Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » IV игровой период » [С4] My hopeless opus


[С4] My hopeless opus

Сообщений 1 страница 10 из 19

1

http://sd.uploads.ru/fE6xT.png
I've got this place
That I've filled with empty space,
Oh, I'm trying not to face what I've done,
My hopeless opus.
I'm in this race, and I'm hoping just to place,
Oh, I'm trying not to face what's become of me,
My hopeless opus.

Дата и место: ночь с 15 на 16 июня 2013 года, колыбель стритрейсеров-байкеров. Темная, ясная ночь.
Персонажи: Mona Lisa, Raphael

Краткий анонс: Они никогда особо не ладили. Причин много, в том числе и чрезмерно взрывной характер - эти два вулкана просто яростно топят друг друга стоя на одном островке посреди океана. Если бы не случай, опять столкнувший заинтересованную в мотоспорте девушку и ее отчаянного знакомого в красной бандане, они бы наверное так никогда  друг друга и не поняли.
Не такой уж он и плохой, каким хочет казаться...

+3

2

- Странно что ты так любишь спортивные передачи.

Не часто Мона покидала свою скромную чердачную обитель, чтобы заглянуть кому-то в гости. Чаще всего, конечно, местом общего собрания являлась подземная "база" юных мутантов в панцирях. Иногда Мона посещала захламленную берлогу Мондо, своего старого приятеля по школе. И гораздо реже мутантка заходила к Эйприл, в отличие от черепашек, которые часто захаживали к своей рыжеволосой подруге, обчищая ее холодильник и составляя школьнице поздним вечером веселую компанию. Лиза вообще предпочитала замкнутый образ жизни, но тем не менее как-то получалось так, что она чаще и чаще оказывалась в окружении новых друзей и активно общалась со сверстниками, чего раньше никогда не происходило. Жизнь круто изменилась... и не сказать, что в худшую сторону!
Чаще всего бывшая студентка помогала рыжеволосой с домашним зазаднием - на правах второго "мозга" компании, ящерица с лихвой справлялась с учебными проблемами и была готова основательно, доходчиво объяснить замысловатую задачку, закатив длинную лекцию, закончив ее со словами: "вот и все, ничего сложного!"

Закончив с учебой, девочки просто смотрели вместе фильм, с мороженым на коленях, обсуждали последние городские новости, будущие проекты Эйприл и... как ни странно - спорт. Мона с увлечением разговаривала, кроме науки, о спортивных мероприятиях, отмечая европейские гонки, или мотоспорт, так же саламандра оказалась любительницей гонок на катамаранах и соревнований по серфингу, с неподдельным интересом наблюдая за тем, как молодые ребята и девчонки подскакивают на досках по гребню бешеной, крученой волны. - Скорее я люблю техничность, с которой они делают фигуры. Ты посмотри как этот парень прошелся по дуге - ну разве не высший пилотаж? - ящерка обернулась к стоявшей позади нее рыжей, сидя в позе трука и плавно изогнув волнообразно ладонь. Мона широко улыбнулась, схватившись за лодыжки и покачнувшись на месте, - И когда-то я была активном спонсором подобных мероприятий, представь себе. - Мутантка откинулась на спинку дивана  с довольным видом потянувшись за пачкой чипсов на высоком, трехногом столике примыкающем боком  к софе. Ящерка не часто упоминала какие-то подробности своей прошлой, домутационной жизни. О них знал разве что только Мондо. Даже Донателло не был достаточно осведомлен о том, кем была, чем занималась, и как жила его возлюбленная до того, как он с ней познакомился. Черепашка имел крайне деликатный характер и не задавал лишних вопросов, а его подруга и не стремилась вываливать перед ним всю свою историю от рождения. Может поэтому Лиза сразу резко замкнулась, едва заметила до крайности заинтересованный взгляд рыжеволосой школьницы, с минуту-другую пристально разглядывающей ее взлохмаченную, кудрявую макушку.
Подвинувшись в угол, саламандра неуютно замолчала, сделав вид, что очень увлечена происходящим на экране телевизора, нервозно вздернув острые плечи и качнув кончиком своего длиннющего, развалившегося вдоль сидения хвоста.
- Слушай... - после долгой, неопределенной паузы, во время которой тишину разрывало хоровое звучание восторженных зрителей в прямом эфире, Эйприл осторожно подсела к ящерице, игриво подмигнув и покачав в воздухе изогнутой пластинки хрустящего картофеля, прежде чем отправить ее в рот, - ... у меня идея. Раз такое дело, ты мне можешь помочь... Одна я не хочу идти, а Ирму не уговорить...
- Стоп... Идти куда? - немедленно настороженно отозвалась ящерица, мигом позабыв о текущем соревновании, с подозрением вытаращившись на хитро тыкающую пальцем в телефон ОНил, деловито привалившуюся к ней бочком.

***

- Поверить не могу... А ты точно уверена?

Поскольку спутница О'Нил не могла передвигаться среди горожан не надев прежде на себя сто одежек, а на этот раз на ней кроме джинс да майки ничего и не было, девушки медленным, если можно это применить для коротких перебежек по крышам, "прогулочным" шагом передвигались по площадкам многоэтажных зданий. Эйприл то и дело проверяла на месте ли ее любимый фотоаппарат, периодически тормозя подругу и едва ли не по пояс зарываясь в бездонных размеров рюкзак, который до поры до времени бодро подпрыгивал у нее за плечами. Рыжеволосая школьница казалась куда более весело настроенной к всплывшей авантюрке, нежели ее хвостатая подруга. Мона отлично помнила, чем закончился их совместный поход, тогда это к знакомому ученому Эйприл - их побили и  ящерицу уволокли в итоге прямиком в стан врага. Конечно было бы скверно полагать, что теперь любая вылазка непременно грозила этим ребятам новыми неприятности, особенно учитывая, что главный недоброжелатель Моны Лизы исчез без возможности напакостить им снова... Это немного смягчило дерганное настроение мутантки... Да и часто ли она куда-то могла сходить, и чтобы не с Донателло, или в сопровождении железного телохранителя и еще кучи народу?
- Кстати, только об этом... Давай не будем говорить Дону, ладно? - Эйприл послушно притормозила, резко одернув лямки своего гигантского матерчатого баула, сползающего сзади чуть ли не до уровня колен, - Он и так слишком много переживает в последнее время. Мы ведь только посмотрим, ты сфотографируешь и вернемся назад. Вообще лучше никому не знать.
- С этим я пожалуй соглашусь... Достаточно того, что ребята постоянно думают о... Лео. Вообще в последнее время слишком много всего произошло, - Эйприл не могла сдержать тяжелого вздоха. Что поделать - теперь пропавший лидер черепашьей команды был главной и первостепенной проблемой юных ниндзя и их друзей. Еще Ниньяра ушла на днях, что совсем повергло всех... в смятение? Моне даже сложно было понять, надолго ли может уйти столь независимая девушка, как Ниньяра. И куда?

Лиза не единственная, кто задавался этим вопросом, но предпочитала совсем не поднимать эту тему.

- Надеюсь он не вздумает заявиться посреди ночи к тебе домой.
- Парни на девичник не ходят, - фыркнула О'Нил, ускорив шаг и одновременно нащупывая в правом кармане куртки черепахофон, - Тем более Донни. Думаю он сначала бы спросил. Мы не на долго, до окончания первой гонки.
- Главное, что мы на связи, - мутантка достала свой из поясного крепления, поднеся аппарат к глазам и проверив уровень заряда. будет весело, если Донателло решит позвонить своей девушке, а у той сел телефон. Хотя всегда есть Эйприл, у которой можно выяснить, где Мона и почему ее черепахофон не заряжен? На всякий случай ящерка заглянула за плечо начинающей журналистке, дабы убедиться, что ни у кого из них мобильный не сядет раньше положенного времени. Они ведь уже далеко ушли от квартиры семьи О'Нил!
- Это прямо за поворотом... Слышишь рев мотора? Давай, надо подойти поближе и спуститься к ним незаметно.

Место, что "прямо за поворотом" - широкая, проездная улица, наполненная разрозненным светом слепящих фар. Рев здесь стоял оглушительный, но и он не мог перекрыть собой гогот, вопли, гнусавые голоса букмекеров, потрясающих в воздухе банкнотами и листовками и барышни в вызывающе открытых нарядах, лавирующие мимо столпившегося люда туда-сюда на своих пятнадцатисантиметровых каблуках по дороге, то и дело поправляя свои короткие юбочки и пышные кудри. Это место даже не ночной клуб - в такие уголки, где властвуют потные, бородатые мужики-байкеры в наколках с вонючими сигаретами в позолоченных зубах - путь двум приличным леди заказан! И хотя отнюдь не весь контингент здесь был похож на выходцев из тюрьмы, были здесь и молодые спортивные парни, обожающие свои любимые мотоциклы и решившие попытать счастья подзаработать деньжишек, все равно здесь совсем не место для молодежи!
И тем не менее, Эйприл с взбудораженным, сияющим взглядом мигом скинула на землю полупустой, потрепанный баул, выхватив из его пустотелого нутра любимый фотоаппарат, принялась носиться вдоль крыш, ловя нужный ракурс и играясь с зумом, то и дело замирая в неудобной позе, рискуя перевеситься за край и свалиться на мостовую перед шумно спорящими участниками фривольного "забега".
Сей рассадник пороков и нарушений законодательных прав полиция давным давно обещала закрыть - как тут не воспользоваться случаем, особенно если зеленая подруга рыжеволосой проныры Эйприл любила подобные мероприятия! Ведь очень скоро эта дорога... станет просто обычной дорогой, без столь интересных деталей, когда ночью она преображается до неузнаваемости под светом разноцветных, преломляющихся о начищенные бока двухколесных любимцев, среди которых были местные городские подпольные чемпионы.
Разве это не потрясающе?

+2

3

We are on a hiding to nowhere,
We still hope, but our dreams are not the same.
And I, I lost before I started,
I'm collapsing in stellar clouds of gas.

Если бы Донателло узнал, куда Рафаэль начал ездить по ночам, он бы наверняка разобрал,  к чертовой матери, мотоцикл, над которым старший брат трясся как над китайской вазой, едва ли не облизывая его. По винтикам и шпунтикам, никакие слезные угрозы и матерная мольба не сломали бы решительность изобретателя. Потому что с тех пор, как из жизни черепашек исчезла Ниньяра, сдерживать норовистого саеносца, у которого упрямство и непокорность часто зашкаливали и срывали все мыслимые шаблоны,  стало некому. Донателло уже давно махнул рукой на тот печатльный факт, что все его скромные попытки управлять куцей черепашьей  общиной из двух упрямцев и вольнодумцев, потерпели сокрушительное фиаско, а на его гениальной голове корона лидера, которую когда-то носил сгинувший среди стен Клана Фут Леонардо, категорически не желала сидеть. Поэтому Донни был целиком  поглощен своей научной работой в мастерской, предоставив двум братьям-оболтусам практически полную свободу действий, лишь бы в разумных пределах. И хотя Микеланджело чаще всего оставался дома, поскольку не сильно любил одиночество, то Рафаэль напротив – снова как будто тяготился общества младших братьев и стремился покинуть родные стены жилища, которые все пытались раздавить нежную, как чайная роза, нервную систему саеносца.

И все же на этот раз компания братьев не доставляла Рафу дискомфорта своей шумно-нудной вездесущностью, как случалось ранее, на ферме, когда хотелось зарыть зеленую голову в траву, игнорируя полчища кротов и землероек, и хотя бы ненадолго забыть обо всем. С исчезновением хабалистой лисицы, Рафаэль не находил себе места от беспросветной скуки, что внезапно свалилась на шершавый лоб старшего мутанта. Рыжая куноичи раскрашивала его жизнь бурными всплесками, одни их ссоры чего стоили, когда все убежище ходило ходуном, а его обитатели испуганно сливались с углами, молясь всем римским богам, чтобы от этой горячей парочки ненароком не прилетело в лоб чем-нибудь тяжелым.
Дабы обезопасить братьев от своего скверного настроения, которое в последнее время случалось все чаще, Раф стал выезжать в город кататься на мотоцикле.  Скорость вообще действовала довольно ободряюще на черепашку, она всегда служила ему самым лучшим лекарством. Пока он мог управлять тем, что не поддается контролю.
В одну из похожих ночей саеносец обнаружил довольно читерское применение своему железному коню с таким мощным двигателем, который ни один человек  из живущих на поверхности не смог бы сконструировать даже при наличии больших денег. И хотя столь совершенная машина буквально лучилась нечестным преимуществом перед скромным транспортом простых людей, Рафаэля эта мелочь мало трогала.  Зато он больше не думал об этом ледяном взгляде васильковых глаз, который мог своей пронзительностью взрывать сердце.

Doubts will try to break you
Unleash your heart and soul
Trouble will surround you
Start taking some control
Stand up and deliver
Your wildest fantasy
Do what the fuck you want to
There's no one to appease

Эта великолепная майская ночь была освобождена от довольно скучного патрулирования Манхэттена, и черепашки могли заняться делами на «свободную тему».  Вернее, настоящим делом занялся, как обычно, Донателло, а Майки и Раф попросту прожигали время развлекательным бездельем.  Но если Микеланджело сегодня предпочел пригласить в логово своего закадычного друга Мондо Гекко для поедания пяти коробок пиццы за игровыми джойстиками, то саеносец снова был готов рвануть на мотоцикле в город.

Одевшись, как обычно, в любимую кожаную куртку, бежевые штаны из грубой ткани, что носят армейские солдаты, и расписные мотоциклетные ботинки, Рафаэль скептически оглядел себя в зеркало,  которое висело за дверью гардероба. Конечно, столь ненужную деталь комнатной обстановки когда-то повесила в шкаф Ниньяра, вернее, заставила привинтить Рафа для самолюбования лисы. Угрюмый мутант долго еще сопел по этому поводу, угрожая зеркалу расправой, особенно когда видел в нем свою разбитую в очередной схватке рожу.
- Сойдет, - хмыкнул саеносец своему отражению и, деловито продемонстрировав самому себе широкий оскал, удовлетворительно усмехнулся, проведя языком по краям зубов. Собственная внешность Рафа заботила мало: ему хоть Фанфан-Тюльпаном наряжаться, хоть Страшилой Мудрым. Тем не менее, для какой-никакой маскировки стоило не бросаться в глаза хотя бы одеждой, раз уж габаритами ты похож на горбатого атлета в тяжелом весе.
Дернув под курткой широкими плечами, Рафаэль уверенно прошел к выходу из комнаты, пробивая тяжелыми ботинками кирпичные циновки. У самой двери он снял пояс, в креплении которого сверкнула верная сталь любимой оружейной пары.
Затворив за собой дверь и дабы не терять более времени, ниндзя  с ходу залихватски перемахнул через лестничные перила, звучно спрыгнув прямо на первый этаж, в гостиную. Мельком взглянул на порхающего ласточкой вокруг старого дивана Майки, который активно вел подготовительный процесс  приема своего хвостатого друга. Несколько коробок пиццы возвышалось перед включенным телевизором, словно пьяная Вавилонская башня, а самая верхняя уже была открыта и источала тягучий сырный аромат. Раф не смог пройти мимо.
В один присест очутившись рядом с едой, саеносец  выставил вперед лапу и, не долго думая, схватил за хрустящую корку треугольный кусок пиццы, напичканный четырьмя видами сыра, оливками и помидорами. В ноздри ударил восхитительный запах, заставивший старшего мутанта блаженно прикрыть глаза и даже позабыть о своих недоеденных роллах в холодильнике.
- Еда, я люблю тебя! – открыв пошире рот, Раф направил туда кусок пиццы и принялся смачно жевать, наслаждаясь вкусовыми качествами продукта. – Теперь можно цвести и расцветать!
- Эй, эй, бро, полегче! – Микеланджело рассерженным воробьем мигом оказался рядом со своей картонной башней из пицц и, слившись с ней в страстном объятии, подставил жаждущему пожрать брату свой панцирь, не забыв прикрыть верхнюю коробку. Вполоборота взглянув снизу вверх не брата, он проворчал: - Сейчас Мондо приедет, чем я его кормить буду?
- Болотными комарами покорми, -  развеселившийся, было, Рафаэль тут же помрачнел от невозможности урвать еще один кусок пиццы. Оставалось лишь бросить раздражительный взгляд на Майка, которому пришлось проявить жадность, спасая еду.  – Ну и подавись, толстощекий ты засранец! – саеносец почувствовал прямо-таки детскую обиду. Да чтоб родному брату оказался важнее какой-то оголодавший парень геккон, который еще не явился даже?!  Габаритный мутант с донельзя  кислой миной едко хмыкнул и направился к мастерской, чтобы, наконец, покинуть этот бренный мирок, где все враги.
С чувством хлопнув дверями лаборатории, чем заставил задумавшегося за монитором Донателло, аж подпрыгнуть на стуле, Раф тяжелыми шагами протопал к гаражу, искоса взглянув на причудливую, полусобранную штукенцию неизвестного названия и применения, которая возвышалась на рабочем столе. Видя, что саеносец с какого-то рожна опять не  в духе, техник рискнул лишь дежурно поинтересоваться, куда это Раф намылился посереди ночи, да еще при полном параде. Не менее дежурный ответ Рафаэля, что-то вроде «Кататься!» потешил вялое любопытство техника сполна, и Донни вновь углубился в творческий процесс.

Иногда Рафаэлю казалось, что только верный мотоцикл способен понять всю накопившуюся за день горечь. Достаточно провести рукой по отполированному бензобаку и, вставив ключ в зажигание, дернуть ручку двигателя, обитой кожей. Рычание вмиг проснувшегося мотора вмиг заставило саеносца разгладить морщины на переносице и заделаться добрым дедушкой с белоснежной бородой, который до обморока любит своих внучат и беспородных собак.

Зажав кожистое сидение коленями, черепашка легким движением нацепил на себя шлем и, поплотнее захлопнув забрало из тонированного, практически до слепоты стеклом, нажал кнопку на панели, которая была вмонтирована в стену.  Ребристые двери гаража с лязгом и скрипом поднялись вверх, открывая панцирному байкеру путь в городские легенды. Мотоцикл не замедлил с ревом раствориться в подземном полумраке, оставив на прощание только две черные полосы от жженых покрышек…

***
… Здесь было особенно шумно. На широкой улице находилось какое-то немыслимое столпотворение людей, которые жаждали сгрести бабла и просто потусоваться компаниями именитых стритрейсеров. Между упакованными в различный тюнинг автомашинами и мотоциклами важно прохаживали грудастые девицы, а молодые люди бурно обсуждали участников предстоящего уличного соревнования. Да-да, это новое увлечение полностью захватило Рафаэля. Азарт от несущихся по улицам мотоциклов и машин, заруливающих в узенькие переулки на маршруте, а потом лихо удирающих от стражей закона, да при этом еще помогающих своим водителям заработать немаленькую такую сумму – что может быть милей бунтарской душе саеносца? Он активно участвовал в заездах, не страшась никаких дорог и полицейских, но при этом никогда не снимая с головы шлема. Черепашка появлялся внезапно, практически к самому началу гонки и, совершив заезд, где неизменно выигрывал, сгребал заслуженные выигрыши у подпольных букмейкеров,  прежде чем снова раствориться в ночи. Ему даже дали прозвище Призрак, от которого Раф хорохорился и раздувался, словно жирный кот.

Эта широкая мостовая, где выстроились в ряд разноцветные мотоциклы, урча и фыркая будто кони перед забегом, славилась множеством ответвлений в практически безлюдные дворы, которые могли дать определенное преимущество в предстоящей гонке и не запрещались правилами. А точнее отсутствием таковых. Но необходимо было представлять себе, куда именно выруливает очередная улочка и насколько захламлен двор городскими сооружениями в виде мусорных баков, контейнеров и маленьких магазинчиков. Ведь погоня за преимуществом на трассе может породить и проблемы, когда очередной горе-байкер, не зная дорожки, летел шлемом вперед прямо в деревянный забор, споткнув свой мотоцикл о перевернутую бочку.

Конечно, к Рафу это не относилось. Явившись на линию самым последним, он лениво наблюдал за чинно вышагивающей вдоль замерших стритрейсеров девицей, которая взмахом шелкового платка должна была подать старт. Окружающие гонщиков болельщики активно выкрикивали имена кумиров и делали ставки на победителей, надеясь, что на этот раз их деньги будут выигрышными. Правда, все знали, что против Призрака шансов практически нет.

Длинноногая королевишна уже готовилась отправить на уличный заезд десяток байкеров и даже подняла руку, сжимая розовый, в рюшечках платочек, как Рафаэль, привычно скользнув взглядом по окружающим строениям, вдруг заметил какое-то шевеление на крыше возвышающего прямо над головами гонщиков дома. А потом еще и еще. Там явно кто-то был, и не один.

Надо же. Неужели Футовцы?

Мотоциклы, наконец, рванули с места, оставив позади себя столп удушающего дыма от моторов и звенящее эхо рева. Рафаэль также дернул свой мотоцикл вперед и мгновенно оторвался от преследующих стритрейсеров, уверенно выбившись в лидеры. Но сейчас далеко не первое место интересовало саеносца. Направив свой байк в первый переулок и дав возможность группе остальных рейсеров тут же оторваться от мутанта, он спустил скорость на тормозах, пока машина не встала окончательно. Спрыгнув с сидения и прислонив верный байк к потрепанной скамейке у подъезда, Раф шагнул к пожарной лестнице, чтобы одним махом ее преодолеть и взобраться на самый верх. От загадочных теней его отделяла одна водонапорная башня, протяжная труба и пара крыш, то бишь было совсем близко.
Быстпр добравшись до подозрительного места, Рафаэль схватился, было, за рукояти сай под курткой, но его натренированный взор  вдруг отличил две женские фигурки. Опустив руки, черепашка медленно поднял забрало шлема, чтобы выпученными глазами уставивиться на Мону с Эйприл и, скривив переносицу, будто бы собирался чихнуть, ошарашено спросить:
- Эйприл? Мона Лиза? Какой лысой хурмы вы тут очутились?

+1

4

- Сейчас, сейчас, парочка фотографий перед стартом, тааак... Да черт тебя дери, подвинь свою толстую задницу в коже, я из-за тебя отличный ракурс потеряла, - беззлобно ворчала О'Нил, то и дело отнимая фотоаппарат от своей конопатой физиономии, сосредоточенно высунув кончик языка от сосредоточенности, бегая вдоль обрыва. Мона же в то время не особо разделяла бешеный энтузиазм подруги, нервно подергивая кончиком длинного хвоста, присев на корточки на углу, и внимательно, сосредоточенно вглядываясь в массивные силуэты жарко спорящих между собой гонщиков, отнимающих друг у друга деньги на выгодную ставку, потрясая в воздухе мятыми купюрами.
Мона никогда не любила большое скопление народу, даже будучи человеком, не смотря на то, что раньше ее положение в обществе обязывало периодически принимать участие в разных мероприятиях, девушка всегда держалась осторожно, а став мутантом так и вовсе старалась быть подальше от больших скоплений народу, что вполне себе разумно. То и дело тревожно оглядываясь на корпящую над своей импровизированной профессиональной съемкой качков-байкеров и их двухколесных железных "зверей", мутантка тем не менее не без внутреннего удовольствия разглядывала блестящие в свете редких фонарей, едва ли освещающих и половину "стартовой полосы" для стритрейсеров силуэты добротного мото-транспорта. Уж кто-кто, а Мона Лиза в этом кое-что, да понимала, не раз с интересом наблюдая за тем, как Донателло чинит мотоцикл старшего брата, или собирает что-то новое о двух, либо четырех колесах. Она не была механиком, и слабо себе представляла, что может просто заглянуть под корпус железного коня и с умным видом зарыться в его нутро, смело критикуя работу возлюбленного. Но все же могла осторожно поумничать насчет вместительности топливного бака, качества резины и прочих казалось бы незначительных мелочей, которые и делают эту обыкновенную и просто стремительную машину самым настоящим зверем.

Девушка со скептическим взглядом прошлась по грязно-серо-буро-малиновому "Дукати", украшенному внушительной вмятиной на передней раме, судя по всему, результате столкновения с ближайшим столбом, отдала молчаливую дань уважения весьма внушительному, тяжелому, но выносливому оникс-металлик "Харлей", классика всегда в моде, рядом с ними прижалась пижонская, цветастая "Ямаха", у которой на руле болтались талисманы удачи в виде дешевых перистых сувениров из псевдо-магической лавки старого индейца в дремучих закоулках мегаполиса.

Здесь было на что посмотреть любителю мото-спорта. Хоть она и не слишком поощряла незаконные гонки, считая, что таланты хороших гонщиков, настоящих спортсменов, занимающихся подобным делом ради азарта и преклонения перед скоростью, а не ради денег, просто пропадают в пустоте жадности их недалеких соперников.
Но любовь любовью, а лучше им все ж таки поторопится.

- Ты там скоро? - обернувшись к очередной раз сменившей свою наблюдательную позицию Эйприл, саламандра сердито зашипела, достав в очередной раз черепахофон и проверив время. Нет, ну серьезно, вот так долго бродить по крышам в паре шагов от довольно таких драчливых и непредсказуемых существ в кожанках и кривых косынках в череп и кости девушки не могли себе позволить.
- Подожди, я хочу дождаться старта! - возбужденно зашептала в ответ рыжеволосая, усевшись на бордюр и свесив одну ногу за пределы их ненадежного укрытия, крутя рукой окуляр, приближая и удаляя себе композиционную картинку, не собираясь бросать дело на пол пути. Ну отлично, ты еще свой кроссовок урони на голову тому парню в потертом ковбойском жилете, что шумно шуршит оставшейся "зеленью" прямо под ними, прислонившись широкой спиной к влажной стене здания.
Эйприл самая упертая девчонка, которую Мона знала в своей жизни.
Ящерке только и оставалось что громко, обреченно вздохнуть, да сделать пару крадущихся шагов поближе к чрезмерно увлеченной фотосъемкой О'Нил, пока та, чего доброго, совсем не выпала из реальности и серьезно, не сорвалась вниз. Осторожно потянув подругу за рукав футболки, ящерка сердито забухтела ей на ухо, словно уставший ребенок канючивший у мамаши скорое возвращение домой, - Эйприл! - подсев еще теснее, перехватив предплечье девушки перепончатой лапкой, Мона сильнее подергала вредно вздернувшую плечи школьницу, никак не желающую оставлять свой "лакомый кусочек", - Ну Эйприл! Мы подвергаем себя большой опасности, мотыляясь здесь одни. Тут конечно здорово, ты права, но мы же не можем оставаться здесь надолго. Вдруг нас увидят! Тебе то ничего не сделают, но представь их реакцию на огромную, говорящую яшерицу!
- Мона! - покорно опустив фотоаппарат на грудь, в сердцах выпалила рыжеволосая, шепотом разумеется, повернув усыпанную веснушками курносую, вредно сморщенную мордашку к бывшей студентке, - Ты говоришь как Донни! Теперь понятно, почему вы так спелись... два сапога пара... Пошли да пошли, опасно да опасно.
- Разве это плохо? Между прочим Ди самый ответственный и осторожный парень в этом дурдоме, - незамедлительно вступилась за свою вторую половинку мутантка, набычившись и надув губы.
- Из-за тебя я пропустила старт! - визг чиркнувших по асфальту массивных колес гонщиков был сигнальным звуком для запаниковавшей Эйприл, едва не выронившей свой драгоценный "кэнон" из рук - девушка мигом буквально слилась со своим фотоаппаратом, замерев изогнувшись в немыслимой, ломкой, неудобной позе, словно охотник увидевший желаемую дичь. На Лизу Эйприл больше не обращала ровным счетом никакого внимания, полностью отдавшись любимому занятию - созданию зрелищной колонки в школьной газете с пометкой "спорт".

- Это безнадежно.

А что оставалось делать Моне, когда все ее просьбы и увещевания остались без внимания, и мало того, были злостно проигнорированы?
Мутантка молча устало села рядом на приступок, свесив длиннющий хвост и ноги вниз, последовав дурному примеру подруги. Ох и зачем она вообще согласилась на эту глупую авантюру? Не нужно было мудрить. Телевизор ее вполне удовлетворял. Без всяких там рисков и зрелищ...

Грубоватый голос за спиной у мирно дожидающихся у моря погоды девушек мгновенно разбудил, как в Моне, так и в ее упертой спутнице инстинкт самосохранения - вскочив с места первой, саламандра плавно развернулась на пятках, по боевому выгнув свою змеиную конечность дугой, намереваясь залепить потревожившему их покой незнакомцу хвостом по морде - и это только начало! Эйприл тоже встала следом за ящерицей, правда не так резво, но аналогично своей спутнице, на отточенных после всего, что было с ними всеми, рефлексах, потянувшись в карман за тэссеном. Ох не повезло тому, кто сюда забрался, чтобы спугнуть пташек с их насеста! Ну... кому угодно не повезло бы. Кроме...

- Раф?! - вот уж кого они здесь не ожидали увидеть. Аналогично как и мутант-беглец!

- Могу задать тебе тот же вопрос, - первой опомнившись от нежданной встречи, после долгой, ревизоровской, затянутой минуты молчания, Мона опустила волнообразно извивающийся кончик хвоста и критично скрестила перед собой руки.
- Я хотела провести кхм... небольшую... фотосессию, - Эйприл подняла камеру на уровень глаз, уставившись сквозь глазок на зеленую морду черепашки в красной бандане, словно намеревалась сделать еще один снимок, на этот раз своего зеленого друга. И как они клуши, за глупым спором пропустили старт и Рафаэля, его знакомый, мощный, горбатый силуэт на трехцветной навороченной "Кавасаки", узнаваемой девочками из тысячи - ее литой, широкий бок с тремя полосами: черной, красной и желтой. Массивный руль и колеса сравнимые разве что с хаммером, этаким скоростным вездеходом среди мотоциклов, что позволяло юному ниндзя преодолевать вертикальные поверхности и лихо рулить по забетонированным площадкам крыш, перепрыгивая по трубам. Как такой транспорт можно было вообще не заметить?! И этого ездока, который габаритами побольше любого старичка байкера?!

- Давай поступим так. Мы никому не скажем, что видели здесь тебя, - когтистый палец саламандры ткнул в сторону притихшего парня, и опустился вниз, указывая заостренным концом себе под ноги, - А ты никому не скажешь, что видел здесь нас. Договорились?

Внезапный звонок в рюкзаке Эйприл поверг всех в ужас - тишина, витающая над тайной встречей членов общества "невезучие ниндзя и их друзья" мигом была нарушена веселой трелью заставки из мультсериала "Симпсоны". На их счастье, сейчас на месте собрания почти никого не было и... может у кого-то из оставшихся участников заезда самих была такая смешная мелодия рингтона? Так, или иначе, но на их счастье, никто даже головы не поднял.
Зато оба мутанта словно не спавшие сутками совы, с выпученными глазами неодобрительно уставились на закопавшуюся в недра баула О'Нил, невнятно бухтящую себе под нос проклятья тому, кто придумал сию неудобную вещь. как ее рюкзак, - Э... это Ирма. Ало, - спешно отойдя в сторонку, прикрывая микрофон ладошкой, Эйприл то и дело виновато косилась на друзей, едва слышно переговариваясь с Лагинштейн на другом конце площадки.

- Не смотри на меня так, это была ее идея, - фыркнула саламандра, поймав на себе тяжелый, обвиняющий взгляд до крайности недовольного парня.

+2

5

И как барышни вообще узнали про это место? Следили за ним и собирали фотокомпромат для продажи за кусок пиццы? Впрочем, вряд ли. Раф мигом отмел эту нелепую и смехотворную мысль. Да и зачем им это? Эйприл  всегда выгораживала черепашек, и в частности, горячий нрав самого Рафаэля, закрывая глаза на многие крушения и уничтожения под тяжелой рукой саеносца.

А  что насчет Моны Лизы?

Медленно переведя подозрительный прищур на хвостатую подружку Донателло, саеносец попытался выкурить на свет божий хоть какие-то следы притворства и лицемерия. Он сверлил взглядом раздражающую его саламандру несколько долгих минут, пока, наконец, не убедился, что для Моны их встреча с ним также была неожиданна, как и для него самого. В конце-концов, не Донателло же ее сюда отправил, который обращался с ней как с хрустальной фигуркой тонкой работы, боясь лишний раз пыль протереть дабы чего не перебить случайно.
— А больше ты ничего спросить у меня не хочешь, кудряшка? —несколько заносчиво усмехнулся Рафаэль, снимая шлем с головы и не особо обращая внимания на вмиг скривившееся личико саламандры. — Например, далеко ли отсюда до дома?
— Я хотела провести... кхм...небольшую фотосессию.
Ах, ну да. Помнится, Эйприл как-то рассказывала, что им в школьную газету или журнал (впрочем, какая, к лысому лешему разница) постоянно нужны интересные сюжеты и фотографии для ежегодных рейтингов между колледжами, и прилежная О'Нил, как истинный знаток, где нарыть эти самые особые сюжеты вместе с потрясающими фотоснимками, активно использовала камеру практически везде, до чего только могла дотянуться своим объективом. В о-о-очень разумных пределах, разумеется. Тайна оставалась тайной.

Поэтому увидев целившийся в него объектив школьницы, саеносец охотно принял игру. Поставив шлем на бетонное полотно крыши перед собой, он сжал ладони в могучие кулаки и, согнув обе руки в локтях, встал на манер бодибилдеров, в позу "двойной бицепс спереди". Выпрямив спину так, что грудной пластрон рельефно выступил под курткой вперед , Раф не забыл оскалить свои ослепительно белые клыки вампира, жаждущего кровяного ужина. Обрадованная Эйприл мгновенно защелкала фотоаппаратом, увековечивая шуточно-брутальный образ зеленого приятеля в свой домашний альбом, который хранился у нее в самом дальнем углу, под десятью печатями и замками. Однажды они вместе достанут его и похихикают над напускной крутостью Рафа, от которой аж стекла лопались на соседних домах.
— Достаточно, — в заключение фотосессии, юноша застыл в стойке, любовно целующего свой надутый бицепс, но едва дождавшись новых щелчков камеры, он быстро принял свой обычный вид — немного сутулый, кислый и все ему не так. Довольная неожиданным выступлением новоявленного культуриста, Эйприл с чувством абсолютного торжества убрала в чехол свою драгоценную камеру.
Зато Рафаэль явно перестал разделять приподнятое настроение О'Нил, снова устремив мрачный взгляд колючего солнца на другую участницу ночных любителей незаконного стритрейсинга. Не то, чтобы он был с Моной Лизой на гитарах и шпагах, просто подросткам так и не удалось установить между собой дружеский контакт, и они старались сохранять хотя бы какой-никакой нейтралитет в виде хлипкого перемирия. Что, впрочем, не мешало им обоим порой плеваться ядом друг в друга, словно две гадюки, выясняющие, чье это болото.
— А кому ты собралась рассказывать обо мне, Мона? - не без ехидства поинтересовался Рафаэль. — Может быть, своему всезнайке Донни? Или, еще лучше, хохотунчику Майку, которому вообще на всех по тамтаму?— отвернувшись от барышень и продемонстрировав им широкий панцирь под курткой, он подошел к краю крыши, откуда расстилался отличный вид на ярко-освещенную уличную трассу. — Что касается меня...—уперевшись руками в бетонные блоки, служившие парапетом, саеносец подставил порыву прохладного ветра свое квадратное лицо и с некоторой грустью вздохнул, понимая, что сегодня барышей ему не светит, - можешь не волноваться и партизанить дальше. Донателло ничего не узнает, - вытащив из внутреннего кармана куртки свою неизменную пачку сигарет, в которой также хранилась металлическая зажигалка с гравюрой оскалившегося волка, Рафаэль неспешно закурил, выдохнув дым в звенящее ночью небо.

Возможно, саламандра и рассыпалась бы в ехидных благодарностях, типа: «ой спасибо, ой удружил незнамо как!», да банально не успела: рингтон мобильного телефона Эйприл, донесшийся из рюкзака, заставил обе противоборствующие стороны синхронно повернуть головы к рыжеволосой подружке и уставиться на нее долгими, вопросительными взглядами. В зловещем молчании, которую нарушала лишь веселая, непрекращающаяся мелодия звонка, оба зеленокожих мутанта наблюдали персидские раскопки в глубинных барханах рюкзака О`Нил, а когда девушка, наконец, нашла телефон и отошла от друзей на разговор, Рафаэль снова повернулся к ящерице. Не нарушая молчания и поигрывая зубами сигаретой, он скрестил руки на груди и, для пущей убедительности  сгруппировав пачку хмурых морщин на основании переносицы, вперил свои укоряющие желтки в Мону, требуя, наконец, объяснить, какого лысого лешего тут происходит.
- Не смотри на меня так, это была ее идея, - конечно, ящерица тоже не была настроена на приятую беседу с чашкой какао у парящего камина в компании томика стихов Есенина, когда на тебя постоянно смотрят, как на кровного врага.
- Да хоть папы Римского, - буркнул саеносец в ответ, готовый словить поток фыркающего недовольства от Моны Лизы. – Решила снова поиграть в странствия и удивительные подвиги Геракла? Что же тебе дома-то все не сидится?
Конечно,  реакция саламандры не замедлила основательно прокатиться по всем органам чувств юноши, поминая недобрым словом всех его черепашьих родственников до седьмого колена, однако Рафаэль лишь скривил губы в презрительной усмешке.
-Теперь придется таскаться за вами как прилипший мед за Винни Пухом, чтобы вы не нарвались на очередные неприятности. Это вовсе не район пенсионерок, поливающих балконные цветники по утрам, если ты успела заметить, -возможно, защита юных барышень была бы бы крайне приятной для любой особи (самца) мужского пола, да только Рафу совершенно не хотелось изображать из себя молодцеватого гусара. Не сейчас, по крайней мере.  Минимум слов, максимум дела, желательно без лишних китайских церемоний и предупреждений.
- Только Ирма способна всю ночь решать одну задачу! – возмущенная до кончиков рыжих волос Эйприл вернулась к друзьям, с зажатым телефоном в руке, в котором уже были слышны гудки отбоя. Нажав на кнопку «паложь трубку!», Эйприл демонстративно-тяжело вздохнула. - Нужно идти к ней… Раф, - обратилась она к саеносцу, со скучным видом посматривающего вокруг своей оси, - проводишь? Тут недалеко совсем, пешком можно даже…  Насколько это применимо к крышам, конечно.
Одним сильным щелчком выкинув недокуренную сигарету куда-то в атмосферу, Раф согласно кивнул квадратной головой, не преминув, впрочем, заметить Моне Лизе:
- Учти, кудряшка, тебя я не понесу, чай не авоська с мандаринами.


Проводы Эйприл до дома Ирмы Лагинштейн несколько затянулись, даже с учетом того, что квартира закадычной подруги рыжеволосой девушки находилась в этом же районе, всего-то через несколько домов по проспекту. Героическая О`Нил добросовестно предотвратила несколько попыток начинающейся ругани и взаимных уколов в чувствительные участки мозга между ее друзьями, которые никак не желали мириться с обществом друг друга. Приходилось останавливаться, проводить штрафную, разъяснительную работу и брать клятвы с обоих, что «все, все, молчу-молчу». Лишь только после этого процессия могла худо-бедно идти дальше.
С грехом пополам доставив Эйприл до квартиры ее школьной подруги, парочка мутированных рептилий усердно затрясла тыковками в ответ на строгий наказ рыжеволосой девушки не поубивать друг друга после того, как за ней закроется дверь.
Тот факт, что ящерицу придется тоже добрасывать до ее холостяцкого чердака, Рафаэля несколько напрягал. Жилище Моны Лизы находилось довольно далеко – одной ходьбой по романтичным крышам дело не ограничивалось. «Придется везти ее на мотоцикле, едрить меня в панцирь!»  Вот только неизвестно, как долго он сможет держать свой присмиревший рот на замке, дабы не уколоть девушку в очередной раз какой-нибудь ехидной репликой. Он, конечно, не Майк, у которого язык, что рулон обоев выкатывался из широкой, белозубой хлопалки, но молча сносить обидные речи тоже не собирался.
- Предлагаю не омрачать столь фотогеничное общество друг друга какими бы то ни было разговорчиками, - разведя лапы в широком жесте, скосил на саламандру глаза Рафаэль. – Не до разборок с твоими шпильками, настроения нет, - и, несколько грубовато схватив Мону Лизу за запястье, дабы не отставала, он потащил ее за собой на то место, где оставил свой мотоцикл. Желательно отделаться от нее как можно скорее и уехать кататься, раз гонка все равно откладывается на неопределенный срок. То, что Мона совершенно не поспевала за широкими, тяжелыми шагами Рафа, его не колыхало, он уверенно пер вперед, даже не оборачиваясь на ее просьбы чуть замедлиться. Правда, иногда все же приходилось выпускать когтистую лапку ящерицы, когда стоило перепрыгивать на парапет соседней крыши. Совершив кульбит ниндзя, саеносец терпеливо дожидался на той стороне легкого прыжка ящерицы, которая по каким-то причинам не спешила покидать его недовольное общество, чтобы обрести долгожданную свободу. Едва только ножки девушки приземлялись рядом с брутальным черепахом-тумбочкой, он снова хватал загребущей лапой за запястье и упрямо продолжал свой недалекий путь.


- Приковыляли. Мотоцикл прямо у подъезда, - Рафаэль коротким жестом указал по направлению туда, где он оставил своего боевого коня, да только сделав несколько шагов вперед, вдруг замер как вкопанный. Его глаза расширились до небывалых размеров супных блюдец, а бойцовскую морду перекосило в изумлении. Непонимающим взглядом он повернулся к Моне Лизе, будто она была способна что-либо ему объяснить сейчас.

Мотоцикла на прежнем месте не было.

- Что за хрень, где он?... –  только и смог хрипло выдавить из себя мутант, невольно поддавшись вперед. – Какого вещего дьявола?...

+1

6

Вы только посмотрите на него.

Чертов позер.

- "Хорошего же мнения о своих братьях, мой дорогой," - едко беззвучно отозвалась на провокационные реплики мутанта Мона, скрестив руки на груди, встав в красноречивую и демонстративную позу, выставив покатые бедра в бок и стойко отставив ногу в сторону - не трогайте меня, я кусаюсь. Меньше всего саламандре сейчас хотелось цапаться с саеносцем, а как обычно, если эти двое оказывались в опасной близости друг от друга, а рядом не было никого, кто мог бы затушить ядерный взрыв, то ничем хорошим это не закончится. Хватило того раза с покатушками на байке, когда саламандра чуть не свалилась в адову бездну с моста. Больше они так близко не общались.
В этом не было особой нужды.
- Хах! - потеряв на секунду дар речи от возмущения, услышав столь яркие претензии в свой адрес. Это ей то дома не сидится?! Да чья бы это тут корова мычала! Гневно сверкнув золотистыми углями глаз, мутантка бегло пробежалась взглядом по массивной фигуре парня, упакованной не только в природную броню, но и в плотный кожаный наряд. По крайней мере, она тихо-скрытно просто наблюдает гонки, а не щеголяет пред чужие очи в весьма сомнительной маскировке, чтобы потешить свое эго! - Знаешь приятель, я бы тебе сказала куда тебе следует идти и в каком направлении, но думаю ты и сам знаешь. Я вот только тебя не спросила, что мне делать! - продемонстрировав черепашке ровный ряд белых зубов и острые клыки в разгневанном оскале, мутантка сделала широкий, решительный шаг вперед, чуть не столкнувшись грудью с выставленным в ее сторону локтем. Стоит тут в позе бога! В костюме, в котором в его панцирь можно пальцем ткнуть и прочувствовать весь костяной рисунок, даже напрягаться особо не надо. А его зеленую, усыпанную шрамами мину можно разглядеть сквозь темное стекло шлема, если кому-то взбредет в голову присмотреться к гонщику. Это она, значит, поиграть в "удивительные подвиги Геракла" решила, да? 

Вот только черепашку совершенно не волновало возмущение подружки его брата.

Совершенно проигнорировав недоброе рычание саламандры над ухом, парень со скучающим видом заявил, что его приятный вечер одиночества и единения со скоростью безнадежно испорчен, и теперь ему придется вынуждено исполнять роль джентельмена, провожать забредших в опасный район девушек до дома. Кажется громко, зло сопящую рядышком ящерицу Рафаэль с удовольствием оставил бы на крышах продолжать топтаться близ гоночной трассы. И к слову, Мона была бы рада такой перспективе. Ей совершенно не доставляло удовольствия иметь в провожатых такого зубоскала, как Рафаэль. Уж лучше мы как-нибудь сами! Но Лиза даже и рта не успела раскрыть с гордым отказом от сопровождения, как вернувшаяся к чуть ли не пихающим друг друга подросткам заявила, что ей надо к Ирме. - "Сами дойдем," - было собиралась буркнуть мутантка, схватив подругу за руку и утянув ее подальше с этих пресловутых крыш...
- Раф, проводишь? тут недалеко совсем, пешком можно даже...
Короткий вздох полный безнадежности отчаяния, больше похожий на стон отчаяния вырвался из порывисто взметнувшейся груди ящерки.
Издеваетесь?
С напускным равнодушием отщелкнув от себя обугленный бычок(тише Мона, тише, не вздумай его поднимать и втыкать в черепашью ноздрю - это просто напросто даже неприлично!), мутант на мгновение обернулся к саламандре, - Учти, кудряшка, тебя я не понесу, - то есть Эйприл в приоритете и ее он типа понесет? - ...чай не авоська с мандаринами.
Он точно напрашивается на окурок торчащий из носа.
Не больно то и хотелось!


Путь до гиковатой подружки О'Нил троица преодолела далеко не молча.
Как бы Моне не хотелось раз за разом после едких словечек саеносца в свой адрес как следует залепить смачную затрещину мутанту в его сладко маячивший близко-близко гладкий, покатый зеленый затылок, ящерка разумеется держала себя в руках и незамедлительно парировала словесные колкости собственными язвительными репликами. От того, чтобы покрыть друг друга впечатляющими своей замысловатостью и грубостью ругательствами их спасала только предусмотрительно вышагивающая между враждующих сторон рыжеволосая девушка. Судя по всему, Эйприл очень огорчала эта напряженная ситуация между ее друзьями. Да и устала она ворчливо затыкать чужие рты на протяжении всей дороги.
Ох что же будет, когда школьница оставит их одних!

На удивление - ничего особенного.
Им не по пять лет, чтобы вцепиться друг другу в волосы(ну если бы они были у черепах!) и кататься по площадке на верхушке высотки вопя благим матом и пинаясь коленками. Хотя все-таки, желание врезать наглому парню усилилось в разы.
- О, ну что ты, не стоит, - едко отозвалась на последнюю реплику Рафаэля саламандра, делая аккуратный шажок в сторону. Эйприл проводил? Проводил. А Мона провожать ее не просила, так что давай разойдемся по хорошему? - Я знаю дорогу домой, не хочу раздражать тебя своими "шпильками", - жеманно махнула перепончатой ладошкой бывшая студентка, одновременно с тем изобразив подобие ироничного реверанса. А мутант не зевай так и схватил плавно пролетевшую мимо его морды тонкую, девичью кисть в железную хватку. Да-да, разбежалась! Если до убежища Лизы докатиться одна лишь ее голова, а всем известна исключительная везучесть саламандры на неприятности, то страшно подумать, что скажет на это Донателло. Особенно узнав, что его упертый и вредный братишка мог сберечь все части тела его бедовой девушки, просто проводив ее до "крылечка". Ну что поделать. Вырывать ладонь - провоцировать новые скандалы и выяснения отношений еще на... на долго в общем.
Тем не менее Мона порывиста дернула руку из крепкого захвата - больно!
Дон никогда так не сжимал ее кисть, как сейчас ее стискивала лапища саеносца. Видимо для верности, опасаясь, что вредная ящерица усвистает от него по трубам, а сознайся Раф, без своего байка ты здоровенный медведь с той же грацией, хоть и лихо скачущий по крышам, да не так быстро, как могла Мона Лиза. - Э-эй... а понежнее можно? - прошипела саламандра, зло дернув длинным, гибким хвостом. Похоже ее просьба не была встречена кирпичной стеной в лице черепашки - шершавые пальцы наполовину прикрытые глянцевой кожаной перчаткой чуть ослабли, больше не оставляя грубых, рваных синяков на бледно-салатовой чешуе. И на том спасибо.
Вот что значило "нести на руках - не буду".

С кислой миной, молча поспевая за широкими шагами подростка, Мона уже внутренне смирилась с положением дел. ну... гонку они "посмотрели", Эйприл ушла к Ирме, а ей что делать? Действительно. Проще вернутся домой, и раз такое дело, упираться от помощи через "не хочу"  Рафаэля нет резона, зачем дразнить нервы подростка. - "Ладно... ладно," - уминая все конфликты с обладателем красной банданы и засунув свою гордость в самый дальний уголок подсознания, ящерка смиренно терпела то, как ее периодически хватали за локоть и тянули куда-то вперед, - " Главное потерпеть."
Запоздало спрыгнув на асфальт следом за Рафом, мягко спружинив от земли и плавно взмахнув своей змеевидной конечностью, ящерка быстро потопала за широкой спиной саносца, насторожившись его потрясенной реплике, пока не оказалась рядом с саносцем, прислонившись боком к сырой, обшарпанной стене соседнего с ними здания плечом, - Что случилось?
Задумчиво пробежавшись глазами по пустующей подворотне, меланхолично скрестив руки на груди и повернув голову к потрясенному потерей черепашке, уставилась на него в ответ - сори, а я то тут причем? - Может перепутал? - не без доли ехидства поинтересовалась у озадаченно застывшего столбом мутанта бывшая студентка, кокетливо поведя плечом, ненавязчиво отодвигая в сторонку громилу-саеносца и ступив под блеклый свет фонаря, задумчиво меряя шагами место пропажи. Или преступления? Самое время поиграть в Шерлока Холмса. Вот только курила здесь не саламандра, а нервно зарыскавший по карманам парень, решив притушить нервишки свежей сигаретой. Неужели угнали? Ох и дорогого стоило это перепуганное, напряженное лицо силача!
- У меня для тебя плохие новости, - как будто они могли быть другими. Его любимого двухколесного коня нет на месте! - Видишь вон те следы на выезде из переулка? - указала большим пальцем себе за спину Мона, обратив внимание мутанта на грязные, широкие следы чужих шин, не достигающие до того места, где стоял мотоцикл, - Похоже твой байк эвакуировали. Они будут звонить владельцу транспорта и требовать оплаты штрафа, а знаешь что это значит? - поставив многозначительную паузу, девушка уперла руки в бока, взирая в упор на округлившиеся грязновато-желтые глаза юноши, - Они будут звонить скорее всего Дону, поскольку, как я понимаю, он ответственен за твой мотоцикл, если с тем что-то случится. Ну и как? Тебя же не пугает перспектива того, что твой брат узнает о твоих, прости, наших ночных похождениях. Он утрясет это дело. Или ты все же хочешь вернуть свою машину до того, как твои спортивные увлечения станут известны всему убежищу? - коварно склонила голову на бок мутантка, кривя полные губы в игривой ухмылке. - Я знаю где она...

+2

7

Рафаэль выглядел не просто растерянным, его буквально трясло от накатившей паники, которая успешно чередовалась с приступами ярости, вспыхивающей с каждой мыслью об утраченной собственности. Кто-то увел МОЙ мотоцикл! Кто-то посмел его ТРОНУТЬ! Этот неизвестный "кто-то" однозначно подписал себе смертный приговор за такое вопиющее кощунство!
Но довольно импульсивная вспышка гнева быстро сменилась новым страхом, который буквально ворвался в сердце саеносца, заставив того похолодеть до самых узоров на панцире: а вдруг он теперь никогда не найдет свой мотоцикл? И что тогда делать? Снова клянчить у Дона собрать заветную машинку со всем обвесом? Наибольшая вероятность, что добродушный изобретатель на сей раз откажется в целях безопасности брата-сорвиголовы, как бы тот ни божился и сыпал клятвами...
А ведь, помнится, Донателло как-то предлагал вмонтировать в столь горячо любимый саеносцем мотоцикл датчик слежения GPS, ну чтоб на всякий случай. На что Рафаэль с опрометчивой самоуверенностью заявил, будто не найдется на всем белом свете самоубийцы,  который осмелится даже пальцем тронуть ЕГО байк, не говоря уже о такой наглости, как угон. Да и не оставлял черепашка байк там, где он легко мог бы попасться на глаза. Можно только догадываться, какое впечатление произведет на случайного прохожего столь необычный мотоцикл на вполне обычной, фирменной раме от "Кавасаки".

Ну вот и получай, фашист, гранату. Доездился...

- Может, перепутал?
Как бы ни был ошарашен саеносец внезапным исчезновением транспорта, это не помешало ему огрызнуться в ответ Моне Лизе, которая почти сочувственно, хоть и с нотками иронии поинтересовалась о правильности адреса, куда они прибыли:
- Я что, похож на идиота?
Хм... Риторически, вам не кажется? К счастью, у девушки хватило ума благоразумно удержать на языке столь изнывающий смешок "да" и не провоцировать черепашку на очередную ругань. Рафу явно было не до шуток сейчас. Он даже не отреагировал на довольно фамильярное, хоть и едва уловимое движение плечом Моны, лишь в задумчивом молчании чуть подался назад, пропуская девушку. - Что ты там решила вынюхать? - безо всякой надежды спросил он, ожесточенно выхлопывая по карманам заветную пачку курева, дабы вновь обрести хоть какое-нибудь самообладание. Найдя прямоугольную коробочку в одном из внутренних отделений, саеносец зубами вытянул  сигарету, пребывая, однако, в таком напряжении, что смог зажечь ее лишь с третьего раза, мысленно прокляв заевший механизм зажигалки. Выдохнув терпкий дым, Рафаэль почувствовал себя чуть лучше, но этого явно было недостаточно, чтобы привести нервы в более собранное состояние. Он снова затянулся и с некоторым интересом принялся следить за манипуляциями Моны Лизы, решительно недоумевая, что она там все надеялась узреть. Ясно же, как божий день: угнали! Неужели воры такие кретины, чтобы оставлять хоть какие-либо следы?
Когда Мона, закончив свое смехотворное "расследование", выпрямилась и начала излагать, саеносец только иронично хмыкнул. "Плохие новости"? Барышня решила еще и посмеяться над горем черепашки? Хотя лицо саламандры оставалось вполне серьезным, без всякого намека на глумливость.
- Ну? - коротко выдохнул дымом Раф, недоверчиво насупившись. Повернув голову и бросив свой тяжелый взгляд на асфальт по указанию девушки, саеносец действительно обнаружил свежие, рваные борозды с фигурным рисунком шин. - Что это еще за хрень? - уже достаточно, чтобы начать удивляться и задаваться вопросом: а какого хитрого лешего оно было здесь, рядом с оставленным мотоциклом? Однако, от следующих выводов Моны Рафаэль чуть не проглотил догоравшую сигарету. Дернувшись всем телом, он резко повернулся к ящерице и так вылупился на нее своими желтыми глазами, едва не лопнув от напряжения. -Ты сказала эвакуировали? - саеносец принялся слушать ее с все возрастающим охреневанием, но когда она закончила, все же смог взять себя в руки, хоть и не без труда. Ведь эвакуация еще не угон, верно? В Нью-Йорке довольно часто так наказывали злостных нарушителей правил парковки, отгоняя транспортное средство на штраф-стоянку до выяснения личности владельца, чтобы предъявить неудачнику штраф. Другое дело, что черепашка и думать не думал о такой перспективе, когда его пижонский мотоцикл в сверхчеловеческом обвесе обнаружит бродячий эвакуатор. Примерно все это и озвучила ему Мона Лиза, не постеснявшись еще и съязвить. Этой шпильки Рафаэль пропускать уже не стал.
- Нечего мне тут угрожать, кудряшка, - мрачно покосился на саламандру Раф. - Как ты себе представляешь регистрацию черепашьего мотоцикла, а? "Я, Хамато Донателло, имею в собственности транспортное средство класса А... - для роста запрыгнув с ногами на скамейку около подъезда, саеносец свел свои безразмерные мотоциклетные ботильоны вместе и чуть сгорбил плечи, крайне коряво изображая младшего брата. Оттопырив указующий перст и томно прикрыв глаза, он неуклюже взмахнул лапой, снова искаженно забасив: - …передаю руль управления в надежные лапы старшего брата Хамато Рафаэля, который обязуется мыть и чистить двигатель каждую пятницу!" Так что ли? - закончив гримасничать, черепашка расправил плечи и спрыгнул обратно на землю, снова воззарившись на девушку с чувством скептицизма. - Байк вряд ли зарегистрирован, никто никому штрафы слать не будет. И о наших похождениях никто не узнает, - подытожил мутант, доставая новую сигарету. - Так что не надо тут мышиного шантажа, Мона.
Надо отдать должное саламандре - за всю гротескную пародию Рафаэля на ее возлюбленного она и мышцей не моргнула, лишь иронично приподняла одну бровь, оставаясь в той же позе.
- Ты в этом уверен? На дворе двадцать первый век, все возможно через простейший взлом базы данных. Я думаю, тебе не стоит лишний раз напоминать, кому из вас это под силу. Даже идти никуда не нужно. 
Едрить его в панцирь... То-то Раф никогда не задумывался, почему его воистину сумасшедшая езда доселе сходила ему с рук. Явно не обходилось без вмешательства Донателло, обеспокоенного за безудержную страсть брата к скорости, и который лихорадочно подчищал электронные протоколы о всевозможных нарушениях экстремального гонщика,  давно уже продавшего свой инстинкт самосохранения за литр бензина.
- Ну...предположим, - нехотя согласился с довольно весомыми аргументами Раф. - Дальше-то что?
То, что сейчас выдала ему девушка, вновь заставило Рафаэля позабыть обо всех своих переживаниях по поводу пропавшего мотоцикла и уставиться на нее очередным ошалелым взглядом, стиснув сигарету зубами с такой силой, что едва не перекусив ее пополам. Ящерица, похоже, бредит. Или это новая, хлипкая попытка заставить Рафа что-нибудь сделать в собственную угоду. Например, повилять хвостом от счастья.
- Да что ты? И где же она?
Он не поверил своим ушам и какое-то время в некотором отупении просто пялился на саламандру, изумленно хлопая глазами . Но в отсутствие других версий все же кивнул, признавая за Лизой ее возможную правоту.  Шагнув из-под тусклого света уличного фонаря в темноту, Рафаэль ухватился рукой за перекладину пожарной лестницы, которая свешивалась прямо под тем местом, где еще недавно гнездился мотоцикл саеносца. Обернувшись на ящерицу, черепашка не удержался, чтобы вздернуть губы в ироничной полуулыбке:
- Ну же, мисс Марпл, давайте тряхните сединами и укажите нам верное направление!

Как признанному силовому центру, Рафаэлю никогда не доводилось принимать важные, стратегические и тактические решения. Основное и главное у него решение на все случаи жизни - это бить морду самым разнообразным врагам, сколько бы их там ни было, не разменивая свои мозги на скрип от задач. Для подобных задач существует Леонардо, который, правда, в данный момент погряз в пучине предательства, и Донателло, чей многогранный ум со скоростью проснувшегося компьютера составлял масштабные карты всевозможных исходов любой проблемы.
Поэтому Рафаэль, оперевшись руками на гранитный парапет городской ратуши, где они очутились, несясь по горячим следам эвакуатора, повернулся к стоявшей рядом с ним саламандре и спросил, недовольно нахмурившись:
- Ну и что теперь, гений чердачного пятачка? На приступ идем брать?
Саеносец недаром сейчас язвил, переводя взгляд то на Мону, то на небольшое здание внизу, где, по заверению Лизы, находился байк. Вряд ли полиция, третий участок Манхэттена, была готова к радушной встрече двух зеленых монстров.

+2

8

Почему она не удивилась столь театральному поведению  раздосадованного, да чего уж там, определенно перепуганного саеносца. Иронично уставившись снизу вверх на мутанта, саламанда с коротким вздохом уперла руки в бока - наивная черепашка. То, что у тебя в кармане кожаной куртки отсутствуют водительские права и страховка, не значит, что транспорт, аналогично водителю, должен привлекать внимание не только своим экстравагантным видом, но и, допустим, отсутствием номеров. Рафаэля явно не колыхали такие нюансы - парня интересовало только, насколько быстр его двухколесный монстр, он мог неплохо разбираться в запчастях и заботиться о том, что его детка блестела и переливалась в лунном свете, словно ограненный алмаз, часами полируя ее в гараже, мог не забывать "кормить" свою "Кавасаки" по расписанию, но бумажная волокита и проблемы оформления мотоцикла, чтобы он не выглядел как угонный, это явно не для него. И, кажется ее краткий, лаконичный ответ на чисто мальчишеские кривляния, подействовал отрезвляюще, заставив подростка нервно закусить чадящий в его зубах окурок, уронив себе под ноги горку пепла. Что, готов уже проглотить свою сигарету?

Полные губы мутантки растягиваются в ехидной ухмылке - а верить не хотел, дурачок.
- Двигаем в ближайшее полицейское отделение, отсюда в паре кварталов в южную сторону, если я правильно помню разделение города на участки, скорее всего твой байк там, - она замолчала, наблюдая за тем, как громила с кивком поспешил приблизиться к стене пятиэтажки, цепляясь широкой лапой за одну из перекладин старенькой, ржавой лестницы, даже с каким-то непривычным благодушием приняв слова подружки своего брата. Похоже ради любимой машинки саеносец готов был раскурить с девушкой трубку мира, и позабыть о старых обидах, лишь бы мутантка помогла ему справиться с этой проблемой. Раф не был дураком, да он грубоват, хамоват, тот еще зубоскал и язва, но при этом парень прекрасно понимал, что ящерица сейчас ему не враг, знающая город и все мирские правила с пеленок бывшая студентка, определенно полезный кладезь знаний, сейчас, она была в чем-то даже нужнее, чем брат-умник, оставшийся за кадром.
- А не отстанешь от старушки? - коротко хмыкнула на очередную язвительную реплику черепашки Лиза, стремительным прыжком взлетев на пару ступеней выше повисшего на лестнице Рафаэля, коварно поглядывая на него желтыми угольками глаз и качнув длинным хвостом. Да, если ее не тянуть за руку, саламандра побыстрее грузной тумбочки-саеносца будет, так что как бы не отстал, - Я подожду если что, - жеманно махнула перепончатой ладонью мутантка, прежде чем юрко исчезнуть за ребром крыши - только подросток и видел над своей головой мелькнувший острый кончик змеевидной конечности девушки, со свистом рассекающий душный, ночной воздух.

На самом деле саламандре ой как не хотелось оставлять мотоцикл обладателя красной банданы как есть, хотя можно было бы "за все хорошее" скривить гримасу, что, сам растяпа, сам распутывай, и вообще я домой хочу. И вовсе не потому, что ящерка боялась разбалтывания их с Эйприл маленькой тайны, нет тела - нет дела, это во-первых, и во-вторых, Раф далеко не трепливый парнишка, опасаться за свою маленькую тайну в принципе нечего. Это были исключительно проблемы главного мускула команды. Кроме того, что Донни очень разозлиться на брата, опять будет грандиозный семейный скандал, а братья и так периодически нет-нет, да грызлись между собой... ей просто было его жалко. Да, жалко. Сейчас не тот период, чтобы бросать кого-либо из братьев в беде, не смотря на все, что между ними было. Да, и не смотря на тайные опасения, что этот громила "случайно" спихнет порядком доставшую его барышню с крыши, в открытый мусорный контейнер.

К счастью, всю дорогу Рафаэль, или держал себя в руках и был как никогда сдержан, или действительно доверился своей хвостатой спутнице, полагаясь на ее житейский опыт и светлую голову. И так, к слову, не держась за ручку, словно школьники идущие в первый раз в первый класс, они это не малое расстояние преодолели гораздо быстрее, чем топали от проулка до отказа набитого стритрейсерами. Грациозно преодолев пару последних пролетов между домами, парочка резко затормозила на самом краю, молчаливо уставившись на продолговатое, белое здание дорожной полиции, расположившееся в тупике вычурным фасадом на улицу, в старом, музейном стиле с толстыми колоннами и резными дверями, над которыми синим по белому гордо висела глянцевая табличка: "NYPD". Удобное расположение с широкой дорогой и массивными, раздвижными воротами, пропускающими на территорию участка эвакуационный транспорт и тяжелые, синие мопеды штрафовщиков. Задержав пристальный взгляд на красных "глазках" работающих камер, расположенных по обе стороны от прямоугольника въезда, Мона молча повернула голову к замершему рядом мутанту, не долго напряженно обдумывая достойный ответ. Рафаэль явно ждал от нее... указаний? Если не указаний, то как минимум, дельных предложений по вызволению "милой маленькой машинки".

- Так... Давай подумаем, - опустившись на низкий бордюрчик, саламандра запустила руку в карман куртки, достав мирно "спящий" глубоко в ветровке черепахофон. Экранчик послушно мигнул, разворачивая обширное меню своих возможностей, - Для начала неплохо бы удостовериться, что мотоцикл действительно там, - не глядя ткнула большим пальцем себе за плечо девушка, низко склонившись над аппаратом связи, увлеченно тыкая когтистыми пальцами по экрану и кнопкам, - Где-то тут Дон загружал карты и планы общественных зданий, административно... ааа... вот, кажется нашла. Это программа на случаи эвакуации. Хотя, тут даже есть планы вентиляции. Такое нам точно пригодится. Смотри, - повернув телефон к напряженному, сгорбившемуся рядом подростку, Лиза с серьезным видом ткнула когтем в центр подсвеченного квадратика с расплывчато мигающей на нем схемой, - Это план этого участка. Внешний уровень. Вот штраф-стоянка, нам надо сначала туда. А вот эти зеленые галочки - камеры видеонаблюдения. А вот тут, мы и зайдем, - жестом увеличив картинку, с довольной ухмылкой покачала черепахофон мутантка, - Отсюда, думаю, мы сможем увидеть твою красавицу, и тут слепая зона по периметру камер, мы в стелс-режиме. Пошли, - сунув аппарат обратно в карман, мутантка аккуратно спрыгнула вниз, приземлившись на прижавшийся к обочине разлапистый мусоровоз, оказавшись у него на крыше. А затем уже кузнечиком соскочила на асфальт.

Их ждал забор. Высоченный, глухой забор без единой дырочки.
- Подожди секундочку, - и снова выудив свой "на все случаи мини-компьютер", Мона щелчком настроила фотосъемку, наведя окуляр на угрюмого парня. Тот, в свою очередь, недоуменно клипнул желтыми глазищами, судя по всему не собираясь снова позировать в позе бога находчивой ящерке. Заметив его подозрительную мину, Мона коротко хихикнула, - Не бойся, снимать буду не тебя. Нагнись ка и подсади меня!
Дождавшись, когда мутант послушно опустится на одно колено, выпятив вперед плечи и покатый панцирь, предварительно приспустив кожаную куртку на пояс, чтобы девушке было удобнее стоять на шероховатой поверхности карапакса, Мона легко запрыгнула на парня сверху, приподнявшись на цыпочки и ловя фокус своим карманным фотоаппаратом, - Не возись ты там так, я же сейчас свалюсь! - шикнула на приятеля Лиза, отчаянно вытянув руки над головой, пытаясь поймать нормальную картинку.

+2

9

Рафаэль задумчиво скользил хмурым взглядом по машинам черно-белой расцветки, выстроившимся ровным рядом перед главным входом в здание полицейского участка. Две или три из них уже готовно моргали красно-синими лампами сирен, ожидая команды водителей выехать в ночной патруль. Немногие сотрудники в голубой форме еще показывались у сонного подъезда здания, лениво волоча очередного воришку, покусившегося на кассу колбасного магазина, или устало отбывая на законный отдых до утренней выемки мозгов шефами участка. По сути, полицейских внутри должно оставаться не так уж и много - в основном, дежурные.
- Ну что там, кудряшка? Долго нам еще изображать скульптурных фей в виде элементов дизайна ратуши? - словно вынырнув из подводной лодки, саеносец нетерпеливо моргнул глазами и, пристально уставившись в светящийся прямоугольник экрана черепахофона Моны, довольно низко склонил голову, едва не стукнувшись носом о макушку саламандры. Однако чем старательней мутант пыжил многозначительную сосредоточенность на морде, пытаясь изобразить эмоцию "я-в-теме", тем с большим раздражением осознавал, что он ни черта не в теме и понятия не имеет о дополнительных встроенных функциях черепахофонов, которые позволяют загружать различные базы данных, моделировать нужные объекты в ЗD-формат и воспроизводить схемы легкого вязания на тройной спице. Или это только у Моны такая аппаратная привилегия, как у особы, наиболее приближенной к императору изобретателю?

Впрочем, какая, к панцирной бабке, разница. Рафаэль все равно был дремуч и далек от всяких изощренных компьютерных манипуляций, предпочитая лишь базовый набор знаний из разряда "О'кей, Гугл" и симулятор чайника. Поэтому не скрывая презрительного скепсиса на исполосованной шрамами морде, саеносец скрестил на пластроне руки и, в знак протеста отклонившись от увлеченной саламандры, присоседил мощную задницу на край парапета, довольно небрежно закинув нога на ногу.
Он не мешал Моне заниматься телефонной археологией и совершать раскопки нужных им скелетов карт и планов, лишь изредка иронично похмыкивая да мрачно похмуривая надбровные дуги, измывая от желания обрушиться всем пастбищем Халков на это жалкое обиталище стражей порядка, посмевших забрать у него любимую игрушку. Даже если мотоцикла там вовсе не окажется

Услышав от ящерицы столь магическое слово "смотри", Рафаэль ошпаренно вскочил с места, чтобы снова вперить свои напряженные, канареечные очи в развернутый к нему дисплей телефона. Свесившись над миниатюрной фигуркой девушки квадратным медведем-шатуном, черепашка прищуренно разглядывал возникший на экране инженерный план полицейского здания, вполуха слушая негромкий голос Моны, которая проводила довольно уверенный инструктаж столь  вероломного хищения оштрафованного мотоцикла. Стоянка эвакуированного транспорта была сравнительно небольшой и, по идее, поиски железного коня саеносца не должны занять много времени, даже если сразу ничего не обнаружится, и им придется углубиться внутрь на свой страх и риск. Однако вспышка отображения многочисленных зеленых галок видеокамер, которые были навешаны на каждом шагу по всем квадратам, треугольникам и трапециям, заставило и без того угрюмое настроение саеносца скатиться под самый нижний уровень земного ядра.
- Едрить в жухлый хвост, сколько камер!  - сердито скрипнул зубами Раф, в нервозе теребя одной рукой отклеившуюся обмотку от рукояти сай.- Придется с ними повозиться...
Впрочем, как бы система видеонаблюдения полицейского участка ни смахивала на лучшие традиции съемок голливудских киностудий, от бдительности юной студентки не укрылись огрехи  расположения оборудования. Это  внушало надежду добраться до мотоцикла бесшумно и незаметно и даже постараться выкрасть его без особых проблем... если, конечно, Рафаэль сумеет обуздать свою воинственную вспыльчивость и не станет рвать на груди тельняшку с всемогущим ревом монстра, готового сравнять с землей небольшой мирок стражей закона.  Надо отдать ниндзя должное - он и сам прекрасно понимал, что не место и не время демонстрировать свою бесшабашную крутость на все времена, если хочет прямо сегодня увидеть свою скоростную "крошку", а не рассказывать грустную историю Донателло о сгинувшем байке. Поэтому Рафаэлю оставалось коротким кивком обозначить свое согласие с предложением Моны, всцело отдавшись ее ненавязчивым распоряжениям, хоть и, чего греха таить, это ему не особо нравилось. Однако других разумных идей у юноши все равно не было, как бы старательно он не фукал и кривил рот в скисшей гримасе. Он даже воздержался от каких-либо скептических комментариев, лишь повернулся мордой к великолепию огней ночного города и, поставив широкую ступню в мотоциклетном ботинке на край карниза, оттолкнулся ею, чтобы сгруппировавшись в сальто бесшумно спрыгнуть вслед за Моной.

Несмотря на довольно внушительный вес, черепашка приземлился на крышу мусоровоза бесшумней, чем сдутое перо от подушки, согнув ноги в коленях для смягчения удара о металлическую кабину. Привычно скользнув настороженным взглядом сквозь белые бельма боевого режима, завесившие глаза, Рафаэль чуть прогнул спину, чтобы ухватиться широкими ладонями за край машины и, взмахнув концами потрепанной кроваво-красной банданы, совершил аккуратный кувырок через голову, чтобы также бесшумно соскочить на асфальтированную площадку, к Моне Лизе прямо перед высоким забором полицейского участка.

- Все? Расходимся? Или соорудим таран из ближайшей березы? - задрав голову на самый верх бетонированного ограждения, Рафаэль почесал подбородок, прикидывая свои силы по преодолению столь внезапного препятствия. Для обычного прыжка забор все же был несколько высоковат и здесь крайне пригодился бы крюк ниндзя, который, конечно, сонно храпел дома под гамаком, придавленный гантелей в пятнадцать килограммов. Впервые черепашка пожалел, что в отличие от Лео, никогда не имел привычки таскать его с собой, абы "на всякий случай". - Э-эй! Давай как-нибудь без увековечивания моей персоны рядом с прекрасным кирпичным пейзажем, Мона, - заметив наведенный на него телефон якобы для фотографирования, саеносец немедленно вскинул кулаки перед зеленой мордой, скрещивая запястья в защиту своей огуречной физиономии. Когда саламандра со смешком развеяла мнительность Рафаэля, убедив того, что его надменная, дутая квадратом рожа нахрен не сдалась для обложки завтрашней бульварной прессы под громкими заголовками, черепашка с напускным облегчением опустил руки и краем глаза покосился на Мону, скептически пробухтев ей в ответ: - Ну и подумаешь... А поклоны асфальту тоже входят в экскурсионную программу для начинающих налетчиков?

Чтобы саламандра не скользила когтистыми ножками по черной коже куртки, Рафаэль расстегнул молнию до самого конца и быстро спустил свою байкерскую кожанку с широких плеч, обнажив литые, железобетонные мускулы, которые он тщательно и ежедневно наращивал, тягая штангу или рассекая водные километры по сточным трубам. Затем он, мысленно проклиная низкорослость нынешних мутированных студенток научных лабораторий, приложил колено в пафосном щитке к асфальту и, согнув в локте руку, выставил ладонь тыльной стороной вверх на манер импровизированной ступеньки живой лестницы. Дождавшись, пока Мона вскарабкается ему на шею и устроится там в стойке бамбука, саеносец, аккуратно обхватив лапами ступни девушки для надежности, медленно встал с колена, вытягиваясь во весь свой рост. - Да ты весишь легче, чем комиксы Майка! Ты хоть муравьями-то питаешься? Или что там у вас, ящериц, в аквариумном меню?
В ожидании вердикта Лизы Рафаэль, замерший как тысячелетний истукан в поле, снял одну руку с изящной девичьей щиколотки, чтобы неспешно вытащить из внутреннего кармана пояса запасную пачку сигарет. Поддев большим пальцем под днище коробки, мутант одним негромким щелчком выбил из недр картона часть сигареты, прямо по границу фильтра, и зажав ее зубами,  извлек табачное изделие целиком. С запасной зажигалкой, что хранилась у Рафаэля в соседнем кармане широкого пояса, дело обстояло куда проще, и уже через какие-то доли минуты, Раф с наслаждением задымил ленивым паровозом на курорте, выдыхая клубы едкого дыма в ночную прохладу. Придерживая другой рукой шустрящую на верху забора Мону Лизу, саеносец аккуратно облокотил панцирь об бетонное заграждение полицейской стоянки и, дернув уголки губ в ироничной полуулыбке, негромко поинтересовался, выпустив в воздух облачко белого дыма.
- Эй, на орбите! Что показывают твои портативные приборы, кудряшка? У нас есть хоть какой-нибудь шанс?

+1

10

Когда Рафаэль снова зашевелился где-то внизу, отчего мутантка чуть не выронила черепахофон от волнений своего "приступка", Мона снова с недовольно сморщенной миной посмотрела вниз, на невозмутимо поднявшегося с колен парня, придерживающего ее ноги. Теперь ящерка была похожа на суриката, выглядывающего из скрытной норки посреди поля. Фактически, она могла бы теперь просто перешагнуть через ограждение... если бы на нем не было колючей проволоки, - Сочту за комплимент, - полные губы саламандры дрогнули в слабой ухмылке, и девушка снова обратила взгляд на открывающуюся ее виду стоянку. Как бы не заметили, - Я ем черепашек. На завтрак, обед и ужин. Не шевелись, я фокус поймать не могу. - Отмахнувшись от медленно уползающего вверх дымного облака, мысленно ворча на сию пагубную привычку здоровяка и его бесстрашие, не побоялся поиграть в индейца, посылающего дымовые сигналы собратьям... или полицейским, Мона осторожно переступила на широком, накаченном мужском плече, чувствуя себя и впрямь крохотной пташкой, этаким попугаем на погонах старого пирата, - Тихо тихо... Кажется я его вижу. Замри, - едва слышный щелчок, оповещающий о захваченном кадре панорамы, секундная вспышка и саламандра осторожно опускается вниз на корточки, неловко свесив длинный хвост по выпуклому панцирю до самой земли, а затем так и вовсе усаживает свою увесистую пятую точку на чужие плечи. Кажется у Рафа здесь с лихвой поместилось бы еще две Моны, как минимум...
Ни слова ни говоря, Лиза пихнула парню в нос свой телефончик, с видом абсолютного победителя - на продолговатом экране во всей красе от колеса до колеса сияла в свете фонарей освещающих площадку с арестованным транспортом его малышка "Кавасаки". То, что этот байк принадлежал саеносцу не оставляло никаких сомнений. Просто ни один мотоцикл в мире не надумает сделать рамы с рисунком характерных многоугольников черепашьего панциря. Да и типичная для выпендрежного юноши страсть к понтам "больше, сильнее, быстрее" не могла не бросаться в глаза.
- Шшшш, спокойно, - фамильярно шлепнув перепончатой ладонью по зеленой, гладкой лысине едва ли не запищавшего от восторга (моя, родная, крошка, детка, здесь, я нашел тебя!) обладателя алой маски, ящерка проворно соскользнула с его плеча на асфальт, и деловито уперла руки в бока, дерзко взирая на своего приятеля сквозь туго закрученные пряди челки.

Итак, пункт первый по плану они выполнили - искомое найдено, осталось только серьезно подумать, как его оттуда достать. Ведь саеносец кажется был на грани того, чтобы кантовать несчастный "кавасаки" через забор. Крепость казалась совсем уж неприступной. Конечно, хоть и транспортная, но полиция Нью-Йорка, чай не старое, никому не нужное складское помещение, или  сгоревшая фабрика.
Проникать в запретную зону - наше все. Не с этого ли началась ее история?

Глухо хмыкнув, Мона несколько секунд молча рассматривала забор и виднеющуюся за его линией  крышу белого здания, прикидывая в уме, как им поступить. Она не могла похвастать самым блестящим умом в команде, это далеко не ее место, но и она "кое в чем шарит". Протянув руку трепетно обнимающему в тоске телефон Рафаэлю, Мона вернула себе свой черепахофон и вновь закопалась в пестрые схемы и планировку центра, занавесив экран от нервно переступающего на месте подростка своими волосами, - План такой... Здесь перепрыгиваем туда, меньше риска, - ткнула большим пальцем в сторону штраф-стоянки ящерица, - Чтобы выкатить отсюда мотоцикл, нужно отключить систему защиты. А еще забрать ключи, снять замок. Строку регистрации эвакуированного транспорта тоже желательно убрать. Чтобы все это сделать, нам надо проникнуть во внутрь, знаешь что это значит? - яркие, округлые "лимонки" вперились в настороженные, прищуренные глазищи в обрамлении бахромы багровой банданы, пересекающей широкую физиономию поперек. Видимо перспектива нарушения одним махом кучи уголовных кодексов мутанта ничуть не смущала, - Вентиляционные шахты этого строения достаточно широки, чтобы туда смог пролезть человек среднего телосложения. Где-то шире, где-то уже. Придется лезть. Сначала ключи и информационный отдел со списками. Затем вырубим свет, обесточим здание и автоматическую блокировку ворот. У нас будет минут пятнадцать, пока они или будут искать причину неполадки - или заработает аварийный генератор, - замолчав, мутантка убрала аппарат связи с развернутыми планами в карман джинсов и отряхнула ладони, приготовившись к дальнейшему шагу их маленькой спасительной операции. В чем то ей даже нравилось чувствовать себя такой... полезной что ли. Чаще всего именно Мона являлась источником проблем, и спасать приходилось ее. А в ином деле ее не особо допускали до столь опасных приключений... если только случайно. Дон бы, наверное, сейчас был бы одновременно и горд своей находчивой девочкой, и одновременно страшно зол на нее - ну куда ты лезешь, ну зачем, зачем тебе это. Вдруг увидят, вдруг поймают. Не следует идти на поводу у Рафаэля с его слепой любовью к своему навороченному байку. Умник бы нашел способ разрешить это дело и без таких жертв.
Но... что плохого в том же желании помочь? И, допустим, попытаться научиться ладить друг с другом?

- Окей? Давай, подбрось меня, я перепрыгну.
Широкие лапы саеносца беспрекословно сложились в замочек, напрягая бугристые мускулы, от которых едва обмотка на запястьях не лопалась. Один резкий рывок, и саламандра со свистом разрезав воздух змеевидной конечностью, прыжком через голову, растрепав уложенные в хвост кудри, плавно приземлилась на одно колено по ту сторону ограды, даже не коснувшись крученой, шипастой "защиты" по верху и пальцем. Бегло осмотревшись по сторонам, ящерка тут же заметила старую, мятую коробку из под баночного пива, прямо с парочкой пустых тар. Стражи порядка тут так расслабляются? Очень мило.
Не глядя вытряхнув ее содержимое, мутантка подскочила перед гладким ограждением, хлопнув сложенную вдвое картонку на колючую проволоку сверху. Рафаэлю так просто не перескочить. Придется сигать через забор опираясь о его ребро. Не за колючки же лапами хвататься, верно? - Поторопись там, не копошись.

+2


Вы здесь » TMNT: ShellShock » IV игровой период » [С4] My hopeless opus