Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » V игровой период » [С5] Из огня да в полымя


[С5] Из огня да в полымя

Сообщений 1 страница 10 из 12

1

https://i.gyazo.com/ab001af84a0653ac22c3a961f2a55d79.png

Место и время: 17 июля, поздний вечер; заброшенная лаборатория кренгов
Участники: Салли Прайд, Мезкаль, Леонардо, Тао Шан, Моукошан, Караи, Ниньяра, Рафаэль

Краткий анонс:

Отряд солдат-фут совершает дерзкий и непредвиденный набег на одну из тщательно замаскированных лабораторий инопланетной расы кренгов. Впервые за долгие годы, пришельцы не успевают замести за собой все следы: в клетках остается немало обращенных ими мутантов, в том числе молодая львица, только-только осознавшая себя, и некая Мезкаль — пришелица из альтернативного будущего, пойманная кренгами и под завязку нашпингованная биомеханикой. К счастью для последних, в происходящее вмешиваются Ниньяра и Рафаэль... Да вот только их противники тоже не лыком шиты и оказываются во много раз сильнее, чем они думали.

+2

2

Ей снился родной Прайд. Самка-мать и вечно лежащий на камне, отец. В воздухе витал запах крови и лапы были грязные, точно львица пробежала на них не через одно болото или десяток луж. Опустила морду, принюхалась и сморщинила нос. Тоже кровь, но не добычи. Чужой львицы, решившей покуситься на окапи их прайда, за что и была хорошенько подрана. Легкий ветер постепенно набирал обороты, и самка фыркнула, поворачивая мордаху в сторону очередного источника подозрительного запаха. Он сносил прочь сытый аромат крови, но другие львы словно не замечали этого. Продолжали облизываться и есть, покуда юная охотница старалась избавить себя от смердящей вони, точно целое стадо зебр сдохло за соседним предгорьем в столь долгую засуху. Было что-то странное и пугающее в этой воне, что-то ненормальное. Она лишь сделала пару шагов в сторону зловония, тяжело помахивая хвостом, но темнота обрушилась на львиное сознание, и перепуганная кошка рухнула куда-то её бездну, лапами бешено хватаясь за воздух.


Падение прервалось так же внезапно, ударяя по голове тяжеленным мешком с камнями. Ну, может не совсем с камнями, но с тушей той же окапи точно! Медленно открывая янтарные глаза, львица старается понять, что происходит с ней и почему её куда-то тащат. Секундой позже до сонного мозга начинает доходить череда предыдущих воспоминаний и в загривке просыпается следом за этим воспоминанием и другое: иглы, опыты, мучение и боль. В распахнутых глазах вспышкой ярости просыпается желание отомстить.

Когти зачесались в обоих передних лапах, которые самка ощущала еще не до конца привычно и надежно. Кажется, её тащили не те, что издевались, но и от них веяло опасностью. Инстинкты требовали освободиться и надрать каждый круп, но тело продолжало отказывать хозяйке в повиновении. Только хвост уже привычно шевелился, задевая темной кисточкой светлый пол. Разглядывая окружение из-под полуприкрытых век, львица обнаружила, что никого из знакомых её однолицых нет вокруг. Только странные существа в черных шкурах, закрывающих почти всё их розовое тело. Думать было больно и страшно, ведь кошка только сейчас поняла, что думает… Не полагается на инстинкты, а думает, точно котенком в детстве, когда шило играло под хвостом в поисках очередных приключений. Сейчас же всё было иначе. Надо было думать, твердило её измененное подсознание, и львица думала, пока её тащили молчаливые люди.

Голову наполняло безумие того, чего она не знала ранее, но каждое новое слово или образ запоминался в хищной голове. Кошка уже понимала, что её тело изменено. Заметила это в отражении одной из колб, похожей на её «дом» на долгое время экспериментов. Похожая на людей, но с звериными лапами и родной шкурой. Уши и ранее упомянутый хвост дернулись, как бы намекая о поддержки хозяйки или это просто глюк и львица снова проваливается в холодную темноту. Надо было испугаться и впасть в панику, но что толку? Она столько раз это делала и каждый раз её усыпляли или пускали в жидкость приличный разряд тока.

Люди о чем-то говорили, и львица мысленно удивилась понимаю их речи. Она улавливала каждое слово и именно это пробудило её окончательно. Разговор сводился к послушному повиновению какому-то там мужику. Нет уж! Этого ей еще не хватало, быть на поводке у очередных людишек.

Из глотки вырвался утробный рык, когда кошка почувствовала, что её собираются кинуть на пол и отправиться за другими «рабами». Довольно тяжко было подниматься лишь на две лапы, но пробуждённый самым первым коктейль из мести и злобы был отличным стимулом. Лапы были по-прежнему упругими и послушными, стоило только представить кровь и боль на лицах своих врагов. Кажется, один из самых близко стоящих к львице успел лишь повернуться, а её клыки уже впились в его тонкую, если сравнивать с телами зебр и окапи, шею. Проткнули кожу, распороли артерии и с хрустом вырвали кусок трахеи вместе с ближайшими мышцами. Весь «суповой набор» остался в пасти кошки, и та брезгливо сплюнула всё на пол, облизываясь. Теперь на неё обратили внимание и остальные, а гибкий хвост уже схватил в свои оковы странную тары с искристой субстанцией внутри. От неё тоже веяло опасностью, а один из врагов был настолько близко, что кошка смогла лишь кинуть в него этим предметом, отпрыгивая назад. Едва не поскользнувшись на крови первого убитого, львица рычит громче, чувствуя щекотку связок. Рык становится хриплым и чужим. Начинает переходить в другие звуки, наполняясь схожим с людьми методом общения.

- Раздеру, - рявкает мутантша, сверкая глазами и кидается на очередного смельчака, обещая себе, что умрет здесь лишь в сласть насладившись кровью людишек, решивших посягнуть на её свободу и жизнь.

Лапы и морда в крови, на самом светлом теле тоже осталось не много чистого места. Львица продолжает рычать и бросаться на каждого окружившего её. Ей чуть не оторвали хвост, не сняли скальп, один наглец и вовсе хотел вспороть кошку от живота до глотки, но каждый раз львицу спасала её гибкость и острые когти. Она перерезала ими мышцы и сухожилия излишне активных людей, словно те были её добычей. Собственно, они и были. Проспав столько времени, оставаясь без движения стол долгий срок - кошка сейчас наслаждалась своими новыми возможностями, разделяя про себя "до" и "после".

Она убегала в своем "до" от людей с ружьями, часто видела смерти других львов и львиц, кому не повезло убежать. Может быть, львы и хищники, но монстрами всегда были люди. Да и в "после" это осталось неизменным. Такие же загребущие лапы, такое-же желание управлять всем, чем можно. Хватать, пока хватается. Жрать столько, сколько можно, пока дурно не станет. Тогда львица этого не понимала, но сейчас ей становилось лишь противно от осознания сущности большинства людей. Перед львицей явно были не лучшие представили своего вида на данный момент.

Пол был весь в крови, а львица начала уставать. Долго ли она от себя отгоняла и убивала людишек? Духи знают только. А ведь их меньше не становилось. И каждый был опаснее предыдущего. Не долго кошке свои жизни хранить осталось. Она сжимает кулаки до уколов когтей в подушечки и хватает один из мечей с пола. Словно бы зная, как им пользоваться, хвостатая бросается вперед с новой силой. Пусть попробуют взять её живой, лысые крысы.

+4

3

Мез не знала, что за ней наблюдали с самого начала. Появившись в ином времени, определить, что это Нью-Йорк проблемы не составило, а вот с остальным был напряг. Она и не подозревала о том, что будет так трудно обеспечить собственную безопасность в этом, как оказалось, совершенно незнакомом мире, в котором совсем нет мутанималов. Здесь все было так… странно. Красиво и необыкновенно шумно, но странно. Многое отличалось от будущего, и лишь схожие с ним вещи помогали освоиться, конечно, не без труда. Скрываясь от людей на окраине мегаполиса, желтоглазая была, как ей показалось, замечена кем-то совсем другим, скорее всего к человеческому роду не относившимся вовсе, на самом деле изучавшим и преследовавшим ее. По всей видимости, эти создания решили, что Мезкаль может быть им полезна, посягнув на ее свободу и шокировав как в переносном, так и в прямом смысле данного слова. В последние секунды перед тем, как потерять силы, шатенка осознала, что ее разум застилает тьма.

_______________________________________

The fire's gonna burn
The world is gonna turn
The rain's gotta fall
Fate is gonna call
But I just keep on breathing
As long as my heart is beating


  Огромные, зеркальные высотки, окруженные водой вместо асфальта и облаченные в зеленую тину на первых этажах, впечатляющие цветочные сады на их крышах, воздушный транспорт повсюду, причудливые парки на возвышенных строениях с громоздкими статуями. Родные края далеко от города, лес с раскидистыми кронами деревьев и свежим воздухом, живописные пейзажи с переходящими из одного цвета в другой рассветами и закатами, потрясающим звездным небом по ночам. Она могла хотя бы видеть свой дом, но после единственного возвращения в сознание, волчицу окружила непроглядная черная завеса, снова отделяя от реальности. Тогда она ненадолго очнулась с пронзительным звоном в ушах среди света, слишком яркого для того чтобы что-то увидеть, непонятно где и по прошествии скольких минут \ часов \ дней. А дальше… Сложно это назвать сном или чем-то подобным. Не было ни страха, ни отчаяния, ни сожалений, как и других чувств в принципе, будто ее накачали какими-то препаратами, искусственным способом заставляя забыть все, что снаружи, и утонуть внутри себя самой, выведя из строя полностью и надолго. Лишь пустота за спиной, неизвестность впереди, и даже никаких ощущений физически. Вообще. Как при анестезии. Мезкаль провалилась в глубокое и бездонное пространство, захлебываясь и безуспешно пытаясь выбраться из него. Она просто не могла прийти в себя, и похоже застряла на этом экипаже, или куда там попала в конечном итоге, в неведении, что с ней делают. Что вживляют в антропоморфное тело, не меняя его внешне, но… превращая в машину для убийств.


Someone's gonna hate
It's never gonna change
Gets harder every day
It's a hell of a place
To keep your heart from freezing
To keep yourself believin'

  Наконец наступает момент, когда что-то вывело волчицу из анабиоза, позволяя вынырнуть из мертвой тишины, так надолго оглушившей ее. Грудная клетка вздымается при резком вдохе, Мез рывком подхватывается в сидячее положение и начинает судорожно, шумно глотать воздух. Взгляд распахнутых глаз бегает по окружающей шатенку надежной стеклянной тюрьме; пульс  учащается, все жизненные процессы организма восстанавливают нормальную скорость; толстая пелена, заслонившая уши сменяется отдаленными звуками, которые все четче и громче слышатся на фоне собственного дыхания, а голоса перестают повторяться эхом в темноволосой голове. Не успев толком оглядеться, хвостатая обнаруживает, что тут же привлекла внимание людей в черном, единственным плюсом которого было устранение прозрачной преграды между ней и всем, находящимся по ту сторону клетки. Вместе с последующими действиями и полнейшим молчанием, это внимание стало их большой ошибкой. Судя по экипировке чужаки – ниндзя. Такие воины тоже жили в ее времени, но если Мез и видела когда-то именно этих, то сейчас точно не могла узнать, потому что с усилием вспоминала кто она сама такая.


And I won't run
I'm not afraid
I look 'em in the eye
They're gonna hear me say
My life, my love
my sex, my drug, my lust
My god, it ain't no sin
Can I get it, can I get an amen?

  В пятипалых руках, переносивших шубку с дредами куда-то мордой кверху, она тут же начала брыкаться, быстро ощутив прилив сил в не совсем еще привычном теле… оно чувствовалось по-другому, не так как раньше, будто налилось свинцом. Люди, пытаясь угомонить носительницу замутненной головы ударами и тем самым подливая масла в огонь, откровенно пользовались ее растерянностью. Правда, долго это не продолжалось: один момент и в солнечное сплетение человека пришелся тяжелый толчок лапой, вырвавшейся из его рук, которая потом согнулась в колене и была поставлена на твердую поверхность пола, как и другая. Управлять собой в таком состоянии было непросто, но толчок получился сильным и оттолкнул неприятеля в сторону, избавляя Мезкаль от одной из оков. Дальше в ход она пустила когти, проткнувшие перчатки следующего обидчика, и ранила его ладони, сжимавшие тонкие бордовые запястья. Вцепившись так, что железные украшения грозились пройти кисть мужчины насквозь, краем глаз дредастая узрела солдат, идущих на подмогу сослуживцам. Глупо было изначально надеяться донести ее такой маленькой группой, полагаясь на слабость только что очухавшейся тушки. Они не знают, с кем связались, да и честно говоря, койот сама не знала этого.
  Ниндзя отдернул обе руки и уже собирался вырубить волчицу, да вот только она среагировала быстрее, чем он успел это сделать. Обернувшись и занося правый кулак для удара по известному месту, Мез вдруг услышала очень близко грохот пальбы… исходящий от ее собственной лапы. Человек уклонился от выстрелов, но и бестия без промедления направила выдвинувшуюся пушку на противников, на миг остановившихся, но не думавших давать ей встать. Не было смысла размышлять, оказавшись в таком невыгодном положении. Она старалась не пропускать и не подпускать никого, осыпая людей свистящими в воздухе патронами. Левая рука опиралась о пол, Мезкаль хотела подняться на ноги, что пока не выходило – в полностью нагое тело зооморфа глубоко впились несколько сюрикенов, застав волчицу врасплох. Она на мгновение застыла, давно не испытывая боли, а сзади кто-то подошел и атаковал по правой руке. Девушка вовремя ее опустила и в полуобороте, наконец, вмазала левым кулаком тому в область паха, на что воин согнулся и почти отчалил вбок. Да вот только загребущие мохнатые лапы сцапали парня, помогая ушедшей в ту же сторону от выпада другого противника хозяйке быстро подтянуться и уже наверху отвечать оппоненту ударом коленкой по тому же драгоценному месту. Затем она выбила у него холодное оружие, которым герой что-то размахался. Пока Мез отвлеклась, ее настиг еще один враг, желавший зарядить ушастику рукоятью катаны по шее, но и он удачно получил пуль в живот, когда желтоглазая перехватила человеческую руку на полпути и приставила дуло впритык к незадачливому туловищу.

My grace, my church
My pain, my tears, my hurt
My god, I'll say it again
Can I get it, can I get an amen?


  Все воспринималось на ином уровне, даже лучше, нежели когда она была мутанималом, но… кто она теперь? Мельком оглядывая помещение в коротких промежутках между наступающим неприятелем, медово-золотистые глаза заметили кого-то похожего на животное, которого люди откуда-то тащили мимо. Скорее на интуитивном уровне сообразив, что она здесь не одна такая, хвостатая специально отпрянула от бьющейся с ней группы в сторону, чтобы взглянуть на содержимое этого зала. Разумеется, воины тут же отступили за ней, но Мез уловила достаточно. Тут было множество мутантов, неподвижно лежавших в своих камерах. Волчица догадывалась, что с ней произошло, пусть и не представляла, куда и для чего ее хотели забрать ниндзя с алыми знаками. Они налетали отовсюду, это начинало доставать дредастую представительницу волчьего рода. Зато бодрило. Спустя некоторое время Мезкаль уже на полную катушку использовала все приемы из своего арсенала, даже позаимствовав у кого-то вакидзаси. Не нож, конечно, но сойдет. 
   Совершенно не было времени думать, кому и зачем они все нужны. На все помещение гремел рык шатенки, свирепо защищающейся от безжалостных захватчиков, бессовестно окруживших с виду хрупкую девушку. Девушку, сейчас раздававшую каждому по порции люлей, пойманную когда-то и автоматически настроенную против любого, кто осмелится ее тронуть. А еще, хорошо умеющую искромсать лезвием особо невезучих. Тени тут отнюдь отсутствовали, и было прекрасно видно, как каждую минуту новые капли крови, как чужой так и своей, падали на темно-бордовую шкуру, в тон украшая ее мечущуюся среди крепких силуэтов фигуру со сверкающими подступающим безумием глазами.

Life is gonna kill
Faith is gonna blind
Hope is gonna fade
The truth is gonna lie

Sometimes there's no reason
To justify the meaning
And I won't run
I'm not ashamed
It's gonna take more than this for me to break....

Отредактировано Mezcaal (2016-09-11 02:27:51)

+5

4

[AVA]http://savepic.ru/11384907.jpg[/AVA]
This is where the pain comes from
This is how the payback sounds
This is why the fire goes up
This is why the walls come down

Странно все это было. Датчик, настроенный на поиск мутагенной сыворотки или любой другой субстанции, способной видоизменять живое существо, будь то человек или зверь, отчетливо сигнализировал о наличии неподалеку места с довольно внушительным количеством мутагена. Судя по силе сигнала, там должна быть какая-нибудь лаборатория или даже целый завод, где пришельцы безнаказанно ставили опыты с мутагеном, шлифуя состав вещества. Прищурив льдисто-голубые глаза, Леонардо с легким недоумением всматривался в сенсорный экранчик датчика, где пестрела трехмерная карта города с отмеченными бирюзовыми областями предполагаемого скопления мутагененного вещества. И, судя по яркости и насыщенности цвета, здесь его было довольно прилично. Если бы не одна проблема. Сигнал шел с моря.
- Надеюсь, нас не ждет военная подводная лодка, - пробормотал себе под нос Лео, легким касанием пальца в кожистой перчатке прожимая на экране функцию повышенной чувствительности датчика. - Впрочем, я не исключал бы такой возможности...
Зажав устройство в лапе, он повернулся всем корпусом к своему небольшому отряду Фут, который стоял позади него и смирно ожидал указаний.
- Нам придется пересечь береговую линию, чтобы добраться до места предполагаемой лаборатории пришельцев - креенгов, - лидер обвел сосредоточенным взглядом воинов, чтобы убедиться, что его слушают, и продолжил, махнув рукой в сторону: - Датчик показывает местонахождение мутагена в двух километрах отсюда, как раз там мы и объединимся с первым отрядом. Все ясно?- все ниндзя, облаченные в черную униформу с красной эмблемой Фут, синхронно закивали головами, словно болванчики. Или почти все... Насупив брови, Леонардо уставился на довольно крупного парня в своем отряде, который что-то оживленно шептал товарищу по строю, размашисто жестикулируя руками. - Тао, тебе ясно, что я только что сказал?ТАО!
Ему даже пришлось существенно повысить голос, чтобы достучаться до подчиненного. Тот, резко подскочив на месте от неожиданности, мигом выпрямил спину, шлепнув ладонями по швам и задрав пухлый подбородок к небу на солдатский манер:
- Так точно, мастер Леонардо!
Мечнику оставалось лишь тяжко вздохнуть, в очередной раз недоумевая над странной прихтью Караи, которой вдруг вздумалось пополнить ряды ниндзя Фут добровольцами, буквально с улицы “по объявлению”. Они не были профессионалами, их никто ничему не обучал, кроме самоучителей и мастер-классов на Ю-Тубе, да и были они по сути лузерами, знавших об искусстве ниндзюцу лишь из кино и сериалов. Всех этих ребят объединяло одно: страстное желание стать членами могущественной преступной организации Клана Фут. И их приняли, даже несколько месяцев занимались с ними, но, на скромный взгляд Лео, полученных навыков явно не хватит для настоящего боя. Тем более с инопланетянами, если, конечно, их удастся застать врасплох.

Знали бы они все, во что ввязались...

You ain't never been in these shoes
Never know a word that I'm saying
So the only thing to keep the blood flowing
Is to let you know I'm not playing


Леонардо поднял ладонь, жестом командуя сигнал «стоп!». Достав сенсорный датчик, он снова сверился с ним и с удивлением обнаружил, что тот буквально искрился от обширного сосредоточения в этом месте. Нет, черепашка, конечно, не вчера родился и, считай, уже многое успел повидать за свой небольшой возраст, просто… Как-то в голове не укладывалось, что креенги решили развернуть лабораторию в…нефтяном танкере? Прочно врытом килем в песчаное дно берега, с облупившейся краской от воды, соли и водорослей, и гигантской пробоиной в районе кормы. С другой стороны, кому придет в голову искать инопланетных пришельцев здесь, верно? Ну разве только Ороку Саки, охочего до любых возможностей пополнить свои бесконечные ряды воинов новыми мутантами.
Спрятав поисковое устройство в одну из кожаных сумок на поясе, Лео поискал глазами отряд Караи, который должен уже был появиться здесь и присоединиться к ним, прежде чем идти внутрь.
- Степень опасности мутантов неизвестна. По нашим расчетам, они должны пребывать в анабиозе как подопытные образцы, но… я бы не был так уверен, - мечник кивнул подоспевшей Караи и, добежав до пробитой обшивки корабля, неслышной тенью скользнул внутрь. – За мной, чего стоим?
На счастье Леонардо и его подопечных, эта лаборатория явно относилась к мобильному типу организации, когда нужно по-быстрому устроиться в каком-нибудь безлюдном месте для закрепления работы по основным экспериментам и также иметь возможность по-быстрому свернуться при малейшей опасности. Из охранных систем здесь висели только видеокамеры, очевидно основную силу здесь составляли солдаты-креенги. К слову, никаких следов охраны не было, но зато было сильно заметно, что пришельцы так срочно ретировались, что даже не успели закончить начатую работу – везде мигали включенные мониторы, в клетках сидели подопытные животные, а на столах стояли колбы с той самой бирюзовой жидкостью, за которой Клан Фут и явился.
- Смотри, Караи, - Леонардо махнул рукой на одну из клеток, которая больше напоминала аквариум из пуленепробиваемого стекла. – Там что… львица-мутант?
Повинуясь приказу Караи, ниндзя горохом облепили ее клетку и, наскоро вскрыв замок, благодаря оставленной пришельцами магнитной карте, схватили бездыханное тело мутантки за руки и ноги. Не сумев скрыть презрительную мину, Лео отвернулся от соклановцев, чтобы никто не смог заподозрить явные перемены в душе лидера.
«Домой хочу. К братьям, отцу…»
Внезапно за его панцирем раздался страшный рев и грохот. Резко обернувшись, мечник округлил глаза от того, что увидел – две мутированные пленницы, львица и койот, творили сущую вакханалию, штабелями расшвыривая несчастных бедолаг по всей лаборатории.
- Что за... Скорее! В оборону! - на всем ходу достав из ремня нунчаку, черепашка в одном прыжке оказался за спиной у первой попавшейся мутантки – львицы, и, уловив момент, дабы не словить когтями в рожу, пережал металлическим шнуром нунчаки горло Салли, притянув ее себе на пластрон.- Спокойно, девочка, - ласково, словно ребенку, шепнул ей на круглое ухо Леонардо, чуть ослабив хватку, чтобы ненароком не удушить пленницу. – Я не причиню тебе зла. Я просто хочу, чтобы ты успокоилась.

Отредактировано Leonardo (2017-04-16 20:08:24)

+3

5

Это... было... потрясающе.

Нет, ну правда же. Если бы Тао сказали эдак месяц-два тому назад, что он будет принимать участие в самой настоящей тайной миссии в компании брутальнейших воинов-ниндзя, одетых во все черное и вооруженных по последнему зубу техники... Да черт возьми, он бы не только поверил на слово, он бы из шкуры выпрыгнул от счастья! Ведь это же была мечта всей его жизни, стать кем-то нереально крутым и значимым, а в самой радужной перспективе — превратиться в величайшего супергероя всех времен и народов... И пускай сам Тао прекрасно осознавал, что такому неуклюжему недотепе, как он, до Супермена примерно как пешком до Китая, глубоко в душе он был готов пройти эту дистанцию. А в любом долгом путешествии главное — это сделать первый шаг, не так ли? Вот Тао его и сделал, без страха и сомнения (ну... почти) пополнив ряды могущественного японского Клана Фут. Вообще-то, парень ни разу не слышал о такой организации, но ему хватило всего одной полутора часовой лекции в лучших традициях небезызвестной компании "Т***ши" о том, какое это потрясающее место с потрясающей многовековой историей, а также потрясающей репутацией, планами на будущее, перспективами внутрикарьерного роста, коллективом и аб-со-лют-но потрясающим руководством, обещающим золотые горы тому, кто проявит надлежащее старание в обучении древнему и священному искусству ниндзюцу, а также купит вот этот набор омолаживающих кремов и ПОТРЯСАЮЩУЮ мини-фигурку Шреддера всего за 25 долларов перед тем, как заключить трудовой контракт. От кремов Тао, разумеется, отказался, а вот фигурку все же приобрел и поставил на полочку рядом с кроватью, чтобы по вечерам с глубочайшим внутренним благоговением смотреть на нее в тусклом свете дешевой потолочной лампочки, мысленно представляя себя в этом пафосном рогатом шлеме главы Клана... а после украдкой тащить ее за собой в душевую кабинку и устраивать эпичные морские бои на пару с затасканной фигуркой Бэтмэна, отдыхая, таким образом, после долгого и тяжелого рабочего дня.

Да... он действительно мечтал об этом всю свою жизнь. Так сильно и отчаянно, что был готов вытерпеть любые сложности на пути к своей цели. В то время, как среди нынешних, ээ, коллег? соратников? братьев по оружию? — все чаще слышались недовольные шепотки, а кое-кто вполне открыто психовал и уходил, не выдерживая стремительно ужесточающегося плана тренировок, Тао и не думал жаловаться на что-то. Он старался из-за всех сил: вновь и вновь зубрил сложные боевые позиции и ката, с непередаваемым энтузиазмом выполнял любые поручения тренера и местных командиров, увлеченно штудировал кодекс Клана во время обеденных перерывов и даже ночью, под одеялом, с фонариком в зубах, точно школьник в летнем лагере... Он неизменно делал уверенный шаг вперед всякий раз, когда все остальные делали панический шаг назад — и ничуть не огорчался тому, что в дальнейшем его использовали как одну большую грушу для битья, напротив, получая какое-то нездоровое удовольствие от всего происходящего. Спрашивается, почему его до сих пор не оценили по достоинству? Он ведь действительно из кожи вон лез, всеми правдами и неправдами добиваясь внимания к своей неповоротливой персоне, искренне желая, чтобы его поскорее заметили и выделили из толпы. Ведь он мог быть таким полезным, если бы только ему дали шанс проявить себя и свой талант! Ну, или хотя бы разок-другой похвалили... Но все казалось тщетным: на него просто не обращали внимания.

До тех пор, пока на одной из тренировок не появилась ОНА.

Заместительница главы Клана Фут. Лучшая ученица Ороку Саки. Его дочь и преемница. Госпожа Караи. Высокая, статная, с ногами от ушей, дерзко выбритой половиной черепа и кроваво-алыми татуировками прямо на лице — словом, объект тайного воздыхательства всех местных новичков и кохаев, ну и просто сама-крутость-во-плоти в глазах донельзя впечатлительного и наивного Тао Шана. Девица была хороша, спору нет, и юноша даже на пару мгновений "завис", с потрясенным лицом рассматривая ее с дальнего края шеренги, в которую их выстроил тренер за пару минут до прихода данной особы в часть. Но стоило ей раскрыть рот... Божечки! Тао в жизни не слыхал, чтобы женщины так громко и зычно отдавали кому-то приказы! Хотя, вообще-то, у него был долгий и незабываемый опыт общения с китайскими торговками на улицах того же сверхнаселенного Шанхая — тут было с кем сравнить, уж поверьте! Словом, Тао еще больше выпал в осадок, а оттого окончательно влюбился в то, что он видел и слышал перед собой, даже несмотря на то, что от голоса Караи едва барабанные перепонки не лопались. Он даже не сразу выскочил из строя, когда речь зашла о наборе добровольцев в ее личный боевой отряд, глупо улыбаясь и едва ли не пульсируя розовыми сердечками на месте глаз, но затем все же спохватился и так быстро шагнул вперед, что запнулся о собственный ботинок и эпично грохнулся прямо под ноги Караи и ее телохранителям. К счастью, никто не поднял Тао на смех, должно быть, потому, что в тот момент даже совершенно посторонние люди всерьез испугались за его жизнь... И все равно, эта неловкость здорово его расстроила — ну кто, будучи в здравом уме, захочет брать в подчинение такого увальня? Оторвав лицо от пола, Тао как-то даже жалобно посмотрел на Караи снизу вверх, точь-в-точь как униженный щенок, внутренне приготовившись к строгому выговору в свой адрес, а то и увольнению из рядов доблестных солдат Клана... Это было бы логично и ожидаемо, не правда ли? Однако, реальность в очередной раз сыграла над ним свою злую шутку. С иронией покосившись на юношу в ответ, госпожа Ороку как-то странно ухмыльнулась и сделала короткий знак замершему неподалеку тренеру отряда (бедняга, должно быть, добела поседел под своей маской, ожидая, что начальство сейчас выдаст ему крепкой бзды на пару с опростоволосившимся Тао):

Он мне нравится.

Нравится...

Подумать только! "Нравится"!

Зажмурив глаза от удовольствия, Тао с наслаждением проматывал сей момент в памяти, без конца нажимая на невидимую кнопку "повтор", точно речь шла о горячо любимом треке в карманном аудиоплеере. Эти слова... этот взгляд, эта улыбка! Кажется, впервые в жизни кто-то по-настоящему большой и важный обратил свое царственное внимание на простого китайского паренька, сразу же разглядев глубоко (нет, реально, очень глубоко) сокрытый в нем потенциал. Честно говоря, Тао до сих пор слегка потряхивало от волнения, когда он вспоминал о событиях минувшей недели: сразу же после того, как Караи решила взять здоровяка под свое крыло, Шана и еще несколько счастливчиков перевели в другую боевую часть, где им была немедленно выдана новая униформа, все отличие которой заключалось в одной-единственной детали — особого вида красной нашивке на плече, выдававшего в Тао не какого-то там скромного рядового бойца, а участника элитного отряда под предводительством ни много ни мало, а самой госпожи Караи. Но самое удивительное ожидало новеньких впереди, когда их, уже переодевшихся и слегка пообвыкшихся к царящим кругом переменам (а перемен было великое множество, начиная переселением в отдельную комнату и заканчивая совершенно другим меню в местной столовой, надо сказать, куда более вкусным и сытным, по сравнению со старым, уж это-то Тао сразу заметил и оценил по достоинству), впервые вызвали на ковер к начальству и представили здешним капитанам отрядов. Надо сказать, очень крутым и внушительным ребятам, и не только потому, что у них были такие серьезные лица с холодными взглядами и волевыми подбородками, отнюдь. У этой суровой парочки было еще одно важное отличие от всех других солдат, делавшее их поистине уникальными не только в глазах Тао Шана, но и все человечества: они были мутантами.

То есть, серьезно — эти двое не были людьми. Вообще.

И если старина Тао воспринял сие обстоятельство скорее позитивно, нежели негативно (черт возьми, это были настоящие, мохнатые, всамделишние мутанты! будто из комиксов или научно-фантастических фильмов — как тут удержаться от восторженного попискивания?!), то в глазах его товарищей отчетливо можно было прочесть весь охвативший их скрытый ужас и общее желание немедленно написать официальное заявление об увольнении. Естественно, их страх, равно как и нездоровый восторг Тао Шана, не мог остаться незамеченным... И пока сам Тао с приоткрытым ртом пялился то на пушистый хвост Мастера Моукошана, то на узорчатый панцирь Мастера Леонардо, из-за всех сил подавляя в себе желание незаметно потыкать их пальцем, госпожа Караи с присущей ей самоуверенностью напомнила вдруг резко застеснявшимся бойцам о том, что они все подписали контракт и не могут подвести свой Клан, поддавшись минутной слабости. Ведь они были призваны в этот отряд далеко не просто так... Прямо скажем, Тао не шибко много понял из всего услышанного. Вроде как, им предстояло отыскать некую секретную базу врага и обезвредить ее — причем максимально быстро, тихо и незаметно, как и полагалось настоящим ниндзя. Речь также зашла о спасении нескольких мутантов из плена космических пришельцев (на этот моменте, Тао, не выдержав, все-таки тихонько запищал от охватившего его детского восторга), что, вне всяких сомнений, было очень важным и ответственным делом. Происходящее все больше напоминало сюжет какого-то модного компьютерного шутера, в котором он, Тао, выступал чуть ли не главным игровым персонажем. Казалось бы, самое время напрячься и почувствовать неладное — даже такому простодушному и доверчивому парню, как Тао Шан...

Но куда там.

Поверить не могу, — страстно нашептывал юноша своему куда более молчаливому и угрюмому товарищу по команде, в то время, как возглавлявший их отряд Мастер Леонардо пытался сориентироваться на местности при помощи некоего причудливого навигатора в своих не менее странных на вид трехпалых ладонях. — Наша первая миссия! Мы будем сражаться с пришельцами, чувак! Ты понимаешь, насколько это офигенно?! — на этих словах, Тао смачно всплеснул обеими руками в воздухе, попутно возбужденно посемафорив огромными красными "глазами"-линзами, отдаленно напоминающими маску Человека-Паука. Стоявший рядом футовец все также молча подвинулся в сторонку, видимо, побоявшись угодить под раздачу. — Настоящие! Пришельцы! Из космоса! Однажды я видел сон, в котором я и Зеленый Фонарь вместе спасли Землю от инопланетного вторжения, материализовав огромную кувалду размером с Луну — так вот это и в половину не так круто, как то, что мы сейчас будем дела...!

ТАО! — громкий оклик командира вмиг заткнул безудержный поток болтовни, к явному облегчению всего отряда. Спохватившись, Тао резко выпрямил спину и даже отдал честь в темноту, состроив для приличия самое серьезное из своих лиц.

Так точно, мастер Леонардо! — вскричал он чуть ли не на весь берег, за что тут же словил протяжное шипение сокомандников. — То есть... так точно, мастер Леонардо! — уже шепотом повторил Тао, а затем, сдавленно хихикнув чему-то, на цыпочках двинулся по песку следом за остальными бойцам — и как им удавалось оставаться такими собранными и невозмутимыми! Чем ближе их отряд подбирался к заброшенному танкеру, тем сильнее колотилось сердце бедолаги и тем шире отвисала его массивная нижняя челюсть: все-таки, он ни разу не видел таких огромных кораблей... Неужели эти "крээнги" и вправду решили спрятать здесь свою лабораторию? "Отпааад!" — на миг задержавшись снаружи, Тао еще разок восхищенно повертел головой по сторонам, рассматривая мрачные контуры полуразрушенной палубы... а затем спешно юркнул внутрь вслед за объединившимся отрядом, вынужденно тащась в самом его конце: пускать Тао вперед было все равно, что намерено включить пожарную сигнализацию, а затем еще проорать во весь голос "милая, вот и я!", притом громко и размашисто стуча каблуком по полу и кулаками по стенам. Словом, так себе затея. Правда, на сей раз Тао умудрился-таки целых несколько минут не шуметь и не привлекать к себе лишнего внимания. Его пухлощекое лицо под маской в кои-то веки приняло самое озабоченное и серьезное выражение, какое только можно было на нем представить: все же, они пришли сюда, чтобы спасти невинных жертв инопланетных ученых, а значит, любая ошибка запросто могла стоить чьей-то жизни. Поэтому юноша максимально сосредоточился на своих движениях, старательно подавляя звук каждого шага и аж вспотев от усердия. Впрочем, он все же не сумел удержаться от протяжного и восхищенного вздоха, как только бойцы проникли в лабораторию кренгов: кто бы мог подумать, что в глубине заброшенного танкера обнаружится такая высокотехнологическая красота?

Похоже на декорации к Стар Треку или Звездным Воинам, — прошептал Тао все тому же спутнику по команде, пристроившись ему на хвост и шумно дыша в затылок при каждом движении: так велико было его волнение. — Боже мой, я сейчас умру, это таааааааак крууууутооо... — взгляд здоровяка упал на один из гладких металлических столов, как видно, использовавшихся для ведения тайных экспериментов. — Эй! Эй, Бронски! Смотри, похож я на Дарт Вейдера? — воскликнул он гыгыкающим шепотом, схватив брошенную впопыхах маску (или, правильнее сказать, "лицо") от механического костюма кренгов, в котором, возможно, некогда расхаживал один из них, и прижав ту к собственному круглому лицу. В этот момент, потухшие окуляры устройства вдруг зажглись призрачным розоватым свечением, и Тао тут же с тихим писком выронил свою находку. Железяка с грохотом укатилась куда-то под шкаф, мигнув на прощание обоими визорами. — Упс... оно само в руки прыгнуло, — оправдываясь, пробормотал Тао в ответ на десяток устремившихся на него мрачных взглядов. Дождавшись, пока соратники вновь отвлекутся от его неуклюжей и шумной персоны, китаец, тем не менее, снова потянулся руками куда-то в темноту, на сей раз, привлеченный мерным гудением какого-то большого и грозного аппарата с совершенно непонятным пультом управления, куда больше напоминающим экран сенсорного монитора, чем привычную взгляду и уму панель с кучей симпатичных кнопочек. Любопытства Тао сей факт, впрочем, нисколечко не унял. — Хмм... а эти крээнги продвинутые ребята, оказываются. Глядите, Мастер Леонардо! Госпожа Караи! — позвал он уже чуть громче. В маске стало совсем уж жарко, и Тао решительно стянул ее с головы. Фух, и как они так долго в этом ходят!... — Я что-то нашел, может, это как-то поможет нам освободить тех бедо... лаг, — случайное нажатие пальца — и с потолка над головой у опасливо притихшего Тао свешивается внушительных размеров боевая не то пушка, не то боевой лазер, и с треском выстреливает ядовито-голубым лучом куда-то в сторону, оставив после себя внушительную вмятину на внутренней обшивке танкера, после чего отражается в противоположном направлении, изящной молнией пролетает точно промеж широко расставленных ног Караи и гаснет, врезавшись в стену в сантиметре от уха Мастера Моукошана.

Неловкий момент... так, кажется, это называется.

...простите, — слабо пискнул Тао в свое оправдание, перехватив убийственные взгляды обоих командиров, и неловко спрятал ладони за спину, вздернув накаченные плечи к оттопыренным под маской ушам. Как глупо и неловко получилось... а ведь он просто хотел помочь.

Займись делом, ты, идиот, — размашистым шагом приблизившись к опасливо съежившемуся на месте пареньку, Караи довольно-таки грубо толкнула его рукой к одной из клеток, вынуждая присоединиться к другим футам. — Помоги выгрузить этих тварей и не доставляй лишних неприятностей, если не хочешь очутиться на их месте. Болван, — еще немного поругавшись на японском, девушка все с тем же сердитым выражением лица отошла прочь, оставив Тао украдкой глотать сопли от расстройства и обиды.

Так точно, госпожа Караи, — уныло откликнулся Тао, всем корпусом разворачиваясь обратно к спящим мутантам. Однако прежде, чем здоровяк успел сделать и шагу, прямо за его спиной раздался чей-то оглушительный рык, от которого аж в груди похолодело. Испуганно вздрогнув, Тао вновь повернулся на месте и во все глаза уставился на пробудившееся существо, умудрившееся не только очнуться и подняться с пола, но и раскидать часть солдат по помещению, оставив себе на память часть дыхательной трахеи одного из несчастных. Вообще-то, Тао был не шибко силен в анатомии, но даже его более чем скромных познаний в этой области хватило, чтобы понять: в зубах мутантки болталась чья-то плоть. Кровь густо капала на пол под когтистыми лапами незнакомой мутантки, не то львицы, не то еще какой крупной и очень сердитой кошки, умудрявшейся каким-то образом стоять вертикально, на человеческий манер, и с утробным ревом отбиваться от растерявшихся бойцов. Часть новичков (а именно им поручили разгружать клетки с неизвестными мутантами) просто замерла на своих местах, не имея ни малейшего представления о том, как и им реагировать не все происходящее, судя по всему, напрочь парализованные охватившим их ужасом. Кое-кто, впрочем, все же попытался сунуться вперед, видимо, желая помочь своим раненным товарищам — и практически сразу поплатился за это, оказавшись точно в зубах рассвирепевшей мутантки. Каждый взмах крепкой звериной лапы сопровождался неприятным для ушей хрустом ломаемых костей и разрываемых кожи и мышц, а также тугими и вязкими брызгами крови и других биологических жидкостей, изобильно проливавшихся под ноги присутствующим. Тао, честно говоря, вообще не понимал, что такое происходит и насколько это опасно конкретно для него самого. Ранее дремлющий инстинкт самосохранения, впрочем, все-таки заставил его попятиться на пару шагов назад, но парень тут же замер, увидев, как львица резко обернулась в его сторону и теперь смотрела прямо ему в лицо, морща испачканную кровью переносицу. Желтоватые клыки влажно поблескивали в приглушенном освещении лаборатории...

Н-не надо... стой, — вяло пролепетал Тао в свою защиту, поднимая руки на уровень груди и беспомощно закрываясь ими от низко урчащей хищницы. Господи, не надо, ну правда же! Пощади!... — Стой, я не хочу с тобой драться!... Ай!... — невесть откуда взявшаяся в лапах мутантки канистра со странным светящимся веществом, больше напоминающим по своей консистенции самый обычный детский "лизун" пронзительного зеленовато-голубого оттенка, со свистом полетела точно в голову бедолаги, грозя проломить ему череп своим тяжелым острым краем. Вообще-то, контейнер и впрямь оказался увесистым... Настолько, что Тао, крепкий и высокий парень, претендовавший на звание первого богатыря на деревне, не смог удержать равновесия и упал, оглушенный сокрушительным ударом по лбу. Разбившееся стекло щедро осыпало его своими мельчайшими осколками, а след за ними хлынуло и само инопланетное содержимое канистры, в несколько мгновений залив Тао лицо, грудь, живот, руки — словом, почти всю верхнюю половину его тела. Мутаген (а это был именно он, чего сам Тао, разумеется, не знал), оказался удивительно холодным и склизким на ощупь, он даже пролиться нормально не смог: распался на вязкие желейные куски, на манер ртутных шариков раскатившись по сторонам... Тао зажмурился, спасая глаза от подозрительной жижи, внутреннее догадываясь о том, что это может оказаться опасным химикатом и повредить ему зрение, и принялся лихорадочно вытирать лицо ладонями, уже ничего не видя и почти не слыша за криками раненных бойцов, громогласным рычанием и шумом перестрелки. Кожу нестерпимо жгло, все сильнее и сильнее, с каждым новым ускользающим мгновением — неужели кислота?...

Спасите, — прокричал Тао, впрочем, без особой надежды на то, чтобы быть услышанным. — Кто-нибудь, на помощь!... — парень, задыхаясь, перекатился на живот и слепо попытался встать на четвереньки, отползая куда-то в дальний угол от завязавшегося посреди лаборатории боя. Слава богу, эта чокнутая львица больше его не преследовала... Тао при большом на то желании не смог бы сейчас от нее отбиться.

Отредактировано Tao Shan (2016-09-16 01:36:16)

+4

6

[AVA]http://savepic.ru/11465218.png[/AVA]

Love, it will get you nowhere
You are on your own,
Lost in the wild.
So come to me now,
I could use someone like you,
Someone who kill on my command
And ask no questions.

По правде говоря, Моукошану было откровенно скучно. Он вообще терпеть не мог ходить в миссию с кем бы то ни было, а тут целым строем требовалось всего-то обчистить лабораторию космических пришельцев. Пришельцев, мать вашу! Не то чтобы Моукошан не верил в космические чудеса и внеземные цивилизации - ведь и его, казалось бы, самая обыкновенная лисья физиономия для людей была сродни чему-то потустороннему. За всю свою жизнь ему как-то еще не приходилось встречать инопланетян, крээнгов– и прочих представителей внеземных рас, спускающихся с небес на летающих тарелках, поэтому черно-бурый лис предпочел бы отправиться на более подходящее для его способностей дело, чем на столь откровенное мародерство... непонятно чего. На ценность образцов и материалов ему было откровенно плевать, как и на то, насколько опасной могла стать данная вылазка, если они все же столкнутся (о, боже, они существуют!) с пришельцами. Но он прекрасно знал такое безоговорочно железное слово, как «приказ» - старый пес Чин Хан хорошо учил повиновению, порой применяя к своим ученикам далеко не самые гуманные методы. Недаром его школа, откуда выходили профессиональные убийцы, славилась жесткой дисциплиной на всем Острове Туманов.

Он дернул остроконечным ухом, с невозмутимой миной слушая распоряжения юной куноичи. Ядовито-зеленые глаза буравили тонкую фигуру Караи, которая сейчас напоминала ему самопровозглашенную генеральскую дочь, сбежавшую от папаши на поле боя. Скрестив руки за спиной, он выпрямился во весь свой рост, хладнокровной горой возвышаясь над остальными солдатами Клана, которые были ниже его на целую голову. Эти парни не были недотепами с улиц, что Караи отправила с Леонардо, а представляли собой довольно серьезную угрозу и входили в состав личной охраны куноичи, беспрекословно исполняя ее прихоти. Для Моукошана повиноваться приказаниям из уст женщины, было чем-то сродни сокрушительного разгрома собственной гордости, однако пока Караи оставалась дочерью всемогущего Ороку Саки, ради покровительства которого он прибыл в Нью-Йорк, лису приходилось лишь стиснуть клыки и, засунув свою великолепную гордость в беспросветное место, делать то, что велели.
- Я понял, дэнка, - лаконично прозвучал бархатистый голос черно-бурого ниндзя, как только он услышал свое имя в кратком изложении стратегии о захвате мутированных существ и нужных ученым Клана материалов, - Будет исполнено, -скупо кивнул Моукошан прежде, чем потерять всякий интерес к дальнейшему инструктажу из уст этой хабалистой девицы. Сколько можно уже было мусолить этот несчастный план, раз за разом сверяясь с задуманным и популярно объясняя им что к чему, будто отсталым? Он прищурил раскосые глаза и повел носом, лениво принюхиваясь к безмятежному и таинственному, как сама ночь, морю за их спинами. Прибрежный воздух отличался богатым разнообразием запахов: он пах морской солью, рыбой, сгнившими водорослями, которые волны бесформенными кулями выталкивали на берег, и зловонными моллюсками, высохших на солнце. А еще стоял едва уловимый, но от этого не менее противный для чуткого лисьего носа запах нефти, свидетельствующий о недавней биологической катастрофе, разразившейся у самых берегов материка. Моукошан поморщился, скривив гримасу отвращения и повернул голову в ту сторону, где должна была находиться лаборатория креенгов, тщательно спрятанная от любопытных глаз и напичканная великолепным биоматериалом для местных ученых. Это если, конечно, верить словам куноичи и ее карманному путеводителю.
- Идем, Караи-доно?- не без тени иронии поспешил обратиться лис, которому до чертиков надоело вынужденное топтание на одном месте. - Полагаю, Леонардо-сан и его люди уже на месте, - махнув пушистым хвостом, Моукошан расцепил руки и, поиграв подушечками пальцев по паре плоских набалдашников на рукоятях танто, что были прикреплены лишь с одной стороны пояса, незаметно ото всех зевнул, не в состоянии побороть новый приступ скуки.

Лучше бы он пошел один.

- Are you a human drone?!
- Aye, sir!
- Are you a killing machine?!
- Aye, sir!
- I'm in control motherfucker, do you understand?!
- Aye, sir!

Бесшумно шагая по металлическому коридору судна вслед за Леонардо, Моукошан не забывал вслушиваться в любой подозрительный шорох и периодически оглядываясь по сторонам. Пока никаких систем безопасности им не угрожало, однако это вовсе не означало, что лаборатория была без защиты, способной в одно неосторожное движение любого идиота, оповестить крээнгов о незваных гостях.

Кстати об идиотах.

Половина собранной команды для столь ответственной (как утверждала сама Караи) миссии состояла из неопытных, но амбициозных воинов, собранных буквально с улиц и наскоро обученных базовым основам ниндзяцу. Разумеется, они даже ни разу не были в настоящем сражении, зато держались довольно заносчиво, по-видимому, возомнив себя полноправными членами самой авторитетной якудза в Нью-Йорке.
Моукошану забавно было наблюдать за ними - они очень старались ступать бесшумно, подобно теням, но, разумеется, до настоящих ниндзя этим юнцам было бесконечно далеко. “И слона разбудить можно,”- скептически хмыкнул про себя лис, когда до его слуха донесся очередной, довольно различимый лязг на палубе. С такой “музыкой”о сверхчувствительных мониторах пришельцев, реагирующих на любой незначительный шорох, и говорить не приходилось. Особенно много шума было от самого габаритного парня, замыкающего вереницу молодых воинов, идущих с оружием наперевес настороженными тройками в хвосте отряда. Он то и дело восторженно охал и ахал, чем несколько раздражал Моукошана, в принципе не привыкшего к такой компании. Но как бы лиса ни снедало желание проткнуть столь впечатлительного увальня словно воздушный шар, он все же сдержанно игнорировал выплеск эмоций Тао Шана, позволив себе лишь единственный раз приобнажить клыки, обернувшись к новобранцу через плечо.
Впрочем, черно-бурый ниндзя мигом позабыл об этом смехотворном кретине, как только их мини армия открыла овальную, довольно увесистую корабельную дверь и очутилась в огромной, практически от самого трюма, продолговатой каюте.

Ну надо же... Действительно лаборатория.

Приподняв черную бровь в легкой иронии, Моукошан отодвинул лапой крепко сбитый торс Леонардо и чуть подался вперед, с интересом разглядывая внутреннее убранство. Несколько металлических столов, на которых лежали различные инструменты, отдаленно смахивающие на хирургические, и контейнеры с сияющей бирюзовой жидкостью. Посередине каюты была вмонтирована футуристическая полукруглая стойка с десятками мониторов и датчиков, а вдоль стен стояли ряды прозрачных клеток самых разнообразных размеров, в которых и содержались подопытные образцы. К слову, пресловутых пришельцев нигде не было видно, однако все оборудование исправно работало, на автомате продолжая поддерживать сердцебиение живых экземпляров.
- Не встречал ничего подобного, - не удержался от впечатления Моукошан, когтем потрогав одну из трубок, свисающих с потолка и воткнутых в голову огромной панды, которая жалобно урчала в своей тесной клетке, изредка потряхивая круглой головой. - Эта штука опасна? - лис вопросительно взглянул на Караи, указав кивком головы в сторону стола с наполненными мутагеном емкостями. Получив ответ, ниндзя с глубокомысленным хмыком на всякий случай отступил к стене, не желая испытывать судьбу на предмет новой мутации. Ему и коренным уроженцем Острова жилось довольно неплохо, верно?

...Да и еще хотелось бы пожить, а не изжариться, словно курица-гриль от внезапно летящей в сторону его головы молнии ниоткуда. Обладающий отменной реакцией, Моукошан мигом пригнулся, в ту же секунду срывая с кожаного ремня через плечо пару кунаи, пальцами дернув их за металлические кольца. С нижнего короткого замаха он метнул стрелы в сторону нескончаемого источника сегодняшней головной боли Клана Фут - Тао Шана, который, разумеется, и активировал ненароком лазер. Кунаи синхронно врезались в стену по бокам, рядом с широкой шеей китайца, явно заставив того нехорошо так похолодеть от своей нечаянной ошибки.
- Ничего, бывает, - невозмутимо ответил лис на его извиняющееся лепетание, расправляя широкие плечи и вновь выпрямившись. - Намек, полагаю, понятен? - проследив испытывающим взглядом за поковылявшим к остальным новичкам Тао, Моукошан покосился на Леонардо, который с унылой мордой стоял поодаль Караи и наблюдал за рабочими моментами по сгребанию тел спящих мутантов и склянок с ярко-бирюзовым наполнителем. Странная реакция, однако, без должного энтузиазма борца за дело Фут.

Впрочем, это уже не проблемы лиса. Ведь прямо перед их глазами стремительно развернулась другая проблема, в виде двух внезапно проснувшихся друг за другом мутанток в образах льва и бурого волка. Сначала одна, а затем и вторая девушка, под влиянием мигом взорвавшего их кровь адреналина, активно начали расшвыривать новобранцев Клана, которым досталось участь переносить их тела. Особо невезучие свалились замертво под мощными когтями и клыками обезумевших созданий, остальные неуклюже пытались противостоять столь кровавой вакханалии.
- Дьявол!- рявкнула на всю лабораторию Караи и, взмахнув рукой в сторону Салли и Мезкаль, буквально прорычала сквозь стиснутые зубы: - Обезвредить!
Оба антропоморфа-соклановца в один миг сорвались с места, на выручку недобитым студентам. Леонардо кинулся в сторону Салли, тогда как на долю Моукошана выпала честь утихомирить Мезкаль, к слову соседку по биологическому семейству. “Какая ирония,”- успел мрачно подумать лис, прежде чем буквально выдернуть за шиворот из-под лезвия вакидзаси особо неосторожного воина, - Куда ты лезешь, кретин?
Подопытная волчица разошлась не на шутку, с отчаянным воем метаясь среди пытавшихся к ней подступиться футовцев. Она неистово дралась и кусалась, периодически стреляя в разные стороны из биомеханического оружия, не давая никому себя взять. Нужно было что-то делать, да побыстрее.

В несколько прыжков Моукошан оказался рядом с одним из хирургических столов и, со всего размаха пнув по дальней ножке, заставил стол опрокинуться прямо на Мезкаль, чтобы сшибить мутантку с ног. Не теряя ни секунды, лис подскочил к распластавшейся на полу волчице и, довольно грубым рывком уткнув ее морду в пол, сел сверху ей на спину, используя собственную массу в качестве прессинга .
- Доигралась, радость моя, - хищно обнажил клыки лис, пригнувшись к остроконечному уху девушки. - Нехорошо, - легким взмахом хвоста Моукошан подкатил к себе валявшийся неподалеку от его лапы странный инструмент в виде шприца с длинной иглой. Сжав его в кулаке у самого основания он вдруг одним резким движением загнал иглу в запястье Мезкаль, пронзив сухожилие насквозь и тем самым временно парализовав движение всей руки волчицы со встроенным пулеметом. На всякий случай придержав своей хваткой свободную руку, попросту заломив ее девушке за спину, черно-бурый лис поднял глаза и рявкнул ошеломленным воинам, толпившимся вокруг него: - Ну чего ждете?Кидайте сети!

I'm gonna make you, I'm gonna break you,
I'm gonna make you a fucking psycho!
A fucking psycho! A fucking psycho!

Отредактировано Mokoshan (2016-09-20 23:44:46)

+4

7

Вообще-то, сознательно набирая в свою команду самых неумелых и бесполезных новичков, каких только можно было выискать, Караи и подумать не могла, что ей придется иметь дело с такими идиотами!...

Да, юная дочь Шреддера была немало наслышана о проблеме с острой нехваткой свежих кадров, царившей в американском подразделении Клана. Не по наслышке знала она и о том, до чего сложно было обучать новых бойцов древнему искусству ниндцюзу — особенно тяжело им давалось умение оставаться невидимыми при любых обстоятельствах, ну и, конечно же, далеко не всякий мог совладать с традиционным японским оружием, будь то катана или нунчаки. Глядя на этих шумных, неуклюжих бестолочей, Караи то и дело раздраженно закатывала глаза, отчаянно сдерживаясь, чтобы не отвесить кому-нибудь сочного подзатыльника... а то и вовсе не снести кому-нибудь голову с плеч тонким, как бритва, лезвием вакидзаси! Не раз и не два девушка замечала на себе косые взгляды Лео и Моукошана: очевидно, они усиленно пытались допетрить, на черта им эта орущая, спотыкающаяся толпа нервно потеющих дебилов? Ороку настойчиво игнорировала их скептические морды, теша себя мыслью о том, что, возможно, уже совсем скоро они все дружно порадуются наличию своеобразной защитной "стены" из чужих тел. Ведь неизвестно, что ожидало их в брошенной лаборатории кренгов: вполне возможно, что перед тем, как в спешке покинуть базу, эти вредные инопланетные осьминоги выпустили на волю всех своих подопытных зверюшек, среди которых могли оказаться по-настоящему убийственные образцы. А Караи не привыкла зазря рисковать воинами из своего личного отряда... Не для того она их тренировала и науськивала в многочисленных битвах! Это были ее самые лучшие бойцы, многие из которых успели стать ей хорошими, преданными товарищами, и терять их девушка не собиралась. Потому и решила набрать побольше "пушечного мяса" в дорогу, на тот случай, если кто-нибудь из местных тварей решит напасть без предупреждения.

Как выяснилось — ох, и не зря же она так подстраховалась...

Дьявол! — смачно, от всей души выругалась воительница, пронаблюдав пару мгновений за тем, как две взбесившиеся мутантки рвут на части вверенных ей футов. Она отнюдь не собиралась дожидаться, пока какая-нибудь из этих зверюг вздумает переключиться на других бойцов, а потому решительно взмахнула рукой, отдавая короткий и емкий приказ: — Обезвредить! — хорошо, что Моу с Лео не приходилось повторять дважды. Они уже и сами поняли, что нужно срочно вмешиваться в происходящее, а потому единым порывом метнулись на выручку чудом уцелевшим новичкам, спеша переключить на себя внимание их зубастых противниц. Едва только парням удалось отчасти их обездвижить, как Караи тотчас бросила новую команду приготовившимся стрелкам: — Хассурэ!

Сразу несколько сетей облепили тела отчаянно сопротивлявшихся девушек, крепко прижав их передние конечности к бокам и увесистыми грузами обернувшись вокруг мохнатых задних лап, отчего последние дружно бухнулись на залитый чужой кровью пол, не сумев удержать равновесия. Более опытные воины тут же бросились к ним, на пару с лидерами отрядов закрепляя получившиеся узлы, чтобы обездвиженные мутантки ни в коем случае не смогли вырваться на волю... А они сопротивлялись, и еще как! Завидев, что львица все никак не может угомониться, с рычанием извиваясь под ногами пленивших ее бойцов и агрессивно взмахивая распушившейся кисточкой хвоста, то и дело заезжая ею по лицам склонившихся на ней людей, Караи широким шагом приблизилась к ней и без лишних сюсюканий прижала голову мутантки к ледяной металлической поверхности, водрузив подошву ботинка на ее сморщенный, отчаянно пульсирующий висок.

Больно? Ну, а ты чего ожидала, глупая.

Лежи смирно, тварь, — с нескрываемым презрением в голосе бросила девушке Караи, еще немного надавив ступней на чужой череп, без того давно трещавший по швам от боли. — Держите ее на мушке, и волчицу тоже. Чуть дернутся — пристрелите обеих, — убрав ногу, Ороку молча отошла в сторонку, предоставив своим людям возобновить прерванную миссию по погрузке мутантов. Сама куноичи занялась тем, что неспешно прошлась по забрызганной кровью лаборатории, цепко высматривая среди стонущих на полу тяжело раненных бойцов более-менее уцелевших футов. Как она и полагала, большинство из них были уже мертвы, или близились к тому, чтобы вот-вот отдать богу душу... Остановившись возле одного из растерзанных львицей парней, каким-то чудом еще умудрявшимся оставаться в сознании, Караи задумчиво оглядела его многочисленные рваные раны, решая, стоит ли давать ему шанс, а затем, придя к какому-то итогу, направила дуло пистолета точно ему в лоб. Завидев это сквозь багряную пелену залившей глаза крови, несчастный попытался отодвинуть оружие от своего лица, вяло управляясь единственной целой рукой. Не желая мучить его сверх того, что он уже вынуждено натерпелся, Ороку молча нажала на спусковой курок, а затем все также спокойно спрятала пистолет обратно в кобуру на поясе. Раздавшийся за спиной девушки тихий скулеж заставил ее выпрямиться и обернуться к лежавшему в уголке Тао. Видок у него был, мягко говоря, отвратный: весь залитый мутагеном, нездорово позеленевший и опухший, точно на него враз набросился целый рой диких пчел, некогда жизнерадостный и оптимистичный здоровяк теперь, съежившись, наполовину забился куда-то под стол, закрывая руками заплаканное, обожженное лицо... Пока что было совершенно неясно, что с ним будет происходить в дальнейшем; было только очень хорошо заметно, что процесс мутации сопровождался для него сильнейшей болью и недомоганием. Караи все также задумчиво склонила голову набок, решая, как лучше поступить. Бросить здесь? А вдруг из него выйдет что-то по-настоящему здоровое и полезное? Тогда они мало того, что лишатся сильного бойца-мутанта, так еще и обретут в его лице опасного врага... Если же брать его с собой, то придется задержаться и как следует поломать голову над транспортировкой. И что, если его психика окажется безнадежно разрушенной? Это пока что он пребывал в до крайности плачевном состоянии, но потом он вполне мог стать чертовски опасным для окружающих... Стоило ли так явно рисковать оставшимися людьми? Караи нахмурилась, явно не зная, что выбрать.

Ну... в конце концов, чем черт не шутит, верно?

Грузите в клетку и его тоже, — приказала она наконец, отвернувшись от громко всхлипывавшего бойца. — И не вляпайтесь в разлитый мутаген. Возьмите образец вещества из разбитой канистры — посмотрим, во что превратится эта гусеница... Вот этих троих можно забрать, остальных добейте. Живей, живей, мы и так отстаем от графика! Грузите львицу и псину последними, лучше отдельно от остальных, и вколите им побольше снотворного, чтобы не перевернули грузовик! — солдаты молча засуетились, повинуясь сухим, отрывистым командам юной главы отряда. Пройдя мимо Моу, девушка одобрительно шлепнула его рукой по мохнатому плечу: — Хорошая работа, солдат. Заслуживает вкусной, сочной косточки... Лео, не зависай, у нас еще куча дел, — обратилась она теперь уже к тихонько замершему в сторонке черепашке, пристально наблюдавшему за тем, как полностью обезвреженную Мезкаль относят к выходу сразу несколько накаченных футов, крепко взявшихся за сети с двух сторон. Заметив странное выражение, застывшее на зеленой мине подростка, Караи недоуменно замерла рядом с ним, слегка приподняв тонкую изогнутую бровь. — Лео! Ты меня вообще слышишь? — резкий и требовательный щелчок пальцами перед самым носом заставил мечника едва уловимо вздрогнуть и вроде как прийти в себя. Удовлетворившись его коротким, сдержанным кивком, Караи направилась дальше вглубь почти уже опустевшей лаборатории — теперь здесь оставались только они втроем с Леонардо и Моукошаном, не считая двух мутанток и их безликих "грузчиков", вот-вот собиравшихся вынести девушек из каюты вслед за остальными жертвами инопланетных экспериментов кренгов. Остановившись напротив огромного компьютерного монитора, занимавшего собой чуть ли не всю стену бывшей лаборатории, Караи уперла руки в бока и, слегка оттопырив задницу вбок, скептично оглядела светившийся на нем внеземной шифр, куда больше напоминающий беспорядочное нагромождение мелких точек и закорючек разных цветов и оттенков.

Итак... Кто-нибудь из присутствующих может прочесть эту ахинею, или мне пора искать переводчика?

+4

8

Stand tall for the beast of America!

Этот день не должен был так закончится.

Вернее, она совсем не планировала сегодня устраивать слежку, трепать себе нервы и ввязываться в драку с пресловутыми Фут, особенно, когда у них во главе стоял бывший лидер братства Хамато. Это было совсем не честно со стороны Случая, учитывая, что буквально днем раннее неприятности и так в изобилии обрушились на мутантское братство. Встреча с гигантским ящером привела к печальным последствиям в виде измятого панциря Микеланджело, а позже, и к безумной стычке Рафаэль-чужая машина, в результате которой бедный саеносец вынужден был отлеживаться у своей рыжей пассии в башне. Умеко как могла успокаивала тревожно настроенного здоровяка, и даже демонстрации ради, - что нам Ящер, что нам Фут, когда ты рядом со мной, тут, - убедила саеносца прогуляться под полуденным солнышком по безлюдным крышам. Воины привыкли гулять ночью, или, в самом крайнем случае, на закате, когда кроваво-алый здоровенный диск "целовал" одним своим гладким, покатым краем шпили высотных зданий, отражаясь от множества окон белыми вспышками и слепя глаза. Но днем, при свете, да в час пик... А вдруг кто увидит? А как же заветы отца, мол, вы должны держаться в тени, ниндзя не ниндзя, если без надежного укрытия.
Кому просто хватит ума, чтобы посмотреть вверх и увидеть у себя над головой, с соседней многоэтажки чъи-то необычные зеленые пятки? Городские жители слишком заняты собой, слишком поглощены своими проблемами. Их взгляды всегда устремлены либо в айфоны-смартфоны-телефоны, либо под ноги, либо на светофор - всего три цели на которые обыкновенный житель Нью-Йорк сити, да и любого другого многомиллионного города, обращает свое драгоценное внимание. Ниньяру всегда забавляло то, с какой ловкостью, как умело обходят препятствия на своем пути эти "дети цивилизации". Как боец, мутанималка даже чувствовала некое уважение к столь необычным навыкам обыкновенных людей. направить бы еще это в нужное русло...
Ниньяра и сама редко выбиралась с маяка в дневное время суток, так что, как и ее приятель лисица смешно морщилась и щурилась, сквозь густую щеточку ресниц разглядывая застекленную арку одного из павильонов, украшенного разноцветными плакатами и стендами, с неоновыми вывесками магазинов, которые сейчас отсвечивали бледным, мерцающим, незаметным на фоне залитых солнцем проулков светом. Хотя уже не долго осталось наслаждаться сиянием светила и беспечным июльским деньком.  Вот и первая "рыжина" с оттенком в розовый окрасила причудливые силуэты построек, а огненная шерсть сидящей на корточках на бордюрчике лисицы преобрела малиновую насыщенность. Пустив изо рта облако едкого дыма рваной кляксой сгустившегося напротив, от зажатой в пальцах тонкой сигареты, Ниньяра склонив голову на бок наблюдала за тем, как расплывчатая дымка тает в воздухе, оставляя после себя в воздухе едва ощутимый запах вишни. Хорошие сигареты... Умеко перевернула пачку курева этикеткой к себе, с любопытством скользнув по описанию взглядом. За спиной сыто булькал со своими новообретенными питомцами Рафаэль - сегодня Умеко на славу постаралась, чтобы развлечь своего "мрачного" пупсика, начиная, кхм, с самого раннего утра. А какой романтичный обед они устроили.
Ниньяра не испытывала ни капли сожаления с бессовестного "ограбления" ресторана дорогой японской кухни, на крыше которого, собственно, они сейчас и сидели. 

Пробравшись в "люксовые" апартаменты, тщательно соблюдающие дух Японии, в которых по сути ничего настоящего и классического и в помине не было, кроме пары японцев нелегальных имигрантов орудующих на кухне, лиса аккуратно обчистила местные закрома, не особо заботясь о том, какое конкретно блюдо она ворует. Все шло в бездонный пустой мешок для мусора, не отходя от кассы подхваченный тут же. Сладкое, соленое, десерт, первое-второе, закуска... Даже суп деловито перекочевал в одноразовую посудинку и был тщательно закрыт пластмассовой крышкой. Разумеется, перед этим Умеко все попробовала на вкус, и убедилась, что ни в каком из угощений не окажется случайно... кхе... кхе... черепашатинки. Вряд ли Рафаэль обрадуется, если ему на зуб перепадет кусочек его пресмыкающихся родственников. Кроме того, она спасла четверку ярких, крапчатых, очаровательных рыбешек, плавающих в крохотном и неудобном аквариуме в опасной близости от стоящей на газу громадной кастрюльки, что угрожающе булькала и плевалась прямо в этот... фактически стакан, со жмущимися друг к другу рыбками кои. Конечно совсем не обязательно, что этих пестрых созданий хотели сварить какому-нибудь гурману и подать в устричном соку, но на всякий случай, Ниньяра и их взяла подмышку, деловито покинув опустошенную ею же просторную кухню, не забыв прибрать напоследок оставленные кем-то впопыхах сигареты в привлекательной глянцевой коробочке с рисунком фруктов. Должно быть неплохое курево, тут и к гадалке не ходи.

Вот и сидела она сейчас довольная, пообедав шоколадным пуддингом со взбитыми сливками и посасывая сладкую сигарету в качестве приятного бонуса.
Почему так хорошо не могло быть каждый день?

Ленивым жестом отщелкнув от себя бычок, рискуя уронить окурок какому-нибудь бедолаге прямо на голову, лисица легко соскочила с парапета и, покачивая бедрами и размахивая метелкой пышного хвоста. Деловито отодвинув коленом яства, коими был заставлен булькающий с рыбками мутант, мутанималка вальяжно шлепнулась тому пятой точкой на мускулистое колено, лениво закинув локоть за широкое, бугрящееся бицепсами плечо. - Мне кажется вон тот на тебя похож. Смотри как он губки в бантик складывает, - умилилась Ниньяра, постучав когтем по прозрачному стеклу аквариума, - Ты тоже так делаешь, моя большая рыбка, да? - оставив в покое мечущихся рыбешек, мутанималка в умилении стиснула широкие, шершавые щеки парня ладонями, выдавив на его суровой мине до ужаса комичную рожу, не забыв нежно чмокнуть в эти выпяченные губищи усыпанные множеством шрамов.

Тогда им стоило уйти с верхушек зданий пораньше, а они досидели до самого конца, когда сумерки коварно просачивались во все щели, и захватывали все больше территории. До селе бледные фонари и вывески теперь заменяли городу солнце, резко вспыхнув со всех сторон, и тем самым еще больше сгущая тьму на крышах, которая таила в себе весьма оригинальные... сюрпризы. Парочка так и замерла в неловком поцелуе, среди оберток и целофановых ошметков от распакованных закусок. Ну конечно. Кому придет в голову шастать по крышам поздней ночью, как не пресловутым ниндзя?
Заслышав тихие, но бодрые команды, удачно сливающиеся с окружающей атмосферой и городским характерным гулом, прижавшаяся к груди приятеля воительница нервно дернула черным ухом, далеко не сразу решившись отползти к краю, и перевесить за него свою остроносую морду. Меньше всего на свете Ниньяра хотела сейчас обнажать катану и с воинственными воплями сечь головы с плеч - лиса и Рафаэля бы с удовольствием удеражала бы от подобного соблазна размять кулаки на изящных японских, и не очень, физиях под черными масками. В конце-концов какое им дело? Мы же не хотим нарваться на очередные неприятности?
С угрюмым видом отклеившись от пластрона, Ниньяра молчаливым жестом попросила черепашку остаться на месте - я сейчас проверю и вернусь.
Пока тени не ускользнули дальше по улице, лисица, выждав минуту-другую, бесшумно сиганула вниз, на площадку соседнюю с рестораном, едва ли не по пластунски перекатившись к бордюру, и с присущей ей "текучестью", спустилась еще ниже, оказавшись буквально смотрящей в затылок лидеров группировки, прижавшись спиной к широкой кирпичной стойке. И стоило пронзительно-синим глазам куноичи быстро пробежаться по чужим головам, приглядываясь к силуэтам, как ее и без того ухудшившееся настроение стало еще мрачнее.

Когда Рафаэль спрыгнул к ней на площадку, горбатым черным силуэтом застыв напротив, зажав подмышкой аквариум с бултыхающимися в нем вверх-вниз рыбками, Ниньяра подманила его пальцем. Можно было бы солгать, или просто смолчать о том, кого она заметила среди их старых врагов, но парень не оценит ее лжи, даже если она будет ему во благо. Стоит ли упоминать о том, что тугие перевязи бинтов все-еще украшают в нескольких местах сильное тело подростка? - Там твой брат, - хриплым шепотом нервно пробормотала приблизившемуся юноше Умеко, коротко дернув тяжелой метелкой пышного хвоста, с досады ударив им кирпичную кладку и засыпав босые ноги мелкой красной каменной крошкой, - Может оставим их? Вернемся домой?

+4

9

Ему было сыто, хорошо и привольно.  Легкий ветерок приятно обдувал распаленные от дневного зноя щеки, раны под пластырями практически не ныли, а перед глазами расстилался воистину великолепный и безмятежный вид лениво вечереющего города. Плюс рядом была потрясающая пушистая девица, которая нежно любит твою неотесанную натуру – что еще нужно было для счастья?

С нескрываемым блаженством выпустив в воздух столп сигаретного дыма, Рафаэль вновь скосил глаза на внезапный подарок Ниньяры: декоративные красно-белые карпы кои в небольшой стеклянной банке, где было так тесно, что бедные рыбешки больше толкались друг о друга, чем демонстрировали свободное плавание. Как и следовало ожидать, поначалу саеносец недоуменно вылупился на Ниньяру, красноречиво вытянув скуластую физиономию в немом вопросе, мол, а на хрена мне эта плавучая икра? Но постепенно оказалось, что рыбки имеют разные, но довольно бойкие характеры, и парень все же растекся по стеклу, безоговорочно забрав их себе.
- Теперь этим акулятам требуется какая-нибудь посудина попросторней, - вслух размышлял черепашка, вертя ладонь с аквариумом на уровне своих лимонных глаз. - И морской капусты нарвать... Или они жрут мясо? Особая бойцовая порода, скрытые хищники с навыками пираний. Надо будет погуглить на шарманке Донателло... Ух, какой дерзкий! А ну, кыш на место! - Он так увлекся разглядыванием своих новых друзей, что едва не получил ожог на губах от почти истлевшей сигареты во рту, о которой он благополучно позабыл. – Тьфу ты, едрить в панцирь!  –  Рафаэль сплюнул окурок на бетонное покрытие крыши и раздавил тлеющий фильтр своим мотоциклетным ботинком, после чего все же окликнул лисицу, сидящую на парапете: - Эй, свет фар моих семафоров, что интересного вещает канал «Нью-Йорк с высоты лисьего полета»?
Однако вместо шуточной шпильки в ответ, Ниньяра очутилась рядом с Рафаэлем и вольготно устроилась на его коленях, вынудив того машинально сомкнуть здоровенные лапища на талии рыжей плутовки. Порой парню начинало казаться, что как-то он слишком уж прогибается под своей воительницей, хоть и ничего не мог с собой поделать. – Угу, - без особого энтузиазма буркнул саеносец, тем не менее, подхватив игривое настроение Умеко. – А еще я умею делать ВОТ ТАК! – и с этими словами он смачно всосался в меховую шею лисицы, зарычав от жадного удовольствия. – Сама напросилась, Рыжая!

Что-то засиделись они… Пожалуй, даже слишком.

От внезапно появившихся футовцев Рафаэль чуть не застонал, в досаде сжав пудовые кулаки. Ну почему именно сегодня, а? Почему этим клоунам понадобилось пробежаться именно мимо крыши с парочкой, да еще нагло нарушив столь романтический момент, едреный ядерный редис?
В какой-то момент парню страшно захотелось махнуть на вражеских ниндзя рукой и послать все к чертовой матери, даже свою вечную жажду стычек. Ведь Шреддер и без него ежедневно мутит всякие мутные планы по захвату мутных фабрик – может же у саеносца быть выходной, верно? Скажем, он их просто не заметил.

Да вот только Ниньяра, похоже, не разделяла его мнение и все-таки решила проверить, что замышляет глава Клана Фут, хвост ей в дышло, неугомонная! Как бы Рафаэль ни стискивал лисицу в объятиях, пытаясь удержать ее от вынужденной разведки - та легко выскользнула из кольца крепких рук и, соблазнительно взмахнув хвостом, исчезла с поля зрения, оставив черепашку дожидаться ее возвращения.

Настроение тут же упало куда-то под плинтуса. Мало того рыжую куда больше взволновали эти болванчики Шреддера, в придачу она его просто кинула здесь в гордом одиночестве, вынудив почувствовать себя детенышем, оставленным в берлоге, пока мамочка ушла на охоту.
- Уроды! - зло процедил Рафаэль сквозь зубы, чувствуя, как в нем поднимается знакомая волна лютой ненависти к вражеским ниндзя. – Неужели так захотелось словить за всю хурму, инвалиды искусственного интеллекта?

Поскольку финал свидания с треском лопнул по всем швам, саеносец теперь в полном праве мог рассчитывать на хороший мордобой, чтобы как следует оттянуться хотя бы на импровизированном ринге. Другое дело, что Раф еще не до конца оправился после аварии –  поврежденные мышцы все еще продолжало дергать, да и приходилось чуть прихрамывать на левую ногу, где парень сильно содрал кожу при падении. Впрочем, отвесить кому-нибудь смачного леща он все еще был способен.

Ухватившись покрепче за банку со своими рыбками, мутант кое-как взгромоздился на бетонный парапет, а затем просто шагнул в пустоту, плюнув на красивое пафосное сальто воина ночи.
...И очутился на соседней крыше нижнего яруса, где у края заметил сосредоточенную лисицу, с заметным напряжением всматривающуюся куда-то вдаль.
- Что там? - шепотом поинтересовался он у Ниньяры, бесшумно присоседившись к ней и попытавшись проследить за направлением ее интереса.- Нашла кого?
- Там твой брат.
- Мой…кто? – Рафаэль вдруг ощутил, что его будто обухом топора по башке ударило от такого внезапного известия. Вот уж чего он ожидал меньше всего в столь прекрасный день…

Брат… Леонардо.

Мгновенно посерьезнев до состояния мрачной тучи, Рафаэль устремил отрешенный взгляд в сторону стремительно удаляющихся солдатов Фут. В груди клокотало чувство тупой ярости на старшего брата, который посмел их когда-то предать, однако в глубине души он все же продолжал надеяться, что все рассказы Дона и Майка о страшных поступках Лео – не более, чем чья-то искаженная реальность, и когда-нибудь лидер вернется домой.
И теперь саеносцу представился шанс убедиться в этом самому. Или разочароваться и навсегда позабыть об их мистере Исключительном…

Поставив банку с рыбками в импровизированную нишу из валяющихся пластов железа, Рафаэль потуже защелкнул свой ремень, где висели верные саи и с угрюмой физиономией коротко кивнул Ниньяре: - Пошли за ними.

Вообще-то парочке пришлось  основательно попотеть, чтобы не потерять из виду довольно разномастную цепочку воинов в черно-красных одеждах и одновременно не засветиться. Леонардо вел своих подопечных какими-то огородами да подворотнями, словно пытался замести за собой следы от любопытных стражей закона. Если бы Раф с Ниньярой знали, насколько неподготовленную группу они преследуют – наверняка бы почувствовали себя куда бодрее и хотя бы не зажимались так рьяно вдоль трансформаторных будок, боясь себя обнаружить.
На совершенно открытом побережье, где спрятаться можно было, разве только сунув голову в мокрый песок, воины Хамато вынуждены были остановиться и значительно подотстать от футовцев.
- И почему не ворваться прямо сейчас в этот ровный строй придурков? – ворчливо недоумевал Рафаэль, беспомощно сверкая глазами на вдалеке собравшуюся группу, которая вдруг ненадолго остановилась, и нервно пиная округлые гальки. – А ты все со своим «подожди, подожди!» Вот и стоим теперь как два сломанных памятника основателям пляжного сезона!

Однако Умеко совершенно не выглядела взволнованной. Под непрекращающийся бухтеж парня она умудрилась сосредоточиться и с помощью острого слуха все же различила отдельные слова Леонардо: «…вдоль береговой линии… в двух километрах…»
- Идем, - махнула рукой лисица, призывая парня следовать за ней. – Я знаю, куда они идут.

Отредактировано Raphael (2017-04-28 02:49:47)

+4

10

Большая кошка себя не контролировала; адреналин и раскрытый во все поля звериный ах*й отключили в ее пушистом теле любые попытки соединения с мозгом, оставляя одни лишь инстинкты. Она рвала, кусала, даже местами кушала врагов своих, показывая себя со стороны страшнее всякой умалишенной маньячки, позабывшей про станок и личную гигиену.  А кто не скажет, что львица на двух лапах сейчас была так близка к образу пмсной бабы? Вон, один шиноби точно руку поднял.

- РРРААААХ! – бешено рычит пушистая в сторону тех, чьи тела испускают обжигающую волну опасности.

Умный зверь убежал бы. Львица же кинулась вперед. Хотела, если сказать точнее. Один из «пахнущих» оказался перед носом бешеного эксперимента необычно быстро, вынуждая самку издать невнятное коробок молчание и сделать шаг назад. Но он уже сам был за ее спиной и посмел ограничить ее движения какой-то – львица принюхалась – палкой! Желтые глазницы сверкали точно лампы без всякого там энергосбережения, кошка медленно, точно за мгновение до атаки, повернула голову к противнику и зарычала ему точно в лицо.

Зеленое. С повязкой. Он пах опасностью, но звериное нутро указывала и другое – добыча. Она таких в саванне жрала, из панциря выскребая, а тут черепахен был огромен и занятен.

- Пусти, - она поворачивает голову еще сильнее, до отчетливого хруста шейных позвонков, старается разинуть пасть и откусить зелёному эдак пол морды, но вместо этого лишь смачно проводит языком от подбородка до лба носителя панциря, словно бы пробуя сперва на вкус.

Снова рык. Черт, она бы точно попыталась его на зуб попробовать, но почву из-под лап выбили внезапно и быстро. Кошка снова бесится и пытается вернуть каждого кто окажется поближе. Избивает хвостом все вокруг и желает смерти врагам своим. Она ничерта им не сделала. Они первыми полезли. Чертовы людишки. Чертовы голокожие убийцы всего, до чего их лапы дотянутся. Кошка не хотела стать одной из их жертв, но людишек было много, даже та, вторая, тоже оказалась на полу куда раньше львицы и сейчас была в идентичном с ней положении. Взгляд метался от ноги к  ноге, выискивая жертву поближе, пока одна такая нога не заставила кошку болезненно зашипеть и глотать чужой крови с пола. О. Она запомнит этот голос. Она вобьет его себе в подкорку, а потом этими же слова и лапами вернет их этой бабе в ее голову между ударами о кирпичную кладь ближайшего здания. И это будет больнее подошвы сапога.

В голове снова что-то проснулось. Непонятное ранее, но почему-то такое подходящее сейчас. В столь унизительной позе.

- С*ка.

Коротко и ясно. Львица обид не прощает. Каждого найдет, всех выследит. И даже тех кто просто за компанию над ней сейчас стоял. Но лелеять и греть желание мести кошке долго не удалось. Ее, точно мешок с картошкой, схватили и, сильно сжимая руки на пушистых плечах, поволокли в сторону клеток на колесах. Или как еще можно было назвать ту муть, что видела перед собой взбешенная киса. А еще она снова видела облизанного ею черепахена. Кажется, ему не понравился шершавый язык львицы или он просто слишком гордый, чтобы прилюдно снимать с лица густую слюну пойманной мутантши. Она даже криво усмехнулась, пуша усы.

Она рычит на очередной тычок в спину, дергает хвостом и отвлекается от зеленого, принимаясь клацать челюстью на своих пленительней. Нет уж, она в клетку не хочет. И вообще, тут дует...

Отредактировано Sally Pride (2017-05-18 20:57:28)

+5


Вы здесь » TMNT: ShellShock » V игровой период » [С5] Из огня да в полымя