Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » IV игровой период » [С4] Things I'll Never Say


[С4] Things I'll Never Say

Сообщений 11 страница 16 из 16

1

https://i.gyazo.com/fceb32046b5916cb1df31e81b1d2081e.png

Участники: Donatello, Mona Lisa
Время и место: глубокая ночь, чердак Моны (сразу после событий этого эпизода)
Краткий анонс:
Казалось бы, две такие умные и светлые головы — так пойдите оба и разберитесь со своими проблемами по-человечески... Но нет, так ведь совсем не интересно! Нужно обязательно надуться друг на друга, а после долго-долго играть в молчанку, не решаясь первым открыть рот и попросить прощения за свою глупость. Куда проще забиться в угол и строить из себя буку, а то и вовсе выпендриться, найдя неожиданное утешение в выпивке... И плевать, если не на что обижаться и не за что просить прощения — уж поверьте, эта несносная парочка всегда найдет, за что уцепиться, лишь бы только не быть счастливыми.

+2

11

Just don't give up
I'm workin' it out
Please don't give in
I won't let you down
It messed me up, need a second to breathe
Just keep coming around
Hey, whataya want from me
Whataya want from me

- Не причем говоришь? - прищурилась мутантка, оставив в сторону кружку, а затем так и вовсе кончиками пальцев отодвинув ее подальше, на противоположный край журнального столика. Опустив сцепленные вместе руки на диван, девушка пытливо уставилась на возлюбленного, сквозь выбившиеся из прически тугие, каштановые кольца. - Значит это твоя идея была, оторваться в баре? - с неприкрытой иронией поинтересовалась саламандра, покривив губы в отчасти надменной насмешке. Да, изобретатель прав, этот прокол(а так же сломанную вдребодан вешалку), она ему ой как не скоро еще забудет. Ну да ладно... Это был больше риторический вопрос, чем ворчливое выпытывание, чья бестолковая головешка сообразила так поступить. Подумать... да уж... Хотя с другой стороны, сейчас это все действительно слишком сложно, слишком запутанно и не понятно, и изобретателя не стоит ни в чем упрекать. Он старается. Но серьезно, что с тобой? Что с тобой такое, что ты готов нажраться напару с братом, лишь бы продемонстрировать, что ты здесь "главный"? Ты так напуган и потерялся?
Она некоторое время молча разглядывает уставшее, бледное лицо умника, устремленное куда-то наверх, словно на потолке находилось действительно что-то куда более интересное, чем его кудрявая подруга, сидящая рядом. Помниться и она грешила подобным, нахально и уверенно вылакав вместе с Ниньярой тот пресловутый вермут, просто потому что... боялась. Да, она была потеряна и ей казалось, что она совсем одинока в этом враждебном мире. Ничего не помнила, ничего не знала, и не могла доверять абсолютно никому. Это жест абсолютного отчаяния.
Но он то не один! 

Нахмурившись, Мона отвернулась, и поспешила подняться с дивана, оставив парня одного, окруженного пустыми упаковками из под анальгина, с голодно попискивающим птенцом на подушке и недопитым какао саламандры, неприятно дразнящим вывернутый наизнанку желудок гения своим ярким ароматом.
Подойдя к круглому, просторному окну, которое служило девушке и дверью в ее скромную, тесную обитель, ящерка прислонилась плечом к стенке и скрестила руки на груди, глядя на покрасневшее с заревом небо, на котором остались остатки ушедшей ночи в виде едва проглядывающих сквозь облака звезд, небрежно отодвинув при этом хвостом болтающиеся туда-сюда занавески.

Глупо все это. Очень глупо. Зачем Раф это сделал? Хотя нет, он то ясно зачем. Склонив голову на бок и прижавшись к прохладному дереву теперь еще и виском, мутантка задумчиво морщила лоб, нервно передергивая плечами, повинуясь зябкой, утренней прохладе, что морозила из-за приоткрытых створок, сквозь которые она и любовалась рассветом. - Ниньяра? - половину слов умника задумавшаяся саламандра благополучно пропустила мимо ушей, и лишь имя старой подружки вывело ее из состояния оцепенения. Мона обернулась, - Нет, - тихо ответила она на вопрос Донателло, и снова вернула свое внимание к румяному, солнечному диску за окном. - Почему он должен говорить мне что-то вперед тебя.

На чердаке повисла гнетущая тишина, прерываемая лишь падающими каплями протекающего крана о железную раковину на закутке определенным под кухню, да тихом чирик-чирик распушившим перья птенцом, скатившемся с покатого пуфа почти на колени технику. Коротко тюкнувшись лысой головкой о жесткое колено черепашки, маленький скворец неожиданно огласил заливистым воплем комнату так громко, что его птичьему ору позавидовал бы любой младенец. Этож надо столь мастерски требовательно вопить, просить себе пожрать!
Мутантка тут же засуетилась, ну точно мамаша, оставив накрывшего гудящую голову лапами гения без внимания, и с курлыканьем подхватила в ладоши плаксиво ноющую птаху, нежно помассировав пальцем лысую головку и прижав ту к себе. Голодный, продрог... - Надо ему яйцо сварить, подержи, он кажется замерз, - бесцеремонно шлепнув мятую подушку юноше на колени, саламандра бережно опустила на нее поверх покряхтывающее, едва оперенное создание.- Позвоню Эйприл, попрошу ее зайти в зоомагазин, - подхватив с тумбочки лежащий экраном вниз черепахофон, Лиза задержалась на пару секунд, уставившись в бледно-оливковую физиономию "гостя", - И в аптеку попрошу зайти, - заметив округлившиеся от испуга глазищи приятеля(еще и Эйприл в это посвящать, ну нет уж), девушка коротко посмеялась, - Не бойся, скажу мне надо от похмелья, мало ли что я выпила вчера. С расстройства, - хмыкнула саламандра, глядя на то, как мгновенно приуныл юноша, снова окунувшись в пучину стыда. Вот дурашка...
Обойдя древний, как египетские пирамиды  диван, девушка незаметно провела перепончатой ладошкой по низко склоненной в унынии исцарапанной лысине, обратив внимание на сизый, рваный синяк, украшающий чужую макушку, и помахивая змеиным хвостом направилась к плите, где и закопалась среди плошек и кастрюль, выискивая нужную. Пускай еще посидит, подумает над своим поведением. Придет в себя.
орудуя одной рукой, набрав ковш холодной воды и поставив его на газ, одновременно саламандра распахнула холодильник, выискивая в его недрах картонную коробку с яйцами. Прижимая к уху плечом че-фон, ящерка тяжело вздохнула, вслушиваясь в протяжные гудки на том конце. Спиной Мона чувствовала, как техник то и дело печально поглядывает на суетящуюся над готовкой для крошки-скворца мутантку. Ну чего ты от меня хочешь?
- Балбес ты мой, - громко пробормотала ящерица, едва заметно покачав пышной, спутанной копной, волнами струящейся у нее по плечам, - Эйприл? Привет, Эйприл, мне нужна твоя помощь. Ты сейчас не сильно занята?...

***

- Ну вот, - шумно подув на очищенное лакомство, уместившееся на столовой ложке, ящерка выложила его на плоскую тарелку, и вернулась к дивану. Голодная птица не давала Донателло покою, ерзая и подпрыгивая на своем месте, и возмущенно пища по нарастающей, собираясь, похоже, убить черепашку своим злым чириканьем. Скворчонок демонстрировал ярое нежелание помирать от голода, и то и дело сердито тюкал тупым, оранжевым клювом касающиеся его мозолистые зеленые "сардельки", а один раз так и вовсе попробовал их проглотить, схватив за кончик указательного пальца и повиснув на нем, отбрыкиваясь куриными лапками. Правда когда его забрала ящерка, кроха присмирел, и клипнув по очереди черными бусинами, требовательно воззрился на хозяйку чердака снизу вверх - ну и? А ты чем мне поможешь?
- Ты у меня будешь Архимед... - сжав в кулаке угощение птенцу, раскрошив его на мелкие кусочки, Мона осторожно взяла щепотку смеси белка и желтка, поднесла к плотно сжатому клювику... Оголодавший малыш продемонстрировал поистине фантастическую скорость, раскрыв "пасть" до пугающих размеров и резко вытянув тонюсенькую шею. Когда Мона с коротким писком одернула руку, птенец уже нахраписто проталкивал в свою глотку куски вареного яйца, не особо заботясь об этикете и забросав все вокруг крупинками желтка. - Кажется у нас здесь образовался еще один ниндзя! Ничего себе.

Hey, whataya want from me
Whataya want from me

+3

12

Встречный вопрос Моны на секундочку поставил гения в тупик своей прямолинейностью и, чего уж скрывать, очевидным сарказмом в адрес подвыпившего умника — и как это у нее получалось, так легко "переводить стрелки", едва ли не наизнанку выворачивая смысл сказанного? Донателло растерянно моргнул, осознав, что его подловили на слове.

Нет... нет, я не совсем это... я вообще ничего такого не... планировал, — пробормотал он с хорошо различимой беспомощностью в голосе, ощущая себя при этом страшным дуралеем, каких еще свет не видывал. И чего оправдывался! Можно подумать, Мону действительно интересовало, кто там из них первым опрокинул в себя стопку спиртного... "Зачем я сюда пришел," — вот уже в который раз посетовал изобретатель на свое идиотское решение, впрочем, не решившись сказать этого вслух. Досада вновь схватила его за горло, а может, это был очередной приступ неконтролируемой тошноты; прижав ладонь ко рту, Донателло несколько раз усиленно провел ею вверх-вниз по лицу, грубо сминая пальцами шероховатую бледную кожу, пользуясь тем, что Мона все равно смотрела в другую сторону. Да уж, этот огрех саламандра еще нескоро ему простит... и вряд ли когда-нибудь забудет. Такую выходку еще можно было бы понять со стороны Рафаэля, или даже Микеланджело, но чтобы Донни? Пай-мальчик и вроде как главный оплот здравомыслия в черепашьей семье, поневоле взявший на себя эту роль сразу же после ухода Лео?

"Может, мне лучше уйти... пока она не видит?" — с беззвучным вздохом отняв лапу от собственной помятой физиономии, Дон вновь жалобно покосился в спину отошедшей возлюбленной, а затем и вовсе накрыл руками свою больную голову, смурно дожидаясь, пока лекарство, наконец, подействует. Разговор все никак не клеился... Даже весть о приезде Ниньяры ни капельки не улучшила странного настроения ящерки — неужели всерьез обиделась? Ну, оно и не удивительно. А как бы он сам вел себя на ее месте? "Ладно... могла бы и выгнать меня взашей, еще когда я только сюда приперся," — невесело заключил Ди, угрюмо глядя себе под ноги и на автомате проводя пальцами по своему наморщенному лбу, словно бы желая, таким образом, унять нестерпимую мигрень под покрытой многочисленными синяками черепной коробкой. Какое-то время подростки провели в гулкой, неприятной тишине, думая каждый о своем, но затем что-то маленькое и теплое ощутимо стукнулось о бедро изобретателя, невольно завладев его вниманием. Заторможено переведя взгляд на птенца, Дон потратил еще несколько секунд, чтобы вспомнить о том, как он сам же притащил этого мелкого галчонка на чердак. Надо же... а он оказался куда здоровее и энергичнее, чем можно было ожидать от такой крохи! Донателло рассеянно протянул руку навстречу своему мрачно нахохлившемуся соседу, но не успел коснуться его и пальцем, как малыш полицейской сиреной заорал на всю округу, как бы сообщая приютившим его мутантам: несите мне жрать, да поскорее! Дон страдальчески стиснул ладонями виски, ощущая, как его голова медленно, но верно расползается на две равные части от столь громогласного вопля, но заметив, с какой очевидной тревогой саламандра метнулась в его сторону, тут же поспешил ее успокоить:

Да все нормально, это скоро... пройдет, — закончил он спустя короткую паузу, проследив за тем, как Мона в испуге наклоняется к своему драгоценному питомцу и трепетно подхватывает его в ладошки, напрочь игнорируя посеревшую мину механика. А, ну да, ну да... Какое ей дело до помирающего от головной боли возлюбленного, когда тут надрывается столь важная персона! Дон слегка насуплено покосился вслед умчавшейся девице, впрочем, не став долго зацикливаться на столь очевидном игнорировании его бедовой персоны, и вновь перевел взгляд на тихонько попискивавшего птенца у себя на коленях. Ну надо же, и подушечку ему постелила... — В пору приревновать тебя как следует, — ворчливо прошептал Донателло, однако, без какой-либо злобы проведя кончиком пальца по крохотной, едва оперенной головке "соперника". Глупо, конечно... Мона и так сполна уделила ему свое внимание — вон, чай, и не выспалась толком, баюкая пьяного гения на своих коленях всю ночь напролет. А ведь могла бы просто отправить его домой крепким пинком под закованный в литую броню зад... — Скажи, нам здорово повезло, а, приятель? — осторожно приподняв птенца на уровень глаз, Дон с усталой усмешкой вгляделся в его черные глаза-бусины, а затем столь же аккуратно усадил малыша обратно на колени, уже не испытывая ничего, кроме страшной, безграничной усталости. Может быть, привычная порция кофеина поможет ему взбодриться? Кажется, мигрень все-таки начала постепенно уходить куда-то на задний план, и в голове наконец-то прояснилось. Отвлекшись от галчонка, Донателло со вздохом взял в руки кружку со свежесваренным кофе, но едва успел хлебнуть глоток столь любимого им напитка, как встревоженно уставился на Мону сквозь плотную завесу ароматного кофейного пара. Вот только не хватало ему показываться Эйприл в таком убитом состоянии!... Заметив, как красноречиво вытянулось лицо умника, саламандра не смогла подавить короткого, выразительного смешка. Ди вновь пристыженно уставился куда-то в пол, не решаясь больше что-либо говорить и вообще лишний раз смотреть на возлюбленную, и в полном молчании глотнул еще немного прогорклой черной жидкости. Даже скользящее прикосновение к собственной поцарапанной макушке не прибавило ему хорошего настроения. В самом деле, может, ему действительно стоило вернуться домой? Но Мона уже позвонила Эйприл, а гению совсем не хотелось, чтобы их общая подруга, у которой наверняка и своих проблем навалом, тратила время на совершенно бесполезный, в общем-то, визит. Так что, Донни предпочел остаться на софе, молчаливо допивая свой кофе и донельзя уныло глядя куда-то в пространство перед собой, кажется, совсем не замечая, с какой ожесточенностью Архимед клевал его расслабленные пальцы. Впрочем, уже спустя десять минут Мона благополучно вывела его их этого горестного оцепенения, неслышно опустившись рядом с техником и склонившись над замученным птенцом: Ди волей-неволей пришлось слегка подвинуться, чтобы дать девушке побольше свободного места на диванном сидении.

Кажется, он сердится, — протянул юноша негромко, в кои-то переведя взгляд на грозно разевающего клюв Архимеда. — Может, не стоит кормить его с голо... ох, осторожнее, — лишь стоило Моне поднести угощение поближе, как малыш тут же выхватил его из чужой руки, заставив ящерку испуганно отдернуть ее прочь. — Не спеши, а то целиком тебя проглотит, — донельзя ошарашенное выражение на лице девушки отчасти развеселило Дона, и тот невольно улыбнулся самым краешком рта. — Ну-ка, давай я тоже попробую... — взяв у Моны щепотку раскрошенного ею желтка, гений высыпал тот на распахнутую ладонь и на манер кормушки поднес к оголодавшему галчонку. Архимед не стал церемониться, тут же активно заработав глоткой — не прошло и минуты, как вся еда оказалась в его бездонном брюхе... а птенец, кажется, все не спешил наедаться. Заметив, что Мона вновь направилась за добавкой, Донателло спешно ухватил ее за руку и мягко потянул девушку обратно на диван. — Я думаю, этого пока что хватит. Будем кормить его часто, но небольшими порциями... Хм? Что это такое? — странное копошение за приоткрытым чердачным окном заставило умника напрячься и выпустить кисть саламандры из своей ненавязчиво хватки; приподнявшись над сидением, Дон с растущим недоумением уставился на болтавшиеся за стеклом кеды. Белые с кричаще-желтыми шнурками, слегка заштопанные с одного бока — кажется, он уже где-то их видел раньше... но у кого? — Ах ты ж панцирь! — сообразив, кому именно принадлежала сия обувь, Донателло в стремительно растущей панике вскочил с продавленной его же весом софы и покрутил головой по сторонам, думая, куда бы ему спрятаться.

Мона! Эй... ты не могла бы подсобить... немного? — пока гений бешено осматривал помещение на предмет существования возможных укрытий, один из кедов осторожно постучался носком в круглую оконную раму, обратившись к ящерке голосом Эйприл О'Нил. Предоставив Моне самостоятельно разобраться с их нежданной гостьей, Дон вихрем перемахнул через покосившуюся диванную спинку, при том едва не опрокинув всю конструкцию на пол, и с невесть откуда взявшейся для него прытью рванул в ванную комнату.

Только не говори ей, что я здесь!... — прошипел он прежде, чем с глухим стуком закрыть за собой дверь и бесстрашным воином ночи затаиться в узком пространстве между унитазом и древней стиральной машинкой. Вот только этого, блин, ему сейчас не хватало!... Запоздало вспомнив о чем-то, Донни страусом высунул рожу за дверь, рыкнув в спину и без того суетящейся подруге: — Спрячь мой плащ!... — и снова заныкался в уборную, надеясь, что Моне хватит времени замести все следы его присутствия.

Даже кофе не дали допить, черт возьми!

+2

13

Мона послушно передала остатки раскрошенного яйца в руки изобретателя, внимательно наблюдая за тем, с какой осторожностью Дон кормит оголодавшего птенца с руки.
Украдкой, но девушка дико умилялась этой донельзя очаровательной картинке. Когда такой большой, грузный, кажущийся угловатым и неуклюжим парень, с огромным горбылем-панцирем за спиной, неожиданно осторожно, и ловко, даже нежно обращается с хрупким, писклявым созданием - а ведь у него настолько большие руки, что достаточно одним пальцем на лысую макушку чуть надавить и ничего от этого крохотульки не останется. Одно мокрое место. Он поразительно аккуратный, даже в таком ужасном, разбитом состоянии...

Кажется юноше и самому доставляло удовольствие столь нехитрое занятие. Оно же успокаивало и отвлекало от тревожных мыслей, а так же странно помогло ему забыть о собственном похмелье. По крайней мере Донни не зеленел еще больше и не давился рвотными позывами при взгляде на уплетающего за обе щеки прикорм птенца. - "Пускай так и будет," - довольно кивнула самой себе саламандра, бесшумно поднявшись с дивана, - Я сейчас ему еще принесу, - но Донателло быстро усадил подругу обратно, аргументируя это тем, что маленькому уже и так достаточно,иначе это может плохо сказаться на его здоровье.
  Лиза перевела взгляд на тихо икающего птенца, у которого из клюва так и высыпались на плед желтые крупинки, и согласно качнула головой. Пожалуй ему и правда хватит. - Какой же ты хорошенький, - просюсюкала мутантка, с совсем уж растроганным видом глядя на то, как мелкий комок перьев сдавленно срыгнул и тут-же нахраписто вновь пошире распахнул рот, чтобы то что "выскочило", упало обратно в его безразмерный,наполовину пустой желудок. Она так засмотрелась на давящегося птенца, буквально в одночасье ставшего ее любимцем, что совсем упустила из виду  тот момент, когда следовало бы обратить все свое внимание на окно, и незваного гостя по ту сторону. - М? Ты о чем? - удивленно хлопнула ресницами девушка, оторвавшись наконец от созерцания милейшего зрелища на свете и повернув голову к испуганно всплеснувшему лапами Донателло, - Ты чего...? - и лишь после этого соизволила развернутся в ту сторону, куда пялился посеревший умник - то бишь на чердачное окошко и, соответственно, на пестратые кеды, которые требовательно молотили по дребезжащему,толстому стеклу.

Ящерка и сказать то ничего не успела, как парень длинноногой газелью перепрыгнул через диван, подняв при этом сильный штормовой вихрь; ветер взметнул завязанные в тугой хвост кудри и едва не опрокинул заторможенную девицу на пол сим мощным порывом. И только затем Мона соизволила вскочить с насиженного местечка и принялась быстро тщательно ликвидировать всякие намеки на присутствие черепашки в доме, заметавшись стрекозой по убежищу. Птенец воспринял эту суету по-своему и, видимо представив себе, что это так о его любимой еде люди сильно озабочены, наполнил комнатушку громким чириканьем, привнося в этот безумный хаос и суету еще больший оттенок дурдома.

- МОНА! - возмущенный и довольно сильный пинок в округлую оконную раму и одновременное шипение механика со стороны ванной...

- "Я сейчас с ума сойду!" - на секунду остановившись посреди чердака, заткнув уши и воздев глаза к небу, вернее, к потолку (ГОСПОДИ, ЗА ЧТО МНЕ ВСЕ ЭТО?), - АРГХ!!! - Лиза бешеным Лизардом, с аналогичной озверевшей рожей снова забегала по помещению, сгребая в охапку пресловутый серый, перелатанный плащ и полосатый шарф умника.
Спустя секунду она уже стояла перед ванной комнатой, ногой бесцеремонно распахнув деревянную дверь, и не глядя метко бросив вперед свою поклажу, которая аки паращют спланировала аккурат прямо на подростка сверху, а шарф умудрился пышной чалмой свернуться поверх с головой укрытого парня, аккурат на затянутой плащевкой макушке.
Не став разматывать притихшего бедолагу, девушка громко захлопнула дверь, и, спотыкаясь об упавшие с дивана пуфы и подушки, бегом помчалась к опасно кряхтящей по ту сторону оконного проема Эйприл, спеша помочь шумно отдувающейся подруге.
Счастье, что ее подружка не упала куда-то в просвет между домами, висеть то пришлось ведь приличное время, пока мутантка носилась по своему закутку как проклятая, в панике собирая беспорядок, запихивая обломки вешалки под кровать, собирая чужие шмотки и прочее... В панике дернув на себя тяжелые створки, Лиза свесилась из окна ровно наполовину, грудью над пропастью, с выпученными глазами крепко обхватив болтающиеся в воздухе ноги Эйприл. - ДЕРЖУ! Не дергайся! - крепко перехватив лодыжки подруги, Мона помогла кряхтящей рыжеволосой школьнице наконец заползти в комнату.

- Ну наконец-то... ФУФ! - Эйприл тихо посмеялась, неловко потирая изнывшиеся, растянутые запястья и беспечно болтая ногами, сидя на широком подоконнике. - Я думала свалюсь и расшибусь в пшеничную лепешку с веснушками. - Она уперла руки в колени. Округлая, исцарапанная коленка красовалась голым розовым пятном на протертых джинсах. Как всегда, все желтое, синее, яркое... На плече школьницы болталась ее учебная, мешковатая сумка, на которой гирляндой развешены фенечки, игрушки-брелки среди которых была парочка смешных плюшевых черепах, и пестрые, красочные значки, наколотые по бокам и на широком ремне. - Ты где была? Я тут полчаса уже вишу.
- В ванной, - брякнула саламандра, уперев руки в бока. Еще одна бедовая голова, - Ты зачем полезла то? Позвонила бы, я бы к тебе спустилась... или поднялась... - Лиза нервозно покосилась на дверь в туалетную комнату. Вот ведь... ситуация.
- Да я решила, пора бы уже научится к тебе заходить "по-человечески", - Эйприл коротко хихикнула, спрыгивая на пол и отряхивая ладони, - Надоело постоянно у кого-то помощи просить. Я, конечно, не мутант, но девочка крепкая. думаю это было неплохой практикой для моих занятий с Мастером Сплинтером, - потирая ноющее плечо, Эйп прошествовала к дивану, на который громко, с размаху плюхнулась пятой точкой, небрежно бросив на него свой битком набитый баул...
- ОСТОРОЖНО!

К счастью, гостья не раздавила некстати замолкнувшего птенца - тот только и подпрыгнул на своей подушечке, словно заводная игрушка и издал громкий возмущенный чирик, адресованный резко отпрянувшей к противоположному углу Эйприл.

- О! Так это ему нужен значит птичий корм! - девушка заинтересованно подсела ближе с аналогичным Моне умилением коснувшись указательным пальцем маленького, покатого клюва, - Тетя Эйприл тебе все купила крохотулечка... Ути какой симпатяга... Ты откуда его достала? - обернулась к замершей неподалеку Моне Эйприл.
- Дон... - было начала свою преисполненную страданий повесть саламандра, да только мигом свернулась - тут даже, впрочем, не нужна была незамедлительно высунувшаяся из приоткрывшейся щели ведущей в ванную зеленая лапа, активно замахавшая призаткнувшейся мутантке - меня здесь нет и не было, ты забыла? - ...есла. Я... донесла, да... Гуляла вчера вечером. Нашла его. Упал откуда-то с крыш наверное.
- Это ты вчера пила что ли, в одиночестве? - с некоторым сожалением поинтересовалась О'Нил, по-хозяйски взяв кудахтающего пернатого в свои руки, и, заметив на столе две чашки, по началу озадаченно моргнула, а затем обрадованно потянулась к одной из них, - Зачем тебе две то? Я возьму одну? - не дожидаясь ответа ящерицы, Эйприл жадно припала к краешку чашки, отпив ароматное какао Моны Лизы. - Пить хочу ужасно, до сюда пока долезешь... кстати ты не выглядишь как с похмелья, - с сомнением добавила она, прищурив один сине-зеленый глаз.
- Ой, что ты... - мигом схватив посудину с невыносимым, противным, горчично-горьким кофе, Мона с внутренним содроганием бодро отхлебнула приличную порцию препротивнейшего напитка, едва им в итогеt не подавившись, - КХ... кх... приходится пить эту гадость, - сквозь слезы демонстративно потрясла кружкой Мона, и снова храбро одним духом выпила добрую половину. Теперь уже ее собственному желудку стало очень нехорошо, как поутру нашему незадавшемуся пьянчуге, а в глазах стремительно потемнело. Дон любил крепкий кофе, и Мона прекрасно об этом помнила, хоть и не одобряла подобные пристрастия, кофе и само по себе жутко вредная штука (как и сладкое, смеем заметить!). А ячменный кофе подобной крепости, который даже и не кофе совсем на самом деле... Подобный специфический вкус едко сжал стенки истерзанного пищевода, который молил хозяйку прекратить эти пытки и просто дать ему кило конфет, можно прямо с фантиками. - И запивать ее сладким какао, - прохрипела бедная мутантка, с видом бывалого алкаша бухнув кружку обратно на стол.

- М...может тебе дать? - неуверенно пробормотала О'Нил, потихонечку протягивая Моне ее вожделенный горячий шоколад.
На что Лиза лишь гордо взмахнула пышной каштановой гривой, - НЕТ! Жизнь боль! И мне плохо! - попыталась сымитировать пьяный плач, шумно утерев мгновенно покрасневший нос. Сложно представить что там думал сейчас Донателло, но поведение обиженной и пораженной "хмельной болезнью" особы, Мона передала артистически точно. Кажется Эйприл поверила, и даже потеснилась в сторонку, давая всхлипывающей саламандре место. Утешающе похлопав по плечу, Эйприл все же пихнула Моне свое какао... которое сразу же было выпито до самого донышка. Господи иисусе, это нектар богов после того ужаса, что ей пришлось в себя влить.

- Ну-ну, не расстраивайся так. Алопекс конечно, опасная девица, думаю ребята это прекрасно понимают, Дон тем более... Тебе просто нужно довериться ему. Ди всегда знает, что делает. Только не начинай свое "он меня не люююбииит", - передразнила похихикивая подругу девушка, бодро похлопав сгорбившуюся ящерку по спине, - Ты что вчера пила, что до сих пор такой эффект, я тоже хочу! Только не говори, что тот виски Ниньяры. Кстати... Ты не знаешь где Раф с Доном? Майк их спрашивал, звонил мне после тебя.
- Нет, - категорично и быстро отозвалась Лиза, поспешно заткнув рот горьким напитком, гуща которого болталась уже где-то на дне чашки - вот она все и выпила,прости Ди.

- Может вместе патрулируют... позвоню ка я им, Майк балбес, поди, как всегда, не догадается, - безмятежно прощебетала девушка к ужасу саламандры лихо выудив из кармашка сумки свой личный черепахофон, который не обошла любовь рыжеволосой школьницы к ярким подростковым штучкам, весь заляпанный стикерами в виде смайликов, и бодро, прежде чем Мона успела отобрать у подруги аппарат, ткнула в кнопку вызова под иконкой  улыбающейся, чумазой физиономии умника-Донателло.

Отодвинув мобильный от уха, Эйприл до крайности озадаченно уставилась в сторону банного отсека, откуда заливисто раздавалась подозрительно знакомая, простая мелодия... Извините?

+2

14

К вящему облегчению Дона, его подруга довольно быстро смекнула, что к чему, и эдаким хвостатым, кучерявым вихрем взметнулась прочь с засыпанного яичным желтком дивана, живо заметавшись туда-сюда по тесному чердачному помещению, на бегу ликвидируя все "последствия" ночного визита черепашки. Еще разок с опаской (и досадой, чего уж там) покосившись на болтавшиеся за окном кеды, то и дело с заметным недовольством колошматящие носками по толстому круглому стеклу — ну где ты там, подруга?! хватай меня скорее, пока я не улетела в мусорный бак! — Донателло вновь попятился вглубь ванной комнаты, при том случайно сшибив панцирем несколько тяжелых флакончиком с шампунями и какими-то вонючими женскими кремами. Ну упс...

"Хоть бы позвонила перед тем, как прийти," — мысленно укорил он свою рыжеволосую приятельницу, с тоской подумав об оставленной на журнальном столике кружке со свежезаваренным кофе. Интересно, а ее-то Мона убрать догадалась? Прежде, чем техник успел как следует озадачиться этим вопросом, дверь в уборную вдруг резко распахнулась, и на голову слегка вздрогнувшему от испуга мутанту с размаху опустился его же старый грязный плащ, в котором он неминуемо запутался. Кое-как сдернув пыльную ткань с макушки и не глядя скомкав ее в большущий серый куль, на пару с  растрепавшимся вязаным шарфом, Донни вновь напряженно затих в своем темном укрытии, с тревогой вслушиваясь в оживленную болтовню девушек. Да уж... Эйприл была в своем репертуаре — мало того, что решила самостоятельно спуститься с крыши на чердак, игнорируя элементарные правила безопасности, так еще и мигом принялась трещать без умолку, сумбурно перескакивая с одной темы на другую и почти даже не обращая внимания на странное, слегка нервозное поведение Моны Лизы. Не удержавшись, Донателло протянул одну лапу вперед и осторожно приоткрыл дверь, украдкой наблюдая за их разговором сквозь тоненькую, едва заметную глазу щель... Впрочем, когда Эйприл ожидаемо начала задавать вопросы по поводу маленького Архимеда, умник немедленно приоткрыл дверцу шире и активно замахал своей большой трехпалой рукой, привлекая внимание запнувшейся на полуслове саламандры: только-не-рассказывай-ей-как-все-было-на-самом-деле! Дождавшись, пока Мона спохватится и довольно-таки ловко выкрутится из столь непростой ситуации, черепашка беззвучно выдохнул с облегчением и тут же спрятался обратно в ванной, вновь неплотно затворив за собой дверь — так, чтобы все видеть и все слышать, но притом не спалиться самому. Хотя, вообще-то, он всегда открыто не одобрял подобного рода шпионаж, но сейчас была совсем другая ситуация. Вдруг школьнице приспичит зайти в туалет, а он не расслышит ее шагов и не успеет закрыться изнутри? Таки подростку не шибко-то улыбалось воочию лицезреть подобного рода, ээ, процедуры. Скажем так, он не планировал узнавать Эйприл НАСТОЛЬКО близко!

"Ладно, успокойся, гений," — мысленно приструнил себя Донателло, устало облокотившись плечом о дверной косяк. — "Может, она уйдет раньше, чем ты думаешь, и тебе не придется торчать здесь несколько часов," — ну да, и вправду, с чего бы ей здесь задерживаться? Если так подумать, сейчас раннее утро обычного вторника... Мало ли какие важные дела ее ждут за двер... то есть, окном? Отчасти успокоившись, техник вновь прислушался к чужой беседе... и тотчас снова страшно разволновался, услыхав характерные, давящиеся глотки — неужто Мона решила выдуть его кофе? Э-эй, оставь ему хоть один глоточек!... — "Зараза," — проворчал он про себя, кося глазом в узкую дверную щель и не без скрытого раздражения наблюдая за тем, как его подруга целиком опрокидывает в себя его любимый напиток. Ну точь-в-точь как заправская кофеманка... — "Ну-ну, смотри не переусердствуй," — несмотря на охватившую умника досаду по поводу "сгинувшей" в чужом желудке драгоценной порции кофеина, Дон все-таки не смог удержаться от легкой, отчасти ехидной, а отчасти умиленной улыбке — он-то сам прекрасно знал, что его девушка терпеть не может эту донельзя горькую, терпкую черную бурду, предпочитая литрами заливать в себя сладкий какао и горячий шоколад... И ведь все равно выпила все до капли, спасая шкуру своего возлюбленного. — "Умница," — произнес он одними губами, все также с любопытством подглядывая за девушками из своего импровизированного укрытия. Признаться, то, что он услышал дальше, заставило его заулыбаться еще шире прежнего. Ну надо же, она так часто жаловалась подругам на недостаток внимания с его стороны? Донателло так развеселился этому нежданному открытию, что едва подавил в себе желание записать их беседу на диктофон. Просто так, на светлую память, чтобы потом, от случая к случаю, в шутку подтрунивать над бедной саламандрой... Всерьез призадумавшись над этим, Дон ожидаемо пропустил мимо ушей дальнейшую часть часть беседы... А затем хитрая, даже откровенно каверзная ухмылка моментально сползла с побледневшего лица умника, сменившись выражением непритворной паники.

Гребаный черепахофон!!

Едва заслышав характерную восьмибитную мелодию входящего вызова, Донателло чуть было не выругался вслух — и как не догадался заранее поставить устройство на беззвучный режим?! Че-фон отчетливо трезвонил откуда-то из глубин небрежно скомканного в его руках плаща, и гений тут же принялся лихорадочно рыться в мятых складках одеяния, естественно, далеко не сразу обнаружив нужный карман и нащупав в нем свой надрывающийся, ну прямо-таки убийственно громко звенящий и вибрирующий аппарат. И само собой, тот не преминул на манер скользкого куска мыла вылететь из дрожащей ладони черепашки, с чудовищным грохотом прокатившись куда-то по кафелю. "Да туды ж тебя в качели!..." — нагнувшись, Дон попытался было вслепую нашарить его под стиральной машинкой и, конечно же, с размаху стукнулся лбом о краешек умывальника. Ааарррр! А ведь Эйприл, эта наглая и хитрая заноза, это рыжее исчадие Ада, и не подумала сбрасывать вызов, все это время с донельзя коварной усмешкой прислушиваясь к звукам напряженной борьбы, раздававшимся из маленькой уборной, и буквально всем своим видом говоря покрасневшей, молча спрятавшей лицо в перепончатой ладошке саламандре: язнаюкоготытампрячешь, дорогуша! Хорошо, что Дон этого не видел, целиком занятый поисками чертового устройства. В конце концов, ему удалось нащупать корпус черепахофона где-то аж за местным унитазом; крепко схватив его рукой, Донни торопливо ткнул на отключение связи и на время затаил дыхание, с глухо колотившимся от волнения сердцем прислушиваясь к происходящему за дверью.

Как выяснилось, не зря.

Твою мать, — осознав, что их общая подруга направляется прямиком в санузел, якобы из-за срочной нужды, а на самом деле, конечно же, возжелав лично рассекретить присутствие гения на чердаке, Дон шуганым воробьем заметался взад-вперед по тесному помещению, соображая, как быть дальше. Запираться было уже поздно: Эйприл услышит. Она, конечно, и так уже его услышала, но... — "Черта с два ты меня здесь увидишь, вот что," — мрачно подытожил изобретатель. Не глядя запихав свою одежду в стиралку, Донни принял самое очевидное и мудрое решение, какое только могло прийти в голову любому человеку (или мутанту) на его месте: запрыгнуть в душевую кабинку и отгородиться от мира тонкой цветастой шторкой.

+2

15

Эйприл подозрительно прищурила свои яркие, зеленовато-голубые глазищи, испытующе вглядываясь в предательски покрасневшую салатовую мордашку подруги. Сбрасывать вызов посерьезневшая девушка не собиралась, намеренно удерживая кончик пальца на зеленой кнопке и внимательно прислушиваясь к заливистой трели из-за дверей уборной. - А там кто? - указала в ту сторону локтем школьница, не отводя своего пристального взгляда. Мона покраснела еще больше, старательно заткнув рот кружкой, к слову уже совсем пустой, теперь давясь горькой гущей от которой на глазах саламандры выступили несчастные слезы - я ничего не скажу даже под угрозой расстрела! Так то!
Однако, когда не дождавшаяся ответа ящерки Эйприл встала с дивана, оставив мобильный на подушке рядом с попискивающим птенцом, с неподдельным возмущением зыркнув на прощание на пристыженную Мону Лизу. Ну там же явно кто-то возился - такой грохот стоял, словно там вся компания черепах в тесной куче тусовалась, не меньше.
Моне только и оставалось сдержанно накрыть багровую мину рукой, чтобы хоть как-то скрыть обуревающий ее стыд. Донни, какой же ты... дурень. Ниндзя который не в состоянии развернуться в  не такой уж и маленькой душевой, и вести себя тихо!

И вроде бы не было в этом ничего преступного, если бы О'Нил увидела Донателло дома у своей подруги, пускай и в таком неприглядном виде.
Подумаешь выпил, подумаешь, расстроился, с кем не бывает, в самом деле, если вспомнить, как Мона сама однажды нахлесталась абсэнта, а потом пьяно рылась у мутанта на компьютере в компании Ниньяры, заказывая вагон ненужного белья. По сравнению с этим меркли любые выходки изобретателя. Если только Донателло не выдаст развернутую историю своего безрассудного похода в бар, в компании старшего брата, и этот рассказ в стиле испорченного телефона не достигнет ушей Мастера Сплинтера. Вот уж кто точно рассердится на своих учеников и сыновей, и, чего доброго, устроит им моральную взбучку с последующим наказанием - домашним арестом. Еще бы. Рискнуть явиться в бар полный людей! О чем они вообще думали?!
Пожалуй именно это заставляло мону так бессовестно врать в лицо подруге. Она, не смотря на то, что сама была недовольна своим возлюбленным, и возмущена его недоблестным поведением в подземелье до глубины души, старательно прикрывала его бедовый, нахальный панцирь от возможной опасности в лице строгого наставника. Уж действительно, лучше никому не знать о случившемся вчера.

- Постой! - чуть не выронила чашку из перепончатых ладоней Лиза, в испуге метнувшись следом за решительно потопавшей в сторону подозрительных звуков Эйприл, буквально поднырнув у рыжеволосой девушки под локтем и встав перед дверью раскинув руки в стороны - не пущу. - Слушай, не заходи. У меня там... там... ээээ... беспорядок ужасный. Стиральная машинка сломалась, починить бы неплохо, - она осторожно навалилась спиной на приоткрытую дверь, до щелчка, плотно ее закрыв и прижавшись взъерошенным затылком. Теперь ее с утра аккуратно уложенные шоколадные локоны испуганными змеями торчали во все стороны, отлично имитируя прическу Медузы Горгоны.   
- А почему там телефон Дона? - рыжая аккуратно заглянула за плечо донельзя напряженной, морально "ощетиневшейся" ящерки. Разумеется, ничего кроме облупившейся белой краски на крепко сбитой фанерке она не увидела. Кажется еще мгновение, и нетерпеливая, страдающая переизбытком любопытства конопатая просто возьмет застывшую солдатиком саламандру, словно игрушку, и деловито отставит в сторону, чтобы намеренно проникнуть в запретную зону в поисках возможной сенсации. Как-то о том, что ее приятель возможно там душ принимает, и попросту неприлично так врываться в весьма интимную территорию любого дома (ну а вдруг!), Эйприл, разумеется, не задумалась. - Ты сказала, что не знаешь, где он, - Эйприл сложила руки на груди, перенеся весь на одну ногу и показательно надув веснушчатые щеки. И не стыдно тебе, а?
- Я не знаю где он сейчас, - оттопырила когтистый палец мутантка, в очередной раз грациозно (нет) выпутавшись из каверзной ситуации, даже не думая посторониться и с замиранием сердца вслушиваясь в происходящее за дверью. Ну Донни... - Он был здесь... С утра! Очевидно забыл свой черепахофон в ванной, я же не виновата, ушел и я без понятия куда! - с видом оскорбленной невинности задрала подбородок Лиза. Однако Эйприл не смутилась в ответ, а лишь донельзя нагло заулыбалась, хитро прищурив свои искристые глазищи и собрав уголком рта ехидные морщинки, которые растягивали ее темные конопушки по всей скуле.
- Это вы в ванной вместе усердно стиральную машинку что ли ломали, раз он там свой че-фон забыл?

И без того бордовые скулы мутантки вспыхнули маками - Мона открыла рот, но так и не нашлась что достойно ответить совсем распоясавшейся подружке, молча сделав шаг в сторону и с откровенно потерянным видом пропустив ее внутрь - умыться и руки ополоснуть после лазанья по стенам до окон местных чешуйчатых принцесс-Рапунцель. А что она могла сделать? Сама только что сказала, что Донателло здесь нет, пускай он даже и забыл свой аппарат связи в ванной комнате своей девушки. Как теперь останавливать Эйприл? Поломанной стиралкой? - "Надеюсь ты хорошо спрятался, Ди," - с глубоким вздохом толкнула рукой дверь ящерка, наблюдая за тем, как Эйприл потирая ладошки крадучись пробырается внутрь, не забыв бдительно позыркать по сторонам - вдруг где очертания черепашьего панциря выловит. Очевидно, девушка не верила своей хвостатой приятельнице, и явно ожидала здесь увидеть позорно сныкавшегося от чего-то парня.

Впрочем она даже не скрывала своего неверия, застыв по середине душевой, и опершись боком о якобы сломанную стиральную машинку, во весь голос обратившись к пустоте перед собой, - А между прочим кое-кто беспокоиться, что кое-кто со вчерашнего дня дома не объявлялся. И если кое-кто слышит... - она на цыпочках прокралась к душевой, и затаив дыхание застыла перед ней... чтобы в следующее мгновение резко одернуть занавеску и уставиться на выцветший кафель напротив, едва заметно отражающий ее собственное озадаченное, курносое лицо. Хммм... Никого? - ... то ему лучше хотя бы отзвониться Майку, потому что тот скоро пойдет его искать по всем мусорным контейнерам.
- Тут его нет, - закатила глаза за ее спиной Мона, едва скрывая собственное облегчение. Она и понятия не имела, куда по идее запихал свою габаритную, мускулистую тушку утянутую в безразмерные брюки ее парень, но какая к черту разница? Главное каким-то образом парень умудрился не посрамиться и оправдать свое пафосное звание мастера ниндзюцу и мгновенно исчез с бдительных встроенных радаров Эйприл. А большего Моне и не надо было. Встретившись со школьницей глазами, пришел уже черед Моны заулыбаться торжествующей улыбкой - я же говорила! А ты не верила!
- Ладно, - неожиданно покладисто отозвалась Эйприл, отбредая к раковине и нарочито медленно намыливая такие же веснушчатые руки и не прекращая осматриваться по сторонам. Знали бы девочки, как бедный гений сейчас висит у них над головами над самым потолком, непременно бы пожалели бедные, измученные непрекращающимся напряжением конечности механика.

Мона об этом узнала только тогда, когда быстренько, не забыв рассыпаться в благодарностях на прощание за птичий корм и пообещав, что вернет Дону его черепахофон, когда увидит, выпроводила назойливо цепляющуюся за диван О'Нил.  Едва только ноги кряхтящей от натуги девушки исчезнут за  чердачным окном, со стороны уборной раздался такой кошмарный грохот, что помогающая покинуть подруге сию скромную обитель Мона, сидящая на краю подоконника, почти выскочила следом за Эйприл, от испуга подпрыгнув на месте. Боже...
Мгновенно подорвавшись с места, ящерка кудрявым вихрем влетела в душевую, на несколько секунд потрясенно постояв на пороге, лицезрея весьма странную эм... картину.

Видимо бедолага Донателло вконец не выдержал, а может не выдержали стены такую многокиллограмовую брутальную фигуру черепахи держать на своих невидимых "плечах" - изобретатель впечатался в пол душевой кабинки до внушительной вмятины в покрытии, попутно содрав занавеску в кокетливый пестрастый цветочек, обмотавшись ею на манер куколки тропической бабочки, весь присыпанный побелкой и каменной крошкой, исцарапанный, но, к счастью, более менее целый. Громадная штанина при падении зацепилась за сам душ, а вернее за крючок с лейкой, и теперь развевалась гордым флагом над головой несчастного. Теперь термин "наполовину одетый" обрел новый смысл.
Мона недолго ошарашенно взирала сверху вниз на этот горбатый пыльный куль. Затем сдержанно хрюкнула, словно неожиданно подавилась, порывисто прижав лапку к губам... а потом уже не в состоянии сдержать рвущийся наружу безумный хохот, рассмеялась на всю ванную, игнорируя откровенно обиженный взгляд представшего перед своей девушкой в столь нелепом виде изобретателя. - П-прости Д-ди, я н-не удержалась, - запинаясь и роняя крупные слезы, попыталась проглотить очередной писклявый смешок Мона, поспешно схватив парня за мускулистые плечи и помогая ему сесть, прислонившись карапаксом к стенке. - Не обижайся. Ты что... все это время на потолке что ли сидел? Черепашка-паук. Ох... - она присела рядом, рывками, аккуратно поддевая непромокаемую ткань острыми коготками, избавляя подростка от его "подарочной упаковки". - Не ушибся? Ничего не сломал?

+2

16

Сказать по правде, ох уж и давненько умник не оказывался в настолько идиотской ситуации.

"И чем мне это поможет, интересно", — с явственно прописанным на лице раздражением подумал Ди, рассматривая веселенький цветастый узор на полупрозрачной банной шторке прямо у него под носом. И в самом деле, на что он рассчитывал, прячась от Эйприл в таком откровенно ненадежном укрытии, как местная душевая кабинка? Зная вездесущий характер школьницы, глупо было поверить в то, что она откажет себе в удовольствии резко отдернуть в сторону сию тонкую занавесочку, таким образом, застигнув бедолагу-изобретателя врасплох... Само собой, Донни прекрасно это понимал. А от того не прекращал судорожно выискивать доступные пути отступления из донельзя крохотного ванного пространства, в надежде, что ему удастся каким-то волшебным образом найти подходящую лазейку, и если не выбраться наружу, так хотя бы временно затаиться в ней на манер огромной пугливой устрицы. Приглушенный скрип дверных петель и деловитый топоток школьницы на пороге уборной заставил его ускорить и без того серьезный мозговой штурм, процентов эдак на двести; откровенно запаниковав (как будто он до этого являл собой живой пример хладнокровия и невозмутимости, ага), мутант еще раз порывисто оглядел свою тесную кабинку, невольно упершись локтями в ее гладкие кафельные стенки... А затем, сам не до конца поняв, что именно он сейчас творит, шустрым тараканом полез куда-то под потолок комнатушки, призывая на помощь все свои хваленные навыки ниндзя-бойца и весьма живо водружая свой громоздкий панцирь на самый верх душевого отсека, насколько это вообще позволяла высота здешнего потолка.

Ну, и ширина, конечно же... Вот с ней-то гению не повезло. Точнее сказать, повезло, но не особо: Донателло сумел худо-бедно уместить карапакс на откровенно тесном и, вдобавок, густо осыпающемся известкой пятачке внутричердачного пространства, но его крепко упиравшиеся в стены конечности при этом оставались согнутыми в неком подобии фашисткой свастики, что, ясное дело, просто не могло не доставлять черепашке определенного дискомфорта. Стиснув челюсти от напряжения, Донни молча поглядел вниз, надеясь, что его киношные выкрутасы в духе "Миссия невыполнима" останутся незамеченными для зашедших в ванную девиц. Удивительно, как это ни одной из них не пришло в голову посмотреть наверх. Ведь догадалась же Эйприл размашисто отодвинуть край упомянутой душевой шторки, очевидно, рассчитывая увидеть за ней своего долговязого приятеля — поймать его, так сказать, на месте преступления!

"Вот засранка", — не без иронии прокомментировал Дон, наблюдая за тем, как его приятельница разочарованно оглядывает пустую кабинку. Повисшему точно на ее рыжей макушкой изобретателю оставалось лишь молча уповать на то, что на этом ее неуемному любопытству придет конец, и девушка мирно удалится восвояси, прекратив пытать свою откровенно краснеющую подругу. Но, конечно же, Эйприл нарочно тянула время, словно бы проверяя, как долго еще бедный техник сможет удержаться на потолке уборной — спасибо хоть на том, что не стала пользоваться унитазом в его присутствии! Нет, серьезно, спасибо огромное. "Да когда ж ты уже уйдешь", — мысленно пропыхтел черепашка, чувствуя, как потихоньку начинают болеть его до предела напряженные мышцы, уже всерьез беспокоясь о том, чтобы не громыхнуться всем своим нешуточным весом на голову ничего не подозревающей школьнице. Эдак он спокойно сломает ей шею... и себе тоже, заодно! "Я понял, понял, — Донни страдальчески возвел очи к потолку, по несчастливому течению обстоятельств, оказавшемуся в каких-то жалких миллиметрах от его собственной макушки. — Отзвонюсь кое-кому сразу же, как отсюда слезу, договорились! Только свали уже отсюда, пожалуйста..." — одна из его нервно вспотевших ладоней вдруг опасно скользнула по щербатой плитке, и гений с непередаваемым выражением лица сполз чуть ниже по стене, на мгновение всерьез испугавшись, что вот-вот эпично свалится обратно в душевую кабинку. Но, вроде бы, обошлось... И Эйприл с Моной по-прежнему не замечали ничего подозрительного, хоть и выглядели на редкость озадаченными. Дождавшись, пока О'Нил домоет руки и покинет уборную в сопровождении триумфально ухмыляющейся ящерки, умник и сам, не удержавшись, издал тихий вздох облегчения: ну, наконец-то! Самое худшее осталось позади; теперь только нужно было дотерпеть до того момента, пока они с Лизой вновь останутся одни на этом проклятом чердаке, и тогда уже точно можно будет слезть...

Если он вообще когда-нибудь сможет выпрямить свои несчастные затекшие конечности!

"Так... ладно, — буквально через силу дождавшись, пока за пределами ванной комнаты стихнут всякие оживленные разговоры, гений предпринял попытку аккуратно спуститься вниз по скользким, зеркально-гладким стенам, стараясь при этом не зацепить локтем душевой кран или полочку для шампуней. — Осторожно... потихоньку, не спе... ТВОЮ МАТЬ..!!!" — стоявшая далеко за пределами уборной Мона, должно быть, едва не выскочила вон из собственной чешуи, заслышав откровенно чудовищный грохот за своей спиной, а также последовавший за ним звон, скрежет и стук — эдак легко можно было представить, что Донни проломил собой пол и свалился на головы соседям! Ну, разумеется, ничего подобного не случилось, хотя падение механика на дно душевой кабинки все равно оставалось до крайности фееричным — хотя бы потому, что Донни умудрился лишиться брюк (как?!), погнуть держатель для лейки и керамический поддон, а также снести карниз для банной шторки и замотаться в нее же на манер жирной зеленой гусеницы. К тому моменту, когда Мона с огромными от испуга глазами влетела в уборную, ее приятель уже с досадой шевелился в своем целлофановом плену, тщетно силясь высвободить свои не в меру длинные конечности... Неудивительно, что девушка тут же во весь голос расхохоталась над своим возлюбленным, чем заслужила его долгий, откровенно укоряющий взгляд: эй, ну нашла, над чем смеяться, ей-богу! Сказать, что юноше было ужасно стыдно за свой провал — значит ничего не сказать, мало кому понравится обнаружить себя неуклюже валяющимся посреди чужой ванной, без штанов, запутавшимся в какой-то глупой цветастой занавески и, в довесок ко всему остальному, с пышной розовой мочалкой на башке.

"Как будто мало было мне унижений за прошедшую ночь", — с бесконечной досадой подумал техник, отведя взгляд от раскрасневшейся, широко ухмыляющейся мордашки своей любимой. Стоило отдать Моне должное, она из-за всех сил пыталась сдержать свой неконтролируемый приступ веселья, аж сдавленно прихрюкивая и роняя крупные горошины слез, но все было тщетно. Дону, впрочем, уже и самому потихоньку становилось смешно от всего происходящего, а может, это просто заливистое гоготание ящерки действовало на него столь расслабляюще; как бы то ни было, но скоро умник уже и сам неловко заулыбался ей в ответ, как бы говоря всем своим побитым видом — ну, надо же, как неловко получилось...

А куда еще мне было деваться, — оправдываясь, смущенно забормотал он в ответ, тщетно силясь принять сидячее положение. — Сама видела, как она тут рыскала... Не в стиралку же себя запихивать, — кое-как облокотившись панцирем на предательски скользкую банную плитку, Дон неловко повел затекшими плечами. А-ай... — Сломал... душевую тебе сломал, — с тяжким вздохом признался он, невольно покосившись вниз и оценивая глубину образовавшейся вмятины. — Придется заняться ее починкой... и прикрутить новый держатель для крана. Прости, родная, я все починю, — дождавшись, пока Мона избавит его от большей части липкой клеенки, Донателло теперь уже и сам выдернул из-под панциря остатки занавески, после чего снял с себя упавший карниз и небрежно зашвырнул его куда-то вглубь помещения, мысленно помечая себе галочки вокруг все новых и новых пунктов грядущего ремонта. Глубоко вздохнул, проводя ладонью по мятой, уставшей физиономии... и попытался выбраться из тесной кабины, упираясь ладонями в ее металлические края.

Как бы не так.

Нннггг... дурацкий панцирь, — покачнувшись, гений вновь неуклюже завалился на свой огромный карапакс и обессиленно запрокинул голову назад, вжимаясь гудящим затылком в прохладные кафельные стенки. Как же у него снова разболелась голова! — Все в порядке, — перехватив откровенно тревожный взгляд Моны, успокаивающе произнес Донни в ответ. — Просто ноги затекли... там, на потолке. Хорошо, что вы с Эйприл не стали смотреть вверх, иначе бы я точно сгорел со стыда, — и Донни с нервным смешком провел ладонью по своей запыленной голове, стряхивая с нее густо осыпавшуюся побелку. Надо же, как сильно он в ней перемазался... И полы все запачкал, недотепа.

+2


Вы здесь » TMNT: ShellShock » IV игровой период » [С4] Things I'll Never Say