Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Альт Вселенная » [A] Not Happy Halloween. [18+]


[A] Not Happy Halloween. [18+]

Сообщений 1 страница 10 из 16

1

http://sd.uploads.ru/lDEga.png
[audio]http://dl.waix.ru/ef4f257cc.mp3[/audio]

The witches fly
Across the sky,
The owls go, «Who? Who? Who?»
The black cats yowl
And green ghosts howl,
«Scary Halloween to you!»

Дата и место: однажды в ночь под Хеллоуин...
Персонажи: Michelangelo, Leonardo, Mona lisa, Donatello, Raphael, Alopex, Ninjara, Karai

Краткий анонс: Этот праздник заставляет задуматься о мистике, о потустороннем, о непонятном... Чувствуете? Оно уже здесь. Четыре духа слишком долго томились в ожидании сладкой свободы, столь же желанной, как подарки, что насыпают в мешки детям в эту самую ночь.
Beware of ghosts, beware of witches, madmen and murderers - they are you hitch.

+3

2

[AVA]http://s8.uploads.ru/qoFQR.png[/AVA]Everybody scream for Wolfenstein,
A skeleton brain in a graveyard mind.
Oh, everybody scream for Wolfenstein,
A voodoo daddy, he's a one of a kind, yeah!

"Бойтесь страшных мутантов из канализации."
"Бойтесь таких, как мы."

"Потому что, если вы не будете боятся - мы высосем ваши мозги, а ваши головы посадим на пики в надзирание тем, кто решился ступить на нашу территорию!"

Микеланджело не был бы Микеланджело, если бы не украсил все убежище подобными пугающими надписями к празднику Всех Святых. Отдельно он придумал всем братьям свою дверную табличку, которую гордо, самолично приклеил скотчем: "Монстр Франкенштейна", с последующей стрелочкой через всю дверь и стену до вывески "Сам м-р Франкенштейн", дальше шел "Джек-потрошитель" и гордая надпись "Повелитель Тыкв", каждую из которых украшала карикатурная рожица, очевидно, изображающая данного персонажа. Кстати о тыквах, накануне Эйприл сделала ну просто щедрый завоз сего экзотического оранжевого овоща, нагрузив Кейси и Мистера О'Нил по самое не хочу, чтобы порадовать своих друзей. Столько тыкв, Майки в жизни не видел. Дону и Лео вручили самые здоровые и крепкие, чтобы главные "дотошники-аккуратисты" занялись оформлением светильников, благо с ножами оба управляются дай бог каждому. Майк в общем то тоже, но он предпочитал кромсать сочную тыковку кулинарным ножом, на пару с Алопекс, из них вышла бы отличная пара шеф-поваров, благодаря своей пушистой подружке черепашка теперь управлялся с угощением на раз-два, кхм, нагло пользуясь доверием своей подопечной и ее извечной готовностью в чем-то помочь, раскатав тесто и замешав туда крохотные треугольнички сладкой тыквенной мякоти, корицу, ваниль и тягучие ириски, чтобы придать выпечке неповторимый вкус, а так же вдоволь посмеяться над тем, у кого кусок застрянет в зубах.

Заметив, что Ло украдкой закидывает тесто в пасть, черепашка деловито погрозил ей перепачканной ложкой, - Сахарная моя, ты нам на праздник ничего не оставишь, - отогнав проказливо хихикающую, облизывающую когтистые пальцы довольную девушку, подросток с сосредоточенным видом и сам окунул трехпалую ладонь в густое, сладкое месиво, задумчиво запихнув большой палец в рот и причмокивая, распробовав консистенцию теста, вкус и густоту, - Чего-то не хватает, - разочарованно заметил юноша, переведя серьезный взгляд на свою помощницу. Насторожив большие, косматые уши, воительница аналогично своему приятелю состроила задумчивую мину, склонив голову на бок и озадаченно поскребывая подбородок заляпанным ирисками когтем.
- Может кардамона? - осторожно предложила Алопекс, на что Майк категорично потряс яркими лентами банданы.
- Имбирь? Мята? Лимонная заправка? Апельсиновая цедра?
- Ты гений! - радостно всплеснул ладонями черепашка, порывисто подлетев к лисице и легким движением подхватив подругу за талию, навернул вместе с радостно болтающей шерстистыми пятками в воздухе девушкой по кухне танцевальное па вокруг стола, едва не наступив на хвост дремавшему на полу рядом с миской Кланку. - Цедра, цедра, мне нужна цедра, - шлепнув Ло пышной задницей на высокий стул, подросток заметался вдоль кухонного стола, распахивая дверцы шкафчиков и вытаскивая на свет божий все запрятанные там баночки с травами, приправами и украшениями для выпечки. Не обнаружив искомое, подросток с трагическим видом отбросил от себя пустую пластиковую тару, замер на несколько секунд и сложив ладони рупором, заорал на все убежище, в сторону выхода из "камбуза": - КТО ПРИТАЩИТ АПЕЛЬСИНОВ НА ПИРОГИИИИИИИИИИИИИ?!

***
Что еще? Тыквенные пироги, сок с плавающими желейными глазами, и, ну конечно, яблоки в карамели и леденцы с насекомыми.
К слову, насекомые настоящие...

***
Надо еще поставить деревянное ведро с плавающими яблоками. Где Раф? Где наш мужик с пустыми ведрами?!

***
Когда есть такая каланча, как Ди, стремянка не нужна.
- Нет... слишком низко. Слишком высоко, летучие мыши крыльями в потолок упираются. ТАК ВООБЩЕ КРИВО! Эти приведения выглядят так, словно побывали под катком. Дважды. Нет, чуваки, я один что ли толк в украшениях разумею?

***
Развешивать фонарики и прятать разные сюрпризы по углам родного дома было конечно весело, но это не просто семейный праздник - сегодня единственный день в году, когда все они, без исключения, могли выйти на улицу и не перепугать народ своими разнозелеными физиономиями. И хотя при такой незаурядной внешности ребятам вряд ли понадобилось рядится в костюмы, все-же подросткам хотелось почувствовать себя чисто по-людски и украсить свои и без того причудливые образы еще более причудливо. Время костюмов настало после продолжительной готовки и не менее долгого украшения каждой комнаты и каждого уголка их подземного пентхауса. Когда повсюду были расставлены ухмыляющиеся тыквенные светильники, с пока что незажженными свечами и снятыми крышечками, в бассейне перед доджо плавали пугающими белыми холмиками пустоглазые, пластмассовые черепа, над потолком на тонких ниточках "летали" бумажные летучие мыши и тюлевые привидения, колыхающиеся при любом движении внизу, а на столе соблазнительными запахами манили прикрытые полотенцами блюда, кроме леденцов, тыквенных пирогов и карамельных яблок, гора пирожков в виде пухлощеких кошек, ягодный пунш и много фигурок из орехов и сухофруктов политых кленовым сиропом - настал черед и сказочных нарядов! Ну как, сказочных... Не смотря на то, что старательный, преисполненный духом праздника Майк притащил в гостиную километры разноцветной ткани, нитки, ножницы, бумагу и краски, намереваясь устроить шедевральный показ готической моды, братья ограничились собственной фантазией, наряжаясь в своих комнатах и приводя себя в "божеский" вид при помощи девчонок. Ой ну и ладно, подумаешь! Нам же больше достанется!

Так что парень в гордом одиночестве восседал по середине по царски здоровенного стола, выклянченного из лаборатории Донателло, вооружившись ножницами и иголками, придумывая себе сногсшибательный прикид. А чего мелочится? Не часто выпадает шанс выкатить свой панцирь на улицу посреди бурного празднества! Надо подготовиться, и подготовиться хорошо, старый потрепанный полосатый свитер тут не вариант! Мысли одна за другой выдавали красочные картинки, пока, наконец, черепашка не определился с выбором - когда рядом с ним присела на лавочку Алопекс, весельчак уже умудрился ловкими стежками закончить подобие клетчатой, мешковатой рубашки, способной налезть на его габаритное тело. Передав девушке оранжевую краску, мутант занялся не менее объемными штанами с драными брючинами из запыленной мешковины, что принес из кладовки, то и дело отвлекаясь, жмурясь и подставляя конопатую физиономию под кисточку, которой орудовала песец, раскрашивая широкую морду своего друга в яркие оранжевые цвета.

Ну и перепугал(и искренне насладился этим моментом) Майк, прибежав в комнату Рафаэля, сунув за дверной косяк свою размалеванную под улыбающийся светильник Джека деловитую мордаху, с просьбой "помоги, выручи", вымолив у Рафа попытку уговорить Ниньяру отдать ему одну из своих летних, соломенных шляп(да-да, опять), иначе его костюм не получится. И не спрашивайте, где он достал солому и какой пострадал матрас, чтобы придать его необычному, балахонистому наряду еще более "уникальный" видок.

А вот с вилами была небольшая проблема, но все решил звонок бабушке Эйприл, у которой чего, собственно, только не было. Да и остальным для довершения образов у старушки кой-чего да нашлось! Оставив домашних, шутник наведался в гости к Аманде, прямо в таком виде, как был - и какое это наслаждение, просто пройти по улице, задевая прохожих широкими плечами и громко приветствуя разряженный народ, отвечающий ему улыбками. А не криками, как обычно. А на улицах было довольно людно. Дети перебегали от двери к двери, исчезали в домах, наведываясь в каждую квартиру со своими забитыми сладостями мешками, ехидно потряхивая своими подарками, дразня хозяев и подмигивая им со словами: "Сладость, или пакость!" Подростки собирались в ряженные группы и ходили по улицам, посещая фестивали посвященные Дню всех святых, поглощая бесплатные угощения, а потом сруливали с тропинки шумных развлечений, чтобы скрыться у кого-нибудь в гостях, чтобы закатить вечеринку. Взрослые отмечали по своему, в большинстве сидя дома и только и делая, что направо-налево раздавали сласти.  Тем не менее, каждый выглядел экстравагантно нарядно. По пути до дома миссис О'Нил, Микеланджело успел заметить мужчину, вышедшего навстречу стайке школьников в костюме единорога. Он даже притормозил ненадолго, поздоровавшись с мистером и от души похвалив его наряд, за что, в свою очередь, в благодарность и похвалу получил здоровенный чупа-чупс, который немедленно развернул и запихнул в рот.
Это самый веселый и смешной праздник.

По мнению обладателя нунчак, этот праздник, как он помнил, еще с древних времен связанный со сбором урожая, оттуда и традиция кромсать тыквы, был просто высмеиванием разной жуткой твари, что так часто пугает детишек в темное время суток. Он создан для того, чтобы все прекратили боятся, чтобы взглянули в лицо своему страху и мало того, примерили его на себя, от души позабавившись над своими сверстниками, пугая их своим гримом. Верил ли Микеланджело в существование потусторонней нечисти, способной причинить вред живым?
Нет.

Ему еще в далеком черепашьем детстве внушили, что монстров не бывает - ни в шкафу, ни под кроватью. Все это лишь темнота, лишь фантазии, которыми можно управлять. поэтому любой фильм ужасов теперь кажется смешным - краска, бутафория и компьютер. Нереальность. В жизни происходят вещи пострашнее ведьмочек с метлами. 

Весельчак, причмокнув вытащил леденцовую конфету, несколько мгновений задумчиво буравя взглядом мрачный угол подворотни, прежде чем повернуть ко входу в старенький, антикварный магазинчик. Так и мерещатся злые, плывущие в пустоте светящиеся глаза, словно нечто караулит зазевавшегося прохожего, чтобы благополучно его слопать. - "Кошка," - с улыбкой отмахивается от иллюзий навеянных атмосферой весельчак, ступая на порог лавки, всегда пахнущей лавандой от моли, черным чаем и пылью.
- Миссис О'Нил! Здарова! - радостно выпалил на приступке парень, распахивая дверь, и тут же спохватился - как бы не довести чувствительную леди до инфаркта своей размалеванной рожей! Но нет, владелица лавочки встретила его весьма приветливо и не дрогнув и веком, сразу положив на прилавок внушительных размеров тяжелые вилы. То что надо!
- Вау! Они офигенные! - со злодейским смехом подняв свое декоративное оружие, весельчак энергично крутанул его в распахнутой ладони, однако, всеж таки чуть не уронив их на пол. Все-таки у Дона это получалось куда лучше.
- Можешь оставить себе. Постой... Давай конфет насыплю, вы уж вряд ли к старушке то зайдете.
Услышав волшебное слово, шутник мгновенно развернулся к хозяйке, встав по стойке смирно, в ожидании кучи подарков. Наверняка Аманда вывалит огромный мешок! Ведь должно хватить на всю черепашью компанию и их друзей! Ох, ну конечно, мешок шоколадных, мешок леденцов, все щедро смешав и перепутав вместе с фигурными на палочке, все это с ведра было высыпано в два пакета и придавлено сверху фирменными плюшками, которые как бы прохожие не растащили, соблазненные их непревзойденным запахом!

И никто не заметил одной глянцевой, круглой "конфетки", соскочившей, словно мячик-попрыгунчик с высокой полки над головой суетливо вываливающей вкусности Аманды, который прытко скользнул прямо в сумку.
Настолько необычная, красивая, словно заключающая в себе миниатюрную искрящуюся вселенную, переливающуюся багровым, зеленым, желтым и синими цветами. То ли и впрямь сладость, то ли пакость, с неизвестным сокровищем внутри, тайну которого нам предстоит еще разгадать.

- Ух! Надо было Рафа с собой взять! И как я это до дома донесу не надорвавшись! Огроменное спасибище леди! Ребята будут в восторге! От всех нас. Ну... я пошел? И за вилы спасибо, в хозяйстве еще очень пригодятся!

Ah, the doctor is in,
Don't scream, don't move.
I'm your host, your ghost host with the most,
Dr. Wolfenstein.

+2

3

[AVA]http://savepic.ru/11270599.jpg[/AVA]

Вообще Леонардо любил праздники, хоть и не демонстрировал положенное оживление и вездесущую суету, как, скажем, Микеланджело. Но и кислой, сморщенной физиономии, с которой вечно ходил Рафаэль, под любыми предлогами пытавшийся отлынуть от праздничных приготовлений или хотя бы растянуть время (ровно до тех пор, пока мускулистый зад не словит чувствительный поджопник от Ниньяры или того же старшего брата), на мягком лице мечника навряд ли можно было хоть раз заметить во время подготовки к торжеству. В кои-то веки Лео с удовольствием сбрасывал свои лидерские замашки на веснушачатые плечи младшего братишки, предоставляя полное право рулить процессом приготовления как тому вздумается, и всцело полагаясь на таланты Майка по организации вечеринок различного рода. Ведь младшенький уже давно и довольно обоснованно считался среди всех обитателей тайного убежища "черепашкой-праздником", неоднократно демонстрируя потрясающие способности ярко разнообразить мрачную жизнь под толщей асфальта, соседствуя с тиной и крысами (не в обиду сенсею). Сам Леонардо добросовестно старался помочь с приготовлениями, внимая ненавязчивым указаниям мастера нунчак, который отдавал распоряжения братьям и друзьям со скоростью пулеметной очереди.

Канун Дня Всех Святых для Лео имел особое значение. Отчасти это было связано с давней историей предательства, которую лидер отчаянно старался стереть из памяти, но она нет-нет, да и всплывала в подсознании тошнотворным воспоминанием, заставляя мутанта вновь переживать самые тяжелые минуты в своей жизни и чувствовать на сердце очередные уколы смятения и соблазна вседозволенности.
И только в этот осенний праздник черепашка мог без всяких проблем и последствий предстать перед публикой в образе злого монстра, а не сдержанного душки-предводителя, с хриплым ревом размахивая картонным мечом, вымазанном в кетчупе. К слову, после таких вот "выбросов негатива" Леонардо чувствовал себя значительно лучше и снова контролировал свои мятежные раздумья, без ложных искушений.

Основное же значение праздника для мечника состояло в том, что некоторое время назад, именно в Канун Хэллоуина Леонардо помирился с Караи, после продолжительных сомнений дав их непростым отношениям второй шанс. Он долго отказывался верить в искренность намерений принцессы клана Фут, но в конце-концов чистая случайность помогла мечнику вновь обрести эту задиристую девушку, скрывающую под столь хамской маской довольно чуткую натуру и явную слабость к лидеру черепашек. Как говорится, от судьбы не убежишь.

Кстати о судьбе.

"Ну ты где? Уже все собрались, тебя только ждем," - выстучал парень по сенсорному экрану черепахофона сообщение девушке. Немного подумав, Лео дописал краткое, но столь емкое и трепетное: - "Я соскучился", обозначив едва сдерживаемое нетерпение от ожидания встречи Нажав кнопку "Отправить", лидер пристроил телефон на лабораторный стол, за которым они с Донателло уже битый час вырезали в тыквах зловещие рожи, и снова взял в руки длинный нож. Нельзя сказать, что столь кропотливое занятие (если вы, конечно, желаете в итоге получить аккуратный светильник Джека, а не обкромсанный со всех сторон овощ) дико нравилось обоим парням, но они просто не обращали внимания на эту досадную мелочь, как привыкшие часами держать свои эмоции под контролем, сосредоточившись на главном.
- Смотри-ка, Донни, похоже на Шреддера? - усмехнулся Лео, развернув рожу своей тыквы к технику, сидевшему напротив. - Или скорее Рене напоминает? Хотя нет, для Рене больше подошел бы кабачок - такой же продолговатый. Пожалуй, это все-таки будет Шреддер, - отложив "Шреддера" в ряд к его вырезанным братьям и сестрам, Леонардо свободной ладонью подкатил к себе новую овощную жертву. Прищурив глаз и скептически оглядев небольшую, довольно квадратную тыкву, он хмыкнул: - А это будет у нас, пожалуй...невыспавшийся Раф, у которого съели последнюю заначку сгущенки...- не успел Лео договорить всю свою мысль и даже начать потрошить сердцевину для художественной заготовки светильника, как внезапно в кругляш тыквы прямо из воздуха врезалось лезвие сай, пронзившее овощ насквозь. - ...и доели суши, - невозмутимо закончил парень, не дрогнув ни единым мускулом и лишь вполоборота скосив взгляд в проем дверей мастерской, откуда и прилетело оружие. Ну разумеется, там уже нарисовалась крепкая фигура саеносца, с двумя большими ведрами в связке через плечо, на манер коромысла, гневно сверкающая огнями Святого Эльма в лимонных глазах. Правда, на Леонардо это не произвело должного впечатления.
- Ну-ка повтори, ты, выкидыш праха Да Винчи! - недовольно рыкнул Раф с порога, звучно стукнув широким плечом о деревянное ведро. - Ты что, бессмертный сегодня?

К слову, Лео был одним из немногих членов их тесной общины, кто не страшился реальных угроз импульсивного, задиристого брата, с присущим ему хладнокровием реагируя на любые выкрики и выпады саеносца. Недолго думая, мечник многозначительно обменялся взглядами с Донателло, а затем, поддев широким лезвием ножа одну из готовых тыкв, одним резким замахом  швырнул овощ через собственное плечо, прямо в беснующегося Рафаэля. Тыква, которая зловеще ухмылялась вырезанным оскалом, аккуратно нахлобучилась на скуластую голову саеносца, превратив того в одно из страшных знаменований грядущего Хэллоуина. От внезапности столь смелого маневра Рафаэль издал лишь короткое "э" и невольно покачнулся,  боднув косяк двери своим обновленным лицом с оранжевыми оттенками.
- На чем мы остановились, Донни? - Леонардо невозмутимо придвинул к себе ту тыкву, которая была безжалостно проткнута саем, и задумчиво почесал подбородок, прикидывая варианты будущих рожиц для данного светильника. - Может, летучую мышь на вертеле? Или графа Дракулу с пробитой головой? Что скажешь?

***
О собственном костюме Леонардо даже не задумывался до поры до времени, всцело поглощенный предпраздничными хлопотами. Особую проблему черепашкам доставил широкий стол из мастерской Ди, который весельчак напористо арендовал под яства и угощения. Задача стояла неслабая: нужно было выпереть мебель в гостиную и поставить перед диваном, чтобы по-человечески рассадить всех гостей, а не устраивать коммунальную толкучку на кухне за одним жалким куском пирога. Однако стол демонстрировал полное нежелание покидать уютный кабинет своего мозговитого хозяина, упираясь и застревая всеми четырьмя ножками в двери лаборатории. Но благодаря коллективной настойчивости братьев-черепашек он все же сдался под четырехкратным напором и занял свое временное место в гостиной, которая уже представляла собой жутковатое обиталище лесных ведьм, украшенное всевозможной нечистью из подручных материалов. Дело оставалось за малым - набить стол разнокалиберной едой, да и самому подготовиться к Кануну.

***

Хлопнув своей дверью, на которой заботливо была приклеена табличка "Джек-Потрошитель", выведенная корявым почерком Микеланджело, Лео задумчиво оглядел свою идеально прибранную и украшенную черными кошками комнату, прикидывая, что могло бы послужить костюмом. Опускаться до банальностей колдунов и всадников без головы юноше не очень хотелось - этак любой дурак вырядиться способен, даже не напрягаясь. Широкополая шляпа любой девицы или затянутое на макушке одеяло, имитирующее плащ безголового хранителя Сонной Лощины -  все, костюм готов! Ни оригинальности, ни сюжета.
Нет, однозначно.
Еще можно было измазать себя кетчупом с ног до головы и изобразить свихнувшегося самурая, с торчащим из брюха мечом после харакири, а потом ходить с бледной, потусторонней рожей, пугая домашних скрипучим голосом. А? Ничего идейка?  Да и амплуа довольно подходящее - призрак мертвого самурая - что еще для счастья нужно тому, кто буквально помешан на истории феодальной Японии?
Или на комиксах DC...
Пока мысль о проткнутом собственным мечом воине плавно окучивала мозг Леонардо, трансформируясь в образное подобие костюма, голубые глаза, продолжавшие высматривать элементы предстоящего наряда, успели зацепиться за свежий выпуск довольно мрачного комикса DC, до которого черепашка еще не успел добраться. Журнал смирно лежал на прикроватном столике, рядом с часами под лампой, обложкой вверх, и отсвечивал миру изображение Флойда Лоутона или, проще говоря, Дэдшота, наемного убийцу-снайпера. Уставившись на комикс долгим, пронзительным взглядом, словно его увидел впервые, мечник внезапно понял, чью именно роль он бы хотел сыграть на этой вечеринке, настолько не соответствующую его характеру и которую явно не ждут от него.
"Решено!"
Ведьмы, колдуны и вампиры - это в прошлом! Пора приобщаться к современным героям зла!

Как ни странно, но костюм для Дэдшота нашелся довольно быстро и легко, стоило Лео бросить взгляд в ящик дальнего угла комнаты, на котором ныне росло миниатюрное деревце бонсай. Когда-то давно, предварительно сорвав алые нашивки-эмблемы, мечник сложил туда обмундирование Фут в котором вернулся домой. Черный костюм из огнеупорного и морозоустойчивого материала, сшитый по непростым габаритам черепашки, был крайне функционален в бою, и Леонардо периодически продолжал им пользоваться, особенно в сложных спасательных операциях. Тут же аккуратно стояли широкие ботильоны с выдвигающимися шипами-"кошками" на подошвах, в тон костюму. Остальное пространство ящика было заполнено тяжелым крюком для лазанья по отвесным стенам, многочисленными сюрикенами и кунаи с эмблемой Хамато и даже небольшой коробочкой, внутри которой лежали отмычки. Словом, сущий клад для преступного ворья.

Надев черный костюм с ботинками, Лео придирчиво осмотрел себя в небольшой прямоугольник зеркала, висевший рядом с полкой на стене. Ну для начала неплохо, хоть мечник так и не смог до конца избавиться от несколько презрительного созерцания довольно облагороженной формы своего бывшего клана.
Красный прицел-окуляр, главный атрибут Дэдшота, нашелся довольно быстро, среди валявшихся по всему полу (ввиду отсутствия стола) лаборатории запчастей изобретений Донателло, а вот с пистолетами и снайперской винтовкой пришлось попотеть. Ведь в логове черепашек, обучающихся ниндзюцу, огнестрельного оружия по определению быть не могло, и даже в игрушечном варианте Сплинтер никогда не приучал детей-черепашат к пистолетикам.
Словом, костюм Дэдшота сильно рисковал остаться незавершенным.
К счастью, темное прошлое, порой способно играть белому на руку.
Находясь в Клане Фут, Леонардо постоянно приходилось связываться с огнестрельным оружием и различными снарядами, выполняя задания по сопровождению/добыче/уничтожению подобных вещей. Конечно, пистолеты, еще способные выстрелить, даже не рассматривались в качестве элементов дизайна костюма, но на базе Клана существовало этакое хранилище специально выведенных из строя пушек для дальнейшего пересбора в более мощные военные машины на перепродажу властям.

"Мива, ты еще не вышла? Не могла бы ты прихватить пару пистолетов и винтовку, которые уже не стреляют? Буду признателен."
"Ты спятил????"
"Для костюма нужно, не пугайся..."
"Это ты пугайся с такими приколами! Ок, захвачу. Встретишь меня через полчаса?"
"Как раз за Майком зайдем, хорошо?*сердце*"

Короче говоря, Леонардо был уже практически готов. Красный глаз недобро поблескивал снайперским прицелом, на безмятежную физиономию натянуто нужное настроение и желание убивать одним выстрелом, а необходимое для Дэдшота снаряжение обещало вскоре прибыть вместе с задорной и довольно привлекательной девицей. Поэтому смело можно было покинуть родное убежище, чтобы выйти прямо на улицу, навстречу многообещающему Празднику.

Отредактировано Leonardo (2016-08-22 02:11:00)

+2

4

[AVA]http://s0.uploads.ru/o5BvV.png[/AVA]
Hell broke out
On this Friday night
Zombies passing deadly
My Candyman, from Bountyland
Is coming here to get me

Сложно сказать о подлинном отношении Моны Лизы к сему шумному, яркому, в чем-то безумному празднику. Возможно, отчасти потому, что саламандра особо никогда его не праздновала... почему особо. Вообще не праздновала. Равно как и Рождество, Пасху и другие традиционные праздники, что принято встречать в шумной компании, или семейном кругу. Как-то не принято это было в доме бывшей студентки, и все веселье проходило мимо нее. Один лишь раз случайно так совпало, что она осталась на вечеринку Хеллоуина в колледже, очень давно, и выглядела самой настоящей белой вороной среди сверстников в своем обычном, ничем не примечательном повседневном наряде. Выпила немного коктейля с мармеладными червяками и карамельными тараканами, закусила крошечным канапэ в виде человеческих пальцев с густой кетчупной кровью, и ушла восвояси, равнодушно проталкиваясь среди ряженных зомби и вампиров. Ей надо было продолжать работу с доктором Рене, и больше ее ничего не интересовало.

Потому, когда Микеланджело аж за месяц поставил всех на уши, сообщив о начале подготовки к Дню Всех Святых и подняв вопрос о заготовке тыкв и материала для нарядов и украшений, мутантка невольно призадумалась, глядя на своих друзей - кто-то действительно загорелся этой идеей шумной вечеринки по всем правилам Хеллоуина, а кто-то отнесся к этому с благосклонным вздохом "ну ладно, как скажешь, только не мучай меня". И тем не менее все, без исключения, занялись этим делом с широкого пинка вездесущего и доставучего весельчака, мозгуя приближающийся день и распределяя обязанности, а так же задумываясь о нарядах. Ниньяра по крайней мере сразу подхватила инициативу сделать костюмы всем и каждому, на что половина просто-напросто вежливо отказалась, зная лисицу и ее дизайнерские предпочтения, а вторая вежливо смолчала, покорно приняв помощь рыжей куноичи. Вообще-то по факту растерянно притихли только Рафаэль и сама Мона, услышав бодрое предложение куноичи. Раф, потому что Умеко была его девушкой, и ему не будет прощения, если он даже попытается раскрыть рот и буркнуть на отвяжись что-то вроде "какой нахрен костюм?" А Мона... а Мона растерялась, в принципе не представляя, каково это большой, дружной стайкой что-то делать вместе. Ходить по домам, выклянчивая конфеты, наряжаться, готовить, украшать родную конуру и придумывать игры и забавы в темный вечер. Как все это должно выглядеть? Видимо тогда у девушки на лице застыло слишком неопределенное и отрешенное выражение, настолько потерянное, что даже сидящий рядом с ней техник обеспокоенно заглянув в бездумно пялящиеся в пустоту золотистые глаза подруги, поинтересовавшись, все ли с ней в порядке.

- Я никогда такого не отмечала.
До сегодняшнего дня.

Она давно уже пересмотрела свои взгляды на жизнь. так и теперь, если подумать... Почему бы и нет? Почему бы не попробовать еще что-то новое? Постепенно, не сразу, но ящерку охватил таки некоторый азарт, а любящая все делать попланово мутантка, потратила не мало времени, чтобы придумать себе достойный наряд заранее, а не как это принято у мальчишек "делаю в последнюю очередь". Идея возникла сама собой, при просмотре весьма романтической картины, а чуть позже, из любопытства, и мрачноватой книжки. Донателло явно не заморачивался такими вещами, как создание уникальной внешности, так что, саламандра взяла это дело на себя, не без помощи Ниньяры, с готовностью подхватившей идею хвостатой девицы. Умеко даже посмотрела фильм вместе с Лизой, чтобы иметь представление о том, что собиралась сделать ящерица. В итоге характерно для временами разнеженной личности напустила соплей на диване мутантки, позавидовав до крайности очаровательному образу, что надумала для себя и для своего возлюбленного саламандра.
А потом, вдохновленные девушки принялись за дело, тщательно пряча от изобретателя такой "сюрприз". Красную, шелковую ткань для платья ящерки найти не составило труда, а вот плотный материал серовато-синего цвета с фигурными летучими мышами и достойный цилиндр пришлось заказывать по интернету за немереную цену, и подключать к тайной операции "Хеллоуин" Эйприл, чтобы та забрала дорогой заказ. Хорошо, что Мона неплохо шила. Дело за малым - измерить клиента, чтобы воплотить задуманное, а так же где-то достать часы "домиком" с механизмом выпрыгивающей кукушки. Теперь Мона поступила очень осторожно, словно бы невзначай возжелав, однажды, обмерить своего доверчивого приятеля, размахивая желтой мерной лентой... и украдкой, пока тот не видит, умудрялась записывать все в блокнотик, припрятанный в карманах джинсовых шорт. Простодушный Ди и думать не думал, что такого грандиозного задумала его девушка, с веселой ухмылкой покорно становясь панцирем к стенке, с ехидными искрами в прозрачно-серых глазах наблюдая за смешным подпрыгиванием мутантки, пытающейся отметить его высокий рост карандашом.

Собрав все необходимые сведения, девушки занялись кройкой и пошивом, на пару, Ниньяра ко всему прочему вздумала перешить кожаную куртку Рафа по их общей задумке, а так же приготовила себе роскошное, длинное, весьма открытое черное платье, подчеркивающее ее соблазнительную фигуру. Платье Моны было в плане сексуальности куда более скромным, но не лишенным кокетливой изюминки с черными, кружевными вставками области декольте. Особенно муторно было, пожалуй, с волосами. Нужную прическу они с Ниньярой потренировались воссоздавать раз двадцать, пока не выучили наизусть, куда укладывать каждый туго закрученный локон саламандры, и как правильно скрепить его заколками и резинками, украшенными крупными бумажными розами с торчащими во все стороны тряпичными, но так похожими на настоящие листьями.

Часы девочки заказали так же в онлайн магазине, а вот как зафиксировать сию важнейшую деталь в образе, пришлось еще подумать. В итоге в дело оказалась втянута не только Эйприл, но еще и Рафаэль, теперь уже в качестве живого манекена.

Конечно надевать на него готовый костюм, аккуратно висящий на вешалке, затерянный в глубине встроенного шкафа на чердаке ящерицы, никто не собирался, но посмотреть, как сидит на пластроне аккуратно сколоченный домик с циферблатом и агрессивно торчащими винтажными стрелками все же стоило. Черепашке похоже всю дорогу, пока лиса и ящерка кудахтали вокруг него, затягивая широкие ремни, держащие "игрушку" на левой стороне груди подростка, явно хотел, чтобы вся эта суета поскорее закончилась, то и дело клюя носом и позевывая. Зато, когда Умеко торжественно показала ему перешитую под модный, агрессивный наряд профи-гонщика с шипами и аппликацией в виде языков пламени косуху, парень заметно оживился, и все оставшееся время буквально жадно пожирал охристыми глазами шикарную шмотку, словно приманка для упрямого щенка висящую на спинке кресла, с охотой позволяя девушкам прыгать вокруг него с ножницами и иголками.
И Мона совершенно не жалела об этой суете...

На кануне, Мона и Ниньяра собрали ну просто огромную спортивную сумку, куда были сложенны все  костюмы. Не удобно получилось, что девушки так и не поучаствовали в украшении черепашьего убежища, но, зато они позаботились о такой важной вещи, как внешний вид своих ненаглядных мальчиков. Рафаэль покорно ждал в подземелье, когда Ниньяра принесет ему его прикид, полируя до блеска свой слегка измененный "Кавасаки", а Донателло просто, как всегда, забросал свою подругу смс, уже беспокоясь, почему она так долго пропадает невесть где. Давным давно должны быть уже у них!

У порога в тайное мутантское пристанище, девчонки разбрелись, каждая в свою сторону - Умеко уверенным, деловым шагом направилась прямиком в сторону гаража, где и планировала переодеться сама и дождаться обладателя красной банданы, а Мона осторожно посеменила вдоль бассейна вокруг доджо, поражаясь организованной везде красоте, в которой угадывалась рука Микеланджело, прямиком к светящемуся проему лаборатории, замерев рядом с ним, а затем аккуратно выглянув из-за угла, с любопытством обведя помещение глазами, в поисках знакомой долговязой фигуры умника.
- Тук-тук, - широко улыбнулась саламандра, заметив Донателло в углу, скептически разглядывающим мотоциклетный шлем, крутя его в руках и то и дело хватаясь за отвертку, валяющуюся тут же на столе. Разумеется механик мгновенно среагировал на милый сердцу голос, отложив свою работу и с ответной улыбкой развернувшись к ухмыляющейся салатовой мордашке в обрамлении растрепанных, неуложенных кудрей - соскучился. Заметив, что у Моны на плечах огромная сумища, юноша не растерявшись было протянул ладонь, чтобы снять тяжелую поклажу с хрупких, женских плеч, да вот только Мона хитро отпрянула прочь, все-еще придерживая широкую лямку одной рукой, - Подожди! - бухнув баул на ближайший к ней стул, поправив ее, чтобы та ненароком не свалилась на пол, не хотелось бы, чтобы по полу лаборатории рассыпались кисточки, краски, и разлетелись пушинками искусственные цветы, ящерка присела рядом, подпирая сумищу собственной задницей, развернувшись к своему удивленно хлопающему глазами приятелю, - Прости, что опоздала, - пихнув сумку локтем, мутантка неловко хихикнула, - Мы с Ниньярой собирались долго. Так здорово вы там все сделали, выглядит потрясающе! - довольная ухмылка снова вернулась на бледно-оливковую, широкую физиономию подростка - он ведь тоже принимал в этом участие! - А что с костюмами? - на самом деле Мона очень боялась, что у Донателло идея, как себя украсить к Хеллоуину окажется куда... интереснее ее собственной, и ее когтистая лапка невольно нервно стискивает шероховатый ремень туго набитой сумки за ее спиной, а настоящую тревогу выдает дернувшийся длинный, изумрудный хвост.
Хах... зря беспокоилась.

Изобретатель легко передернул мускулистыми плечами и показал в сторону расправленного на спинке его рабочего стула потертого, белого медицинского халата, лениво спрыснутого багровым красителем, чтобы сымитировать кровавые подтеки - что сгодилось бы для подобного празднества. А что еще надо?

- Ты в этом не пойдешь! - категорично заявила саламандра, отрицательно тряхнув волосами, сразу разворачиваясь к своему "сюрпризу", звучно расстегивая молнию. Стоило видеть округлившиеся глаза изобретателя, когда на чистую, белую столешницу были выставлены сложенные и выглаженные пиджак, рубашка, брюки, галстук, и отличающаяся экстравагантно загнутыми полями шляпа-цилиндр с готической брошью напоминающей силуэт бэт-сигнала в небе Готэма.
Наверное умник сразу догадался, на кого ему его любимая приготовила годный косплей, судя по теплому огоньку вспыхнувшему в глубине темных зрачков. Повернув голову к невообразимо довольной собой ящерке, гений резонно заметил, что такой наряд обязательно должен быть парным, иначе теряются все нежные и трепетные ассоциации и сам дух любимого ими мультфильма. На что мутантка, достав со дна крохотный "скворечник", глухо кукукнувший у нее в руках, прижав его к пластрону черепашки, другой рукой вытащив на свет божий пышную, алую розу, приложив ее к своим каштановым волнам, игриво подмигнула ему в ответ, - А ты думаешь, почему я решила сшить тебе именно это? Все предусмотрено!

Позже, усадив техника на стул и забравшись на высокую табуретку рядом с ним, Мона разложила на коленях баночки с краской, сосредоточенно разрисовывая жмурящуюся от щекотки мордаху умника, подводя ему глаза, рисуя вертикальные, заостренные полосы темной краской и добавляя щербозубой, смешной мине устрашающих теней, делающих широкую черепашью морду даже более серьезной, чем Ди уже был.

Наряжать парня было еще веселее. Особенно Моне понравилось завязывать юноше галстук - весьма важный атрибут персонажа между прочим! Поправив манжеты и жесткий воротник, мутантка торжественно напялила на гладкую макушку гения цилиндр, покачав его туда-сюда, присматриваясь, как смотрится лучше, и с удовлетворенным вздохом снова опустилась на сидение, упершись в него руками и болтая ногами в воздухе, разглядывая дело рук своих - вышло просто великолепно! Даже лучше, чем можно было ожидать, - И сидит отлично, - промурлыкала мутантка, устало потянувшись, и крутанувшись на месте, развернувшись к Дону спиной, занявшись собственным нарядом, - Поможешь мне с волосами? Я покажу, как их уложить, сама не справлюсь, мне Ниньяра помогала.

Halloween, in the death of the night, hear me scream
(I'm coming, I'm coming)
Halloween, is the fear that I fight, in my dream
(Keep running, keep running)

[audio]http://dl.waix.ru/1dad5979c.mp3[/audio]

+3

5

[AVA]http://s9.uploads.ru/3dP1H.png[/AVA]
They say I was born on the coldest day ever.
They say I was born with a frozen heart.
Sound like I've even been carried at belly's length
on top of the hill overlooking the city...
And its steeples!

...Хэллоуин никогда не входил в число любимых праздников Донателло. Коли уж на то пошло, у него вообще не было списка любимых праздников, как, к примеру, у старины Микеланджело, который, кажется, только и жил, что планированием очередного мероприятия, будь то еженедельный киномарафон в компании друзей или вечеринка по поводу чьего-нибудь дня рождения. Нет-нет, Донни очень нравились такие уютные домашние посиделки, и он совсем не возражал против того, чтобы раз в две-три недельки выползти из своей обожаемой мастерской и предаться какому-нибудь развеселому времяпрепровождению — в конце концов, это неплохо отвлекало его от рутинной работы над  очередным сложным изобретением или опытов с различными взрывоопасными химическими веществами... Да и в целом он вовсе не был таким уж закоренелым затворником, огрызающимся на любые попытки близких выманить его на солнечный свет. Да, порой Дона и грузовиком было не оттащить от компьютера, однако это вовсе не означало, что он был бы счастлив навсегда присохнуть к поверхности лабораторного стола и пустить корни в любимое рабочее кресло. Отнюдь! К тому же, кто еще, как не Донателло, мог помочь своим родным с наведением порядка в логове? И юноша вполне охотно брался за любую работу, будь то украшение потолка разноцветными гирляндами или уборка гостиной от скопившегося там мусора в виде пустых коробок из-под пиццы и смятых банок от содовой. Единственным местом во всем убежище, куда он предпочитал не соваться в такие периоды, оставалась кухня — но вовсе не потому, что Донателло как огня боялся готовки или мытья посуды, а просто это целиком и полностью была территория его младшего братишки. Кажется, Майки чуть ли не ночевал под обеденным столом, когда речь заходила о подготовке к очередному шумному празднеству. Мутант и вправду чуть ли не из панциря вон лез, лишь бы обеспечить вкусностями всю их большую и дружную семью, которая, между прочим, значительно разрослась за последние месяцы. Но, кажется, такое огромное количество приглашаемого ими народа ничуть не пугала шутника, а даже наоборот, внушало ему особенный, если не сказать, что больной энтузиазм: в такие дни в тело Майка будто бы вселялся какой-то потусторонний дух и превращал его в ходячую машину для бесперебойного приготовления шоколадных пудингов. Однажды зайдя на кухню без предупреждения (дело, к слову, близилось к четырем часам утра, и это был канун Рождества), Дон едва не отдал богу душу при виде совершенно инфернальной физиономии брата, которая медленно и со скрипом обернулась в его сторону, точно голова одержимого демоном ребенка, в то время как руки Микеланджело продолжали усердно месить воображаемое тесто в пустой миске. Осторожно подхватив кружку с кофе, Донателло тогда бочком, аккуратненько выдвинулся обратно за дверь, провожаемый полубезумным взглядом явно перетрудившегося весельчака, и с тех пор не рисковал соваться на кухню без приглашения, когда твердо знал, что Майки опять готовится устроить пир на весь мир.

Up there in a weird house was living
A midwife said to be crazy by all the inhabitants,
When really she was just fixing
Lost and broken people, documented or not, all the time.

Так вот, возвращаясь к рассуждениям по поводу надвигающегося Хэллоуина, или, как его еще зачастую называли, Дня Всех Святых — Донателло, по правде, не очень нравился этот праздник. Во-первых, как истинный зануда и ботаник, он находил его довольно-таки... нет, не глупым, скорее, просто... аляповатым, что ли. Чересчур ярким, вычурным, напускным. То же самое Рождество казалось Дону куда более приятной датой. Вроде бы повсюду та же яркая мишура и картонные декорации с приевшимися персонажами — ан-нет, все же, было в нем что-то такое, от чего заметно теплело на душе и в голову сами собой напрашивались разные приятные мысли на тему семьи и друзей. С Хэллоуином такого не было. Во-вторых, Дон в принципе не очень любил всю эту тематику ужасов. Воображаемые монстры, скелеты, черти и привидения... Вампиры и ведьмы, оборотни и монстры Франкенштейна — ну скажите на милость, стоило ли тратить на это свое свободное время? Будь на то воля Донателло, он бы ни капли не озаботился подготовкой к такого рода "празднеству", предпочтя заняться другими, куда более важными вещами. Например, починкой домашнего электрогенератора, который грозил вот-вот выйти из строя и обесточить все их логово. Или очередным усовершенствованием ШеллРайзера. Или заказом на тот дешевый сайт для интернет-магазина, который он откладывал чуть ли не с прошлой недели — а откуда, как вы думали, брались деньги на все эти украшения и свежие продукты для готовки! Словом, подходящих занятий находилось предостаточно, только вот существовала одна маленькая, но безумно важная деталь, которую он просто не мог не принимать в расчет.

Майки просто обожал этот дурацкий праздник.

А Донни очень не любил расстраивать своего братишку. К тому же, тот все равно бы не оставил его в покое, даже если бы изобретатель заперся в мастерской до самого Нового года.

Судя по всему, старшие братья рассуждали примерно в том же самом ключе, так как, подобно умнику, с видом молчаливой покорности взялись за украшение их скромного подземного жилища, как и за год, и за два года, и за целое десятилетие до этого. Честное слово, когда ты празднуешь нечто одно и то же на протяжении стольких лет, поневоле набивается оскомина и веет скучной рутиной; пожалуй, единственным по-настоящему приятным фактом на сей раз являлось то, что в этом году черепашки должны были отмечать Хэллоуин не одни, а в шумной компании друзей и любимых девушек. Было отчего взбодриться, не правда ли? При этой мысли, откуда-то сразу веяло освежающей струей новизны, и в глазах зажигались непривычные, полузабытые огоньки интереса к тому, чем они все сейчас занимались. Тот факт, что их юные пассии ни разу в своей жизни не принимали активного участие в праздновании такого обычного, вроде бы, праздника, внушал мутантам скрытое желание продемонстрировать своим возлюбленным, каким, на самом деле, интересным и запоминающимся мог стать этот день, если бы они только подошли к делу с умом и фантазией. Честно говоря, Донни был порядочно удивлен реакцией своей хвостатой подруги. Ладно, Алопекс или Караи — их жизнь до момента вступления в Клан Хамато была посвящена кардинально иным вещам, да и Ниньяра едва ли интересовалась такими глупостями, будучи в рядах воровок и "черных" наемников. Но Мона Лиза? Серьезно? Узрев неподдельную растерянность в ее широко распахнутых глазах цвета лугового меда, Дон и сам порядком озадачился, не зная, что и сказать в ответ: ему всегда чудилось, что Мона лучше всех других была знакома с такими, вроде бы, совершенно естественными вещами. Нет, ну правда! У Донателло с трудом укладывалось в голове, что живущий на поверхности человек мог ни разу не принимать участия в различных вечеринках и карнавалах, посвященных данному мрачному, но развеселому празднеству. А тут выяснялось, что это сами черепашки имели обыкновение шумно справлять чуть ли не каждую красную пометку в настенном календаре, будь это Пасха или Международный день отца. Чудно... и странно, как ни крути.

Выходит, ему наконец-то выдался шанс продемонстрировать Моне нечто такое, с чем она еще ни разу толком не имела дела... То, что было бы для нее совершенно в новинку. Ну разве это не здорово? Ведь обычно это именно саламандра рассказывала четверке братьев о том, что из себя представляла жизнь обычного человека, а не наоборот. Само собой, Донателло просто не мог упустить такую возможность. И отчасти именно поэтому без лишних слов и возражений брался за любую работу, что поручал ему трудяга (смешно, смешно... если бы только это слово было применимо к нему во все остальные не-праздничные дни в году!) Микеланджело, будто то вырезание на пару с Леонардо страшных лиц на выпуклых стенках тыкв, что в изобилии натаскали друзьям Эйприл с Кейси, или необходимость развесить всюду в убежище черно-белых картонных привидений, летучих мышей и фонарики разных зловещих оттенков, чей свет превращал всегда такое уютное и приятное логово в Нью-Йоркский филиал Ада на Земле. Дон даже пожертвовал Майку свой тяжелый лабораторный стол, предварительно избавив тот от годами копившегося на нем хлама и чертежей, а также не особо возмущался тому факту, что ребята периодически совершали набеги на его мастерскую, целыми утаскивая какие-то железяки и запчасти, видно, для своих будущих костюмов. Неудивительно, что всей этой предпразничной канители, Донателло и думать забыл о том, чтобы самому сообразить для себя какой-нибудь необычный тематический наряд. Эта мысль явилась гению со значительным опозданием, уже в самый канун Хэллоуина, в тот самый момент, когда Донни заметил краем глаза рассевшегося посреди комнаты Микеланджело, с пыхтением орудовавшего огромными портняжными ножницами над внушительным куском невесть откуда добытой материи, и устроившуюся у него под боком Алопекс, с высунутым от усердия кончиком языка раскрашивавшую круглую мордаху своего приятеля в яркие рыжеватые оттенки, да так старательно, что сама отчасти заляпалась сочными брызгами краски. Пронаблюдав за ними с пару-тройку минут, умник в глубокой задумчивости вернулся к себе в лабораторию, уже по привычке перешагнув через кучи разбросанного тут и там металлолома и башни научных книг, чтобы со скрипом опуститься в любимое кресло и еще какое-то время предаваться отрешенным размышлениям на тему "и как же я мог об этом забыть". Впрочем, долго ломать голову не пришлось: кинув взгляд на висевший рядышком белый докторский халат, Ди, не мудрствуя лукаво, решил воспользоваться прошлогодним образом безумного ученого — благо, красного красителя у него все еще было в достатке, равно как и всяческих модных примочек вроде защитных очков и резиновых перчаток, а также внушительной коллекции хирургических скальпелей. Хо-хо-хо.

Oh Madeleine who was so fond of,
Oh Madeleine who just loved,
Oh Madeleine who was so fond of...
Fixing people!
Oh Madeleine who was so fond of,
Oh Madeleine who just loved,
Oh Madeleine who was so fond of...
Fixing people!

Словом, к тому моменту, когда на пороге мастерской объявилась его драгоценная Мона Лиза, сам техник уже и думать забыл о своем костюме, отвлекшись на куда более насущную проблему в виде мотоциклетного шлема Рафаэля. Неосмотрительно взяв себе образ Призрачного Гонщика, старший братец все никак не мог придумать, как заставить этот чертов шлем гореть сизым пламенем, да так, чтобы при этом огонь не перекинулся на одежду и (что важно) гладкую лысину саеносца... А то и на окружавшие его предметы домашней обстановки. Само собой, в итоге данная задача целиком перешла на плечи Донателло — у которого, в общем-то, и без того было дел навалом, но кого это когда-нибудь волновало! Помозговав какое-то время над злосчастным шлемом, Дон, в конце концов, предпочел отказаться от опасных экспериментов с легковоспламеняющимися химическими составами, и просто-напросто щедро обернул его гирляндой, не забыв также приделать внутри скрытую оранжевую подсветку, реагирующую на нажатие потайной кнопки сбоку. Что ж... не персонаж Николаса Кейджа, но зато голова на месте, верно? Заслышав тихий стук по дверному косяку, Донни тут же отложил отвертку и с сияющей улыбкой обернулся навстречу Моне Лизе, а затем и вовсе поднялся из кресла ей навстречу, намереваясь привычным жестом подхватить туго натянутый ремень сумки с плеча девушки — поди, устала тащить на себе такую тяжесть!

Привет... а? — шагнув навстречу гостье, Ди поневоле замер с протянутой в пустоту рукой, вопросительно уставившись вслед увернувшейся ящерке. Хей, ну ты чего? Он же просто хотел помочь! Удивленно моргнув, гений опустил ладонь и молча пронаблюдал за тем, как Мона устраивает свой баул на свободном стуле. — Да ничего страшного, все равно еще никого нет, — рассеянно отозвался Ди, переведя взгляд обратно на озорно усмехавшуюся мордашку Лизы. Он уже понял, что та припасла для него какой-то сюрприз, и теперь просто не мог сдержать охватившего его любопытства: вытянув и без того длинную шею, слегка наклонившись корпусом вперед, Дон с заинтересованно распахнутыми глазами попытался заглянуть за плечи бывшей студентки, а та будто нарочно заерзала на сидении, нетерпеливо покачивая змеиным хвостом в воздухе и подпихивая сумку глубже за спину, явно ни на секунду не теряя бдительности. Ее похвала подействовала на гения как неплохой отвлекающий маневр, но едва ли Донателло на это купился. Тем не менее, он послушно уселся обратно в кресло, невольно улыбнувшись в ответ и слегка пожав мускулистыми плечами: мол, да ладно, это ж не моя заслуга. — Спасибо. Хотя вообще это Майки постарался... Я только вешал украшения туда, куда он мне командовал, — говоря это, гений все-таки предпринял еще одну попытку ненароком подсмотреть за спину девушки. — Что это там у тебя? — не удержавшись, задал он прямой вопрос, впрочем, без нотки требовательности или строгости. Ему просто было интересно, что же она там от него прятала, только и всего! Тем не менее, когда Мона уточнила про его костюм, техник все же отвлекся и небрежно махнул рукой на свой старый халат: — А... Я решил предоставить ребятам шанс побороться за приз в номинации "Лучший костюм на Хэллоуин". Не каждый же год мне их обыгрывать, — шутливо произнес Ди, пряча легкую досаду за собственную забывчивость под нотками миролюбивой иронии. Хотя, вообще-то, он и вправду не планировал тратить время на шитье в этом году, предпочтя сосредоточиться на других, более важных вещах. Потому, когда Мона решительно отвергла его вариант праздничного костюма, гений на пару мгновений впал в легкий ступор: и что ты прикажешь ему делать? Идти на вечеринку голышом? Другого-то наряда у него не было! Теперь уже по-настоящему изумившись словам девушки, Дон недоуменно проследил взглядом за ее дальнейшими действиями... чтобы в следующую секунду окончательно опешить от всего происходящего. И по мере того, как его рабочем столе оказывались все новые и новые элементы более чем необычного гардероба, лицо умника все более вытягивалось от удивления. Нет, ну правда же, тут было от чего растеряться. В прошлом уже пару раз случалось, чтобы Мона вырезала и шила ему новую повязку взамен уничтоженной или потерянной, но чтобы целый костюм?... В темно-серых глазах невольно блеснула догадка, чей именно образ вдохновил ящерку на создание этого наряда, а подтвердили это умозаключение небольших размеров часы-кукушка, явно самодельные и оттого безумно милые. Донни сам не заметил, как шок на его лицо сменился широченной, донельзя теплой и радостной улыбкой. Он так часто мастерил что-то в подарок другим, и так редко кто-то старался смастерить что-то особенное для него самого... Разумеется, изобретатель сполна оценил этот сюрприз и, не удержавшись, протянул обе руки за миниатюрным "домиком" с покатой деревянной крышей, точно ребенок за подарком от Деда Мороза (или, вернее сказать, от Снегурочки). Скворечник приятной тяжестью лег ему в ладони, и Дон все с той же тронутой улыбкой провел пальцем по рельефу циферблата, сполна оценив всю красоту проделанной работы. Подняв взгляд на улыбающееся лицо Моны, игриво сжавшей тонкий и шипастый стебелек розы промеж заостренных клычков, Дон неожиданно осознал, как сильно он хочет ее поцеловать. Спонтанное желание было тут же исполнено: встав с кресла, гений наклонился и горячо прижался к губам Моны своими собственными, даже не став отнимать у девушки ее цветок, отчего крохотные шипы слегка укололи его в щеку.

Спасибо тебе, родная, — с искренней благодарностью выдохнул механик, отстраняясь от зардевшейся в удовольствии мордашки саламандры. — Мне очень нравится... Поможешь мне это надеть? И... я тоже хочу увидеть тебя в твоем костюме, — шепнул он уже чуть тише и многозначительнее, на что Мона удовлетворенно хмыкнула в ответ и немедленно приступила к делу, принявшись вытаскивать из сумки весь оставшийся у нее реквизит.

Интересно, догадывалась ли она, что после вечеринки гению захочется увидеть ее и без костюма тоже?

When she put me on the kitchen table
I thought for minute she wanted to eat me alive.
Does she think I'm some kind of roasted chicken
Somebody forgot to kill?
She was carving into my chest skin.
With her big notched scissors stuck between my bones,
She shoved a clock into my frozen broken pieces
Instead of my frost-bitten heart.

В течение следующего получаса, сладкая парочка была занята тем, что облачала долговязого изобретателя в его новенький костюм, который, как выяснилось, на удивление ровно на нем сидел — теперь-то Ди стало понятно, к чему были те ненавязчивые измерения с рулеткой наперевес: значит, эта идея пришла к Моне еще пару недель тому назад... А он-то, дуралей, и не догадывался ни о чем! Жаль, что ему самому не хватило ума подготовить ей такой же сюрприз... В то время, как Мона старательно выводила ему кисточкой характерные вертикальные линии на выбеленной скуластой физиономии, щекоча впалые щеки и окончательно превращая Донателло в персонажа их любимого мультфильма, взгляд последнего слегка растерянно блуждал по мастерской. Гений тщетно пытался сообразить, что бы ему подарить девушке в ответ, ведь та, безусловно, этого заслуживала. Как назло, в голове было совершенно пусто, и в итоге Донни решил отложить эту проблему на потом. Все же, у них впереди еще была целая ночь... Пара часиков — и он обязательно что-нибудь придумает, это уж как пить дать! Подставив тщательно припудренную макушку под внушительных размеров цилиндр, Дон снова выпрямился и с изрядным любопытством оглядел себя в отражении стеклянной дверцы шкафа. Да... Что ни говори, а этот костюм был гораздо, гораздо лучше его старого замызганного краской халата! Сумасшедший ученый? Ха, этот образ уже давным-давно устарел и не вызывал в нем прежних эмоций. Другое дело — мрачный и таинственный Джек Механическое Сердце! А как хорошо легли на пластрон самодельные часы с кукушкой? Дон, не удержавшись, ослепительно просиял щербиной собственному отражению, точно на его месте вдруг оказался модник-Микеланджело.

Здорово! — воскликнул он восторженно, впрочем, тут же сменив улыбку на встревоженное выражение. — Устала? — да, видок у Моны был на редкость утомленным... Оно и не удивительно, ведь она вложила в этот костюм столько сил  и трудов! А ведь ей еще предстояло нарядиться самой. Разумеется, Донни не мог упустить этот шанс и с готовностью приблизился обратно к саламандре, готовый хоть целиком и полностью взять на себя все хлопоты по переодеванию и нанесению грима. — Конечно, давай я тебе помогу, — с искренней охотой откликнулся техник, встав за спиной возлюбленной и бросив быстрый, оценивающий взгляд на ее растрепавшуюся копну густых рыжевато-каштановых волос. Да уж... Будет ох как непросто собрать их в высокую прическу, ведь кто как не Донни не понаслышке знал, до чего непокорной может быть эта кучерявая грива! Донателло не был экспертом в женских прическах, но подозревал, что помочь тут сможет только целый мешок заколок и невидимок, а также, возможно, продетые сквозь пряди цветы... Гений, не удержавшись, мягко провел ладонью по шелковистым, пружинящим волнам, как обычно, наслаждаясь этим прикосновением, а заодно убирая часть прядей набок, так, чтобы слегка приоткрыть шею подруги, что всегда привлекала его своими изящными, тонкими контурами. Наклонившись, Донни украдкой коснулся невесомым поцелуем едва заметно выступающего позвонка ящерки, на мгновение согрев дыханием гладкую изумрудную чешую. — Красавица, — мурлыкнул он едва слышно, вновь отпуская непокорные вьющиеся локоны, так, чтобы они водопадом упали на полуобнаженную спину девушки. И как тут дождаться окончания праздника? Нехотя отстранившись, Донателло отыскал взглядом расческу и, взяв ее в руки, принялся осторожно водить ею по чужим волосам, стараясь не дернуть лишнего волоска и не причинить боли чересчур резким движением. Мона тем временем уже окончательно облочилась в свое платье, и затем, позаимствовав у техника гребень, принялась наводить "порядок" на собственной голове, старательно укладывая волосы в нужную ей прическу, не забывая подсказывать гению, куда и как прикреплять предварительно врученные ему розы. Пришлось как следует попотеть, чтобы все цветы и перья оказались на своих местах, и при этом ни одна прядка не выбилась наружу — но зато окончательный результат превосходил самые даже смелые ожидания. Отступив на шаг назад, Донателло с затаенным дыханием оглядел собранные в пучок волосы саламандры, отметив про себя, что ей безумно идет эта сложная и необычная укладка.

Ты выглядишь потрясающе, — чуть охрипшим от восхищения голосом признал мутант, с явным трудом оторвав взгляд от непривычно бледного лица подруги — все же, было в этом гриме что-то... непривычное, и в то же время очень привлекательное. Он еще какое-то время пристально наблюдал за ней, в то время как сама девушка небрежно складывала все баночки и косметику в одно место; а заметив, что Мона с удовлетворенным видом направилась в сторону дверей, Донни неожиданно перехватил ее запястье и плавно развернул лицом к себе. Подол кроваво-алого платья тихо прошелестел в воздухе, вскользь коснувшись ног черепашки. Создавалось впечатление, будто Донателло желал еще одного поцелуя... Однако гений все же сумел сдержаться, хоть и наградил свою возлюбленную долгим, алчущим взглядом, прежде, чем взял в руки одну из оставленных на столе кисточек. — Погоди немного... сейчас, — сам не вполне сознавая, зачем он это делает, Донни аккуратно коснулся кончиком правой щеки Моны и нарисовал крохотную блестящую звездочку на ее снежно-белой чешуе, таким образом, внеся финальный штрих в запомнившийся ему образ Акации.

И точно в насмешку над изобретателем и его подругой, закрепленные на груди техника часы издали короткое, мелодичное "ку-ку".

She told me "son, there are three things
You must never ever forget.
First, don't touch your clock hands,
Second, you shall control your anger.
And above all, don't you never forget, no matter what,
Don't ever let yourself fall in love.
For then, and forever, in your heart's clock
The hour hand shall pierce through your skin,
The clock shall explode, your bones shall implde,
And your heart's clockwork
Shall be broken again.

+2

6

Here is a song
From the wrong side of town
Where I'm bound
To the ground
By the loneliest sound
That pounds from within
And is pinning me down

Смешно сказать, но в Клане Фут не праздновали Хэллоуин.

Говоря на прямоту, в Клане вообще не отмечали никаких традиционных праздников — ни тебе Рождества, ни Нового года, ни даже Пасхи. Даже дни рождения бойцов, и те проходили стороной, никак не затрагивая скучную ежедневную рутину. Разумеется, это нельзя было назвать нормальным, теперь-то Ло это прекрасно понимала. А ведь когда-то такая, с позволения сказать, "жизнь" вполне ее устраивала... Что ж, время не стоит на месте, а характер имеет свойство круто меняться по прошествии лет. И пускай Алопекс жила с черепашками совсем недолго, от силы год или полтора, этого, на первый взгляд, короткого срока с избытком хватило, чтобы некогда такая холодная, безэмоциональная, замкнутая особа полностью раскрылась навстречу удивительным переменам в своей жизни. Не могло пройти и дня, чтобы бывшая наемница не узнавала что-нибудь о новое об окружавшем ее мире, и всякий раз она, словно ребенок, искренне радовалась очередному поразительному открытию. И если на первых порах Алопекс частенько терялась и робела, вызывая бурное умиление (а нередко и откровенный фэйспалм) на лицах своих нынешних друзей, то теперь лисица сама с жаром выпытывала у них интересовавшие ее подробности о том или ином предмете или событии, порой настолько дотошливо, что это начинало здорово им надоедать. Всех, кроме Майка — вот уж кто был готов круглосуточно терпеть ее расспросы, да еще каким-то волшебным образом умудрялся утолять львиную долю безудержного девичьего любопытства! Наградой такому редкостному терпению подростка служило то, что в ответ Алопекс с готовностью подхватывала любую, даже самую безумную его инициативу. Не удивительно, что как только речь зашла о грядущем праздновании Хэллоуина, мутантка сперва хорошенько помучила своего приятеля вопросами о том, что это за день и почему его вообще принято отмечать, а затем с горящими энтузиазмом глазами приняла участие в подготовке к предстоящей вечеринке.

Если бы ее только видел Мастер Шреддер! Да и вообще кто-нибудь из ее бывших соратников, как обычных солдат, так и мутантов. Вся взъерошенная, в слегка скошенной набок майке с изображением яркой цветастой тыквы на груди, кокетливо приоткрывающей одно из худеньких плеч девушки, с кучей гремящих на манер погремушек браслетов, вся заляпанная сахарной пудрой и розовыми пятнами клубничного варенья — это ли былая Алопекс? Да черта с два! Бодро орудуя венчиком, со звонким стуком взбивая яичные желтки в доверенной ей миске, лисица деловито цокала по пятам ее лучшего друга (и по совместительству признанного черепашьего шеф-повара), внимательно выслушивая его указания и периодически живо отчитываясь по тому или иному поводу — да, сэр, нет, сэр, будет сделано, сэр! Практически ежесекундно находясь в поле зрения юного мутанта, без устали выполняя те или иные поручения, вроде того, чтобы оперативно вскрыть когтями банку из-под сгущенки или срочно проверить температуру нагрева духовки, Ло, тем не менее, умудрялась не только энергично пританцовывать под лившуюся из притащенных на кухню колонок музыку, но и украдкой слизывать вкуснющее тесто с ложки, пока ее друг отворачивался к холодильнику или был занят нарезкой овощей.

Как же ей нравилась вся эта предпраздничная суета, кто бы только знал!...

Here is a page
From the emptiest stage
A cage or the heaviest cross ever made
A gauge of the deadliest trap ever laid

Готовка, уборка, украшение дома, вырезание скалящихся рожиц на стенках спелых тыкв... Все это, безусловно, отбирало у ребят огромное количество сил. Особенно тяжело приходилось Майку, который, собственно, и был главным инициатором праздника: порой Ло казалось, что он вот-вот заснет прямо над плитой, бухнувшись лицом в кастрюлю — так он уставал, буквально не щадя себя ради создания удивительной готической атмосферы в черепашьем убежище. Зато какой был результат у всех этих едва ли не круглосуточных стараний! Подземелье изменилось до неузнаваемости, наполнившись ярким и в то же время таинственным сиянием импровизированных тыквенных фонарей; отблески зажженных свечей играли на каменных стенах, создавая неповторимую игру теней — временами Алопекс казалось даже, что в мрачных уголках помещений шевелятся какие-то потусторонние твари, что заставляло ее нервно вздрагивать и поминутно оглядываться через плечо, когда она оставалась одна. К счастью, случалось это астрономически редко, и в целом Хэллоуин представлялся ей довольно милым и безобидным праздником. Ну, правда, что плохого в том, чтобы на одну ночь притвориться страшилищем и хорошенько повеселиться в кругу друзей? И плевать, что обычные люди так и так считали их ужасными монстрами... В конце концов, эти "чудовища" были всего лишь детьми, и уж поверьте, их странная внешность отнюдь не мешала им переодеться в костюмы Дракулы или монстра Франкенштейна!

Ну... по-крайней мере, большинству из них.

Едва узнав о том, что ей самой тоже предстоит сшить себе наряд, Алопекс заметно растерялась и какое-то время ходила по дому в глубокой задумчивости. Она совершенно не представляла, кем ей быть: в самом деле, ну какой образ может подойти антропоморфной полярной лисице? Может, стоило притвориться оборотнем? Но ведь Ло была лисицей, а не волком, да и не интересно это — что за костюм такой, когда даже не требуется приклеивать себе клыки, заостренные уши и шерсть! Все это и так уже имелось в наличии, причем в таком количестве, что девушка вполне могла поделиться, кхм, излишками со своими друзьями. Может, не париться и закутаться в бинты на манер древнеегипетской мумии? Да на такие пышные бедра и хвост никакой туалетной бумаги не хватит! Накрыться простыней с прорезями на месте глаз? А вот это уже как минимум неплохая идея... Не то, чтобы такой "костюм" отличался большой оригинальностью, но куда ей было деваться? В общем, Ло довольно быстро отвлеклась от своих грустных мыслей, мудро решив не заморачиваться над этой проблемой. Вон, Мастер Сплинтер вообще не переодевался — это же не мешало ему принять участие в грядущем празднестве! Да и его старшие сыновья тоже не казались особо заинтересованными в импровизированном черепашьем маскараде... в отличие от старины Микеланджело, разумеется. Вот уж кто со всей ответственностью подошел к делу! Обнаружив паренька сосредоточенно корпящим над длиннющим отрезком клетчатой ткани, с иглой и ниткой, трепетно зажатыми в больших загрубевших пальцах, Алопекс незаметно подсела к нему за стол и какое-то время просто молча наблюдала за его кропотливой работой, мысленно поражаясь той легкости, с которой он прокладывал стежки по краям рубашки. "Какой же ты у меня талантливый," — с затаенной нежностью (и, что уж скрывать, присущим ей благоговейным обожанием) подумала мутантка, невольно переводя и задерживая взгляд на веснушчатой физиономии возлюбленного, такой непривычно серьезной и сосредоточенной. Словно бы почувствовав это, Майк тут же посмотрел на нее в ответ, и Ло пришлось очень постараться, чтобы не наградить его короткими невесомым поцелуем в чуть вздернутый нос. Вместо этого, она послушно взялась за краски и кисть, уже по выработавшейся привычке исполняя воодушевленную просьбу шутника. На сей раз, Микеланджело попросил ее разрисовать ему лицо, и Алопекс, добродушно улыбаясь, с охотой принялась раскрашивать его широченную зеленую мину, периодически отвлекаясь на то, чтобы старательно размешать краски на самодельной палитре, доводя их до нужного им сочного, апельсинового оттенка.

Он хотел быть человеком-тыквой... точнее, черепашкой-тыквой. Ну разве не прелесть? Такой он все-таки был смешной временами... Но какими бы эксцентричными не казались порой его желания, Ло без заминки была готова выполнить любое. В конце концов, Майки так старался сделать этот праздник по-настоящему светлым и незабываемым для всех... Было бы как минимум несправедливо оставить его самого без надлежащего внимания.

Готово, — в последний раз мазнув кисточкой по щеке мутанта, лисица со слегка усталым, но в то же время удовлетворенным видом отклонилась назад, желая убедиться, что на коже Майка не осталось ни единого не закрашенного участка. Кажется, неплохо вышло... По крайней мере, теперь голова юноши и вправду больше напоминала здоровенную рыжую тыкву, только с глазами. Алопекс невольно хихикнула этому зрелищу, после чего принялась аккуратно складывать краску назад в коробку, пока кто-нибудь случайно в нее не вляпался.

Постой-ка, я только что вспомнил... — неожиданно промелькнувшая в голосе Майка озабоченность заставила ее отвлечься от этого занятия и настороженно обернуться. — А где твой костюм? Ты уже выдумала себе образ? — расслабившись, Ло с легкой усмешкой покачала ушастой головой.

Не думаю, что у меня такой уж большой выбор, — честно призналась она, пряча последнюю банку в ящик и поднимаясь вместе с ним из-за стола. Ух, тяжелый какой... — Ты когда-нибудь видел песца-зомби? — пропыхтела она, поочередно перебрасывая задние лапы через скамью. — Или, например, песца Франкенштейна или песца-маньяка с улицы Вязо... упс! — все-таки не удержав коробку в лапах, Алопекс с грохотом уронила ту себе под ноги, кажется, едва не подняв на уши весь дом. К счастью, большая часть банок осталась закрытой, но вот одна из них все-таки лопнула и щедро окатила мутантку жирной фиолетовой краской, закрасившей не только переднюю часть любимой футболки, но и роскошный белый мех. Ло с досадой уставилась на собственные перепачканные лапы, после чего тяжело вздохнула. — Вот балда  неуклюжая, — проворчала она себе под нос. — Теперь эту краску за вечер не отмоешь...

И не надо, — неожиданно серьезно откликнулся Майк, внимательно оглядев расстроенную лисицу. Перехватив ее недоуменный взгляд, одарил Алопекс сияющей улыбкой и многозначительно покачал кисточкой в воздухе. — Сегодня, мы сделаем из тебя настоящего песца, лапуль. И пусть только этот песец кому-то не понравится!

Feels like home
I should have known
From my first breath...

Да уж, насчет песца Майки явно не солгал.

Пока ее ненаглядный Пикассо шлялся где-то на поверхности, добывая себе вилы для полноты образа, оставшаяся в одиночестве лисица с явным сомнением рассматривала себя в зеркале, пытаясь представить возможную реакцию окружающих на учиненное Майком "безобразие". Вообще-то, вышло и вправду как-будто бы неплохо... наверное. Не поймите превратно, Алопекс была очень сильно благодарна юноше за его старания и проявленную им фантазию, но конечный результат показался ей столь необычным, что девушка даже не сразу осмелилась выйти из уборной. Было ну очень непривычно видеть и ощущать себя такой... цветной, что ли? Всегда такая чистая белая шерсть теперь была полностью замазана бледно-фиолетовой краской (одной банки, увы, не хватило, так что пришлось разбавлять ее еще и белилами), поперек которой шли ломанные ядовито-зеленые флюоресцентные полосы — вот уж действительно безумное сочетание! Вышло красиво и необычно, спору нет, но уж больно ярко, что ли... Получившееся создание было гордо прозвано Чеширским лисом и оставлено подсыхать на краю ванной. К счастью, ждать пришлось не очень долго, да и шерсть, слава богу, не слиплась, разве что стала чуть более жесткой и сухой на ощупь. "Интересно, она когда-нибудь отмоется, эта дурацкая краска?" — со вздохом поскребя полосатое плечо когтями, Ло переоделась в новую, чистую рубашку и в таком вот виде вышла обратно в гостиную. Как раз вовремя: из лаборатории с тихим смехом вышли переодетые Мона и Донателло, к слову, с трудом узнаваемые в своих причудливых винтажных одеяниях. Замерев в сторонке, Алопекс с огроменными глазами уставилась на сладкую парочку, совершенно не ожидав от них такого эффектного появления, и какое-то время просто молча наблюдала за происходящим из глубин темного зала, размышляя над тем, как долго им пришлось работать над своими образами и как красиво они, на самом деле, смотрелись вместе.

Интересно, что придумали остальные?

Послышавшиеся со стороны замаскированного входа в убежище шаги вмиг переметнули на себя внимание лисицы. Завидев знакомый силуэт шутника на пороге, Ло обрадованно заулыбалась и одним прыжком перемахнула через спинку дивана, приветствуя Микеланджело звонким, счастливым тяфком:

Майки!...

Лагранжева механика! — отрывисто выругался Донателло, едва не уронив свой роскошный цилиндр, но Алопекс даже ухом не повела, в миг очутившись рядом с шутником и засунув любопытный нос в его пакеты. Ха, так и знала, что он обязательно притащит домой кучу сладостей! Заметив, с каким хищным видом Ло облизывает свою заостренную лисью мордашку, Майк предпринял шутливую и в то же время отчаянную попытку отвести руку с пакетом в противоположную от мутантки сторону, бормоча что-то насчет десерта и праздничного вечера, однако девушку было не так-то просто уболтать. Не долго думая, Алопекс проворно запрыгнула на панцирь Микеланджело, вынудив последнего согнуться в две погибели, и умудрилась-таки выхватить одну конфетку из общей кучи.

Да брось, я всего одну попробую! — жизнерадостно фыркнула она, свесив свой пышный раскрашенный хвост прямиком на нос приятеля. Майки что-то неразборчиво фыркнул в ответ, тщетно силясь сдуть пушистую колбаску со своего лица. — Не будь букой, — подытожила Алопекс, распахивая свою зубастую пасть и подбрасывая заветную сладость высоко в воздух, явно намереваясь ее проглотить, однако прежде, чем конфетка коснулась вытянутого языка наемницы, чья-то большая трехлапая ладонь ловко перехватила ее в воздухе.

Сказано же: дождись ужина, — строго произнес Лео, убирая руку прочь и с явным неодобрением зыркнув на надувшуюся лисицу своими единственным видимым глазом. Ишь, нашелся командор!

Но я же только... эй! нечестно! — поняв, что сладкого ей не видать еще как минимум пару-тройку часов, Алопекс предприняла отчаянную попытку выхватить заветную конфетку назад, но Леонардо оказался проворнее, перебросив ту зашедшему в гостиную Рафу — как назло, прямиком над головой у Чеширского песца. Ло запоздало подпрыгнула на чужом панцире, случайно еще разок шлепнув хвостом по физиономии Майка. — Верни сейчас же! — оттолкнувшись задними лапами, Алопекс еще одним великолепным скачком перемахнула теперь уже на панцирь Рафаэля, отчего последний с сочным матюком выронил конфету прямиком в лапы сопровождающей его Ниньяры.

Кажется, это грозило перерасти в настоящую битву.

And I thank you
For bringing me here
For showing me home
For singing these tears
Finally I've found
That I belong here

+2

7

You hear the door slam and realize there's nowhere left to run
You feel the cold hand and wonder
If you'll ever see the sun
You close your eyes and hope that this is just imagination
But all the while you hear the creature creepin' up behind
You're out of time!

- Даже не пытайся вытащить меня отсюда! Я сказал, что не собираюсь участвовать в вашем идиотском балагане, ясно? - Рафаэль показательно отвернулся, продемонстрировав стоявшей посереди комнаты Ниньяре округлый, сколотый панцирь, перетянутый кожаным ремнем. - Ищите себе старика-вампира на соседней бирже труда и нанимайте его за кровь из пальца и кусок подушки! - взмахнув лапой в знак протеста, черепашка вперил сердитый взгляд в большой постер мотоцикла, который занимал собой по крайней мере половину кирпичной стенки у подвесного гамака. - Я пас, пас и снова пас!
Он не лгал, когда говорил, что собирается просидеть весь праздник в своей комнате, словно клоп под ковром. Куда полезнее потягать гантели или отработать парочку силовых приемов на потрепанной груше в тренажерном зале, чем рядиться в страхолюдинские прикиды и орать хриплым, потусторонним голосом “Сладость или пакость!” Даже обещанные пирожные в виде человеческих органов, политых клубничной кровью, едва ли могли сломить знаменитое упрямство саеносца.

Не то чтобы он не любил веселиться - о нет, Рафаэль был довольно падок на различные удовольствия, просто предпочитал развлекаться там, куда заявлена дорога только любителям пощекотать собственный адреналин. Скажем, стритрейсинг на безумной скорости по ночным улицам или же прыжки в океан с высокой, отвесной скалы с последующим дайвингом среди охотившихся на котиков акул. Вот это да, мужские развлечения, когда сердце замирает с каждым преодоленным метром опасности и ты ощущаешь головокружительное опьянение от одной мысли, что в этот момент твоя судьба сталкивается с неподконтрольной, природной силой, и только от твоих собственных навыков и умений зависит успех брошенного вызова целому миру.

А это что? Сборище мальчиков-зайчиков в цирковых нарядах, облитый кетчупом и вишневым сиропом, выторговывающие мармеладки? Больно-то надо!

Пренебрежительно фыркнув подобной мысли, Рафаэль скрестил на пластроне лапы, твердо решив не поддаваться уговорам и угрозам своей рыжехвостой бестии. - Нечего стрелять глазками, женщина, не купишь! - заявил он, правда, уже не так уверено, стоило лишь только взглянуть через плечо в льдистые, раскосые глаза Ниньяры, которая с ласковым прищуром гипнотизировала парня, томно взмахивая длинными ресницами. О, черт!
И угораздило его влюбиться в девчонку-лису, донельзя хитрющую и коварную, чью бессовестную натуру воспели даже в народных сказках.
- Ну котенок, - пела она, сладострастным голосом, подступаясь все ближе к темпераментному мутанту, сексуально покачивая бедрами. - Ты же не хочешь оставить свою ведьмочку одинокой, верно?
Разумеется, при такой бархатной атаке даже самые упертые бастионы вряд ли способны долго продержаться. А уж когда тонкие лисьи губы многозначительно зашепчут о скрытых возможностях клубничной крови и откровенных образов злых колдуний... Кто в здравом уме откажется от такой заманчивой перспективы?
- Твоя взяла, рыжая, - с досадой буркнул Рафаэль, все-таки разворачиваясь к торжествующей Ниньяре и протянув мускулистые лапы к желанному девичьему телу. - Только чур условие: в Франкенштейнов и оборотней с мегафонным воем под лунные софиты напяливайтесь сами.
- До-го-во-рились, - со сладкой улыбкой протянула лиса.

***

Конечно это вовсе не означало, что стоило Ниньяре только поманить пальчиком угрюмого парня, и Рафаэль немедленно бросился с головой в омут предпраздничных приготовлений, подобно Лео пихая свои разнорабочие услуги всем, кому не лень. Нет, саеносец с успехом продолжил морщить нос и изображать неподъемную немощь, безустанно ворча и иронично комментируя Хэллоуинский энтузиазм, которым были охвачены все обитатели и гости их столицы. Набухтевшись всласть, он все же впрягался в столь раннюю подготовку к торжеству, и впрягался нехило, выступая в качестве хорошей ломовой лошади-тяжеловоза: таская многочисленные корзины с тыквами, двигая мебель во все части жилища по ведьминскому фен-шую и разгребая захламленные участки гаража, где выросла целая помойка “запасного” металлолома их карманного гения.

С каждым днем приближения Дня Икс, саеносец становился все скучнее и молчаливее. На нем словно сработал некий парадокс: чем суетливей вели себя братья, пытаясь с размахом украсить их скромную, канализационную обитель, тем больше тормозил в своих стремлениях Раф. У него было лишь одно желание: свалить куда-нибудь в тайгу/горы/пустыню и переждать время, пока этот «Хреноуин» не закончится. Уж больно надоело ему прыгать по слащавой указке лисы, которая слишком хорошо знала, на какие слабые места черепашки ей нужно надавить для эффекта повиновения. К тому же еще и старший брат Леонардо не стеснялся глядеть  на окружающих Зевсом, потрясая увесистыми аргументами и лидерским духом прямо из грибного, японского пенька, который не укатаешь никаким бульдозером.

Надоели все. Хватит с него!

***

Он чуть было не заснул под тихое, размеренное тиканье часов, пока саламандра и лиса колдовали вокруг черепашки с нитками, ремнями и изолентой, пытаясь приладить домик кукушки к широкому пластрону мутанта. Лениво хлопая отяжелевшими веками, Рафаэль из последних сил удерживал лапы на весу, уже несколько припустив их к бокам, тем самым значительно осложнив работу девушкам по укреплению часового механизма на его теле. Юноша даже не огрызался на скромные просьбы поднять руки повыше и не шевелиться - он вообще перестал реагировать на внешние раздражители, твердо решив про себя, что как только от него, наконец, отвянут, саеносец рухнет кирпичом в гамак, и горе тому, кто вновь осмелится вытащить его из комнаты.

Кроме Ниньяры, разумеется.

Едва только хитрая лисица просекла, что к чему, как тут же взяла паузу в их с Моной занятии и, многозначительно взглянув на сонную физиономию Рафаэля, быстрым шагом подошла к старенькому шкафу с облупленной краской. Широко распахнув дверцы, она вытащила из недр Нарнии любимую куртку саеносца, которую еще с раннего утра самолично усовершенствовала к Хеллоуину, превратив облезлую, ничем не примечательную вещь мотоциклиста в нечто завораживающее. Покачивая бедрами и хвостом, рыжая куноичи плавно обошла штырем торчащего посереди комнаты подростка и поднесла куртку прямо к слипающимся глазам Рафа.
- Все еще желаешь отказаться от праздника?- бархатным голосом поинтересовалась Умеко, подмигнув саламандре. - Или уже передумал?
Рафаэль, который на самом деле дико хотел спать, тут же заинтересованно расширил глаза, созерцая обновленную шмотку. Надо ли говорить, что сон как рукой сняло, стоило только узреть мастерство новоявленной швеи с Острова Туманов. Черная косуха выглядела просто изумительно: от поясного ремня до грудных карманов агрессивно протянулись расписные красно-желтые языки пламени из прочной бордовой кожи;старые заклепки были заменены на блестящие, остроконечные шипы;а с левого плеча свисала толстая цепь, которую можно было снять при необходимости.
- Ничего так! – аж присвистнул от восторга черепашка и протянул мускулистые лапы к вожделенной куртке, не переставая разглядывать сочные детали. – Смотрится просто отпад, рыжая!- ради такого костюма он был готов всю ночь изображать хоть Бабу-Ягу, хоть чердачный сундук на потеху барышням.
- Моему сахарному мальчику нравится? - немедленно прильнула к нему грозная куноичи, вжавшись в твердый пластрон всеми прелестями и нежно ткнув мочкой прохладного носа парню в скуластую, невесь где расцарапанную щеку. - Ты же постоишь еще полчасика?
- Только давай без этих тошнотворных телячих нежностей, пупсик, - поморщился Рафаэль, иронично покосившись на Мону, которая хихикнула в кулак от развернувшейся перед ее желтыми глазами сцены. - Все коментарии держи при своем декольте, кудряшка. Ясно тебе?

Cause this is thriller, thriller night!
There ain't no second chance against the thing with forty eyes
You know it's thriller, thriller night!
You're fighting to survive inside a killer, thriller tonight

В Канун Дня Всех Святых Рафаэль сидел один, в полумраке гаража, отчаянно надеясь, что о нем все-таки позабудут. Ну хотя бы до прихода лисы, которая должна притащить ему куртку Джонни Блейза или Призрачного Гонщика – хэллоуинского костюма, который лично выбрала для него щепетильная Умеко. Донателло обещал поколдовать с мотоциклетным шлемом, чтоб все выглядело как имитация горящего черепа для завершения выбранного образа. Как Дон собирается сломать себе мозг на эту тему – саеносца не волновало, он все равно ни черта не разбирался во всех этих заумных механизмах. А идея облить себе голову бензином и поджечь, его, понятное дело, не очень прельщала. Красиво, конечно, горел бы, но недолго.
Стряхнув с сигареты пепел прямо на грязный пол гаража, Рафаэль в очередной раз прошелся тряпкой по заднему крылу мотоцикла, любовно натирая его до скрипящего блеска. Он был готов послать всех за магнитиками и посвятить полировке байка весь оставшийся вечер, однако обещание, данное Умеко в самом начале затянувшейся вакханалии, еще худо-бедно сдерживало раздражение мутанта, которое было готово разлиться полноводной рекой на бедовую голову первого неудачника, что осмелится сунуть свой длинный нос в гараж.

+2

8

[AVA]http://s9.uploads.ru/DhTpB.png[/AVA]
For once why can't you just come and chase me?
Dig up my grave and save my body.
Now I'm rotting to the bone,
But my heart's still beating.
Hoping you won't leave me.

Пожалуй, Ниньяра могла похвастаться самыми обширными знаниями, в плане различных праздников мира. Было время, когда куноичи особенно внимательно изучала культуру и традиции той страны, в которую ее занесло для выполнения особенных поручений мастера Чин Хана. Это было обязательной частью миссии, и Умеко просто не смела отказаться от нудного чтения темными вечерами, под тусклой лампой, зная, что нерадивое отношение к порученному ей делу, будет жестоко караться по возвращению в родные края. Хотя, казалось, как бы об этом мог узнать сэнсей? Попасть впросак - равносильно, что получить жирную печать позора на весь лоб.

В принципе ей и самой все это нравилось.

Оказавшись в Нью-Йорке в свое время впервые, пушистая воительница просто-напросто не успела проникнуться "духом страстной Америки", занятая куда более важными, насущными проблемами. Спасением своей рыжей шкуры, например. Чай не до книжек было, когда Умеко вздумала раз и навсегда переметнуться в стан врага и крепко задружиться со всеми обитателями просторного андерграунда, в недрах канализации. Прошло не мало времени, прежде чем эксцентричная леди смогла усадить свою мохнатую попку на удобный стул, и с упоением погрузиться в поразительный мир информации о том городе, где мутанималка наконец осела на очень долгое время. Хеллоуин был одним из первых праздников, которые Ниньяра изучила с особой тщательностью, зарывшись с головой в уникальную историю его становления, с увлечением листая в интернете картинки с изображением жутковатых освежованных тыкв с вырезанными на них искаженными рожами. Как хорошо, что не только у Моны появился свой ноутбук.
Любопытная вещь, этот маскарад нечисти... В каком-то смысле Ниньяра привыкла к роли рыжего, ряженного демона - ее старая маска кицуне придавала внешнему облику ассасина необыкновенную мистичность, и не раз выручала девушку во время боя, особенно с суеверными противниками. Какой смельчак устоит от адского, колючего холода льдистых глаз, взирающих на него из-под каменного, навеки застывшего выражения надменности белой маски на лисьей морде?
Но столь шуточному празднеству вряд ли нужны настоящие Дьяволы с обагренными настоящей кровью клинками наперевес.

Когда Микеланджело завел речь о приближении "страшного" праздника, куноичи, в отличии от озадаченных мин соседей по дивану заметно оживилась, аж приподнявшись на своем месте и предвкушающе причмокнув губами, опираясь рукой о подлокотник и возбужденно покачнув тяжелым, полосатым хвостом. Прищурившись, мутанималка с горящим, алчущим взглядом пробежалась по кругу задумчивых лиц, мысленно уже обряжая всех в самые яркие, интересные и сочные костюмы. Самое вкусное, чтобы подчеркивало мускулы и брутальность накаченных парней и сексуальность девушек, делая акцент на всем самом привлекательном, что было в их внешности. Правда долго потирать лапки на собственную фантазию, вспоминая, где швейные принадлежности, разлинованная бумага и карандаши, ей, увы, не дали. Кроме Рафаэля и Моны Лизы, все хором начали отнекиваться от помощи в подготовке нарядов, мол, справимся сами. Что поделать, насильно мил не будешь. В принципе можно и на этой парочке неплохо оторваться. Ну и, конечно, не забыть про себя. Правда, была небольшая... малюсенькая такая проблемка, связанная с ослиным упорством ее парня. Который и смолчал то видимо потому, что ему было абсолютно все равно на предстоящее "веселье"
Рафи как всегда, в своем репертуаре. Конечно когда саеносец умилительно оттопыривал нижнюю губу, и накуксившимся ребеночком ворочался в своем просторном гамаке, демонстрируя возлюбленной покатый, узорчатый панцирь и соблазнительные, крепкие ягодицы с отростком нервно подергивающегося хвоста, он выглядел просто очаровательно, но... Мутанималка твердо вознамерилась поддержать инициативу черепашки в оранжевой маске, и вовсе не потому, что хотела порадовать своим трудолюбием и активным участием друзей и любимого. По большей части Ниньяра делала все это для себя.
Она была эгоисткой, и не стеснялась этого.
Частенько, ее собственный эгоизм тесно переплетался с нуждами окружающих, так что он не всегда был таким явным. Столь же сильное упрямство, как и у ее дружка, было частью ее эгоистического характера. А своего добиваться Умеко умела.
И этот вредный желтоглазый засранец был тому живым подтверждением!

Как показала практика, приказной тон "ты идешь и будешь участвовать, потому что я так хочу", встретит куда большее сопротивление, и, скорее всего, черепашка попросту потеряет остатки желания, и навеки запрется в комнате, неееееет... Здесь нужен совсем другой подход. Все мальчики падки на сладость женских чар, чем лисица не гнушалась периодически пользоваться, нацепив на остроносую мордочку ехидную, и вместе с тем притягательную ухмылку, чуть больше приоткрыв пышное декольте и покачивая округлыми, кажущимися такими гладкими, такими манящими... бедрами. Легче играть на чувствах такого упертого по природе своей парнишки, обещая ему самый сладкий пряник с ажурной вазочки, куда они потом свалят все полученные сладости, который, разумеется, будет спрятан у нее под рубашкой. Тогда к костюмированному балу, к играм, где надо достать зубами яблоко из кадки с водой, добавиться еще одна. Куда менее безобидная. Приватная. Ах это волшебное слово, не правда ли?
Даже хмурая темно-зеленая физиономия юноши не могла долго сохранять свое угрюмое выражение, а игривые касания тонких, когтистых пальцев и вызывающе сладкие полупоцелуи-полупокусывания угловатых скул, пока куноичи шептала ему откровенные многообещающие пошлости, от которых бедолага аж слегка покраснел, окончательно развеяли сомнения вечнонасупленного саеносца. Ну, или большую их часть. Во всяком случае мутант уже не собирался сидеть букой в своем темном углу, и вполне с готовностью жадно мял тело склонившейся к нему пышнохвостой воительницы своими огромными лапищами.
Уже неплохо...

Creepy girls you're just my style.
Blood red lipstick, you don't smile.
Falling victim to your fantasy.
Damn, I love it that you're so creepy

Выдумывать костюмы на пару с Моной оказалось довольно интересно. Ниньяра тоже приготовила своему малышу сюрприз, правда достать его пришлось раньше времени. Хотя бы для того, чтобы воодушевить приунывшего и заскучавшего черепашку видом его будущего костюма. В целом, она даже не успела его до конца доделать, помогая саламандре с ее нарядами, которые были куда сложнее, чем то, что делала для себя и своего возлюбленного лисица. И, тем не менее, даже наполовину сшитая по образцу куртка, возымела фантастическое действие на чуть-ли не храпящего саеносца. Значит, она шла по верному пути, что несказанно радовало.
Скорее для мутанта было бы неожиданностью, как будет выглядеть его рыжая.
Нет, ну Рафаэль был в курсе того, что Умеко уже выбрала себе образ классической ведьмы, но он и понятия не имел, в каком исполнении. Все представляют ведьм крючковатыми, патлатыми старухами с зеленой кожей, бородавками на орлином носу, в черной, замызганной балахонистой одежде с остроконечной, мятой шляпой.

Увидев платье Ниньяры, Мона очень неодобрительно уставилась на ее, кхм, пятый размер, почти вываливающийся из чашечек корсета.
В итоге, для легкого прикрытия груди и без того откровенного наряда, представляющего собой длиннющее, в полу, волочась по земле платье, с разрезом до бедра и вырезом до пупа, девушки "наколдовали" вязанную сеточку, напоминающую тонкую, черную паутину, полностью обхватывающую левое плечо лисицы. А сверху восседал гордым одиночеством косматый, очень реалистичный паук, хищно вцепившись в черные, с блестящим люрексом, переплетения нитей. Лиза очень не доверяла декольте Ниньяры(по понятным причинам), так что бдительно следила, чтобы у куноичи при ее то любви к открытым, вызывающим одеяниям, не случилось каких... скажем так казусов, при которых пришлось бы закрывать глаза всей мужской половине их разношерстной компании.
От шляпы в образе не отказались, да такой модной, украшенной пластмассовыми человеческими костями, которые мелодично гремели при ходьбе, что любая настоящая ведьма бы обзавидовалась. Как и от метлы... Ниньяра самолично три часа листала интернет-каталоги хозяйственных магазинов, пока не выбрала себе крепкую, идеально ровную метелку, с длинной, деревянной ручкой. Которая, позже, была тщательно выкрашена в черный цвет и покрыта сверху глянцевым лаком. Идеально.
Умеко была очень довольна собой.

И если Мона тщательно скрывала многочисленные атрибуты своего, и своего парня костюмов,  с завидной дотошностью все сто раз перепроверив и аккуратно сложив в спортивную сумку, чтобы ничего не торчало и не портило "сюрприз", то Ниньяра надела свое платье и роскошную дамскую шляпку прямо сразу. Натянув на руки черные, шелковые перчатки выше локтя, лисица убрала куртку Рафаэля в пакет, перед этим повесив на прямые плечики, и деловитой походкой вперед опасливо семенящей подруги, с завидной ловкостью преодолевая лужи и грязь, даже не запачкав и краешка своего наряда, устремилась в черепашье логово. Должно быть ребята там готовились во всю, к предстоящему... пати? Скорее всего, ведь зачем который день Майк корпел на кухне мучая плиту и холодильник, то и дело жалуясь на недостаток продуктов?

Так и не посмотрев на то, как было украшено убежище, девушка сразу завернула в сторону гаража, еще с порога заслышав характерное воркование своей черепашки над его двухколесным другом, который, признаться честно, иногда вызывал у куноичи непреодолимое желание взять железный лом и проделать в глянцевом корпусе гигантскую дырищу. К сожалению, порой мутант как-то больше любил свою дурацкую машину, чем свою девушку.
Но в этот раз зеркальная поверхность выгнутой рамы зеркально отразила призывно изогнувшуюся на входе, довольно потягивающуюся "ведьмочку", с ослепительной улыбкой обращенной к черепашьему затылку.
Надо сказать, подросток замер в легкой прострации, задумчиво вылупившись на импровизированное зеркало, прямо у себя под локтем, и едва не уронил на идеально-чистую поверхность вязкую каплю слюны из открытого в изумлении рта. Ну что, это стоило того неохотного согласия, которое с боем выторговала у него куноичи? Пожалуй, внешний вид Ниньяры был ничем не хуже приятного лицезрения обновленной куртенки, согласись!

- Как дела, сладкий? - промурлыкала мутанималка, словно нарочно подходя к саеносцу так, что ее нога в высоком разрезе демонстрировалась окружающим чуть ли не на полную длину. Выслушав не вполне понятный ответ от ну... не сильно то продвинутого в планах комплиментов слабому полу юноши, Ниньяра была удовлетворена и такой реакцией, лисица с нежным хихиканьем провела ребром ладони над нервно подергивающимся кадыком вспотевшего(от счастья вестимо) подростка, приподняв его угловатую морду вверх, и коварно потянувшись к нему вроде бы для поцелуя... а затем с проказливым смешком пихнула в большие.трехпалые руки хрустящий пакет с разукрашенной косухой, - А вот и твой костюм. Цепи далеко не убирай, договорились, мой Призрачный Гонщик? - заговорщицки протянула куноичи, уложенной метелкой хвоста вызывающе пощекотав обнаженную лодыжку подростка.

Creepy girls you're just my style.
Blood red lipstick, you don't smile.
Falling victim to your fantasy.
Damn, I love it that you're so creepy

+1

9

Ooh, baby don't you know I suffer?
Oh, baby can you hear me moan?
You caught me under false pretenses
How long before you let me go?

Поразительный факт: как только ты становишься главой самого крупного и могущественного клана якудза на Востоке и Западе, в твоей жизни вдруг резко появляется целая уйма чертовски важных дел, каждое из которых требует безотлагательного решения — и тогда даже краткая минутка отдыха кажется чем-то из разряда научной фантастики или божественного чуда. Смешно сказать, но когда-то дочь ныне покойного Шреддера еще умудрялась жаловаться на якобы острую нехватку свободного времени... Ха, три раза! Да что она вообще могла знать о подлинной занятости!

Госпожа Караи...

Полоска нестерпимо яркого электрического света безжалостно ударила по лицу задремавшей девушки, точно остро наточенное лезвие катаны, и лишь титаническое усилие воли спасло бедного слугу-футовца от справедливого возмездия в виде прицельного удара ботинком по лицу. С грохотом выронив вышеназванный элемент обуви, доселе сонно зажатый в кулаке его отрубившейся владелицы, Караи со стоном перевернулась на другой бок и свернулась в тугой каланчик, всей своей спиной демонстрируя полнейшее нежелание выбираться из теплой постельки — которую она, к слову, даже не удосужилась расправить, прежде, чем рухнула на нее прямиком в верхней одежде. Всего каких-то жалких два часа назад, так, между прочим! Выждав для верности полминуты, боец предпринял еще одну робкую попытку дозваться до сладко посапывающей хозяйки:

Госпожа Караи! Вы просили разбудить вас, как только настанет время... — низкий, предупреждающий рык, раздавшийся из глубин комнаты, заставил его ненадолго притихнуть, но затем голос фута зазвучал с новой силой и уверенностью: — Госпожа Караи, вы сказали, это важно!

Да проваливай ты к дьяволу! — хрипло рявкнула Ороку в ответ, рывком приподнимаясь над подушкой и слепым, шарящим в темноте движением стягивая с ноги второй сапог. — Сhikushou!... Проваливай, я сказала! — крутанув головой так, что ее длиннющий черно-красный хвост спутанной змеей переметнулся с одного плеча на другое, девушка таки зашвырнула свой снаряд в рожу ни в чем не повинного бойца. Тот, в свою очередь, тут же сделал шаг назад и ловко прикрылся дверью, тем самым продемонстрировав, что подобная ситуация была для него отнюдь не в новинку. — Нет, стой... который час? — худо-бедно проснувшись, Караи тут же потянулась рукой за будильником. Взгляд светло-карих глаз свирепо переметнулся обратно на опасливо заглянувшего в комнату футовца. — Когда я сказала тебе меня разбудить, Макото?

В половине восьмого вечера, госпожа...

А сейчас, по-твоему, сколько времени?! — продемонстрировав слуге светящийся экран часов, на котором крупными зелеными цифрами значилось "19:27", Караи прицельно швырнула их вслед за улетевшим ботинком. — Вот и shinjimae отсюда, temee! Kusotare! — воин послушно убрался восвояси, а его госпожа с рычащим бормотанием перекатилась на спину, накрыв заспанное лицо ладонями. Как бы она не жаждала поваляться в кровати пару-тройку часов, а она обещала провести этот вечер в компании отца и сводных братьев... Да, точно, теперь она вспомнила об этом. Эти дуралеи собирались праздновать Хэллоуин одной большой и дружной семьей — и, разумеется, присутствие Караи, как чудом обретенной дочери Сплинтера, в данном случае считалось обязательным. Не то, чтобы она возражала... Но как же ей хотелось спать, черт возьми!

Да чтоб вас всех, клоуны недоделанные... — беззлобно проворчала Караи, с кряхтением спуская теперь уже босые ступни на пол и заодно в шутку грозя кулаком потолку. — Будь ты проклят, Хамато Йоши! — низко и хрипло передразнила она Шреддера, вполне убедительно сымитировав его тяжелое сопение в наглухо закрытое металлическое забрало. Ладно... Раз уж они так сильно хотели, чтобы она пришла... Так и быть, она сделает им одолжение и явится на сие тыквенное чаепитие, пожертвовав ради этого своим первым и единственным выходным за два минувших месяца. Пока девушка сонно раскачивалась на краю кровати и безуспешно давила зевок ладонью, телефон рядом с ней громко завибрировал, сообщая о новом входящем сообщении. Ох, как неожиданно! Интере-еесно, кто бы это мог быть? Все еще отчасти недовольная, Караи иронично зыркнула на горящий впотьмах экранчик мобильника и тут же невольно ухмыльнулась себе под нос.

Ишь ты. Соскучился, значит...

Романтик хренов, — с небывалой нежностью в голосе проворковала Мива, небрежно отбросив телефон на подушки. Что ж, ладно...  Коли на то пошло, она и сама жутко по всем соскучилась, разве нет? Особенно по этому наивному голубоглазому дуралею, что так сильно был к ней привязан. Настолько сильно и крепко, что сама Караи теперь уже с огромным трудом представляла, как это она умудрилась прожить целую жизнь вне его компании.

Нет, ну правда — как?

Твоя взяла, Лео, — с хрустом потянувшись, девушка наконец-то встала и решительно двинулась в направлении уборной, на ходу стягивая мятую одежду и бросая ее прямо себе под ноги. — Но хрена с два я стану наряжаться для тебя в костюм готической лолиты!

I thought I was a fool for no one
But ooh, baby I'm a fool for you
You're the queen of the superficial
And how long before you tell the truth?

Как давно она, однако, не выходила в город без сопровождения.

Нет, ну правда: всякий раз, когда молодой Ороку нужно было покинуть штаб-квартиру Клана Фут, ее сопровождал небольшой отряд воинов либо пара-тройка личных телохранителей и по совместительству деловых помощников, в присутствии которых она предпочитала вести важные переговоры и крупные финансовые сделки. Учитывая, как много проблем обрушилось на ее плечи с той поры, как был убит Шреддер, девушка уже практически забыла о том, как же это здорово, свободной стрекозой скакать по крышам ночного мегаполиса в компании с молчаливым и серьезным Лео либо озорной игруньей-Шинигами, ни капли не заботясь о том, что будет, если об этом случайно узнает ее приемный отец. А уж о том, чтобы в одиночку прогуливаться по вечернему бульвару, любуясь праздничными украшениями в виде гирлянд из летучих мышей и пылающих тыкв, или же лихо разъезжать по гудящим, запруженным автомобилями дорогам верхом на любимом кроваво-черном байке, с упоением прижимаясь грудью к рулю и отражая шлемом яркие городские огни, в последнее время и речи не шло! Как же ей, оказывается, сильно этого не доставало...

Если бы только не эта гр*банная малышня!

КОНФЕТЫ ИЛИ ЖИЗНЬ, — хором поприветствовала ее целая кучка разодетых человеческих детенышей, тесным кольцом обступив мотоцикл и грозно потрясая необъятным мешком из-под сладостей. Кисло оглядев окружившую ее толпу, Караи выпрямилась в сидении и неторопливо стащила шлем с головы, продемонстрировав притихшей ребятне свой смелый (если не сказать что вызывающий) вампирский грим. Пока те настороженно следили за ее действиями, Ороку все также неспешно вытащила из рюкзака большую фирменную упаковку с шоколадными батончиками и под всеобщие пристальные взгляды торжественно опустила ее в подставленный мешок... На несколько мгновений, в воздухе повисла изумленная тишина — а затем вроде бы такое спокойное лицо Мивы вдруг исказилось в агрессивном оскале, на мгновение покрывшись вполне себе реальной чешуей и на глазах отрастив длиннющие ядовитые клыки. Взвизгнув от ужаса, маленькие чертята, привидения и личинки Дракулы дружно рванули наутек, сопровождаемые сперва оглушительным змеиным шипением, а затем и раскатистым, звонким гоготком.

Так уж ли ей был нужен этот ретро-мутаген, ей-богу...

Прицепив шлем сбоку от руля, вновь вернув своему лицу нормальный человеческий вид, Караи вытащила из кармана свой смартфон и легко пробежалась наманикюренными пальцами по сенсорному экрану — ладно, повеселилась и хватит... Слегка поправив винтовку, неприятно давившую на ее плечо всю поездку, Ороку прижала динамик к собственному уху, готовясь корить Лео за досадное опоздание. Нет, ну зачем она, спрашивается, так торопилась на встречу, если в итоге ей же самой и приходилось ждать свою ненаглядную черепашку в какой-то вонючей темной подворотне!

Алло, малыш, я на месте, — привычным для нее деловым и капельку раздраженным тоном уведомила Караи мутанта, лишь только дождавшись, пока он возьмет трубку, — где тебя носит? У меня скоро плечо отвалится от этой идиотской пушки... Видел бы ты, с какими рожами на меня вылупился дорожный патруль, когда я проезжала мимо по 25-ой авеню! Врубили свои мигалки и айда навязывать мне свою обдолбанную компанию, пока я не свернула от них на... Что значит "обернись"? — машинально подчинившись команде возлюбленного, Караи недоуменно развернулась назад... да так и замерла с прижатым к уху телефоном, заметив знакомую коренастую фигуру в каком-то жалком десятке метров от себя. — Ах ты ж хитрая жопа, — мурлыкнула она ласково, сбрасывая вызов и пряча смартфон обратно в карман черной ветровки. Не дожидаясь, пока Лео выйдет из тени, Мива небрежно перекинула свою длиннющую ногу через сидение байка и поднялась навстречу юноше с рюкзаком и винтовкой за спиной. — Как обычно, не можешь без эффектного появления... позер, — еще не успев толком договорить, всегда такая уверенная и насмешливая куноичи во все глаза уставилась на более чем необычный костюм своего приятеля, даже не сразу поняв, что ее так смутило. Да-да, именно что смутило, а если точнее — попросту лишило дара речи на несколько долгих секунд, пока девушка молчаливо рассматривала мрачные кожаные одеяния Лео, столь плотно облегавшие его панцирь и рельефные, натренированные мускулы. "Так вот зачем ему понадобилась эта тупая винтовка," — запоздало осознала Караи, по-прежнему внимательно разглядывая темный, статный силуэт мутанта, выгодно очерченный со спины тусклым светом уличного фонаря. Определенно, ей нравилось то, что она сейчас видела перед собой — нравилось настолько, что она вмиг забыла про все свое напускное недовольство, вызванное его запоздалым появлением. Стерев ехидную улыбку с лица, Караи стремительным шагом приблизилась к растерявшемуся пареньку, явно напугав его столь резкой и непредсказуемой реакцией.

Спрашивается, какого хрена этот балбес не наряжался так во времена службы в Клане?!

Нависнув над изумленным черепашкой, Караи молча обхватила рукой его зеленый затылок и, закрыв глаза, беззастенчиво прижалась губами к приоткрывшемуся в немом восклицании рту, наградив того долгим и необычно чувственным поцелуем, от которого их обоих шатко качнуло к грязной, исписанной граффити стене. Если бы он только знал, до чего ему шел такой образ! Увы, Караи была не сильна на словесные приятности и изящные комплименты, а потому предпочитала выражать свои эмоции куда более, кхм, доступным и наглядным способом. Не без труда отстранившись, но все еще не торопясь выскользнуть из столь нужных, да что уж там, необходимых ей объятий, Караи снова улыбнулась, на удивление тепло заглядывая в пронзительно-голубые глаза своего возлюбленного.

Я тоже соскучилась, ты, дуралей.

Ooh, you set my soul alight
Ooh, you set my soul alight

Glaciers melting in the dead of night
And the superstars sucked into the supermassive
Supermassive black hole
Supermassive black hole
Supermassive black hole
Supermassive black hole

+2

10

- Де-ти разных возрастов, час покинуть отчий дом, путь тепреь для вас о-один, в королевство Хеллоуи-ин! Где та-ам Лео носит пам пам паа-ам, - Майк никогда не стеснялся вести себя как малое дите неразумное. Ну а что тут такого? Должен же хоть кто-то в их чопорной семейке высоких личностей, любимое занятие которых делать многозначительную мину, понимать, и что самое главное, уметь веселиться? Тем более в такой, особенный день!
Так что Микеланджело без особого смущения и неловкости скакал бешеным козликом по широким, каменным ступеням уходящим вниз по улице к парку. Туда держал путь черепашка, через зону отдыха. Через место обители пикниковых монстров и территории агрессивных белок-немутантов. Не часто он гулял по таким ээээ... людным местам, но сегодня пожалуй можно.
Запрыгнув на широкие, металлические перила лесенки, подросток, бодро размахивая над головой виллами, рискуя выбить первому встречному глаз острым, или тупым концами, и отбивая собственным пластрон мешком честно заработанных конфет, лихо проскользил вниз и плавно соскочил на мостовую, бесшумно приземлившись громадными ступнями на квадратные плитки ухоженной дорожки. Закинув пакет со сладостями за плечо, и уместив древко своего трезубца на ребре тщательно скрытого под холщевой тканью рубашки панциря с другой стороны, весельчак бегло осмотрелся по сторонам. Осознав, что ничерта не видит за огромным, дырявым козырьком покосившейся соломенной шляпы, Микеланджело бодро повесил едва ли не лопающийся по швам пакет прямо на острия наконечника-трезубца, освободив тем самым себе одну руку, и щелчком по краю полей поправил свой головной убор. Ну так, что тут у нас...
Ууууууууу...

С наступлением темноты тут все заиграло по новому.
Горожане сложа руки не сидели, это он еще заметил по пути к дому миссис О'Нил. Если каждая хибарка, каждый подъезд был украшен пластмассовыми и настоящими тыквами и бумажными монстриками, кто как мог, по своему старался отдать долг духу праздника, то о столь людных местах позаботились уже специальные службы. Никакой тебе самодеятельности.
На фонарях сидели игрушечные ведьмы, чьи широко распахнутые глаза с разноцветными линзами играли роль ламп, освещающих участки дороги. У бордюров с кованными заборчиками насадили искусственные кладбищенские кресты, отчего теперь изумрудный "вечный" газон был похож на очень ухоженный погост. На самих оградах красовались распахнув крылья, почти живые летучие мыши и выгибали плоские спины агрессивные коты-флюгера, поворачивающиеся с характерным, жутковатым скрипом от порывов осеннего ветра. Прохожих зычно завлекали продавцы карамельных яблок, леденцов и сладкой ваты. Это конечно не хеллоуинский базар, что в паре кварталов отсюда, но тем не менее по аллее предостаточно походных лавочек с разного рода вкусняшками. А вон на углу мужчина в костюме морковки и барышня-дюймовочка продавали маски, костюмы и игрушки. В общем атас что тут творилось!
Майк мог пройти мимо всего этого? Майк не мог пройти мимо всего этого, разумеется, так что тут же занялся тем, что зашарился по карманам, перекособочив себе всю рубашку, пока изворачивался как-то одной рукой. Где-то тут была же у него заначка, что ему вручил накануне добрый старший брат, со словами "на всякий пожарный случай". Как маленькому конечно, но... Сейчас по его мнению, был тот самый "пожарный" случай!
Наконец отыскав мятые бумажки, парень рыжим колобком незамедлительно подкатился к ближайшему к нему крохотному магазинчику.
- Мне горячую кукурузу пожалуйста... а паучки из чего? Ух ты, это перец? Какой перец? А это? Вау... я даже такого фрукта.... или овоща не знаю. Валите все!

***

Когда юноша весело подпрыгивая миновал пестрый от народа и украшений лесок, в зубах у него торчал дымящийся кукурузный початок, с которого капал некий болотно-зеленый соус; к груди черепашка прижимал бумажный пакет, а его вилы за спиной, кроме мешка со сладкими подарками от бабушки Эйприл украшала еще парочка пакетов размерами поменьше. Из одного торчала резиновая куриная лапа - для полноты картины. Черепашка был очень доволен собой, и нетерпеливо топал вперед, стремясь поскорее выйти за угол, где его уж наверняка должен встретить Леонардо. Пока Майк задержался скупая лавочки, он успел смснуть лидеру, что задержится этак минут на пятнадцать. Вообще надо бы поторопиться, его наверняка дома уже все ждут с нетерпением. Ну то есть... не начнут они праздник без него, так ведь?
На полном ходу зарулив за угол массивного, приземистого здания напротив парковой зоны, весельчак чуть было не влетел прямиком в братский панцирь.... еле успел резко дать по тормозам и едва сдержался, чтобы не выронить из пасти кукурузу прямо в лужу у себя под ногами... или не проглотить ее целиком - от неожиданности!

Микеланджело красноречиво вылупился на самозабвенно присосавшуюся друг к другу парочку, с каким-то даже отчаянием прижимая к животу набитый доверху пакет, честно говоря несколько... ошарашенный открывшимся ему бесстыдным видом. Даже не покашляешь деликатно - початок девать некуда.

Выждав где-то минуту, прислонившись плечом к сырой стенке и смущенно устремив голубоглазый взгляд в просторные, иссиня-черные ночные небеса с крутобокой кокеткой-луной, Микеланджело в итоге не выдержал.

Бесшумно, как подобает тренированному ниндзя, весельчак протопал прямиком к обожаемому байку Принцессы Фут, и... с непередаваемым грохотом, хрустя бумагой и шурша целофаном, принялся напихивать на сидение свои покупки, чем, понятное дело, вырвал упоенно целующуюся парочку из любовного транса.
- Даров бро, привет цып, как дела? - вытащив изо рта кукурузу отсалютовал недовольно обернувшимся к нему мордам Майкстер, локтем поправив эм... багаж. Не падай дурацкий пакет, не падай тебе говорят! - Эй, лапули, только не нужно на меня так смотреть, словно на местном игрушечном кладбище вы уже для меня могилку присмотрели, ок? - помахал перед собой ладонью парень. Серьезно, он виноват что ли? Это его встречать должны. А не он их и за ручки вести в убежище к началу хеллоуин-пати! - Кстати чувак, крутой прикид... Только для ясности уточню... Винтовка не заряжена? - с подозрением прищурил льдистые глаза шутник, на всякий случай встав так, чтобы если по нему стрелять - не зацепив байк не попадешь. Мало ли...
- Я кстати тут сувенирчиков прикупил! Всем хватит! Ну чо, поехали? То есть как я не еду?! Это ущемление прав... каких прав... Я тоже черепашка, я тоже рептилия! Брат брату за брата, не честно! Лео, ну скажи ей! Ладно, ладно, понял. Сумки хоть можно оставить?

***
В итоге, к обиженному столь неподобающим обращением с сей гордой личностью Майку, присоединился и сострадательный Лео, решивший составить младшему компанию,  чтобы не сильно расстраивался, а Караи "пустили" вперед нагруженную доверху подарками. Кроме мешка с конфетами - шутник считал, что первая добыча в канун всех Святых просто ритуально важна, ты должен притащить ее в лапах и громко похвастаться перед всеми "уловом". Так что братья бешеными кузнечиками перескакивали через трубы на крышах зданий, кто с чем, с винтовкой, виллами и имитируя Санту в соломенной шляпке - со здоровущим мешком за спиной. То и дело во время привычного кульбита через очередное препятствие старшему приходилось тормозить, чтобы собрать выскакивающие из пакета вкусности. Некоторые они даже по карманам распихали, торопясь поскорее домой. Да там заждались уже все небось!
И Микеланджело первым вбежал запыхавшейся торпедой в коридор, даже не взглянув на свои промокшие ноги, а с порога устремил взгляд на большие часы, по случаю в рамочке искусственной паутины висящие прямо напротив, на потрепанной кирпичной стене. За час обернулись. Неплохо!

Правда дальше этого "неплохо" мысль у Микеланджело не убежала... Во первых он по мановению ока лишился шляпы, потому что был атакован меховым торнадо. Таким... Белым в полоску лично им вырисованную на снежной шкурке подруги.
- О-опс! Хэээй это не сейчас! - с ухмылкой задрал руку с конфетами над головой парень, попытавшись тем самым остановить прыткую девицу... и спасти сладенькое от ее прожоливого пуза. Неплохая попытка чувак, но не в этот раз. - Ой! Подожди! Конфеты на ужин,это не сейчас! Это потом! - он и опомниться не успел, как проныра Ло уже вертлявой кошкой вскарабкалась ему на округлый, выступающий под клетчатой тканью карапакс, и запустила свои загребущие лапки прямиком мешок. Вот деловая, а! Еще и шерстью ему весь рот забила! Пока черепашка отчаянно боролся с пышным хвостом (попробуй краску на вкус, освежает!) и беспардонным отношением к священному обряду проведения вечеринки в честь Хеллоуина, он дважды чуть не упал, молитвенно воззвав к высшим силам, прося о помощи... Если бы он знал, что потустороннее как раз очень внимательно наблюдает за происходящим беспределом из-за прозрачной оболочки крохотной "карамельки" - та уже благополучно пошла по рукам. И Наблюдателям было отнюдь не так весело...

- Я хочу выбраться отсюда, мне надоело торчать в этих стенках...
- Шшшш... тише. Тише, смертные глупы, смертные не знают, на что покусились. Подожди чуть-чуть, недолго осталось.
- Я ждал пять сотен лет,  а мы можем подождать еще немного. А потом мир станет...
- ... нашим. Только нужно вовремя...
- ... найти тела. Я хочу тело. Я хочу настоящее физическое тело, я хочу причинять боль и чувствовать ее.
- В полночь...

- До полночи осталось всего ничего! Народ, нароОоод! МИНУТОЧКУ ВНИМАНИЯ! - громко хлопнул ладошами Микеланджело, в легком возмущении взирая на своих товарищей. В кои то веки - серьезный Микеланджело! Недовольно зыркнув на леденец, оказавшийся в руке Донателло, подросток волевым шагом протопал прямо к изобретателю, и с сердитым видом пихнул перед его носом распахнутый мешок - окей, а теперь будь добр, положи конфетку на место, бро! Дона явно слегка сбила с толку возмущенная физиономия извечного балагура-Майка, так что умник без лишних слов молча опустил руку с леденцом в кучу угощений, вернув тот на его законное место. И лишь после этого на конопатой мордахе шутника расцвела всем привычная улыбка от уха до уха.
- Ыть, клевая шляпень... Дай ка примерить! - выкрав у слегка обалдевшего техника его драгоценный цилиндр, нахлобучив оный на собственный крашенный затылок, Микеланджело важным шагом прошелся вдоль... рядов, прежде чем Мона отняла у него шляпу, предназначенную ее возлюбленному и снова аккуратно нацепила ту на макушку Ди.
- Еще раз руки потянешь - пальцы отчекрыжу, ножницами! - громко предупредила безобразника саламандра, с непередаваемым видом поправляя костюм Донателло - сразу видно, душу вкладывала.
- Ой прям подумаешь! У меня своя есть! - надел на себя "соломку" Майк, оттянув ее чуть ли не до бровей, - И ничуть не хуже! Итак мои сладкие! Я ж еще кой чо по дороге прикупил.. где Ка... о... СУМКИ ГДЕ? Где сумки, я тебя спрашиваю?! - Ни слова не говоря больше, черепашка сорвался с места, промчавшись мимо снимающей куртку Караи, но быстро вернулся, буквально через минуту, широко ухмыляясь, весь нагруженный подарками.

Утолив ненасытный голод Алопекс сахарным пирогом, что купил в одном из магазинчиков, остальным девицам он раздал по карамельному яблоку, высыпав тонну комплиментов их непревзойденным нарядам. Рафу он всучил банку сгущенки. Это действительно была банка сгущеного молока... Со вкусом рыбы. - Ты только глянь братишк - суши плюс сгущенка! - погыгыкал над сморщенной физиономией принюхивающегося саеносца он, в то время как девушки расселись на диване, пытаясь откусить кусок от круглых, глянцевых красных яблок. Они делали это весьма женственно... пытались во всяком случае. С Ло было все гораздо проще - ей сладкое яблоко Майк пихнул в зубы сразу после пирога, и песец не особо заботясь об этикете бодро им хрустела рядом. Караи Микеланджело преподнес шипучий леденец на палочке в виде эм... ступни, ну вы поняли. Дону достался кофейный "тик-так", - Твое дыхание всегда будет свежим! Только не перебарщивай... - А Лео искусно сделанный мармеладный чили-перец, - Он сладкий, чо ты так недоверчиво смотришь!

До полуночи оставалось минут десять, так что у всех было время испробовать свое необычное угощение, запастись мешками и коробками для сбора вкусностей - и можно было в путь! А пока Майк то и дело крутился вокруг друзей, постоянно тыкая в их необычные одеяния пальцами, поражаясь и восхищаясь чужим нарядам; вот он дернул одну из роз в туго закрученных локонах Лизы, за что та чуть не ткнула ему надкушенным яблоком в глаз, вот он снова подкрался к Донателло сзади, хищно нацелившись на его головной убор, а когда его "засекли", обернувшись, не растерялся и покрутил стрелки выглядывающих из-под пиджака часов. Вот попытался стырить у Лео его винтовку и пробежал с нею круг по комнате, пока Караи ту не отняла. Или занялся тем, что завязал на шее Ло симпатичный бубенчик на красной ленточке, совсем превратив ее в кошачье подобие, скручивая кончики ушей в кисточки. Он даже Кланка притащил, якобы, "знакомить" с новой кошкой в доме...

До полуночи ровно пять минут...

Уже скоро... 

+2


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Альт Вселенная » [A] Not Happy Halloween. [18+]