Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » IV игровой период » [С4] Knock, knock, you about to get SHELL SHOCKED!


[С4] Knock, knock, you about to get SHELL SHOCKED!

Сообщений 11 страница 20 из 38

1

https://i.gyazo.com/164b51d2dff1ffdb36fafd0a50ba60f2.png


Участники: Alopex, Michelangelo (первая половина отыгрыша), далее A.Rene, Leonardo, Donatello, Raphael, Mona Lisa
Место и время: спустя несколько дней после событий вот этого эпизода
Краткий анонс:
...вот так-то оно и случается в жизни: сперва вы готовы порвать друг друга на мелкие кровавые лоскуты при встрече, а теперь и дня друг без друга прожить не можете. Кто мог знать, что однажды злобная и безжалостная наемница Клана Фут окажется самым преданным союзником Братства Хамато? Правда, подлинное доверие еще только предстоит заслужить, но это дело плевое, особенно, когда тебе помогает сам доктор Алонсо Рене — профессиональная сваха, непревзойденный тамада и опытный семейный психолог в одном огромном зеленом флаконе.

+3

11

Иногда Майку казалось, что когда он танцует, мир замедляется, становится вялым, ленивым... сонным. Он и жил собственно такой жизнью - неугомонной, стремительной, эдакий крошечный оранжевый вихрь мелькающий по подземному убежищу  то тут, то там. И Братья всегда в замедленном режиме: Дон неспешно крутит отверткой очередную деталь раздолбанного компьютера, которому давно пора на свалку, Рафаэль тягающий штангу, которая того и гляди треснет пополам, или придавит шумно отдувающуюся черепашку, и, наконец, Леонардо - если они не были на тренировке, что проходило обычно коллективно в полном составе, Лео вообще мог часами, безо всякого движения уходить в свою нирванну едва ли не бурча многозначное "омм" себе под нос. Микеланджело просто физически не мог так жить. Той размеренной жизнью, что предпочитали его братья, их устраивало степенное течение времени и событий вокруг себя. Иногда разве что Рафаэль, в своем, агрессивном стиле, срывался с этой вялой текучки, и Майкстер искренне радовался таким моментам. Скука это не то, когда делать нечего - скука, это когда тебя окружают скучные личности. И порой парень чувствовал себя ну просто в Королевстве Скуки - один сплошной сериал Мастера Сплинтера!
Так вот...
С Ло не было скучно от слова совсем.

Sometimes I feel like everybody's got a problem
Sometimes I feel like nobody wants to solve them
I know that people say we're never gonna make it
But I know we're gonna get through this
Close your eyes and please don't let me go
Don't, Don't, Don't, Don't let me go now
Close your eyes don't let me let you go
Don't, Don't, Don't

Она была неуверенна, она сомневалась и боялась многого - быть замеченной, быть неуклюжей, и тем не менее... тем не менее Алопекс ни разу не отказалась сделать что-то вместе с ним. Он ни разу не слышал от нее слова "не буду"... - Давай, не бойся, - он подманил ее самыми кончиками пальцев, на что получил слабый отказ. "Не буду" может она и не говорила, а вот "нет", периодически да проскальзывало. Ладно, значит пора снова проявить настойчивость, что юноша и сделал, легко переступая на месте и прихлопывая, не спеша приблизившись к съежившейся на краю широкого бордюра девушке и наклонившись, ловко перехватил кисть лисицы, все так же лучась задорной улыбкой, пытаясь всем своим видом внушить замкнутой подруге чуть больше уверенности. Эй ну в самом деле, ты же не думаешь, что мы можем вот так закончить веселье? Честное слово... он так устал быть всегда один.
- Не думай о том, умеешь... не умеешь. Можешь, или нет. Я здесь чтобы просто оторваться вместе с тобой, а ты? - аккуратно вытянув слабо упирающуюся лисицу на просторное место, где уже успел сбить пыль своими здоровенными ступнями. Заметив валяющийся тут-же по близости старый пакет, весельчак от души пнул его, заставив потрепанный целофан взлететь над крышами, и ночной птицей рвануться на людные улицы, будучи подхваченным резким порывом ветра. До селе спрятанные под рваным воротником жилета апельсиновые ленты, давно выбились и теперь ярким флагом летали за его спиной, пытаясь оторваться и взмыть следом за исчезнувшим за краем площадки старым пакетом. Ритмичный бит из колонок древнего, затасканного бумбокса создавал совершенно волшебную, непередаваемую атмосферу, и Микеланджело очень хотелось, чтобы его новый друг тоже это почувствовал. Пожалуйста... Ты просто... попробуй, ну? Он не должен заставлять ее, и не будет, но было бы просто чудесно, если бы Ло не уходила обратно, не закрывалась, не пряталась. Сколько можно прятаться, в самом деле. - "Ты теперь свободна, и ни от кого не зависишь." - Никакой Шреддер больше не причинит тебе вреда. Свободный мутант волен делать все, что ему вздумается - да даже танцевать на крышах, над чужими головами посреди глухой ночи! В какой-то степени это был протест... Его протест, за несправедливое отношение к ним.  К мутантам. Да, он создание рук человеческих. Ошибка, или целенаправленное превращение дикого зверя в разумное существо, как в случае с Ло - не важно! Но они такие же как они... как люди... и они имеют право веселиться, здесь и сейчас!

Take my hand tonight
Let's not think about tomorrow
Take my hand tonight
We can find some place to go
Cause our hearts are locked forever
And our love will never die
Take my hand tonight
One last time

- Просто повторяй за мной. Слушай музыку... и повторяй... - он чуть отодвигает ее в сторонку, давая больше пространства собственным движениям, но в то же время не теряя ее из виду песца. Ее пышное убранство за спиной больше всего напоминало сейчас большую, белую медузу, шевелящую щупальцами-длинными прядями, от злых подергиваний разгулявшихся ветров. Погодка то... Жестом, плечами приподняв собственное одеяние, вздыбив жилет за овалом жесткого, панцирного воротника, - ... повторяй за мной. Так.. стой... слышишь? Новая песня, - приложив указательный палец к коварно извернувшимися в наглой ухмылке губам, словно призывая девушку внять тишине, ненадолго воцарившейся вокруг, Микеланджело вдруг вскинул свои большие, шершавые ладони вверх, и умиротворенно зажмурившись пару раз звонко хлопнул ими друг о друга, - Я ощущаю, у всех проблемы должно, я чувствую, они считают - что решить их невозможно, - довольно грустные слова, не смотря на быстрый темп, с которого начиналась эта композиция. Микеланджело не стоял на месте, раскачиваясь из стороны в сторону и театрально прижимая руку к груди, косясь на свою безмолвную "белую тень" в двух шагах, которая внимательно слушала то, как он подпевает и старалась не потерять воссозданного весельчаком течения... танца. Даже когда парень быстро наклонился в сторону, опираясь кончиками пальцев о шероховатую поверхность нагретого солнцем сухого, еще не остывшего бетона, Ло не растерялась и почти опустилась на площадку следом, правда сразу же выпрямившись, повторяя за черепашкой и взмахнув пышной метелкой хвоста, описав размытую дугу, - Я знаю, люди говорят так: мы так не поступим, туда не пойдем. Но я то знаю - мы все через это пройдем, - держись!

Постепенно Микеланджело прекратил едва слышно напевать себе под нос, полностью сосредоточившись на движениях и музыке, улавливая все ее паузы, все ее переходы, фактически слившись с сотрясающей воздух песней, и при этом он не отрывал пристального взгляда от суровой, глазастой белоснежной мордашки, в итоге развернувшись к Алопекс лицом и пристально взирая на нее сверху вниз.
- Бери меня за руку, этой ночью, мы будем думать о чем захочешь - не о завтра, - поведя лапой над треугольными ушами своей партнерши по танцу, Майк радужно оскалился в белозубой улыбке. Она схватывала все так быстро... Кажется Майкстер и сам-то начал слегонца отставать за шустрой девчонкой, которая мало того теперь запросто повторяла за ним, так еще и придумывала на ходу что-то свое так, что теперь уже Микеланджело приходилось думать над своими движениями... а не его черноглазой ученице, - Бери меня за руку, мы найдем место куда пойти...
Луна над ними светила не хуже любого прожектора - правда ветер согнал вместе редкие тучки, скомпоновав их поплотнее и Микеланджело начинал ощущать как к ночной прохладе присоединились еще и влажные крупицы только-только начавшего накрапывать дождя, но лунный диск отчетливо проступал в "окно" прямо над ними. Микеланджело уже давно прекратил свой воодушевленный тихий напев, словно призывающий девушку кружиться быстрее, двигаться плавнее, и идти ему навстречу. Он просто молча любовался ею. Он даже сам того не замечая прекратил бешено отстукивать босыми пятками по асфальту, постепенно замедляя свои движения, в то время как Ло наоборот, маленькой юлой кружилась в лунном сиянии, словно светилась изнутри, насколько ослепительным казался ее белый мех, и все быстрее и быстрее, самозабвенно... так она не делала еще никогда, и никогда Микеланджело не видел ее такой умиротворенной, такой... ему показалось, или это действительно была улыбка?

Take my hand tonight
Let's not think about tomorrow
Take my hand tonight
We can find some place to go
Cause our hearts are locked forever
And our love will never die
Take my hand tonight
One last time

Майк просто застыл, боясь нарушить хоть одним движением танец Алопекс. Каким неуклюжим он себя почувствовал по сравнению с этим снежным вихрем, порхающим перед ним совершенно невесомо. Было в этом что-то поистине волшебное и чарующее. То, что вывело его из ступора, был грациозный кульбит, который опешившему и слегка растерявшемуся подростку пришлось повторить, несколько неловко и не совсем в унисон с девушкой, но хоть как-то, чтобы не испортить их "игру". И ему совсем этого не хотелось... Держи меня за руку, и не дай мне отпустить тебя... Ему совершенно не хотелось отпускать ее от себя дальше, чем на пять шагов танцевального па - он снова приближался к лисице, а та, в свою очередь, словно играя с ним, покачивая своими внушительными бедрами, отступала назад, и на этот раз она смеялась и улыбалась ему, и это было самое замечательное, что он когда-либо видел в своей жизни. Нет ну в самом деле - эта симпатичная, смешная, остроносая мордашка с кокетливыми ушками в черной окантовке когда улыбалась, а не сердито скалила свои острые клычки была просто очаровательной! В смеси умиления, восторга и настоящего адреналина сотрясающего все тело от бешеных потанцулек, чувство, словно он головой вниз в водопад ниагарский нырнул, гыгыкающему и резво отплясывающему весельчаку так и хотелось наконец если не поймать проказницу-лисичку, то хотя бы коварно щелкнуть ее по косматому уху, или легонько ткнуть подушечкой пальца в черный нос-пуговку.

И он ее поймал! Правда в итоге чуть сам не упал, охотясь за "бешеными лисами"... да нет, упал, с характерным звуком шлепнувшись костистой задницей на площадку крыши, крепко сжимая когтистую лапку песца в своей ладони и шумно отдуваясь, изредка икая от смеха - давненько он так не скакал, ой давненько!
- А? - он несколько заторможено поворачивает голову к ушастой девице, не сразу поняв, о чем она ему говорит... и слабо покраснел, когда его "соседка по площадке" неожиданно касается его щеки, стирая невесть откуда взявшуюся на конопатой скуле грязь. Две-три секунды растерянно пялясь на замотанную бинтами кисть Алопекс, черепашка почти сразу растягивает губы в уверенной улыбке, чуть призажмурившись и поправляя сбившуюся маску, спешно спрятав под ней все свое мимолетное смущение, - Благодарю! - опережает подругу с ее "спасибо" шутник, и невозмутимо принялся отряхивать свою любимую, скособоченную жилетку, одергивая ее за края и завязывая потуже узелок на затылке, заправляя концы банданы под одежду, не сразу обратив внимание на внезапно насторожившуюся Ло, занятый исключительно своим внешним видом. И лишь когда девушка совершенно неожиданно перепугано отпрянула прочь, Майк немо вскинул бровные дуги, весьма озадачившись ее поведением - эм... что такое?

- Где?
Активно покрутив головой по сторонам, черепашка поспешно поднялся на ноги, эх, если бы еще так коленки после плясок не дрожали, и предусмотрительно накрыл лапой неизменные нунчаки - нет, о них он не забыл, и его оружие преданно лежало в боковых креплениях на поясе. - Эй? Ау? - неуверенно позвал он, одним шагом преодолев расстояние до ощетинившейся воительницы, и на всякий случай прикрыв ее собой, нервно оглядываясь по сторонам. И по прежнему он ничего не видел, - Есть тут кто, а? Если что, чувак, мы тебя не обидим, можешь выйти... мы... эм... не кусаемся, - быстро глянув за свое плечо на оскаленную пасть мутантки, юноша уж глухо кашлянул, возвращая взгляд в пустоту перед собой - ну и где "ты"? - ... наверное...

+2

12

What’s the color of the next car?
(Red you bastard!) Yeah red you bastard!
Don’t believe in god don’t believe in that shit
Not me!
I’d like to bring them down
Not me!
Some fool who dumb dumb do,
Not! Not! Not me!

Его новое тело было великолепно. Сильное, выносливое и в то же время очень легкое — мутаген изменил не только внешнюю оболочку юноши, но и внутреннюю, придав его скелету и костям особое, псевдо-птичье строение. Так, по крайней мере, утверждал Мастер, а Мастер всегда знал, о чем он говорил... Правда, самому Клэренсу было совершенно наплевать на всю эту научную чепуху. Этому мальчишке вполне хватало простого осознания: теперь ему оказались подвластны такие вещи, о которых он раньше мог только мечтать. И, что вполне естественно, новоиспеченный мутант вовсю наслаждался своим нынешним положением, так и сяк пробуя свои силы, с щенячьим восторгом оценивая новые возможности и усиленные сверхчеловеческие рефлексы. Единственное, что вызвало у Шиза легкую тревогу, так это его зрение, которое заметно ухудшилось... но то было лишь поначалу. Как только Клэренс разобрался, что такое эхолокация и зачем она ему нужна (а главное, как правильно ее использовать), эта проблема практически мгновенно выветрилась из его рассудка. Теперь он мог "видеть" и слышать гораздо дальше любого известного ему живого существа, но самое главное — мутация дала ему крылья! Не удивительно, что боль и страдания, связанные с мучительным экспериментом доктора Рене, оказались вмиг прощены и забыты, а сам ученый возвелся чуть ли не в ранг личного божества, которого следовало уважать и бояться. Укреплению отношений между бывшим воришкой и его эксцентричным наставником также способствовал и тот факт, что Лизард не держал Шиза крепко привязанным к себе, а позволял тому свободно болтаться по городу, развлекаясь на свой чудовищный манер, и лишь заранее предупредил, что Клэренса никто не должен видеть, и что сам юноша обязан внимательно наблюдать за всем происходящим вокруг, а в случае обнаружения личных врагов его учителя — немедленно докладывать Мастеру об их местонахождении. Ну и, конечно же, большая часть украденных Шизолетом денег и драгоценностей также должна была достаться его учителю, как только тот вернулся бы из Парижа. В остальном же, Шизолет был полностью предоставлен самому себе...

Стоило ли говорить о том, что Клэр упивался своей нынешней свободой и вседозволенностью? И все же, ему не стоило забывать о своих прямых обязанностях.

Uhhhh uhhhhh
I have the evil eye
I I I see your soul
Your wear it on your face
It’s what evokes you to

Charmant, — нет, ну правда, это было чертовски мило. Двое юных, беззаботных созданий, радостно скачущих под развеселую музычку в ярком лунном сиянии — признаться, Шиз даже не сразу поверил собственным глазам. А он-то, дурень, целую неделю верещал как ненормальный, взбесившейся летучей мышью трепыхаясь над темными городскими крышами и вовсю "сканируя" их с помощью ультразвука! И чего, спрашивается, так надрывался, когда нужные ему уродцы в конце концов сами выползли на свет из своего мрачного подземного укрытия? Еще и радио врубили на весь промышленный район! Ей-богу, этой сладкой парочке не хватало только мощного прожектора в небо с силуэтом черепашки, тогда бы враг уж точно не прошел мимо устроенной ими вечеринки! Приятно удивленный сим донельзя удачным стечением обстоятельств, Клэренс еще немного покружил над безмятежно танцующими подростками, желая убедиться, что это не ловушка и не отвлекающий маневр, а затем плавно слетел вниз и приземлился на крышу по-соседству, продолжив наблюдения уже оттуда.

Поразительно! Но эти двое даже не пытались укрыться от чужих взоров. Они что, действительно надеялись, что их никто не заметит?

Что за придурки, — фыркнул Шиз вполголоса, на манер здоровенного нетопыря свесившись вниз головой с одной из ржавых металлических балок. Подняв (а точнее, опустив) к заостренному уху одно из сложенных перепончатых крыльев, юноша уже привычно тыкнул когтем по гарнитуре, выходя на связь со своим учителем. — Maître? Вы уже в Нью-Йорке? Я нашел тут кое-что для вас... Non, non, non, это не какая-то глупая безделушка! De Turtle, Maître! В оранжевой повязке, как вы и описывали... И лиса тоже здесь — та самая, что сбежала от Шреддера! Только они одни — и больше никого, клянусь! Я все проверил, здесь нет никакой ловушки! Maître, вы понимаете, что это наш шанс? Oui, Monsieur! Я не спущу с них глаз, пока вы не будете на месте! — весь этот диалог проходил оживленным, свистящим шепотом, завершившимся торжествующим попискиванием отключенного динамика микрофона. — Я задержу их для вас, Maître, — пробормотал Клэр уже себе под нос, вновь переведя взгляд на весело скачущих друг за другом мутантов. Выпустив балку из когтей задних лап, Шизолет беззвучно ухнул куда-то в темноту, вмиг скрывшись из виду.

It looks so clean but
I can see the crawling, crawling creatures
Suspended in solution,
No, no, there’s no solution…

Не так уж это было и сложно — нагнать страха и опасений на этих явно сглупивших существ, всего-навсего разок стремительно промелькнув на фоне выглядывавшей из-за облаков луны. Лисица вмиг прекратила свою резвую свистопляску и настороженно вскинула треугольные уши, предупредив напарника о возможном присутствии врага. Поздновато ты спохватилась, милая! Наслышанный об исключительном боевом таланте черепахи и его хвостатой подруги (Mon Dieu, ну и смешно же они смотрелись вместе! Поскорее бы Рене пришел сюда и тоже полюбовался на эту парочку клоунов!), Шизолет не спешил подлетать к ним поближе, да и вообще показываться на глаза врагам. Вместо этого, он предпочел еще пару-тройку раз промчаться мимо них, то с одной, то с другой стороны, каждый раз позволяя им увидеть не больше, чем просто темный и очень сильно размытый в воздухе крылатый силуэт. То, как они дергались, испуганно поворачивая головы ему вслед, немало веселило — и Клэр, не удержавшись, приглушенно захихикал из темноты, таким образом, нагнав еще больше пугающей атмосферы.

Не здесь, — озорно цыкнул он, заставив Майка и Ло синхронно обернуться на звук чужого голоса. — И не тут, — вновь резкий разворот, и снова впустую, ведь Шиз был уже совсем в другом месте. — Вновь осечка, — холодный порыв ветра из-под чужого крыла ударил точно в открытые для атаки затылки подростков — но то был всего лишь сквозняк. Силуэт огромной летучей мыши снова растаял во мраке ночи, но ненадолго: практически сразу, откуда-то сзади послышался характерный звук как от удара когтей по гладкому металлу, а затем в глубокой тени под днищем старой водонапорной башни неожиданно вспыхнули два ярких оранжевых "фонаря".

Верно, — вкрадчиво откликнулся Клэренс на последнюю реплику Майка, насмешливо ощерив свою желтозубую пасть, так, что ее стало видно наравне с глазами, — кусается здесь кое-кто побольше... Aïe! — едва заметив врага, Алопекс немедленно с рычанием бросилась в его сторону, точно овчарка, защищающая дом своих хозяев, и Шизу не оставалось ничего иного, кроме как испуганной птахой вылететь из укрытия. Потеряв цель, лисица вновь бдительно замерла на месте, тщетно высматривая противника в ночном небе, в то время как Шизолет уже незаметно сместился за спину Майка. — Saleté, — угрюмо буркнул он из темноты, отчего несчастный черепашка едва не выскочил из собственного панциря от испуга. Уклонившись от истеричного замаха гладким древком нунчак, Клэренс снова поднялся в воздух, явно смущенный и сбитый с толку такой реакцией. — Визжишь как девчонка, — вредно сообщил он Микеланджело, зависнув в нескольких метрах над крышей и шумно хлопая кожистыми крыльями. Увидев это, Алопекс тут же рванула обратно, с разбегу взвившись в высоком прыжке и стремительно махнув вытянувшимися когтями — но, к счастью, так и не смогла зацепить своевременно поднявшегося чуть выше мутанта. Шиз мстительно высунул язык в ответ. — Жалкая уличная шавка! Такая же тупая, как и твой визгливый дружок! Ну же, попробуй меня поймать, mon chérie! — и, расхохотавшись, Шизолет вдруг резко спикировал на противников, обдав их очередной волной холодного ночного воздуха и заставив дружно пригнуться к площадке. Правильно, головы-то дороже!

"Лучше бы вам поспешить, Maître... Этот вечер обещает быть интересным!"

Oh some people get freak at me
Some people can’t see that I can oh! (see)
Some people wanna see what I see
Some people put an evil eye on me

Отредактировано Wingnut (2016-11-16 00:23:19)

+3

13

Well it's a different man in your face
And so out of place
That you can see anything there that you wish
Kiss my bliss
It's like I'm a welcoming freakshow doormat
Held in awe while growing fat in the head

  - Отвратительно, - сморщил длинный, тонкий нос француз, поправив покосившиеся очки и с подозрением заглянув в чашку. С шумом вдохнув ароматный, клубящийся вокруг его вытянутой, дистрофичной физиономии пар, Рене брезгливо взял керамическую посудину за ушко, изящно оттопырив сухой, тоненький мизинец, и морщась,наконец,  отхлебнул ее содержимое, - Это американское эспрессо, что подают в самолетах - просто никудышное пойло. Свиньям такого не дают, - отложив напиток, ученый тоскливо уставился в иллюминатор, чувствуя, что уже изнемогает  по покинутой родине. По крайней мере, по превосходному кофе и сочной выпечке это точно. Хорошо хоть догадался захватить с собой бумажный пакет с рогаликами из любимой пекарни. Можно скоротать время за поглощением вредных сладостей, запивая их отвратительнейшим растворимым кофе. Ладно, потерпим, он уже почти прибыл на место.
Лениво взглянув на наручные часы, а затем снова на завешенное пышными облаками ночное небо над неспящим Нью-Йорком, Алонсо нетерпеливо побарабанил указательным пальцем по выгнутому стеклу. Как же долго...
Время.
Не смотря на гнилую натуру, мужчина обожал, чтобы все было пунктуально точно. Нет опозданий, нет неудач, нет порушенных планов. Как же бесят эти порушенные планы, не правда ли?
К сожалению обстоятельства складывались так, что восставший из мертвых доктор, ну никак не мог повлиять на ускорение своей работы. Даже не своей. Будь он один, справился в разы быстрее, но без клуш-работников было не обойтись. И те пробирки с мутагенными образцами, упакованные в гигантские железные ящики, плюс парочка аккуратных черных чемоданчиков, были лишь перспективным началом его планов, а не "ожидаемым скорым результатом". Самый удачный его "результат" вот уже недельку как отбыл в Нью-Йорк, под распоряжение Ороку Саки, и теперь порхал беспечной мышкой над шпилями многоэтажек, записывая под корку расположение запутанного лабиринта улиц просторного мегаполиса, и подмечая все необычное вокруг. - "Очень надеюсь, что у мальчишки приятные новости для меня. Или хотя бы нормальная выручка."

This is where we all should see red
A big fat wet slab of red
Hah!

Откинувшись затылком на неудобную спинку кожаного кресла, проклиная авиакомпанию, которой доверил себя любимого, и стоимость билетов, к слову немаленькую, для лучшего салона и обслуживания, что он мог найти, коих как-то не наблюдалось, Рене оттянул туго повязанный галстук, показательно вредно закатывая единственный глаз на приближение улыбчивой стюардессы - уйди презренная. Не до тебя сейчас.
Он был самым несносным и привередливым пассажиром за все время существования самолетов вообще.

And I see that it makes me anti everything
And I see that it makes me want to shed my skin, shed my skin

Покинув наконец душный "адский транспорт", трепетно поправляя лацканы пиджака и приглаживая жиденькую волну завязанных в хвост волос, Алонсо неспешно ступал с трапа, пока люди Клана уже во всю возились с его багажом, перетаскивая стопку кейсов, железные и деревянные ящики, в распахнутый зев черного фургона, подъехавшего прямо на взлетную полосу, - Аккуратнее, обезьяны, это вам не рыночная площадь, а это, - оказавшись рядом с одним из погрузочных элементов, бывший мутант гулко похлопал по его металлической поверхности ладонью, - ... не корзина с фруктами. Что ты так на меня смотришь? Что уставился, придурок? - гневно скорчил рожу ученый, со злым прищуром остро вперившись в ответ, на надменно-насмешливую физиономию Фута. Солдат был одет в обычную, не привлекающую к себе лишнего внимания одежду, типичной рабочей силы с четко виднеющимися под куртенкой мускулами, а его неприкрытая угловатая рожа выражала по отношению к командующему парадом ученому, ну просто  откровенное пренебрежение и поразительно хамскую иронию.
Того и гляди этот нахал сделает издевательский поклон, сняв невидимую шляпу - ха-ха, как прикажете "господин". Подобное неуважение просто возмутительно!
Привыкший к оттенку страха и подобострастия в чужих глазах, Рене просто сходил с ума от ярости.
И хотя воин, как ему и приказано, многозначительно молчал, его взгляд и насмешливое шевеление извивающихся в ироничной улыбке губ говорило само за себя.

Revelation leading to my psychosis and inspiration

- Черви, - пробормотал француз, хмуро повернувшись к продолжившим работу погрузчиков "футам", неуклюже забираясь внутрь машины, неловко цепляясь за распахнутые двери и по журавлиному перекидывая худые ноги за порог автомобиля, чуть не шлепнувшись, пока лез, тощей пятой точкой прямо на асфальт. - "Забыли с кем имеете дело, пушечное мясо Шреддера. С потрохами сожру, когда..." - а ведь и правда, когда?
Периодически он забывал, что теперь уже его внешность далека от понятия "страшный, внушительный" и так далее... Он не мог одним взмахом кисти разодрать когтями плоть этих мелочных крыс, и насладиться видом их обезображенных внутренностей. Не мог оскалить зубы в устрашающей улыбке, от которой если мурашки по спине не бежали, то в любом случае никому не захочется показывать этой шипастой, зеленой громадине свое безразличие и уж тем более, насмехаться над ней.

Теперь он всего лишь Алонсо Рене - обыкновенный ученый с амбициями, ничуть не "впечатлительнее" приевшейся всем темнокожей, губастой мины Стокмана, к тому же еще и не настолько важный Шреддеру. Так, зачем уважать этого глиста в халате, действительно? Что такого он им может сделать? Изящно шлепнуть наманикюренной лапкой по щеке?

Digest another hallucination, psychosis by recreation
Happy till the next deterioration, psychosis

Усевшись на скрипучую перекладину с жестким сидением, бурча и раздраженно поправляя полы пиджака, Рене еще немного покрутился на своем месте, чувствуя себя униженным ниже плинтуса таким обращением, до последнего не замечая темную фигуру напротив. Та сидела тихо и молчаливо, бесшумно пристально наблюдая за суетливым и дерганным доктором, очевидно пытаясь найти в сей непривычной и неприглядной внешности остатки былого величия самого злобного мутанта в рядах Клана Фут. И лишь когда черная тень с белыми,  будто плывущими в пустоте раскосыми глазами поддалась вперед, ученый коротко взвизгнул, дернувшись назад и перепугано вжавшись спиной в грязные стенки фургончика, - Saint Mary! Вы и ваши... безумные штучки ниндзя, - сев ровно и утонченным движением поправив едва не скатившиеся с переносицы современное пенсне, Рене широко ухмыльнулся, дернув идеальными, острыми усиками над верхней губой - я ничуть не испугался твоего появления, сахарок. И все-таки в нем, не смотря на все внешние  изменения, остался мерзостный яд, исходящий от всего его существа, а не закрытый модной шелковой повязкой наискосок глаз, бегло поглядывающий по сторонам словно в поисках притаившейся в глубине этого "автобусика для фриков" засады, сохранил яркий, даже ядреный зеленый цвет.

And I see that it makes me anti everything
And I see that it makes me want to shed my skin, shed my skin

- Мог бы поздороваться со старым другом, Леонардо. Давно не виделись... - маленький зеленый ублюдок.

Всю "любовь" к юному мутанту, мрачно разглядывающему лощеную образину своего древнего врага, некогда наградившего его уродливым шрамом рассекающим угрюмо сомкнутые губы, Рене тщательно скрывал за неказистыми улыбашками, выглядящими так же неестественно и фальшиво, как и весь сам доктор.
- Ca va, mon ami? - с готовностью протянул крохотную ладошку по направлению к черепашке ученый, впрочем, не ожидая, что мутант тут же радостно схватит его руку в свою гигантскую лапу и живо ею затрясет. Сжав ладонь, так и оставшуюся без рукопожатия, в кулак, Рене вольготно положил ногу на ногу, уперев локоть в колено, - О, ну я надеюсь между нами никаких обид? Что? Даже не поздороваешься?
- Добро пожаловать обратно в Нью-Йорк, - тихо, как-то даже обреченно отозвался мечник, закончив рассматривать противную ему личность и устало отвернувшись в сторону. Какой бука, ну вы посмотрите.

- Оу... Ты расстроен, - сложил губки бантиком мужчина, аж причмокнув, словно пробуя настроение своего временного соседа на вкус, - Я не чувствую в тебе ноток счастья мой милый la tortue. Ничего сахарок, не огорчайся так. Думаю тебе одиноко в клане. Караи уже не так радует твою душу? - не скрывая подлой насмешки попытался заглянуть в глаза своему молчаливому собеседнику Рене. Лео лишь еще больше нахмурился, не удостоив пытливого ученого ответом. Болтливого, как обычно... беспредельно болтливого. - Женщины. Как я тебя понимаю. Они как хорошая сигарета. Выкурил - и можно выбросить. Хочешь рогалик? - подтащив к себе хрусткий, бумажный(еще теплый) пакет, Алонсо запустил туда руку и через секунду уже соблазняюще покачивал перед смурным юношей пахучей выпечкой, - Нет? Ну и ладно. Если захочешь - бери, не стесняйся радость моя. Думаю скоро тебе будет не так грустно малыш.

Загадочные короба оказались расставлены по периметру салона авто, и один из таких ящиков оказался прямо у отполированных ботинок доктора. Когда он закончит свою работу, "грустно" уже не будет никому. Уж он постарается, чтобы его работа даром не пропала, не зря он вкалывал среди этих овец в белых халатах столько времени, а уж сколько средств вложено в этот проект. Черепахам в принципе должно льстить, что жизнь озабоченного раннее на деньгах продвинутого и весьма именитого француза, круто изменилась, и теперь его главная цель крутилась исключительно вокруг их непритязательных личин - это была жажда изощренного мщения. И вопреки философским размышлениям, что "отомстив легче не станет, блабла...", Рене на все сто процентов был исключительно уверен в том, что вырубив на корню семейство панцирных рептилий и их друзей, он почувствует не просто удовлетворение - счастье! А потом можно снова вернуться к планам продолжения личного обогащения и затыкания пасти Шреддера. Все-таки тот тоже приложил свою "когтистую" руку к лишению ученого полноценного зрения!

С Леонардо пока, понятное дело он сделать ничего не мог.
Он готов был выжидать, когда мечник оступиться и его безупречная репутация джонина рухнет в глазах Мастера. А пока у француза было много других дел. Личная вендетта... Он очень надеялся, что его маленькое "секретное оружие", не позволит ему облажаться. Кое-кто ведь наверняка захочет смерти "ожившего" ученого, и в этом случае Алонсо хорошенько так подстраховался. На самом деле Рене ужасный трус... А еще его любимой пословицей, после вынужденного купания в сливе канализации стала "Il ne faut pas aller au bois sans cognee" - без топора в лес не ходят. Нужно к встрече подготовиться как следует. Спонтанная самоуверенность привела его к тому, чем он сейчас стал - плюгавым заморышем на побегушках Саки, еле отстоявшем свое место в клане после позорного поражения.
Ничего, ничего.
Это не на долго.

Revelation leading to my psychosis and inspiration

Пока они все дружно подпрыгивали в битком набитой машине, француз то и дело подозрительно весело хихикал на свои мыслишки, да бросал косые взгляды на подозрительно щурящегося Леонардо, словно уже вовсю рисовал у себя в воображении цветные картинки того, что он сделает с ним в недалеком будущем. Ух что он сделает!
От радужного смакования планов, ученого отвлек требовательный трезвон разрывающего внутренний карман пиджака смартфона, и мужчине пришлось снова суетливо завозиться, вытягивая и по сто раз с чертыханиями роняя аппарат связи. - Да-да? - отдуваясь снова уместив пятую точку на одном месте, Рене с недовольным видом отнял трубку от уха, глянув на отобразившийся номер, - Только что. Дай нормально доехать до места, глупый ребенок, - было собираясь закончить разговор, Алонсо раздраженно занес палец над кнопкой "завершить вызов", - То есть небезделушка? Ах вот как... вот как... - с задумчивыми нотками отозвался ученый, расслабленно распластавшись по жесткой лавочке и нашаривая свободной рукой что-то среди контейнеров. - Bien золотце, смотри чтобы никуда не сдрыснули. Папочка скоро будет на месте, - ага, а вот и он. Кейс что поменьше остальных, там едва мог бы уместится футляр для очков, ручка и блокнот для записей путешествующего. Положив оный на колени, небрежно затолкав аппарат связи обратно в потайной кармашек, Рене с щелчком откинул крышку компактного чемодана, спрятавшись за ним от напряженного Леонардо.
Весело зыркнув изумрудным огоньком неестественно подсвеченной радужки на своего спутника поверх ровной линии крышки, Алонсо бодро захлопнул кейс, и вот уже который раз за сегодняшний день поднес к лицу свои наручные часы, - Высадите меня на следующем повороте. И езжайте без меня, осторожненько с оборудованием пупсики, когда будете разгружать. - В ответ на удивленные взгляды, француз широко и, теперь уже, по настоящему довольно заулыбался. Это будет весело...
- Старикам полезно размять кости! Я хочу пройтись пешком.

Digest another hallucination, psychosis by recreation
Happy till the next deterioration, psychosis

+2

14

[AVA]http://savepic.ru/11384907.jpg[/AVA]

Let me apologize to begin with
Let me apologize for what I'm about to say
But trying to regain your trust was harder than it seemed
And somehow I got caught up in between

Поморщившись от очередного приступа мигрени, Леонардо покосился на прикроватные часы. Мда... Слишком не вовремя боль ударила в голову - времени на проведение лечебной мантры совсем уже не осталось. Пора собираться и ехать в аэропорт, встречать "особо важную персону", панцирь ее раздери!
Медленными круговыми движениями помассировав пульсирующие виски, стянутые черной полосой маски, парень нехотя поднялся с татами и, прикрыв голубые глаза, мысленно попытался настроить себя на нужную волну.

Как это оказалось непросто...

Теперь с каждым днем, проведенным в Клане Фут, Леонардо становилось все тяжелее разыгрывать роль полноценного члена преступного сообщества Ороку Саки, поскольку уже не мог спокойно реагировать на происходящее вокруг себя. Черепашка чувствовал, что новый, вроде бы устоявшийся мир вновь ушел из-под ног, разойдясь кривыми трещинами в разные стороны и ломаясь от каждого малейшего шага парня. И хотя искаженная действительность не спешила восстанавливать реальную картинку в голове Лео, измученного постоянными сомнениями - он сам начал активно докапываться до правды, перво-наперво отказавшись от ставших такими привычными вечерних чаепитий с мастером Саки и его дочерью Караи. Это называлось “обсуждение завтрашнего дня” и было похоже на своеобразный ритуал, где мутант собственным присутствием чтил своего нынешнего учителя, сдержанно отчитываясь под холодно-молчаливым взглядом Шреддера за каждую назначенную ему миссию.
Разумеется, Караи не сильно обрадовалась столь твердому отказу своего зеленокожего приятеля от чайных церемоний с батей, когда тот вдруг начал ссылаться на изнурительную усталость после городских операций и непрекращающиеся головокружения. Чтобы мечника не заподозрили в банальной лжи, Леонардо с ожесточением принялся отбивать по ночам тренировочные манекены, намеренно изнашивая силы своего организма. После таких длительных занятий мутант буквально ползком добирался из залы до собственной комнаты и прямо с порога падал в кровать, даже не чувствуя своего тела и мечтая лишь о тишине и покое, этак на несколько суток. В другие дни мечник пропадал в городе, бесцельно прыгая по крышам небоскребов якобы по причине личной разведки за кем-то из врагов Клана и предотвращения покушений на мастера, о которых черепашка фантазировал прямо на ходу.
В глазах Шреддера данные извороты бывшего сына Хамато выглядели довольно веско, подчеркивая особую преданность парня. А может, Саки просто не задумывался об истинных причинах прекращения чаевничества - ему проблем и без этого хватало.

В любом случае, долго так продолжаться не могло. Необходимо было срочно что-то предпринять, пока черепашья голова еще составляла довольно гармоничный ансамбль с накаченными плечами.

Но что именно?

Леонардо еще сам до конца не успел разобраться в ситуации, прежде чем начать прикидывать определенный план каких-то действий. Ему все еще приходилось медленно брести наугад в проясняющемся сознании, спотыкаясь о головные боли и борясь с постоянным искушением заглотить заботливо оставленные на столике таблетки, дабы утихомирить пульсирующую по всей коре мозга мигрень. И хотя Лео пока держался, он все-таки чувствовал, что недалек тот день, когда бывший лидер плюнет на все и просто сбежит из стана врагов, как не так давно сбежала от них Алопекс. А то и еще хуже - заработает себе смертный приговор путем смелого выпада на самого Шреддера, например. Глупо и бессмысленно.

Вынырнув из космоса размышлений, Леонардо поправил ремень через плечо с парой ножен ниндзя-то, плотно прилегающих ровно посередине выпуклости панциря, и пристегнул к поясу дымовые шашки для подстраховки. Хоть данное задание, на первый взгляд, казалось довольно скучным и обыденным, не обещавшим никаких нападений или грабежей - всего-то встретить из Парижа ученого по разработкам мутагенной формулы и сопроводить его с багажом прямо до резиденции Клана Фут.
Так, ничего особенного, если бы не одно, довольно жирное “но”.

Парижским ученым явился сам доктор Алонсо Рене, непостижимым чудом восставший из водной могилы.

Вetween my pride and my promise
Between my lies and how the truth gets in the way
The things I want to say to you get lost before they come
The only thing that's worse than one is none
The only thing that's worse than one is none

“Некоторых даже ад не способен изменить. Безнадежно,”- горько вздохнув, Леонардо покачал головой, механически скрещивая на пластроне руки, которые были упакованы в стальные щитки с изображением красного пламени. Он стоял в некотором отдалении от своих людей и с неослабевающим вниманием наблюдал за процессом погрузо-разгрузочных работ, изредка отдавая команды короткими жестами. Бегло скользнув взглядом по соклановцам, одетых также как и он, в черную униформу, мечник вперился в тощую, франтовую фигуру ученого, который хаотично суетился вокруг своего драгоценного багажа и с завидным постоянством бухтел на весь свет земной, кукурузные авиакомпании и кривожопых носильщиков. Чувство тягучей злости медленно растекалось по груди зеленокожего парня, на вид абсолютно спокойного, трансформируясь в тупое желание подскочить к Рене и одним взмахом тонкого лезвия отсечь докторишке голову, которого не принял даже сам Сатана, изрыгнув эту преобразовавшуюся в человека тварь из своих огненных недр. Ведь именно Ящер однажды принес в дом черепашек мутировавшую саламандру и тонну проблем в качестве бесплатного бонуса. Раскол отношений между братьями, воистину нездоровая привязанность Донателло к Моне Лизе и его свихнувшийся альтруизм на любовной почве, коллективные сомнения в способности Лео быть лидером - и еще масса драматичных воспоминаний, неразрывно связанных с отвратительным французским плюгавышем, брызжущего слюной на вверенный Леонардо отряд, добросовестно перетаскивающий габаритные ящики из грузового отсека самолета в услужливо распахнутые дверцы фургона.

Интересно, а Донни, Раф и Майки знают о том, что Рене жив и даже вернулся в Нью-Йорк? Нужно бы их как-то предупредить...

Невольно дотронувшись кончиком языка до уродливого шрама, рассекающего рот мечника надвое, Леонардо снова взмахнул рукой, подав своим подчиненным сигнал об окончании погрузки.
- Все, поехали, - скомандовал он, первым запрыгивая в салон машины. Незаметно пнув ногой одну из коробок, мечник с трудом втиснулся в проход между длинной лавочкой и ящиками, пробираясь в самый дальний угол, рядом с большим металлическим контейнером. Остальные последовали примеру командира, гурьбой рассредоточившись на двух лавках по обе стенки фургона. Последним забрался сам ученый, пуще прежнего кислый и недовольный столь убогим обслуживанием, не дотягивающего даже до уровня комфорта лакея британской королевы. Он юркнул вглубь салона, беззастенчиво отдавив все ноги сидящим перед ним солдатам, чтобы с кряхтением усесться на жесткое сидение, аккурат напротив черепашки-мутанта.
Леонардо мог только гадать, почему Рене до сих пор не заметил своего давнего, панцирного врага, хотя тот находился не то чтобы на виду, но и специально не прятался - лишь занял удобную, наблюдательную позицию, продолжая отдавать указания своим низковатым голосом. Однако теперь, сидя друг напротив друга в тесном помещении микроавтобуса, столкновение оказалось неизбежным.

Микроавтобус, который ехал по короткому, но довольно разухабистому маршруту, где дорога, порой, только угадывалась в асфальтированном настиле, покрытым ямками и неровностями, сильно тряхнуло, и Леонардо, едва не стукнувшись носом о край контейнера, невольно поддался вперед, дабы удержать равновесие.
Зато Ящер, наконец, увидел своего врага, и это послужило ему отличным поводом вспомнить все свое мастерство глумливого кривляния над маленькими, потерянными черепашатами. Но Леонардо было все равно, хоть он и не скрывал своего презрительного взгляда.
- Добро пожаловать обратно в Нью-Йорк,- только и ответил лидер, устало прикрыв голубые глаза, так неестественно контрастирующие с черной, как смоль, маской. Непрекращающиеся издевки и подколы Рене, длинный язык которого уже давно настаивал на основательном укорачивании, Леонардо заботили мало, он их вообще будто не слышал, безучастно уставившись в металлическую обшивку салона.

Гораздо важнее была причина, по которой француз возвратился в город.

Бегло осмотрев закрытый контейнер, в который мутанту пришлось упереться коленями, и не особо рассчитывая что-нибудь выглядеть сквозь плотные металлические стенки, Лео в задумчивости поскрябал щеку. Что везет Шреддеру этот парижский псих? Вряд ли набор магнитиков на холодильник и бейсболку с Эйфелевой башней, особенно учитывая габариты груза. Наверняка что-то связанное с разработками мутагена, о которых Леонардо еще предстояло все выяснить. И кстати, как долго Рене еще будет оставаться в человеческом образе? Сомнительно, что Ящер навсегда решил покончить со своим бессмертным телом, променяв ходячую мясорубку на беззащитного, но очень борзого заморыша с противными, как у таракана, усиками.

Из омута невеселых мыслей Леонардо вывела внезапная трель мобильного телефона, заставившая лидера мигом подскочить на месте. Вскинув голову и весь обратившись в слух, парень с нарастающим подозрением принялся следить за дерганными манипуляциями ученого, стараясь не пропустить ни слова из того, что говорил Рене своему таинственному собеседнику. По сути, прикапываться было не к чему, да вот только окончание разговора лидеру совсем не понравилось. Особенно про “папочку”... Леонардо готов был дать голову на отсечение, что речь зашла о его братьях.
“Что задумал Рене? Как мне предупредить Донни, что за ними следят?”- с отчаянием ломал голову Лео, стараясь унять подступившую тревогу с помощью размеренного постукивания пальцем по протертому наколеннику.

- Старикам полезно размять кости! Я хочу пройтись пешком.

Святые панцири! Лизард собрался распрощаться со своим драгоценным багажом и покинуть фургон!
Положение становилось совсем удручающим, даже с учетом того, что Рене выглядел теперь как обычный человек. Уж слишком широко известна его подлая, аспидовая натура, и чешуйчатое чудовище наверняка еще прошипит черепашкам свой смертельный “Привет!"

Едва дождавшись, когда ученый высадится из машины, Леонардо постучал согнутым пальцем в форточку, соединявшую кабину водителя и грузовой салон фургона.
- Остановись тут, Такседо, - сказал он в приоткрывшееся окошко, скучным взглядом обведя своих внимающих подчиненных, которые как один повернули головы в сторону своего командира, и с показательной грустью вздохнул, всем видом демонстрируя лень и неохоту. - Наш профессор выбрал крайне неблагополучный район для прогулок. Придется теперь спасать его золотые часы от местных воришек. - объяснил Лео, аккуратно перешагивая ноги футовцев и протискиваясь к выходу. - Больше не останавливайтесь по дороге, мы и так значительно сбились с графика. Сэнсэй Шреддер не похвалит за опоздание. - широко распахнув обе двери фургона, парень выскочил на улицу, махнув широкой ладонью на прощание.

На этот раз он не повторит своих ошибок.

I cannot explain to you
In anything I say or do
But I hope that actions speak the words they can

Отредактировано Leonardo (2016-11-23 00:34:03)

+3

15

Давненько Ло не ощущала себя такой идиоткой.

"Непростительно," — в который уже раз за последние несколько минут упрекнула себя мутантка, не прекращая ожесточенно вертеть ушастой головой по сторонам, зорко высматривая источник потенциальной угрозы. В ее движениях скользила с трудом контролируемая паника: и о чем она только думала! Ладно Майки, но что насчет самой Алопекс? Почему она вообще согласилась на эту дурацкую авантюру, почему не отговорила Майка выключить музыку и уйти подальше в тень? Почему, почему, почему... Что толку биться лбом о стены — совершенной ею глупости все равно уже не исправить. Оставалось лишь взять себя в руки и перестать трястись от ужаса... Что было не так-то просто. Присутствие рядом Майка столь же успокаивало, как и пугало: бедняга совсем не заслуживал смерти. Едва только черепашка встал рядом с ней, Ло инстинктивно придвинулась ближе, вставая спиной к выпуклому карапаксу юноши, неосознанно закрывая его от возможной атаки. Естественно, полностью загородить мутанта ей не удалось; коротко оглянувшись через плечо, Ло вдобавок вскинула и до предела распушила свой огромный белый хвост, таким образом, не только зрительно увеличившись в размерах, но и почти целиком скрыв подростка от чужих глаз и, возможно, снайперских прицелов. Не бог весть какая защита, но хоть что-то.

Тебе лучше уйти отсюда, Майки, — негромко обратилась к шутнику Алопекс, дождавшись, пока тот смолкнет и на пару с ней прислушается к воцарившейся на площадке тишине. Губы воительницы все еще подрагивали в напряженном оскале, а в сузившихся звериных зрачках не читалось и намека на прежнюю безмятежную улыбку. — Они ведь охотятся за мной. Я могла бы увести их отсюда... — Ло не договорила, да и Майк вряд ли успел ей ответить: откуда-то из темноты раздался коварный смешок, вынудивший ребят одновременно повернуть головы и до предела напрячь слух, тщетно силясь определить, откуда же доносится это доставучее хихиканье. Что-то очень большое вновь пронеслось по воздуху в опасной близости от притихших мутантов, заставив их нервно вздрогнуть и чуть крепче прижаться друг к другу. Затылок Микеланджело при этом окончательно потонул в облаке легкого белоснежного пуха. Благополучно не обратив на это внимания, Ло еще несколько раз сосредоточенно дернула ушами в разные стороны, но так и не смогла понять, где находится их враг. Очевидно, тот наворачивал круги по воздуху, будто огромная вредная птица, намеренно пугая и дразня своих жертв, вынуждая их окончательно растеряться. Его голос звучал то дальше, то ближе: пару раз Алопекс показалось даже, что она вполне могла бы зацепить когтями чужое крыло... если бы она только знала, куда ей бить.

Это раздражало.

Бдзынь! Ло порывисто развернулась лицом к приземлившемуся нетопырю и — наконец-то! — смогла рассмотреть его нескладный силуэт во мраке, а также потусторонний блеск огромных янтарно-желтых глаз вкупе с издевательской ухмылкой. Реакция лисы последовала незамедлительно: еще раньше, чем Майки успел полностью обернуться, Алопекс уже с надсадным рычанием рванула навстречу их противнику, на бегу размахиваясь лапой. К сожалению, ее удар так и не настиг цели: впустую шваркнув когтями по железу, так, что аж искры полетели, мутантка резко затормозила, по инерции аж крутанувшись вокруг металлической балке, на которой секундой раньше восседал Шиз, и вскинула голову к ночным небесам, агрессивно рыща взглядом в поисках вредной крылатой тени. Ну и куда же ты упорхал, гаденыш? Оглушительный визг Майка едва не заставил Ло выскочить из собственной шубы, в неподдельном испуге оглянувшись через плечо — на мгновение сердце пропустило пару ударов, из страха за жизнь ее приятеля... А затем Алопекс вновь грозно ощерилась и стрелой метнулась обратно, спеша схватить врага за рваный край широкого кожистого крыла, пока тот снова не набрал высоту.

Почти!...

Жалкая уличная шавка! Такая же тупая, как и твой визгливый дружок! — приземлившись неподалеку от Микеланджело и хищно припав грудью к земле, вся ощетинившись, точно рассерженная кошка, Ло с холодной яростью уставилась на хохочущего Клэренса, прикидывая, есть ли у нее шансы достать его в воздухе. Пожалуй, нет. Как бы высоко она не прыгала, как бы не размахивала своими длиннющими когтями — мутанту не стоило большого труда уклониться от ее атак... Они оба понимали это. Но вовсе не Шиз пугал Алопекс, а то, что на самом деле скрывалось за его появлением. Интуиция отчаянно нашептывала, что летучая мышь всего лишь обманка, отвлекающий маневр, и что пока они с Майком дружно скачут по крыше, силясь его поймать, сюда направляется кто-то гораздо более серьезный... сильный и опасный. Быть может, отряд ниндзя-фут, или даже кто-то из учеников Шреддера. Если не сам Шреддер...

Майки, нужно уходить, — настойчиво повторила Ло, пригибаясь ниже и одновременно с тем подходя ближе к черепашке, на сей раз оказываясь с левого бока от него. — Сюда кто-то идет, я чувствую это. Надо разделиться, пока у нас еще есть время, — говоря это, Алопекс настойчиво потеснила юношу к противоположному краю площадки, а чтобы тот двигался по-шустрее — еще пару раз ткнула его хвостом в физиономию, таким образом, вынуждая черепашку отвлечься от Шизолета и обратить внимание на ее предупреждения. К огромному облегчению лисицы, Майк не стал возражать и, острожным жестом отведя пушистый хвост Алопекс в сторонку от лица, решительно перехватил ее ладонь в свою собственную. Ну, разумеется, он не собирался разделяться со своей подругой, предпочтя, чтобы они оторвались от Шиза вместе... Что ж, ладно, пускай они покинут это место вдвоем, главное, что покинут! Коротко кивнув, Ло послушно сорвалась с места следом за Микеланджело, стараясь игнорировать становящиеся все более жестокими и глумливыми насмешки за собственной спиной. Словно бы догадавшись, что его тактика больше не работает, Шизолет рассерженно ударил крыльями и камнем рухнул вниз, спеша нагнать беглецов прежде, чем они окончательно скроются из виду. Тень мутанта угрожающе накрыла подростков с головой, а затем...

Эй! — Алопекс протестующе брыкнулась, едва почувствовав, что когтистые лапы нетопыря подхватывают ее подмышки и с пугающей легкостью поднимают лисицу в воздух. Крепкая ладонь Микеланджело как-то неуловимо выскользнула из ее собственной; торжествующе завывая, как если бы он вдруг выиграл миллион франков в лотерею, Шиз рывком взмыл над крышей, унося свою жертву прочь от ее остолбеневшего спутника. Дыхание перехватило от столь резкого набора высоты; выпучив глаза, Ло проводила взглядом стремительно удаляющуюся от нее крышу, а затем, опомнившись, с агрессивным рычанием завырывалась из чужой хватки — вот чего ей не хватало, так оказаться в гнезде у этого придурка! — Пусти меня, ты, уродец!...

Кто бы говорил, ты, облезлая псина, — огрызнулся Шиз, все также неожиданно ослабляя свою хватку. Алопекс даже не сразу поняла, что падает, а когда до нее, наконец, дошло, из груди мутантки сам собой вырвался короткий испуганный вопль. Несколько раз беспорядочно кувыркнувшись в воздухе, Ло в панике закрыла лицо руками... А когда с возрастающим сомнением отняла их прочь (что-то уж больно долго она летела вниз) — вновь обнаружила себя в когтях Клэренса. Тот с хохотом поднялся на прежнюю высоту, будто нарочно пролетев неподалеку от возмущенного Микеланджело: мол, гляди, как мы умеем! Нравится? — Эй, тыквоголовый! Хочешь еще раз посмотреть? — задиристо крикнул он черепашке. — Я могу делать это хоть всю ночь напролет!

Отредактировано Alopex (2016-11-23 18:29:06)

+2

16

I am a lion and I want to be free
Do you see a lion when you look inside of me
Outside the window just to watch you as you sleep
Cause I am a lion born from things you cannot be
How can I sleep at night there's a war inside my head
I found a lion hidden right beneath my bed
I will not hide myself from the tears that you have shed
Cause I am a lion, and you are dead

Микеланджело привык быть добряком.
Привык думать о хорошем и тем самым поддерживать своих родных и друзей в тяжелые для них времена. И сам старался не уходить в уныние, если уж совсем слепое отчаяние не зажало. А еще юноша верил, что его позитив рано или поздно пригодится ему в жизни, при общении с неизвестными, если это конечно не Фут, или их приспешники. С Кожеголовым при встрече вон, как-то ну.... не задалось. Подросток не был уверен на все сто, что то, что он и его подруга заметили сейчас в воздухе, это крылатый мутант, в конце-концов они просто стали очень дерганными и мнительными из-за всяких... происшествий, но исключать такого не стал. Так что черепашка старался без резких движений, с широкой улыбкой на лице, выглядеть в кромешной тьме пугающую фигуру скрытного "нечто". Вообще сложно что-либо разглядеть, когда тебя то и дело накрывает с головой белым облаком из чужой шерсти. Сморщив нос от порывистого желания по богатырски чихнуть на всю Ивановскую, Майк спешно на секунду уткнулся рожей в собственное плечо, пряча лицо от вездесущих длинных, шелковых прядей спутавшихся шерстинок хвоста глухо рычащего за спиной песца. Ну же, расслабься, чего ты сразу в штыки пошла? Вдруг "оно" само их боится!
Правда "оно самое", не показывало особого страха, быстро перепорхнув прямо над ними и исчезнув во мраке ночи. Микеланджело как-то разом припрятал свою дружелюбную ухмылку, насторожившись, и покрепче перехватив древко нунчак, свесив парные палочки до земли так, что их округлые, украшенные граненными металлическими грузилами для большей отдачи концы, звучно чиркали по асфальтовому покрытию, покачиваясь туда-сюда. Кажется он поспешил тянуть по направлению к черной тени "лапу дружбы", судя по ее противному, глумливому хихиканью то из одного угла просторной крыши фабрики, то из другого. Эти нагромождения по периметру верхушки фабричного здания, все эти трубы и переплетения проводов, трансформаторная будка и две лестницы вниз - были просто идеальным укрытием, на беду вздумавших оторваться на экзотическом танцполе ребят. Вообще, когда шутник нашел это место, он расчитывал, что эти укромные, глухие закутки пригодятся конкретно им, ему, и Алопекс, в случае непредвиденной опасности. Подстраховался не в свою пользу, называется...
Когда нахальный тип замаячил в воздухе над ними, наконец более-менее ясно показав себя, а так же свою крайне несимпатичную зубастую лыбу и изжелта багровые, круглые глаза, плотно сомкнутые губы юного мутанта извернулись в презрительной, и даже неприятно-брезгливой гримасе. Бэ... Ну и чудище. - Ло, не сто... - было попытался притормозить сорвавшуюся с места выпустив здоровущие коготки девушку Микеланджело, но его кисть с зажатой в ней нунчакой одиноко повисла в воздухе, - ... ит. - Вот черт. Да он даже шага конкретно сделать не успел, как лисица уже голодно бросилась на дразнящее их существо. Ииии... кажется этот сумасшедший выпад песца не слабо так напугал нырнувшего в тень "хохотуна". Кажется Майк слышал, как он прошуршал своими крыльями куда-то вниз... или все же вверх? Пока черепашка, аналогично его спутнице вертел головой по сторонам, шутник ожидаемо упустил тот момент, когда их назойливый "третий лишний", бесшумно приземлился на бордюр прямо у него за панцирем. Хотя шестое, черепашье чувство и столько лет вбивающая в него осторожность любимая палка сенсэя, незримо конечно, так и шептали ему - "Обернись!" - юноша не поспешил мгновенно развернуться на пятки и вдарить железным обрамлением своего оружия в наглую, зубастую харю!
Мама дорогая...

Когда незванный гость их маленькой вечеринки коротко прошипел свое глумливое приветствие прямо над ухом ничего не подозревающего весельчака, тот чуть миниатюрную копию себя не родил!

С коротким воплем отскочив в сторону, панически выставив перед собой зажатые в кулаках нунчаки, Микеланджело чуть не проехался на брошенном тут же скейтборде, наступив на него босой пяткой, для пущего драматизма ситуации. К счастью реакция у черепашки была весьма сносной, чай не зря среди братьев считался самым прытким и доверяющим врожденным инстинктам куда больше, нежели своим глазам; не упав, а чуть накренившись в сторону, Майк лишь подкинул борд в воздух, довольно быстро встав в устойчивую позу, наступив на свою любимую доску и перехватив древко нунчаки в блокирующем броске вперед - он ожидал возможного удара от пронырливой желтоглазой фигуры с крыльями. Которого, впрочем, не последовало. Хотя бы потому, что Ло снова взяла все на себя, и бешеным монстриком, вихрем взвилась в воздух, звучно щелкнув челюстями в миллиметре от тела неприятеля.
Переводящий дух за ее спиной юноша был уже на грани, когда и сам готов рычать и кусаться, как его достал этот недоделанный Фантомас. А уж последующая нахальная фраза... ууууу... Ну все мужик, ты окончательно и бесповоротно потерян для охреневшего от подобной дерзости душки-Майка. А ведь была еще до этого какая-то надежда на вынужденную защиту, ну мало ли, может чувак живет тут, а они приперлись тут, дратути. Прозрачно-голубые, нахмуренные глаза черепашки на мгновение ошарашенно округлились, а затем их подернуло злой, знакомой пеленой, напрочь скрывающей всякое доброе выражение, превращая веселую веснушчатую физиономию с ярко-оранжевыми лентами, в поистине устрашающую маску, с недовольным оскалом крупных зубов и вздувшимися от напряжения мускулами и нитями вен на перебинтованных руках. Ну хватит...
- Эй! Ты! Нетопырь! - черепашка ткнул пальцем в воздух, - Во-первых... я не визжу как девчонка, - зло осклабился подросток, недобро сузив раскосые бельма, - Во-вторых, приятель, да ты где-то по ветру видимо свои манеры развеял, пока летал! Похоже, что ты просто косматый, страшный как бабуля Кощея трус! Если бы у меня были крылья, я бы ими так бестолково не размахивал! Давай, спускайся, поговорим как мутант с мутантом, или у тебя настолько дурно изо рта пахнет, что ты опасаешься нас этим прикончить? Кишка тонка сложить крылья и заткнуть хлебало, да, чувак? - он не глядя отпихнул от своей перекошенной в ярости мины косматый лисий хвост - не сейчас детка, не видишь, я занят.
Впрочем долго отмахиваться от мутантки он не стал. Едва только девушка пробормотала волшебное слово "разделиться", как черепашка мигом опустил голову вниз, строго глянув сквозь белесую пелену на нервно подергивающуюся лисью мордочку. Ты что, с ума сошла? Какое, в панцирь, разделиться?! Не став дожидаться, пока его спутница вычудит нечто подобное, - ай кто ее знает, как рванет сейчас по крышам "уводя" погоню, и хрен он ее потом догонит, - юноша молчаливо перехватил широкую кисть песца крепкой, даже железной хваткой. Никаких поделимся, моя дорогая. Но Ло права, надо, пожалуй, драпать отсюда. Конечно эта назойливая здоровенная муха заслуживала быть прихлопнутой, но в голове подростка яростно завозились примерно схожие с Алопекс мысли: а кто его знает, что прилетит сюда потом. Братья рассердятся, когда узнают, во что вляпался Майк. Да еще и Ло втянул... Да еще и бумбокс оставил посреди пустой площадки, Рафи вообще будет вне себя! Ну это ладно. С этим он потом разберется, а пока...

Зажав подмышкой скейт, заткнув нунчаки за пояс и сграбастав поближе к себе свою пушистую мамзель, мутант тут же взял с места в карьер, активно работая своими на первый взгляд тяжелыми, массивными слоноподобными ногами, спеша поскорее убраться с глаз Клэренса. Наверняка мохнатый засранец своими свистоплясками сигналит кому-то, он явно пытается удержать их на месте!
Только черепашка со своей спутницей было собрались грациозно перемахнуть через поребрик на соседнюю крышу, как не тут то было - сегодня эта тварь была их Кармой. Причем дурной.
Обладатель оранжевой маски чуть не повис на вытянутых руках в воздухе, все еще крепко держа неминуемо увлекаемую летучим гадом под небеса девушку за ладонь. Тогда бы они все трое, вместе с противным летуном, ухнули бы в чернь пролета - вряд ли крылатый крысюк удержал и черепашку вместе с песцом, уж больно велика была разница у них в весе с пушинкой Ло.
Еле сбалансировав себя на самом краю, по птичьи взмахнув лапами, Майк резко присел на корточки, до боли вцепившись мозолистыми пальцами в каменный бордюрчик, хмуро проследив за тем, как летун уже взвился в небо вместе с лисой в кривых когтях.
Отлично Майкстер, поздравляю тебя.
Ты кретин, каких свет не видывал!

Правда корить себя у него времени не было от слова совсем.

Чувствуя, как сердце чуть в пятки не ухнуло, когда черная тень выпустила свою пленницу, и та камнем полетела вниз, юноша незамедлительно рванулся в ту сторону, где по идее должна была упасть мутантка... но не успел, потому что крылан почти тут же подхватил пушистую жертву, с глумливым хихиканьем хлопая крыльями почти точно над рассвирепевшим черепашкой.
Ветер бушевал не только снаружи, флагом развевая и дергая широкие апельсиновые ленты за воротником карапакса, но и под пластроном... что-то клубилось, выло и назревало в груди скрежещущего клыками подростка. Он звонко натянул цепи нунчаки, растянув одну прямо перед собой, с непотдельной злобой глядя прямо в оранжевые глазищи своего язвительного противника.

Ты сам напросился.

Короткое "дзынь", и с обоих концов коротких палочек нунчак синхронно разворачиваются серповидно загнутые лезвия, ярко отразившие лунный свет. Легкий поворот, и тонкая, но крепкая цепь между деревянными составными частями нунчак с шорохом разворачивается на полную длину, с характерным стуком падая ему под ноги.

- Эй! ШИЗИК! Надеюсь ты любишь вестерны! - ... потому что сейчас мы будем ловить на лассо зверя!
Майк не стал ждать, пока этот лупоглазый психопат швырнет девчонку в пролет между домами, со своими опасными играми. Едва только подленько гыгыкающий мышь-мутант пролетал над крышей мимо Микеланджело, юноша резко, пружинисто оттолкнулся от камня, на ходу начиная широко, со свистом размахивать утяжеленной цепой. Скачок бешеного, зеленого в крапинку кузнечика от балясины пресловутой водонапорной башни, все быстрее и быстрее вращая кусаригаму, превращая ее в размытый оранжево-стальной круг. Перепрыгнув на крышу будки, которая была чуть ближе к Вингнату, теперь уже опасно рассекая сумрак лезвием на конце нунчак совсем близко к запаниковавшему и метнувшемуся в другую сторону летуну, а затем меткий бросок цепи вперед... С грохотом звенья захлестнулись прямиком на длинной, мохнатой шее Клэренса, а серп кусаригамы послужил тому превосходным "замком", надежно закрепившись на чужой глотке и срезав к тому же приличный клок черного меха сию же секундно подхваченного бурными ветрами.
- И вниз, приятель! - хрипло крикнул панически забившему крыльями Шизолету весельчак, спрыгивая на площадку и со всей силы дернув цепь на себя, зацепив на всякий случай второе лезвие за кривую железную ручку трансформаторной будки - сидеть, мальчик.
Разумеется тварь с истеричным писком, задыхаясь и заматывая вокруг себя своими трепыханиями железные "путы", камнем полетела прямиком в сторону победно ухмыляющегося шутника.  Микеланджело не стал стоять на месте, пока кожекрылый метеор прекратит пахать рожей пыльный камень фабричной крыши, а перекатившись через панцирь, зайцем метнулся прямо под увеличивающуюся в размерах тень с писком падающей Алопекс, на бегу выпрострав перед собой руки.

- ОППАЧКИ! - как он отлично все расчитал!

Правда рухнувшая в его гостеприимно подставленные ладони девушка едва не опрокинула своего спасителя на панцирь, совершенно закрыв ему обзор распушившимся от страха хвостом до таких размеров, что тот спокойно мог бы укрыть собой их обоих. Неловко выбросив назад руку и позволив покачивающейся "эквилибристке" самостоятельно стоять, мутант с тихим, успокаивающим смешком вот уже который раз за сегодняшний вечер отодвинул локтем от своего нещадно чешущегося носа пышное хвостовое убранство песца, - Ты не могла бы его как-нибудь свернуть? Ужасно щекотно.
Наверное Алопекс возмущена его безалаберным поведением и развеселым не в тему тоном, да? Заметив отчасти растерянный, отчасти осуждающий взгляд похожей на померанского шпица по своему объему лисицы, Майк опять самодовольно ухмыльнулся, дернув плечом и развернувшись в сторону несчастного, присыпанного серой пылью и каменной крошкой постанывающего мутанта, бесформенной черной массой развалившегося в углу.
- Во всяком случае - я победил! - деловито одернул жилетку парень, и небрежным шагом направился к поверженному врагу. Встав так, чтобы курносый пятачок мыши едва не утыкался ему в пальцы ног, мутант сложил руки на груди, насмешливо прищурившись.
- Ну что, давай знакомиться, гад. Я Микеланджело. А тебя как звать? А хотя знаешь... не важно, пожалуй у меня для тебя есть имя получше...

Присев на одно колено рядом с Клэренсом, Майк сграбастал сморщившегося мыша за загривок, не забыв избавить того от удушливой петли на шее - все-же Микеланджело не был убийцей! Приблизив безобразную морду к своему лицу, черепашка внимательно рассматривал неказистую, скуластую морду с острыми клыками, которые были "приветственно" выставлены на показ, - Я начинаю разочаровываться во Франции и любимых мушкетерах. У вас там все что ли скоты и негодяи? Шармант, шармант, - передразнил черепашка, - Я бы тебе в рожу дал, но ты, Шизик, больно мерзок. И жалок. - болтая, весельчак быстро сматывал запутанную вокруг конечностей пришибленного крылана цепь - он не намерен оставлять этому придурку свои нунчаки. Ло рядом нервно металась, вскидывая и опуская заостренные уши, во всю поторапливая своего приятеля, - Расслабься детка, этот малец нам больше не составит проблем. Ну... Шизолет... и кому теперь здесь весело?

- Я так полагаю - мне! - раздался всем знакомый мурлыкающий и вместе с тем противно шипящий голос, со стороны пожарной лестницы.

+2

17

Все шло как-то не по плану.

Клэренс не без досады уставился на своих юных оппонентов — пускай черепаха поначалу активно жестикулировал и рассыпался в ответных оскорблениях, призывая крылатого беса спуститься на крышу и разобраться с ним "по-мужски", Алопекс без особых проблем отвлекла приятеля от его гневного монолога, видимо, догадавшись, что все действия Шиза направлены исключительно на их задержание. Вот ведь какая сообразительная тварь, вы только полюбуйтесь! Быстро же до нее дошло... Мутант зло сплюнул на землю сквозь узкую щель между изогнутыми клыками, лихорадочно размышляя, что бы еще такого обидно рявкнуть в адрес Микеланджело и его белошкурой пассии, но не успел и рта раскрыть, как сладкая парочка схватилась за руки и дружно рванула наутек. И без того непривлекательная рожа Клэра исказилась в сердитом оскале: ах вот вы, значит, как?!

"Canaille!"

Ударив крыльями, Шизолет рванул следом и с агрессивным шипением нагнал стремительно улепетывающих подростков, в мгновение ока очутившись за их спинами — летал он быстро, намного быстрее, чем умел бегать Майк и чем в данный момент приходилось бежать Алопекс, подстраиваясь под темп своего чуть менее шустрого приятеля, потому настигнуть их не составило большой проблемы... Атаковать Микеланджело он, впрочем, не решился: слишком уж грозным тот выглядел, да и Maître предупреждал, что эти рептилии могут нехило дать по щам, если их как следует разозлить. И если самого Рене это мало беспокоило, то его ученик, напротив, предпочел бы сберечь свою курносую физиономию от удара пудового зеленого кулака. Поразмыслив долю секунды, Шизолет резко метнулся в сторону, оставляя в покое массивный черепаший панцирь, и беспардонно вцепился когтями в тощие плечи лисы, не дав ей возможности среагировать. Одним сильным рывком выдернув Ло из чужой хватки, Клэренс тут же снова начал набирать высоту, покуда Майки не очнулся и не отвесил ему крепкого леща.

Ву-хуу! Джек-поот! — торжествующе проорал мутант, энергично взмахивая крыльями, неумолимо поднимая забившуюся Алопекс все выше и выше — так, чтобы той не пришло в голову выпускать когти, ведь кому же охота превратиться в кровавую лепешку на асфальте, верно? Впрочем, в таком положении куноичи все равно не смогла бы дать ему достойного отпора, слишком уж крепко ее держали. Поди, размахнись как следует, когда твои движения настолько ограничены... Естественно, девушка не желала вот так легко мириться с этой непростой ситуацией. Заслышав ее гневный выкрик, Шизолет опустил ушастую, косматую голову и наградил песца донельзя скептичным взглядом. Ах, уродец? Oh vraiment?

Кто бы говорил, ты, облезлая псина, — зло ощерился он в ответ, после чего, недолго думая, вдруг резко ослабил хватку. Естественно, Алопекс не ожидала подобного финта и послушно выскользнула из чужих когтей, чтобы затем с испуганным воплем полететь вниз, на рандеву с грязным бетонным покрытием. С удовлетворенной ухмылкой пронаблюдав за ее падением, Шиз, тем не менее, камнем рухнул следом и успел-таки перехватить Алопекс уже над самой землей, в считанных метрах от оной. Он бы с огромным удовольствием прикончил эту шавку, тем более, что Лизард не давал ему четкого указания на сей счет — делай что хочешь, главное, найди этих чертовых черепах, и точка! Однако Клэренс был отнюдь не так глуп, как мог показаться, иначе бы он просто не дожил до своих лет. Шиз сразу обратил внимание на то, как отчаянно эта парочка цеплялась друг за друга, и сделал вполне логичный вывод: Микеланджело не оставит подругу в беде, а значит, это можно использовать в своих личных целях, как можно дольше задерживая мутанта на одном месте, вплоть до прихода Maître. Эту мысль доказывала ответная реакция подростка в оранжевой бандане — он спешно рванулся к тому месту, где, по прикидкам, должна была рухнуть Алопекс, а затем снова неподвижно замер на одном месте, буравя противника донельзя яростным и, в то же время, беспомощным взглядом. В самом деле, что он мог поделать? Мутация ведь не наделила его крыльями...

Эй, тыквоголовый! — радостно завопил Клэр, нарочно пролетев поближе к Микеланджело, в издевательской манере высунув наружу свой длинный заостренный язык. — Хочешь еще раз посмотреть? Я могу делать это хоть всю ночь напролет! — и, загоготав, Шизолет взбесившимся камикадзе заметался в темном небе, вовсю наворачивая бочки и мертвые петли, каждый раз намеренно встряхивая Ло посильнее, отчего у последней наверняка взболтало все внутренности. А чтобы Майку совсем поплохело там внизу, он еще пару раз выпустил лисицу из своих когтей, с улюлюканьем подбросив ее в воздух и снова проворно ее подхватив. Ну, и как тебе?! Нравится?! Увлекшись этой жестокой игрой, Шиз поневоле отвлекся от стоявшего внизу мутанта, а когда вновь опустил взгляд на крышу — того уже и след простыл. Охренев мордой от такого поворота событий, Клэренс резко затормозил и бестолково забил крыльями в одной точке, судорожно выискивая взглядом "беглеца". Да Рене прикончит его на месте, когда узнает, что парень упустил их главную жертву!... Испуганно оскалившись, Шизолет решил снизиться и описал широкий круг над опустевшей площадкой, высматривая место, где мог укрыться Микеланджело. Не мог же тот провалиться сквозь землю, черт возьми! А точнее, сквозь крышу и несколько этажей...

Как выяснилось уже спустя пару мгновений, он не ошибся.

Заслышав сердитый крик и заметив краем глаза странное, размытое движение в нескольких метрах от себя, что на деле являлось мельтешением хорошо раскрученной цепи кусаригамы, Шиз спешно повернул морду в направлении водонапорной башни — и тут же испуганно метнулся прочь, запоздало уходя от стремительного броска. Майк, увы, оказался шустрее: прежде, чем Шизолет успел поменять направление полета, оружие черепахи уже туго захлестнулось вокруг его шеи и сдавило ту до боли, вдобавок, нанеся небольшой порез. Захрипев от резкой нехватки кислорода, Шиз еще пару раз бестолково ударил крыльями и предпринял отчаянную попытку вырваться из плена, но потерпел неудачу. Сильнейший рывок заставил его рухнуть, напоследок издав пронзительный, исполненный первобытного ужаса вопль. Клэренсу еще ни разу не приходилось падать... Невольно разжав когти и выпустив свою мохнатую жертву, нетопырь попытался хоть как-нибудь замедлить свое неконтролируемое приближение к земле, однако и все было тщетно. С размаху впечатавшись рожей в каменную поверхность крыши (аааууууч... у него определенно точно что-то хрустнуло!), Шизолет еще несколько раз эпично перекатился через голову, сминая и едва ли не ломая собственные крылья, обматываясь цепью, поднимая тучи пыли и мокрых брызг — и лишь затем беспомощно распластался лицом вниз в дождевой луже, выпустив парочку горестных пузырей на поверхность.

За чтоо?!...

Тьфу!... — кое-как отодрав морду от бетона, Шиз несколько раз громко сплюнул забившуюся в пасть грязь, и снова замер, окутанный металлическими звеньями кусаригамы до такой степени, что едва мог пошевелиться. К тому моменту, когда Майк, наконец-то, решил приблизиться к поверженному врагу, у Клэра все еще весело плясали звездочки перед глазами — что, однако ж, не помешало ему агрессивно зашипеть в ответ на грубую хватку чужой лапы на загривке. Несколько мгновений, Шизолет с ненавистью всматривался в триумфально улыбающуюся физиономию мутанта, молча выслушивая его оскорбления и насмешки, буквально сотрясаясь от неконтролируемого рычания в ответ... Но затем злость начала медленно отступать прочь, сменяясь какой-то странной, презрительной, как и у самого Майка, ухмылкой. Вообще-то, хоть Клэренс сильно ударился при падении, он все еще мог в любой момент вскочить с земли и задать стрекача, тем более, что Микеланджело убрал цепь с его ушибленных конечностей — но почему-то медлил, предпочитая насмешливо смотреть на мутантов исподлобья сквозь растрепанные, влажные пряди своей густой челки. Страшные багрово-желтые глаза Шизолета, куда более злобные и пугающие, нежели пресловутые черные белки Алопекс, с явным удовлетворением наблюдали за пугливыми метаниями последней: правильно, бойся, трясись от ужаса всем своими тощими пожилками! Они оба понимали, что это всего лишь безобидный разогрев... В отличие от надменно разглагольствовавшего черепашки, которых, похоже, был слишком увлечен своей маленькой победой, чтобы заранее ощутить надвигавшуюся на них опасность.

Едва заслышав ехидный голос своего учителя и наставника, Шизолет восторженно просиял во всю свою зубастую пасть, точно трехлетний карапуз, которого пришел забирать из детского садика его обожаемый отец.

Maître! — взвыл он обрадованно, приподнявшись из лужи. — Смотрите, смотрите! Что я говорил?! La Tortue, под сыром и в томатном соусе, и лисье мясо на десерт! Я приготовил их специально для вас! Кто молодец, Блэйки молодец! Теперь они ваши, Maître! — хихикая и возбужденно брызжа слюной, Клэренс проворно отполз в тень водонапорной башни, где и притих на какое-то время, с явным облегчением (и нетерпением) переводя взгляд с Микеланджело на Рене, и обратно.

+2

18

Рене умел не выделяться из толпы в равной степени с тем, чтобы совершенно неожиданно стать ее центром, пупом земли, к которому будут непременно прикованы все взгляды. Заурядная внешность граничила с эксцентричностью настолько тонко, что грань размывалась, стоило только задержать глаза на этой долговязой, худой фигуре, казалось, такой же как и миллион других, снующих туда-сюда по улицам. Этот остроносый профиль, с извечно недовольно, вредно  поджатыми тонкими губами, жиденькая, заглаженная темная шевелюра с вкраплениями благородной седины, и глаз, единственный целый глаз, взирающий на собеседника из-под приопущенных, 6ледных век - визуальный облик хитрого хищника, в котором не было ни капли человечности. И это было заметно даже ребенку...
Застывшая прямо перед мирно себе топающим по проулку доктором мелкая девчушка, с любопытной, пухлощекой мордашкой заинтересованно уставилась в перекошенную мину француза, судя по всему спутав прижимающего к себе кейс мужчину с пиратом, только что покинувшем  детский утренник. Шелковая повязка наискосок, прикрывающая пустующую глазницу, завязанные в хвост черные волосы, кокетливые, тонкие усики - любой ребенок признает в нем Капитана Крюка, только с пока еще целой рукой, и без своего смехотворно-напыщенного багрового мундира с ажурными рукавами и шляпы с растрепанным пером. - Пошла вон, - чуть не заехав чемоданом по вихрастой макушке девочки, да так, что та с писком, визгом и плачем рванула в сторону ближайшего магазина, где и спряталась за распахнутыми стеклянными дверями, размазывая по ним гирляндами сопли, Алонсо растянул уголки рта во вредной, зубоскальной улыбке, дернув стрелками усов вверх. - "Ненавижу детей," - презрительно сморщился ученый, поправив очки и небрежно смахнув с черной, глянцевой поверхности кейса невидимую пыль. Странно, что этот весьма недружелюбный субъект решился приютить беспризорника и занялся его, скажем так, воспитанием. Хотя с другой стороны... Ему нужен был подопытный кролик, за которого, теоретически, сошел бы любой бомж. Разумеется, юный воришка был гораздо лучше старого, побитого жизнью и алкоголем подзаборного мужика. Молодой, неиспорченный организм. А еще, ими, молодыми, легко управлять.

Мальчишка был до дрожи благодарен возникшему из неоткуда одноглазому благодетелю, и Рене, профилактики ради, не забывал напомнить своему подопечному, что если бы не он, то где бы ты был, дорогой мой мальчик? Жил с мыслью, как бы раздобыть себе корочку хлеба?
А теперь у тебя есть ВСЕ.
Своеобразная семья, еда и крыша над головой, свое пристанище... Сверх того - теперь у тебя есть крылья, мечта любого ребенка, не так ли?

Его маленький шпион был в полном восторге от всего того, что ему досталось, а Рене, понятное дело, разумел собственную выгоду с пронырливого летуна, успевшего прочесать весь Париж вдоль и поперек, и теперь изучающего Нью-Йорк, куда более опасный и шумный город. Он вложил в этого мальчика слишком много личного времени, и очень надеялся, что в этот раз его ученик не станет сплошным разочарованием...

Отслеживающее устройство в мобильном Клэренса, довольно четко указало место, где сейчас развлекался его подопечный. Старые заводские кварталы, идеальное место для прогулок мутантского сброда. Не удивительно, что Клэр застукал там черепашье отродье. Судя по всему, черепашка там прыгала только одна, и, как успел понять француз - это был Микеланджело. Как же неприятно сводит челюсть под тем местом, где когда-то наглая крапчатая рептилия осмелилась затянуть цепи, чтобы захлопнуть его зубастую пасть. Бывший мутант ненадолго притормозил, замерев посреди полупустой улочки, устало потирая подбородок и скулы, припоминая все те болезненные ощущения, испытываемые им в ту унизительную ночь, когда кучка панцирной ребятни просто смыла его в большой унитаз, как ненужную зверушку. Ничего, еще не все кончено. Рене просто так не убить, сладенькие, не достаточно его подорвать, смыть, скинуть с высотки - этого всего мало, ребятушки, готовьте что-то более интересное, впечатляющее. Потому что его сюрприз превосходит все ваши ожидания. Алонсо Рене вернется красиво и в софитах, все, как полагается герою.
Тонкая, щуплая ладонь любовно похлопала по гулко отозвавшемуся футляру, внутри полупустого чемодана. Он этот момент смаковал долго. Хотя было бы в разы эпичнее возродиться на глазах у всей четверки - но тогда возникал риск того, что братья просто напросто отлупят Лизарда еще до того, как Ящер обретет свою силу. Нет... сейчас самое удобное, самое подходящее время.

Старая фабрика, значит?

Застыв на несколько мгновений перед ржавыми, приоткрытыми воротами, создающими готичную атмосферу своим натянутым поскрипыванием от порывов буйствующих ветров, ученый коротко покачнул кейсом, и бесстрашно шагнул на грязную, неубранную территорию закрытого цеха, щедро раскидывая в стороны носками лакированных ботинок сухую землю с островками жухлой травы. Пока он обошел внушительное строение, сплошняком покрытое ржавчиной, облупившейся серой краской и нецензурным, расписным граффити, француз неловко споткнулся о закопанную в рыхлую почву брошенную, тряпичную игрушку. Кучерявого зайчишку с болтающимися на длинной нитке глазами-пуговицами и оторванным, в клочья и труху, видно собаки постарались, ухом. Гадость какая... С презрением отвернувшись, мужчина размашисто опустил подошву прямо на пузатого, свалявшегося перепачканного "недозверя", с отвратительным хрустом выдавив из его брюха все ватные внутренности, Рене забросил ногу на высокую ступеньку пожарной лестницы... Далеко же ему лезть. Не смотря на свою внешнюю хрупкость, ученый довольно бодро полез вверх, кажется, совсем не напрягаясь, все с той же скептическо-надменной пожизненно миной, словно презирает все вокруг, включая и собственную слабость.
Карабкаться с чемоданчиком, пускай и совсем маленьким подмышкой, было совсем не удобно, так что путь до верха крыши, занял у француза вдвое больше времени, чем он планировал потратить. То и дело приходилось останавливаться и поправлять кейс - не дай бог его драгоценная ноша выскользнет и полетит вниз. Расстояние до земли пока не прям что бы большое, но внутри кейса была хрупкая колба с слишком ценным содержимым, ученому отнюдь не хотелось проверять ее на прочность. Сегодня краш тест он будет проводить на черепашьем панцире.

Когда сухое лицо Алонсо замаячило над бордюрчиком, он был свидетелем весьма любопытной сценки, и сразу выловил из обступивших площадку фабричной крыши теней "плотный", мускулистый силуэт, выставивший ему напоказ покатый карапакс, прикрытый темными тряпками с росписью кланового герба. Апельсиновые ленты струились за его плечами, спускаясь до земли и оплетая широкие лодыжки сидящего на корточках подле неловко растопырившего крылья, поверженного ученика француза подростка. Черепашка и не подозревал, какая грандиозная встреча его ждет через секунду. Ничуть не изменился.
Все такой же.
Зеленый, конопатый, болтливый. Совершенно невнимательный.

Белая лисица, что раздражающе мельтешила перед желанной целью Рене, от вида которой на "живой" глаз бывшего мутанта слезы от сентиментальности наворачивались, соверошенно не волновала ученого. Сия досадная помеха была расценена им как ненужной деталью, об опасности которой, правда, мужчина нисколько не позабыл. Он слышал, что Алопекс сбежала из Клана, перехвалили вестимо, избаловали этот мешок меха и костей, но как... как же это чертовски иронично, как навевает ностальгию... эти барышни предательницы, за неимением лучшего, бегущие в крепкие мужские объятия добросердечных братьев-черепашек. Либо у них там медом намазано, либо провидение просто обожает подкидывать этой семейке беспризорных умниц-беглянок, просто потому что так надо. Это ли не смешно?
- Я так полагаю - мне, - с довольной ухмылкой отозвался на последнюю реплику весельчака мужчина, показательно неспеша перелезая через поребрик и отряхивая идеально выглаженный костюм, не забыв поправить и косынку прикрывающую его искалеченную навек физиономию. Возбужденно лопочущий Вингнат, как и нервно дергающая треугольными ушами Алопекс, были на время позабыты - черепашонок обернулся на странный, до ужаса знакомый голос, и поднялся с колен, выпрямив свою горбатую спину и с неподдельным потрясением вперившись в меланхолично-спокойные черты чужого лица. Как же долго Рене этого ждал... Как ему не хватало этого взгляда - потерянного, перепуганного, откровенно паникующего. Это глаза существа, которое знает кто он такой, знают, кем он может быть, и боятся заранее, что вызывает из глубин волну гордости за себя самого и за то, во что он превратил жизнь этих молокососов.
Прячься, убегай и снова прячься, не так ли?

А сидели бы в своей конуре, носа не показывая, не была бы сейчас твоя рука, малыш, так исполосована, да и братец старший был бы с тобой. Как вам там без него, а? Поди неплохо, раз ты тут развлекаешься с дамочками.
Да, от француза не укрылся перевернутый, одиноко с шуршанием вращающий колесиками скейт, и коробка бумбокса, брошенная на краю, не так уж и далеко от этого места.
Глупый ребенок.
Ненавижу детей...

Растянув губы в хамской ухмылке, Рене молча поставил свой кейс на ограждение, уложив его на один бок, чтобы удобнее было отщелкнуть замочек и распахнуть крышку.

- Детки играют в песочнице, без наблюдения взрослых. Что, малыш, папочка-крыса и твои старшие братики совсем про тебя забыли? А?... Микеланджело.

Выпучивший в изумлении бледно-голубые глаза черепашка вздрогнул, едва не выронив из трехпалых конечностей свое оружие. При звуке чужого голоса юный мутант сделал порывистое движение в сторону, словно давно уже хотел задать стрекача, но все еще завороженно всматривался в нахально самодовольную физиономию ученого, не зная толком, как на все это реагировать. Уж не сон ли это? Видя явственно отразившуюся на веснушчатой мордахе тень недоверия и сомнения, Рене скрипуче посмеялся над отчаянно корчащим рожи весельчаком, - Так рад видеть, что речь отнялась? Смотрю посвежел, возмужал, даже успел завести подружку, как очаровательно. Есть с кого пример брать, не так ли? Как тебя воспитывали, что надо сказать при встрече, ну? - пытливо поинтересовался ученый, одной рукой открывая чемодан. Вряд ли Майк и его спутница со своего места могли разглядеть содержимое таинственного багажа что разложил на приступке, но мистическое, голубовато-зеленое свечение, ореолом окружающее нечто спрятанное внутри, не оставляло сомнений - в кейсе, в бархатном футляре возлежала колба с мутагеном.

- Ты же умер... - наконец разлепил побледневшие губы юноша, до скрипа сжав в кулаках нунчаки, и невольно заняв оборонительную позицию, пригнув голову и выпятив свой внушительный панцирь за напряженно приподнятыми плечами. Разумеется, Микеланджело узнал их старого противника, о котором все благополучно давно позабыли...

- Умер... Хех... Ты слышал, Клэренс? Умер! - с досадой всплеснул руками мужчина, после чего с нарочитой неторопливостью вытащил из бархатных складок туго завинченную стеклотару, до краев заполненную мутагенной сывороткой, другой рукой вытащив из кармана пиджака запакованный стерильный шприц. Словно даже и не беспокоясь, что мутанты просто-напросто бросятся на него, пока он настолько уязвим, Алонсо зажал мерцающую колбу подмышкой, и скрючившись принялся отрывать зубами полиэтиленовую упаковку - весьма не грациозно и не впечатлительно, - Мой дорогой, ну кто же так делает. Хочешь кого-то убить, сначала убедись, что он, тьфу... посмотрите, запаяют же не оторвешь, эх.... что он мертв. Наконец-то, - поудобнее перехватив дозатор, и с усердным видом закручивая острую, тонкую иглу, француз кивнул малость "потерявшейся" от такой наглости публике, - Извини, что так неподготовленно все вышло, - причмокнув, Алонсо вскрыл банку мутагена и присел на край крыши, сосредоточенно втягивая мутную, вязкую жижу в пустой шприц, - Но мне так неожиданно сообщил мой дорогой мальчик, что ты оказывается тут, совсем близко, я как мог...
- Тебя не должно быть здесь, - сумрачно перебил его шутник, указав многогранным концом нунчак в сторону скукожившегося на бордюре в обнимку со светящейся субстанцией ученого. - Мы с братьями лично отправили тебя на самое дно... Ты не мог выжить после такого. Ты... ты такой... Я не понимаю...
- Ну, малыш. Не зря же ты самый тупой, - ехидно хмыкнул доктор, одергивая манжеты... как жаль, что весь его наглаженный костюм, который он заказывал в ателье, через пару минут превратиться в рваное, неприглядное тряпье. Он ведь приличные деньги заплатил!
До селе напряженно дергающая черным носом лисица глухо зарычала, словно бы защищая своего зеленого приятеля. Того и гляди сорвется на разглагольствующего о высоком незнакомца.

- Твой брат давно бы уже замахнулся на меня своей палочкой-выручалочкой, не сказав ни слова, а ты... ты самая болтливая, самая глупая черепашка из всех. Но это не значит, что у тебя есть привилегии... Я нашинкую тебя в салат вместе с остальными.
Алонсо Рене слов на ветер не бросает, черепашка.

Очень знакомое шипение, низкий, гортанный рык из щуплой грудной клетки - теперь подлую внешность монстра под маской добропорядочного дяденьки не узнал бы только ленивый. Да и оставаться таким, судя по всему, Рене оставалось не долго - ученый усердно щелкал ногтем по сыворотке, выпуская последние пузырьки воздуха, и, сия жутковатая прививка предназначалась отнюдь не застывшим каменными изваяниями мутантам. Алопекс не стала ждать, когда заостренный конец иглы коснеться бледной кожи на шее мужчины и впрыснет зеленую отраву ему прямо в кровь, выпустив свои устрашающие когти, прытким вихрем устремилась прыжками прямо к ученому, но прежде чем она достигла пугливо вжавшего голову в плечи француза, ее крепко схватили сильные руки черепашки.
Бесцеремонно прижав девушку к пластрону, юный мутант отпрыгнул назад так быстро, что перед носом ученого, точно бич, щелкнули оранжевые змеи лент, перекинувшихся юноше на грудь, прямо на оказавшуюся в его объятиях лисицу.

- И-извини приятель, Донни сейчас в ванной, я передам ему, что ты заходил. БЫВАЙ! - звучно икнул весельчак, и развернувшись на пятке пламенной юлой, со свистом рванул вперед, на этот раз так  плотно и удушающе сграбастав к себе песца, что у Вингната не было бы и шанса, чтобы как-то вырвать девчонку, и тем самым замедлить спешное бегство ребят - дудки, второй раз себя так одурачить, Микеланджело больше не позволит, неа. И ему совершенно не хотелось видеть, что там делает позади оставшийся вместе со своим учеником Рене.

А француз... он только и успел что схватить рукой воздух на том месте, где столь соблазнительно просвистели апельсиновые концы банданы подростка, в тщетной попытке задержать парнишку. - Проклятье... - зеленоватое око бегло заметалось по темной площадке в поисках летучей мыши - единственного, кто мог бы сейчас не дать этой парочке смыться, пока Рене не будет готов, - Задержи их!

+2

19

I ain't happy, I'm feeling glad
I got sunshine, in a bag
I'm useless, but not for long
The future is coming on

Проводив взглядом удаляющийся по улице фургон с подчиненными, дабы элементарно убедиться, что больше никому из них не пришла в голову гениальная идея самостоятельно присоединиться к командиру в качестве поддержки, Леонардо бросился в ближайший тупик, который связывал ветхим ограждением магазинчик одежды с довольно высоким жилым домом. Перво-наперво черепашке необходимо было самому раствориться в ночном сумраке, как и подобает настоящему бойцу ниндзя. К тому же черно-красное обмундирование Клана Фут прекрасно скрывало широкоплечую фигуру мечника среди призрачных теней, делая его практически невидимым для запоздалых любопытных глаз. Тем не менее, зеленокожему парню все же не стоило легкомысленно спускать свою бдительность на тормозах, а еще лучше - вообще оголить все рефлексы, которые у него имелись. Ведь ситуация выходила довольно щекотливой - его в любой момент могли заподозрить в измене и доложить Шреддеру о странных действиях одного из капитанов многочисленной своры Фут. Ороку Саки вряд ли составит большого труда сложить дважды два и вывести иуду на чистую воду. А там разговор короткий - прощай, родная береза...

Однако в данный момент Леонардо меньше всего размышлял о том, что с ним может случиться - он всецело сосредоточился на идущем по улице Рене и отслеживании его маршрута, который наверняка вел к Донателло и Моне Лизе. Уж больно хорошо была известна всепоглощающая ненависть Лизарда к черепашьему технику с его подружкой, аж до скрежета в пасти.

Легко перемахнув через металлическую урну, доверху набитой строительным мусором, мечник бесшумно вскочил поверх груды ящиков, которые громоздились у стены магазинчика и образовывали некое подобие пирамиды, правда, довольно неустойчивой и опасно покачивающейся от малейшего прыжка помойных котов. Но лидер умудрился лишь коснуться ногой неровно выпирающий из пирамиды ящик, используя тот как ступень для прыжка до полураздолбанной лестницы, висевшей на кирпичной стене дома напротив. От веса Лео, явно превышающего совокупную массу всех районных кошек, дощатые коробки, сложенные кое как, угрожающе вздрогнули...да так и остались валяться на своих местах, попирая собой фасад магазинчика и не привлекая ничье внимание.
Ухватившись за ржавый прут пожарной лестницы, мечник одним резким движением подтянул мускулистое тело вверх и уже через считанные секунды он считал зигзагообразные пролеты, пулей летя на крышу.
“Успеть. Я успею,”- словно мантру повторял шепотом Леонардо, преодолевая по три ступеньки и шикая на особо вдумчивых голубей, парочками курлыкающих под ногами. Быстро взобравшись на широкую площадку, лидер подскочил к противоположному краю крыши, с которого был виден тот проулок, где они высадили Рене. Парень отчаянно надеялся, что потерял не так уж и много времени, и хищный ученый еще не успел уйти далеко. Вытянув шею до такой степени, что аж мышцы скрипнули от напряжения, Лео внедрил жадный взгляд в освещенный тротуар, выискивая среди немногих прохожих тощий силуэт заклятого врага, который непременно должен был проходить именно по этой узкой дороге.

Ага... Вот и он.

Сомнений быть не могло - кому еще придет в голову столь бесцеремонно размахивать чемоданом над головой маленького ребенка, который оказался повинен лишь в том, что просто вовремя не убрался с дороги?
Рене шел вперед довольно быстро и пока с данного проулка сворачивать не собирался. Да и некуда было - вдоль асфальта тянулась плотная вереница маленьких забегаловок фаст-фуд и дисконтных бутиков, где особо не разгуляешься в скрытности, вопреки фильмам про различных шпионов.
Разве только Лизарду взбредет светлая мысль разбавить свою жажду мести чашечкой экспрессо с шоколадным пончиком.

Словом, пока у Леонардо было преимущество - потерять из виду ученого, который, к тому же еще не подозревал о слежке, было довольно проблематично. Однако черепашка помнил, что этот узкий проулок пересекается с набережной, и если сначала пройти по ней вдоль залива, прямо в сторону Бруклинского моста, а через пару сотен метров свернуть, то можно попасть в лабиринт малолюдных двориков и тупиков, куда даже заглядывать не комфортно простому обывателю. И как раз там они с братьями чаще всего и поднимались из канализации, сводя к минимуму риск быть обнаруженными. А еще там отлично сбрасывались все хвосты.
“Скорее всего, он туда и направляется, " - не без основания подумал Леонардо, с какой-то злой силой вцепившись мозолистыми пальцами в бетонированный край парапета. Беда состояла в том, что лидер пребывал в неведении относительно намерений бывшего Ящера. Несложно догадаться лишь о его конечной цели - кровной, очень долгой и мучительной мести. А вот как он собрался ее достигать...
С помощью очередного мутагена или, может, у него за пазухой припасен домашний монстр, которого при надобности разносит до размеров слона?

Как бы там ни было, но одними догадками сыт не будешь, и парень, не теряя больше времени на бесполезные раздумья, с легкостью лани вскочил на край крыши, после чего совершил неоднократное сальто, прыгнув к низенькой ратуше. Выпустив в полете толстый крюк с четырьмя ребристыми зубцами, который Леонардо всегда носил за спиной, он зацепился им за полуразрушенную горгулью ратуши и, повиснув на стальном тросе, аккуратно глянул вниз. Отсюда обзор был значительно хуже, но зато черепашка мог довольно отчетливо видеть Рене с кейсом в руке. “Так и есть, он идет в старые кварталы”- тут же понял мутант, когда ученый в итоге вышел на набережную и свернул к мосту, отбивая лакированными штиблетами мощеное полотно дороги. Лео пришлось скользнуть прямо в тень листвы немногих деревьев, украшающих пристань Бруклина, и бездыханным изваянием затаиться там, в опаске нечаянно зашуршать ветками. Он вдруг всем телом ощутил дрожь напряжения, сердце тяжелым камнем бухалось об грудную клетку, а голова нереально дико раскалывалась. Мечнику казалось, что еще чуть-чуть - и его мозг взорвется от адской боли, которая в последнее время только усиливалась, не получая требуемую дозу успокоения.
Но это сейчас не столь важно.

Гораздо важнее не упустить Рене из виду...

So I command you to
Panoramic view
Look i'll make it all manageable
Pick and choose
Sit and lose
All your different crews
Chicks and dudes

Твою мать!... Ему это все же удалось!
Почувствовав, как его охватывает досада, Леонардо невольно чертыхнулся, сидя на перекошенной ржавой балке и отчаянно лупя глазами в пустой безлюдный переулок, где еще минуту назад шел ученый. Куда подевался этот ненавистный француз?На беду черепашки, Рене мог спокойно уйти в любом направлении, воспользовавшись незаметным лазом в досках забора, например. Или даже одной из узеньких ниш между дворами, коих было великое множество в этом забытом богом районе.

Все, мой друг, конечная? Куда дальше? Где искать брата, который знать не знает об угрожающей ему опасности?

"Так, спокойно. Как учил учитель Сплинтер...Истинная сила не в порывах, а в нерушимом спокойствии..."
На минуту зажмурившись, Леонардо выпрямил спину и сделал глубокий вдох, чтобы огородить свой разум от приступа паники. Пусть не сразу, но лидер все же почувствовал облегчение и чуть поддался вперед на своей балке, вновь окинув взглядом окрестности и внимательно всматриваясь в ближайшие, полуразваленные постройки. Наверняка это где-то рядом, иначе докторишка вряд ли сошел бы с фургона так рано, чтобы романтично прогуляться через ночной город, верно?
Конечно, профессор чешуйчатых наук мог и в канализацию спуститься, прямиком в гости к братьям, но тогда пропадал весь смысл неожиданного звонка и его телефонного разговора в машине. В задумчивости Лео почесал щеку, перебирая в уме различные варианты предполагаемых событий и с предельным вниманием всматриваясь в каждую подозрительную тень.
Наведаться на старую стройку неподалеку?
Или же...

Сверкнув льдистыми глазами в тусклом освещении замызганного двора, Леонардо уставился долгим взглядом на длинные кирпичные трубы старого завода игрушек некогда элитного производителя “Сионик”, которые возвышались всего в каких-то паре кварталов отсюда. Идеальное место для любой заварушки.
Леонардо как-то бывал там, когда охотился за районным мафиози, посмевшему продать Ороку Саки откровенную липу вместо товара и долгое время скрывающимся на фабрике. Самоубийцу они тогда, разумеется, с завода выкурили, но в памяти парня до сих пор стояла жутковатая картинка мрачного облика этого закрывшегося много лет назад строения, где повсюду были разбросаны грязные игрушки, с оторванными частями и деталями, жалобно пучившими раскореженные глаза-стекляшки на живых.
Бр-р!
Будь его воля - лидер вряд ли бы сунулся туда еще раз, однако жизнь брата определенно не стоила каких-то там детских фобий мечника. Поэтому Леонардо, не смея больше раздумывать, с силой оттолкнулся широкими ступнями от своей балки, издавшей на прощание противный скрежет, и перепрыгнул на верх небольшого рекламного билборда, который уже весь был изуродован граффити местных паркурщиков. С легкостью канатоходца скользнув по узкому ребру щита, мечник взял курс прямо на крышу старой фабрики, стараясь ускориться до максимально возможного предела.

“Он здесь!”

Быстро спустившись на тросе с внешней стороны заводской трубы и юркнув под укрытие обвалившихся кирпичей стены одной из заводских пристроек, Леонардо мигом оценил развернувшуюся обстановку. Рене уже успел превратиться в Лизарда... какого-то другого. Или Лео так давно видел мутанта, что уже позабыл истинные черты свирепого Ящера?
Просто этот, новый монстр, теперь казался гораздо больше и шипастее, чем предыдущий... И гораздо агрессивнее...
И как такого останавливать, спрашивается?Почему, ну почему Леонардо не додумался кинуть на голову ученого камень, например, пока тот еще был человеком? Нет, ему позарез необходимо было добраться до Донателло с помощью француза...
Стоп!
Это же не Донни!

Подняв глаза, мечник, наконец, различил в темноте скачущий по пристройкам силуэт своего самого младшего брата в оранжевой бандане, у которого в руках болтался какой-то непонятный шар снежного цвета. За ними яростно свистела по воздуху чья-то летающая тень, очень похожая на гигантского нетопыря, совершающая молниеносные пикирования прямо на бедовые тыковки беглецов, благодаря чему Майку никак не удавалось уйти в тень со своим отсвечивающим багажом. И нетопырь определенно гнал подростков обратно на широкую площадку, прямо в лапы Ящера!
- Черт!- не придумав ничего лучшего, Леонардо схватил один из валявшихся под ногами кирпич и со всей дури запулил увесистый снаряд прямо в лоб монстру, вынудив того с ревом ухватиться лапами за крепкую башку. Воспользовавшись временным ошеломлением Лизарда, черепашка выскочил из своего укрытия, чтобы переместиться под свод водонапорной башни, поближе к чешуйчатому психу. Приземлившись на одно колено, лидер всем карапаксом припал к земле и затаился, внимательно наблюдая за происходящим призрачно-белыми зенками и ухватившись рукой за рукоять ниндзя-то, готовый в любую минуту вступить в бой.

С днем, мать его, рождения, Лизард!

I'm in them
Every sprouting tree,
Every child apiece,
Every cloud you see
You see with your eyes
I see destruction and demise
Corruption in disguise
From this fuckin' enterprise

+2

20

Ей не нравилось летать.

Яростно брыкаясь и рыча, беспрестанно размахивая своими удлинившимися когтями, Алопекс тщетно пыталась достать если не до крыла, то хотя бы до обезьяньей лапы Шизолета, но тот держал ухо востро, ни секунды не выпуская бешено дергающуюся лисицу из внимания, своевременно перехватывая ее таким образом, что у Ло попросту не хватало времени и сил на прицельный удар. А уж когда он, глумясь, подбрасывал мутантку высоко в воздух, той и вовсе становилось не до смеха: хорошо, что она ничего не ела накануне вечером, а иначе бы все содержимое ее исстрадавшегося желудка оказалось живописно разбросано по округе!... Отчасти поэтому, Алопекс больше не орала, хотя все внутри нее буквально переворачивалось от ужаса, когда далекая и одновременно такая близкая земля с головокружительной скоростью проносилась перед широко распахнутыми глазами песца, неуловимо сменяясь бескрайними небесными просторами — успевай только сообразить, где одно, а где второе! Замученная бесконечными кувырками (интересно, а билеты на данный аттракцион продаются?...), Ло почти перестала вырываться из чужой хватки, лишь изредка возмущенно взрыкивая, когда загнутые когти Шиза вновь и вновь пребольно цепляли ей мех на плечах и спине, бесцеремонно сжимаясь вокруг худеньких плеч куноичи, а один раз эта крылатая сволочь даже позволила себе ухватить Алопекс за задние лапы, отчего та все-таки не удержалась от короткого, неописуемо возмущенного вопля. Что за гад, черт его дери!...

"Кажется меня сейчас стошнит," — еще пару раз живописно кувыркнувшись в воздухе, Ло, наконец, получила коротенькую передышку: прекратив выписывать безумные кренделя в ночном небе, Вингнат снова крепко сжал лисицу в когтях и с хихиканьем навернул широкий круг высоко над головой оставшегося внизу Микеланджело, словно бы красуясь перед странно примолкшим мальчишкой. Алопекс, не удержавшись, бросила затравленный взгляд на своего приятеля... и тут же ошеломленно замерла, неверяще оглядев пустое пространство крыши. С одной стороны, это хорошо, что Майки решил уйти... А с другой — кто теперь поможет ей самой?! Девушка обеспокоенно завертела ушастой головой по сторонам, равно как и Шизолет, выискивая глазами невесть куда запропастившегося черепашонка... а затем они оба синхронно повернули морды на звук чужого голоса, с круглыми зенками уставясь на выпрыгнувшего из темноты мутанта — и когда он только успел забраться на такую верхотуру?! Однако прежде, чем Алопекс успела хоть что-нибудь сообразить, в темном воздухе слепяще блеснуло остро заточенное лезвие кусаригамы и с грозным свистом захлестнулось на шее растерявшегося нетопыря, тут же резко потянув его вниз. Не ожидавший подобного выпада Клэренс пугливо заверещал на всю округу и... просто выпустил лисицу из своих когтей!

ТОЛЬКО НЕ СНОВААААА, — в отчаянии взвыла Алопекс, едва почувствовав долгожданную и, вместе с тем, такую неприятную свободу. Падать, слава богу, на сей раз было очень невысоко, но кому ж такое понравится! Охваченная ужасом, Ло с жалобным писком низринулась к земле, ветряной мельницей размахивая лапами в полете, словно бы это как-то могло помочь ей удержаться в воздухе... А затем, уже практически перед самым приземлением, неожиданно почувствовала, как ее торопливо подхватывают чьи-то сильные, упоительно крепкие руки. Лисица не глядя облапила своего героя в ответ, едва ли не уткнувшись носом в чужой пластрон, а затем... затем их обоих с головой накрыло распушившимся до размеров небольшого грозового облака хвостом мутантки. Ребята по инерции качнулись в сторону, едва не шлепнувшись задницами на грязный бетон, но, каким-то чудом, Майки все-таки удержал равновесие и сразу же бережно поставил Алопекс на землю, дав ей несколько секунд на то, чтобы прийти в себя после падения. Горизонт опасно волновался перед расплывающимся взором песца, и той даже пришлось порывисто схватиться лапой за веснушчатое плечо подростка — упс, ну извини, это не так-то просто, как кажется на первый взгляд! — А?... — несколько заторможено откликнулась она на просьбу шутника, уставясь на него с откровенно обалделым видом, далеко не сразу поняв, что от нее требуется... А затем все-таки послушно убрала хвост за спину, подальше от смущенной физиономии Микеланджело. Ее распирала злость напополам с искренней досадой: это ж надо было, так опростоволоситься! Позволить какому-то фрику так легко поднять ее в воздух, да еще и трясти и подбрасывать, точно беспомощного котенка... Такое унижение далеко не всякий стерпит, а что касается Ло, так той вообще хотелось своими руками выпотрошить плененного Шиза, ну, или на худой конец оторвать ему крылья, чтобы он уже никогда больше не смог взлететь.

Ей-богу, Алопекс можно было назвать свирепой, но не кровожадной — однако Клэренс сумел-таки довести ее до белого каления!

И все же... все же, она сумела подавить охватившее ее бешенство, вопреки желанию растерзать Вингната на мелкие кусочки. Даже несмотря на то, что лисица вновь была в относительной безопасности и твердо стояла лапами на земле, ее внутренние инстинкты кричали в разы громче прежнего, и крылатый шизик тут, увы, был совершенно ни при чем. Пока Майки самоуверенно попирал врага широченной ступней, с видом бывалого ковбоя сматывая свою длиннющую цепь, его белошкурая приятельница уже худо-бедно справилась с охватившим ее головокружением и теперь с удвоенной тревогой зыркала по сторонам, боясь, как бы они с весельчаком не попали в скрытое окружение. Беспокойства также прибавляла странная ухмылочка на уродливой морде Шизолета: мутант совсем не казался напуганным, наоборот, он с явной насмешкой взирал на Микеланджело в ответ, словно бы ожидая чего-то... или кого-то? Пугливо отведя уши назад, все еще слегка болезненно покачиваясь на ходу, Ло бесшумно подобралась поближе к своему другу, встав точно за его панцирем... А затем и вовсе умоляюще накрыла лапами его конопатые плечи, невольно вынуждая шутника обратить на себя внимание. Поди не обрати, когда на твоем карапаксе висит такая увесистая звериная тушка!

Майки, нужно уходить, — не это ли она говорила ему каких-то жалких десять минут назад? Казалось бы — прислушайся, да нет же, просто вдумайся на мгновение, ведь все произошло в точности так, как и предсказывала Алопекс! Ну... может, не совсем так, но ведь она с самого начала уговаривала мутанта покинуть это место! Но нееет, куда интереснее сыграть в крутого копа и выбить информацию из злобного преступника-мутанта, сознательно игнорируя все тревожные звоночки... Поняв, что Майки не собирается уходить, Ло нехотя соскользнула обратно на землю и на всякий случай еще пару раз дернула черепашку за руку, почти умоляюще глядя на того снизу вверх. Ноль реакции... Да что ж такое-то! Неужели это так сложно, просто взять и уйти, покуда у них еще имелась такая возможность?! Лисица не то, чтобы злилась, но была не на шутку обеспокоена таким явным равнодушием со стороны весельчака. Как будто он сам не чувствовал неладное!...

И что прикажете делать в такой ситуации?...

Окантованное черной полосой ухо настороженно дернулось в сторонку, едва только слуха приятелей коснулся тихий, сочащийся ядом голос их нового противника — а затем и вся Алопекс, встрепенувшись, целиком развернулась навстречу незнакомому действующему лицу, однако, не спеша высовываться из-за края чужого панциря. Присутствие Шиза было благополучно забыто; отныне взгляд песца оказался намертво прикован к высокому человеческому силуэту, столь незаметно подкравшемуся к ним из темноты. В первое мгновение, ей почудилось даже, что это мог быть кто-то из Клана Фут, до того внезапно он объявился на краю площадки — почти как опытный ниндзя, хотя, скорее всего, это просто сами ребята дали маху, чересчур отвлекшись на злорадно ухмылявшегося Шиза. Но затем, присмотревшись как следует, Алопекс поняла, что этот человек едва ли хоть как-то связан с Кланом... По-крайней мере, внешне об этом ничего не говорило. Тем не менее, голос чужака казался ей смутно знакомым. Они определенно точно встречались прежде, но при каких обстоятельствах? И почему Ло, которая вроде бы ни разу в жизни не жаловалась на память, все никак не могла его узнать?... Вся обратившись в зрение и слух, настороженно втягивая носом прохладный ночной воздух, лисица с возрастающим напряжением следила за ходом чужого разговора, с каждой секундой все больше изумляясь происходящему. В какой-то момент она даже, не удержавшись, озадаченно перевела взгляд на Микеланджело, мысленно подивившись тому, как сильно тот побледнел... а затем снова недоуменно уставилась на мирно разглагольствующего Рене, кажется, уже потихоньку начиная догадываться, с кем они оба имеют дело. Да уж, сложно было не узнать столь характерную манеру общения, присущую лишь одному человеку на всем белом свете, да еще этот звучный французский акцент... и повязка на лице... и халат...

Только вот, на минуточку — разве Лизард не был огромной, грозно шипящей тварью с хвостом и бездонной клыкастой пастью?

"Что-то здесь не вяжется," — Алопекс в смятении отступила на полшага назад, по-прежнему крепко удерживая Майка за перемотанное запястье. Из груди мутантки, как и всегда в такие моменты, рвалось хриплое, остервенелое ворчание, постепенно нараставшее в полноценный рык, по мере того, как Рене неторопливо расчехлял свой багаж и погодя с издевкой отзывался на растерянные реплики Микеланджело, явно потешаясь над его ошеломленной миной. Обратив внимание на странное, какое-то даже призрачное голубовато-зеленое свечение под рукой у чудом воскресшего доктора, Ло молча перевела взгляд ниже, сосредоточив основную часть внимания на продолговатой колбе с мутагеном. Покуда Лизард (а точно ли это был Лизард? разве существовала обратная мутация?...), ни на секунду не прерывая собственной болтовни, аккуратно набирал себе полный шприц этой гадкой сыворотки, Алопекс, в свою очередь, медленно растягивала пасть в предупреждающем оскале, настороженно дергая носом и сморщенной верхней губой, вся распушившаяся и готовая в любой момент броситься вперед, чтобы прикрыть Майка от возможной угрозы. Однако, Рене вовсе не собирался их атаковать... по крайней мере, прямо сейчас. Соответственно, и Алопекс с Микеланджело не торопились кидаться на него в ответ, все еще отчаянно не понимая, что он собрался делать. И лишь когда острие иглы оказалось направленно прямиком в обнаженную, ярко освещенную бирюзой вену профессора, до Ло, наконец-то, дошло.

Неважно, как Рене сумел вернуть себе человеческий облик... Важно то, что он собирался снова превратиться в ящере — а то и в кого-нибудь похуже!

"Черта с два!"

Прозвучавшее из уст Рене имя стало своеобразным побуждением к действу: лишь только доктор по-удобнее схватился за шприц, как Алопекс с громким рычанием сорвалась ему навстречу, широко распахнув свои жуткие зубастые челюсти и на бегу выпустив когти из обеих лап — ох, нет, ты не посмеешь! Мощно оттолкнувшись задними лапами от площадки, зло ощерившаяся мутантка в несколько стремительных скачков преодолела разделявшее их с Лизардом расстояние и безжалостно замахнулась рукой, готовясь одним сильным ударом выбить шприц с мутагенной сывороткой... Ее грозные металлические когти со свистом рассекли воздух, буквально на сантиметр не достав до физиономии испуганно сжавшегося противника; прежде, чем Ло успела коснуться земли, ее довольно-таки жестко перехватили за поясницу, сразу же бесцеремонно дернув лисицу назад, отчего та аж слепо щелкнула клыками перед самым лицом Рене — повезло еще, что нос не оттяпала! От такого резкого рывка, у куноичи аж дыхание перехватило; ничего не понимая, в мгновение ока сменив яростный оскал на полу-испуганное, полу-растерянное выражение, Алопекс плюшевой игрушкой повисла на локте сграбаставшего ее мутанта, совершенно сбитая с толку его неожиданным поступком. Майк не стал дожидаться, пока и Рене, и Ло придут в себя от изумления и, скороговоркой пробормотав какую-то спонтанную шутеечку на тему "скажи что меня нет дома" — "хорошо, он говорит, что его нет дома", резвым кузнечиком ломанулся в обратном направлении, на бегу затолкав песца куда-то под мышку. Вконец обалдевшей воительнице только и оставалось, что расслабленно свесить все четыре конечности и хвост, позволив им свободно болтаться на ветру, аки сброшенные с мачты паруса.

Эм... и что все это значит, Микеланджело?...

Ты с ума сошел?! — в кои-то веки Алопекс позволила себе рассердиться на очевидно сглупившего подростка, не давшего ей расправиться с их общим противником. Чего ради он вмешался в происходящее?! Испугался за чужую шкуру? Но ведь Рене был относительно безопасен, до тех пор, пока не мог вколоть себе новой порции мутагена! И что прикажете делать теперь?! — Какого... Лизарда... ты... меня... остановил!!! — по мере того, как Майк огроменными шагами перемахивал с одной крыши на другую, Ло пушистой бочкой трепыхалась у него в руках, звонко щелкая челюстями друг о друга при каждом новом таком прыжке. — Я... могла... убить его!... пока он... еще не... превратился... в кого... нибудь... похлеще!!! — не зная, как еще выместить скопившуюся внутри досаду, мутантка обиженно ткнула Микеланджело локтем в бронированный бок, но лишь ушиблась сама, в то время как сам парнишка едва ли вообще почувствовал этот слабенький удар. Раздраженно фыркнув себе под нос, Ло с донельзя хмурым видом скрестила руки на груди, насколько это вообще позволяла ее до крайности неудобная поза... а затем хрипло взвизгнула от неожиданно мощного толчка, пришедшегося точно в карапакс бегущего вместе с ней весельчака. Не удержавшись на ногах, подростки едва ли не в обнимку покатились по грязной площадке, до какого-то момента лихорадочно прижимаясь друг к другу, но затем все-таки нехотя "распавшись" на два отдельных кома, устремившись каждый в свою сторону. Кое-как прервав свое неконтролируемое падение, Алопекс не без труда приподнялась на выставленных перед собой локтях, сплевывая забившуюся на язык пыль... а затем в откровенном бешенстве уставилась на знакомый крылатый силуэт, с размаху рухнувший на пластрон ее голубоглазого приятеля.

Опять этот гадкий нетопырь?! Как же он ее достал!...

Пока Клэренс увлеченно вопил какие-то угрозы прямиком в скалящееся от напряжения (и, возможно, отвращения, ибо дыхание у мутанта было весьма далеким от благоухания райских лилий) лицо Майка, попутно силясь впиться клыками в любую доступную ему часть черепашьего тела, а сам подросток отчаянно отбивался и удерживал когтистые рукокрылья Шиза подальше от своей бесценной физиономии, Ло бесшумно вскочила на ноги и подбежала ближе к напряженно борющимся противникам. Не дожидаясь, пока Вингнат обратит внимание на ее зловещее присутствие рядом, Алопекс не глядя подхватила с земли какую-то гнилую, но увесистую деревяшку и подобралась вплотную к отвлекшемуся мутанту, на ходу хорошенько размахнувшись своим "оружием" — ну а что, на войне все средства хороши!

Улыбочку! — что ни говори, а удар по вредной курносой физиономии вышел что надо! Доска аж распалась на части в руках лисицы, а сам Шизолет живописно крутанулся вокруг собственной оси, взмахнув длинным языком на прощание, и тяжело ухнул куда-то за край стены, оставив ребят наедине друг с другом. Отбросив то немногое, что осталось от злополучной деревяшки, Ло с тревогой склонилась над усевшимся Микеланджело — кажется, тот был в полном порядке, просто, как и она сама, чуть ушибся при падении. Слава богу! — Вставай, — Алопекс деловито подпихнула юношу под панцирь, вынуждая того поскорее принять вертикальное положение. — Уходим, пока нас не... догнали, — лисица резко осеклась, заметив, как сильно изменилось выражение лица Майка, еще мгновение назад светившееся явным облегчением. Внушительных размеров тень накрыла их обоих, вынудив Ло тревожно оглянуться через плечо... чтобы затем в ужасе обмереть при виде рослого хвостатого силуэта на вершине ближайшего к ним облупленного рекламного щита. Похоже, что Лизард все это время со скоростью промышленного товарняка следовал по пятам убегающих подростков, ориентируясь на крылатую тень своего напарника, и теперь даже не думал останавливаться, готовый всей массой обрушится точно на головы своих притихших жертв.

Едва только его горбатая фигура мощным прыжком оторвалась от покосившейся металлической конструкции, оба — и Майки, и его подруга — резво прыснули в разные стороны, уступая Рене место для приземления. Здоровенные когтистые лапы едва не проломили крышу насквозь, с чудовищным грохотом образовав сразу несколько глубоких уродливых вмятин под собой, но профессора сей факт, кажется, ни капельки не смутил. Внушительной горой мускулов нависнув над упавшим рядом с ним Микеланджело, Лизард издевательски ухмыльнулся в добрую полусотню заостренных хищных зубов, каждый из которых походил своей формой на миниатюрный кинжал с загнутой кромкой: кто здесь просил улыбочку?! Осознав, что ее другу, возможно, вот-вот придет конец, Алопекс без лишних раздумий бросилась ему на подмогу — Рене едва ли вообще заметил ее рывок, до того шустро мутантка просочилась между ящером и черепашкой, встав точно между ними и наградив врага коротким, но звучным рыком, что едва вязался с ее безобидной внешностью.

НАЗАД! — сложно сказать, кому из присутствующих был адресован этот рявк; вполне возможно, что обоим сразу. Не дожидаясь, пока Лизард сообразит, с кем он имеет дело, и ожидаемо поржет над своей новой противницей, Ло с гортанным рычанием бросилась в атаку, с впечатляющей легкостью увернувшись от машинального взмаха огромной чешуйчатой лапищи — реакция у Рене была что надо, но все еще не такой быстрая, как у Алопекс. Запрыгнув на чужое предплечье, точно мартышка на насест, Ло снова оттолкнулась и размашисто ударила когтями по ощеренной морде Лизарда, заставив его издать протяжное змеиное шипение. Сразу несколько глубоких порезов вспыхнуло на нижней челюсти мутанта, ближе к тому месту, где его голова соединялась с дряблой, но все еще толстой и мускулистой шеей — мда, такую при всем желании не разрубишь... Значит, будем колоть! Увернувшись от звонко клацнувшей рядом с ней крокодильей пасти, Алопекс муравьем пробежала вверх по плечу Лизарда и бесстрашно перемахнула на его необъятную спину. Оседлать его на манер того, как это сделал Микеланджело во время битвы в коллекторе, Ло, конечно же, не могла, но позиция все равно оказалась до крайности удобной. Настолько, что лисица немедленно принялась кромсать своего "скакуна" когтями, с пугающей частотой всаживая их в чужую плоть, нанося Рене целую череду глубоких проникающих ранений, которые едва ли могли оказаться для него смертельными и вообще сколь-нибудь серьезными, но все еще причиняли ящеру страшные мучения, от которых любой захотел бы поскорее избавиться. Раздавшийся ответный рев Лизарда, кажется, можно было расслышать на другом конце мегаполиса... Но этого все еще казалось ей мало. Как только Рене пришел в движение, выгнув израненную спину на манер ожившей горгульи, Алопекс и не подумала отскакивать прочь, вместо этого предпочтя всадить свои страшные когти еще глубже в содрогающуюся, кровоточащую плоть — попробуй-ка, оторви!

Поняв, что имеет дело с донельзя наглой и шустрой дрянью, которая, вдобавок, хорошо знала, куда нужно бить, Рене, в свою очередь, резко покачнулся в сторону, стремясь размазать дерзкую шавку о первую попавшуюся ему стену. Бедняга Микеланджело лишь каким-то чудом успел убраться из-под чужих лап; не обращая внимания на спешно отползшего прочь мутанта, Лизард с размаху протаранил плечом ближайшую кирпичную кладку, но лишь нанес себе парочку дополнительных ушибов — Алопекс вовремя забралась выше по его спине, избежав, тем самым, сокрушительного удара, который почти наверняка сломал бы ей позвоночник. Однако, кое-чего Рене все-таки добился, а конкретно того, что лисица, отвлекшись, неосторожно свесила пушистый хвост на впалую грудь ящера. Лизард тут же сграбастал тот лапой, решительно сдернув Ло со своего плеча; та же, в свою очередь, умудрилась нанести ему еще парочку скользящих порезов, в отчаянной попытке удержаться на чужой спине, а под конец и вовсе запустила клыки глубоко в когтистую ладонь профессора: так тебе и надо, ублюдок тупорылый! Несколько долгих секунд, Рене с раздражением вглядывался в искаженную морду повисшего на его руке песца, словно бы вопрошая, что это за мерзость и какого черта она посмела его кусать... А затем протяжно рявкнул прямо в лицо Алопекс, обдав ее испепеляющим потоком жара вперемешку с капельками мутной, вонючей слюны. Ло с отвращением зажмурилась, едва не утопив уши в взъерошенном мехе на затылке; в тот же миг, ее тело оказалось стиснуто в грубом, удушающем захвате, вынудившим ее выпустить окровавленную ладонь из зубов.

Черт... а вот это уже было по-настоящему больно!

А-аай!! — лисица судорожно рванулась из чужой хватки, кажется, вот уже чуть ли не в десятый раз за этот вечер чувствуя себя совершенно жалкой и беспомощной. Да уж, Рене это вам не доходяга-Шизолет, такой схватит — и все, прощайте, ребра! А ведь она только недавно их вылечила. Понимая, что еще немного, и Лизард просто раздавит ее в мокрую лепешку, Ло в панике заозиралась по сторонам, ища возможные пути спасения... Но доктор решил этот вопрос за нее, просто-напросто с пренебрежением отшвырнув лису прочь, покуда та не нашла, куда бы еще вцепиться своими крохотными клычками. Не успев отреагировать на сей бросок, Алопекс неуклюже прокатилась по грязи, вдоволь выпачкав свой роскошный белый мех... а затем неожиданно была поймана в чьи-то радушные, непривычные объятия, которые на проверку оказались загребущими крыльями взобравшегося на крышу Вингната.

И, судя по мрачной улыбке на помятой физиономии последнего, он был только рад вернуть лисице свой памятный должок.

+2


Вы здесь » TMNT: ShellShock » IV игровой период » [С4] Knock, knock, you about to get SHELL SHOCKED!