Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » IV игровой период » [С4] Knock, knock, you about to get SHELL SHOCKED!


[С4] Knock, knock, you about to get SHELL SHOCKED!

Сообщений 31 страница 35 из 35

1

https://i.gyazo.com/164b51d2dff1ffdb36fafd0a50ba60f2.png


Участники: Alopex, Michelangelo (первая половина отыгрыша), далее A.Rene, Leonardo, Donatello, Raphael, Mona Lisa
Место и время: спустя несколько дней после событий вот этого эпизода
Краткий анонс:
...вот так-то оно и случается в жизни: сперва вы готовы порвать друг друга на мелкие кровавые лоскуты при встрече, а теперь и дня друг без друга прожить не можете. Кто мог знать, что однажды злобная и безжалостная наемница Клана Фут окажется самым преданным союзником Братства Хамато? Правда, подлинное доверие еще только предстоит заслужить, но это дело плевое, особенно, когда тебе помогает сам доктор Алонсо Рене — профессиональная сваха, непревзойденный тамада и опытный семейный психолог в одном огромном зеленом флаконе.

+2

31

Какой же он все-таки тяжелый.

Ло едва заметно поморщилась от боли в раненном плече, — том самом, на котором сейчас мирно покоилась голова избитого черепашки, — но даже не подумала выпускать Майка из своих крепких, бережных объятий. Рука сильно занемела, а колени затекли от продолжительного сидения на жестком и мокром асфальте, однако все это казалось сущей ерундой, по сравнению с тем, как сильно досталось ее бедному приятелю. Смерть ему, к счастью, больше не грозила, а вот кома или сильное переохлаждение — запросто, и эта мысль вынуждала ее нервно елозить хвостом по грязи, таким же грязным и слипшимся, как и вся остальная ее шерсть. Да уж, на них обоих сейчас без слез не взглянешь... Но Алопекс повезло отделаться одной-единственной поверхностной царапиной да парочкой досадных синяков, а вот на теле ее спутника буквально ни одного живого места не осталось. Следовало как можно скорее перенести его в какое-нибудь другое, желательно, теплое и сухое, а главное — безопасное место, пока сюда не дай боже не слетелись другие футы... или кто-нибудь похуже, вроде самого Рене и его мерзкого прихлебателя, чудом оставшихся в сознании после головокружительного падения с крыши. Однако взгляд лисицы был по-прежнему устремлен на лицо второго мутанта, такое же серьезное и растерянное, как и у нее самой. Леонардо ответил не сразу, предпочтя отвести взор и какое-то время молча поразмыслить над словами взъерошенной куноичи, невидяще уставясь куда-то в темное пространство перед собой. Алопекс его не торопила... Более того, она, кажется, уже заранее знала его ответ.

Он не вернется.

"И на что я надеюсь," — мысленно вздохнула девушка, продолжая с донельзя усталым видом наблюдать за бывшим лидером команды, сама толком не зная, чего она пытается от него добиться. Ну не брать же его за руку и не тащить домой силком, вопреки его сердитым возражениям? Майки, наверное, так бы и сделал, но он-то его брат, родная кровь, а что Алопекс? Точно такой же беглец, непонятно зачем сующий нос в чужие семейные разборки. Не ей учить Лео уму-разуму, и уж тем более не ей упрекать его в предательстве и уходе. Лео прав, она ничего не знает о причинах, побудивших его на такие странные, необъяснимые поступки... Но, с другой стороны, именно Алопекс могла бы понять его лучше всех остальных, если бы он только решился поделиться с ней своими мыслями. Чего он, разумеется, никогда не стал бы делать — ведь она была ему совершенно чужой. — "Ты никто, и звать тебя никак, сестрица, так чего же ты разоряешься попусту?" — наемница вновь украдкой поерзала под весом навалившегося сверху Микеланджело, а затем  все-таки аккуратно прислонила его назад к голой кирпичной стене, чувствуя, что еще немного — и бедолага просто-напросто соскользнет с ее онемевшего плеча и бухнется щекой в грязь. Жаль, что у нее нет таких мощных накаченных мышц, чтобы удерживать его на себе дольше нескольких минут... "Все будет хорошо, Майки," — пользуясь тем, что Лео смотрит в другую сторону, она успокаивающе провела ладонью по бледной и исцарапанной щеке юноши, убирая налипшую на нее грязь... а затем вновь перевела взгляд на мечника, с удивлением прислушиваясь к его ответным словам.

"Пока"? — слегка растерянно переспросила она, но тут же умолкла, позволяя мечнику высказаться до конца. Так, значит, он все-таки хотел вернуться? Ло чуть нахмурилась, чувствуя здесь какой-то подвох. Почему не сейчас, Лео? Ты боишься, что тебя не примут обратно? Или ты по-прежнему веришь, что твое место в Клане Фут? Леонардо слабо, непривычно мягко улыбался ей, словно бы пытаясь сказать: все будет хорошо, не сомневайся в этом... Но Алопекс было не так-то просто успокоить. Уж она-то получше других знала о том, до чего это опасно — оставаться под боком у Шреддера, притворяясь верным и надежным воином, коими они с Лео ни разу не являлись... Почему он так хотел остаться? — "Он убьет тебя, если догадается," — ей ужасно хотелось крикнуть об этом вслух, а еще больше шлепнуть этого упрямого мальчишку по лбу, но она сдержалась, лишь упрямо нахмурившись и поджав свои тонкие черные губы, с хорошо различимым сомнением отведя взгляд в сторону. Даже когда Леонардо присел на корточки рядом с ней и осторожно накрыл ее плечи своими большими трехпалыми ладонями, она все равно продолжала насуплено пялиться куда-то мимо, однако, усиленно размышляя над его словами. — "И Майки... Майки ни за что не простит меня, если узнает," — эта мысль не давала ей покоя. — "Равно как и остальные... Они должны знать правду! Я не смогу держать их в неведении, они же мои... мои..." — друзья? Да, верно. Они друзья, а у друзей не может быть никаких тайн друг от друга... Тем более, если дело касается Леонардо! Однако Лео сам попросил ее об этом, а она, на минуточку, была у него в серьезнейшем долгу. Как же ей лучше поступить?

Я... я ничего не расскажу, — в конце концов, после долгого и мучительного молчания, нехотя пообещала мутанту Алопекс. Ее ладони накрыли запястья Леонардо, едва ощутимо их пожав — своеобразное закрепление "сделки" между ними. — Но и ты пообещай, что будешь осторожен, — она внимательно посмотрела в бледные, серовато-голубые глаза черепашки, такие усталые и лишенные привычного самоуверенного блеска. Он и впрямь показался ей ужасно измотанным... Наверное, это из-за скрытых внутренних переживаний. Майки примерно также глядел на нее тогда, в темном подземелье доджо, когда лисица сказала ему о том, что ждать возвращения Лео бессмысленно. Как же ей сейчас хотелось повернуть время вспять и опровергнуть собственные слова! Откуда ж ей было знать о том, что мечник решит исправиться... Она чуть крепче стиснула чужие предплечья, все также пристально взирая на юношу в ответ. — Если с тобой что-нибудь случится, твоя семья не переживет этого, "...а вина за это будет лежать на мне," — закончила Алопекс уже про себя, выпуская руки мечника из своей когтистой хватки. Предоставив Леонардо свободно выстраивать их дальнейшую стратегию поведения, как это и полагалось настоящему лидеру, Ло вновь беспокойно оглядела разбитое лицо шутника, а затем аккуратно стянула покосившуюся, заляпанную кровью и грязью маску ему на грудь — ярко-оранжевая ткань побурела от насквозь пропитавшей ее влаги и неприятно липла к коже.

Хорошо, — устало откликнулась она, отрешенно проводя костяшками пальцев по виску своего бедного приятеля. Жаль, что она сама не медик... да и Лео тоже. Они бы придумали, как помочь Микеланджело до прихода оставшихся братьев. Зябко обхватив руками собственные мокрые, заляпанные кровью плечи, Алопекс внимательно обвела взглядом пустынную крышу. — Где-то здесь должен быть черепахофон Майка, — вспомнила она вдруг. — Если его не смыло... Он дал мне его, чтобы я вызвала подмогу, но я его выронила, — точнее, Шиз выбил устройство у нее из рук, но какая к черту разница. Она должна была действовать шустрее. — Побудь с ним немного, я сейчас, — оставив несчастного подростка наедине с его старшим братом, Алопекс на четвереньках двинулась обследовать залитую водой площадку, напряженно втягивая носом прохладный ночной воздух — точь-в-точь как большая белая ищейка. Мех ее беспорядочно торчал в разные стороны, но сейчас Ло, сказать по правде, было совершенно наплевать на то, как она выглядела со стороны. К вящему облегчению наемницы, спустя несколько минут ей все-таки удалось отыскать злосчастный черепахофон, буквально в паре десятков метров о того места, где сейчас лежал Майки; спешно схватив аппарат в руки, Алопекс с замиранием сердца ткнула когтем в потухший экранчик, молясь, чтобы тот включился. К счастью, корпус устройства оказался водонепроницаемым и, как видно, устойчивым к ударам — убедившись в этом, Ло торопливо устремилась обратно, надеясь, что Леонардо сможет ей помочь.

Он работает, — чуть запыхавшись, воскликнула она. — Но я не знаю, как его разблокировать, — она вручила черепахофон Лео, а сама присела рядом с Микеланджело, внимательно наблюдая за дальнейшими манипуляциями старшего подростка. Мечнику потребовалось всего секунд пять на то, чтобы сообразить, что ему нужно делать: подхватив тяжелую лапень весельчака, он аккуратно прижал один из его пальцев к ярко вспыхнувшему дисплею. Кажется, это сработало. Забывшись, Алопекс на цыпочках обошла лежавшего перед ней мутанта и с любопытством сунулась мордой поверх плеча Леонардо. Экран черепахофона отразился в ее глазах двумя большими светящимися прямоугольниками. — Ты ведь знаешь, как отправить сигнал о помощи? — на всякий случай уточнила она, обеими руками держась за сколотый воротник чужого панциря. Убедившись, что Лео сам во всем прекрасно разбирается, Алопекс перестала наваливаться на его карапакс и вновь опустилась на корточки за его спиной, невольно накрыв ладонью свое раненное плечо. Но думала она сейчас вовсе не о своем порезе, а о том, как скоро доберутся сюда остальные черепашки. Майки выглядел ужасно и, кажется, слегка вздрагивал под порывами холодного ветра. Заметив это, Алопекс немедленно подобралась поближе и вновь крепко облапила бедолагу, надеясь, что это хотя бы отчасти поможет ему согреться. Как же ему крепко досталось... Ло заботливо переложила голову Микеланджело обратно на свое плечо, далеко не сразу обратив внимание на пристальный взгляд Леонардо, а когда, наконец, заметила — то всерьез порадовалась тому, что не умеет краснеть сквозь шерсть.

...он спас меня от футов, когда те окончательно загнали меня в угол, — нехотя призналась она, чувствуя, что у Лео назрело немало вопросов при взгляде на эту странную парочку. — Он не должен был вмешиваться — но он все-таки это сделал. Я обязана ему жизнью... и тебе тоже, — Алопекс неожиданно слабо улыбнулась. — Ты уже второй раз приходишь мне на выручку. Надеюсь, однажды мне удастся вернуть этот долг вам обоим. А до тех пор побереги себя, ладно? — Не дай Шреддеру завладеть твоей душой.

Видит бог, она и без того достаточно настрадалась.

+2

32

Леонардо очень надеялся, что черепахофон Майка все ж не смыло с крыш, и Алопекс сумеет его разыскать. Вовремя отправленный сигнал бедствия мог бы избавить обоих мутантов от множества проблем, включая упущенное время, которое сейчас было особенно драгоценно. Тяжелое состояние Майка не позволяло бывшим соклановцам растрачивать понапрасну даже минуты: транспортировка едва живого мастера нунчак предстояла отнюдь не простая, а долгое отсутствие медицинской помощи грозило обернуться для последнего существенными осложнениями. Но сидеть, сложа руки, лидер тоже не мог.
Поэтому, пока куноичи отсутствовала, Лео уже морально готовился тащить на своем панцире шутника, заранее прикидывая в голове кратчайший путь по витиеватым канализационным лабиринтам, чтобы как можно скорее добраться до логова черепашек. Благо, он отлично помнил всю сеть подземных коммуникаций, включая заброшенные линии метрополитена и обширные выходы к Нью-Йоркскому заливу.
"Можно будет пойти переходом через старое депо, а уж там спуститься на нижний ярус. Другое дело, как нам обойти разрушенный тоннель... Хотя там полно мелких лазеек, Алопекс наверняка будет под силу воспользоваться одной из них."

Аккуратно поправив заваливающегося на бок Микеланджело, мечник огляделся по сторонам в поисках белоснежной куноичи, которая уже сама спешила обратно со всех задних ног. Чуть прищурив голубые глаза, парень пару секунд распознавал темно-зеленый предмет, зажатый в лапе песца, и тут же облегченно выдохнул: все-таки нашла!
- Молодец! - не удержался от похвалы Леонардо, быстро забрав мокрый черепахофон Майка из ладоней Ло. Хвала продуманности брата-изобретателя, который уже давным-давно зарекся мастерить для связи хрупкую технику, зная, через какие медные трубы ей, порой, приходится проходить. Аппарат практически не пострадал от ударов, если, конечно, не считать тонкую трещину на защитном стекле, да несколько уродливых царапин вдоль матовых боковин.
- Обычно блокировка снималась по отпечатку... - задумчиво хмыкнул мечник, после чего подхватил правую руку весельчака и, оттопырив его большой палец, прижал отпечатком к дисплею, на котором терпеливо светился запрос идентификации. - Если только Донателло не усложнил распознавание, а то нам... Нет, заработал. Отлично, - перехватив черепахофон поудобнее, лидер принялся поочередно прожимать пёстрые иконки и выпадающие меню, коих у весельчака оказалось великое множество. - Не мобильник, а свалка... Майки как обычно, - беззлобно проворчал себе под нос Лео, сетуя на стандартный беспорядок младшего даже в телефонном браузере. Быстро пробежавшись пальцами по паре внутренних настроек, парень, не поднимая головы, ответил на вопрос Алопекс: - Разумеется. Я уже активировал сигнал, который даст координаты вашего с Майком местоположения на черепахофоны моих братьев. Теперь остаётся только ждать...

Ждать... Долго, утомительно ждать, когда даже тикнувшая минута может показаться целой вечностью... Точно так же ждал подмоги Донателло, с последним отчаянием послав свой крик о помощи и надеясь прожить хотя бы еще несколько мгновений до прихода братьев. Тот звонок, ставший впоследствии роковым, мечник благополучно проворонил, беззаботно отдыхая на ночных крышах. А может быть, он сам отмахнулся от вызова, подсознательно не желая ничего слышать, чтобы не возвращаться в гнетущую атмосферу раздоров и взаимного отчуждения, которая царила между мутантами Хамато?... Леонардо боялся ответить на этот вопрос, прекрасно зная, что честность ответа ему вряд ли понравится.

Решив покаяться как-нибудь в другой раз (уж точно не сейчас), Леонардо отмахнулся от навязчивых мыслей самобичевания и горького чувства вины, вновь сосредоточившись на сегодняшнем происшествии. Если предположить, что братья собрались сразу после того, как услышали сигнал бедствия, то лидеру надо бы уже начать тикать в зону невидимости, если он не хочет быть застуканным на "месте преступления". Ах да, и удочку-крюк смотать бы не забыть, а то она все еще красноречиво перетянута стальным тросом между этажами.
- Ло...- ему нужно было сказать песцу кое-что важное, да только черепашка умолк на полуслове, едва только взглянул на куноичи, которая все пыталась согреть дрожащего Микеланджело. Невольно нахмурив лоб, Лео почесал впалую оцарапанную щеку в попытке понять, что именно его так смущает в заботливом и вполне безобидном поведении Алопекс.

"Не слишком ли усердно она к нему прижимается? Еще чуток - и братишка буквально растворится в ее белизне... Майк, конечно, плох, но не до такой степени... Кем ты успела ему стать, Ло?"

Разумеется, Леонардо хватило тактичности не лупить прямо в лоб, тем самым поставив девушку в неловкое положение. Однако перестать так красноречиво пялиться на жмущуюся парочку он не мог, и в конечном итоге, полярная лисица заметила его озадаченный взгляд и поспешила разъяснить причину столь гипертрофированной заботы о шутнике.

"Ах, вот оно в чем дело. Ну да, обычно все так и начинается - со спасения прекрасных барышень," - пряча беззлобную усмешку, подумал лидер, после чего, оперевшись на колено, медленно выпрямился во весь рост. Концы багрового шарфа были радостно подхвачены ночным ветром, тут же затрепыхавшись двумя узкими лентами.- В этом весь Майки, он не может пройти мимо того, кому требуется помощь... - вновь взглянув на весельчака, который все еще пребывал в коматозном состоянии, Леонардо с сожалением покачал головой, а затем и вовсе прикрыл свои льдистые глаза, утомленно помассировав переносицу. - Да, точно, хорошо, что напомнила. Вот, возьми, Алопекс, - мечник вытащил из напоясного чехла маленький круглый предмет угольного цвета с миниатюрным усиком-антеннкой, который больше смахивал на на однолапного паучка, и протянул его куноичи в своей раскрытой ладони. - Думаю, тебе знакома эта штучка, верно? Если я срочно понадоблюсь - активируй маячок в любое время, - он сделал акцент на слове "любое". - Я найду тебя по сигналу.

Только сейчас Леонардо вдруг ощутил, насколько он вымотался за сегодняшний день, в котором столкнулись все его эмоции: напряженные переживания,  хирургическая точность удара и  огромная ответственность за принимаемые им решения, дабы не допустить даже малейшей ошибки в рассчетах. Он был, что называется "лечь и сдохнуть", хотя бы на ближайшие сорок восемь часов.

- Я буду предельно осторожен, обещаю. Но и ты не забывай о том, что Шреддер до сих пор ищет тебя, - с нотками беспокойства в голосе, парень наклонился и вновь мягко накрыл трехпалой кистью плечо песца, теперь уже в знак поддержки и своего окончательного расположения к бывшей соратнице. - Мне нужно идти, Ло. Приглядывай за Майком, чтобы он вновь не набрел на неприятности. Я на тебя рассчитываю, как никогда.

Братья уже вот-вот должны были явиться, а Леонардо никак не мог уверить себя в том, что шутник и лисица остаются в относительной безопасности: на них банально никто не успеет наброситься после ухода лидера. Поэтому черепашка, едва только распрощался с белохвостой куноичи и замел следы своего пребывания, собрав растянутый крюк обратно в кожистый чехол на спинном ремне, занял наблюдательную позицию на самой высокой полуразрушенной трубе, где отлично прослеживались двое одиноких подростка, сидящие рядышком. И только когда на крыше явилось еще двое знакомых фигур, мечник смог облегчённо выдохнуть, ощутив, как с его напряженных плеч будто целый кряж рухнул.

Однако расслабляться было еще рано: сегодня они выиграли битву, но завтра уже начиналась настоящая война.

+2

33

Graffiti decorations
Underneath a sky of dust
A constant wave of tension
On top of broken trust
The lessons that you taught me
I learn were never true

- Ну что, готов снова проиграть, Донни? – самодовольно ухмыльнулся Рафаэль, небрежным жестом смахнув выступивший на лысине пот. – Или лучше сразу бросишь палку?
Ловко провернув в ладонях свои парные кинжалы для пущего пафоса, он скрестил клинки между собой, чтобы те непременно издали лязг фамильной стали. Конечно, на Донателло, который лишь поудобнее перехватил свой тренировочный шест, сей показательный жест саеносца вряд ли произвел нужное устрашающее впечатление – Рафаэль вообще слыл большим охотником покрутить между пальцами различными лезвиями, начиная от своих боевых саи и заканчивая столовыми вилками.

Мутант мысленно отсчитывает несколько секунд, а затем первым делает стремительный выпад, прекрасно помня, что техник слишком терпелив и до последнего будет ждать рывок куда более несдержанного братца. Разумеется, чтобы успешно заблокировать шестом Бо довольно незамысловатую атаку своего партнера по спаррингу. – Зря стараешься, Дон, - прерывисто пропыхтел Раф, упрямо напирая всей своей массой на тренировочную палку, дабы попытаться проломить ее, при помощи собственных кинжалов. - Я сильнее тебя, поэтому тебе… - подцепив гардами шест изобретателя, мутант резко подбросил тренировочную деревяшку к потолку, чуть не пробив ею плоский плафон в додзе. Смерив быстрым взглядом разоруженного Донателло, Рафаэль с обманной легкостью ткнул техника плечом в карапакс, вынудив того полностью закрыться, словно в ожидании сокрушительного хука, после чего тотчас ушел вниз, размашисто подсекая чужие икры своей мускулистой голенью. От столь чувствительного удара по ногам младший брат опрокинулся на панцирь, тем самым признав свое поражение и окончание схватки.  Победно распрямив свои бугристые плечи над поверженным оппонентом, саеносец механично выбросил в сторону открытую ладонь, с легкостью поймав приземляющийся шест. - … нужно было бросить палку. Пройдемся еще разок?

Однако Донателло не успел хоть как-то отреагировать на такое соблазнительное предложение старшего: со стороны маленького углового столика, который был весь завален всяким мелочным хламом в виде отверток, сигарет и недопитых банок с шипучкой, внезапно раздался настойчивый писк, и оба лежащих черепахофона дружно забились в вибрации, суммоня своих хозяев. Рафаэль почувствовал, как у него противно засосало под ложечкой: такие высокочастотные звуки мобильник мог издавать только при срочном сигнале о помощи. Обменявшись с механиком тревожными взглядами,  саеносец порывисто подскочил к своему аппарату с жалобно мерцающим экраном. – Это Майк, да? Проклятье! – лоб старшего парня тут же собрался в хмурую пачку, и он с такой силой сомкнул ладони в огромные кулаки, что едва не смял корпус своего че-фона в безобразную гармошку. – А я говорил, что эта облезлая шавка до добра не доведет! А вы мне все «Да что ты! Она ж ранена, лучше давайте дружно поможем ей и оставим ее у себя, в качестве ватника!» - изменившимся голосом продекламировал Рафаэль, театрально жестикулируя с изрядным переигрыванием. – Ну разумеется, давайте мы сами запрыгнем в кастрюлю, чтобы она могла без всякой запарки торжественно преподнести Шреддеру суп из безмозглых черепах! Ах, какая она станет молодец, возьми с полки колючего ежика и закуси его хвостиком!

У саеносца больше не оставалось никаких сомнений в предательстве Алопекс, и что именно из-за нее  Майк теперь попал в беду. Едрить в панцирные квадраты, ну как можно было быть таким слепым на оба глаза, но зато с благородными целями из разряда «спасите вражеского песца, и весь мир накроет дождь розовых поней»?! А ведь Рафаэль сразу сказал братьям, что у этой Але.. Арло… Аскорбинки в ее пятнистой башке наверняка  затаился коварный план по заманиванию семейства Хамато в хитрожопо расставленную ловушку для Шреддера. Ей даже напрягаться особо не пришлось – всего-то несчастно похлопала ресницами, изображая тощего, избитого футовскими сапогами бомжа, который чудом сбежал из тамошнего экзотариума. Конечно же, при виде всеми брошенного пушистика наивные глаза Майка тут же разбухли от доверчивости – с него-то и начнем… Оп! Попалась мышка в мышеловку.

Пока Донателло пробовал дозвониться до Майки и определить, откуда шел сигнал, Рафаэль в мрачном безмолвии следил за манипуляциями шестоносца, сложив на грудной клетке лапы и подпирая панцирем стену. На каждую реплику брата он лишь качал головой и хмурился, едва удерживая себя на одном месте. Однако как только Донни, наконец, объявил координаты предполагаемого местонахождения весельчака, темпераментный силач, даже толком не дослушав брата, пущенной торпедой сорвался прочь, едва не пробив своим собственным торсом стену рядом с раздвижными дверями в доджо.

«Эта мерзкая предательница ответит за каждый выдранный волосок из ноздри Майка! Уж я-то сумею ей популярно объяснить, в каком месте она оказалась не права!»

Преодолев мастерскую изобретателя в несколько широких прыжков, Рафаэль ворвался в гараж, где был вынужден приостановиться на несколько мгновений и перевести дух. – Ну же, открывай шлюзы! – мутант распахнул дверь кабины Шеллрайзера и взгромоздился на водительское сидение, показательно обозначая младшему брату, кто сегодня Шумахер. Впрочем, механик вряд ли был против такого расклада: ему и за бортовыми мониторами ездилось вполне комфортно. – Да поехали уже, мать ее в корейскую лаванду!
Бронированный питомец Донателло уже готовно рычал и фыркал мотором, чуть ли не ребристыми шинами вспахивая замызганный кафель гаража, пока поднимались стальные ворота черепашьего убежища. Техник подробно расписывал схему предстоящего маршрута, который удалось бы значительно сократить, если срезать через крайний проулок. Рафаэль лишь угрюмо кивал,  от звенящего напряжения сжимая руль и дергая рычаг переключателя скорости, изредка поворачивая голову в сторону Дона. Когда же эти ворота, наконец, откроются?...

Ему все казалось, что время нарочно замедляет свой ход, чтобы они не успели спасти своего брата от кровожадных лап Ороку Саки. И массивные двери слишком медленно распахивались, и скорость была не та, и заброшенная станция какая-то длинная… А опаздывать ну никак нельзя! Ведь если они опоздают, то… черт, саеносец об этом даже думать боялся и старательно пресекал свою фантазию в любых ее попытках перебраться через злополучное «то».

Следуя намеченной схеме пути, мутант быстрее ветра домчал Шеллрайзер до заброшенной фабрики, всего-то снеся пару довольно внушительных баков с мусором. Нехорошо, конечно, получилось – кроме столпа черных дизельных клубов дыма оставить после себя дорожку из просроченных яиц, полусгнивших очистков, пустых бутылок и распотрошенных упаковок, но Рафаэль даже не счел нужным обратить на такую мелочь внимания.  Тормознув в одной из плохо освещенных подворотен, парень кое-как разместил на миниатюрном пятачке огромный переоборудованный вагон, после чего перевалился из кабины в салон, отстегнув ремень безопасности. – Наверху есть кто-нибудь? Впрочем, уже некогда проверять, - буквально в прыжке поправив пояс, откуда грозно сверкнула холодная сталь, саеносец первым забрался на крышу черепашьего фургона, как военный танк на передовую. Быстрым взглядом оглядев окрестности и убедившись, что поблизости нет никаких намеков на какую-либо засаду, черепашка с ловкостью горной гориллы принялся подниматься по ржавым прутьям пожарной лестницы, которая вела на нужную им крышу. По мере преодоления этажей Рафаэль чувствовал, как его стремительно охватывает тревога, заставляя сердце бешено колотиться о грудную клетку в предвкушении самого худшего.

Что может быть страшнее смерти? Только смерть собственного брата. 

Саеносцу хватило лишь несколько секунд разглядывания столь мрачной картины, которая открылась его глазам на вершине полуразрушенной площадки, покрытой огромными лужами воды.  – Что…? – его нещадно качнуло, что он едва не рухнул обратно на голову Донателло, который полз по лестнице следом за ним. Насилу удержав себя на узком крае бордюра, парень в отчаянии закрыл глаза и неистово затряс головой, отказываясь верить собственному зрению. – Не может быть… Нет… Нет…

One - two - three - FIRE!

Он не помнил, в какой момент сорвался с места с пугающей скоростью, тяжелой поступью впечатывая свои стопы в бетонированное покрытие крыши и поднимая из-под них целые волны грязной воды. Опьяненный болью и жаждой мести, которые практически взорвали его сердце, вынудив то тяжело ухнуть куда-то в пятки, Рафаэль огромным неистовым паровозом подлетел к Алопекс. - Ты убила моего брата, двуличная тварь! - глухо прорычал он, скривив губы в зверском оскале. - Футовская крыса... - и прежде, чем кто-то из присутствующих успел остановить разъяренного парня, Рафаэль выхватил из крепежей оба кинжала и с силой пригвоздил несчастную девушку к стене трансформаторской будки, зажав между гардами ее лапы, чтобы та не успела удрать от возмездия. - ...готовься умереть!

+2

34

Как говорится, ничто не предвещало беды.

Сегодняшний вечер и впрямь выдался на редкость спокойным, даже умиротворенным. Вполне возможно, это все потому, что самый неугомонный житель черепашьего логова решил отправиться в гости к своей желтоглазой приятельнице, даровав братьям несколько часов благословенной тишины. Учитывая, что они с Доном вот уже больше недели метались по городу как проклятые, отыскивая для Ло новое убежище, гений мысленно порадовался его уходу: ну, наконец-то, можно было заняться какими-то своими личными делами, вместо того, чтобы без конца исследовать разные заброшенные дома и подземелья, которых в Нью-Йорке было ну просто пруд пруди! Конечно, их знакомая остро нуждалась в куда более безопасном и удобном местечке для проживания, Донни ни в коем случае этого не отрицал — помнится, он сам точно также, без малейших угрызений совести напрягал своих братьев, отыскивая подходящее убежище для Моны, а после сутками напролет ремонтировал и благоустраивал облюбованный им чердак, не взирая на одолевавший его насморк... Словом, изобретатель был совсем не против помочь Майку с его поисками, но вверенная им задача оказалась довольно-таки непростой. Далеко не всякая найденная мутантами постройка годилась для постоянного житья: где-то была беда с отоплением, в каком-то другом месте обнаруживались серьезные проблемы с подачей воды или электрической проводкой; также не стоило забывать о различных вредителях, вроде клопов, мышей и тараканов; о сырости, сквозняках, плесени, о ветхих деревянных перекрытиях, или неприятном соседстве с местными бомжами... Что-то из этого Донателло мог бы исправить сам, но зачастую братья приходили к выводу, что им лучше просто поискать где-нибудь еще. В конце концов, ребята уже отчаялись найти что-то более-менее приличное, и техник начал мысленно возвращаться к предыдущим вариантам, решая, что из этого можно было хотя бы попытаться привести к адекватному состоянию.

В общем, неделька у него выдалась на редкость напряженная.

Хорошо хоть, что добрый сэнсэй Сплинтер сжалился над сыновьями и отменил их утреннюю тренировку, позволив вусмерть уставшим, едва ли не обморочно хватающимся друг за друга подросткам завалиться обратно под одеяла — иначе бы Донни сейчас ползал по канализации с видом недавно оживленного зомби, которому не дали как следует отоспаться в любимом гробу. А так, юноша довольно неплохо отдохнул и теперь, по-крайней мере, не клевал носом в пластрон, точно какая-то донельзя сонная курица. А уж стоило ему выпить пару кружек крепкой душистой арабики, так его энергия и вовсе вернулась к своей наивысшей отметке, и механик с большой охотой откликнулся на более чем радушное приглашение Рафаэля составить ему компанию в вечернем спарринге...

Если бы он только знал, что брат попытается, таким образом, отомстить ему за тот внушительный комплекс тяжелых физических упражнений, в одиночку проделанных им под контролем их сурового мастера!

Только не надо снова ее ломать, — тихонько простонал Ди откуда-то с циновок, в позе дохлой морской звезды распластавшись под ногами торжествующего саеносца и снизу вверх наблюдая за тем, как тот триумфально ловит рукой его тренировочный посох. Черт возьми, хорошо, что пришедшая к ним в гости Мона сейчас находилась где-то за пределами доджо, распивая чаи со Сплинтером! Если бы она увидела, с какой легкостью Раф опрокинул его на панцирь... "Что-то я совсем расслабился," — мысленно пожурил себя изобретатель, принимая сидячее положение и с легкой досадой накрыв рукой уже слегка потемневший синяк на голени. И вправду, после исчезновения Лео, их тренировки стали совсем уж редкими... и какими-то неполными, что ли. Отец, конечно, пытался их гонять по мере сил и возможностей, но он был уже не в том возрасте, чтобы следить за черепашками с утра и до ночи, заставляя их до изнеможения оттачивать приемы под его бдительным присмотром. С Леонардо ему было гораздо проще их контролировать... Жаль, что сам Донателло совсем не годился на роль строгого учителя. — "Как бы нам совсем не потерять прежней формы!" — с легким волнением подумал умник, оставляя несчастную ногу в покое, и начал уже было подниматься с колкого соломенного настила, готовясь вернуться на свою исходную позицию... но вдруг пугливо замер на своем месте, как и Рафаэль, повернув голову на пронзительный сигнал че-фона.

Ну, допрыгались. Опять.

Перехватив тревожный взгляд Рафа, Донателло, как и его брат, живо метнулся к своему аппарату и во все глаза уставился на ярко светящийся экран, гадая, что за беда могла случиться с весельчаком и его хвостатой подружкой. Ответ на сей вопрос, впрочем, напрашивался сам собой... И Рафаэль не преминул громко его озвучить, вынудив техника с напряжением стиснуть рукой жесткий корпус черепахофона: неужели он прав, и Ло действительно предала их доверие? Но тогда почему именно сейчас? Что мешало ей сделать это, положим, еще несколько дней назад, ведь Майки так часто оставался проводил с ней время наедине и, в принципе, представлял собой легкую мишень для атаки...

Давай-ка не будем торопиться с выводами, — негромко пробормотал он себе под нос. — Может, он просто уронил свой че-под, я ведь запрограммировал его на автоматическую отправку сигнала о помощи в случае резкой встряски или ударов о землю... Попробую до него дозвониться, — едва ли Рафаэль вообще вслушивался в его тихий лепет, предпочитая сотрясать подземелье театральными возгласами на тему "а я говориил вам, я говорииил!"; коли уж на то пошло, Дон пытался успокоить скорее самого себя, нежели своего не в меру вспыльчивого брата. Подержав немного трубку у виска, гений со стремительно возрастающим беспокойством опустил ее обратно, осознав, что черепахофон шутника по каким-то причинам не принимает входящий сигнал. — Так... ладно, он вне зоны доступа. Возможно, зарядка села, или он просто окончательно его сломал. Без паники, я успел определить его координаты, — говоря это, Ди метнулся из доджо вслед за безумным танком поперевшим к гаражу братом, ощущая на бегу, с какой силой его сердце колотится о внутреннюю часть пластрона. Спокойно... спокойно. Майки крепкий, выносливый парень, и шустрый вдобавок, с отличной реакцией. Едва ли мелкая Алопекс была способна нанести ему какую-то действительно опасную для жизни или здоровья травму... Если только ее атака не была направлена в лицо или шею. Или она не набросила на него сзади, воспользовавшись удачным моментом, когда подросток неосознанно подставит собственный затылок под удар...

"Господи, Майк, ну почему ты никогда никого не слушаешь?..."

Что случилось, сын мой? — высунувшийся с кухни Сплинтер не без удивления пронаблюдал за громыхнувшим дверьми лаборатории Рафаэлем; на лице выглянувшей из-за его плеча Моны также можно было прочесть искренние тревогу и непонимание. Дону пришлось юлой крутануться вокруг своей оси, не замедляя при этом бега, чтобы одновременно обратить внимание на родных и при том не отстать от Рафа.

Мы пока не знаем, сэнсэй, но кажется Майки требуется наша помощь! — скороговоркой отчитался он перед сэнсэем и возлюбленной, прежде, чем нырнуть в мастерскую вслед за саеносцем. — Мы поедем к нему, выясним, что там произошло! Будем на связи! — с размаху запнувшись ступней о пустую коробку из-под пиццы и едва ли не впечатавшись лбом в дверной косяк, Дон кое-как ввалился в тускло освещенное помещение, на ходу подцепив лапой свой механический шест Бо — вот уж что точно может ему пригодиться! — "А вдруг там не одна Алопекс? Вдруг Майк угодил прямиком в лапы футам?! Или не дай бог к самому Шреддеру... Зря я позволил ему уйти, нужно было проявить твердость..." — лихорадочно размышляя в подобном русле, Донателло спешно врезал ладонью по панели управления, открывая внутренние ворота гаража; Раф уже вовсю газовал за рулем ШеллРайзера, выпуская снопы вонючего бензинового пламени из изогнутых труб по бокам фургона. — Открыл, открыл!... — выдохнул он, суетливой курицей залетая внутрь и с размаху бухаясь задницей за компьютерные мониторы за широкой спиной Рафа. — Трогай уже!... — его брату не нужно было повторять дважды. Черепашка моментально втопил педаль чуть ли не по самое основание, и их бронированная малышка с душераздирающим ревом сорвалась со своего места, взяв такой разгон, что бедный Ди едва сумел удержать равновесие и не впечататься мордой в заднюю дверь грузовика. Только вот на сей раз он не стал ругаться или требовать от Рафаэля снизить скорость: кое-как подползя на кресле обратно к мерцающим в темноте экранам, Дон с видом опытного пианиста принялся набирать на клавиатуре какие-то донельзя сложные, лишь одному ему понятные команды, вводя данные о местоположении Майка в бортовой компьютер. — Так... попробуем сократить через Флатбуш-авеню! Он где-то на самой окраине, у заброшенной фабрики по производству игрушек... Черт возьми, почему я не удивлен, что Майки ошивается в том районе! — он едва ли не заныл в голос, уже в красках представив, как они с Рафом будут доставать брата откуда-то из-под горы детских скакалок, мячиков, говорящих пупсов и прочего хламья.

Это было бы даже смешно, не будь оно так печально...

К счастью, мощности ШеллРайзера хватило, чтобы за считанные минуты домчать их к нужному месту, кажется, поставив новый рекорд скорости, — а там уже ребята горохом высыпались из фургона, спеша влезть на заветную крышу и как следует напинать задницы гипотетическому обидчику Майка, будь то один несчастный мутировавший песец или целая орда солдат-футовцев. Честно говоря, Донни с трудом мог вспомнить, когда это Рафи в последний раз несся куда-то на такой огромной скорости, с легкостью опережая техника чуть ли не на добрый десяток метров и еще даже успевая что-то гневно рычать себе под нос, то сдавленно ругаясь, то задавая Дону какие-то уточняющие вопросы, то уже в следующую секунду раздраженно отмахиваясь от ответа... Он был не на шутку взволнован — впрочем, как и сам Донателло, — и мог запросто выкинуть какую-нибудь глупость, не разобравшись толком в ситуации. И кто бы тогда его остановил?

Раф... Раф, подожди меня! — само собой, старший и не подумал реагировать на его тревожный оклик, и тут уж Дону не оставалось ничего иного, кроме как со всей возможной поспешностью взобраться по пожарной лестнице следом за ним, мысленно упрашивая Рафа не кидаться вперед батьки в пекло. Живо перебирая конечностями, Донателло шустрой белкой вскарабкался на самый верх и спрыгнул на залитую водой площадку как раз в тот момент, когда его спутник с поистине медвежьим ревом бросился в атаку на сжавшуюся в тугой комок лисицу. Быстро оглядев пустую крышу, Донни с облегчением убедился в том, что Алопекс является их единственным противником... а затем, сильно побледнев, метнулся к неподвижно сидящему у стены Майку — как и Рафаэль несколькими секундами раньше, техник не на шутку испугался его белой как снег, щедро украшенной синяками и кровоподтеками физиономии. — Майки! — он с разбегу плюхнулся на колени в грязную лужу рядом с потерявшим сознание подростком, накрыв ладонями его низко опущенные плечи.

Какой же он был холодный на ощупь... неужели он и в самом деле...?

Шумно сглотнув вставший поперек горла комок, фактически не обращая никакого внимания ни на рычащего у него над самым ухом Рафаэля, ни на испуганно отнекивающуюся Алопекс, крепко пригвожденную к стене чужими саями, Дон с замиранием сердца прижал пальцы к артерии на обмякшей шее Микеланджело... А затем с непередаваемым облегчением закатил глаза к темным небесам, шумно выдохнув сквозь щербину — пульс все-таки прощупывался, причем довольно сильный, а значит, весельчак все еще был жив и отнюдь не собирался трагично помирать на руках у своих братьев. Отняв лапу от чужой шеи, Донателло торопливо осмотрел беднягу на предмет наличия серьезных ран или переломов, поочередно ощупав все четыре конечности, голову и пластрон. На теле Майка обнаружилось множество гематом, ссадин и достаточно глубоких порезов, но, кажется, он сумел избежать по-настоящему тяжелых травм... Хотя вполне мог заработать сотрясение: вон, какой огромный синяк расплывался у него на лбу! Слегка наклонив голову мутанта к себе, Дон обнаружил еще один здоровенный ушиб на его затылке. Ого...

Раф... Раф! — осторожно прислонив брата обратно к металлической стене будки, Дон предпринял попытку дозваться до воспаленного рассудка Рафаэля. — Не бойся, он живой! Просто без сознания... Похоже, его сильно избили, пока нас не было, — говоря это, Донателло невольно перевел взгляд на слабо брыкавшуюся лапами мутантку, спрашивая себя, могла ли она в теории нанести Майку такие крепкие и болезненные удары. Здравый смысл подсказывал ему, что едва ли. Так или иначе, но увидеть любимого младшего братишку в таком плачевном состоянии было сродни резкому помутнению рассудка от невольно затопившего его справедливого негодования. Серые глаза механика потемнели от едва сдерживаемого гнева, сравнявшись по цвету с тяжелыми грозовыми тучами у них над головами. — Он же доверял тебе, черт возьми! — дрогнувшим от ярости голосом обратился Дон к притихшей наемнице, из-за всех сил стараясь сохранять спокойствие. — И не только он один! — и это была истинная правда, они с Рафом тоже поверили в добрые намерения беглой убийцы и позволили Майку беспрепятственно с ней общаться. Получается, она и на это тоже плевать хотела с высокой колокольни, так, что ли? — Зачем ты это сделала?...

+2

35

Прежде, чем ответить на реплику лисицы, Лео предпочел подняться на ноги и с сосредоточенной миной запустить лапу в одну из закрепленных на его широком поясе подсумок. Алопекс слегка настороженно проследила за его движением, убрав теплую улыбку с лица и едва заметно нахмурившись, точно ожидая от мечника какого-то скрытого подвоха... Но затем тревожная складка на ее круглой, испачканной переносице разгладилась сама собой: теперь куноичи с невольным любопытством уставилась на протянутый ей аппарат, такой крохотный, что мог бы с легкостью уместиться на подушечке указательного пальца мутанта. Да, конечно же, она прекрасно помнила, что это за прибор... Но зачем он ей? Тем не менее, Ло охотно приняла скромный подарок Лео в собственную широкую ладошку и еще несколько мгновений озадаченно его рассматривала, гадая, стоит ли ей держать такой "жучок" при себе. Естественно, она беспокоилась, что кому-то (да тому же Лео, в конце концов!) придет в голову отслеживать тайные перемещения лисицы... Сжав устройство в кулаке, Ло со сдержанной тревогой заглянула в потускневшие от усталости глаза черепашки, некогда казавшиеся ей такими пустыми и безэмоциональными — да, он спас их с Майком от неминуемой гибели в острых когтях Рене, но что, если он сделал это лишь для того, чтобы с их помощью добраться до мастера Йоши и остальных его учеников?

"Глупости," — тут же резко одернула себя наемница. — "Он и так прекрасно знает, где они живут! И он уже тысячу раз мог привести Шреддера прямиком в их логово... но не сделал этого. И, кажется, его всерьез заботит состояние Микеланджело. Ему... ему можно доверять, я чувствую это," — по-крайней мере, в душе ей очень-очень сильно хотелось ему довериться. Да, он был предателем, подставившим жизни своих родных под смертельную угрозу в обличье беспощадного Ороку Саки, но он вполне мог осознать свою ошибку. В конце концов, всего парой недель ранее она сама считала семейство Хамато своими злейшими врагами, а теперь поняла, как сильно ошибалась в своих прежних суждениях... — "Мы оба заслуживаем второго шанса... даже если никто кроме нас самих больше в это не верит," — хотя, почему это "никто"? Майки в это верил в неменьшей, а может, даже и в большей степени, чем Алопекс с Леонардо вместе взятые. Как же Ло жалела теперь, что тогда в доджо чуть было не разрушила все его надежды своими поверхностными, неправильными умозаключениями!

Ничего... Ничего, она еще сможет это исправить.

...спасибо, — она благодарно качнула ушастой головой, после чего аккуратно задвинула аппарат под ткань истрепавшейся обмотки на запястье — карманов у нее не было, так что следовало быть по-аккуратнее с этим маячком, чтобы тот не дай бог не выпал где-нибудь по дороге. Внезапно тепло накрывшая ее взъерошенное плечо лапа заставила девушку слегка вздрогнуть от неожиданности, а затем она вновь во все глаза уставилась в лицо склонившегося над ней мечника, вот уже второй раз удивившись необычным переменам в его взгляде. Куда исчезла вся была злость? Холод? Разочарование? Лео как будто подменили... И его голос, он тоже изменился, по сравнению с тем, как он звучал раньше, еще во времена их совместной службы в Клане. Кажется, теперь Ло начинала догадываться, почему Майки так сильно по нему скучал. Упоминание Шреддера, впрочем, заставило ее отвлечься от всех этих рассеянных, смятенных мыслей; фыркнув, песец с иронией закатила очи к небу. — Шреддер... что мне эта жестяная консерва, — откликнулась она тоном своего веснушчатого приятеля, осознанно копируя его беспечную манеру разговора... а затем снова усмехнулась, показывая, что всего-навсего шутит. — Пускай хоть перевернет вверх дном весь мегаполис... Ему все равно меня не найти, — заявила лисица уже чуточку тверже и увереннее, и сама на краткое мгновение поверив собственным словам. Да уж, хотелось бы ей, чтобы это на самом деле было так... Но Лео и без того хватало забот, чтобы еще и всерьез беспокоиться за свою бывшую соратницу. Хватит ему случившегося с Майком. — Я присмотрю за ним, — словно бы в подтверждение сказанного, Алопекс вновь аккуратно поправила голову шутника на своем плече, не заметив даже, как та плавно сползла щекой ей на грудь. Знала бы она, как это смотрелось со стороны, и что в приличном человеческом (да и мутантском) обществе не принято так тесно прижиматься к особи противоположного пола! Впрочем, она бы и тогда ни капельки не смутилась собственным действиям. Он слишком сильно замерз, вдобавок, был серьезно избит и вымотан до предела — ну вот как такого оставишь сидеть у стенки в гордом одиночестве?

К счастью, Леонардо больше не стал заострять внимание на всех этих ванильных нежностях, предоставив лисице полную свободу действий. Наспех заметя оставленные им следы, мечник в мгновение ока растворился в ночи, оставив подростков наедине друг с другом. Проводив его полным сдержанной тревоги взглядом (с ним точно все будет в порядке?), дождавшись, пока плечистый силуэт черепашки окончательно скроется из виду, Ло вновь наклонилась к полулежавшему на ее коленях юноше, заботливо утирая ледяные капли с его непривычно бледного лица. Только сейчас лисица, наконец, осознала, как сильно она, оказывается, устала — хотелось просто уложить подбородок поверх разбитой макушки весельчака и поспать часок-другой, дожидаясь, пока сюда заявятся его братья... Но, естественно, она не собиралась этого делать: слишком холодно, жестко, да и мокро — а главное, кто ж тогда присмотрит за беднягой Микеланджело? Даже после того, как Рене и его крылатого сообщника смыло за пределы площадки, Ло все еще не была до конца уверена в том, что им с Майком безопасно здесь находиться. Интересно, как скоро придут Донни с Рафом? Неплохо бы им поторопиться. Тяжело вздохнув, Алопекс слегка поерзала под увесистым карапаксом своего приятеля, стараясь сесть так, чтобы им обоим было удобно... и вдруг поморщилась, как от резкой зубной боли. Ну, вообще-то, у нее и впрямь кое-что заболело — правда, вовсе не зубы, а плечо, о котором она по многим причинам вспомнила только сейчас, неосторожно облокотив на него побитый затылок Микеланджело. Еще несколько минут Ло худо-бедно терпела это до ужаса неприятное ощущение, а затем, не выдержав, кое-как прислонила черепашку обратно к стене, быстро осмотрев полученную ею рану. Пфф... Всего-то навсего, небольшой порез. Учитывая, что ей пришлось драться с самим Лизардом, чуть ли не в десятки раз превосходившим ее как силой, так и ростом — еще легко отделалась!

Майку пришлось куда тяжелее.

Ничего... ничего, Майки, скоро мы вернемся в логово, и Донни тебя осмотрит, — тихонько обратилась она к своему безрассудному спасителю, точно он мог услышать ее в таком состоянии. Резкий, даже пронзительный визг автомобильных шин по асфальту, рычание мощного автомобильного мотора, а также громкий лязг опрокинутых кем-то мусорных баков — все это в миг заставило ее насторожиться и порывисто обнять мутанта за шею, загородив его от возможной опасности. Впрочем, она столь же быстро и успокоилась, заслышав отрывистые, полные беспокойства голоса Рафаэля и Донателло, раздавшиеся где-то у самого подножья здания. Расслабившись, лисица столь же плавно выпустила Майка из своих загребущих объятий и выпрямила сгорбленную спину, терпеливо дожидаясь, пока прибывшие на место схватки мутанты один за другим поднимутся на залитую водой крышу; едва только над краем платформы показалась знакомая темно-зеленая макушка одного из братьев, как на взъерошенной мордочке Алопекс тотчас отразилось самое искреннее облегчение — ну, наконец-то! Приехали все-таки.

"Вас как за смертью посылать," — шутливо проворчала лисица у себя в мыслях, впрочем, ни капельки на них не обозлившись. Глупости какие, было бы на что сердиться! Очевидно, что парни прилетели сюда едва ли не на крыльях ветра, насквозь пробивая встречные стены и самостоятельно прокладывая новые автомобильные маршруты сквозь тесно загроможденные дворы жилых домов — и хорошо, что так так быстро отреагировали, а не то Майк наверняка бы заработал сильную простуду, сидя под дождем посреди холодной, продуваемой всеми сквозняками крыши. Признаем честно, зонтик из Алопекс никудышный, а грелка так и вовсе откровенно сомнительная. Посему, лисица искренне обрадовалась появлению Рафа на площадке... Только вот улыбнуться не успела, равно как и сказать что-нибудь в духе "слава богу ты пришел!". Слишком уж резко он изменился в лице, увидев своего младшего братишку в глубоком отрубе, мало того, что бледным как смерть, так еще и густо покрытым синяками всех цветов и размеров, точно леопард на цирковой арене. Понадобилось несколько долгих, пресыщенных ужасом секунд, чтобы саеносец худо-бедно справился с этим чудовищным потрясением... Ло, кажется, даже успела протянуть когтистую лапу в его сторону, заранее приготовившись обуздать не в меру разыгравшуюся фантазию здоровяка, да хотя бы просто сказать ему, что все более-менее в порядке, и Микеланджело не грозит скоропостижная кончина в грязи — но так и не смогла выдавить из себя ни единого слова, с приоткрытым ртом уставившись на стремительно ринувшегося к ней мутанта, чью физиономию в мгновение ока исказила гримаса неподдельного бешенства. Она даже не сразу догадалась, к кому именно обращен его яростный полузвериный рев, а когда, наконец, поняла, то было уже слишком поздно что-нибудь предпринимать.

Что...? Нет, стой...!! — Ло торопливо вскинула обе распахнутые ладони, с неподдельной паникой загородившись ими от громадного лысого танка по имени "Рафаэль", точно это как-то могло его остановить. Наивная. — Это была не... — последнее она успела выкрикнуть уже будучи грубо сметенной с колен и отправленной в короткий полет до металлической стены; с размаху впечатавшись в нее спиной и затылком, Алопекс на мгновение зажмурилась от боли... а затем в испуге забила задними конечностями и хвостом, далеко не сразу поняв, что именно удерживает ее на весу. Оказывается, Раф мало того, что отшвырнул ее прочь, так еще и пригвоздил оба ее запястья саями, фактически, распяв ни в чем не повинную (ну-уу, разве что совсем чуть-чуть) наемницу на трансформаторной будке, так, что Ло даже не дотягивалась лапами до земли. Перекошенная в каком-то донельзя жутком оскале черепашья морда теперь маячила в опасной близости от ее собственного носа, затянутые бельмами глаза грозились прожечь сквозную дыру в ее черепе — столько в них было злобы и ненависти. Ло и сама невольно окрысилась в ответ, на несколько мгновений яростно обнажив острые лезвия клыков... Но почти сразу же торопливо убрала их из виду: нет... так нельзя, она ведь никому не желала зла! — Отстань от меня!! — больше испуганно, нежели агрессивно прорычала лисица в ответ на гневный рев саеносца, не оставляя попыток вырваться на волю. Куда там... Извернувшись, насколько это было возможно в подобном состоянии, Ло судорожно уперлась обеими ступнями в широченный пластрон Рафаэля, всеми силами желая отпихнуть этого громилу как можно дальше от себя. — Я его не убивала, дурная твоя башка! — с отчаянием воззвала она к погруженному в первобытный хаос рассудку старшего мутанта. — Это была не я, это... — она не успела договорить, порывисто развернув морду в сторону склонившегося над Майком изобретателя. В широко распахнутых бледно-желтых глазах на миг зажглась надежда на то, что хоть один из ребят все-таки прислушается к невнятному лепету их мохнатой пленницы... Ага, щас. Размечталась. Донателло казался не менее сердитым, чем его брат, и смотрел на Ло как на истинного врага народа и предателя черепашьей родины, отчего бедная наемница едва ли не взвыла от переполняющей ее досады. Вот ведь... два глупых панциря! Ну конечно же, легче было во всем обвинить ее саму, нежели успокоиться и немного пораскинуть мозгами!

"А чего еще ты от них ожидала, сестрица?" — с сарказмом осведомился внутренний голосок, обитавший где-то на самых задворках лисьего сознания. — "Ты им никто... Только Майки и поверил бы твоим словам, а для них ты по-прежнему чужая! Засланная болонка Шреддера, верно таскающая ему тапочки в зубах! Вот какой они тебя видят..." — а ведь она-то, дуреха, поверила в то, что они ее когда-нибудь примут... Стиснув зубы, Алопекс на секунду прикрыла глаза, справляясь с волной охватившего ее отчаяния напополам с обидой и гневом, а затем вновь резко их распахнула, с мрачным упрямством воззрившись на мутантов в ответ. Нет... Нет, она докажет, что она не та, за кого они ее принимают! Она им не враг... Больше не враг.

Я и пальцем его не тронула, — как можно более спокойным и ровным тоном обратилась девушка к не на шутку обозленным мутантам, сознательно игнорируя как недоверчиво скалящуюся морду Рафаэля, так и откровенно скептический взгляд Донателло. Она чувствовала себя рассерженной, но понимала, что злость ни в коем случае не поможет ей вернуть былое доверие. — Мы просто... просто проводили время вдвоем, как раньше, — в ее голосе вновь начали украдкой просачиваться отчаянные, даже умоляющие нотки. Ну же, подумайте о том, что они с Микеланджело не впервые оставались наедине друг с другом! Если бы она в самом деле хотела причинить ему вред, что ей мешало сделать это гораздо, гораздо раньше? — Мы слушали музыку, и Майк учил меня танцевать, только и всего... А потом появился Рене, — это имя мгновенно изменило выражения лиц подростков, заставив их молчаливо переглянуться друг с другом. Не давая им времени толком переварить услышанное, как Ло спешно продолжила свой сбивчивый рассказ, боясь, что они просто не дадут ей закончить. Пригвожденные к стенке запястья уже давно затекли и онемели, а по перепачканной серой шерсти на раненном плече лисицы тоненьким ручейком стекала кровь, но она совсем не обращала на это внимания. Как-то не до того ей сейчас было. — Я знаю, вы думаете, что он мертв, но вы ошибаетесь! Майк обязательно подтвердит это, когда очнется! Рене правда был здесь, в облике человека, и он вколол себе какую-то сыворотку, и снова превратился в огромного злющего монстра, только еще большее и уродливее, чем прежде! — ей уже недоставало сил упираться лапами в грудь Рафа. Обмякнув, лисица вновь беспомощной куклой повисла на стене, вдобавок, свесив книзу свой мокрый разлохмаченный хвост. — И он был здесь не один... С ним был еще один мутант, похожий на летучую мышь, такой же уродливый — похоже, его слуга, он выполнял его приказы и пытался удержать нас с Майком на одном месте... Мы хотели убежать, но не успели. Рене набросился на нас, и мы ничего не смогли против него сделать... Он бы наверняка убил нас обоих, если бы не... если бы не Лео. Ло своевременно призаткнулась, вспомнив о том, что не должна никому рассказывать о его появлении. — ...если бы не зацепил хвостом водонапорную башню. Видите, сколько здесь воды? Рене смыло куда-то вниз, и его сообщника тоже. Я нашла черепахофон Майка и отправила сигнал о помощи. Это правда! Майки крепко досталось, но с ним все должно быть в порядке, я бы... я бы ни за что не стала причинять ему вреда, — ее голос различимо дрогнул. Как ей заставить их поверить?

Он мой друг... Я пыталась его защитить, только и всего.

Отредактировано Alopex (2017-10-17 02:35:25)

+2


Вы здесь » TMNT: ShellShock » IV игровой период » [С4] Knock, knock, you about to get SHELL SHOCKED!