Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Заброшенные игровые эпизоды » [ФБ] Call of the Tribes


[ФБ] Call of the Tribes

Сообщений 11 страница 16 из 16

1

http://s6.uploads.ru/t/7ktIM.gif
Be careful making wishes in the dark
Can’t be sure when it hit that mark
And besides in the mean, mean time
I’m just dreaming of tearing you apart
I’m in the de-de-details with the devil
So now the world can never
get me on my level
I just gotta get you up the cage
On my young, lovers rage,
gonna need a spark to ignite

My songs know what you did in the dark

участники:
M. Neerhotifr
Ayase
Дата, время, место:
4 года назад. Жаркий июль.
Непроходимые джунгли, затерянный храм.
Краткий анонс:
Шреддер желает заполучить древний артефакт, о котором прочёл в старых свитках. Но, чтобы не привлекать много внимания, отправляет на это секретное задание Только Аясе с небольшой группой солдат из пяти человек и одного наёмника.
Казалось, всё просто - нашли храм, забрали артефакт, вернулись. Однако, артефакт охраняет древнее племя каннибалов, и они не рады чужакам. Но каннибалы, жара и хищники не всё, через что придётся пройти нашей бравой команде, чтобы заполучить желаемое!

+2

11

Саюдзуки замер в раздумьях, не решаясь что либо предпринимать. Честно говоря, он и не знал, что им делать дальше, этот вопрос странного существа явно был с подвохом, кажется, что-то подобное они проходили на своих курсах настоящих ниндзя. Возможно, ответ должен быть "нет", дабы показать свою скромность и, присущее истинным воинам, вечное стремление к само совершенствованию? Или надо спрятать оружие, так как истинный воин сражается только тогда, когда есть за что? Или может как раз таки желание биться станет доказательством и ответом? Чёрт, это такой вопрос с подвохом, что попасть в один из десятка гипотетически верных вариантов, ну просто не вероятно.
С другой стороны, чего проще было бы убить её и двигаться дальше, ведь его задание добыть артефакт любой ценой, несмотря ни на что. И Шреддер, будь он само лично здесь, не стал бы мешкать и убил бы непонятное создание, но Аясе останавливали две вещи. Первая - достаточно крови он уже пролил за этот день, достаточно было смертей, ради этого чёртового артефакта, чтобы идти этой кровавой дорожкой, уничтожая каждого на своём пути. Пусть таков и приказ, и Аясе частенько приходилось убивать, не сказать, что ему это нравилось. В жадного до чужой крови маньяка он пока не превратился... хотя, наверное, это дело времени, с такой то профессией, как у него. Но, если откинуть все эти благородные мысли о милосердии и пощаде, оставалось очередное "но". Пока что слишком много всего странного происходило вокруг и, даже если не брать в расчёт странный костюм вышедшего создания и того, что все приборы её тупо не видели, способности и возможности потенциального противника могли быть просто невероятными. Многое вообще намекало на то, что тут дело в сверх способностях, а наш бравый воин не был ни мутантом, ни пришельцем, ни кем-то ещё, чтобы бесстрашно противостоять чему-то сверхъестественному. Если уж отмороженные на всю головы аборигены так страшились сюда попадать и не было среди них "настоящих" воинов, то и футовцу с Ниирхотиром стоило бы поостеречься, да лишний раз подумать, что делать. Пускай даже время и поджимало.
Поскольку техника не давала ровным счётом ему никакой информации, приходилось по старинке анализировать стоящую напротив нечисть. Глазами, кароче.
И трудно было вот так, даже на вскидку, сказать, что же было не так. Вроде бы обычная, среднего роста женщина в ритуальных каких-то одеждах. Комплекция вполне человеческая, руки, ноги, всё пропорциональной телу длины. Смущал череп, который Саюдзуки по началу принял за маску, но чем больше вглядывался в эти горящие странным огнём глазницы, тем больше убеждался в том, что это скорее всего и не маска вовсе. Ну, посудите сами, даже если брать современные технологии, горящий огонёк окулусов того же Аясе светился совсем иначе. А в глазах этой женщины как будто две маленькие голубые свечки с неровным пляшущим огоньком. И хотя когда он слышал голос в своей голове, рот её не открывался и не закрывался, всё равно это и близко было не похоже на  голос, звучащий из под маски. Это вообще ни на что не было похоже, впервые кто-то так нагло залез ему в голову, единственное место, защитой которого он гордился. Интеллект это было его самое грозное оружие в любой битве с любым противником.
Так что Аясе очень не нравилось, что она залезла ему в голову. Кто знает, что за чертовщина тут творится, может она и контролировать его сможет, а не только сообщения посылать. Поэтому он решил воспользоваться тем, чему их учили - ментальному сопротивлению. Конечно, это тогда казалось ерундой и защитой от промывки мозгов врагами, дабы преданность клана была непоколебимой, но... кто же знал, что она пригодится сейчас? Он прикрыл глаза, набрал полную грудь воздуха и очистил свой разум. Пусть и понимал, что это тебе не обычная манипуляция людьми посредством внушения, так что может и не помочь... что и случилось. Голос старухи снова зазвучал в голове и Саюдзуки стало настолько не по себе, что ему даже в какой-то момент хотелось попросить лишний раз не заставлять Ниира ту болтать.
- Страж, ну да, а то всё до этого было слишком просто, чтобы быть правдой... - нервно улыбнулся про себя Аясе и тут одна мысль пришла в голову.
- Окей, она реагирует на нас и отвечает на вопросы... на те, что произносим вслух, а те, что мысленно? Кхм, страж, ты слышишь? - ответа не последовало, что давало повод думать, что это работает только в одну сторону. В смысле, просто  может посылать в чужие головы свои мысли, но читать чужие не может. И, соответственно, захватить и подчинить - тоже. Что очень порадовало Саюдзуки, давая надежду на то, что они ещё могут справиться с ней, если придётся. А его товарищ от чего-то был в убеждён, что надо с ней разделаться... хотя радовало и то, что он разделял мысли Аясе по поводу того, а смогут ли они. Ещё утром Саюдзуки бы не сомневался, что уж старуху он в состоянии ушатать, но день был долгим и теперь уже не было той слепой уверенности в собственных силах.
- ...Возможно, - Ая кивнул.
- Вот и у меня есть некоторые сомнения, - согласился он, нервная улыбка не покидала бледных губ. Ниир начал движение, пока Саюдзуки выстраивал примерный возможный план действия. Но тот почти сразу же отшатнулся назад и поднял оружие - не добрый знак.
- Что там такое? - нахмурившись, спросил Аясе, но потом сам себя укорил за нелепый вопрос. Было бы ясно что там, сам бы увидел, так что решил сделать вид, что вопроса и не задавал. Он просто, крепко сжимая меч в правой руке, сам шагнул вперёд. Ничего не произошло. Он сделал ещё два шага и остановился, дабы уж совсем старушку не догонять. Ему и так было дискомфортно от того, что та стояла так близко. Пусть пока она и не предпринимала ничего... это было всего лишь зыбкое "пока".
- Странно... ничего нет, ничего не происходит, - дабы не беспокоить своего единственного оставшегося в живых напарника, прокомментировал Аясе. Затем задрал голову вверх - это странное неестественное свечение сверху давно его волновало. Возможно, это были поры, которые выделяли камни или здешние странные растения. Потому как фильтры в его маске защищали от, буквально, всего, то он и не почувствовал ничего.
- Похоже, дело в воздухе, примерно отсюда. Витают какие-то частицы странного происхождения и заканчиваются у самих дверей. Думаю, поступим так... я отвлеку нашего стража, а ты дуй к дверям и попробуй их открыть, задержав дыхание - добавил он, поднеся руку к своему виску и нажав на кнопку. Эта кнопка блокировала звук, исходящий из неё, но по ох общая связи отряда, его было прекрасно слышно. Идеально, ведь, как показал его недавний небольшой эксперимент, страж не мог читать мысли. И потом, Аясе такой комплекции, что ворота точно открыть не сможет, только может с помощью взрывчатки, установить которую ещё надо было бы... а это занимает несколько минут. Плюс, как он уже понимал, кто-то должен завершить миссию, так что, если выбор стоит между ним и Нииром, кто погибнет, а кто пойдёт дальше, выбор казался очевидным, пусть сам футовец очень не хотел умирать. Но... честь воина не позволит ему трусливо бежать или подставлять другого - вот такая вот ирония с этим вашим "настоящим воином".
http://s1.uploads.ru/t/eTvZR.jpg
- Эй, страж... я уверен, что достоин! - начал было Аясе свой "отвлекающий манёвр", но в ту же секунду, как он уверенной походкой в развалочку пошёл вперёд, он едва успел поднять катану и отразить удар посохом. Женщина, что всего мгновение стояла ещё в шагах десяти, оказалась рядом, нанося удар огромной силы. Аясе даже чуть присел, но выдержал, резко отводя меч в сторону... ещё секунда и он бы был сломлен под её натиском. Футовец отскочил спешно назад. Старуха перед ним изменилась. Глаза, что светились едва заметным огоньком, теперь горели как два факела, а языки пламени даже покидали иногда глазницы, устремляясь наружу. Так раскрыла пасть и визжала, как раненое животное. От этого жуткого крика сразу забегали мурашки по коже.
- Обмануть меня вздумал?! - исказившийся голос стража резанул слух. Старуха развернулась к уже побежавшему к вратам Нииру, но Аясе нанёс ей удар со спины... который та отбила каким-то серповидным мечом, что успела снять с пояса. И обернулась, злобно сверкая синим пламенем своих глаз.
- Да-да, я всё ещё здесь... - с усмешкой ответил ей ниндзя, тут же нанося удар в поясницу. Та пошатнулась и, с шипением обернулась резко на него.
- Сначала ты, глупец, затем и второй, но вы возложите свои кости к ногам великого храма! - снова этот страшный голос, совсем не такой, что звучал в его голове, но, несомненно, он всё ещё принадлежал тому же стражу.
- Станцуем же! - с безумной усмешкой отвесил он ей в ответ, поманив пальчиками к себе. Та, виризжа как свинья, которую режут живьём, кинулась с не человеческой скоростью на него. Удары её были быстрыми и сильными, однако, не отличались оригинальностью или какой-то тактикой. Так что уворачиваться от них для Аясе не составило никакого труда. В какой-то момент, поняв её стиль боя, он даже замахнулся сам и, к своему же удивлению, со второй попытки лезвие настигло свою цель. Катана вонзилась в плечо женщины, но та не издала ни звука. Что ещё странно, так даже крови не потекло - ничего. А стоило вытащить меч, как чёрная плоть сама собой затянулась, срастаясь обратно.
- Эээ, не то чтобы я тороплю, но... кажется, у нас проблемы, давай там побыстрее! - уже во всеуслышание крикнул Аясе, отступая от старухи на пару шагов. Та поклацала челюстями и издала рокочущий звук, отдалённо напоминающий смех.
- Что ж, мог бы и догадаться, да... я тут подумал, это никак не связано с тем, что я узнал, что вас нельзя убить, но... мы могли бы вернуться к отгадыванию загадок? - усмехнувшись снова нервно, почти истерично, спросил Аясе. Ответом ему стала очередная атака старухи.

+2

12

Получив прямое указание, Ниирхотайф более не медля двинулся вперед, несмотря на то, что ожидал вновь насланных существом иллюзий. Именно существом. Его внешность весьма отдаленно напоминала человеческую, и относительно такого мерила он сам выглядел вполне похоже на обычного представителя соответствующей расы. Светящиеся призрачным огнем глаза, словно сами зрачки фосфоресцировали в темноте. Оскаленная пасть с остро заточенной челюстью, будто ее выпиливали в самом черепе, годящейся только для перекусывания предметов разной степени прочности. Остатки волосяного покрова. Напоминало нечто сродни тому, что рассказывал хозяин, обмолвившись как-то несколькими общими фразами. Это очень древняя практика, и в некотором смысле наемник почувствовал странное родство с непонятным стражем. Но отогнал эти мысли.
Предположение Аясе о том, что дело в воздухе, также заставило насторожиться. Придется задержать дыхание, и здесь у него было преимущество, намного сильно увеличивающее шансы по сравнению с обычным человеком. Наемник оценил его решение о переходе на радиосвязь, и сам теперь предпочитал молчать.
Перестав дышать, он более не медлил и сорвался с места по направлению к высящейся громаде пирамиды, только краем глаза видя, что Аясе уже схватился со стражем.
Впереди, почти на все обозримое по обе стороны пространство, первый ярус строения из бледного, словно мраморного, камня. Каменные сторожи неотрывно смотрели провалами глазниц. Под ногами мерцала какая-то зеленоватая же пыль.
В ней причина иллюзий?
Возможно, это был некий сильнодействующий наркотик, естественный или искусственный, распыленный по округе. Но тогда кто ухаживает за этим местом все время. Не одна же страж? Ко всему прочему, по-прежнему оставалась настораживающей реакция аборигенов. Безусловно, они боялись стража, поскольку та могла воздействовать на мозг, внушая первобытный ужас, но зачем они сюда шли? Знали об артефакте? Хотели расширить собственные владения? Нет, едва ли, племя явно что-то искало здесь.
Каменные головы со скрипом повернулись, а потом первый такой часовой соскочил со своего поста, полностью разогнувшись и приземлившись на все конечности прямо напротив входа, преграждая наемнику дальнейшую дорогу. Поддерживаемая колонна с оглушительным звуком упала на четыре метра вниз, но не разбилась. Плита под ней ушла в пол, и на следующем уровне пирамиды раздался громкий щелчок. Барабанная дробь, исходившая не иначе, как из глубин монумента, смолкла.
Потенциальный противник выглядел даже слишком внушительно. Теперь, хоть он и не поднялся во весь рост, помимо чернеющего лица-черепа можно было разглядеть тело, словно вытесанное опытным скульптором, но в то же время быстро теряющее очертания камня. В паре мест по нему пошли трещины, и прямо на голову Ниирхотайфа посыпалась каменная крошка. Носитель черного черепа навис над ним, а после протянул одну из своих огромных рук вниз и ударил в пол, сжав ее в кулак. От толчка все в округе вздрогнуло.
Позади слышался голос футовца, видимо, обращенный уже к стражу, и лязг железа, который долетал досюда несколько приглушенно.
Ниирхотайф отпрянул в сторону, уходя из-под удара, после чего устремился дальше. Ворота находились под внушительных размеров аркой, целью было успеть добежать до нее. Там мог находиться способ открыть створки, а если нет, то скорее всего придется принимать бой. Пока что он слабо представлял, как можно уничтожить такую громадину. Сбить с ног и рассчитывать на то, что вес тела его же и разрушит при падении? Или теперь на это рассчитывать не стоит?
Ворота приблизились настолько, что стали видны узоры, на окантовке дверей, угловатые и перемещающиеся с символическими знаками. Позади развернулся в обратную сторону часовой, а второй, что находился на своем месте по правую руку от входа, внезапно рывком развернул голову-череп в сторону наемника, его глаза зажглись таким же светом как и у стража, а после - огонь устремился вниз всепоглощающей струей. Ниирхотайф ускорился и, чтобы успеть, последние несколько метров миновал кувырком, в результате чего пламя его только лизнуло, не причинив вреда. Только плащ окутался синими языками, и пришлось его скинуть, оставшись в доспехах и маске, закрывающей все лицо, виски и часть головы.
Накидка отлетела в сторону, мерно обугливаясь, а наемник смог получить пару секунд для осмотра ворот и дальнейшего планирования. Просто так здесь было не пройти. Значит, придется в очередной раз лезть. Крюк был раскручен и закинут на угол первого яруса пирамиды. Держался очень опасно и мог сорваться в любой момент, но выбирать не приходилось. Ниирхотайф дернул, проверяя прочность, одновременно оглядываясь. У него в запасе оставалась всего пара секунд, каменный сторож был медлителен из-за габаритов, но не достаточно. Позади Аясе все еще дрался со своим противником.
- Эээ, не то чтобы я тороплю, но... кажется, у нас проблемы, давай там побыстрее!
Об этом наемник уже знал. Если предположить, что неизвестный страж обладает способностями, схожими с его, то для футовца они должны были оказаться неприятным сюрпризом.
Резко подтянувшись на руках вверх и миновав уже половину пути, наемник увидел, как сзади его накрывает огромная тень.
Не успеть. Придется действовать по-другому.
В тот миг, когда удар обрушился вперед, Ниирхотайф соскользнул вниз, пропуская каменный кулак над головой, и он с полной силой удара грохнул по створкам, заставив те натужно заскрипеть. Однако, пока ворота крепко держались.
Следующая атака обрушилась на пол, выбив оттуда каменную крошку. Появился план. Сдернув крюк-кошку вниз, наемник замахнулся, быстро раскручивая его, пока правая рука гиганта прочертила по поверхности пола. Отступил резко в сторону, едва не попав под массивный замах. А затем, когда расстояние между ним и часовым стало достаточным, заставил крюк устремиться вперед, в падении вниз заодно обвязываясь вокруг одной ноги создания.
- Почти готово, - он не кричал, но по радиосвязи должно было быть отлично слышно.
Второй гигант, остающийся на месте, вновь повернул череп, что загорелся синеватым огнем, и выстрелил всего в паре метров от местоположения наемника. Ниирхоайф никак не отреагировал на обдавшую волну жара, с усилием потянув другой конец веревки на себя и чувствуя, что еще немного - и замысел увенчается успехом.
Часовой, после нескольких рывков, совсем незаметно качнулся в сторону, а наемник почувствовал, как рвутся мышечные волокна от напряжения. С хлестким звуком металлические составляющие веревки порвались. Это было не по плану. Но далее все затмила картина падающего исполина.
Громадная фигура рухнула назад в абсолютной тишине, если не считать лязга оружия футовца, пока успешно сдерживающего натиск стража. Она обрушилась на стоящую по другую сторону, подняв вверх целую тучу каменной пыли и раскалываясь на несколько кусков под собственным весом, заставляя обрушаться также и вторую. Как только это произошло - колонна, ей поддерживаемая, ушла вниз, ударив в плиту на манер первой, заодно размозжив один из черных черепов. Ворота зашумели, подернутые все более увеличивающейся щелью, и медленно утонули в темноте, царящей внутри пирамиды.
- Открыто, - Ниирхотайф повернулся назад, чтобы увидеть бой ассассина, - Руби ей голову, должно помочь.
И, более не выжидая, сам двинулся к месту, схватившись за рукоять кнута. На случай, если придется вмешаться в бой футовца. Он по-прежнему не дышал.

http://s019.radikal.ru/i609/1605/a2/a75846ddbea5.png


Внутри было темно, и только свет от включенного ниндзя устройства в маске давал внятный обзор. Они находились в огромном помещении, сужающемся конусом вплоть до потолка. Внутри пирамида оказалась полой, только ряды каменных мостков по краям каждого яруса и идущие у стен крутые ступени лестниц позволяли подняться вверх. Под потолком на манер сферы мертвенным светом клубилось странное облако. Здесь Ниирхотайф уже не боялся дышать, таинственное свечение исчезло с пола и единственным его источником осталось только облако вверху.
- Что дальше? - он прошелся вдоль стены, отирая с нее вековую пыль и обнажая рисунки, - На схеме храм был перевернутым. Возможно, нужно найти спуск вниз.
Далее, следуя обычной процедуре, они отправились параллельно друг другу через разные концы помещения, чтобы не упустить не одной важной детали, если такие тут имеются. Наемник пару раз замечал нечто примечательное, однако все это было не то, как говорил футовец. В конце концов, тот был лучше осведомлен о деталях миссии.
Створки, как только двойка вошла внутрь, захлопнулись за ними почти беззвучно, еще тише чем открывались. Теперь единственной дорогой оставалась дорога вперед.
Само помещение было абсолютно полым, хотя на полу прослеживался какой-то рисунок, изучением которого уже занялся Аясе. Наемник же пошел дальше, продвигаясь в противоположный конец строения, пока не наткнулся на нечто, напоминающее ему огромный алтарь. Сейчас неожиданно накативший приступ видений был бы кстати, однако, они всегда появлялись неожиданно.
На возвышении виднелись застарелые следы, но не крови, а чего-то более густого. По обе стороны от него - миниатюрная копия часовых гигантов со входа, поддерживающая колонны. Размер в человеческий рост. Ниирхотайф прикоснулся к алтарю, предполагая, что и здесь можно оттереть застывшее вещество, и внезапно стражи пришли в движение. Сначала по черепам заструилась сетка трещин, а затем они осыпались, будто песок, а не каменные скульптуры.
Значит, настоящими были эти?
Услышав за спиной звук отъезжающей плиты, он резко повернулся и, заинтересованный тем, что смог обнаружить футовец, направился назад. Посреди разноцветных плит в центре зала чернел прямоугольник, ведущий ниже. Как только он ступил на первую такую плиту в квадрате, то тут же получил команды по радиосвязи. Оказалось, что наступать можно только на красные, остальные лучше не трогать. Что случится в подобном случае наемник спрашивать не стал, скорее всего скрытые ловушки с шипами или тем самым газом, что светился в темноте.
- Идем вниз? - провал был весьма глубоким, дна не видно, - Придется прыгать, но никаких гарантий, что там не обрыв.
Характерный теплый ветерок, исходивший снизу, также наводил на мысли. И тут вновь зазвучали барабаны, или то, что так напоминало их бой. Они исходили как раз из провала, у которого наемник с футовцем стояли.
Выбора особого и не было.

+2

13

- Мадам, должен отметить, что для своего возраста вы весьма прилично фихтуете! - Аясе никак не мог угомониться, болтая всякую нелепую чушь в своей неповторимой манере. Он привык, что болтовня помогает ему, во-первых, снимать собственный стресс, а во-вторых, отвлекать противника, мешать ему сосредоточиться. В его голове больше не звучали чужие голоса, но даже если бы попытался кто сейчас проникнуть в его голову, ничего полезного бы не нашёл. И вовсе не потому, что там было пусто, а потому, что он ловко прятал всю важную и секретную информацию за этой стеной тупых шуточек.
Но, сама страж данного входа в храм не была настроена на парирование подобных шуток, словесные дуэли не входили в перечень её задач. Кажется, чувства юмора в ней не было заложено и вовсе. Ну и правильно, зачем стражу могущественного артефакта своя воля и юмор, главное, чтобы мозги были и силищи за троих. Так что она, только скрежетая своими заточенными костяными зубками, снова и снова кидалась на него, как обезумевшая, с новыми атаками. Отбить их было не сложно, но если футовец уставал, то она - нет. И битва такая могла бы продолжаться, пока Саюдзуки не был бы измотан совершенно. Хотя казалось порой по её рычанию и нервным передёргиваниям костлявых тёмных плеч, что она не рассчитывала потратить столько времени на "бесполезного недостойного смертного". Что, в свою очередь, очень даже льстило самому Саюдзуки, но похваляться таким хоть и хотелось, было бы глупо. На фоне Ниира он просто пушечное мясо. Обычный человек. Среди других людей да, бесспорно, личность выдающаяся, но среди уникальных видов, типа наёмника или тех же черепах, он был так слаб и бесполезен... что было даже обидно.
Взмах меча и снова катана в захвате серпа стража. Туда-сюда, клинок к клинку, лицом к черепу. Он наносит удар ногой под 90 градусов, демонстрируя идеальную растяжку и та отшатывается назад, фыркая и клокоча. Через минуту танцев с клинками, случается ровно то же самое, но Аясе на этот раз не удаётся провернуть тот же финт, ибо он получает пяткой в живот раньше и, кашлянув, отходит назад.
- А вот это новый приёмчик... изучает и копирует меня? Ну, ладненько, посмотрим, как ты повторишь это, развалюшка! - фыркнув самонадеянно и с каким-то скрытым интересом, Аясе стартует с места с большой скоростью, стремительно атакуя старуху в новой манере. До этого он просто тянул время и особо не пытался "убить" её, даже если бы то было возможно каким-то образом. Та, не зная чего ожидать, просто замахивается серпом, но у Саюдзуки всё схвачено, всё, как обычно, продумано. С искрами меч скользит по окружности лезвия противника, до самой рукоятки, пока не выламывает его основание, из-за чего лезвие и рукоять разламываются друг от друга. А сам ниндзя уже опирается в прыжке на плечи старушки и перемахивает с помощью сальто к ней за спину, тут же делая подсечку. Та, гремя костями и украшениями, смешно шмякается на пол, роняя и поломанное орудие.
И вот, в тот момент, когда можно порадоваться своему хитрому ходу, земля уходит из под ног и Аясе кубарем катится в сторону, к краю обрыва того моста, на котором они тут сражались. Ступени которые они преодолели с обеих сторон были огорожены стенами, скалами и ловушками, в то время как тут они вальсировали над пропастью над широкой пропастью. Не было ни перил, ни каких либо других ограждений, просто несколько плит от ступеней, до самого храма, а внизу - зияющая чернеющая пустота, словно не было и дна.
Руки футовца отчаянно цепляются за край, пыль мешает видеть что происходит, но до того, как старуха успевает сама подняться и скинуть его, он подтягивается и уворачивается. Хотя в последний момент чуть было не сорвался вниз. Он ожидал, что атланты у входа тоже не будут стоять столбами, хоть и являлись ими долгое время, но не ожидал всё таки, что пошлёт Ниира в самое пекло, к ним в руки. Он то думал, что взвалил на себя самую трудную часть, а теперь его даже совесть мучила - всё скинул на наёмника, получается. Он надеялся, что те не смогут покинуть своего вечного поста, ибо просчитал, что конструкция действительно держится на них, а вот они взяли и, ломая древнюю архитектуру, навалились на Ниира. Но, отвлекаться на чужую битву было совершенно некогда, оказалась лишь мили секунда, чтобы кинуть взгляд в сторону наёмника в маске, а потом пришлось снова отвлечься на свою противницу, что и не думала терять времени зря, снова нанося череду атак. Пока не разделается со стражем, он ему не помощник, так что, уходя от удара в лицо кулаком, как есть, он обеими ногами наносит удар старухе в солнечное сплетение и поднимается прыжком на ноги, переводя дух. Не выдалось свободной минутки с самого прибытия, чтобы отдышаться, уже более десяти часов они беспрестанно сражались с разного вида врагами.
- Думаешь, самый умный? Думаешь, сможешь спасти своего товарища и выполнить задание? Ты ничего не можешь, ты не достигнешь цели, ты... всего лишь... обычный... человек, - снова этот голос, прямо в голове, пульсирая адской болью в висках. Ничего личного или необычного, ничего, что подрывало бы его морально, но голову словно взяли в тиски, словно огромные клешни просто пытались раздавить его череп изнутри! Ледяные пальцы словно забрались под кожу и стальные когти вцепились в его мозг. Вскрикнув, Аясе схватился за голову руками, что, естественно, никак не помогло, сработали чистые рефлексы. Он тряс головой и сжимал голову, казалось, если он ногтями соскребёт кожу, то сможет выбраться из этого захвата, снять чары, достать "паразита". Он из-за боли и звона в ушах не мог ничего видеть, слышать или сделать. А страж уже схватилась голыми руками за свой серп, игнорируя раны от голого лезвия и надвигалась на футовца не спеша, примериваясь, как нанести один единственный смертельный удар. Её голос мерзким шёпотом мучил и терзал ассассина, только его, лично. Он упал на колени и скулил, как пёс, жмурил глаза, но боль не исчезала. Он едва смог услышать слова Ниира про отрубленную голову. А те отрывки, что он услышал, исказились в мозгу под влиянием голоса стража в "ОТРУБИ СЕБЕ ГОЛОВУ - ЭТО ПОМОЖЕТ!". Соображать было невозможно и он, поддаваясь влиянию, схватился за свой меч, с звериным криком взмахивая им. Но, вопреки мыслям стража, что он сам себя обезглавит, Аясе развернул в  последний момент лезвие от себя вперёд, крутящим, словно приём "стальной тайфун", движением. Катана со свистом разрезала воздух и со скрежетом - отделила от шеи голову стража. Чёрная плоть разрезалась на удивление хорошо, словно ком плотно сжатой бумаги, лишь стопорнувшись на позвоночнике. Чёрный черепок со смешным глухим стуком упал на пол, прокатившись на несколько метров влево, путаясь в складках подранного платка стража и замер. Глаза больше не горели синим пламенем, а голос и это жуткое чувство покинули юного ассассина. Чудотворная тишина и пустота наполнили его, как бы парадоксально это не звучало. Под маской остыл в одно мгновение проступивший пот и он, прикрыв глаза и всё так же стоя на коленях, тяжело дышал.
Но... покой нам только снится, верно? Как только ниндзя открыл глаза, то сразу же увидел огромные трещины, что разрезали словно вены все плиты. Слышался глухой приглушённый хруст и приборы в маске показали, что плита под ним рушится. Медленно, но верно. Так что, пришлось быстро подскочить на уставшие ноги, используя меч, как посох, и побежать к входу в храм. Хотя все его инстинкты кричали о том, что раз тут рушится единственный их выход из этого проклятого местечка, надо бы бежать в обратную сторону. Но... чёрт, это грёбанное задание и честь ниндзя! Посылая всё и всех на этом свете, он перескакивал с одного куска ломающейся плиты на другой и, кувырком в воздухе, влетел через арку, что так же осыпалась. Как только он оказался внутри, вход за его спиной завалило огромными камнями и покосившимися колонами. Вряд ли у них получится выйти тем же путём, что они вошли...
- Если вообще будет кому выбираться... - не совсем оптимистично, что на него было не похоже, добавил про себя ассассин, убирая за спину меч и сразу же включая свет на своей маске. Огляделся.
Строение пирамиды он представлял себе совсем по другому, оно не сходилось ни с одним известным ему архитектурным ордером. И чёрт с ними с портиками или колонадами, дело в том, что тут было абсолютно пусто. Он думал увидеть тут коридор или ряды колонн со статями, но тут было совершенно пустое и очень неуютное открытое пространство, насколько только хватало света его оборудования. Другие приборы не давали ничего более полезного, пирамида внутри и правда была абсолютно пуста! Это заставляло Аясе только сильнее нервничать. они только вошли в пирамиду, а большая часть команды уже мертва! Столько всякого дерьма случилось, а они, вот так радость, только-только добрались до места! То есть, всё самое интересное обещало быть только впереди! Но радости это у футовца не вызывало ни грамма.
- Что-то очень странное тут... да, уверен, это всё для отвода глаз, но меня всё равно кое что смущает... - как-то особо и не отвечая на вопросы напарника, расплывчато и заторможено произносил Аясе. Он всё сканировал и сканировал всё вокруг, делал фотографии рисунков. Включил авто переводчик древних символов... А в голове крутилась мысль, что раз на эмблемах племени храм был перевёрнут, значит, кто-то из них всё таки добирался до храма? Видел это и возвращался? Проходил мимо стражей, тогда, наверняка, мог взять артефакт? И вернуться, чтобы рассказать племени что да как про этот храм, верно? Или, племени вовсе не артефакт был интересен? Тогда что же? И стоит ли об этом им сейчас волноваться? По-моему, очень даже стоило. И не просто потому, что это было интересно или ради личной выгоды, просто, это могло быть как препятствием, так и наоборот, возможностью добыть желаемое.
Тем временем, пока рождалось только больше вопросов, чем ответов, отметка давления странно себя вела, компас отказывался работать, плывя помехами на мониторе внутри его маски. Все показатели банального направления и статики сошли с ума, словно тут стояли какие-то глушилки современного происхождения, хотя дело было не в этом и даже не в толщине или текстуре окружавших их стен. Но пока Аясе сам не мог понять в чём дело, он ничего не мог ответить и своему товарищу, так что таинственно молчал. Тот, благо, пока его больше расспросами и не донимал. Они шли параллельно друг друга, ощупывая стены, иногда прерываясь, но Саюдзуки имел кое-какие данные и мог сказать, туда им или не туда, как ни странно. Пройдя ещё какое-то расстояние, створки очередных ворот закрылись за ними наглухо. И хотя Аясе видел в этом проблему в дальнейшем, пока не придавал этому значения, первостепенной задачей было найти артефакт... а уже потом они будут думать, как им с ним выбираться. Так что Аясе, уже почти передвигаясь на четвереньках, как истинная ищейка, ладонями ощупывал пол. Эти символы он видел на предоставленных фотографиях, значит, они имели больше значения, чем он предполагал. Интересно, откуда эти снимки были у Шреддера, но это уже не в его компетенции. Пришлось засунуть своё любопытство поглубже в жопку и просто делать своё дело. Он шёл по одному из узоров, прямо к алтарю, но вдруг свернул в сторону и воткнулся через несколько метров лбом в стену. По идее узоры должны были идти по полу дальше, но заканчивались стеной. Подозрительно, не так ли? Обеими ладонями ощупывая стены, он выскребал пыль из узоров и иероглифов с настенными картинками, пока не нашёл то, что искал. Да и авто переводчик кое-что ему прояснил из того, что было на стене. так что, потыкав в некоторые рисунки, он сумел "соединить несколько линий" так, что суть картинки изменилась полностью. Что-то вроде элементарной загадки в стиле "переверни одну спичку так, чтобы получилось такое то число". Ну, может чуточку посложнее, но для мозговитого футовца это не составило труда. И уже в следующее мгновение раздался скрежет механизмов и плита под ним пришла в движение. Он отскочил назад и выпрямился.
- Мои данные показывают то, что нам именно туда. Воспользуйся крюком, у меня есть канат, посмотрим, насколько их хватит, а там - будем смотреть по ситуации. Так что... вперёд и только вперёд, - он мыском своего сапога толкнул крошечный камушек в бездну. Звука его падения отсюда было не слышно, что не прибавляло уверенности сигать туда рыбкой, головой вниз. Хотя звуки барабанного боя говорили о том, что барабаны где-то, да стоят, а значит, дно всё-таки есть. Вздохнув, Саюдзуки закрепил к краю плиты своё оборудование и обвязал вокруг пояса верёвку. В городе с помощью них они спускались со зданий, она была не длинной, на небоскрёбы он тут никак не расчитывал, если честно. Но, прежде чем прыгнуть, он остановил Ниира и посмотрел на него.
- Если я не выживу, у меня к тебе важная просьба... разбей мою маску, никто не должен знать, что клан фут был здесь, это важно. Вот... пожалуйста, - попросил он и только после этой личной несколько просьбы, прыгнул первым вниз, с тихим жужжанием скользя вниз, во мрак. Зеленоватый огонёк его визоров быстро потонул в густом мраке. Фильтры заработали с новой силой - тут было пыльно. Но кое-что ещё более важное вдруг осознал ниндзя, когда верёвки оставался последний метр, а под ногами так и не чувствовалось земли. Он даже хохотнул, давая понять, что ещё жив и можно спускаться следом.
- Ахахахха! Знаешь, я  всё никак не мог понять, почему сходят с ума мои приборы... пирамида и правда перевёрнута... и гравитация тут по другому работает. Вот почему тот дым и пыль так странно витали в воздухе - тут словно всё наоборот, вверх ногами, понимаешь? От этого такое давление... - он покачнулся на верёвке, раскачался сильно-сильно и как только он коснулся "потолка", он смог на него встать! Прямо вот так, вверх ногами! Верёвку, правда, отпускать не торопился, но и вниз он не падал! Через минуту его голова появилась в проёме, в котором стоял Ниир.
- Давай руку, можешь так перелезть... тут словно другое пространство... странновато, но факт, - он снова нервно усмехнулся через маску, протягивая вторую свободную руку наёмнику. Пока он касался ногами "потолка", он словно стоял на полу пирамиды... той перевёрнутой пирамиды, которую они нашли. Если просто прыгать, наверное, можно было вылететь обратно, но проверять не хотелось, поэтому всё ещё держась за верёвку - мозг отказывался воспринимать новое нахождение в пространстве, он помогал Нииру перебираться в новую плоскость. Как бы странно это не звучало. Но чего уж там, случилось достаточно много странностей, чтобы Аясе перестал чему-то теперь удивляться.

+2

14

Ниирхотайф взглянул вниз, но по-прежнему не увидел ни проблеска. Фраза футовца о том, что спускаться придется с помощью веревки, поскольку расстояние слишком велико для прыжка, заставила досадливо хмыкнуть. Ибо то, что осталось от крюка, едва ли годилось для спуска. Тем не менее, когда тот первым принялся опускаться вниз, произошло странное.
Слова Аясе о маске наемник воспринял со всей серьезностью, хотя и не понимал, к чему такие условности, если выше в тоннеле валяется несколько тел его соклановцев, чье оборудование осталось более и менее целым с большой долей вероятности. Что ж, может быть информация была записана именно на его шлеме. Уничтожить его будет не слишком сложно, коли такая необходимость возникнет. Однако, продвигаться дальше одному может стать очень тяжелой задачей. До сих пор ниндзя служил отличный проводником и неплохо обнаруживал ловушки. Как знать, не станет ли миссия невыполнимой при его гибели.
Звуки, издаваемые веревкой из-за нагрузки на нее постороннего тела, внезапно исчезли, а сама она странно повисла в воздухе. Ниирхотайф, склонившись над провалом, заглянул вниз. Видимо, футовец достиг земли. И тут же услышал смех почти над ухом. А спустя несколько мгновений компаньон выглянул с той стороны, словно не ощущал силы тяготения. Нет, не так, словно они перевернулись для него. Внимательно выслушав объяснение, наемник пожал плечами и протянул руку, после чего вскоре оказался по ту сторону. Переход был необычным, секунду он словно находился в состоянии невесомости. Тогда понятно, отчего Аясе так легко его вытащил. Реальный вес мог бы стать проблемой.
Итак, что они имеют. Рисунок храма под линией горизонта означал не только подземелье, но и это? В таком случае, не окажется ли здесь таких же препятствий снаружи, как только они выйдут из пирамиды? Вполне возможно. Ниирхотайф помнил об одной важной детали, и поэтому решил, что стоит найти изваяния стражей с черными черепами, если таковые имеются. Сражаться с новой двойкой на выходе - затея не из лучших.
- Посвети, - после того, как зажигается нечто вроде прожектора на маске футовца, становится возможным осмотреться по сторонам. Холл пирамиды, все ее внутреннее убранство, идеально повторяют те, что они видели на той стороне. Вот только статуи с алтарем у дальней стены абсолютно целы. А еще, при ближайшем рассмотрении, он понял, что способен считать символы на стенах. Наверху они представляли собой просто непонятные обозначения, здесь же... или, возможно, память пришла только сейчас, а вместе с ней и утерянный навык. Наемник не мог точно сказать.

Этот раб начинал надоедать. Он следил за ним уже пару дней, и тот каким-то образом сумел дожить и до третьего. А другие говорили, что видели его и раньше. Очень необычная ситуация. Скорее всего, хитрый ублюдок отлынивает от работы, иначе такую выживаемость никак не объяснить.
Что ж, придется проучить не желающего увековечить правление великого Хафры в камне. В последнее время становилось все скучнее наблюдать за бесконечной цепочкой людей в обносках. Доставлялись все новые и новые партии, но с каждой было легче. Эти оказались куда покорней предыдущих пленников, захваченных во время вооруженной стычки в море, но в то же время и не такими мускулистыми. Быстро выдыхались, и приходилось убирать много тел, чтобы вечером на них не слетелись падальщики.
Само собой, он таким не занимался. Дело надсмотрщика заключалось в другом. Следить за строительством. Почетная обязанность, она принесет хорошую репутацию его семье.
А раб все никак не хочет отойти к своим предкам... Лучше всего помочь ему, пока тот же способ не пришло в голову использовать еще кому-нибудь, с целью отлынивания.
Надсмотрщик двинулся по утоптанному песку, чувствуя, как мелкие крупинки забиваются в сандалии, и взглядом выискивая того, кто ему требовался.
Несколько групп рабов мерно тащили свои ноши, поднимаясь к основанию будущей гробницы. В один момент кто-то из них упал, и каменный блок пошатнулся, но остальные удержались. Другой смотритель тут же наказал его за подобную оплошность. Сверкнул в солнечных лучах кнут, оставляя на теле лежачего кровавые полосы. Подниматься тот не стал. Выбыл из строя.
Похоже, что искомый раб заметил его. Или начал догадываться. Потому что нигде его лица он не обнаружил. Еще один обход, на этот раз высматривать пришлось тщательнее. Но снова нет. И, когда идея показалась уже глупой, ведь рано или поздно любой рабочий оказывается в вырытой в песке общей могиле, то внимание привлекла фигура, отделившаяся от общей массы и украдкой перебежавшая на другую сторону своей группы.
Попался. Надсмотрщик направился в сторону халтурщика уверенным шагом, видя, как в его сторону повернулась и тут же мотнулась назад покрытая спутанными выгоревшими волосами голова.
Вот и ты.
Ткнув цель свернутым в руке кнутом, приказывая остановиться, дождался пока раб отпустит свою ношу и склонится лицом вниз в двух шагах напротив.
Свистнула плеть. Пока забивать до смерти пленника, отличающегося выносливостью, нет смысла, но он по праву гордился тем, что один из немногих знал, как нанести больше двух десятков ударов и не испортить шкуру раба до той степени, когда он уже не мог бы работать.
Первый со свистом обрушился на спину.

Ниирхотайф прочитал несколько символов на потолке, где проскользнул свет от маски футовца. Должно быть, они повторяли те же, что были наверху. Или же нет? Он словно улавливал небольшие отличия, хотя в точности не мог сказать.
- Здесь написано, что ценнейшее сокровище погребенного лежит на вершине, чтобы каждый мог его узреть, - и, немного подумав, развернулся и зашагал назад, - Скоро вернусь. Нужно кое-что сверить с тем, что было видно наверху.
Наемник шумно прошагал по испещренному разноцветными тусклыми плитами полу, и приблизился к проему в нем, откуда они сюда и попали. Сделал в него шаг. Но неожиданно почувствовал падение, едва успев зацепиться руками за край и повиснув так. Подтянуться и выбраться назад ничего не стоило, однако, факт осознания, что так просто им назад теперь не вернуться, был предельно ясен.
Наемник двинулся в сторону, где должен был располагаться алтарь, отметив луч белого света, скользящий вокруг и дающий понять, что с футовцем все в порядке. Ворота должны находиться в другой стороне, но сначала лучше проверить.
Он двигался вдоль стены, и вскоре из темноты вынырнули похожие очертания. Все было на месте. Только... рассмотрев получше, наемник понял, что с ним не так. Фигуры по обе стороны. Чьи лица на той стороне были черными черепами без плоти. Здесь же у статуй на месте чернильных костяных масок имелись красивые черты, отделанные из камня с помощью филигранной работы.
Интересно.
Ниирхотайф не был уверен, что стоит их уничтожать несмотря на то, что изначально хотел сделать именно это. И все же лучше упредить возможный бой, если на выходе их встретят такие же стражи. Наемник уперся руками в железных перчатках, надавливая на ближайшую к нему статую и прилагая нешуточное усилие, пока та не поддалась и не качнулась назад, падая на пол. От удара о стену раздался громкий стук, и каменный страж раскололся на две неравные части, оставшиеся на плитах под ногами. Теперь второй.
Когда наемник уже собирался сделать то же самое, то статуя пришла в движение. Он почти не удивился этому, активации различных ловушек после уничтожения защитных механизмов пирамиды стоило ожидать. Вместо этого отступил на шаг назад.
- Появилось новое препятствие, - радиосвязь по-прежнему работала, разве что в ушах теперь время от времени раздавались помехи, - Обычным способом от него не избавиться. Ты помнишь, где плиты, заставляющие срабатывать ловушки?
Можно также попробовать скинуть стража вниз, но идея едва ли будет осуществима, если тот хотя бы немного ориентируется в пространстве. А то, что это так, сомнений не вызывало, когда мощный удар в грудь заставил Ниирхотайфа отшатнуться и отступить еще на несколько шагов.
Каменный охранник ринулся вперед, совершенно беззвучно, и наемник, пытаясь потянуть время, а то и больше, не стал отступать. Руки стража, готовые упасть на голову, встретились с его руками. Чудовищное давление обрушилось на мышцы, нарастая с каждой секундой. Пока его реально сдерживать. Правда, пересилить камень не так просто. Он явно не был простой глыбой, в таком случае Ниирхотайфу не составило бы труда взять верх.
Тогда он решил зайти с другой стороны. Запустить щупальца собственной воли в сознание создания, коли таковое у него имелось. Но вместо него обнаружил лишь абсолютную пустоту. В тот момент, когда давление стало угрожать повреждениями для тела, наемник разорвал контакт и ударил сомкнутым кулаком по выдолбленной и удивительно живой на вид физиономии. Это не дало никакого эффекта, зато встречный удар едва не покрыл его маску трещинами. Пришлось сделать еще шаг назад, пока что опасная зона плит была за спиной. Пригнуться, когда над головой пронеслась рука стража, и, развернувшись, не слишком спешно пробежать десяток метров к центру. Ниирхотайф не видел смысла в том, чтобы продолжать в том же духе. Образовавшаяся проблема была всего лишь посторонним препятствием, и решить ее нужно как можно быстрее и эффективней.
Футовец, похоже, понял задумку, и по радиосвязи выдал необходимые команды. А барабанный бой, раньше звучавший будто приглушенно, здесь, ближе к створкам наружу, слышался намного громче. Ниирхотайф двинулся по мозаике плит, минуя красные и синие цвета, а вот его преследователь совершенно не обращал внимания на них. Как только он ступил на одну из них, то где-то внизу раздался щелчок, и его окутало облако зеленоватого дыма. Намного плотнее того, что царил снаружи пирамиды, в которой они были до этого. Камень принялся рассыпаться в прах буквально на глазах, но статуя тем не менее успела догнать наемника. Уходя от ее ударов, Ниирхотайф пригнулся к земле, а затем распрямился во весь рост, одновременно упираясь руками в каменный торс и поднимая его над головой. После чего швырнул в сторону. Часовой пролетел пару метров и с грохотом упал на пол, быстро распыляясь на горки пепла. Запоздало подняв руки на уровень лица, наемник увидел, что эффект теперь перешел и на них. Металл перчаток разлагался, покрываясь ржавчиной на глазах. Не оставалось другого выхода, кроме как сорвать их и отбросить подальше. В темноте футовец едва ли разглядит его руки, а даже если и так, то не должен задавать лишних вопросов.
Теперь оставалось только выйти из пирамиды. Что бы не ожидало снаружи, но так они станут на шаг ближе к цели. В этом наемник практически не сомневался.
Отодвинуть одну из створок высотой несколько метров было нелегко, но за минуту он справился, ощутив, как та со скрипом поддалась наружу. Проема величиной всего пару десятков сантиметров должно хватить. Внутрь пирамиды ударили лучи зеленого света.
Наемник, не говоря ни слова, пошел первым, невольно заслоняясь рукой от яркого свечения, льющегося со всех сторон. Потом осмотрелся. Точно то же помещение. Каменный мост без ограды, уходящий вдаль, чернеющая под ним пропасть. Статуи часовых разрушены несколько иначе, чем это произошло, когда пришлось открывать двери в пирамиды с другой стороны. Но здесь не было темно. А на той стороне моста по направлению к ним быстро двигался силуэт, подозрительно напоминающий стража, преградившего путь ранее.
- Проверь вершину пирамиды. Я отвлеку это, - исходя из символов, которые довелось прочитать, искомое могло находиться там. Высокий потолок отсюда не видно, но вершина пирамиды до него вероятно не доходила, хотя тонула в ядовитого цвета тумане, и сказать точно было сложно.
Ниирхотайф поудобнее перехватил клинок, сняв свое оружие и провернув в руке, после чего пошел навстречу приближающейся фигуре. Бой барабанов, ранее слышавшийся отовсюду, теперь проистекал из конкретного источника, оставшегося сейчас за спиной наемника и, похоже, наверху.
Удивления, когда фигура приблизилась настолько, что ее можно было разглядеть, Ниирхотайф не показал, но это не значит, что его не было. Странный страж претерпел изменения на манер каменных часовых, и даже больше. Теперь она не выглядела также, как и сражающаяся с футовцем наверху. Совсем.
Идеальные очертания лица, смуглая кожа, аккуратная одежда в виде длинного драпированного одеяния. Она могла бы быть привлекательной, если бы не зашитый толстыми стежками рот и горящие тем же светом, что и у ранее встреченной версии, глаза. В руках женщины не было оружия.
- Кто ты? - несмотря на отсутствие признаков агрессии, наемник изготовился к бою. Много странностей. Иногда от непонятного и подозрительного свидетеля лучше избавиться в любом случае.
- Я вас проведу. Отсюда.
Раздавшийся в голове голос на сей раз был куда мелодичней, словно действительно принадлежал молодой женщине.
- Не требуется, - Ниирхотайф, продолжая говорить, принялся обходить потенциального врага по кругу, вставая так, чтобы было легче скинуть ее в пропасть одним мощным ударом.
- Прислушайся. Самим вам не выбраться. Вы зашли слишком далеко.
Может, ему всего лишь показалось, но в голосе прозвучала отчетливая насмешка. Не лучшее время для радиосвязи, но делать нечего.
- Как и ожидалось, здесь есть свой страж. Пока не проявляет агрессии. Возвращайся, когда заберешь то, что наверху, я пойду следом через пять минут. Если нападет - могу задержаться.
- Вам не вернуться тем же путем.
Наемник всмотрелся за спину стража, и увидел лишь клубящуюся в коридорах темноту. Сюда они пришли такими же, только те находились выше.
- Что там? - он клинком указал впереди себя. Разумеется, собеседница не обернулась, но ответила.
- Выход.
- Неверно. Выход лежит выше.
Бесполезный разговор. Наемник решил провести оставшееся время, пока Аясе не заберет артефакт, в полном молчании, но конечно же не сводил глаз с  застывшей напротив стражницы. Так прошло примерно пять минут. А затем бой барабанов резко смолк, и раздался мощный толчок, заставивший вздрогнуть поверхность под ногами. Спустя несколько мгновений еще один, даже сильнее прежнего. Ниирхотайф попытался устоять, едва не упав и тем самым открывая возможность для женщины расправиться с ним. Туман над головой заклубился, будто множась, в то же время всасываемый невидимым источником на вершине пирамиды. Когда настало время для третьего толчка, то сам мост пошел трещинами. Но главное, грохот со стороны пирамиды заполнил собой все прочие звуки. Наемник, несмотря на весь свой профессионализм, просто не мог удержаться и кинул взгляд назад, повернувшись одной головой и на пол оборота корпуса.
Так и есть. Пирамида рушилась. Каменные блоки трескались и крошились, а верхние ярусы проседали вниз, в итоге оставляя от навершия один огрызок. Но, что самое главное, это перекрыло путь к выходу. Слова стража оказались пророческими, такой же дорогой отныне не вернуться.

+1

15

"Настоящего воина украшает его скромность"... верно? Наверное, Аясе и правда являлся настоящим воином, ведь у него в голове никогда не мелькало гордой мысли, что он лучший в чём-то. Лучше чем кто либо. Он всегда стремился к совершенству, достичь которого невозможно, будь ты человеком или хоть кем другим. В этом его прелесть. Да, иногда в нём проскальзывали горделивые мысли о том, что он сделал то, что сам считал сделать не сможет. Преодолел очередной свой собственный, личный предел. Но это естественно, радоваться такому. Значит, ты добрался на ступень выше в этой бесконечной лестнице к идеалу. Своему идеалу. Но вот так, чтобы действительно слепо прихвастнуть у него никогда не выходило и сейчас, когда они с Нииром из всех остались наедине, он думал о том, каким же бесполезным он был. Он делал всё, что было в его силах и всё же, этого было даже близко недостаточно. Вся эта информация, все ловушки, что он обошёл или обезвредил, всё казалось такой глупостью, что и без него, с этим бы справились, может даже ещё быстрее и выгоднее для общего дела. Жаль, он не слышал мыслей наёмника, они бы придали ему больше уверенности в себя...
- Посвети, - да говно вопрос, приятель. Пока он не был ничем более полезен, Аясе был рад послужить и человеком-фонариком, говоря словами Дина Винчестера из одного из любимейших его сериалов. Это навеяло ему воспоминания о прошлом. Грустная, полная отчаяния, но всё же улыбка, коснулась его бледных губ...
Ребята... Аясе не мог не вспомнить то время, что они проводили вместе. Всё ещё не верилось, что их больше нет в живых, хотя его визоры чётко показывали, что они сами мертвы и маски их полностью сломаны. Видимо, ловушка раздавила их, от чего футовец и не беспокоился об этом и попросил сейчас Ниира об уничтожении только своей. Ведь уверенности в том, что именно здоровяк выберется отсюда, а не он, переполняла его.

- Принеси ещё пива из холодильника, Мисаки!
- Слушайся своего старшего брата и командира, неси пиво! - поддакнул со смешком и сам Аясе, давая пятюню Го. Оба футовца валялись на диване, засыпанные крошками чипсов и помятыми банками из под пива. В общем-то, это они знали, что они все являются членами клана фут, со стороны же ничем не отличались от средне статистических молодых людей, собравшихся у одного из них дома, чтобы поиграть в приставку, выпить пива и просто расслабиться после тяжёлого рабочего дня. А он был ох каким тяжёлым, просто так членом клана не стать, а честь и гордость постоянно надо доказывать и защищать, поэтому их если не мучили миссиями, то доводили до изнеможения всяческими тренировками. Сегодня был именно такой день, никаких миссий, только упражнения с пяти утра до восьми вечера.
Саюдзуки сидел коленка к коленке с Го, его товарищем, младшим по званию, но всё же, верным другом и играл в Mortal Combat. Будто боёв им в жизни не хватало. Несмотря на то, что во время тренировок они были командиром и подчинённым, сейчас этой границы и таких строгих отношений не было совсем. Даже намёка, они были совершенно равны. А всё это про "слушайся своего командира", было не более, чем шуткой. Бедолага Мисаки был младше всего на пару лет, но ему никогда не давали об этом забыть и, как самого молодого, гоняли по мелочам на кухню сегодня весь вечер. Ибо сами, от изнеможения и банальной лени, не могли доползти до кухни. И пока Мисаки, в очередной раз ворча на такую несправедливость жизни, ушёл искать пиво, эти двое не шевелились совсем. кроме как пальцами, что бегали по кнопкам на геймпадах. Аясе играл за Милену, в то время как Го выбрал себе Соню Блейд. Какой же молодой человек в расцвете сил, не имеющий даже возможности и времени завести себе девушку, упустит шанс хотя бы в видео игре попялиться на огромные буфера и откровенное мини главных героинь. Тем более что те то и дело то в шпагат садятся, то при фаталити сверкают грудью крупным планом. Вот такие тихие извращенцы... хотя почему извращенцы? Просто вариантов у них не много, заводить себе подружек или дружков в клане не то, чтобы запрещено, вовсе нет, но времени свободного нету совсем. А если кому и удаётся завести вторую половинку, то это всё ненадолго, ведь та требует времени и внимания, а тебя могут посреди ночи вызвать на какое-нибудь задание. И как объяснить пассии, что ты не изменяешь ей? Вот именно, никак. Хоть друг с дружкой встречайся, да вот незадача, большая часть клана - мужики. Хотя есть и среди них парочка такой вот нетрадиционной ориентации, но постоянно переживать друг за друга тоже то ещё испытание для отношений. Вот и приходилось наслаждаться компанией друг друга и только дружественной.
- Хотя Го ничего... - промелькнула мысль у Аясе, хотя больше грустная, чем весёлая.
- ЧО?! Тем же приёмом, что и сегодня меня уложил?! Ты можешь хотя бы в видео игре меня не уделывать, Саюдзуки?! - тут же раздался голос Го, заставивший Аясе тяжело сглотнуть и неловко улыбнуться. После чего юный предводитель развёл руками и пожал плечами.
- Просто смирись и привыкни уже к тому, что я всегда уложу тебя на лопатки, приятель! - победно завершил Аясе.
- И я же, всегда прикрою твою спину... так уж это плохо? - завидев его более злое лицо, добавил Аясе. И попал в точку. Тут же это лицо расправилось от морщин и Го засиял улыбкой.
- Хах, выпьем за нашего командира, тогда, за Аясе! - наклонился к ним со спинки дивана мисаки, протягивая уже открытое и ледяное пиво, чем вызвал шквал одобрительного неразборчивого крика от обоих игроков. Те чокнулись банками и тут же осушили их почти до дна.

- Здесь написано, что ценнейшее сокровище погребенного лежит на вершине, чтобы каждый мог его узреть, - Саюдзуки удивился, как безответственно поступил, так уплыв в свои раздумья и совершенно потерявшись, где он и с кем находится. Посреди важной миссии, между прочим, где смерть ждёт на каждом шагу! взял и замечтался! Это было на него так не похоже, то ли в пирамиде дело, то ли во внезапном затишье и перерывы в сражениях на головоломки.
Дёрнувшись от испуга, он резко обернулся на Ниира, чуть не засветив ему фонарём в глаз. Еле успел рукой развернуть луч света в сторону и растерянно кивнул, ещё даже не осознав, что тот сказал. Из-за этой ситуации до него даже сразу всё и не дошло. Он растерянно проводил наёмника взглядом обратно до того места, через которое они вошли, оттуда как раз шёл мягкий золотистый свет от факелов, что горели ещё там, где они были до этого. И только сейчас, когда он остался совсем один, в гордом одиночестве и гробовой, тяжёлой тишине, до него дошло осознание. Как молоточком по башке тюкнуло! ХЕРАКС!
- Стоп, что значит, здесь написано, что сокровище наверху... он умеет это читать? Давно? - фыркнув себе в маску беззвучно, он перепроверил свои авто переводчики, но те еле-еле могли наскрести хоть каплю информации, которая ещё и полезной могла быть. Кароче, все эти символы не были полезны совершенно, они не были похожи ни на что из известных, даже мёртвых языков! Как же тогда Ниир прочёл всё это и что мешало, блин, ему сделать тогда всё это раньше, и он тут корячился и ползал по полу, заставляя свой мозг закипать в понимании, куда им дальше то. Это всё заставляло осознавать свою бесполезность сильнее и он винил не столько Ниира, сколько себя. неужели наёмник давал ему тут время разобраться куда идти, хотя всё заранее знал, дабы не ущемлять его гордость? Тогда эффект вышел с точностью да наоборот!
- А этот парень полон сюрпризов, сколько ещё у него тузов в рукаве, о которых он умолчал? Что ещё он скрывает и на что способен? Впрочем, я много думаю, наверное, помимо силищи непомерной, может, он и обучается супер быстро, кто ж этих сверх людей разберёт... моё дело ему доверять, таков приказ, так что не стоит лишний раз себя на паранойю подсаживать, Аясе! Соберись! - упрекнул он себя. Что было не просто сделать. Когда ты ассассин, тебя учат никому не доверять и всегда быть осторожным. Он буквально жил с ощущением ножа в своей спине, так что сложно было проникнуться доверием к наёмнику. Они впервые работали вместе и о нём ему мало что известно было, дело на него ему выдали совсем скудное, какие-то четыре листа не самым мелким шрифтом, которые он прочитал в самолёте. И всё это было лишь выдержками из наблюдений самого клана фут, а не голыми фактами. Однако, несмотря на все эти секреты и тайны, наёмник пока его ни разу не подвёл и не заставил сомневаться в преданности делу. Они плечом к плечу сражались с утра до... пожалуй, уже поздней ночи. Там, на поверхности, уже даже стемнеть должно было. И он показывал себя только с лучших сторон, так что, свои личные заморочки, воспитываемые кланом, нужно было заткнуть. Пока дела были поважнее.
- Сосредоточься на деле, совсем расслабился! - снова упрекнул себя Аясе и тяжко вздохнул, решив продолжить тут осматриваться. Вернулся лишь на мгновение ко входу, чтобы скатать верёвку обратно на пояс. Сегодня она уже несколько раз его выручала, так что оставлять её тут без дела болтаться ещё пару бесконечностей ему не хотелось. Смотав её обратно, он вернулся осматривать стены пирамиды...
А посмотреть тут было на что! Пирамида, в итоге, была похожа на объёмную масть "бубей". Два мирамиды своими основаниями сливались, имея общий "пол/потолок". Такого в выданных ему бумажках точно не было и не напоминало даже отдалённо привычное строение древних сооружений. Однако, весьма было хорошо потому защищено, явно продумано, можно было даже использовать просканированные помещения и детали интерьера для каких-то объектов в Нью-Йорке для клана.
Но эта перевёрнутая пирамида была точным отражением той, что была наверху. Те же стены, колонны, барельеф и рисунки на стенах, вроде даже, те же, хотя точно сказать Аясе не мог. Он всегда увлекался подобными вещами, так что не мог не восхититься гениальным планированием гробницы. Или... чем бы это не являлось! Он медленно шёл вдоль стены, проводя едва ощутимо кончиками пальцев по пыльным стенам, рассматривая рисунки и символы. ничего подобного он не видел прежде и всё же, что-то в памяти проводило параллели и ассоциации, говорящие о том, что это ему что-то напоминало.
- Появилось новое препятствие, - Аясе тут же отдёрнул руку от стены и прижал два пальца к наушнику. Ну конечно, а то всё так просто вдруг, затишье перед бурей, не так ли?
- Понял! - тут же ответил Аясе, выслушав Ниира и, услышав грохот неподалёку. Он тут же отдал необходимые указания и координаты, понятные наёмнику. Но стоять в стороне было не в его правилах, так что он решил догнать их и проследить, чтобы всё сработало. Он выбрал одну из самых "опасных" ловушек, сделав кое какие выводы по рисункам, чтобы уж наверняка это подействовало на их каменного стража. Однако, что конкретно произойдёт он не знал, как и радиус поражения был весьма не точен. Но всё закончилось довольно быстро и малыми потерями. Ниндзя не был уверен, что то, что подпортило перчатки наёмнику, смогут действительно нанести ему вред, тем более, что в какой-то момент действие непонятного происхождения газообразной кислоты прекратилось.
- Отличная работа... - решив не заострять внимания на остальном, отвесил коротко Ая. Было бы что не так, наёмник бы сказал ему, а пока это не вредит миссии, играть в заботливыю сопереживающую мамочку времени нет. Они отправились дальше и вскоре обнаружили выход. Точно такой же. Как только Ниирхотир приоткрыл створки, Аясе думал проскочить первым, просто на тот случай, если сам Ниир не сможет пролезть, хотя бы он окажется уже по ту сторону. Но нет, наёмник пробрался первым, а Аясе, сузив свои визоры и подняв защитные от такого яркого света, линзы, прыжком над его головой так же вышел. так они оба оказались снаружи. Аясе поднял голову вверх о посмотрел на свет. Впрочем, то, что это был тот самый "верх", в привычном его понимании, трудно было сказать. Да и как-то на такой открытой местности было ещё труднее убедить мозг, что что-то будет продолжать тебя держать на земле, а ты не улетишь в ту зияющую пропасть... или в потолок? Направление падения было всё труднее определить.
- Будь аккуратнее... - лишь сказал Аясе. Он имел ввиду, чтобы наёмник был готов к любой фигне, но прозвучало как-то чрезмерно заботливо. Впрочем, исправляться он не стал и просто... не дожидаясь пока страж подойдёт ближе, подпрыгнул вверх...
И, вот чёрт, чего он не ожидал, хотя и опасался, чуть не улетел в небытие. Как и ожидалось, с гравитацией тут творилось что-то невообразимое, от этого, стоило только ему оторваться от земли, как та переставала действовать. Но, стило только его ладони коснуться стены пирамиды, как снова неведомая сила притягивала его к поверхности.
- Ну ладно... забудем про законы физики, пф, кому они нужны... - немного нервничая, Аясе снова шутил про себя, стараясь карабкаться пошустрее и не отвлекаться на то, что творилось внизу.
В отличие от пирамиды предыдущей, тут не было черепов, только странные камни, все с гравировкой тончайшей работы. и пускай под слоем пыли, заросшие и местами обколотые, всё же, восхищали своей красотой. Но, как нельзя было смотреть вниз, так и отвлекаться на красоты архитектуры местной, у него было чем заняться. Он в несколько минут преодолел нужное расстояние. если бы не маска, то от яркого света точно бы ослеп! А так же маска глушила эти громовые удары барабанов. Правда, самих их тут не было, зато он увидел то, ради чего всё это затевалось. Ради чего они проделали весь этот путь. То, ради чего погибли сегодня трое его замечательных товарищей.

http://s5.uploads.ru/t/s81Be.gif

Довольно крупный продолговатый кристалл, хоть и был окутан ярким зелёным светом, сам по себе был тёмным и переливался целым звёздным небом. Аясе зачарованно смотрел на него, утопая в космической бесконечности миллиарда звёзд, что в нём взрывались и зарождались. Но наваждение быстро проходило, когда он встряхивал головой. Решив, что нельзя надолго бросать бедолагу наёмника с местным стражем, ещё помня свою стычку с предыдущим, он тяжело вздохнул. Кристалл висел в воздухе, ни на что не опираясь, так что ловушек сработать никаких было не должно.
- А значит, сомнений нет, что-то да сработает, - подумал Ая, протягивая руку через зеленоватый свет. Тот сгущался вокруг его ладони и становилось горячо. Казалось, что-то затрудняет движение, даже в голове стало как-то напряжно. Но Саюдзуки удалось схватить кристалл, вот только тот словно застрял! Пришлось применить силу и выдернуть его. Как только левитирующий кристалл сместился с вершины пирамиды, раздался звук бьющегося стекла и вакуумный хлопок. Весь свет вокруг него задрожал, замигал, разросся. Аясе почувствовал, как что-то просто напросто разъедает его костюм. Верхний мягкий слой был в одно мгновение поглощён, но, прежде чем взялся за следующий, более прочный, исчез, словно дым, который засосало в этот самый кристалл. И вот, Ая стоит на вершине, растопырив ноги и держит таинственный артефакт. такой тёмно-фиолетовый, сверкающий и ужасно холодный, в своих руках. Кое-где костюм порван, зияя рваными дырами, а на коже видны ссадины, но в остальном - цел.
- Не слишком ли просто? - пройдя через всё, что было, подумал он. Всего-то отделался лёгким кожными повреждениями, да костюмчик новый придётся получить. Как в то же мгновение, как эта мысль пролетела в его голове, раздался грохот под ногами и всё заходило ходуном. Пирамида рушилась!
- И зачем я только спросил... - сокрушился Аясе, хотя это ничего бы и не изменило.
Кристалл создавал тут свою атмосферу, держал время и стражей в рабочем состоянии. Он был источником той невероятной энергии, что сделало тут свой мир со своими правилами, остановив время и переделав привычные законы природы. Пока был тут, над пирамидой, одним механизмом с проводником, в виде самого храма. Но стоило его отсоединить, как всё тут же начало рушиться! Пирамида, свет, звук барабанов вдали... даже страж внизу издала такой ужасающий предсмертный вопль! Что не удивительно. Пирамида являла собой что-то вроде портала в другой мир, скорее всего, из мира живых в мир мёртвых. Как страж, она являлась ни той, ни другой. И только кристалл поддерживал её в этом "лимбо", можно сказать, что пирамида была чистилищем. Они обе. Они показывали хорошую и плохую части человеческой сущности, трудности жизни, мудрость и прочее. И хотя до этого Аясе не верил в подобные сверхъестественные вещи, сейчас он всё понял и принял. Как и понял многое другое... и не сомневался, что именно кристалл сейчас так влиял на него. Такова была его сила. Как и собирался воспользоваться этим даром, пока не довёз его до их лидера Шреддера. Так что, уперевшись обеими ногами, он резко спрыгнул с пирамиды, как можно дальше отталкиваясь от самого падающего строения. Как и следовало ожидать, вместе с тем, как пирамида начала разрушаться, страж стареть и осыпаться прахом, физика того мира вернулась и он действительно спрыгнул по той траектории, по какой бы смог в нормальном, привычном для него, мире. Так он оказался на мосту, прямо рядом с Нииром, наспех пряча кристалл во внутренний карман своей экипировки на груди, точнее туда, где вообще что-то от неё осталось. Закрепил как следует и, даже не подозревая, что глаза его сейчас светятся таким же оттенком, какого был сам кристалл, ибо он использовал его мощь, хлопнул того по плечу. После чего достал верёвку с пояса и размотал, насколько хватало длины.
- Ведь как знал, что пригодится! - победно подумал он и закрепил один конец на краю моста, который, впрочем, тоже уже начинал разрушаться. Не было времени объяянять! Подхватив Ниира под талию, он ломанулся в пропасть вместе с ним.
- Прыгай! - осознание того, что в мир мёртвых им не нужно, а через пирамиду уже не пройти, он понял, что если это отражение того храма, то они как раз приземлятся на другой мост! Так бы оно и случилось, непременно, но Аясе, окрылённый внезапно нахлынувшими открытиями, что внушал ему кристалл, забыл про вес наёмника, так что, вместо эффектного приземления, они оба просто шмякнулись на "другой мост". Прям как есть. Но и эта пирамида уже начинарала рушится, только падала она как-то странно сминаясь внутрь, видимо, поглощаемая "той пирамидой!. Решая не вникать больше в эти странные тонкости, тем более, что появился шанс им обоим выбраться живыми, он подскочил на ноги и ломанулся обратно тем же путём, которым они вошли. Он запомнил точно расположение ловушек, даже на маске отметил, так что безопасный путь для него в маске светился непрерывной линией синего неона. А Нииру оставалось только следовать за ним шаг в шаг и не отставать. А отставать было и невозможно, ведь всё позади рушилось, включая ступени и, теперь, стены с ловушками. Огромное облако пыли накрывало со спины. И в последнюю секунду, прямо как бывает только в кино, они оба выпрыгнули из пещеры!
Раздался грохот, словно что-то взорвалось, последние камни пещеры осыпались, полностью закрывая некогда такую огромную вереницу коридоров и пещер. Когда вся пыль улеглась, Аясе обнаружил себя плашмя валяющимся на животе в траве. Крошечные "дворники" протёрли смешно туда-сюда поскрипывая, его визор и, он смог увидеть оставшуюся половину племени каннибалов. Мужчины с копьями и трубками с дротиками, женщины с детьми и старики с дубинками, все молча стояли прямо перед ними большой толпой. Всё тело Аясе подрагивало от переутомления, он уже давно работал на своих лимитах, так что мышцы отказывались подчиняться и не удавалось пошевелить ни рукой, ни ногой.
- Вот чёрт, к этой битве я уже не готов... и конца и края этому не видно! - уже хотелось расплакаться, как анимешному герою, однако, случилось невероятное. Саюдзуки был уверен, что сейчас племя с ними расправится, но вместо того, чтобы напасть, пока противник так слаб, те побросали оружие и попадали на колени. Они что-то защебетали на своём и пали ниц, кланяясь "великим воинам". Аясе даже сразу не поверил своему счастью. Осмотрев все задницы, поднятые вверх, он кое-как, кряхтя по-старчески, поднялся и уселся на задницу, снимая маску и, наконец, делая глубокий вдох. После которого разразился громким искренним смехом. Отсмеявшись, он опрокинулся на спину и прижал два пальца к виску.
- Высылайте вертолёт... - кинув маячок их места нахождения, он повернул голову на Ниира, который тоже выглядел так, словно через ад прошёл. Хотя... так и было!
- Знаешь что... хочу отпуск!

+2

16

Страж не двигалась с места, казалось бы совершенно невозмутимо наблюдая за карабкающимся по ступеням пирамиды Аясе. Ниирхотайф не мог видеть футовца отсюда, но не сомневался, что тому потребуется минимум времени, чтобы добраться до вершины. В случае, если там обнаружится опасность, однако, он не успеет ему помочь при всем желании. Но командир отряда уже доказал, что не попадается так же, как и обычные вояки.
Прочие футовцы были лучшими из лучших. В то же время им не хватало некоторых качеств, из-за которых они и погибли. Как ни странно, о везение входило в их спектр.
Страж стояла, и на ее губах играла зловещая улыбка. Просканировать ее по-прежнему не представлялось возможным. В связи с этим наемник оставался начеку, готовый к внезапному нападению. Ему не нравилась сложившаяся ситуация. И если объективно для беспокойства не было причин, то нутром он чуял - что-то неладно. Но что он мог упустить? За время их спуска произошло не так много событий, и каждое держалось в памяти во всех подробностях.
Мысли окутала туманная дымка. Что-то, что-то он забыл, несмотря на кажущуюся ясность цепи последовательностей.
Сначала прибытие. До момента проникновения в катакомбы несколько схваток с аборигенами, из которых некоторые были словно изменены непостижимым образом. И самое примечательное - старуха-ведьма, проводящая старые обряды. Но насколько это может быть связано с подземным храмом? Дальше коридор с ловушками, иррациональный страх аборигенов, но здесь все как раз объясняется способностями стража. Каменные часовые - впечатляющее зрелище. Непонятно, с помощью каких сил их поставили там, и тем более заставили камень при пробуждении принять свойства одушевленной материи. Но самое главное - пирамида и то, что лежало ниже. Какими строителями она построена, ее история и предназначение - все это сейчас неважно. Кроме, возможно, последнего, поскольку оно могло бы пролить свет на необходимые детали картины. Куда больше наемника интересовала взаимосвязь, слишком много совпадений. Шаманка у входа, страж внизу, страж здесь - неужели они не связаны? Кроме того, очевидно, что пирамида была единой, целиком имея форму куба. И что заставляет гравитационное поле течь тут иначе? Самый очевидный ответ - мощный источник, артефакт, за которым они по видимости и пришли. Но почему тогда этот страж предлагает провести на выход, и не спешит препятствовать? Одни вопросы.
Словно ответ, из туннеля позади нее повеяло красноватым светом, и раздался громкий хрип, долетевший даже досюда.
- Что это?
Но ответа он не получил, страж все так же стояла напротив безмолвным изваянием.
- Хорошо. Все-таки придется вас уничтожить. Кристалл может взять только тот, кого он сочтет достойным. У твоего друга нет шансов, он умрет от одного прикосновения, - слова резко ворвались в голову и зазвучали там зловещей симфонией. - Я предложила вам простой выход. Но вы избрали путь боли. Да будет так. Ведьма, мешавшая мне, мертва вашими усилиями. Теперь ничто не сдерживает меня от того, чтобы покинуть это место. Только двое наглецов, решившие забрать то, что им не принадлежит.
Сложно сказать, или же охарактеризовать такой голос. Наверное, в нем не было ни признака того, что люди привыкли называть интонациями. Мертвый и безжизненный, и все же существо, кем бы оно ни было, очень хотело выйти наружу.
- Очередная ловушка. Значит, еще одно препятствие.
На этот раз голос Ниирхотайфа прозвучал в голове самого стража, что вызвало мгновенную ответную реакцию.
- Ты! Подделка! Умри же!
Черты ее преобразились, а в глазах зажегся прежний синеватый огонь. Наемник понятия не имел, сколько обликов у нее еще было в запасе, и каким образом уничтожить такого врага, если даже декапитация - лишь способ покончить с ним временно, но сейчас понимал - необходимо задержать ее на как можно большее время. Оглянулся очень быстро. Футовец - двигаясь с удивительной ловкостью и быстротой - почти достиг вершины, и все-таки ему потребуется еще минута-другая для того, чтобы ступить на нее.
Из туннеля впереди донеслись новые звуки, и на сей раз они сопровождались трупным запахом. Едва ощутимый душок, но этого было достаточно.
Клубы зеленоватого тумана вылетали именно оттуда, несмотря на отсутствие какого-либо подземного ветра. А за ними, как за завесой, двигались смутные очертания теней. Они не показывались, оставаясь на грани видимости, медленно искажаясь.
Среди очертаний, принимаемых ими, можно было уловить каменных часовых, ведьму-старуху и несколько силуэтов, принадлежащих павшим подчиненным Шреддера.
Так вот куда их сподобилась проводить страж.


Пятый удар болезненной вспышкой отдался во всем теле. Раб догадывался, что рано или поздно придется заплатить за свою хитрость. Но банальный инстинкт выживания оказался сильнее, и теперь на его спине красовались кровавые полосы. Солнечные лучи низко нависшего светила, казалось, обжигали их, делая ощущения еще невыносимее. Раб стиснул зубы, понимая, что наступил тот момент, когда его жизнь уже будет кончена в скором времени, так или иначе. Он украдкой сунул руку под край набедренной повязки, нащупывая кусок заточенного камня. И тут же взвыл от нового удара. Орудие упало в песок, сам его владелец едва удержался от того, чтобы не рухнуть, распластавшись по земле. Но он знал - тогда шансов никаких. Оставалось только ждать момента. Это не должно быть очень долгим. На них не обращали особого внимания, наказание рабочих было делом привычным. Поэтому нужно только подгадать. Один момент. Один точный удар. И он сделает то, что никто не совершал до этого.

Понимая, что время разговоров окончено, Ниирхотайф напал первым. Он замахнулся кривым клинком в попытке ударить стражу прямо по глазам, однако та без особого труда остановила лезвие рукой, после чего давление каменных пальцев на него стало невероятным. Выдернуть оружие из захвата не представлялось возможным, но материал клинка оправдывал свою прочность и не изогнулся под ее пальцами.
Наемник встретил удар второй руки своей, и в свою очередь ударил коленом, отталкивая стража от себя. Та едва сдвинулась, но этого было достаточно. Клинок выскользнул из хватки и вновь оказался у хозяина, сверкнув тусклым отблеском в свете мертвой тропы в загробный мир.

Раб резко рванулся назад, и новый замах кнута взметнул вверх один песок. Надсмотрщику хватило секунды, чтобы понять, к чему идет дело. Увидеть в его руке, выкинутой вперед, острый камень, и оскаленное лицо, искаженное в гримасе ненависти. Он отвел рукоятку назад, рассчитывая хлестнуть по ногам раба, но не успел. Пришлось заслониться рукой, в которую и вонзился камень. Он зашипел от боли, отталкивая от себя нападающего. Но раб вцепился не хуже клеща и нанес еще один удар.

Ниирхотайф понял, что такая тактика ничего не принесет, а потому сорвал с задней части пояса свернутый кнут и размотал его в широком размахе, щелкнув по полу буквально в сантиметре от ног стража. Она приближалась, и достаточно проворно. Схватив наемника за горло, нанесла удар по маске, на сей раз треснувшей черной толстой линией прямо по центру. Ниирхотайф, не паникуя, запустил плеть по горизонтали, чтобы захлестнуть ей тело стража.

Следующий удар достиг своей цели. Каменное лезвие вонзилось прямо в открытый живот, и место ранения стремительно окрасилось алым. Несколько капель упали на землю, кровь заструилась по животу. Тогда он пнул надсмотрщика ногой, заставляя его упасть и, склонившись над застонавшим, приготовился нанести последний удар.

Поймал второй рукой, принимая новую атаку не грудную клетку. Пошатнулся от нее, но устоял, разворачиваясь к угодившему в его тактическую ловушку противнику. А потом потянул изо всех сил, отрывая тело стража от земли и сгибаясь под его тяжестью.
- Ты все равно умрешь. Глупо, меня нельзя здесь убить, - теперь ее голос звучал как и прежде, каркающим хрипом.
- Это и не нужно. Ты стоишь на пути, сойди.
Ледяное спокойствие - именно то, что помогает найти выход из любой ситуации. Сейчас требовалось только на время избавиться от стража. Что случится потом - неважно. Даже последуй та за ними до самого Нью-Йорка, то будут проблемы будущего. Впрочем, Ниирхотайф очень сомневался в этом. Она отчего-то очень сильно цеплялась за то, чтобы не дать им забрать артефакт. Вероятно, без этого ей не удастся выбраться наружу. Тем лучше.

Боль в животе нарастала пульсирующей воронкой, и он рефлекторно зажал рану. Когда раб навис сверху, намереваясь размозжить голову, то не оставалось другого выбора, кроме как перехватить его руку. От крови ладонь заскользила вниз, и тот все же смог ударить, но основная сила была погашена, и эта атака вышла крайне слабой. Тогда он, используя преимущество в массе, переборол раба и, оглушив ударом в челюсть, вынудил самого упасть вниз. В жалком метре лежала плеть. Он потянулся к ней.

Страж дернулся, неожиданно пересиливая наемника, и он ощутил, как ноги отрываются от земли, а противник перетягивает тело кнута на себя, пытаясь освободиться от хватки и одновременно сбросить Ниирхотайфа вниз с края моста. Эту догадку подтвердило также и то, что страж направился к нему, медленно, но верно преодолевая сопротивление. Но отпускать концы плети наемник не собирался. Он напрягся еще сильнее, ощущая, как до предела натягиваются сухожилия, остановившись только тогда, когда вновь стоял на ногах. Для стража такой поворот явно не был желательным, в этот раз она просто обрушила ему на спину многочисленные удары. Один из таких окончательно добил маску, и, расколовшись окончательно, она упала вниз двумя неравными частями. Наемнику до края моста оставалось всего несколько шагов.

Кулак обрушился на лицо, потом второй, и еще раз. Пока надсмотрщик не обмяк, а его рука не отдалилась от оружия на достаточное расстояние. Но этого было мало. Раб резво поднялся на ноги, потянул за чужую конечность, упершись ногой как рычагом, и сломал ее с громким треском кости. Надсмотрщик заорал от боли, слепо скребя второй рукой по земле. Раб же наклонился и подвел камень к его горлу, готовясь сделать один последний разрез.

В миг, когда наемник достиг края, и перебросил стража через себя, он уже решил было, что все кончено. Страж оказалась падающим в бездонную черноту пропасти, без всякого шанса не разбиться по приземлению. Однако, он не учел один фактор, ставший неприятной неожиданностью. Схватившись за конец кнута, она оттолкнулась вверх, и стало понятно, что даже гравитация здесь работает не так, как на поверхности. Страж в высоком прыжке приземлилась назад, и ударом ноги отбросила его самого вниз. Ниирхотайф упал в пропасть, тщетно ища, куда можно было бы зацепиться плетью. Несколько метров пронеслись за мгновения, а потом рядом мелькнула несущая опора моста с небольшим сколом. Выпустив из рук свое оружие, он двумя руками ухватился за нее. От силы столкновения вниз посыпалась каменная крошка, но дальше разрушение не пошло. Отлично, теперь нужно выбраться наверх, пока страж не двинулась за Аясе. Если такое вообще произойдет. И если он еще жив. Намек об убийственном свойстве артефакта, в буквальном смысле, совсем не походил на блеф.

Надсмотрщик понял, что сейчас, несмотря на то, что поблизости находится много его собратьев по ремеслу, помощь прийти не успеет. И, забыв о боли, бросился вперед в одном последнем броске. Он подсек раба под ноги, сбивая его и опрокидывая навзничь, а затем нащупал рукоять плети и, пододвинув ее к себе кончиками пальцев, завладел последним инструментом, который мог принести ему победу в этой борьбе. Хлестнув с размаха поднимающегося раба, он упал на него, придавливая телом к земле и накидывая на шею кнут на манер аркана, а потом потянул назад. Жилы на шее раба вздулись, кожа налилась красным, из горла вырвались хрипы. Но это был еще не конец.

Ниирхотайф подтянулся на остатке своего крюка, закинув его на пару метров вверх, и вылез на мост. К счастью, старая кладка давно истрескалась, что позволило подняться первые несколько футов, цепляясь за расщелины. Это не было его большим талантом, но необходимость заставила рискнуть. Перчатки, сгинувшие из-за едкой кислоты, все равно бы пришлось бросить, поэтому наемник теперь совсем не печалился их потере, хотя этот комплект брони после вынужденной жертвы одного из элементов долго не оденет.
Крик резанул по ушам. И одновременно Ниирхотайф почувствовал, как возвращается в реальный мир. Но сначала его забросило в самые глубины видений, сохранившихся в древнем храме.

Перед глазами все поплыло. Сил развернуться не осталось. Камень, крепко сжимаемый в руке, словно в судорожном захвате, казался далеким и бесполезным. Раб понял, что он проиграл эту схватку. Блаженное забытье было очень близко. Оно куда лучше того, чтобы ждать новый день в надежде, что удастся закончить его не в сточной яме с телами отработавших свое рабов.
И все же какая-то неведомая сила заставила его распахнуть почти закатившиеся глаза. В этот предсмертный миг он взглянул на мир совершенно иначе. Краски слились в яркую какофонию бреда, а камень в руке будто налился тяжестью. Жизнь его душителя висела на волоске, отныне понимание было предельно ясным. Извернувшись, он нанес удар камнем по бритой голове надсмотрщика. И еще раз. Свет в глаза уже померк почти полностью, когда он в последний раз слепо ткнул в пустоту, наткнувшись на что-то мягкое. Раздался крик боли, однако мрак поглотил его раньше.
Второй человек рухнул в песок следом за первым, из его глазницы торчал каменный обломок, а из дыры в животе хлестала темная жидкость. Он уже был мертв, как и тот, что лежал перед ним - с посиневшим лицом и выпученными глазами.

Ниирхотайф вернулся в реальный мир. Лезвие клинка рядом с шеей, поддерживаемое двумя руками, словно он сам собирался себя обезглавить, было тут же убрано, а затем и вовсе заткнуто за пояс. Причина этого крылась в том, что больше не с кем было сражаться. Страж покоился на полу в виде невзрачных обломков. Зато рядом внезапно вырисовался Аясе. Наемник повернулся к футовцу и ничего не сказал. Его глаза светились таким же синеватым светом, что и у стража, даже через маску. Ниирхотайф не был уверен, что вырвался из состояния гипнотического бреда. Теперь не был.
Но рушащийся свод пещеры, грохот оседающей вниз пирамиды и втягиваемая внутрь нее зеленоватая материя ясно давали понять, что находиться здесь дальше опасно для здоровья. Артефакт компаньон получил, иначе бы не вернулся. Значит, пора уходить.
Футовец размотал веревку и, прежде чем он успел возразить, схватил его рукой за пояс, после чего оторвался от земли. Мост за спиной начал рушиться именно в этот момент. Полет был непродолжительным, но очень запоминающимся. В момент отрыва от земли вернулось ощущение нормального гравитационного поля. А ведь и прежде, с момента разрушения пирамиды, держаться на мосту становилось труднее с каждой секундой, как будто он медленно переворачивался в пространстве. Длины хватило на то, чтобы долететь до верхнего, дотошно копирующего предыдущий. По нему они вошли в катакомбы.
Обрушение стало глобальным, сверху падали целые куски горных пород, а мост дрожал так, что его разрушение было вопросом очень недолгого времени. Футовец ринулся вперед, и Ниирхотайф последовал за ним. Из головы не выходили видения, которые он лицезрел за миг до кончины стража. Еще немного - и его бы обвели вокруг пальца. Но случилось все так, как случилось. Обдумать это можно позже, к миссии не имеет никакого отношения.
Дальше, пробираясь как можно быстрее подземными коридорами, ведущими наверх, они то и дело натыкались на места, где ранее находились ловушки. Так и есть, если бы не обвал, они снова оказались бы активированы. Деструкция подземелья сыграла на руку, часть ловушек произвольно была уничтожена или активировалась из-за землетрясения, оставшиеся же футовец сумел легко миновать, а наемник ступал след в след, отставая на пару шагов, чтобы ненароком не потревожить скрытый механизм.
Наконец, впереди замаячил выход.

- Знаешь что... хочу отпуск!
- Должно быть, после такого успеха тебе его предоставят, - на самом деле, из того что было известно Ниирхотайфу, это не было правдой. Клан Фут использовал своих рекрутов по необходимости, не считаясь с личным мнением. Поскольку детище Шреддера держалось на железной дисциплине, любые недовольства были чужды его членам.
Он поймал себя на мысли о том, что так и не стал воздействовать на сознание ассассина. Удивительно, но факт.
Толпа аборигенов произвольно расступилась, пропуская мимо себя. На всякий случай он держал руку на рукоятке клинка, чувствуя, однако, что нападать те не будут. От них исходило только благоговение. Что ж, на сегодня битв было достаточно даже для него.
Кланяющиеся туземцы представляли собой еще более диковинное зрелище, чем туземцы с копьями наперевес. Здесь были не только воины, но и женщины и дети. Ниирхотайф вопросительно взглянул на футовца, однако тот, кажется, не собирался мстить за убитых товарищей, поголовно вырезая все племя. Это только бой, в конце концов они, сами того не ведая, ступили на чужую землю.
Через несколько минут аборигены скрылись позади. До места высадки оставалось совсем немного. Раньше, по дороге к цели, приходилось перемещаться скрытно. Теперь в этом не было нужды, и шли практически напрямик, раздвигая густые заросли.
- Приятно было поработать. Сочувствую потере товарищей, - откровенно говоря, этого требовала только вежливость. Наемнику не было дела до павших, а вот к командиру отряда он проникся неким уважением. Профессионалы своего дела всегда заслуживают подобного отношения.
Тем не менее, сейчас он не поленился запустить щуп, совсем незаметный, в сознание футовца и считать как можно больше оттенков его эмоций. И был встречен непробиваемой стеной, выстроенной из синего сияния.
Непостижимо. Точно не его работа. Артефакт так действует?
Сейчас был бы самый подходящий момент, чтобы покончить с последним свидетелем задания и присвоить себе реликвию, после чего доставить хозяину. Вопреки всему, ему не хотелось этого. Да и соответствующего указания не поступало.
Футовец полностью ему доверял, к тому же был истощен. Хотя... свойства артефакта не стоит исключать. Неоправданный риск. Ненужный риск. И не лучший поступок, пожалуй. Он бы не задумываясь сделал это при необходимости. Необходимости не было.
Оставалось только подождать вертолет, что отправит их назад.
В джунглях стояла ночь. Настоящая темень, как и полагается в тропическом климате. Огни и шум винтов, свидетельствующие о приближении летательного аппарата, всколыхнули и осветили ближайшие деревья. Сверху упал трос.
Он поднялся на борт последним, и вертолет, развернувшись, направился назад.
По дороге появилось время обдумать то, что удалось увидеть там, внизу. Всего лишь гипнотическое воздействие? Выходит, страж захватила его в ловушку с самого начала? Хотелось бы так думать, но они очень походили на видения, приходящие ранее. Кроме последнего. В нем наблюдение шло не со стороны. Он чувствовал, как оказался на месте того раба. И... одновременно ощущал себя вторым участником смертельного боя. Очень странное чувство, но ведь так и было.
Интересно, испытывал ли сам Аясе нечто схожее. Задав краткий вопрос и получив отрицательный ответ, наемник еще больше насторожился. Что бы не являлось причиной, а подобного ранее еще не случалось. Он не был уверен, что хочет повторить. Слишком правдоподобно, из-за данного обстоятельства пробуждается что-то глубоко внутри.
После возвращения он опять задаст несколько вопросов единственному человеку, который может об этом что-то знать. И, как всегда, не получит внятного ответа. Но примет это. Как страж была запрограммирована на защиту храма, там и он никогда не причинит вреда своему единственному реальному господину. Или же... она просто пыталась выбраться?

+1


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Заброшенные игровые эпизоды » [ФБ] Call of the Tribes