручил футу.
- Чтобы думали, что ты тут всех порешал... атрибуты их главаря, - пояснил коротко он. Почему тот главный он не стал уточнять, ему это казалось очевидным. Тот лишь кивнул, но тоже покосился за пояс Ниира.
- План таков. Узнаём где их деревня. Ищем вход в храм. Освобождаем своих... по возможности. Операцию не ставим под риск, освобождение своих это побочная, второстепенная задача, всем ясно? Вперёд!

- Чёрт. Где я... - Мисаки очнулся уже лёжа без маски на какой-то огромной каменной плите. По краю которой края были острыми и лежали лишь сушёные травы. перед глазами всё плыло, кажется, он видел небо и щурил глаза от его яркости. Он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, даже веки едва слушались его. Однако, чьи-то пальцы с ужасными квадратными жёлтыми ногтями эти самые веки схватили и насильно приподняли. Боль тут же отрезвила его, дурман от дротиков чуть ослабил своё действие. И тут Мисаки увидел, что вокруг него полно ярко красных людей с костями в носу и ушах, с кольцами на шее и перьями в волосах... у кого таковые вообще имелись. Большая часть этого племени была лысая. Он лежал на каменной плите, на небольшом возвышении, отсюда он видел клетку, где валялся его соклановец.
- Только двое? Хорошо, значит остальные в порядке. Надеюсь, в клетке не Го... чёрт... - паника и боль быстро заставили его оклиматься. За веко его держала женщина. тощая, сморщенная, в руке держала серповидное лезвие и что-то выкрикивала. В ушах так звенело, что он едва ли слышал, что именно она кричала. Но, в следующее мгновение, он смог услышать собственный вопль. Она отрезала ему веко и съела его, продолжая что-то кричать в толпу. Мисаки кричал, но поперёк глотки легла чья-то рука и ему оставалось только хрипеть. Огромный парень с огромным тесаком, без рукояти, от чего тот резал и его руки, что последнему, кажется, было по барабану, отрубил ему одну руку, затем вторую, прямо разрезая и костюм. Затем принялся за ноги. От болевого шока Мисаки отключился...

- Ублюдки... - Аясе сидел на одной из веток в листве и, приближая всё с помощью визора на одном глазу, случайно ляпнул в общий эфир то, что первое появилось на его уме. К тому моменту, когда они добрались до деревни этого племени, не без очередного боя, к слову. Когда они добрались, всё было уже кончено. По маячку что отмечал жизнедеятельность члена отряда он понял, что умер Мисаки, а тот что в клетке лежал всё ещё без сознания - Хикару. А Мисаки... видимо, был тот обгрызанный до костей торс в лоскутах чёрной ткани. Ни руки, ни ног, ни даже головы уже не было, только кровь стекала по каменной плите. Тут в небольших бунгало были старые женщины и дети, несколько воинов на ветках и у клетки... остальные видимо были за скалой, оттуда шёл густой неестественный красный дым и доносился грохот барабанов. Аясе поднёс два пальца к виску, включая общую связь.
- Го, Ниирхотир, снимите часовых с деревьев и по периметру. Го, твоя задача достать Хикару. Нииротир, следуй к источнику дыма. В бой не вступать без необходимости, оценить ситуацию, найти вход... я должен уничтожить маску ниндзи Фут. Улик оставлять не разрешается, - отдав приказы он тут же приступил к их выполнению. Ему было больно за Мисаки. Ещё только вчера он укладывал того на лопатки на тренировке, а сейчас, без похорон, без прощаний, ему нужно просто разбить его маску на алтаре...
План был немедленно приведён к действию. Нельзя было не заметить, что Го с особой жестокостью исполнял приказ и винить его Аясе не мог. Но эмоции не должны были мешать миссии и Аясе не мог приободрить того или сказать хоть пару слов, даже на японском, тем более при Ниире. Хотя ужасно хотелось. на сердце стало тяжело. Черепахи не убивали, только калечили... терять своих было тяжело. И вовсе не потому, что это минус ему, как лидеру, хотя чувство вины ещё помучает его бессонницей в будущем... если они выберутся, конечно...

http://s6.uploads.ru/t/36IZF.gif
Процессия. Напротив чернеющего входа в жуткую пещеру, закрытую зарослями лишь сверху наполовину, собралось огромное количество народа. Они почти все стояли на коленях с глазами, ушедшими за веки в каком-то жутком трансе синхронно сотрясаясь. Высокая старуха в одежде, явно снятой с разных путешественников, возилась руками в каменном "корыте". То было до краёв наполнено кровью. Перед ним был большой костёр в человеческий рост. Горел он чёрным огнём, но дым шёл красный. Она что-то читала, как мантру, на непонятном языке, всё мешая руки в крови по локоть. А потом вытащила череп. Свеженький, с кусками плоти, плохо соскоблёной за такое короткое время. И было сразу ясно, кому тот принадлежал...

+2

6

Помощь оказалась не нужна, что и требовалось доказать. Строго говоря, ничего другого от лучших агентов клана Фут и не ожидалось. Он застал только самый конец схватки, однако очень внимательно наблюдал за тем, что смог выцепить взглядом. Определенно, стиль боя очень сильно отличался от того, что был ему привычен. Можно сказать, был полярен ему. С поразительной легкостью и изяществом несколько футовцев раскидали нападавших. Со стороны это выглядело так, что они будто едва касались аборигенов, но некоторые детали свидетельствовали об обратном. Лидер ниндзя, что был в глухой маске с визором, спрыгнул на двух противников с ветки дерева, и через мгновение они упали вниз с неестественно повернутыми шеями. Через считанные секунду новый враг, уже готовившийся ударить своим оружием опрокинутого навзничь агента в черной одежде, упал без каких-либо видимых повреждений.
Чистая работа. Очень чистая. не доставляющая особо удовольствия, не позволяющая толком развернуться. Но чистая. В своей области эти ребята были более чем компетентны.
Вскоре все было кончено. На время. По радиосвязи явственно прозвучали слова, непонятные по смыслу, но значение стало достаточно ясным, когда спустя мгновение две тени отделились от остальных, скрываясь в многообразии зеленых зарослей папоротника.
Не похоже, чтобы отряд понес какие-то потери, а вот дикарей осталось на земле больше десятка. Остальные предпочли не нападать, удаляясь вглубь джунглей. Что странно, излучали они вовсе не беспокойство, как стоило бы ожидать. Нет, от них скорее исходило яркое и всепожирающее стремление двигаться к заданной точке. Словно под действием гипноза.
Что касается футовцев, то они светились совсем разными эмоциями, хотя обычным зрением разумеется этого было не разглядеть. Скорее всего, их лица оставались бесстрастными даже под масками. Но истинные чувства спрятать намного сложнее, и сейчас Ниирхотайф "принюхивался", осторожно прощупывая их естество. Один излучал нотки удивления от того, с чем предстоит столкнуться. Горожанин, не привык к миссиям в глуши. Второй - резкое беспокойство, тяжело скрываемое несмотря на активные попытки взять себя в руки. Слишком молоды? Похоже на то. От лидера же, впрочем, исходила волна сосредоточенности, как то и следовало ожидать. Не без напряжения, но поводов было достаточно. Результаты миссии хотя бы. Вполне возможно, и очень вероятно, что от ее успешного завершения зависит дальнейшая карьера перспективного ассассина.
Аясе склонился над одним из трупов, внимательно его изучая. Наемник тоже присмотрелся к странному телу, подходя ближе. На лице черепоподобная маска, буквально вплавленная в иссушенную плоть. Верхнюю часть груди на манер ожерелья покрывает массивная пластина, на вид тяжелая. Странный узор в виде перевернутого храма. Сам же туземец выглядел скорее как давний покойник, а не без пяти минут убитый человек. Кожа сморщена и подвержена гниению, слепота... так-так, куда интересней. Ниирхотайф знал, как многие мутанты могут ориентироваться на другие чувства и вести с помощью них бой, игнорируя зрение. Но вот эта груда костей? Он и сам мог бы воспользоваться своим вторым зрением, ориентируясь по возникающей в мозгу картине вспышек разного цвета в темном трехмерном пространстве, однако понапрасну рисковать не собирался.
Интересно, как ты вообще функционировал. Это могло бы стать хорошей информацией. Более чем.
В этот же момент несколькими шагами левее раздался слабый стон, на который обернулся он и еще двое футовцев. Один уже держал в руке метательный снаряд, готовый к броску.
- Стой! - Ниирхотайф предостерегающе поднял руку, - Есть идея получше. Далеко он все равно не уйдет.
В самом деле, дикарь выглядел очень плачевно. Открытая рана на ноге не позволяла ему быстро передвигаться, лысый череп обмалеван разными символами из той же грязной глиняной краски. Наемник приблизился к замершему в попытке ползти телу, вминая железными сапогами траву и трупы во влажную почву по дороге. Зашипела змея, чье тело ненароком оказалось наполовину расплющено. На предсмертную агонию пресмыкающегося Ниирхотайф не обратил ни малейшего внимания, зато тут же уловил движение аборигена, потянувшегося за отравленным дротиком на поясе. Он столкнулся с ним взглядом.
Апатия, бессильная ярость, но не страх. Страх, характерный любому живому существу в таких ситуациях. Даже хорошо подготовленные воины не могут полностью его избежать, лишь подавить. Это естественная эмоция на грани смерти. Особенность организма. И у этого аборигена она отсутствовала.
Тогда он нарочно стал воздействовать на его разум. Внушая эту недостающую составляющую, словно заполняя пустой резервуар. Наемник склонился над дикарем, вглядываясь в его начинающие мутнеть глаза. Потом смотря, как у того появилась нервная дрожь и мурашки на руках. Потом наблюдая за трясущимися губами. Когда он решил, что наконец довольно, то не разорвал глазной контакт, но "оставил в покое" вибрирующие нервные окончания того. Для туземца это должно было ощущаться, как низкочастотный ток, медленно текущий по внутренностям. Не более, иначе он мог бы и умереть от шока.
- Я хочу знать, кто вы такие. Вы все. И что делаете в этих лесах? - осмысленного выражения лицо допрашиваемого уже не приняло, только начало истошно метаться из стороны в сторону, поворачиваясь вправо-влево, не желая смотреть прямо, на темнеющую совсем рядом маску наемника.
Он произнес несколько слов на непонятном языке, совсем тихо. Это заставило Ниирхотайфа удивленно хмыкнуть. Опять же, вовсе не из-за смысла. Дело в том, что после произнесенной фразы аура аборигена озарилась чем-то вроде благодарности, а затем он, несмотря на действие гипноза наемника, быстро сдернул с пояса одну из толстых, смазанных поблескивающим ядом игл, и вонзил себе в шею. Прямо в артерию. Фонтан алой жидкости брызнул вверх, оросив несколькими каплями маску, а тело затряслось в судорогах.
- Прискорбно.
Бесполезно. То, что я узнал, не несет фактической ценности. Сообщать об этом смысла нет, но учесть стоит. Может статься, что этот парень в свою очередь находился под другим гипнозом, и мое вмешательство, вместо того чтобы сделать его покладистее, нивелировало воздействие?
Сейчас думать об этом, не располагая достаточными сведениями, точно было бесполезно. Выводы Аясе насчет туземцев сделал верные, людей в полной мере они напоминали слабо. В том числе и тот, что попался ему раньше и теперь мрачным трофеем покоился на поясе. Точнее, главная его часть. У этого украшения были сделаны в стольких местах, что его голова напоминала диковинную пародию на ежа с костяными колючками. Волос не имелось, зато на их месте находилось множество игл. Тех самых, что использовались аборигенами в качестве ядовитого оружия.
Невольно Ниирхотайф заметил, что футовцы теперь не мнят его иначе, как союзника и еще одного участника операции. Полное доверие. Хорошо, значит с воздействием сейчас можно заканчивать. Более того, расправа над несколькими туземцами, по видимому, произвела на молодняк впечатление. Очень хорошо, уважение и положительная характеристика по возвращении сейчас была необходима. Это, однако, не значит, что Ниирхотайф на все сто был уверен в успешном завершении миссии. Всего лишь полезная привычка обдумывать наперед, чтобы не терять время на принятие решения, когда момент наступит. Может случиться и так, что все они останутся в этих джунглях, провалившись. В таком случае он продолжит сражаться до конца и умрет, выполняя миссию. А хозяин затем, скорее всего, зашлет к Шреддеру нового слугу, более совершенного чем он.
Но то слишком маловероятно, и ничуть его не касается, чтобы уделять туманному будущему много мыслей. В одном он все же был уверен - убить его самого будет очень и очень нелегко, особенно для толпы жалких папуасов.
- Сувениры?
- Повешу в комнате. Над камином, - бесстрастным голосом произнес он. Разумеется, нет. Голову он взял как первый стоящий трофей и с большой долей вероятности выкинет, как только найдет нечто более подходящее. Либо же привезет назад, чтобы ее изучили в лаборатории. Или выкинет уже на месте, посчитай хозяин, что ценность протухшей части тела не слишком обремененного умом аборигена - сомнительная добыча. Но они направляются в храм, за артефактом, поэтому первый вариант куда более вероятен.
Храм под горизонтом... мог означать как подземелье, так и нечто иное. Таинственность. Когда он в первый раз оказался во внутренностях великой усыпальницы, проведя там три дня без пищи, то познал апогей этого чувства. Не ужаса. Единения с неведомым. Только так ты мог принять высший духовный сан в те времена.
Духовный сан? Надо же. Наемник внутренне хохотнул мыслям. Ну вот, очередной клочок паззла. У кого-то было весьма насыщенное прошлое.
Анх на внутренней стороне запястья ощущался мерным холодным светом внутренним зрением. Он, в отличии от большинства предметов вокруг, был "живым" и обладал собственной аурой. Как, например, радиоприемники или электронные устройства, недавние письма и фотографии. Ниирхотайф носил его с собой, благодаря привычке уже не обращая внимания. Предназначения вещицы он не знал. Возможно, так хозяин следил за ним или что-то еще. Какая разница?
Еще одна голова аборигена (на этот раз предводителя) была отсечена от тела. Лидер футовцев передал ее своему товарищу, отдавая приказания насчет следования в авангарде. Понятно. Значит, обойтись без потерь они все же не планируют? Рациональный подход.
Разведчик отправился вперед, не обсуждая приказа. Судя по его ауре, прекрасно отдавая себе отчет в шансах на выживание. Всегда приятно видеть ответственный подход к работе.
- План таков. Узнаём где их деревня. Ищем вход в храм. Освобождаем своих... по возможности. Операцию не ставим под риск, освобождение своих это побочная, второстепенная задача, всем ясно? Вперёд!

После этого, без лишнего шума, футовцы двинулись вперед, все так же ловко мелькая среди гибких ветвей. Поразмыслив пару мгновений, Ниирхотайф выждал двадцать секунд, после чего спокойно двинулся сквозь заросли. Если где-то здесь притаились оставшиеся, он легко вычислит их и прикончит до того, как они доберутся до стоянки основного племени. Лишняя предосторожность не повредит. К тому же, варианты невелики.

- Ублюдки... - наемник не столько услышал, сколько ощутил всплеск гнева со стороны командира отряда. Что ж, причины имелись. Ритуал они не застали, но раскиданные вокруг внушительных габаритов отшлифованной каменной плиты принадлежности красноречиво говорили о каком-то обряде. Керамические пепельницы, несколько поломанных острых бамбуковых игл, наполовину покрытых запекшейся на солнце кровью. Племя здесь воскуривало явно не трубку мира. С лезвия серповидного клинка наземь сорвалось несколько алых капель. Последняя стычка была еще более ожесточенной, чем первая. Аборигены напали большими силами и на этот раз не таясь. Потерь среди отряда вновь не было, только один из футовцев подставился под ядовитые иглы, в результате чего одна его все же настигла, теперь распространяя отраву по телу. Скорее всего, ему оставалось совсем недолго. Что примечательно, своим соклановцам ниндзя этого не сказал, и Ниирхотайф не был уверен, что кто-то еще заметил данный момент.
Останки пойманного футовца напоминали недоеденный яблочный огрызок с алой мякотью. Человеческий торс они напоминали мало, от одежды остались одни лоскутья. Второй находился в глубокой отключке внутри грубо сколоченной клетки, и в нем еще теплилась жизнь.
Из препятствий только туземцы на нижних ветках массивных деревьев у самой кромки джунглей, после которой растительность становилась не такой густой, в итоге упираясь в невысокую скалу. Саму по себе непримечательную, но с другой стороны шел багровый дым. Поднимаясь выше, он становился серым и рассеивался, не доходя до облаков. Для вертолета такой отметки хватит за глаза. Значит, в случае необходимости можно рассчитывать на поддержку с воздуха. Но не прямо сейчас. На подходе к точке высадки у него уже кончалось топливо.
Мерный низкий звук отбиваемого барабанами ритма также говорил о том, что где-то здесь находится и основная часть дикарей.
Короткая команда по радиосвязи. Ниирхотайф немного поморщился произношению своего имени. Что взять с американцев. Как и японцев. Очень немногие могли говорить на языке его родины без акцента. В том числе и произносить отдельные слова.
Кнут на манер аркана был накинут на шею ближайшего туземца, достаточно неплохо замаскировавшегося на ветке. Он ждал, пока наемник пройдет прямо под ним, чтобы спрыгнуть вниз. Увы, его ожиданиям не суждено было сбыться. Потащив часового вниз, он одновременно сдернул с пояса крюк-кошку и выбросил руку в резком размашистом движении. Прежде, чем второй абориген успел подать какой-либо сигнал, острый конец приспособления пробил ему череп. С последним справился футовец. Никаких внешних признаков от воздействия яда он пока не подавал. Ниирхотайф немного залюбовался на его работу. Названный Го со жгучей ненавистью покромсал противника своей катаной, что наводило на мысли о близком знакомстве с обладателем обглоданных останков.
Не став дожидаться исхода, Ниирхотайф раскрутил веревку и закинул ее наверх, обмотав вокруг подножия пальмового ствола и зацепив за дерево крюком. После чего стал сноровисто подниматься по отвесной скале по канату, и через минуту с небольшим оказался на ее вершине. Футовцы мелкими точками возились на расстоянии двадцати метров внизу. Он пересек небольшой отрезок земли наверху, и выглянул с другой стороны вниз.
Открывшееся зрелище превзошло все ожидания.
У невидимого для него отсюда входа в пещеру собралось множество народу. Дым поднимался от большого костра, и оставалось непонятным, что служило ему топливом. Огонь имел черный цвет, без каких-либо оттенков. Когда-то, если память мне не изменяет, такое пламя пытались получить алхимики и оно изображалось на полотнах, как символ просвещенности. Толпа запрокинула головы вверх в трансе, время от времени повторяя ритмичные движения. Звук барабанов шел откуда-то из пещеры, его источник был неразличим.
Главным же звеном картины являлась старуха в разноцветных одеждах, то и дело обмакивающая руки в емкость с алой жидкостью. Один из другим к ней стали подходить аборигены, и она наносила на их кожу быстро затвердевающий узор. Так значит, это не глина.
Последний из воинов подошел к жрице, когда она вытащила из корыта череп со свисающими на кости лоскутьями мяса. Тогда воин принял его из ее рук и шагнул в темный провал пещеры, старуха возопила нечто гортанное, и прочие аборигены отправились следом. Спустя какое-то время у костра не осталось никого, кроме жрицы. Можно было бы напасть, однако в планы Аясе это явно не входило. Вместо этого он последовал указаниям и доложил по радиосвязи о том, что видел, спрашивая дальнейших указаний.

http://s3.uploads.ru/t/lvY9V.jpg
Старуха-жрица у входа в пещеру.

+1

7

- Черепахи, крокодилы, кланы ниндзя, гигантские роботы... теперь ещё непонятные племена, чёрт, никогда не привыкну ко всему этому дерьму, - в нём клокотала, бурлила ненависть и жгла рёбра изнутри обида. За само задание, за потерянного бойца, за то, что настолько плохой командир, что уже несёт потери. Саюдзуки позволил себе маленькую слабость в пол секунды длинною. Он остановился, замер, полностью выдохнул, опустошив свои лёгкие и зажмурил глаза, усмиряя весь своё гнев и ярость с болью. Открыв глаза вновь он снова был тем самым безэмоциональным лидером, машиной для исполнения приказов.
Это упражнение он практиковал долго, он считал, что контролировать каждую частичку своего тела важно, но эмоции, порой, куда более важный аспект. Он знал о человеческом теле всё, о психологии тоже, он научился с помощью медитаций убирать всё в дальний ящик, выпускать из себя "пар". Это было его работой, он таким "создавался". Он не робот, не мутант, он обычный человек, но в этом были свои плюсы. он мог делать то, что не могла делать глупая машина, построенная безумным гениальным злым гением или то, что не мог себе позволить мутант - дефект генетического кода. И он не был алгоритмом магической формулы, в которой каждая мелочь важна и путать ничего нельзя. Он был универсальным солдатом, хотя многие недооценивали порой Футовцев. Тем не менее, черепахи в канализации, учёные в лабораториях, маги в храмах, а он - на вершине мира, подле господина. Над всем этим.
Чёрной тенью он крался, убивал и думал. Молча, слова были не нужны, но было время подумать. Ему не нравилось, что он двигался к столь открытому возвышенному пространству, где всё было как на ладони. Ему не нравилось то, что он не отправил туда Го, ведь если Саюдзуки тут помрёт, то командование возьмёт на себя Ниир, а это, в понимании начальства, было крайним случаем. И винил он себя именно за то, что повёлся на поводу у эмоций и пошёл заниматься этим сам. Не мог доверить это Нииру, это их личное негласное правило, именно клана и никого другого. И не смог доверить это Го, тому не стоило созерцать останки своего брата, это было бесчеловечно. Но что сделано, то сделано, менять план он не собирался, тем более, что все приступили уже к его выполнению. Он решил, что стоит подумать о другом. О Ниирхотире, например.
- Сейчас не до этого и это вне моей компетенции, но не мог я не заметить то, что случилось в джунглях. Он не только взят как мощное оружие физического плана, есть у него какие-то иные способности. Пока не могу понять какие, он не использовал их против нас и нет причин сомневаться в его преданности, если это не делает Шреддер. Но, чёрт побери, мне спокойнее, если я в курсе того, что происходит... пусть я уже почти смирился с мыслью, что это невозможно, - Аясе нажал на нерв, перекрывающий кровь к голове на предплечье у одного из воителей, которого застал в лачужке, через которую пробирался. Тело упало на землю и он снова присел на корточки над ним. Двумя пальцами всего он что-то нащупывал на его теле и хмурился, глядя на его кожу. Из-за краски, сразу это в глаза не бросалось, но по всему телу мужчины, пусть тот был уже стар для воина, были шрамы. И не просто боевые, а "хирургические".
- Я так и думал, - коротко подумал Ая, переворачивая тело животом вниз.
Ещё когда он рассматривал тело того главаря, что напал на них в лесу, он кое-что заподозрил, но поторопился и ушёл как следует не рассмотрев его. Сейчас он уже был уверен наверняка - некоторые нервные окончания были удалены у людей, потому те не чувствовали боли в каких-то участках их тел. Умно.
- И что-то у них внутри много того, чего в человеке быть не должно, провести бы вскрытие! Чёрт, нет на это времени! Но это могло бы пролить свет на это тёмное кровавое дело... - Аясе пролетел мимо каменной плиты пулей, хватая маску. Только оказавшись в укрытии, он вытащил из неё блок памяти - всё, что видел Мисаки перед смертью, это важная информация для клана. Всё это хранилось на базе в главном компьютере. А вот маска... саму маску он разбил на мелкие осколки рукоятью своей катаны. Он мог бы взять её как память для его брата, но не мог себе позволить брать "не нужное для задания". Он уже отстранился от личных мыслей и думал только на благо клана и успешности их операции. Так что, осколки пластика и прочее полетело в ближайший костёр.
Улики были уничтожены. Об их пребывании тут НИКТО никогда не узнает...

Так же, он узнал кое-что ещё, пока прорывался дальше. Он прикрылся телом одного аборигена от летящих в него игл и тот даже не дёрнулся. И дело было уже не в нервных окончаниях, было очевидно, что они имеют иммунитет к этому яду. Поскольку костюмы их были не рассчитаны на такое, то нужная и очевидная мысль пришла в одно мгновение в его голову. Так что Аясе решил потратить время и взял две пробы крови из тела - две крошечные пробирки. Одну засунул за пояс, дабы потом дать в лабораторию на анализ. Вторую, с помощью специального приспособления, вколол себе. Реакция пошла сразу же, чего Ая никак не ожидал, дыхание перехватило и он открыл свою маску, жадно втягивая воздух через рот. Было жутко больно, в какой-то момент казалось, что вся кровь внутри него просто загорелась. Он упал на землю, дёргаясь и корчась. Его стошнило. Он успел подумать о том, что нашёл не лучшее для этого время, сознание помутилось, всё поплыло перед глазами. Он закашлялся, но, к счастью, в себя он пришёл, когда Го тряс его за плечи.
- Командир, командир! Что случилось? - Аясе с его помощью поднялся и мотнул головой. Слабость, что накатилась вместе с ознобом в одно мгновение исчезли, точно так же, как и появились. Пот остыл, голова стала ясной и чистой. Жар ушёл, головокружение тоже, словно ничего и не было, а ведь в таком состоянии он мог быть не более двух минут! Впрочем, хорошо, что нашёл его соклановец, а не другой папуас местного разлива.
- Пропустил удар, не страшно. Я в порядке... - откашлявшись и вытерев губы, он надел маску обратно. Вдаваться в подробности он не решился, хотя может и стоило бы, но солдат не счёл нужным сообщить ему, что игла попала в него, а Аясе - умолчал об этом. Это ещё сыграет с ними злую шутку, но пока казалось, что так будет лучше для всех.
- Живой? - коротко спросил ниндзя и солдат кивнул, снимая руку товарища со своего плеча. Облегчение. Аясе стянул с того маску и влепил затрещину. Тот дёрнулся и с большим трудом открыл глаза. Ая нахмурился.
На связь вышел Ниир с докладом и Аясе выпрямился, следя за окном и входом в бунгало, чтобы их не застали врасплох и слушал. Пока Го пытался привести товарища в чувства и проверял его реакцию.
- Тебя понял. Обычно я не сторонник влезать в чужую культуру и мешать диким племенам, но, сейчас другое дело. В пещеру без меня не заходить, дождаться. Старуху устранить... - последнее Аясе сказал почти с откровенным наслаждением. Его лицо ничего не выражало, голос не дрогнул, но сердце приятно и радостно облилось кровью. Кровь аборигена пробудила в нём какую-то нездоровую кровожадность, но пока её удавалось сдерживать.
- Ты. Оставайся тут, пока не приведёшь его в чувство. Быть на чеку! Догоните нас у входа в пещеры, - холодно отчеканил Аясе и через окно одним прыжком покинул бунгало. Раздался приглушённый всхлип и снаружи что-то упало, шурша нарядными огромными перьями на головном уборе. Аясе был уже в пути...

http://s2.uploads.ru/t/eYS0R.gif

"Be prepared to face your fears" ©

Старуха с улыбкой смотрела на вход пещеры. Давно у них не было достойной дичи. Случайные путешественник, защитники культуры и окружающей среды, безвольные, хоть и с оружием, охотники за реликвиями. Но только сейчас они встретились с настоящими воинами и именно это могло бы позволить им пройти в храм. Стражи храма, которых они почитали как богов, пропускали только тех, в чьих жилах текла кровь настоящих воителей. Пока, сколько бы мальчишек они в племени не тренировали, все там и оставляли свои кости, но сегодня, всё могло измениться. Поэтому, она окровавленными руками вытерла пот со лба, окрашивая верхнюю половину лица в ярко алый.
Несмотря на то, что на вид она была старой, худощавой и слабой, она и правда была тут самой старшей, она была очень сильным противником. Опыт, скорость, ловкость, знание человеческих нервов и их использование делали её смертоносней старой кобры...

Найти нужное место было не трудно, даже несмотря на то, что барабаны смолкли и повисла, воистину, гробовая тишина. от чего было не по себе. Но по дороге из трупов Ая понял, куда идти и уже совсем скоро был на месте. Найти наёмника тоже оказалось не сложным, он был массивным, довольно ярким в общей зелени местности, хотя красный дым был ему на руку. К тому моменту, как Саюдзуки добрался до площадки перед пещерой, старуха-шаманка уже была мертва. Жестоко убита, чего Аясе и ожидал от кого-то, вроде Ниира.
- Отличная работа, - коротко кивнув, отвесил ему Аясе. Кажется, он даже улыбнулся там, у себя под маской. Искра благодарности за отмщение за соклановца была адресована наёмнику в ту же секунду. И, конечно, он больше проникся к нему самому.
Но поболтать по душам снова не вышло, как раз вернулись люди из пещеры, всё оставшееся племя. Кроме того воина и, увидев смерть главы их племени, они явно были настроены поубивать, незваных на их праздник, гостей. И сразу ринулись в атаку. Аясе быстрым скользящим движением вытащил катану из-за спину и ринулся в бой.
- Убить, - короткий приказ, это на него так похоже, но сам приказ... обычно он использовал "устранить" или "обезвредить", что означало необязательную кончину тех, к кому приказ был адресован. Сейчас же лидер их группы остервенело резал бегущих на него без разбора. иногда, даже из-за звуко изолирующей маски доносилось какое-то рычание. Он размахивал катаной, отсекая головы, а то и по торсу прямо, напополам. А то и вдоль! Рубил, пока лезвие меча не застревало в тазобедренной кости аборигена. Одежда пропитывалась кровью, но он не замечал даже тяжести в уставших от такой резни, мышцах.
Через минут десять подоспели и другие два фута им на подмогу, так что остатки племени они дорубили быстро. Приказ был ясным и понятным. Скрытность тоже уже не имела никакого значения, так что... всё что сейчас здесь происходило, даже битвой нельзя было назвать, просто резня. Ниндзя показали, что не только хороши в скрытом убийстве, но и в открытом бою. В какой-то момент, когда все люди "в красном" оказались на земле, Аясе прикрыл Го от летящей в него иглы. Та вонзилась в плечо и оба футовца подбежали к нему.
- Командир! - засуетились они испуганно, хватая его под локти, но тот их растолкал, выпрямился и вынул иглу.
- Сосредоточиться! Задание ещё не выполнено. Следуем в пещеру! - сказал он, убрал катану обратно за спину и потёр плечо. То обожгло, в коленях почувствовалась некая слабость, но, кажется, его профилактическая "прививка" сделала своё дело. Когда он оказался во мраке пещеры, уже и эти неприятные ощущения исчезли.
- Ниир, ты со мной, остальные - прикрывать тылы, идти по краю, быть начеку! - скомандовал он, вдруг подумав о том, что он даже не спросил, может ли он называть так фривольно наёмника. На произношение его полного имени уходило много времени и Ая был не уверен, что вообще произносил его верно.
- Надеюсь, не возражаешь? Кстати, ты как? Раны есть? - он остановился и осмотрел наёника. Он вдруг понял, что забыл про всё на свете и всё ещё тяжело дышал после боя.
- Командир, вам не стоило прикрывать меня, иглы с ядом...
- Очистить эфир! - коротко отрезал Аясе и присел на один из камней. Он решил, что стоит немного отдышаться, иначе не много пользы от него будет в дальнейшем. Он обе ладони положил по бокам своей головы. Раздался щелчок, шипение, и он снял свою маску, показывая своё лицо.
- Нам не положено так делать, но... я посчитал это нужным. Ты должен знать моё лицо. И... спасибо, без тебя, думаю, мы бы не справились. Надеюсь на тебя, - он кивнул и накрыл своё лицо маской обратно. Это было большой честью, хотя вряд ли Ниир осознавал это.
Кажется, он хотел сказать что-то ещё, но вдруг, раздался пронзительный мужской крик вдали. И это был не кто-то из своих, наверное, тот воин. Аясе пришлось подскочить на ноги и снова обнажить свой меч.

Отредактировано Ayase (2016-03-01 15:22:45)

+2

8

Глаза, обведенные темно-красной густой краской вокруг морщинистых век, зло уставились вверх, сквозь свисающий над обрывом кустарник и его ветви.
Какая глазастая ведьма. Ниирхотайф, до поры затаившийся, теперь выпрямился во весь рост, поскольку скрываться далее не было смысла. Племя ушло в пещеру, и теперь старуха осталась единственным свидетелем происходящего снаружи. Дым постепенно стал более прозрачным, но так и не прекратил окончательно.
Солнце сейчас стояло высоко, но отчего-то перестало печь. Тепла и даже жара, ощущающегося всю дорогу к стоянке аборигенов, теперь не было абсолютно, словно солнечные лучи поглощались невидимым барьером.
Что ж, это можно обдумать и позже. А пока пора спускаться. Тем более, что в этот момент по радиосвязи прозвучало отчетливое указание.
- Старуху устранить...
Он не видел сейчас командира отряда и не мог уловить, действительно ли тот допустил в голос немного удовлетворительного удовольствия или ему показалось. Казалось бы, мелочь. Но из таких мелочей, вот так понемногу, и складываются крупные картины психики.
"Почувствовать" отсюда старуху также не представлялось возможным. Или практически не представлялось. Только маленькое пятнышко ровного красного света, символизирующего исходящую угрозу, далеко внизу.
Наемник сдернул с пояса веревку с крюком-кошкой, которая выручала его уже третий раз за операцию, и, раскрутив, метнул вниз, пытаясь зацепить за особо вдающуюся расщелину. Не вышло. Тогда он, без лишнего пафоса, зацепил окончание наверху скалы и стал быстро спускаться по ней спиной назад. Убегать старушенция не планировала, только выжидающе глядела на наемника. Отсюда стало возможным рассмотреть, что вся верхняя половина ее лица, похожего на безобразную маску, покрыта поблескивающей, но пока не спешащей запекаться, на солнце жидкостью.
До земли осталось всего пять метров, и тогда он, прыгнул, оттолкнувшись ногами от скалы. Одновременно устанавливая глазной контакт и запуская в разум женщины цепкие щупальца своей воли.
Он ощутил готовность к бою, удовлетворение и какое-то болезненное, кровожадное и дикое возбуждение, словно ритуал оказал на нее сильный гипнотический эффект. Приземлившись на землю в нескольких шагах от жрицы, Ниирхотайф сдернул с пояса свой клинок. Каждый из ногтей старухи покрывали остро заточенные бамбуковые накладки, и они явно были в свою очередь покрыты ядом.
Доспех, конечно же, подобной ерундой не пробить, но как знать, не сумеет ли она попасть в сочленение. Итак, началось. Губы старухи очертила хищная улыбка, глаза закатились, и она, держа перед собой руки, бросилась вперед. Наемник взмахнул клинком перед собой там, где еще секунду она была, но лезвие рассекло один воздух. Зато он услышал, как по броне скрипнули "когти".
Этого, естественно, было недостаточно. Он вновь развернулся, нанося удар, но жрица с нечеловеческой скоростью отскочила назад, оскалившись и зашипев.
Тогда, поняв, что такими темпами ее достать не удастся, Ниирхотайф снял с пояса свое второе оружие. Плеть со свистящим звуком хлестанула по земле, задев на сей раз старуху за ногу. Мгновение она медлила, но приблизиться на нужное расстояние успеть за это время не получилось.
Он еще раз начал воздействовать на нее, теперь с удвоенной силой. И вот теперь он ощутил страх. Но не перед ним, о нет. Или все же да?
Стражи? Что за стражи? Похоже, что неизвестный подземный храм охраняет кто-то еще.
Она вновь кинулась на наемника, вскочив на плечи и попытавшись добраться до сочленения доспехов. Однако, он был готов к такому повороту. Локоть врезался жрице в челюсть, ломая ее. Затем, когда та оказалась сброшена, в дело вступил кнут. Держа его за рукоять и посередине самого хлыста, наемник подошел к жертве, поддел встающую с земли жрицу под подбородком и резко потянул назад, удушая.
После примерно двадцати секунд брыкания и рефлекторного дерганья ногами, старуха успокоилась, и он сразу понял, что наступила смерть. Лицо посинело, вывалив язык, и образуя удивительный контраст с кровавым камуфляжем на лице жрицы. Недолго подумав, Ниирхотайф зашвырнул ее в ритуальный резервуар так, что оттуда торчали одни лишь ноги.
- Отличная работа, - искаженный голос футовца из-за спины прозвучал бы неожиданно, не умей он сканировать пространство и ограничивайся обычным слухом.
- Спасибо.
Со стороны пещеры послышался шум возни и крики, а затем наружу повалили аборигены. И, несмотря на первое впечатление, они вышли не встретить их. Двое чужаков у выхода и убитая жрица стали для них неожиданностью. Дело было в том, что на них всех лежала печать сильного страха. Нет, не так. Скорее, истинного животного ужаса. Аборигены явно спасались от чего-то, находившегося внутри.
После того, как лидер отряда подтвердил характер дальнейших действий, наемник не мешкая зашагал навстречу напирающей толпе. Ох уж эти воины тени, вечно пытаются избежать прямых столкновений. Но хоть сейчас наступает время для резни, и пути назад уже нет. И это отлично!
Встретив первого из нападающих быстрым горизонтальным ударом, рассекшим его копье и горло, Ниирхотайф схватился со следующим. Он не считал их, полностью отдавшись азарту схватки и глядя, как воздух вокруг расчерчивают алые кровавые брызги.

http://s2.uploads.ru/QhJzj.png

http://s7.uploads.ru/v4s3M.png


Бой подходил к концу. Именно тогда стало заметным, что с лидером футовцев не все в порядке.
Похоже на стимуляторы, наподобие наркотических. Они обычно должны вызывать такой эффект... но чтобы профессионал использовал нечто подобное на миссии? Вряд ли. Я понаблюдаю за ним еще немного, прежде чем сделать окончательный вывод.
Клинок давно был окрашен в густой красный цвет, и вытереть оружие толком не представлялось возможным. Разве что об листву. Большинство аборигенов теперь лежало на земле, погибшие или умирающие. Аясе все это время действовал даже быстрее и эффективнее, чем другие его собратья. А уж наемник потрудился уделить этому внимание.
Позже станет ясно, что он использует. Всю миссию скрываться не выйдет. От Ниирхотайфа так точно. Если ты вообще доживешь до ее конца.
А вот под конец боя лидер допустил непростительную ошибку. Закрыл от ядовитой иглы одного из подчиненных, но в результате поймал ее сам. В случае, если на вертолете или в запасе у футовцев нет универсального противоядия, что маловероятно, через некоторое время он вполне может стать покойником с изрядной долей вероятности.
Весь отряд, шествуя мимо поверженных туземцев, двинулся в пещеру и скрылся под ее сводом. Темно. Ни факелов, ни естественных источников света. Пока они находятся у самого входа, однако дальше двигаться будет тяжело. Впрочем, по пути могут обнаружиться какие-то светильники, если уж племя жило тут.
Сам наемник шел впереди, в паре шагов правее от лидера отряда, следуя полученному приказу. И незаметно для окружающих "прощупывал" пространство впереди, но пока ничего не чувствовал.
- Надеюсь, не возражаешь? Кстати, ты как? Раны есть?
- Имя - это всего лишь имя. Мне понятны твои приказы, что главное. Я в порядке, никаких повреждений, - он хмыкнул, подумав, что противостоявшие им ребята все равно не имели и призрачного шанса, - Доспехи - хорошая штука.
Немного позже они остановились на несколько мгновений. Однако, самое интересное произошло, когда Аясе снял маску. Удивительно, но лицо оказалось довольно обычным, с правильными чертами. Лет двадцать с небольшим, не больше. Ниирхотайф решил, что, несмотря на шанс (ибо маска заглушала большую часть попыток воздействия), копаться в его эмоциональном фоне спешить не стоит. Потому как при обнаружении таких манипуляций, помня допрос аборигена еще на подходе сюда, ему просто перестанут доверять.
Итак, теперь наверняка последует объяснение. И оно последовало.
- Нам не положено так делать, но... я посчитал это нужным. Ты должен знать моё лицо. И... спасибо, без тебя, думаю, мы бы не справились. Надеюсь на тебя,
- Вот как? - наемник заинтересованно наклонил голову. Он не садился, поскольку не нуждался в отдыхе. - Что ж, весьма польщен. К сожалению, не могу ответить на жест взаимностью. Не пойми неправильно.
Их прервал крик. Протяжный и полный ужаса вопль. Стоит отдать должное этим туземцам, несмотря на не слишком большие навыки как воинов, они умирали с достоинством, редко когда крича в осознании скорой смерти. А этого что-то явно испугало, и испугало сильно.
Вскоре послышались торопливые шаги беглеца, и он показался сам. Его лицо действительно походило на застывшую маску ужаса. Отряд расступился, пропуская неопасного члена племени наружу. Кажется, тот никого из них и не заметил, глядя куда-то себе под ноги.
Выждав еще две минуты, они направились дальше, согласно указанию командира. Пещерный коридор очень быстро сменился ровными стенами из какого-то непонятного, но смутно знакомого материала тускло-золотого цвета. И здесь уже по обеим сторонам их маршрута горели частые факелы.
Дорога была одна, без развилок и петляющих отрезков. Только ровные геометрические повороты на девяносто градусов. Прорубленный коридор был достаточно широк, чтобы в ряд могло шествовать около трех человек. Отряд, впрочем, придерживался ранее оговоренной формации.
Футовец, в которого попала игла, постепенно начал сбиваться с шага. Наверное, никто больше не заметил, как он несколько раз пошатнулся, но только пока. Яд явно начал свое действие. С другой стороны, лидер футовцев чувствовал себя если не прекрасно, то вполне сносно. Разные компоненты яда? Да нет, звучит бредово.
Тем временем на пути вырисовалась длинная, уходящая вниз по освещенному спуску, каменная лестница.
- Думаю, мне лучше идти первым. На случай засады.
Самопожертвование Ниирхотайфу никогда свойственно не было, но это и вправду казалось самым рациональным решением. Поэтому, сняв со стены один из факелов, он направился вниз, когда послышались новые крики. Эхо разнесло их по всему коридору и понесло дальше, наверх.
Подождав недолго они, тем не менее, продолжили путь. Спустились все благополучно, не нарвавшись ни на одну ловушку, хотя выпирающие на пару сантиметров плиты на лестничных ступенях, то тут то там, попадались. Неприятность случилась после, и заключалась она в том, что ранее отравленный футовец бессильно грохнулся вниз, не подавая никаких признаков жизни. Товарищи немедленно кинулись к нему.
Он был жив, но вряд ли дальше боеспособен. Вновь зазвучали слова радиосвязи на непонятном языке. На этот раз наемник смог понять, что диалог ведется с пилотом вертолета, других вариантов здесь и не имелось. Вскоре, судя по всему, место посадки было уточнено, поскольку лидер отдал новый короткий приказ. Теперь уже на понятном Ниирхотайфу английском.
Одному из футовцев следовало как можно быстрее довести раненого до точки посадки, а затем вернуться назад, вновь соединившись с остальной группой. Поддерживая под плечо волочащее ноги по полу тело, он зашагал вверх по лестнице.
- На его месте я бы был осторо...
Послышался громкий щелчок, а затем щель между каменными блоками в стенах исторгла из себя дискообразные лезвия, быстро двинувшиеся в их направлении. Что касается ушедших наверх футовцев, то не последовало даже крика боли. Только глухой чавкающий всхлип, а затем звук отделенной от туловища головы, катящейся по камням.
- ...жнее.
Как бы не полагался он на свои доспехи в обычном бою, сейчас предпочел пригнуться, пропуская активированную ловушку над головой. Рядом то же действие повторил футовец. Дойдя до конца лестницы и скрывшись внизу, лезвия не стали возвращаться назад. Завершилось ли действие ловушки или же она готова вновь прийти в действие в любой момент - оставалось лишь гадать.
- Цел? Твоим друзьям уже вряд ли чем-то поможешь. Придется двигаться дальше одним.

0

9

- Имя - это всего лишь имя. Мне понятны твои приказы, что главное. Я в порядке, никаких повреждений, - чего и следовало ожидать от такого мощного здоровяка, да ещё и в таких доспехах. Подобные вопросы могли быть даже восприняты как забота, в какой-то её степени. Но для Аясе было важно, чтобы такой мощный танк в их компании оставался на ходу. Потому как, случись что, довести дело до конца и закончить миссию сможет только он. Не то, чтобы Саюдзуки не верил в своих собственных людей, которых, напомню даже, лично отбирал для этого задания. Но дело обретало всё новые неожиданные повороты и довольно скверные. Они УЖЕ потеряли одного из своих, что УЖЕ было явно не по плану. И пока всё, что происходило, говорило о том, что это ещё цветочки, веселье только начинается. Но, явный плюс, Ниир даже вместо сухого ответа поддержал какую-некакую, а беседу. Всё больше и больше располагая к себе футовца. Несмотря на то, что тот лица так и не показал. У него были свои причины, у Аясе свои, чтобы показаться.
- Всё в порядке, я уважаю это. Но со своей стороны я подумал, что так нужно. И да, мы, конечно, профессионалы, но тренированы, чтобы устранять цели без боя, как такового, так что ты очень кстати, - Аясе мог ворчать, ныть, но никогда не смел даже в своих мыслях оспаривать или сомневаться в решениях их лидера Шреддера. Тот не зря был главным и если он сказал, что наёмник пойдёт с ними - Аясе не смел перечить или возмущаться в пустоту. Хотя в начале он не был в большом восторге от "гайдзина" в их стройных рядах. Но теперь прочувствовал всю правильность решения.
Саюдзуки считал клан семьёй и просто идеальными напарниками, ибо они ВСЕГДА были вместе, знали друг друга, чувствовали и всё то у них было отработано. Поэтому кто-то иной в отряде всегда "выпадал", с ним было не по себе... хотя к Нииру Аясе вот уже успел привыкнуть и даже... потеплеть? Быть может, чуть больше общения не по делу, но... не судьба. Крик заставил лидера футовцев подскочить на ноги и принять боевую стойку. Как и наёмник, он не мог не заметить, что аборигены не кричали. Они, в принципе, за всё то время, что Аясе их анализировал, не издавали особенных звуков, сухо и редко переговариваясь даже между собой. А тут такой вопль, что ещё и звучал особенно жутким эхом, разбиваясь о стены пещеры. И, когда тот, кто так кричал, в своём боевом наряде и ритуальной раскраске, с таким напуганным лицом пробежал мимо, Аясе нахмурился, опуская лезвие катаны к земле. Тот даже не попытался атаковать, важнее всего было для него покинуть пещеру.
- А вот почему... видимо, скоро узнаем, - отметил он про себя и, с самым серьёзным выражением лица, которого не было видно снова под маской, пошёл вперёд. Его волновало и настораживало всё. От пещеры, породу стен которой он не мог определить, как и его сканер со всеми наворотами. До горящих факелов вдоль единственной дороги, ведущей вглубь, что горели как-то... неестественно? Всё это не внушало доверия, всегда опасно, когда не знаешь, с чем имеешь дело, а у Саюдзуки сейчас вопросов было намного больше, чем ответов.
Меж тем они продолжали путь. Не торопясь, "прощупывая" местность, наблюдая, осторожничая. Аясе поглядывал на своего соклановца - тот не жаловался, не скулил, но походка его была неуверенной. А показатели членов отряда, встроенные в маску, показывали, что температура тела его поднялась до 39 градусов и что-то очень странное происходило с нервной системой. Но тот держался, а Ая, ничего не мог сделать, кроме как надеяться, что тот продержится подольше. Сейчас у них каждый человек был на счету.
- Думаю, мне лучше идти первым. На случай засады, - Аясе кивнул. Он не струсил, но понимал, что это сейчас лучшее решение. Его сотоварищи часто служили пушечным мясом, как и он сам, но сейчас - один из двух его подчинённых медленно умирал и мог совершить ошибку там, где никогда бы не совершил. Глупую. Просто в силу своего состояния здоровья. Да и вряд ли Ниира что пробьёт так легко. Хотя то, что тот вытащил факел ему не понравилось, это могло активировать возможные ловушки, но ничего сказать по этому поводу он просто не успел. На их счастье, ничего, вроде, и не произошло. Ну и да, у них в масках уж всякие визоры стоят, они видят прекрасно, а вот Нииру без факела - вряд ли.
Они шли и шли, всё глубже вниз, к центру земли, не иначе. Аясе с опаской смотрел на цифры давления и "высоты". Обходили ловушки, но тут, отставший, несмотря на медленный темп, футовец, упал навзничь. Саюдзуки был готов к худшему, но жизненные показатели подавали активность, хоть и слабую. присев на корточки, на мысочках, к товарищу, он осмотрел его и затараторил по связи. Сигнал едва пробивал всё то расстояние и каменные своды пещеры. Но... главную информацию он донёс, более рисковать было нельзя, сейчас он был только обузой и будет их всех тормозить. Аясе уже отошёл обратно к Нииру, как послышался щелчок.
- Ну, чёрт... - Саюдзуки сжал зубы с силой от досады. Как можно было быть настолько неосторожным и совершить такой глупый промах? Аясе, скользнув вниз на шпагат, избежал лишения своей головы, но, увы, только он... Жизненные показатели обоих на раз погасли. Хотя Ая, рефлекторно, так рвалась им на помощь его душа, дёрнулся в их сторону, но и без слов наёмника понимал, что... из отряда они остались только вдвоём.
- Умерли быстро, без боли и мучений. С честью и гордостью, как истинные воины клана фут, - Аясе прикрыл глаза и прижал сжатый кулак к груди, мысленно прощаясь с умершими и отдавая им свою дань уважения, как воинам, товарищам, друзьям и, конечно, братьям.
- Да... идём, - никак более не прокомментировав случившееся, он пошёл первым...

http://s017.radikal.ru/i430/1604/ac/2d171dac650c.jpg


Они продолжили идти, ступая в разы осторожнее, иногда даже слишком, что замедляло продвижение. В какой-то момент Аясе показалось, что он услышал удар в барабан или что-то типа того. Он замер и прислушался. Решив, что показалось, он снова пошёл вперёд, но нет... через метров сто вниз по спуску, удары в там-тамы раздались уже ближе и громче. Аясе насторожился и показал Нииру, чтобы тот тоже замер. Всё же, до источника звука было далеко, но... только Саюдзуки решил двинуться, как послышался рокот совсем близко, словно какие-то ракушки стукались друг о друга. Он прищурился и врубил увеличение на своей маске на максимум. Через мгновение, он увидел череп. Проморгавшись, он, открыв глаза, увидел женщину, что шла им навстречу, потрясывая посохом, украшения из костей на котором и гремели. Сенсоры не улавливали её, как живой организм, они вообще ничего не показывали.
- Чертовщина какая-то... боевая готовность! - Аясе чуть согнул ноги в коленях, весь став "пружинистым". идти в атаку или просто к ней навстречу он не торопился. Пока та не остановилась. Просто встала посередине пути в нескольких метрах от них. Только тогда Аясе пошёл вперёд и тут, увидел храм. Напоминающий странную пирамиду. Чем странную - сказать не мог, вроде по форме такая же, как и те, что в Египте, а вроде и другая. Огромный резные врата вели внутрь, но были заперты. Два "стража" атланта, подпирали колоны по обе стороны от входа и... несмотря на странную форму тела, не естественную, для человека и тот же голый чёрный череп, вместо головы, что-то подсказывало, что они не просто статуи. Они "живые". Их головы резко поднялись на пришедших чужаков и только после этого чернеющие пустые глазницы той женщины в рваных одеждах из шкур и кожи, вдруг заполыхали огнём.
- Лишь достойнейшие из воинов пройдут дальше... вы достойны? - кажется, это говорила она. Но голос доносился словно у Аясе прямо в голове. Такой странный, не удавалось дать ему ни одного близкого, хотя бы приблизительно, описания или сравнения.
- Ты тоже это слышал?

+2

10

Барабанный бой. Было в нем что-то знакомое. И в то же время совершенно чужое. Словно этот ритм воплощал собой давнего врага. Ниирхотайф старался ступать медленно, чтобы в случае новой ловушки успеть среагировать. Теперь впереди шел футовец, и это казалось хорошим решением. Он бы не мог гарантировать, что сможет миновать любую хитроумно спрятанную преграду. В этом была также и другая причина. Если все же случится так, что они наткнутся на слишком грамотно расставленное препятствие, то дальше идти придется ему. Несмотря на все свои таланты, против толпы аборигенов, которая предположительно могла находиться в этих катакомбах, Аясе не выстоит. Риски профессии, ничего личного.
Через некоторое время, так и не встретив на дальнейшем пути осложнений вроде тех, что забрали жизни остальных футовцев, они вышли в широкий подземный зал. Наверное, стоило отдать должное профессионализму компаньона. Его маска, судя по всему, оказалась крайне хорошей штукой. По крайней мере из переплетений рубленых в земле ходов она двойку вывела.
Спускаться пришлось долго, всего Ниирхотайф насчитал порядка трех сотен гладких ступенек, под внушительным уклоном уходящих вниз. Когда же они дошли, открылось весьма колоссальное зрелище.
Пирамида.

- Несите блоки, да поживее, - сегодня жара выдалась просто необыкновенной, но никого из надсмотрщиков разумеется это не волновало. Низкие фигуры в пестрых схенти провожали взглядом струящиеся к подножию огромных каменных блоков процессии, периодически сопровождая оные характерным свистом.
Канат туго впился в тело, оставляя кровавые полосы. Но руки вцепились в него буквально мертвой хваткой. Кажется, они онемели. Нет, страха перед ударом плети не было. Как и тоски по Междуречью, в которое вернуться уже вряд ли когда-то получится. Поселение сгорело дотла, поэтому о родных краях речи тоже не шло.
Дело было совсем в другом. Он мог отлично видеть тот грандиозный замысел, что был заложен в основу будущей гробницы, достойной самого Осириса. И поэтому хотел дожить до того момента, когда сам сможет увидеть результаты.
Обычно больше, чем пару-тройку дней рабы не протягивали, но он смог выдержать неделю. Работа далека от завершения, но теперь, с каждым днем, шансы увеличивались. Теперь ему было известно, как лучше ухватиться за канат или край огромной каменной глыбы, и где никогда не нужно вставать. Беспокоили только воспаляющиеся раны у поясницы. Обычно смотрители не обращали внимания на рабов, если те двигались согласно общему потоку, но однажды пришлось пойти на это. Переносимый блок был слишком огромен. Остаться незамеченным, увы, не вышло, и пришлось выдержать целых десять ударов. Это было везение. Не везло тем, кого забивали до смерти.
Предположение оказалось верным. На половине подъема группа рабов не устояла и уронила камень почти у самого основания. Заметивший это надсмотрщик показательно перерезал им глотки, и затем кусок будущего строения передали новым пяти десяткам.

Никакого эмоционального фона. Это существо, кем бы оно ни было, должно было являться мертвым. Тем не менее, оно направлялось к ним. Неспешно.
Боевая готовность так боевая готовность. В конце концов, избавиться от еще одной местной ведьмы немногого стоит. Он увидел, как ассассин напрягся, и сам отсоединил клинок от пояса, выставив его перед собой в защитной стойке.
И, пока фигура приближалась, окинул взглядом то, что их окружало. Это действительно была пирамида, не больше не меньше. И весьма внушительных размеров, хотя, конечно, не чета настоящим.
Ворота и две огромных фигуры по бокам. Ворота представляли собой огромные створки размером с четыре человеческих роста, фигуры же... Одежды - легкие мантии, украшенные замысловатыми побрякушками. А головы тонули в окружающем мраке, но было понятно - ничего, кроме чернильных, словно ночная бездна, черепов, на них не имелось. Ужасно деформированные и куда более крупные, чем тот, что он видел у руках у старухи на входе. Фигуры же стражей словно растянули в длину. Каменная скульптура, но работа редкого мастера.
Но больше всего необычным был мертвенный зеленоватый свет, исходивший вроде бы от потолка и едва заметно пульсирующий в такт скрежещущему отбиванию ритма огромных невидимых барабанов из кожи.
Головы повернулись, как по команде. Еще одна ловушка? Если оттуда полетят дротики или отравленные иглы, укрываться негде. Скорее всего придется в этом случае прикрыть Аясе, или продолжать путь уже в одиночку.
- Лишь достойнейшие из воинов пройдут дальше... вы достойны? - он всмотрелся в какой-то потусторонний свет в глазах странной женщины, и после этого почувствовал, как чужая воля цепко запустила свои пальцы в его собственную голову. Сказать, что наемник удивился - значит, ничего не сказать.
Ты.. тоже это можешь?
Но ответа не последовало. Зато заставил вспомнить о себе стоящий рядом футовец.
- Ты тоже это слышал?
- Слышал, - если это трюк, то очень странный. Звуков, совершено никаких, кроме странного низкого рокота, не имелось. И голос совершенно точно прозвучал в голове. Значит...
Так или иначе, а дальше стоило вспомнить об осторожности. Что бы это ни было, а это скорее всего именно то, чего боялись аборигены.
- Тебе стоит снять маску. Кто ты? - больше всего его сейчас интересовало, что находится за ней. Более того, если в ответ придется показать свое лицо, то он это сделает. Потому что приказ был очевиден - любые препятствия устранять, и, кем бы не была женщина, ее придется убить почти наверняка. Впрочем, также никто не мешает сначала прикончить, а затем посмотреть.
- Я - страж. А теперь подойдите, если уверены в себе.
И снова голос прозвучал лишь в голове. Но на этот раз его тембр был отчетливо слышен. Мягкий и спокойный, немного убаюкивающий. Ниирхотайф еще раз взглянул на пирамиду. Множественные ярусы огромных блоков уходили в темноту наверху, а единственный видимый вход проходил мимо фигур неизвестных охранников, сейчас мертвым взором обративших взгляды в сторону незваных гостей. Ровная кладка, даже удивительно ровная. При более пристальном рассмотрении он разглядел те самые побрякушки и понял, что это старые, пожелтевшие кости. Людские и животных.
Можно попробовать поискать вход с другой стороны, если ворота открыть не удастся. Но едва заметно там маячили лишь очертания стены. Значит, другого пути могло и не иметься. А еще тут был на удивление спертый воздух и никакого сквозняка.
- Она очень опасна. Лучше избавиться сейчас же, - наемник не сомневался, что их услышит и "страж", однако уведомить футовца было необходимо. Требование снять маску оказалось проигнорировано. Теперь Ниирхотайф этому даже порадовался, ведь, реши в таком случае в очередном благородном порыве и Аясе последовать примеру, и тогда за разум союзника наемник бы уже не дал и гроша. Он ощущал, насколько встретившая их личность была сильнее в способности воздействия, раз так легко смогла скрыть себя от его щупов.
- Но если сможем разойтись - тоже неплохо. Думаю, она в состоянии нас убить. Возможно, - в другой ситуации он такого бы ни за что не сказал. Сейчас, однако, под угрозой была возможность выполнения миссии. Глупо переть напролом, когда есть другой вариант с меньшим риском.
Хм, похоже пребывание в обществе этих тихонь и меня сделало чем-то похожим.
В другое время можно было бы посмеяться над этим. Но позже. Ниирхотайф сделал первый шаг вперед, намереваясь обойти "стража" с левой стороны, чтобы оказаться в предположительной уязвимой зоне той. И тут же почувствовал, что перед глазами все плывет.

Спину ожгла сильная боль. Он сам удивился, как мог так легко отвлечься, и тут же укорил за столь легкомысленный поступок. Стиснул зубы в ожидании нового удара, однако его не последовало (на удивление). Тогда, чувствуя нарастающую боль в мышцах, поудобнее перехватил свой конец сплетенного каната, и приложил необходимое усилие, ощущая как чудовищная масса сзади приходит в движение с помощью сил нескольких десятков рабов.
- Шевелись, падаль, - где-то по соседству раздался всхлип и брызнула кровь. Мысли же, несмотря на это, были заняты только пересохшим напрочь горлом и, казалось бы, раскалившейся головой. Палящее солнце и не думало никуда скрываться. Сегодня на теневой стороне поработать не удалось. Если завтра неудача повторится - шансы на выживание резко снизятся.
Как же распределить ту порцию воды, что удастся заполучить? Сначала несколько глотков, тряпица тоже имеется, но главное добраться до нее, когда стемнеет, и не обнаружить ни перед кем укромное место под приметным камнем в песке.

Ниирхотайф резко отступил назад, и замер с готовностью атаковать, но в то же время понимая, что ничего этого сделать не сможет. Пересекая невидимую черту, дальше придется бороться отнюдь не с таинственным стражем.
- У нас есть проблема.

+1


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Заброшенные игровые эпизоды » [ФБ] Call of the Tribes