Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Альт Вселенная » [А] Прыжок в кроличью нору.


[А] Прыжок в кроличью нору.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s7.uploads.ru/5zxmJ.gif
Дата и место: Неизвестно. Неизвестно и неизвестно.
Персонажи: Mona Lisa, Mokoshan

Краткий анонс: Добро пожаловать, дружок. Выбирай свой путь. Синяя, или Красная таблетка? Если ты выберешь красную, ты можешь изменить свое прошлое. Ты откроешь двери норы хоббита и попадешь в Нарнию, где тебя ждет Дарт Вейдер, а Бетмен будет очень рад пуститься с тобой в путешествие за Камнями Бесконечности, которые охраняет Снежная Королева. Тебя ждут семь гномов и хрустальные башмачки, Черная Жемчужина и 101 далматинец.
А если честно - понятия не имею, что с тобой будет дальше.
Суть игры - игра в слепую.
Удачи, желаю остаться в живых. А сейчас я укачу от вас на своем трехколесном велосипеде, извините...

+2

2

Голову с плеч!

В воздухе свистит массивное, широкое лезвие и увесистый круглый предмет брызгая едким соком печально катиться по влажной, сырой земле, оставляя за собой характерный "свежесрубленный" след.

Мутантка с кряхтением заправляет перепачканный мачете за пояс, поправляя вечносползающие с бедер ремни, и подхватывает свалившийся ананас за разлохмаченные перья зеленых "волос", закидывая фрукт в наплечный мешок, больше напоминающий  безразмерный, беcформенный рюкзак, так же забитый кроме ананасов гуавой и авокадо. Довольно тяжелая поклажа надо сказать. И ей страшно опротивели фрукты, за время этого бесцельного шатания по тропикам Южной Америки. Даже у местных аборигенов, которые посчитали ее местной богиней, за одну только баночку диетического йогурта (хотя Мона подозревала все дело в ее внешности. Да, ходящая хищная рептилия, как тут не пасть ниц?), не смотря на все их благоговейные танцы, пляски и подношения, они свою богиню затарили в продуктовом плане только фруктами. Ни рыбы, ни мяса. Йогурт и тот отдала местному вождю в знак мира.
- "Как мне все это опротивело," - подхватив тяжелую, словно набитую шарами для боулинга сумку, ящерица закинула ее себе на спину, и едва не завалилась назад, не устояв прямо под тяжестью своей необычной ноши. - " Приеду домой - неделю буду питаться фастфудами и мясом. Где там эта несчастная карта," - ворча и покачиваясь, девушка бегло похлопала себя по карманам походного комбинезона, выискивая потертый пергамент. Большой, древний, очень тонкий, больше напоминающий гигантскую салфетку, с рваными, растрепанными волокнами по краям, совершенно невесомый... и смятый в кармане брюк словно старый носовой платок. Приложив тряпицу к широкому стволу соседнего к ней дерева, высунув кончик языка и прищурившись, саламандра потратила две-три минуты тщательному изучению своего дальнейшего маршрута, убедившись, что она идет в нужном направлении и встретила, не забыв отметить карандашом, все ориентиры, девушка небрежно смяла карту, швырнув ее поверх ершистых ананасов себе за плечо. Ладно, путь зовет, тут уже не так уж и далеко.

Мачете снова блестит в просвете между сплетенными вместе кронами и раскиданными по тропической роще лианами, и ящерка продолжает свой нелегкий путь, кряхтя пролезая между зарослей и размашисто расчищая, а вернее, прорубая себе дорогу к цели. Поход в такие дали вряд ли хоть кого обрадовал, не смотря на множество совершенно потрясающих видов местной флоры и фауны, Лиза упрямо шла вперед, низко склонив голову, спотыкаясь о торчащие тут и там корни, хватая заплетенными в тугую косу волосами мелкий сор, и то и дело снимая с хвоста кольца лиан. - "Скучаю по мегаполису и отсутствию москитов," - дернула плечом саламандра, сгоняя щедро облепившую голые руки назойливую мошкару. Над головой мелькнула огненная тень, на секунду поймавшая на себя еле-еле пробивающиеся сквозь густую листву пальм лучи солнца. Затем еще одна и еще - мимо бдительно замершей девушки потоком по верхушкам, завывая и хихикая пронеслась стая ревунов, прыгая по крючковатым ветвям, ловко хватаясь длинными, косматыми ручищами. Вспугнув россыпь разноцветных пичуг, мирно себе посиживающих среди пышной растительности, обезьяны целенаправленно устремились вперед, исчезнув под широкими, разлапистыми листьями пальмы. Значит она на верном пути.

Приматы попадались ей в последнее время крупными семьями, и вспугнутые саламандрой убегали в эту же сторону. Один особо наглый проныра-капуцин умудрился выкрасть у отвлекшейся девушки из сумки половину ее "стратегических запасов". К счастью Мона смогла таки вернуть себе свой паек, который не так то легко себе добыть, прогнав нахальную обезьянку и подобрав разбросанные фрукты.

Раздвинув высокие кусты руками, Лиза осторожно высунула голову наружу... и замерла невольно любуясь массивным каскадом пещер, надежно скрытых от чужих глаз непролазными джунглями. Громоздясь друг на друга с каменными, широкими уступами-платформами, в которых скапливалась вода после сезона дождей в тропиках, эти многочисленные "норы" в темно-сером камне напоминали гигантский пчелиный улей. Так же чем-то шишковатое чудо природы, неприглядный, безжизненный остров посреди океана зелени, был похож на голову великана-злобоглаза взирающий прямо перед собой сотней пустых глазниц. Из которых нет-нет, да выглядывали бледные точки - возникающие из неоткуда "глаза" сердито смотрели на незваную гостью сверху вниз. Это приматы нервно покидали свои норки, прячущиеся глубоко в гротах, чтобы посмотреть, кто осмелился забрести так далеко от цивилизации.

Остановившись на поросшей мелким сорняком полянке перед скалой-обезьяньим ульем, ящерка присела на корточки, скинув на мягкую траву мешок с припасами и вытащила с пыхтением со дна дымовые шашки. Закусив в зубах зажигалку, мутантка еще недолго возилась перерывая сваленные в одну кучу фрукты и предметы первой необходимости, выискивая рацию и фонарик, последний зажав подбородком, и довольно хмыкнула себе под нос, пошлепав по туго набитому рюкзаку, прежlе чем снова взгромоздить его себе на горб.
Ну что?
Гагарин, поехали?

Ближайший ход в глубь забытого грота был буквально в двух шагах, прямо за колючим кустарником, который безжалостно был вырублен любимым мачете. Запалив дымовую шашку, Мона молча бросила ее во внутрь. Дым незамедлительно с шипением вырвался из хода, заполнив все щели и укромные уголки, выгоняя оттуда злобно верещащих приматов. Моне Лизе очень не хотелось, чтобы агрессивные мартышки оттаскали ее за кудри, за то, что она проникла на их территорию. Щелкнув фонариком и помахивая перед собой свободной ладонью, саламандра пригнувшись, ступила в бездонный зев лабиринта пещер, мгновенно растворившись в непроглядной черни сырого, прохладного туннеля.   

Oh, oobee doo
I wanna be like you
I wanna walk like you
Talk like you, too
You'll see it's true
An ape like me
Can learn to be humen too

+1

3

Было страшно холодно. Воздух стоял настолько сырой, что дыхание восстанавливалось с трудом, до сих пор сбивчиво отдаваясь в чувствительной лисьей носоглотке свистящим хрипом. Тяжелые веки никак не хотели разлипаться, но Моукошан все же сделал усилие, чтобы раскрыть, наконец, глаза и увидеть... темноту?
"Неужели я ослеп?" - первая, крайне неутешительная мысль не замедлила промчаться в мохнатой голове, однако лиса она не испугала. К тому же он куда чаще полагался на спектр различных запахов окружающего мира. Потерять нюх для лиса было страшнее.

Мало-помалу глаза начали привыкать к темноте, и Моукошан с облегчением, которое впоследствии сменилось удивлением, различил в вышине над собой каменный свод потолка, усеянный длинными, конусообразными шипами-сталактитами.
"Где я? Как я здесь очутился?"
Как бы Моукошан ни напрягал память, морщась и щуря глаза в попытке восстановить события, он так и не смог вспомнить обстоятельства, при которых его занесло прямо на это место. Можно было предположить, что лиса попросту вырубили увесистым  ударом по голове или с помощью снотворного, например. Но кто? Зачем?

Раздумья воина остановили несколько маленьких, круглых камешков, внезапно осыпавшись на треугольную морду, тем самым заставив черно-бурого лиса зажмуриться. Когда Моукошан снова приоткрыл глаза и, оставив на время колыхания воспоминаний, принялся с особой тщательностью всматриваться в игольчатый потолок, печенкой чуя, что в течение последующих минут ему ничего радужного не светит. Словно в подтверждение его интуитивных способностей, острый слух лиса уловил неприятный треск ломающегося камня над головой.

"Проклятье!"

Он попытался было резко вскочить на ноги, однако внезапно обнаружил, что не может даже пошевелить конечностями, не то что подняться со студеного пола. Оценивающе проскользив взглядом по сторонам, Моукошан обнаружил свои кисти рук туго привязанными пеньковой веревкой к металлическим колышкам, вбитых в отдалении от его порезанных ладоней. Та же ситуация была и у задних лап лиса, лишь некогда пушистый хвост оставался в свободном движеним. Таким образом, кто-то умудрился надежно  приковать довольно прыткого ниндзю к полу, лишив черно-бурого всех шансов на малейшее освобождение. Моукошан почувствовал ярость к неизвестному убийце, который явно желал смерти воина, раз посмел совершить с ним такое.
Теперь лис знал точно - как только он освободится и найдет неизвестного "героя", он его убьет с особой жестокостью. Сморщив нос в мрачную гармошку, ниндзя обнажил ровные клыки в знак подтверждения своих мыслей.
Однако для начала все же необходимо было выбраться из вынужденной ловушки. К тому же с потолка посыпался новый каскад камешков, обдав пылевым дождем плечи и торс лежащего лиса, а за ними опять послышался звук ломающегося камня, готового немедленно вонзиться в пол. Оставалось лишь молиться, что лису не прилетит в голову...

Ему повезло. Небольшой отколовшийся сталактит копьем вонзился в считанных сантиметрах от привязанной ноги лиса, невольно заставив его вздыбить бурую шерсть на загривке и почувствовать капельки ледяного пота на покатом лбе. Хоть Моукошан мало чего боялся в жизни, а здоровым инстинктом самосохранения лис все же обладал, и на возможную смерть всегда смотрел с неохотой.
Зато он получил прекрасный ключ к освобождению.
"Никогда не стоит недооценивать лисий хвост, ёкай!" - зло подумал он, приравнивая отсыревший от влаги хвост для точного удара. Он понимал, что у него есть шанс только для одного броска, и с успехом его совершил, одномоментно рассчитав силу и траекторию полета каменного конуса. Сталактит был выбит резким взмахом хвоста из небольшой трещины  каменной плиты и, перевернувшись несколько раз в воздухе, приземлился прямо в раскрытую ладонь Моукошана, острием вверх. Торжествующе растянув распухшие, потрескавшиеся губы в кривой улыбке, лис ткнул суженный конец конуса в крепко стянутое запястье, пытаясь перебить веревку и освободить руку. Словно призывая работать быстрее, с потолка упало еще несколько сталактитов, на этот раз побольше. От одного из них Моукошан, обладавший молниеносными, натренированными рефлексами, сумел отодвинуть голову, а другие же предупреждающе изрешетили пространство рядом, по везучей случайности, даже не коснувшись лиса. Бегло скользнув по медленно, но верно осыпающемуся смертоносному потолку, черно-бурый с ужасом обнаружил, как задрожали самые большие каменные сосульки над ним, от которых уже не было спасения. К счастью, веревка, сдерживающая кисть руки была, наконец, перебита. В одно мгновение перерезав остальные путы тем же сталактитом, до крови зажатым в ладони, Моукошан буквально подбросил тело на ноги, чтобы разогнувшись словно пружина, отпрыгнуть подальше от места несостоявшейся могилы. К слову, лис успел вовремя: огромный треугольный валун с грохотом рухнул в то самое место, где минуту назад валялся связанный ниндзя, и со страшным треском вонзился в плиту пола, рассыпавшись на несколько частей и образовав толстую дорожку трещины, от которой немедленно разбежались в разные стороны  угрожающие ответвления.
- Да чтоб тебя! - только и успел взрычать лис перед тем, как снова делать ноги теперь уже от осыпающегося в бездну пола.
Ему пришлось собрать все оставшиеся силы и совершить несколько широких прыжков, превозмогая тупую боль в одеревеневших мышцах, чтобы не сгинуть вместе со стремительно разрушающимися плитами в мрачную неизвестность. Уже на последних мгновениях, когда лиса вот-вот было готово поглотить ненасытное чрево подземной пропасти, ему все же удалось выскочить из опасного участка на небольшой тесный пятачок с темным тоннелем, уходящим в таинственный мрак. Вконец утомленный и обессиленный Моукошан мог только прислониться к холодной, каменистой стене и, тяжело дыша, медленно сползти по ней прямо на свой хвост. Пристроив руки на оцарапанные колени, он сделал несколько глубоких вдохов. Раз. Два. Три. Уже лучше дышится, хоть заледеневшие от сырости пещер легкие по-прежнему тяжело насыщались кислородом.  Затекшее тело страшно болело и ломило, любое малейшее движение сопровождалось адской мукой. Моукошану оставалось лишь вознести почести Чин Хану за суровую школу тренировок, благодаря которой выносливый лис стойко переносил невзгоду и боль, не издавая и стона.

Дико хотелось есть и пить. Да и желательно поскорее выбраться из этого страшного места, напоминающего огромный пещерный склеп какого-то габаритного дракона. Осталось только понять, куда Моукошану нужно двигаться, дабы попытаться найти путь к выходу. Правда, сил на движение у лиса практически не осталось, он даже не смог подняться на ноги. Несоизмеримое ни с чем бессилие притупляло жажду выжить во что бы то ни стало, заставляя Моукошана буквально срастись с каменной стеной, попирая ее застывшим позвоночником.
"Мне нужно немного передохнуть," - решил он. Нелегко лису далось освобождение после нескольких часов полного обездвиживания.
Прикрыв тяжелые веки, он вскинул голову к мрачному своду пещеры, с которого уютно свешивалась целая стайка летучих мышей, мирно дремавшая вниз головой.
Моукошан и сам не заметил, как  задремал в сидячей позе отчаявшегося спелеолога, даже не подозревая, что всего-то через три поворота от этого запутанного, насыщенного ловушками места, где лис очутился по чьей-то злой воле, уже пахло обезьянами и фруктами, да и температура воздуха была значительно комфортней. А еще чувствительный лисий нос вполне мог бы учуять запах гари и дыма с примесью тонкого аромата женских флюидов...

+1

4

Пещеры внутри таинственной скалы были похожи на лабиринт минотавра - то и дело ящерка натыкалась на тупики и петляющие кругами тоннели. Она присматривалась к тому, что было написано на стенках, пытаясь найти среди  надписей, оставленных здесь древними племенами подсказки к дальнейшему продвижению по путанным рукавам гигантского жилища бандерлогов. То и дело под ногами шныряли мелкие мартышки, шипя на не званного гостя, и девушке приходилось достать еще одну дымовую шашку, когда мохнатых хозяев стало больше положенного и возник риск, что они искусают ящерицу за пятки.
- Право, лево... почему тут две стрелки вверх и вниз?! Почему эта надпись вообще похожа на компьютерную раскладку клавиатуры?! - впала "в каплю" Лиза, ненадолго отрешенно зависнув перед одной стенкой изрисованной художественными гравюрами отдаленно напоминающих доисторические наскальные рисунки с примесью современного искусства городского граффити. Самое странное и смешное пожалуй то, что тут на половину стены, а ее высота составляет около пятнадцати метров, изображена летающая тарелка с зелеными силуэтами крошек-пришельцев. Поежившись от вида столь пугающей картинки, зябко потирая собственные плечи, мутантка поспешила дальше, стараясь отогнать от себя мысли о том, что тут, возможно, кроме шныряющих туда-сюда агрессивных макак, есть большая вероятность встретить, кхм, инопланетян, готовых насаждать добро и причинять справедливость любому, кто осмелиться нарушить их покой. Но пока дело продвигалось... относительно спокойно, не считая путанницы с дорогой, но бывшая студентка с присущим ей упорством шла вперед, бегая дрожащим лучом фонарика по камням.

И как-же она черт возьми испугалась, когда прямо на нее из-за угла выскочило что-то темное, с агрессивно блестящими, отражающими свет фонаря глазищами и оскаленной пастью! Не то чтобы похоже на пришельца, но тем не менее громко взвизгнувшая мутантка незамедлительно с характерным свистом выхватив мачете из крепления и со слепу рубанув воздух перед собой. Разумеется Моукошан не дурак, чтобы подставить свою голову под миниатюрную секиру, не для того он здесь в сырых пещерах связанный валялся, в темноте и холоде! Поднырнув под рукой мутантки, лис занял боевую, оборонительную позицию, судя по всему намереваясь уложить нападающего на обе лопатки... а спустя мгновение противники ошеломленно вытаращились друг на друга, конечно, легко узнав друг друга, как ни крути, а старые враги, и в пещерах повисла протяжная минута тишины, прерываемая лишь тихими перекликами приматов в их затерявшихся в пещерах гнездах, да шипение последней брошенной саламандрой неподалеку дымовой шашки, расстилающей у них под ногами спецэффектами клубящуюся, вонючую завесу.
- Моукошан?! - хлопнув ресницами, Мона выпрямилась, недоверчиво глядя на воина с таким скептическим видом, словно перед ней кто-то шутя поставил хорошо сделанную, почти живую голограмму. нет, ну в самом деле - откуда взялся здесь сородич Ниньяры?! в этом глухом, забытом богом месте, набитым различными ловушками, головоломками и загадками, решение которых самое сладкое что есть на свете... для таких как Мона Лиза, конечно.
- Ты... ты как тут вообще очутился? - с подозрением оглядев мускулистую фигуру пленника этого загадочного природного комплекса пещер, Мона подняла раскрытую ладонь на уровне груди, демонстрируя свое нежелание дальше сражаться, и вообще, она здесь не за этим, и убрала клинок обратно в крепление, свесив с плеча набитый рюкзак, достав оттуда флягу с водой. Вроде как заклятому врагу не полагается помогать, но что-то подсказывало саламандре, что сейчас Моукошану явно не до того, чтобы снять с ящерки ее салатовую шкурку. Судя по выражению, застывшему на остроносой лисьей морде, он хотел как можно скорее выбраться отсюда. А Моне наоборот, надо пройти как можно дальше! Лучше до самого конца переплетений ходов.

Опустив взгляд на затертые кисти футовца, Лиза почти сразу заметила внушительные, широкие продольные следы - кто-то его связал и принес сюда. Подозрительно... Вряд ли орангутаны, или капуцины любят отлавливать непрошеных гостей, связывают их и кидают в глухих гротах помирать с голоду. Опять невольно вспомнились те жуткие рисунки. Господи, неужель и впрямь инопланетяне?
Тряхнув кудрями, отгоняя от себя красочную картинку глазастых монстров из космоса, прекрасно зная, что таких инопланетян точно не бывает, Мона Лиза устало присела на ближайший к ней здоровенный валун, вяло разгоняя оплетающий ноги дым плавным покачиванием длинного хвоста.
- Плохо выглядишь. Это кто же тебя так... Если хочешь, я тебя выведу отсюда, и позвоню ребятам, чтобы они тебя кхм... забрали, - она уже представила лица черепах при виде их "любимого и дорогого друга", когда мутантка сообщит им о столь шокирующей новости. Еще и пляши вокруг него с бинтами и лекарствами, ведь он весьма и весьма плох, как бы они к нему не относились, в таком состоянии его оставить нельзя. А уж что скажет на это вострый на язык Рафаэль, уууу... Ведь уж кого-кого, а этого пройдоху лиса саеносец с удовольствием бы, мало того здесь оставил, так еще и набил бы ослабевшего воина самыми сладкими бананами, чтобы мартышки поняли, что лисью шкуру можно использовать в качестве удобного мешка-хранилища для фруктов.
- Мне надо дальше, я не могу тут остаться. Даже если где-то по близости те, кто тебя здесь бросили, мне нужно идти. Пока я не заберу один важный артефакт - я никуда не уйду. Ну так как? У меня есть рация, мальчики быстро доставят тебя эм... к вашему мастеру.

+1

5

"Мечта… Гнев… Страдания…»

Зловещий шепот пронзил дремлющий мозг Моукошана словно ледяная игла, заставив лиса мигом вынырнуть из забытья. Вздрогнув всем телом от неожиданности, он ошалело распахнул глаза и тревожно вскинул голову, мысленно готовясь к защите. Ладонь рефлекторно ухватила остроконечный булыжник, который сиротливо валялся рядом с взъерошенным хвостом. Не бог весть, конечно, какое оружие даже против двоих, но сойдет за неимением лучшего варианта. К тому же, Чин Хан всегда учил полагаться не только исключительно на свои клинки, которых может не оказаться в руке в самый нужный момент, но и развивать в себе способность превратить даже обычный пучок салата в идеальный предмет убийства.

И все же вокруг никого не было.

Ниндзя пришлось приложить все усилия, чтобы поднять свое донельзя изнуренное тело с пола, с трудом помогая себе отсыревшим хвостом. Треугольные уши стояли торчком, вслушиваясь в каждый подозрительный шорох, однако свод пещеры продолжал хранить гробовое молчание, выдав лишь едва различимое шуршание летучих мышей. - Похоже, что всего лишь сон, - черно-бурый воин потер кулаком раскосые очи, сгоняя с себя остатки столь внезапного наваждения. - Что-то я совсем не в форме, - он повел носом, неторопливо принюхиваясь к промозглому воздуху, в надежде учуять что-нибудь более существенное, кроме пропитанных сыростью валунов и животных, вонявших псиной, которых было вдоволь среди свисавших сталактитов под окаменелым потолком. К сожалению, ничего нового лисье обоняние не чуяло, зато грозилось словить насморк от довольно продолжительного пребывания в столь промозглых условиях.
Ах, да. Еще медленная, мучительная смерть от обезвоживания и голода.

Короче говоря, по всем пунктам складывалась не сильно соблазнительная перспектива - быть погребенным заживо неизвестно где, безо всякой надежды на спасение.
С пристальным вниманием изучив небольшой полукруглый зал пещеры, Моукошан задумчиво тряхнул косматой голово, прикидывая свои мизерные шансы и возможности. Не привык он так просто сдаваться - слишком многое пережито, чтобы просто лечь и бесславно сдохнуть, чтобы о тебе даже не вспомнили. Кто бы его ни притащил сюда, он явно шел по сквозным тоннелям и залам, а значит, выход просто обязан был существовать в той или иной форме.
Но ничего похожего не наблюдалось - ни тоннеля, ни дыры, ни какой-либо двери или открывающегося камня. Остается лишь надеяться, что ниндзя не был заброшен сюда с помощью портала...

Поковыряв когтем шероховатую, но совершенно бесполезную зигзагообразную щель, воин снова огляделся. - Мда... здесь и правда ничего нет, - прищурив ядовито-зеленые глаза, которые одинаково хорошо видели и на свету и в кромешной тьме, лис медленно прошелся к противоположной стене, в который раз всматриваясь в природный ансамбль подземелья. - Либо очень хорошо замаскировано, - наконец, зоркий глаз уловил какие-то странные знаки около небольшой трещины в дальнем углу валунов, практически невидимые изначально. - Так, а это что? - с заколотившимся от нарастающего волнения сердцем, лис быстро преодолел нужное расстояние. Оперевшись ладонью о гладкую плиту, Моукошан во все глаза уставился на причудливые корявые линии, что были высечены в пещерном известняке. Время существенно притупило четкость штрихов, да и мгла не способствовала детальному изучению наскальных рисунков, поэтому кое-где изображения выглядели бледными и практически невидимыми.

- Может, это заклинание?- без особой надежды заметил черно-бурый воин, не спеша проведя ладонью вдоль одного из высеченных рисунков. – Хотя напоминают больше каракули ребенка, чем демонические письмена. Еще бы понять, что они означают, - не то чтобы ниндзя любил досуге ковыряться в археологических загадках, просто других идей у него все равно не было. Вспомнив свой недавний сон-видение, лис на всякий случай попробовал повторить вслух те странные слова, которые явились к нему в голову: - Мечта, гнев, страдания.
Внезапно, доселе не особо заметные линии рисунков вспыхнули ядовито-зеленым светом, заставив Моукошана одернуть руку и отскочить от стены. Шерсть на холке встала дыбом, хвост превратился в колючий шар, а сам лис невольно оскалился, теряясь в догадках о природе данного явления. Странно все это. Произнесенные слова даже заклинанием с огромной натяжкой можно назвать, а тут такая реакция.
Яростно лупя хвостом себя по икрам, Моукошан напряженно всматривался в нечто, которое зажгло этот свет в пучине пещерной тьмы, и, наконец, понял, что он видит перед собой. От столь неожиданной догадки ниндзя вновь расширил раскосые глаза в охватившем его удивлении.
- Простите... Лица?
И действительно – на черно-бурого воина со стены смотрело три довольно уродливых человеческих лица с различными эмоциями и покрытые узорами из причудливых многоугольников и крючковатой росписи. Одно из них словно корчилось от боли – приоткрытый рот безмолвно кричал кому-то в душу, а белые глаза без зрачков казалось вот-вот заплачут. Другое же лицо, напротив, выглядело довольно спокойным и умиротворенным – пожалуй, оно было самым приятным среди всей жуткой троицы. Зато третье застыло в яростном оскале – сдвинув надбровные дуги к переносице и обнажив уродливые зубы, облик словно был готов разорвать первого встречного прямо на месте.
Моукошан даже не успел переварить увиденное, как стены пещеры внезапно вздрогнули, встрепыхнув мирно спящих под потолком нетопырей. Одна из страшных морд вдруг зашевелась и загудела скрипучим, стонущим голосом, от которого шерсть на загривке бедного лиса встала дыбом, а его самого насквозь прошиб холодный пот. Прижав остроконечные уши к голове и обнажив клыки, Моукошан отскочил от них еще дальше, практически к той самой дыре, откуда он не так давно вывалился, спасаясь из плена обваливающегося пола.
- УЗРИ ВСЮ МОЩЬ СТРАДАНИЯ! – раскатистым эхом взвыло на всю пещеру из той морды, что была гротескно сморщена от боли.
Моукошан обхватил голову руками, в отчаянии пытаясь приглушить этот кошмарный вопль, который по невыносимости был сродни крику баньши. Но к счастью для столь чувствительного слуха воина, все довольно быстро стихло, ограничившись лишь единственной, якобы пугающей фразой. Зато стена напротив словно стряхнула с себя многолетний слой пещерных пород, и явила ошеломленному взору черно-бурого лиса потайной лаз, доселе надежно скрытый под магическим замком.
“Наконец-то хоть какое-то разнообразие”, - с облегчением подумалось Моукошану, и он, не смея далее терять ни секунды драгоценного времени, осторожно протиснулся в небольшой тоннель. Ему было все равно, куда ведет ход, а на угрозы наскальных портретов он вообще не стал зацикливаться - хуже его нынешнего положения уже вряд ли могло быть.

***

Как ни странно, но проход привел вовсе не к резиденции Сатаны и даже не в комнату сокровищ майя, напичканную по самый свод смертоносными ловушками, а в кристаллическую залу, где оказалось значительно светлее и суше. Температура воздуха явно пошла на повышение, быстро согревая отсыревший мех по всему телу продрогшего воина. Собственный хвост перестал казаться мерзким, сырым поленом, а закоченевшие мышцы помалу начали расслабляться.
И все же ослаблять бдительность, особенно тому, кто привык быть постоянно настороже.
В нос ударил терпкий запах обезьян и … селитры?

Здесь определенно кто-то был!

Опасения только подтвердились, когда мимо слившегося с самой темной тенью воина пронесся ярко-белый кружок фонарика, чудом не задев габаритный силуэт лиса. Недобро сверкнув зелеными глазами, Моукошан пригнул голову, чувствуя, как привычно взъерошилась шерсть на спине в предвкушении скорой расправы над не подозревающей жертвой. В одном смертоносном рывке ниндзя ринулся за поворот, намереваясь приоткрыть, наконец, пелену таинственности своего пленения, которая ему уже порядком поднадоела.

И все же не рассчитывал он на такую встречу.

Тяжело дыша то ли от всего пережитого, то ли от столь резкого броска, ибо слабость, простите, никуда не делась, а наоборот только усилилась, Моукошан во все глаза сверлил миниатюрную фигурку ящерицы, сжимающую в руке мачете, которым она чуть не рубанула его по шее пару секунд назад. Он даже ее имя вспомнил – Мона Лиза.
- Значит, это вы меня сюда приволокли? – хищно ощерился лис, все еще готовый наброситься на девушку в случае чего. – Ниньяра и ее панцирный дружок, я прав?
Но, как выяснилось впоследствии, Мона и сама не имела ни малейшего понятия, что случилось с их заклятым врагом и почему он оказался здесь, в плену группы южноамериканских пещер. Ее вполне мирные намерения только подкрепились, когда она достала флягу. Как лис не старался, а звук плещущейся воды произвел воистину гипнотизирующее действие на изнуренного воина, и он, позабыв обо всем на свете, одним резким движением выхватил из рук ящерицы сосуд, чтобы жадно приложиться к горлышку потрескавшимися губами. Он пил смачно, с шумом заглатывая драгоценную влагу, которая была сейчас для ниндзя дороже любого золота. Струи воды текли по узкому подбородку, орошая грязный, вытертый мех под мордой своей живительной силой. Вдоволь напившись, Моукошан вернул полупустую флягу девушке и, вытерев кулаком рот, блаженно прикрыл раскосые глаза.
- Благодарю, Мона Лиза. Не знаю, что заставило тебя пойти мне навстречу, но я вряд ли должен об этом жалеть, - помассировав свои саднившие запястья, на которые тактично указала саламандра, лис задумчиво ответил, глядя куда-то поверх ее кудрявой макушки: - Хотел бы я знать, кто посмел… - глаза немедленно вспыхнули зловещим огнем убийцы, - но живым ему осталось ходить недолго.

Вообще Лиза ему явно могла пригодиться. Ну как минимум потому, что у нее есть снаряжение для занятий спелеологией, фонарик, мачете и даже связь… Кстати о связи. Услышав предложение ящерицы, Моукошан многозначительно взглянул в желто-лимонные очи девушки, словно что-то обдумывая или просто переваривая степень той беспечности, с которой она предложила ему помощь от тех, кто готов порешать футовца. – Рация? – лениво покачивая хвостом из стороны в сторону, лис неспешно подступился к валуну, где сидела Мона Лиза, и вдруг, воспользовавшись кратковременным замешательством врага, одним махом сорвал с ее пояса аппарат. – Прости, но так надо, - вдребезги разбив корпус рации об каменистый пол, ниндзя вновь повернулся к девушке, несколько надменно растянувшись в полуулыбке: - Мы ведь не хотим внезапных недоразумений. Верно, радость моя?

Увлекшись напряженным разговором, соперники не заметили, что под их ногами приматов как ветром сдуло, а вокруг наступила зловещая, прямо-таки гробовая тишина.

Отредактировано Mokoshan (2016-10-05 03:50:25)

+2

6

Моне и самой не очень нравилась идея подзывать к сему древнему месту своих друзей. Рядом с нею был, пожалуй, один из самых опасных противников черепашьей команды, но еще меньше ей хотелось оставаться с ним один на один... то есть... Он израсходует часть ее запасов, потому что оставить умирать его от голода и обезвозживания она попросту не может, отдохнет, а потом, не взирая на то, что она является его спасительницей из этого затхлого склепа, спокойно вонзит ей нож в спину. Он может? Он может. Ему это выгодно. И как он сюда попал...

Саламандра сумрачно поправила лямки рюкзака и отвернулась, всего на секунду, халатно оставив топчущегося в двух шагах лиса без внимания. Зря, этих мгновений невозмутимому воину хватило, чтобы одним неуловимым движением приблизиться к девушке вплотную, и нахально сорвать у нее с ремня аппарат связи. Ну знаете ли!!!

В ужасе округлив янтарные глазищи, беспомощно провожая взглядом исчезающую в чужой лапе рацию, Мона незамедлительно вскочила с валуна, на рефлексе стиснув в кулаке рукоять мачете, а другую руку протянув к Моукошану, в слепой надежде вырвать то единственное, что связывало ее сейчас с внешним миром. Нет... нет, нет, нет, нет! Ты не посмеешь! Мона действительно была до ужаса наивна порой, и страшно платилась за эту свою черту, - Ты спятил?! - с похолодевшим сердцем вслушиваясь в скрип и треск сломанного корпуса, от жесткого соприкосновения с каменными плитами, резным рисунком, как порождением рук человеческих, составляющих пол пещеры, Мона в панике накрыла ладонями побледневшие щеки, - Ты что наделал?! - она тут же опустилась на колени, в спешке собирая обломки, пряча их в один из внешних карманов походного баула. Все еще оставалась надежда починить рацию, она же... не чайник. В смысле чайник, конечно, по сравнению с изобретателем, но вдруг получится, кое-что ведь она умеет, а во внутреннем кармане походной куртки, так же запихнутой в рюкзак, под бананами, на самом дне, слава Дону, что позаботился, походный набор миниатюрных инструментов. Отвертка со съемными наконечниками, кусачки и моток изоленты размером с моток школьного скотча. кстати о Донателло, ведь без связи с подругой, он такой кипиш поднимет... Если Моукошан считает, что лишив свою давнюю противницу возможности связаться с друзьями, он снизил угрозу для своей собственной пыльной шкуры, он глубоко ошибается. Он сделал только хуже.

- И как ты отсюда выбираться без рации вздумал? - грозно прорычала саламандра, зло откидывая за плечи спутанные, красновато-каштановые кудри, и держа обнаженный клинок наготове. Какими еще фокусами порадуешь? Может ты вообще спектакль тут перед ней разыгрываешь, а? И никто тебя не похищал! А что, тема.- Убьешь меня и оставишь припасы себе? Так, значит, ты благодаришь своих спасителей. Футам нельзя доверять. Никогда!

Вообще-то вряд ли это было правильной тактикой. Размахивать мачете перед носом асассина, который раз в десять превосходит ее бойцовскими навыками, и орать ему в черноносую лисью морду, что так де поступать некрасиво. судя по всему ниндзя, еще не сталкивающийся с вспыльчивым нравом скандальной ящерицы, несколько обомлел от этой реакции, иронично вскинув идеально-изогнутую бровь и пристально разглядывая перекошенную в ярости, покрасневшую девичью мордашку. Казалось еще чуть-чуть, и Мона от души стукнет его кулаком по лбу. Рафаэль бы наверняка уже давно засветил по "седой" макушке лиса. саламандру несколько останавливал ее низкий рост, и настойчиво тянущий к земле рюкзак, отчего девица, размахивая словно бешеный пират своим потрепанным клинком для рубки лиан, опасно покачивалась взад-вперед. Краснея не только от переполняющей ее злости и возмущения, но и от натуги.

- Таких как ты, помирать надо бросать, вот как, значит? Ты и твои соклановцы наверняка бы так поступили, я не сомневаюсь. Это, черт возьми, чрезвычайно опасное место! Возможно одно из самых опасных мест, на этой дурацкой планете! А ты ломаешь мне рацию... РАЦИЮ! Ты понимаешь, что мы можем погибнуть, нет?! Не известно кто здесь... тот, кто поймал тебя, намного сильнее твоих хваленых навыков. А ты берешь и просто... просто... - она была в бешенстве.

Оглашая пещеры своими истеричными воплями, Мона и не заметила, как на боковой стене медленно, словно просачиваясь сквозь сплошной камень, проявляется нечто, ядовито-зеленого цвета, фосфорицирующее в темноте пещер, что создавало гипотезу о составе непонятной текучей слизи, выписывающей заковыристый наскальный рисунок. Наверняка какая выжимка из болотных грибов и гнилушек. По нарастающей с рычанием мутантки, светящиеся линии все быстрее и быстрее, выписывали круги и зигзаги, пока не сформировались в довольно такую уродливую рожу, такую злобную, такую сердитую, что перед нею даже меркла жутковато-перекошенная мордашка комично подпрыгивающей на месте девчонки.

- ДА Я ТАКИХ КАК ТЫ, НА ХВОСТЕ ВЕРТЕ....

Рисунок на камне мрачно ухмыльнулся, скосив бесцветные зрачки к ногам странных гостей. В ту же секунду мозаичный пол под ступнями наших героев жалобно крякнув рассыпался в прах.
Упс.

+1

7

Моукошан и так находился в довольно незавидном положении, чтобы допустить возникновение лишних проблем в виде нашествия панцирных дружков этой девчонки. Доставят они, как же… Уже разбежались, особенно Ниньяра и ее недомерок-хахаль, все мечтающий потыкать в хвост лиса своими зубочистками.

Нет, дорогая, любая связь исключена… по крайней мере, в данный момент.

Сделав Мону фактически заложницей неизвестности, он с откровенной скукой наблюдал за тщетными попытками саламандры собрать в своих трясущихся ладошках паззл из обломков рации и лишь дергал кончиком уха на её каждый вскрик отчаяния. Только когда ящерка разозлилась настолько, что начала угрожать ассасину своим сверкающим мачете, Моукошан соизволил с ней заговорить. К слову, он даже и шагу не ступил с места, хоть Мона Лиза опасно размахивала клинком прямо перед мордой лиса, едва не задевая его бурые щеки, покрытые толстым слоем пещерной пыли: - Не советую тратиться на бесполезные эмоции, дорогуша, -  равнодушным тоном заметил ниндзя, на всякий случай приготовившись блокировать внезапную атаку девушки. – Силенки тебе еще могут понадобиться, мало ли что случится,- разумеется, вытренированного в суровых сражениях воина ничуть не пугала столь топорная боевая подготовка Моны, а точнее, отсутствие таковой, однако совсем уж недооценивать юную особу все-таки не стоило. - За свою салатовую шкурку и за скудные пожитки можешь не волноваться – твое убийство мне совершенно неинтересно.

Навряд ли, конечно, ящерка вообще слышала его спокойный, бархатистый голос - уж больно громко девушка сотрясала местные стены, источая панику в связи с якобы безвыходным положением. Поэтому лис оставил все свои попытки словесно вклиниться в этот нескончаемый поток визга бывшей студентки, решив выждать момент, когда сея вспыльчивая особа соизволит, наконец, заткнуться. "Истеричка, - не без доли презрения подумал Моукошан, с легкостью отведя ладонью неуклюжий тычок мачете от своего живота. - Если бы помолчала хоть секунду, то узнала, что любая лисица способна найти выход даже из самой глубокой норы. Да и в остальном… Слишком плохо ты меня знаешь, Мона Лиза... к счастью для тебя".

В отличие от разъяренной саламандры, Моукошан ни на секунды не терял бдительности, хоть ему и трудновато было услышать сквозь девичьи вопли что-то еще. Остроконечные черные уши с рыжей каемкой то и дело вставали торчком, реагируя даже на малейший подозрительный шорох. Поэтому кое-как он различил зловещее бульканье, доносящееся с боковой стены, которая утопала во мраке пещеры. Повернув остроносую морду, воин вперил настороженный взор на жуткую, уродливую гримасу из причудливых линий ядовито-зеленого цвета. Бурая шерсть на загривке встала дыбом: каменная рожа явно не сулила ничего хорошего - проходили уже. И все же лис не успел хоть как-то среагировать (да и что именно стоило сделать со зловещим рисунком, когда не знаешь, что за ним скрывается?), как под лапами обоих «путешественников» мгновенно рассыпался весь пол.
- Fakku! Опять?! – только и успел ощериться Моукошан, прежде чем низвергнуться куда-то в бездну вместе с саламандрой.

На счастье бедолаг посадка оказалась довольно мягкой, благодаря песчаному настилу в очередной комнате. Рухнув прямо носом в небольшую дюну, лис тут же почувствовал, как в ноздри забились мелкие песчинки, которые нещадно принялись щекотать и царапать нежную слизистую.
- А-а-апчхи! – не устоял черно-бурый от смачного чихания во всю глотку. Его голос эхом разнесся по всему своду помещения, которое оказалось довольно тесным, но зато светлым, в отличие от предыдущего. Приоткрыв зеленые глаза, Моукошан принялся озираться по сторонам. Заметив Мону в паре метров от себя, лис негромко поинтересовался у девушки: - Цела?

Вдруг острый слух ниндзя уловил приглушенное, свистящее шипение, мигом заставив Моукошана отвлечься от саламандры и обернуться, в предчувствии кое-чего более страшного, чем осыпающиеся полы.

Из-под груды валунов выползла огромная черная змея, явно рассерженная незваными гостями, так вероломно нарушившими ее покой. Кровь стыла в жилах от осознания одних только размеров рептилии, не говоря уже о яростно раздутом капюшоне и ее готовности броситься на Мону Лизу, которая оказалась ближе к ее логову.
- Seijin, королевская кобра, - невольно оскалившись на нового врага, лис медленно поднялся на ноги, во избежание провокации столь опасной ядовитой змеи. Яд королевской кобры был способен вызвать паралич и остановку дыхания, однако проверять на себе его токсичность черно-бурому лису ой как не хотелось. Другое дело, что такие змеи не водились в Южной Америке.

«Что за чертовщина творится в этих пещерах?»

Каждый мускул ниндзя был напряжен до предела, словно Моукошан вновь находился на ответственном задании в роли первоклассного ассасина. Задержав дыхание и стараясь не шевелить даже кончиком хвоста, черно-бурый умудрился сделать несколько незаметных, маленьких шагов в сторону саламандры. Кобры уже готовилась к броску, как лис одним порывистым движением буквально выдернул девушку из ее пасти, схватив ее за ворот рубашки. Кажется, послышался треск рвущейся ткани, но разве это было сейчас важно? Змея с досады засвистела, снова разинув свой страшный рот и обнажив длинные, игольчатые зубы.
–Быстро, где твой мачете? – рявкнул лис, довольно грубовато тряхнув Лизу за плечи. - Или любой перочинный нож, на худой конец?

+1


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Альт Вселенная » [А] Прыжок в кроличью нору.