Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » V игровой период » [C5] Веселые каникулы


[C5] Веселые каникулы

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s016.radikal.ru/i337/1609/0c/4ac36ac3acb1.jpg

Место и время: ночь с 17 на 18 июля, утро и день 18 июля; заброшенный маяк на окраине Нью-Йорка

Участники: Салли Прайд, Мезкаль, Тао Шан, Ниньяра, Рафаэль

Краткий анонс:

После изнурительной битвы с Кланом Фут и его лидерами, Рафаэль и Ниньяра решают укрыть спасенных Мезкаль и Салли, а также мутировавшего солдата Тао, в убежище лисы - на маяке, находящемся у окраины города. Там и появится возможность обработать раны, полученные на зажигательной вечеринке с людьми в черном, и узнать у новоприбывших гостей, кто они такие. А что самое главное: выяснить, знают ли они что-то о тех, кто их поймал и оставил в лаборатории.

Отредактировано Mezcaal (2016-09-12 22:41:57)

+2

2

I want to thank you for all your help
Cause you're on to me, you're on to me I know
You tell me all the bad things I didn't know about myself
Yes, you're on to me, you're on to me I know

Это было каким-то безумием. То, что произошло в той лаборатории никак не выходило из головы львицы. Она судорожно касалась подушечками пальцев каждой царапины и ранки на своем теле. Фактически, то были мелочи, если вспоминать когти матери и копыта зебр, но мутантшу конкретно штормило от переизбытка эмоций и информации. На краю сознания копошилась наивная мысль, что всё это сон и она просто сожрала слишком много черепашьего мяса. Черт знает, чем тортила питалась последние сутки. Но… Мать их! Перед глазами ведь и правда прыгали черепахи. Там, в покрытом кровью и телами, зале, прыгали черепашки с панцирями и оружием. И их невозможно было назвать медленными! Таких даже из панцирей выковыривать опасно для своего здоровья, кажется. Голова продолжала болеть после отходняка и тихой истерики, львица хотела сорвать с себя чужую шкуру, названную одеждой и почувствовать свободу. Вот только теперь ей это не светила. Та лиса, что спасла дикую кошку и других мутантов не только отобрала сытную ногу убитого человека, но и вкратце поведала, чем может грозить излишнее оголение тела. Все самцы такие похотливые извращенцы?..

Снова вздыхая и поглаживая относительно целую шею, стараясь прощупать на ней синяк от странной палки, львица кривит губы и оголяет свои острые, по-прежнему хищные зубки. Хищники никогда не любили, когда их окружают или подступают со спины, но тот зеленый словно бы не существовал для подобных инстинктов и кошка столь легко попала в плен. Вот тебе и «звено пониже». Ха, он и убить мог, если бы захотел, но не сделал этого. Янтарные глаза медленно смыкаются под тяжестью словно бы чугунных век и мутантша вдыхает полной грудью запах каменных стен с легкими нотками плесени и пыли. Она дважды почти комично вздохнула и, вытянув руку, встала на ноги-лапы, едва покачиваясь на подушечках. Как давно она на этом маяке? Помнит плохо. Совсем плохо помнит момент перехода, более ярко вспоминает, как пыталась отмыться на берегу от обилия чужой и своей крови. Чуть с ума не сошла от такого «винегрета» на шкуре. Там и без крови было полным полно темных пятен. Синяки. Переливами темных оттенков, они проглядывались сквозь короткую шерсть на шкуре и были весьма болезненными на ощупь. Один человек оставил хвостатой подарок в виде неглубокого пореза на левой руке. Он шел точно от плеча до локтя и порой кровил. Пытаясь привычно вытянуть язык и вылизать рану, кошка сама же себя остановила, хлопнув глазами на помятое отражение. Сейчас это должно выглядеть глупо. Должно же?

Maybe I'm lost
Maybe I'm lost
Well maybe I'm lost
But at least I'm looking
But at least I'm looking

В отражении легких волн львица рассматривала себя и её душу переполняли противоречивые чувства. У неё не выросли рога, не открылся третий глаз, и она не обросла перьями, но и саму себя прежнюю теперь лишь походила местами. Морда… Вот то схожее место, если убрать ирокезный ежик черных волос и добавить угловатости округлому лицу. А тело стало вполне человеческим. Поджарым, сильным, готовым служить своей хозяйке верой и правдой, но человеческое тело. Львица не могла доверять ему до конца, оно не родное! Чужое! Не может быть это угловатое и вытянутое тело таким же сильным, как было у самки при рождении. Когти и хвост вселяли не так много положительных надежд. Но стоит ли жаловаться? Жива и ладно. Привыкнуть можно ко всему, даже к лишним округлостям на грудной клетке и походке на двух лапах.

I wish a cat would get your tongue
Cause you're on to me, you're on to me I know
You got your hands in your pocket
And you pull out your wallet with your two cents for everyone
Guess you're on to me, yeah, you're on to me I know 

Еще она помнила, что в той лаборатории сделала из врага друга. Если, конечно, он захочет видеть в кошке друга, после такого презента в лицо. Ну не знала львица, что швырнула настоящим мутагеном в своего пленителя. О спасении думала и всё такое. Кто же знал, что та зеленая дрянь в стекле может сделать из человека самую настоящую панду. Весьма мягкую на вид и приятную на запах. Но приходилось принюхиваться издалека, ведь угроза получить тяжелой лапой по голове не миновала и продолжала висеть в воздухе тяжелой неопределенностью.

Кстати, о друзьях. Поворачивая голову в сторону комнаты, хвостатая поднялась на последние две ступеньки и медленно прошла внутрь. Минимализм тут отчасти процветал, но не интерьер оценивала хищница. Она смотрела на другую клыкастую и старалась понять по ней, кем была она до пробуждения. Уж слишком профессионально она орудовала оружием в своих руках, словно до колбы еще была с ним знакома. Слегка наклонив голову, словно любопытная кошка, львица фыркает и спрашивает:

- Кто ты?

Нет, она знает разные породы животных, но благодаря мутации стала знать намного больше. Кем может быть её случайная соратница? И почему на её голове такие странные по форме волосы, но хвостатой ли судить? С её причесоном, ага. Снова тянет на себе грязную одежду, сдерживая в себе очередной порыв в сторону нудизма и возвращения к корням.

Понимает, что со стороны смотрится глупо, но ничего поделать не может. Её когти на руках оставляют череду затяжек на плотной ткани, и львица частично успокаивается. Крутит головой и примечает лежащий на полу журнал. Старый? Возможно, но ей хотелось проверить, может ли она не только говорить, но и читать людской язык. Схватила пальцами, раскрыла на первой же странице и удивленно дернула ушами.

-  Са… Салли, - медленно, но правильно прочла львица, дернув носом, - Салли Райд.

Почти с ушами спрятавшись за шуршащие страницы, львица с интересом глотала каждое новое слово и букву, некоторые даже пыталась промурчать вслух, над собой же в этот момент хихикая. Она не знала ту женщину-астронавта, да и откуда бы? Но её имя хвостатой понравилось.

- Салли Райд… Прайд. Салли Прайд. Что скажешь? – она снова обращается к бурой и заинтересованно дергает хвостом, - мне ведь теперь понадобится имя, да?

Maybe I'm lost
Oh, maybe I'm lost
Maybe you're lost
Cause you're not looking
Well at least I'm looking

Отредактировано Sally Pride (2016-09-14 23:18:20)

+4

3

Свобода? Так называется то, что она получила? И не собираясь оставаться в том месте, неважно, с помощью кого-то или без нее? Свобода. От тех, кто вызволил из плена, чтобы обречь на другой… От солдат Фут, которым было поручено доставить находящихся здесь на базу клана, к некоему Шреддеру. Эта большая шишка была ничуть не лучше похитителей Мезкаль, видимо ушедших отсюда или истребленных.
Едва выйдя наружу, она впилась взглядом в окружение, мир всего на секунду остановился, приветствуя свое дитя светом миллиардов звезд. Свежий воздух стремительно втягивался ноздрями, вытесняя неприятный осадок от искусственного запаха лаборатории. Шум воды заполнил слух волчицы, и сначала голоса сопровождающих звучали отдаленно. Она внимательно запоминала сквозь обостренный рассудок маршрут от, как оказалось, танкера, до старого маяка. Пусть таких сооружений в ее времени уже не было, в темноволосой голове имелась информация о прошлом. Она ведь точно была сейчас в прошлом: какие-то неизвестные пришельцы, судя по инопланетным технологиям, скрываются, при том, что через многие годы на Земле будет полно разных созданий, открыто живущих и ведущих свою деятельность, конечно, исключая преступную. И, черепашки тут совсем молодые. Да, Мез практически сразу встретила двух братьев Донателло, что не так уж и удивительно – не зря же они известны в будущем своей борьбой со злом. Согласно тому немногому, что знала о них шатенка, парень в красной повязке должно быть, Рафаэль. Она не видела его раньше, но так казалось, судя по некоторой агрессивности в бою. Другой почему-то был на стороне врагов, и являлось сложностью определить, кто это. На минуту даже появилась мысль, что он не относится к этой семье. Мысль странная, но не для девушки, которая понятия не имеет, что тут происходит.

Именно насчет происходящего Мезкаль беспокоило множество вопросов. Была одна вещь, которую она помнила с самого начала, как только очнулась от коматоза – цель своего появления в этом времени. Дредастая спешно оглядывалась на город за плечами, на вид с ним все было нормально. Но тот, за кем она пришла, где он? Успел ли что-то сделать плохое жителям мегаполиса? Оставалось лишь надеяться, что клыкастая не опоздала, и что сможет еще все исправить.

  Можно сказать, руководствовала их группой, красношерстная лисица. Ее одежда не похожа на форму футов, однако тоже была предназначена для воина, как и оружие. Мез мало знала как о будущем черепах, так и о прошлом, и поэтому не стала предполагать роль этой особы, но то, что она с ними связана, койот была уверена. Ей хватало содействия зеленого ниндзя, чтобы хоть чуть-чуть поверить незнакомке и последовать за ней. В том, что это тот самый герой, только в юности, сомнений не было. Много ли в этом измерении гигантских рептилий? По сути, их должно быть четверо, здесь ведь сплошь люди… если только она не пришла в себя спустя много лет. Возможны ли клоны – возможны, но они обычно отличаются от оригиналов заметными деталями, а тогда панцирный в черной бандане был очень похож на носителя кинжалов сай. То, что они оба могут быть двойниками, казалось просто неистовым бредом воспаленного разума, который волчица старалась успокоить, попутно глядя на их большого двухцветного спутника. Видно, что чудной панда не всегда был таким, иначе бы не выглядел так растерянно… мягко говоря. Антропоморфная львица также вела себя как-то непривычно, правда строить догадки по поводу ее ситуации, обладательница крепкого спиртного имени пока не была способна.
У Мезкаль складывалось впечатление, что вероятно лиса хочет сделать их своими союзниками, об остальных вариантах думать не хотелось. Можно и от нее попробовать сбежать, но что тогда? Каков шанс того, что желтоглазая не попадет в руки неприятеля снова? Его величина не вселяла оптимизма.
Тело чувствовалось тяжелым и грузным, контролировать его стоило Мез огромных усилий. Подергивая мохнатыми ушами от щекотавшего их ветра и иногда спотыкаясь, хоть обладала ночным зрением, как большинство из присутствующих, она пыталась прикинуть, что еще впихнули в состав ее новой ходячей шубки. По прибытию на маяк, усталость ощущалась в полной мере, и умывшись, дредастая не нашла для себя лучшего занятия, чем поспать. Она не знала, почему так, может, то состояние не давало ей должного отдыха. В полуразрушенном сооружении были вещи, несвойственные для всеми забытого места, и это указывает на то, что это чье-то убежище. Мезкаль не стала ложиться на чужую кровать, и воспользовалась данным ей покрывалом, постелив его на пол. Она сняла с мягких, несильно кровоточащих лап обувь, и легла. Волчица никогда не была привередливой или брезгливой, особенно в таких обстоятельствах. Хотелось поскорее проснуться и чувствовать себя лучше, а уж после можно поговорить со всеми и поблагодарить за спасение, будь это оно.

Goddamn this dusty room
This hazy afternoon
I'm breathing in this silence
like never before
Oh maybe, maybe, maybe
I can share it with you
I behave I behave I behave
so I can share it with you

  Утро, ранее, позднее - не главное. Важно то, что лишь бы того же дня. Золотистые глаза раскрылись, их хозяйка поднялась в положение «сидя» так же резко, как и прошлый раз. Она не связана, это хорошо. Ну, наверное, странно было бы, и просто уже слишком для нее. Перед волчицей стоит вчерашняя сестра по несчастью и задает вопрос. Под ее светлой шерстью на шее виднеется синяк, ее ранили, как и носительницу темно-бордового меха, которая ощущала свои повреждения не столь сильно и могла позже уделить им время.
Девушка соображает, в каком смысле спрашивает львица и что ей ответить, в этот же момент обращая внимание на одежду собеседницы. Взгляд медовых глаз упал на собственную, такая же, с красным… знаком. В памяти как по команде появился фрагмент прошедшей ночи, когда мутанималам помогали с одеждой. «Черт возьми!» - проявилась первая за все время вразумительная мысль, «Я напялила шмотки врага…». Все болит, порванный в нескольких местах после нелегкой битвы костюм испачкан в крови с обеих сторон, и сама она… не там, где должна быть. Не тот год, не те свидетели… а вдруг она изменит будущее? Нет, это недопустимо.
- Меня зовут Мезкаль, - ошарашено выпалила шатенка, поглядев на кошку снизу вверх, и принялась наблюдать за ее действиями. Молча и осторожно. Постепенно Мез поняла, что львице все это в новинку, значит… в душе что-то необъяснимо содрогнулось. Зачем они делают такие вещи? Нарушают покой животных, прерывают течение их обычной жизни, меняют… возможно, с этого и начался род некоторых мутантов. Люди это сотворили или нет, без разницы, в любом случае это жестокость, которую волчица никогда не будет в силах понять. Ей стало не по себе.
- Понадобится, - тем не менее, твердо кивнула девушка, вместе с тем проверяя, нет ли чего в карманах, - Мне нравится твое имя.

You are not alone dear loneliness
You forgot but I remember this
So stranger, stranger, stranger
things have happened I know

Ей не было жаль Салли, у кошки впереди новая жизнь, впечатления, надо надеяться, хорошие. А вот у самой Мезкаль было впечатление, что ее во время своеобразной комы питали какой-то химией, если вообще кормили. Оружия у нее не осталось, и темноволосая решилась проверить свое снаряжение. Она приподняла обе руки и протянула в сторону стены – из правой вылезла пушка, из левой… какое-то устройство, которое тут же пульнуло острый железный стержень, звякнувший о каменную поверхность. «Твою ж ...!» Мез выпучила глаза и потрясла лапами, чтобы это все убрать, на что пулемет уместился обратно. А механизм с большой скоростью застрелял болтами, какие-то налету застревали в стене, какие-то падали на пол. Неловко поднявшись на ноги, волчица побежала туда и, кое-как остановив стрелкометатель, начала собирать снаряды и пытаться заткнуть их обратно.
- А ты… Салли, помнишь что-то о тех, кто нас заключил в клетки? – обратилась она к мутантке, обернувшись к ней и сидя на корточках, - И не знаешь, есть здесь, чем поживиться?
В помещении Мез пока плохо ориентировалась, не особо различая предметы из-за размытости зрения, но лисы или кого-то еще тут не видела, чтобы спросить про еду. Она нахмурилась и потерла глаза, а убрав от них лапу чуть не упала: все вокруг внезапно стало ярким, совершенно иного оттенка, львица - разноцветной... Из приоткрытого рта виднелись клыки, а в подсветившихся красным глазах - неподдельный шок. Зажмурившись и помотав головой, дредастая открыла глаза, и... ничего. Она продолжала изумленно взирать на пестрившую всеми цветами радуги Салли, по-прежнему хвастаясь потенциальным белоснежным орудием убийства. «Что за хрень!»

I'm not alone dear loneliness
I forgot that I remember this
So stranger, stranger, stranger
things have happened I know

Отредактировано Mezcaal (2016-09-17 01:33:37)

+3

4

Вот так вот оно все и происходит, да.

Сперва ты ведешь обычную вроде бы жизнь — скучную, банальную и до зубного скрежета предсказуемую. Дом-работа, работа-дом... На одном-единственном выходном в неделю изредка можно поспать аж до обеда, потом днем схватиться за очередную малооплачиваемую халтурку, ну, а вечером перед сном часик-два позалипать в какой-нибудь бессмысленный научно-фантастический фильм про супергероев и инопланетное вторжение (если, конечно, вообще силы останутся), и так день за днем, неделя за неделей, из месяца в год... Затем, ты вдруг понимаешь, что дальше так продолжаться ну просто не может: ведь еще немного, и твой мозг окончательно превратится в бесформенную, ничем не заинтересованную кашицу, и тогда в тебе вообще не останется никакого желания на то, чтобы жить. А жить-то на самом деле хочется, да еще как! Тао Шан, как и любой другой человек его возраста и социального статуса, грезил о великом множестве вещей: о любви, о славе, о путешествиях, о новых впечатлениях и новых друзьях... Он мечтал помогать людям; жаждал признания среди сверстников; он хотел быть кем-то по-настоящему значимым, а не просто безликим китайским иммигрантом, живущим в тесной комнатушке на окраине города и с отчаянием хватающимся за любую, даже самую грязную работу. Не удивительно, что Тао с таким жаром схватился за возможность вступить в Клан Фут, и не его вина, что эта организация, по факту, оказалась крупнейшим в мире преступным синдикатом. Быть может, юноша и чувствовал некий подвох еще на самых первых порах, но желание выделиться из толпы, принести хоть какую-то пользу своим существованием и при том заработать немного денег, в конечном итоге, ослепило его.

Все это время, он просто отказывался признавать очевидное. За что и поплатился в конечном итоге — да еще как!

Честное слово, ужаснее наказания не придумаешь. В какую-то жалкую минуту, Тао лишился буквально всего: своего прошлого, настоящего и будущего; и без того достаточно скудной связи с внешним миром и родной семьей, ну и, разумеется, своего внутреннего "Я". Сказать, что парень был раздавлен случившимся — значит, ничего не сказать. Он был просто в отчаянии! Произошедшая с ним безумная метаморфоза едва не стала причиной серьезного умственного помешательства. Юноша просто отказывался смириться с тем фактом, что случайно выплеснувшееся из канистры зелье в одночасье превратило его из обычного человека в огромную разумную... панду! Да, разумеется, Тао много раз читал об этом в комиксах, и даже украдкой грезил, чтобы с ним самим однажды произошла какая-нибудь особая, фантастическая перемена, но... Панда?! Вы это серьезно? Почему не ящер, почему не грозный лев, почему-хотя-бы-не-медведь-гризли! Панда, вы понимаете, ПАН-ДА!

"Пусть это будет сон, пускай все это окажется лишь странным, глупым сном!" — мысленно стонал Тао, уже после того, как их троих, включая высвобожденных из плена Салли и Мезкаль, привезли к старому маяку неподалеку от того места, где, собственно, и приключилась вся эта дрянная история с непредвиденной мутацией, и безапелляционно уложили их спать: мол, спите мирно, детки, все самое страшное позади! Да ни черта подобного! Конечно, Тао и его мохнолапые спутницы чудовищно устали, потому с охотой последовали приказу спасших их незнакомых личностей, не особо вникая в то, что они из себя представляют и откуда вообще взялись, а главное, почему решили спасти бедных, ээ... зверушек? Заснуть сразу, впрочем, не удалось. Тао бестолку проворчался добрые полночи, то и дело испуганно вздрагивая от каждого постороннего шороха, тревожно суча когтистыми лапами в полусне-полумаразме и жалобно ворча, точно огромный испуганный младенец, и лишь под самое утро соизволил ненадолго затихнуть, отвернувшись мордой к стенке и, кажется, полностью закрыв ее своей огромной черно-белой задницей, лишь отчасти прикрытой старым пыльным одеяльцем. Удивительно даже, что он не проснулся сразу, как только Салли и Мез завозились и начали свой тихий разговор. Даже когда несколько увесистых металлических болтов-стрел со звоном ударились о противоположную стену их нынешнего убежища, Тао лишь слегка дернул закругленным ухом, не особо реагируя на этот звук: в предыдущем жилище порой нельзя было расслышать звучания собственного голоса, так шумно вели себя его многочисленные соседи. Вот и сейчас, юноша по въевшейся привычке не стал реагировать на воцарившийся в комнате чудовищный грохот, а продолжил сладко почивать на жестком полу — как и Мезкаль, этот здоровяк умудрялся спать в абсолютно любых условиях, и, кажется, даже если бы маяк вдруг начал опасно крениться набок на манер Пизанской башни, Тао все равно бы поленился открывать глаза. Так бы и сполз храпящей грушей в океан, безмятежно пуская воздушные пузырьки. Ну а что, выходной же!

Мммхх... да-да-да... я помню про тренировку... — пробормотал Тао достаточно тихо и невнятно, так, что обе девушки едва ли могли его расслышать. — Еще пару минут... и я весь готовый... ну лаадно, я встаю, уже встал, уже встал, — нехотя зашевелившись, огромная медвежья туша с кряхтением приняла сидячее положение и оглушительно зевнула, потерев слипающиеся глаза своими большими мохнатыми кулаками. — Я готов... ии-эээх, готов лупить... и быть отлупленным... в лучших традициях... КУНГ-ФУ?!! — произнося это, парень, наконец-то, обратил внимание на собственные когтистые лапищи, потерявшие какое-либо внешнее сходство с его прежними, пускай широкими и сильными, но все же человеческими ладонями, и еще пару мгновений ошалело пялился на них, медленно, но верно осознавая происходящее... А затем вдруг оглушительно завопил, да нет, взревел белугой на весь американский континент, после чего неуклюже вскочил с пола и, что ожидаемо, с размаху врезался затылком в низенький потолок убежища. Удивительно еще, что не пробил его насквозь! Продолжая в панике скалиться и орать, Тао бульдозером попятился вглубь помещения, неосознанно сметя задом чужую кровать и едва не придавив бедолагу-Салли к стенке. — ААааааАааа!!! ЧТО ЭТО... ПОЧЕМУ ЭТО СО МНОЙ?!... Я ДУМАЛ ЭТО СОН! ТОЛЬКО НЕ ЭТО, НЕТ-НЕТ-НЕТ, — схватившись двумя лапами за голову, Тао истерящей массой качнулся в противоположную сторону, рискуя снести к чертям весь маяк и ненароком передавить его пока еще живых обитателей. — ЭТО ЖЕ БЕЗУМИЕ! Я НЕ ХОЧУ БЫТЬ МЕДВЕДЕМ... И НИНДЗЯ ТОЖЕ! Я ХОЧУ СНОВА БЫТЬ КИТАЙСКИМ ГАСТАРБАЙТЕРОМ И ВОЗИТЬ ТЕЛЕЖКИ С АРБУЗАМИ!! МАМА!!! — заметив возникшую в дверях хвостатую фигуру, Тао в ужасе бросился к ней, по пути опрокинув вешалку и запутавшись в чужой верхней одежде. — ПРОШУ ВАС, ПОМОГИТЕ МНЕ! ВЕРНИТЕ МЕНЯ ДОМОЙ, Я КЛЯНУСЬ, Я БОЛЬШЕ В ЖИЗНИ НИКУДА НЕ ВЫСУНУСЬ!! — и панда в глухом отчаянии бухнулся на колени перед Ниньярой, скрестив передние лапы в молитвенном жесте и издав при этом грохот, примерно соизмеримый с упавшей на землю гирей весом в пару сотен килограмм. Все стоявшие внутри комнаты предметы и живые существа дружно подпрыгнули на своих местах, не в силах совладать с этой поистине чудовищной силой. Землетрясение!

Отредактировано Tao Shan (2016-10-15 19:49:42)

+4

5

A stone's throw from Jerusalem
I walked a lonely mile in the moonlight
And though a million stars were shining
My heart was lost on a distant planet
That whirls around the April moon
Whirling in an arc of sadness
I'm lost without you, I'm lost without you
Though all my kingdoms turn to sand
And fall into the sea
I'm mad about you

Это было странно... Это было очень странно! Салли слишком поздно поняла, что не следует кидаться всякими склянками в людей, пока не проверишь у них наличие справки от психиатра. Очередное слово всплыло в голове бывшей львицы, очередное непонятное слово вызвало в её груди утробный рык, пока новый мутант рассекал своими обширными габаритами по маяку доводя его состояния до последней стадии бардака.

— ААааааАааа!!! ЧТО ЭТО... ПОЧЕМУ ЭТО СО МНОЙ?!... Я ДУМАЛ ЭТО СОН! ТОЛЬКО НЕ ЭТО, НЕТ-НЕТ-НЕТ, - выл паникер и выла Прайд, но мысленно, пока внешне пушила кисточку хвоста и уже в красках представляла себе возможный вкус мяса молодого панды. Точно молодой, вон как бегает!

- Да будет тебе, - спустя еще пару минут черно-белой истерии почти грубо произносит львица и даже как-то стыдливо опускает свои янтарные глаза к пыльному полу, - ты даже милый, если не брать в расчет твою талию, пухлые щеки и безумный взгляд.

Сама глупости несла, бесилась от крика, бесилась от вонючих шмоток на себе, бесилась на обстановку и даже на хвост родной. Безумие заразно? О, еще как заразно. И Салли отлично это показала, когда панда не только начал умолять вошедшую в комнату лису о мистическом преобразовании обратно в человека, но и заставил всей тяжестью своего веса на месте прыгать.

And from the dark secluded valleys
I heard the ancient songs of sadness
But every step I thought of you
Every footstep only you
Every star a grain of sand
The leavings of a dried up ocean
Tell me, how much longer,
How much longer?

Вот бывшая львица и прыгнула. Так прыгнула, что в воздухе ляпнула что-то явно нецензурное, понимая это холкой, от понимая оного снова что-то рыкнула в усы, а следом оказалась на потолке. Она просто впилась когтями всех своих лап в потолок комнаты и теперь смотрела на всё сверху-вниз. И другие на неё смотрели, а вырез на одежде довольно глубокий, ибо делался не для мутантш женского пола с бюстом, а для подозрительных до ориентации носителей сюрикенов и прочей атрибутики "темной стороны". Да и жопа, отметила Прайд мысленно, была уж не такой легкой, как казалось в Африке. Три, два, один.

БУМ.

Не все кошки приземляются на четыре лапы, запомните это, дети, и не повторяйте дома на домашних котиках и мутагене. Салли снова оказалась на еще более пыльном полу, терла пыльными лапами свою пыльную от белой краски голову, кашляла белой пылью и была почти одного цвета с неизменно-паникующим пандой. И как на этом фоне Мез могла сохранять такое кирпичное выражение лица? Инстинкт самосохранения? Может быть, ведь не спроста у Салли сейчас жгло между лопатками, пока она поднималась и скидывала кусочки побелки на самое сокровенное в комнате - на постель спасительницы.

- Что? - наконец, поймав на себе очередную пару взглядов, мутантша оглядывает себя, снова осматривает присутствующих, вздыхает и... Срывает с себя одежду.

- Лучше? - складывая руки под оголенной и чуть пушистой грудью, Прайд облизывается и хвостом стягивает с себя вещи окончательно.

And I have never in my life
Felt more alone than I do now
Although I claim dominions over all I see
It means nothing to me
There are no victories in all our histories
Without love

+3

6

Веселые каникулы, однако! Выходным это может и не назвать, и все же подобного в жизни еще пока не бывало: тут и красочный спектакль от взявшегося из ниоткуда медведки, и акробатическое шоу от тезки знаменитой американской астронавтки, с таким завершением, что ранее заданные ей вопросы скрылись в разуме бурой за непроницаемой физиономией; и, как выяснилось, чужеродные механизмы, с которых неизменно укоризненный взгляд желтоглазой переходил на каждого инициатора "циклона" поочередно. Мало того, что ее слух вытерпел неимоверное напряжение, начавшееся с подозрительного бурчания человека, коим видимо и был недавно этот мистер black-and-white, - так Мез еще и превратили в новогоднюю елочку. Елочку, прислонившуюся у входа к кирпичной стене, обклеенной обшарпанными обоями, и очертело взирающую на неуправляемых представителей животного мира. То, что футовец стал пандой, догадаться было несложно по его комплекции (или мишка тут уже был?), и если бы она только не была гостьей здесь, несмотря на его размеры... можно быть уверенным, что угомонила бы. В отличие от обоих соратников, девушка понимала, что следы от патронов где бы то ни было и дополнительная разруха от ее приемчиков, точно будут лишними в этом месте после всего произошедшего. Когда плюшевая угроза с круглыми глазами направился к двери, волчица как и прежде бочком быстро попятилась оттуда.
- Парень, спокойно! Все в порядке, не бушуй, - попыталась она громко сказать командным тоном. Наверное, привести его в чувство можно, лишь хорошенько врезав. Но он, вероятно, решил по-быстрому свалить отсюда. Как панда мутировал, она не видела и оставалось лишь гадать, а склонность к догадке о мутации была - ведь человек по дороге сюда вчера выглядел весьма неважно.
Отнюдь не раскрушив все на пути, большой мишка обратился к кому-то, и похоже, Мезкаль беспокоилась не понапрасну. Уж что-что, а отчитываться перед хозяевами маяка за чужие проступки она не намеревалась.

И вот, перейдя ближе к Салли, она заметила нежданную-негаданную перемену. Зацепив железными когтями лежавшее рядом с разгромленной постелью покрывало, желтоглазая ненавязчиво протянула его львице.

Take it from me
When you start it's just a matter of time
Any minute you will cross that line
Take it from me
You never think about the price that you pay

- Я понимаю, что тебе неудобно в одежде, но ходить на двух лапах, и нагой... не принято, - вздохнув на колебание ушастой, Мез накинула ткань на нее, заслонив не прикрытые побелкой участки тела, к слову, подробностей физиологии которого все равно не было видно среди царившей вокруг радуги инфракрасного зрения.
Теперь им всем нужно будет помыться... А до Прайд просто необходимо донести идею, иначе она конкретно так получит звездюлей от лисы, как подсказывала интуиция. Поэтому непременно стоит взывать к здравому рассудку, раз уж он у нее появился.
- Мы итак испытываем терпение принявших нас под свою крышу, - оглядела ее волчица, и кивком указала на ту стену, где красовались дырки от ее оружия, - Уже не говоря об ... остальном. Ты теперь не дикарка, уважай законы мутанималов, и не выставляй напоказ то, что должно быть под одеждой - девушка положила руки на плечи Салли, не позволяя ей снять покрывало, и мотнула мордой в сторону панды, выпавшего на долю воительницы.
- Видишь, как он паникует? Ты же не хочешь добавить лисе работы психиатра, чтобы ей пришлось лечить нервы и нам, и себе? - твердо проговорив это голосом, способным вызвать доверие, Мез пристально глядела на львицу. Сохранять равновесие помогала привычка поддерживать хоть какое-то спокойствие в других, что всегда и делала носительница дредов в таких ситуациях. Бардовая ладонь отряхнула белоснежный ирокез Прайд, и закрыла черный волчий нос, дабы пресечь предсказуемый чих.
Мезкаль надеялась, что ее доводы Салли послушает и этого хватит, чтобы она не делала глупостей, хотя бы пока что.
"Ну что смотришь, я твою задницу пытаюсь спасти!" Если удастся, то львица избежит наказания по этому пункту, который по-любому послужит причиной неприятностям. И скорее всего, в данном мире нет психологов для таких как они, так что дружный поход к мозгоправу этим двоим точно не светит, и придется обойтись народными средствами. Уж какие методы у лисы - неизвестно, повезет еще, если оставит их троих жить на маяке.
Интересно, меня что-то может вообще вывести из себя? - усмехнулась мысленно желтоглазая, коротко вспомнив вечные тренировки по самодисциплине и, взглянув на дверной проем, покачала головой. Рыжая мисс, пришедшая по зову и желавшая проверить, чем занимаются ее подопечные, явно была ну очень недовольна, шокирована, и мягко говоря, готова всех расшвырять. Их приютили, а они, бессовестные, затеяли большую стирку... маяка с лица земли. Вряд ли работу Мез можно назвать меньшим злом, в общем вперед, собрав волю в кулак, подставлять хвост под выразительный пинок лапой с нестрижеными когтями.

Nothing can stop me
Nothing holds me back
Think you could slow me down?
Knock me off my track

Nothing can stop me
Nothing holds me back
Think you could slow me down?
There ain't no turning back

Отредактировано Mezcaal (2017-01-14 17:38:11)

+2

7

Ох как же недоволен был Раф тем, что его возлюбленная на правах самопровозглашенного лидера "утвердила" бедовую троицу спасенных в своей новой, еще толком не обжитой "одинокой" обители. Сколько было споров и живописных телодвижений - Рафаэль в начале разгорающегося скандала показательно треснул кулаком по отштукатуренной поверхности выпуклых стенок. Нечего им тут делать, и точка! Это тайное логово. Подчеркнуто дважды - тайное! И Ниньяра не смеет впускать всяких обормотов, какими бы они не были несчастными, истерзанными Кренгами и Футами, в это скрытое убежище, которое он передал своей возлюбленной в полное ее распоряжение.
Умеко не замедлила подловить своего благородного рыцаря, сейчас больше похожего на знаменитого огра Шрека, недовольного присутствием посторонних лиц на его болоте, простите, маяке, что раз она теперь полноправная владелица сия обители, значит это ей решать, кого пускать, а кого не пускать, - Или ты хотел, чтобы мы их сбросили с хвоста в центре города - выживайте как придется, так что ли? - возмущенно оскалила узкую пасть куноичи, нависнув над скорчившим самую зверскую в его арсенале рожу Рафаэлем, пристально уставившись в агрессивно сузившиеся, ярко пылающие желтые глаза, под слоем широкой багровой тряпки.
Несколько секунд пара напряженно буравила друг-друга своими убийственными взглядами, словно испытывая, кто первый дрогнет и провалится к чертям собачьим под землю, затем в унисон обиженно развернулась в разные стороны. Скрестив руки на крупной, туго обтянутой кожаным корсетом груди, Ниньяра угрюмо покосилась из-за плеча на своего панцирного приятеля. Пышный, полосатый хвост мутанималки разъяренно подметал пыльные ступени башни.
Пока что "дорогие гости" отдыхали в личных чертогах новой хозяйки заброшенного маяка: кто спал, приходил в себя после сумасшедшего вечерка, кто прислушивался к изменению внутренних процессов, только-только мутировав и осознав, кем он стал. Вообще Ниньяре было не особо интересно, что думают, что переживают эти существа сейчас, но тем не менее с позой саносца "моя хата с краю - я ничего не знаю",  она была не согласна. Отнюдь. В самом деле, она ниндзя, убийца готовая жертвовать своими солдатами, сколь часто ей приходилось бросать раненных и не способных сражаться бойцов своего отряда, а казалась сейчас куда правильнее вставшего поперек прохода парня, отчаянно не желавшего принимать действительность и цепляющегося всеми лапами за остатки сладостного покоя, который он привык видеть в этих стенах. - Ты серьезно хочешь их вышвырнуть?

Да ладно, мы оба знаем, что ты на такое не способен.

Остроносая лисья мордашка ехидно высовывается из-за напряженно вздернутого, мускулистого плеча мутанта, - Да ты не сможешь, - противно напела куноичи, нахально растягивая уголки тонких губ в уж совсем едкой улыбке. Нет, подстрекать своего дружка на "слабо" Ниньяра, конечно, не собиралась, но напомнить о кодексе бусидо и воспитании парня, ей никто не мешал. Ну и ткнуть пальцем на его раздутое самолюбие, тоже можно разок, - Не думаю, что твой сэнсей оценил бы столь грубое поведение своего ученика.
Ответная физиономия, повернувшаяся в ее сторону демонстрировала не то что реверсивную версию "радушного и гостеприимного, послушного сына Хамато Йоши" - она убивать была готова, судя по форме сведенных на переносице в глубокую гармошку бровных дуг. Ты действительно хочешь, сердце мое, чтобы я тебе доказал, какой я "правильный", какой я "воспитанный" мальчик? Серьезно?

Неизвестно чем бы кончилось это великое противостояние между горячей парочкой, как на верхних этажах что-то так смачно грохнуло, затрещало и заорало, что и Умеко и ее набычивший губы приятель, синхронно подняли головы, словив на макушки щепотку крошеной извести. Резко зыркнув в сторону Ниньяры, - мол, вот видишь, что происходит! - саеносец грузно подтянул ремень, и деловито потирая ладони, судя по всему, разминая их, чтобы сгрести "хулиганов" за шкирки и пошвырять их прямо из окна в море, потопал наверх, опередив подругу. Молча проводив взглядом накаченную задницу приятеля, надменно махнувшего своим крохотным обрубком хвоста, Умеко громко, тяжело вздохнула... и, разумеется, потащилась следом, хватаясь одной рукой за обшарпанные стенки вокруг винтовой лестницы устремленной вверх, к комнатке смотрителя.

Поднявшись и открыв дверь, воительница почти было мысленно согласилась со своим возлюбленным, который, к слову, застыл рядом, в потрясении поставив глаза на выкате, и кажется ненадолго позабыв о своих губительных намерениях. Уж больно красочная картинка предстала их взору...
Например, несколько застрявших в кирпичах "стрелок", от которых в стороны расползлись солидные такие паутинки трещин. Панда, который колобком безумия перекатывался по помещению, сшибая все вокруг своей широкоформатной массой, и львица, которая в лучших традициях домашних кошек попыталась повиснуть вниз головой на потолке, вцепившись в него всеми своими когтями. Мда... просто мда...

Ниньяра и рта раскрыть не успела, как заходящийся в истерике черно-белый медведь грузно шлепнулся перед нею ниц, едва не протаранив коленками пол убежища. На всякий случай лисица посторонилась, немо пялясь на царящую здесь вакханалию, и едва подавляя в себе желание развернуться и красиво убежать в закат, махнув на прощание метелкой хвоста - сорри нот сорри, в самом деле, сами разбирайтесь. Несчастный реально попытался схватить ее за ногу, чтобы стиснуть оную в благоговейном объятии, исступленно моля о помощи, утопив ту в слезах. Слава кицуне, Ниньяра успела отойти от этого безумца достаточно далеко, по-настоящему опасаясь, что пока что невменяемый здоровяк в припадке просто-напросто раздавит свою спасительницу. Каким бы он пушистым увальнем он не был - весила эта кроха немало. - "Господи, во что я ввязалась," - больше всего происходящее напоминало детский сад. Или цирк шапито. Или театральную постановку. Слишком это все глупо, чтобы быть взаправду.
Проводив глазами свалившуюся с поднебесья спелой грушей львицу, Умеко молча приложила ладонь к переносице.

- Раф, я принимаю твое предложение. Выноси.- ... можно вперед ногами.

Правда мутант ей так ничего и не ответил, что вынудило мутанималку снова посмотреть на своего сопровождающего... а затем обратить внимание на то, к чему был обращен его шокированный, и, что неприятно сознавать, до крайности заинтересованный взгляд.
Покривившись, куноичи с чувством перехватила змеящиеся по карапаксу кроваво-алые концы банданы, и неуловимым движением закрыла саеносцу весь обзор, сместив вырезы для глаз куда-то на впалую щеку. - На что уставился родной?

Снова развернувшись к пришельцам, Ниньяра коротко кивнула Мезкаль, проявившей тактичность и мигом прикрывшей непростительную наготу разорвавшей одежду мутантки. - Неплохой самоконтроль у тебя, я смотрю. Но поосторожнее со своими игрушками, дорогая, а то не ровен час, твоя штука выбьет кому-нибудь ненароком глаз. Или чего хуже - себя подстрелишь. ТИХО! - рыкнула на вновь залепетавшего панду лиса, - Вставай, - безрезультатно попробовав сграбастать в кулак толстые складки на загривке сгорбившегося юноши-панды, выскальзывающие из пальцев, в итоге Умеко цепко перехватила его за ухо. - Вставай говорю, хватит скулить, как щенок. - Надо сказать боль в слуховом органе была ой какая, так что запищавший фальцетом парнишка мигом притих, да начал послушно переползать на коленочках, неуклюже порываясь встать - мигом всякие львицы с оголенными телесами из головы улетучились! - Позор быть такой истеричкой. Назовитесь, - в приказном тоне обратилась к гостям Умеко, выпустив ухо подопечного. - Меня зовут Ниньяра. Это Рафаэль, - указала она на ворчливо поправляющего бандану черепашку, - Мы спасли вас от лап инопланетных захватчиков и от здешней земной организации, не менее жестокой по отношению к пленным. Я жду от вас хоть какого-то уважения. И объяснений. С тобой и так все понятно, - иронично хмыкнула воительница бедному, потирающему потрепанную черную "пуговку" ушка медвежонку, - Балбес которого заманили в клан песнями о будущей славе? Или за бесплатную еду записался? Не важно. А вот вы двое, откуда?

+4

8

Закричи, как эхо старых ран
В небо вцепится серебряная плоть
Если хочешь танцевать, иди на грань
Бездну голосом пытаясь распороть


Действия Салли не могли не повлечь за собой последствий. Так, например, Мезкаль, не только одним своим видом показала, что стриптиз львицы недопустим, но и даже прикрыть успела стратегические места её нового тела. Прайд не понимала этого, но раз все вокруг одетые, придется и ей сократить доступ к обзору своей шкуры для окружающих людей. Она поежилась под взглядом волчицы, но сказать ничего не успела. Последовало следующее. Следующие…

Лиса. Большая и рыжая, точно кровавый закат – лиса появилась в комнате почти бесшумно, как и её спутник. Тот самый черепаха, спасший задницы девушек из лаборатории вместе с ранее зашедшей хвостатой. Оба они, признаться, были на нервах. И причина тому была очевидной. Три причины в их комнате, если оценить ситуацию на трезвую голову. И, видимо, зашли они раньше, чем Салли сумела их заметить. Может отставание от действительности и составляло лишь пару секунд, тех самых, за которые на её плечи успела упасть одежда, но повязка на лице черепахи под руководством рук лисы резко скрутила обзор зеленому на все сто процентов. Что это было?

- Эм, - многозначительно начала Салли, но её прервала сама спасительница, начиная отчитывать каждого из спасенных, точно те были молокососами какими-то. Почти, вот панду назвали истеричкой. Салли молчала, но на загривке то и дело поднималась под тканью шерсть.

Она не привыкла получать нагоняй от посторонних. Мать? Да. Другие охотницы? Пожалуй, но не от остальных. Когнитивный диссонанс во все края и градусы, ведь человеческая сторона бывшей львицы напоминала и её долге перед парой, стоящей в дверном проеме.

- Спасли, спасли они твой хвост, дурная, - ворчала совесть в черепной коробке, успокаивая нервозность львицы, гася в ней желание рыкнуть на лису, что бы не задирала перепуганного панду.

Вдох. Выдох. Лиса представилась, представила и своего спутника.

Ниньяра… Её имя было мягким на ощупь, точно молодая трава в период дождей. Такая мягкая, но попробуй поесть и себе всю глотку в кровь раздерешь. Вот и тут было подобное, лисица казалась затихшим гейзером, готовым в любую минуту взорваться сотнями горячих капель, обжигая всё вокруг. Злить такую? Пожалуй. Салли улыбнулась себе под нос, с прищуром оглядывая девушку, точно не сравнивала её минуту назад с чем-то опасным; широкие бедра, сильные руки и ноги, гибкость, заметная невооруженным взглядом. Она те еще финты ушами устраивала в лаборатории, чем не могла не привлечь к себе внимание.

- Салли Прайд, - первой представляется мутант, кисточкой тонкого хвоста касаясь пола, - я прямиком из Африки, - её янтарные глаза на фоне желтого белка почти сливались друг с другом, но увидеть на кого хвостатая смотрит вполне можно было, - последнее, что помню до лаборатории – это совместную охоту с прайдом на буйвола. Очень хотелось сцапать заднюю ногу добычи до прихода льва, но меня отвлек странный запах. За любопытство и поплатилась этим, - Прайд кивнула на саму себя, почти презрительно щелкая острыми зубами, - стала каким-то гомункулом, говорю непонятные слова, которые уже откуда-то знаю, ничерта не понимаю и откровенно из-за этого бешусь, так что пусть тут лучше панда поноет, чем кошка кусаться начнет.

Мутант не могла не заметить изменения во взгляде Рафаэля. Конечно, тот тут же состроил еще более кислую рожу, но кусать Салли никого не собиралась. На место взмыленности пришла банальная усталость. Даже ссадины уже не ныли так заметно, как болела каждая мышца. Еще один отходняк после продолжительного наркоза? О, Прайд бы не удивилась этому. Наверное, это почувствовала это и Ниньяра, та кивнула хвостатой на коробку у постели, слегка задвинутую ближе к уцелевшей стене. Дойдя до неё и присев на корточки, она подхватила когтями картонную крышку и приподняла над самой коробкой, переложила на пол и удивленно хмыкнула. Одежда, конечно. Взяв оттуда пару шмоток, название которым было «джинсы» и «майка» и еще что-то из необходимого, Прайд осторожно вышла из комнаты, хвостом задев ногу хмурой черепахи, спускаясь по лестнице вниз.  Одевалась она, кстати, не долго, словно зная изначально как застегивать ширинку, продевать хвост в положенную под него дырку. Всё это и правда было в подкорке. Наверняка она пропустит часть беседы Ниньяры с остальными, но вернувшись, львица первым делом подошла к панде и протянула ему лапу, пытаясь улыбнуться своей усатой мордой. Эти почти заплаканные глаза пусть и нервировали, а чувство вины накатывало не меньше слабости, но пушистому нужна была поддержка, иначе в окно с испугу выпрыгнет. Ну а вдруг?

Засвистит и захохочет чья-то плеть
Грудь раскрой, пускай увидят пустоту
Ты же помнишь, что когда-то мог взлететь
Так порви проклятую черту

+2

9

I don’t know who to trust no surprise
Everyone feels so far away from me
Heavy thoughts sift through dust and the lies
Trying not to break but I’m so tired of this deceit
Every time I try to make myself get back up on my feet
All I ever think about is this
All the tiring time between
And how trying to put my trust in you just takes so much out of me


Мезкаль встала ровно, когда лиса обратилась к ней, внимательно глядя в холодные лазурные глаза. О чем она ведет речь? То, что бурая не сдержала львиную долю стрелок, раздробивших в результате кусок стены, это самоконтроль? Нет, так это не называется. Впредь нужно быть осторожнее.
- Не подстрелю, - сам по себе грубый голос девушки прозвучал так, что добавить еще к этому "мэм", и почувствуешь себя в армии. Выговор мишке от сияющей презрением в глазах лисицы показался ей чересчур жестким, но если подумать, то саму волчицу и не так гоняли... Вспомнив вновь о живописном родном крае, она печально посмотрела на закрывшуюся почти с головой покрывалом Прайд, выглядывающую носом из складок ткани, и перевела взор на зеленую груду мышц, обиженно пыхтящую у входа, непосредственно загородив его собой.
Взгляд бронзовых глаз прошел как-то сквозь него, буравя винтовую лестницу, и проводя невидимую линию к подъему на самый верх, к фонарю. Одна дверь отделяла ее от чистого, морского воздуха, только сейчас Мез поняла, как хочет туда. В этих каменных стенах ей много чего не хватало, в том числе и того самого запаха свободы под открытым небом. Свободы-то имелось явно больше, чем выбора, и все же она была совсем не такой: оказаться в чужом мире - это ли не плен?
Львица же, своими словами вызывала неподдельный интерес. Насколько все-таки у них разнятся и вид, и истории... А все равно, обе из природной местности. Но взять панду например, пока неизвестно, где он жил до этого. И будем надеяться, что он, когда придет в себя, станет спокойнее, потому что было видно - неплохой малый. Да, именно так его можно назвать, ведь несмотря на размеры пушистика, вел он себя даже немного по-детски, как можно было заметить с самого начала. Хотя кто знает, может, за этой невинностью в нем кроются не самые приятные качества, такие, как трусость, например. Не сказать, что шатенке это все это нравилось... Хоть и устраивало, но ее вообще мало что "вдохновляло" здесь. Еще и при разрухе, за которую троице неизбежно придется отчитываться... - "Ну, или только мне, - пролетела недовольная мысль, когда девушка учла состояние и поведение остальных, - и небось, вынудят исправлять все": так ведь принято в социуме, что там, что тут, пусть Ниньяра сказала их вышвырнуть черепахе с именем, походящим на известную марку конфет. Синеглазая выглядела непробиваемой, и все же, их не будут тут держать вечно, хотя бы потому что терпение у обоих не резиновое. И уж тем более увидеть это можно по саеносцу, в чьих едких лимонных глазюках разгорелся и просто полыхал гневный огонь, жаждущий возмездия за "потраченную" хату.
Все же, маловероятно, что им удастся умыть руки, ничего за собой не убрав - правда в случае Мез, что можно сделать? Если только заклеить трещины от оружия обоями. Кстати об умывании, хорошо, что она привела себя в порядок и сделала все дела раньше, ибо в данный момент, живыми им отсюда пока не выйти. А с тем, что испачканная в своей и чужой крови одежда уже не прилипала, но приносила дискомфорт, можно и потерпеть. Желтоглазая как-то не позволяла себе просить такого от незнакомых мутанималов, тем более, что дали они ей и так достаточно много.
"Да, оденься, тебе пойдет", - как бы обратилась мысленно к волочащей за собой покрывало бежевой волчица, тряхнув каштановыми дредами. Да, эта девочка еще потреплет им нервы... им всем. "Хоть глаза отдохнут от этой шерстяной тушки". Общие ощущения от длительного анабиоза были не особо приятными, и начинали конкретно раздражать. Нужно размяться.
- Меня зовут Мезкаль. Думаю, что была поймана инопланетными захватчиками и предположительно введена в коматозное состояние, если можно так выразиться. Чувствую, что всегда была такой, не считая примочек, - смотря в глаза рыжей и панцирному, проговорила волк, и так же невозмутимо продолжила, - Память ко мне пока не вернулась, - она потерла шею, ничуть не коря себя за то, что недоговаривает информацию - так надо. Да и вряд ли эти данные сыграют какую-то роль. Сейчас перед ней стояло лишь две значимых цели: найти этого прозорливого питбуля, и вернуть себе генератор времени, чтобы отправиться домой. Как это сделать - плана еще не имелось, да и так сильно все перемешалось в голове, что Мез уже даже не представляла, как поступит, встретив механизированного приятеля.
А, ну и попутно, можно помогать Салли с непонятыми словами, благо, знания о некоторых вещах нынешнего мира тоже были заложены в мозгу, этими же самыми вредными пришельцами. И в сведениях этих не было ровным счетом ничего о земных организациях, вроде этой. Очевидно, захватчики не успели внести все изменения в темноволосую голову... при всех-то их технологиях? Или, просто не хотели, чтобы она знала? Стоп, а им вообще известны данные об этой организации, и подобных?

- Панда сильно напуган, не каждый день мутируешь в зверя, - обратилась Мез к лисе, - И если кого винить, так это меня.
Девушка подошла к стене, где были трещины, и натужно вздохнула, устало потирая пульсирующие виски. "Запасной рулон обоев у них едва ли есть... Либо явно не здесь".
- Побелку с пола отмыть можно, так что если я могу помочь - готова. - обернулась волчица, в то время, как кошачья уже тихим сапом смылась с места преступления.

- Можешь вкратце пояснить, что известно об этих инопланетянах, и о вражеской организации? Чтобы мы примерно знали, с кем имеем дело, - спросила волчица, выдержав паузу, и не без сочувствия посмотрела на косматого панду, от лап которого в полу наверняка тоже возникли трещины, судя по знатно охреневающим лицам ребят. Взором она будто говорила ему: "Ты как?".

Tension is building inside steadily
Everyone feels so far away from me
Heavy thoughts forcing their way out of me
Trying not to break but I’m so tired of this deceit

I’ll take everything from the inside
And throw it all away
Cause I swear for the last time
I won’t trust myself with you

Отредактировано Mezcaal (2017-10-15 13:13:11)

+3

10

Он надеялся, что его вылечат.

Точно так же, как тогда, в секретной лаборатории кренгов, где на него выплеснулась эта противная голубовато-зеленая жижа. Мутаген... Он столько раз читал об этом в своих любимых комиксах, но не мог даже на мгновение представить, до чего это больно — превращаться в кого-то другого, пускай даже в огромную мохнатую панду! Таких страданий и злейшему врагу не пожелаешь, ей-богу. Знать бы заранее, к чему это все приведет... И все-таки, даже оказавшись в таком отчаянном положении, Тао Шан верил, что у него еще есть шанс все исправить. В комиксах всегда существовало зелье, антидот, способный вернуть все как было. Должен же он существовать и в этой реальности! И кому как не другим мутантам должно быть очень хорошо известно, где его можно достать. Тем более, что именно эти ребята чуть ли не за шкирку вытащили его из самого пекла, буквально выдрав несчастного парня из когтей госпожи Караи и ее вооруженных прихвостней. Страшно представить, чтобы футы с ним сотворили, останься он тогда на базе! Скорее всего, тоже посадили бы в клетку и увезли на исследования, как всех тех прочих, ни в чем не повинных созданий. Тао было ужасно стыдно за то, что он позволил клану их схватить — хотя он все еще никак не мог отделаться от страха перед Салли и Мез, прекрасно помня о том, что они сотворили с другими новобранцами из его отряда. Потому-то он и рванул к единственному, на его взгляд, адекватному и вменяемому существу во всей этой причудливой компании — а именно, Ниньяре. Хотя и она тоже страшно его пугала... Но она-то, по-крайней мере, никому не выпускала кишок (ну... на глазах у Шана точно не выпускала), и в целом вела себя достаточно... разумно. Вот потому-то он и простер к ней свои огромные когтистые лапы, буквально на коленях умоляя девушку его спасти. Еще раз. Она ведь уже сделала это один раз, так почему не могла во второй?

"Чудес не бывает, Тао," — любила повторять парню его старая как мир прабабушка Си. И почему он все время с ней спорил...

Всего лишь на минутку отвлекшись от своих пронзительных мольб, во все глаза уставившийся на полностью раздевшуюся мутантку Шан как-то совершенно упустил из виду тот момент, когда Ниньяра цепко схватила его за ухо. Но даже ощутив невыносимую боль от впившихся в живую плоть когтей, Тао все равно далеко не сразу отвел взгляд от голенькой (если так можно было сказать о ком-то, с ног до головы покрытом густым колючим мехом) Салли Прайд — он, понимаете ли, еще ни разу в своей жизни не видал обнаженного женского тела. Ну, то есть, видел, конечно же, но только на картинках. В реальности, все выглядело немного иначе... Лучше, да. Лучше. Настолько лучше, что у бедного парня аж челюсть отпала; впрочем, уже очень скоро Тао был вынужден отвлечься от сего дивного зрелища и поневоле обратить внимание на гневно зарычавшую на него Ниньяру. Покладисто заойкав, панда тотчас начал со всей доступной ему неуклюжестью подниматься обратно на ноги... то есть, на лапы, в процессе снова больно стукнувшись макушкой о потолок и едва не утащив Ниньяру куда-то наверх — девушку спасло лишь то, что она вовремя выпустила косматое медвежье ухо. Кое-как выпрямившись и вновь визуально заняв собой добрую половину помещения, Тао в огромной растерянности уставился на лисицу сверху вниз, притом машинально потирая лапой место ушиба.

Я не... — вякнул было несчастный, но тут же заткнулся, не договорив — уж больно грозно на него зыркала эта пушистая девчонка. Может, он ошибся? Может, она и не друг ему вовсе? Но если ей так не нравилась собравшаяся здесь компания — почему она сама же их сюда притащила? Испуганно вылупив глаза, Тао молча выслушал гневную речь Ниньяры, все также на автомате теребя свое растянутое ухо... а затем с энтузиазмом распахнул пасть, готовый в мельчайших подробностях изложить присутствующим свой долгий и увлекательный рассказ — о том, как он приехал в Нью-Йорк из далекой китайской провинции, чтобы подзаработать и накормить семью, прожил здесь какое-то время, перебиваясь с одной грязной работенки на другую; о том, как наивно клюнул на какое-то более чем сомнительное объявление о наборе учеников в знаменитую школу восточных боевых искусств, о которых он грезил чуть ли не с пеленок... Но не успел выдавить из себя ни единого звука: Ниньяра просто заранее оборвала панду небрежным взмахом ладони, с ходу поставив на бедном мутанте клеймо неизлечимого тупицы и обжоры. Тао с донельзя глупым видом захлопнул рот, так и не сумев вымолвить ни слова в свою защиту, и в дальнейшем молча стоял на своем месте, смаргивая подступившие к глазам слезы.

Вот так всегда... Можно подумать, он такой толстый, что жир под его шерстью не пропускает насмешки и оскорбления!

"Они даже здесь надо мной смеются," — с горечью подумал Тао, отводя взгляд от суровых лиц Ниньяры и ее зеленокожего спутника. — "Даже другие мутанты видят во мне жалкое посмешище!" — он украдкой провел лапой по носу, утирая струящиеся наружу потоки соплей. Ему не хотелось бы снова навлечь на себя гнев этой злобной хвостатой особы: пожалуй, второго такого "наказания" его ухо не выдержит. Так что, мутант на какое-то время опасливо затих, лишь слегка подвинувшись в сторонку, когда мимо него с легким оскалом на морде продефилировала чем-то страшно раздраженная Салли. Тут-то он в очередной раз столкнулся с насущной проблемой — а именно, катастрофической нехваткой места для его громоздкой толстозадой туши. Кое-как пристроившись сбоку от скептично скрестившей руки на груди Ниньяры, Тао все с той же расстроенной, удрученной миной прислушался к сдержанному рассказу Мезкаль, так ничего толком и не поняв. Была ли она человеком раньше? Или ее тоже, как и Салли, привезли откуда-то из диких мест? Перехватив устремленный на него взгляд Мез, Тао сразу смущенно отвернул морду в другую сторону, боясь, как бы ему вновь не досталось воспитательного звездюля в наказание за неуемное любопытство. Однако, вопреки ожиданиям, девушка не стала ругаться или презрительно кривить морду. Наоборот, она вступила за него перед Ниньярой, и даже сверх того, взяла на себя вину за все произошедшее. Тао, не удержавшись, адресовал Мезкаль долгий, откровенно растерянный, но отчасти благодарный взгляд... а затем все-таки решился подать голос, отвечая на вопрос мутанималки взамен слегка замешкавшейся Ниньяры.

Они зовутся крээнгами... И они прилетели на Землю с целью превратить ее в подобие своей родной планеты, — пояснил он тихим, застенчивым голосом, каким обычно отвечали на уроках самые отъявленные и закомплексованные ботаники. — У них есть базы по всей стране, а может, и на других континентах тоже, где они проводят свои ужасные эксперименты над живыми существами, превращая их в мутантов при помощи особого вещества, которое они привезли сюда на своих космических кораблях. Наш отряд должен был спасти нескольких таких существ, включая вас с Салли... — тут Тао неловко замолчал, только сейчас осознав, что без спроса встрял в чужой разговор. Не удержавшись, панда бросил короткий извиняющийся взгляд на Ниньяру и, на всякий случай, втянул голову в свои необъятные мохнатые плечи. — То есть... все, молчу, — и он вновь неуклюже подвинулся в сторонку, случайно с душераздирающим скрипом толкнув и сдвинув с места увесистый деревянный комод. — ...простите!...

+3


Вы здесь » TMNT: ShellShock » V игровой период » [C5] Веселые каникулы