Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » V игровой период » [C5] Run babe, run!


[C5] Run babe, run!

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s3.uploads.ru/KVBgR.png
Run, my baby, run, my baby, run
Run from the noise of the street and the loaded gun
Too late for solutions to solve in the setting sun
So run, my baby, run, my baby, run

Дата и место: 20 июля, вечер, доки - старый портовый склад Квантера
Персонажи: Рене, Квантер, Вингнат, Микеланджело, Донателло

Краткий анонс: По правде говоря Рене не ожидал такой удачи со своим старым, давно забытым экспериментом. Он все больше и больше убеждается в том, что кроха-Шизолет на самом деле очень полезное... приобретение. Забрать фактически беспомощного мутанта обратно в центр, для будущих исследований - что может быть проще? Беги, беги малыш. Беги пока можешь, Квантер.

+2

2

Прелестно, сколько вкусностей то подвалило.

Мутант чувствовал себя не иначе как маленьким мальчиком, к которому подъехал грузовичок мороженого... или игрушек. Или щенят с котятами, не важно. То, что умудрились достать Караи и ее ручные обезьянки, было просто восхитительно, волшебно... поразительно! Рене с восторгом хватал в когтистые лапы то одну баночку мутагена, то другую, то зарывался своим длинным, шипастым носом в выпотрошенного на его железном столе мутанта, едва ли не впиваясь в виднеющиеся в глубине вспоротого брюха спрессованные органы, чтобы пропустить их сквозь пальцы, подобно жадному богатею, разбрасывающему во все стороны горстями золотишко из открытых им залежей Смауга.
Да, пускай француз и был помешанным на мести, деньгах и мировом господстве (в необозримом будущем, когда удастся с чистой совестью и без риска отойти от Шреддера и его амбиций), Рене был еще и ученым, классифицированным доктором наук, так что профессиональное любопытство ребенка "как устроен этот мир", даже у этой жуткой образины не отнять. Ящер уже получал образцы генетического материала для изучения, а так же саму мутагенную сыворотку пока просиживал штаны будучи "мертвым" для этого города в родных, французских пенатах. Успел ознакомиться с новым для него составом чистейшего мутагена, правда всего этого было слишком мало, чтобы изучить должным образом, к тому же тогда Рене был сосредоточен на взращивании черепашьих клонов. Мутаген ушел в расход эксперимента ради на беспризорного мальчишку, и не сказать, что Алонсо не был доволен тем, что так халатно израсходовал сыворотку - зато он видел применение загадочной субстанции в действии. Занимательное зрелище... Кстати, где шут носит этого оборванца?

Оторвавшись от жадного разглядывания охладевшего сердца так и не вышедшего из анабиоза мутировавшего существа, Рене молча уставился на распахнутое окно, сквозь которое в его просторный, полупустой кабинет бурными потоками врывался ветер. Беспризорник был верен своим дурным привычкам, а ящер им и не препятствовал. В углу залы скопилась целая стопка из бумажников, часов,  по полу валялись цветастыми бусинами драгоценные камни из смятых браслетов, колье и колец. Зубастый малец Клэренс местной горгульей украшал своим косматым силуэтом высотки Нью-Йорка, и кажется искренне наслаждался своими новыми возможностями, во всю используя навыки летуна и маленькой, пронырливой крыски, обожающей брать все, что плохо лежит и тащить награбленное, словно кукушка фантики, в гнездо, к своему новообретенному наставнику. Который был непрочь, например, бумажную выручку использовать для своих нужд, не забывая, конечно,  отсыпать часть добычи в грязные, загребущие лапки воришки. Заслужил. В конце концов, приятней думать, что все деньги падают в его карманы, а не оседают в жир у разожравшихся Пурпурных драконов. И почему Шреддер имеет дело с этими недоумками?
Криво ухмыльнувшись, в очередной раз похвалив себя и свои достижения, Лизард снова склонился над трупом, причмокивая и облизываясь, подавляя в себе совершенно звериное, голодное желание откусить кусок от сочащейся кровью плоти, поддел кончиками загнутых когтей изогнутые ребра мертвого мутанта, одним резким движением сломав толстую кость и откинув половину грудной клетки, обнажил покрытые мутной слизью легкие, - Скальпель... где мой скальпель, - чавкающе облизнувшись, аж уронив на тело свешивающуюся с губ ниточку пузырящейся слюны, мутант раздраженно толкнул рукой железную каталку, зло хлопнув по полу тяжелым хвостом. После смены внешности что-то сильно изменилось. Эта жажда крови теперь больше походила на банальный голод. Серьезно, он, слишком воспитанная личность, человек, чтобы жрать, пардон, сырую печень дохлого образца, что за непотребное, совершенно звериное желание, которое ну никак не должно вписываться в его эстетическую натуру. Человек... Хах, разве?
Нашарив на полу изогнутое медицинское лезвие, Ящер мрачно уставился в свое собственное отражение на узкой полоске металла. Свой выбор жертвой он не считал, но тем не менее, успел свыкнуться вновь со шкурой худышки-докторишки, который выглядит более чем уныло по сравнению с тем, каким он снова стал. В этом есть смысл.

Снова уронив себе на кулак вязкий сгусток слюны, Рене презрительно тряхнул кистью, вытирая ее о халат, после чего быстро глянул поверх стола на тело готовое к препарации. Пожалуй, стоит отложить это дело, вспышки животных инстинктов начинают его раздражать. Не хотелось бы, чтобы кто-то зашел в его кабинет в тот самый момент, когда Лизард с наслаждением будет запихивать в пасть чъи-либо останки. Крылатая фигура, тяжело шлепнувшаяся на подоконник за его спиной словно подтвердила своим шумным приземлением мрачные мыслишки доктора, уже закрывающего труп замызганной простыней. С этим следует и в самом деле обождать...

- Долго же тебя не было, мелкий, - отложив скальпель и лениво комкая изодранное его же когтями махровое полотенце, Рене с любопытством вытянул шею вперед, вглядываясь в силуэт юного помощника, подслеповато щуря свой единственный "живой" глаз, - С пустыми руками смотрю. Что, сегодня у горожан деньги внезапно кончились? А банкоматы не работают, - криво ухмыльнулся ящер, обнажив рядок заостренных, желтоватых зубов со знатно выдающимися неровными клыками. Правда видок у парнишки был до того взъерошенный и всполошенный, словно дело тут было куда интереснее, и волнительнее, нежели отсутствие на улицах личностей, от которых можно было бы нормально разжиться, - В чем дело? - мигом убрав с кожистой физиономии наглую ухмылку, насторожился Лизард, не сводя с запыхавшегося мальчишки своего застывшего как в невесомости вертикального, змеиного зрачка.
- Я весь во внимании petit ami.

***

На самом деле Лизард был настроен к этой прогулке со смесью здорового скептицизма и любопытства - вряд ли в городе сейчас, кроме подрастающих и не задействованных ни в делах Фут, ни имеющих возможности выбраться за пределы своих клеток клонов черепах, можно встретить еще одну рептилию. Как там. Пятая черепашка? Какая прелесть. Вдруг это девочка. Больше Ящер был склонен считать, что Блейку показалось, или, это был один из его злейших врагов, - Ты уверен, что на черепахе не было маски? - притормозив неподалеку от доков, восседая на здоровенном погрузочном контейнере, оставив на память о себе следы от когтей, сквозь которые можно было заглянуть внутрь железного коробе, Рене уставился на своего крылатого приятеля, подставив ему свою утыканную шипами сквозь докторский халат спину для приземления, - Красной, оранжевой, фиолетовой? - он на секунду замолчал, а затем все-же решил уточнить, - Синей? - стоит ли говорить, Рене не доверял Леонардо, хоть и всячески подлизывался, не без издевки, разумеется, к бедному, совсем потерявшему голову малышу-Лео. Как уже Лизард испытал на горьком опыте, наркотики слабоватая такая гарантия, что оппонент все напрочь забудет.
Вообще было бесконечно весело и вместе с тем печально наблюдать за тем, как бывший лидер черепашьей команды танцует вальс вокруг Караи. Однако цепкая девка.
У Рене, к сожалению, рожа не столь смазлива и груди нет, так что он ловил черепашек своими методами - грубой силой. Главное не напороться на целую группу. Сейчас, по крайней мере, Алонсо теперь хорошо понимал, что еще не совсем готов надирать черепашьи задницы. Время, его организму нужно еще немного времени, чтобы принять и усвоить все "новинки"...

- Так и где-же наша крошка Люси? - спрыгнув прямо на покатую крышу с ближайшего подъемного крана, так удачно склонившего свой рукав над старым, обшарпанным строением, Лизард скромно поскреб обшивку, словно надеялся "выкопать" дыру, сквозь которую он мог бы благополучно спрыгнуть вниз. Заметив камеру, прямо напротив, нервно дернувшуюся в его сторону, мутант смачно шлепнулся на покрытие задницей и лениво выдрал зло блеснувший в его сторону "глазок" с корнем, вернее, со всей начинкой и проводами, обрывки которых теперь пучком торчали посреди покрытия испуская снопы искр, - Во всяком случае, тут точно кто-то есть, - всучив помятую камеру в лапы Вингната, бывший ученый ползком пошуршал вперед, постукивая длинным, по змеиному извивающимся хвостом по железкам и активно вращая головой в поисках новых камер слежения, дабы посигналить тутошнему хозяину своей голливудской, хищной улыбкой, - Выходи, выходи Барби, конфетка моя, моя птичка, рыбка, мой вкусный кусочек круассана... поиграем, - прошипел Рене, свесившись за края крыши и нащупывая когтистой лапой вход, - Мы мирные мутанты пупсик, если ты правда пупсик, конечно.

+3

3

Будем откровенны, этот день начался преотвратительно (хотя день, начинающийся около трех часов дня это уже неплохо – работающий люд не даст соврать!).  Если с пролитым на себя кофе (к счастью на пластрон, а не на кожу, а то ожога было бы не избежать) и разбитой тарелкой с овсянкой еще можно было, в принципе, совладать, то вот заклинивший во время традиционной утренней прочистки пистолет уже совсем не вписывался в термин «хорошее безопасное утро». В бормотании-слэш-шипении Квантера явно слышались нотки раздражения если не бешенства. Еще бы – тратить время на починку пистолета в то время, когда на день было запланировано море других дел, включая небольшой взлом…

Ладно. Пистолет починен, лишний раз протерт, смазан, вобщем получил вип-заботу и разместился в кобуре. Что там дальше? Взлом какого-то российского банка с труднопроизносимым названием (эти русские…). Ну уж это должно бы компенсировать все неурядицы «утра», не так ли?

«…КАК БЫ НЕ ТАК!»

Да, каждая красная строчка в визоре и на экране будто кричала, тыкала пальцем в лицо и мерзко хихикала. Фаерволы оказались неожиданно крепкими, а шифрование данных – на куда более высоком уровне, чем ожидал хакер. Ну и, как вишенка на торте, - купленные на черном рынке ключи оказались ни на что не годными.

Квантер откинулся на спинку кресла, жалобно скрипнувшего под его весом и, отодвинув клавиатуру к экрану, патетически воздел руки к потолку:
- Нет, ну что я сегодня сделал не так, чтобы заслужить это недоразумение, называемое днем? Ни мухи же не обидел, даже во сне вел себя примерно, аки школьник-ботан. Что с моими чакрами и растопыренной кармой произошло, а?
Разумеется, ему никто не ответил, ну кроме внутреннего голоса, который очень многозначительно промолчал.
- Ну да, конечно, и что мне теперь делать, раз день и так – в труху?

Вариантов было, скажем прямо, не то чтобы очень много. Можно было сыграть (и немножко самоутвердиться)  с каким-нибудь нубьем в что-нибудь сетевое, потипу Ворлд оф Варкрафта или там Ворлд оф Танкс… Последнее было отметено сразу – это творение белорусов, а те слишком близко к русским, которые сегодня его и так унизили. Может, что-нибудь из классики? Соники или, там, Баттлтоадс?..

От выбора игры его отвлекла тревожная трель уведомления и мигающее уведомление на визоре. Одиннадцатая камера отрубилась. Внезапно и безо всяких дурных знаков. Разумеется, это могло быть замыканием (или просто продолжением сегодняшней дурной удачи – китайская камера просто могла сдохнуть. Или же…

- ТВАЙУМААААТЬ!.. – восклицание было сдавленным, как будто хакеру кто-то со всего размаха заехал кулаком под дых (не заметив пластрона, конечно).

Заехала, если быть точным, камера номер восемь. Продемонстрировав зубастую ухмылку, перед камерой прошествовал, судя по всему, совершенно не скрываясь, Он. Конечно, с большой буквы, так как это был ОН. Кулаки мутанта рефлекторно сжались вокруг подлокотников кресла, заставив их проскрипеть на грани хруста, а сердце забилось со скоростью пулемета. Нет, конечно не от теплых чувств. Сердце умеет колотиться и от страха, подчиняясь лошадиным дозам адреналина, выброшенным в кровь. Страха перед Ним.

- Рене… - имя «гостя» было произнесено почти шепотом, как будто даже язык и горло отказались признавать факт того, что де-факто создатель вновь нашел его. Нашел, несмотря на всю шифровку, всю анонимность и все меры безопасности. И этот гость явно куда как опаснее какой-то там Моны или даже ее паренька с боевым шестом. Он даже не опаснее – страшнее.

Идти, впрочем, особо некуда. Придется кормить его свинцом отсюда. Тем более что ящер уже, судя по скрежету в районе двери, нащупал вход и не будет расшаркиваться перед тем, как войти. Хакер резко встал, отшвырнув из-под себя стул. В следующую секунду у него в руках уже были верные пистолеты, а сам он встал в привычную для себя тень напротив входа

- А толку от этой тени? Этот ящер в темноте видит ненамного хуже, чем на свету. Тебя-махину ему точно не будет трудом разглядеть. – даже в тоне внутреннего голоса просквозил страх, - так что тебе придется подороже продать свою жизнь.

- Не все так просто, знаешь…

К скрежету открываемой двери приплюсовался «треньк» отправленного сообщения. По всем каналам – от  электронной почты и скайпа до телефона, внутриигровых чатов. На адреса Донателло и Микеланджело. Тех немногих, кто мог если не прийти на помощь, то, если он проиграет, хотя бы наткнуться на развороченное убежище.

«SOS. Меня пришли убивать».


Достаточно доходчиво.

+3

4

Если и был в этом городе по-настоящему грозный и неумолимый злодей, способный навести панику на всю округу, то Шизолет уверенно называл им самого себя.

Ну, а как же иначе? Вот уже несколько недель заголовки газет все как один пестрили вопросами о том, что же это за странное крылатое существо вдруг начало жестоко терроризировать местных граждан, а также дорогие магазины и бутики, доселе беззаботно выставлявшие свои разномастные товары прямиком за стеклянные витрины, будто нарочно привлекая внимание сорванца — бери, не хочу! Естественно, Клэр ни секунды не задумывался над тем, что ему делать. Лишь только солнце опускалось за горизонт, как юный нетопырь тотчас с визгливым хохотом пикировал из окна родной лаборатории и зловещей тенью устремлялся на поиски новых сокровищ, ничуть не смущаясь остолбенелых людских взглядов. Ему нравилось то, как с каким ужасом они на него смотрели... В первое время, Шиз даже нарочно летал пониже, ураганом проносясь над чужими головами, позволяя людям как следует рассмотреть его лохматый черный силуэт с горящими фонарями жутких янтарно-оранжевых глаз, но затем все-таки стал вести себя осторожнее, после того, как пару раз выскочил прямиком на здешних хранителей правопорядка. Но даже тогда его наглости отнюдь не поубавилось: мутант продолжал бессовестно бить стекла, жадно сгребая лапами драгоценности и бриллианты, а также безо всякого проблеска стыда атаковал припозднившихся прохожих, буквально сдирая с них украшения, дорогие часы и меха. Его нападения были спонтанны и непредсказуемы, и никто из жертв не мог толком описать внешность существа, забравшего их личные вещи. Несколько размытых, темных фотографий, каким-то чудом запечатлевших Шиза в ночном небе, также не могли дать однозначного ответа на вопрос о том, что это был за зверь... или, скорее, чудовище.

Кому вообще могло прийти в голову, что однажды он был точно таким же человеком, как и все вокруг?

Бахахаха! Les imbéciles! — гоготнул Блэйк, вдоволь полюбовавшись на разворот какой-то местной желтой газетенки, во всю страницу изобразивший его страшную клыкастую пасть, распахнутую в стремлении сожрать несчастного репортера, и решительно смял ту когтями, после чего прицельно запульнул образовавшийся бумажный ком в голову какого-то проходящего далеко внизу бродяги. Тот немедленно застыл, возмущенно озираясь по сторонам, но так и не догадался посмотреть наверх... К собственному счастью, учитывая, что ему совсем не понравилось бы зрелище огромной летучей мыши, повисшей вниз башкой на переплете пожарной лестницы. Распахнув широкие кожистые крылья, Вингнат с донельзя самодовольной ухмылкой отпустил свой "насест" и, ловко перевернувшись в воздухе, тенью взмыл к облакам. Пора было возвращаться назад, к Мастеру... Преисполненный самого радужного настроя, Шиз весело заголосил на всю округу, бессовестно заливая своим пением опасливо притихшие городские улочки: — Non, rien de rien! Non, je ne regrette rien! — где-то далеко внизу, несколько запирающих двери очередного топового магазинчика работяг дружно пригнулись к земле, с нескрываемой тревогой уставясь в ночные небеса, но мутант даже не обратил внимания на их вытянутые в немом испуге лица, плавно пролетев себе дальше. — Ni le bien qu'on m'a fait, ni le mal! Tout ça m'est bien égal! — тень низко парящего монстра накрыла собой молодую пару, вынудив их спешно нырнуть в объятия друг друга и точно пара мышей вжаться в грязную кирпичную стену. Сердито залаявший где-то на задворках пес ошалело умолк и попятился обратно в конуру, спасаясь от неведомой угрозы... Отовсюду слышался стук торопливо закрывающихся окон, ставен и балконов — никому не хотелось иметь дела с жутким ночным певуном. — Non, rien de rien!... — дразняще описав круг над жилым кварталом, напоследок огласив его совсем уж высокой и противной нотой, Шизолет, наконец, с вредной ухмылкой полетел дальше, решив срезать путь через большой гаражный комплекс по соседству. Здесь совсем не было людей, а следовательно, горланить тоже было не для кого, поэтому Клэренс поневоле умолк, лениво скользя взглядом по многочисленным хозяйственным постройкам... Покуда его внимание не привлек странный, горбатый силуэт, на мгновение мелькнувший в ярком всполохе электрического света. Вмиг насторожившись — все-таки, ему уже давно было поручено высматривать черепашек и их друзей, — Шизолет плавно спустился пониже, желая разглядеть свою "находку" с более близкого расстояния; тем более, что незнакомец, будто нарочно, стоял к нему спиной, да еще и с карманным фонариком в руках, и его направленное свечение лишь еще больше сгущало темноту вокруг. Неслышно приземлившись на одной из соседних крыш, Клэр пристально уставился в выпуклый панцирь мутанта, почти сразу же определив в нем одного из смертельных врагов Лизарда... Но едва ли он мог понять, какого именно. Это точно был не Микеланджело, его апельсиновую маску и наглую глазастую физиономию можно было узнать за три километра. И уж тем более не его чванливый братец, Леонардо, ныне собачкой прислуживавший Клану Фут... Так и не разобравшись, Шиз, однако, зорко проследил за действиями мутанта, не без удивления обнаружив, что тот поправляет невесть откуда взявшуюся здесь камеру видео слежения.

И сколько, простите, еще здесь было таких камер?

"Они что-то затевают," — заключил Клэренс и, дождавшись, пока объект слежки вновь скроется из виду, с недоброй ухмылкой сорвался обратно в небеса. Нужно было поскорее доложить хозяину об увиденном...

"То-то он обрадуется!"


...или нет.

Вообще-то, Шиз рассчитывал на то, что его мастер проявит куда больше воодушевления, заслышав о чудесной находке юноши, но Рене, видимо, не торопился доверять сбивчивому рапорту своего крылатого помощника, предпочтя разобраться в ситуации лично. И Клэр просто не мог сдержать недовольства от такого подчеркнуто скептического отношения к его словам! Насупленным мотыльком порхая за шипастым плечом Лизарда, мутант то и дело ворчливо бурчал что-то себе под нос, вновь и вновь стремясь доказать мастеру собственную правоту. Ну не слепой же он, в конце-то концов! Да, мутация не сделала из него зоркого орла, скорее, наоборот, заметно ухудшила зрение бедолаги, но не заметить громоздкий черепаший карапакс с такого расстояния было попросту смешно!

Уверяю вас, Maître, на этом кретине не было маски, — пробурчал Клэренс, хватаясь задними лапами за один из остро заточенных шипов на необъятной спине бывшего доктора. — Ни красной, ни синей, ни даже серо-буро-малиновой... Вы сами скоро в этом убедитесь, как только его увидите! — и мутант с многообещающими нотками в голосе похлопал крылом по зеленой черепушке своего наставника, после чего вновь сорвался со своего места, давая Рене возможность спрыгнуть вниз — точно на крышу нужной им постройки. Приземлившись следом за исполинским ящером, Шиз послушно схватился лапами за выдранную из гнезда видеокамеру, с вредной ухмылкой погримасничав прямо в объектив, после чего равнодушно бросил уже ни на что не годный аппарат куда-то себе за спину. И покуда Лизард с откровенно зазывным видом прохаживался по округе, без сожаления кромсая когтями ржавые металлические листы, его вконец распоясавшийся помощник намеренно совался рылом во все встречные камеры, строя донельзя уродливые рожи и попутно легко срывая их с проводов и креплений. А где-то внизу, в полутемном убежище Квантера, на глазах у его притаившегося обитателя, один за другим гасли и рябили большие электронные мониторы... — Раз, два, три... четыре... пять! Кто не спрятался — Рене не виноват! — гнусно прохихикал он в один из электронных динамиков, прежде, чем избавиться от последнего устройства. Отбросив потухшую камеру в сторонку, Шиз теперь уже с откровенным нетерпением свесил ушастую голову с края залитой дождем крыши, злобно наблюдая за тем, как его мастер вскрывает когтями низко опущенные гаражные двери — ну точь-в-точь как консервную банку с тунцом, медленно и не спеша, в явном предвкушении сочного и вкусного обеда.

Ну же, хозяин, быстрее! Аж слюнки текут, ей-богу!

Свесившись еще ниже вдоль отсыревшей кирпичной стены, Винг с донельзя хищным прищуром заглянул в мерцающий сумрак помещения, после чего расплылся в откровенно пугающей клыкастой ухмылке, приветствуя своего нового знакомого.

...бу.

+2

5

Микеланджело сосредоточенно жевал шоколадный батончик сникерса, с застревающим в зубах арахисом и липкой карамелью, и был слишком озабочен своим серьезным делом, а так же унылыми думами, заполняющими его крапчатую голову, чтобы обратить внимание на терпеливо стоящем рядышком техника.
Впрочем Ди всегда прекрасно развлекал себя сам...

Майк чувствовал себя как-то... странно? После того, как он лично, и любимые друзья передали Мондо на руки  его пушистою снежную "белочку", что-то Майку не давало покоя, и он, откровенно говоря, все не мог понять причины своего беспокойства. С одной стороны - ну чего он так нервничал? Теперь у Алопекс все блага цивилизации, у геккона даже барная стойка есть, чего уж говорить о нормальной постели, полном холодильнике и телевизоре для полноценного досуга. Разве не за это он так радел, не за это пинал многострадальный панцирь старшего брата, гоняя его туда-сюда по крышам в поисках сносной хаты, что не протекала бы, была непродуваема и уютна? Майк коротко нахмурился, выпустив "сникерс" из огромной лапищи и голодно впившись в него зубами до хруста склеенных орехов - дурацкий лозунг якобы убеждающий в том, что мол, сожрал эту конфету - и сыт на года вперед. От нее хочется есть еще больше.

Так что его тревожило, словно дергая за невидимые ниточки?

Они стали так мало видится с пушистой куноичи, что весельчак по ней просто ужасно скучал. Скучал по ее обществу, по ее пышному, густому меху, заполоняющему собой все возможное пространство, по ее большим, удивительным глазам, похожим на белые луны, замершие посреди чернейшего, беззвездного бархатного ночного неба... Ему нравилось понимать, что именно от него Ло узнавала такие ништяки, как пицца, слова названий комиксов и родословную супергероев. Он показал ей что такое скейтборд и насколько хватает краски в баллончике для полноценного граффити. А еще что такое бит-бокс и как с ним обращаться... А теперь ее всему этому и даже больше, мог научить ее Мондо, который вообще, человеком в свое время был, и знал мир вокруг себя много больше и много лучше, чем нескладная канализационная черепаха, покинувшая свой подземный закуток всего-то пару месяцев назад!

Он вчера зашел к Мондо в гости и просто обалдел от его хором! Вот это вот, его скромная мужицкая квартирка холостякая, говоришь?

А ведь когда он ступил за порог, то эта парочка безмятежно восседала на диване в развале распотрошенных вскрытых чипсов с перцем, увлеченно взмахивая игровыми джойстиками! Играли! Без него! Мондо показал Ло, как рубиться в шутер? А не рановато ли? Он сам хотел потом предложить девочке поторчать в убежище, погонять ну там... в "фаллаут"? Разумеется шутник мигом был вовлечен в игру и занял почетное место на мягком креслице, но все равно. Было уже совсем не то... Он даже странно почувствовал себя тогда третьим лишним, не смотря на радушность ээээ... хозяев, угощения горой и трепетные объятия с подругой, которая не замедлила тесно прижаться к жесткому костистому боку своего приятеля, накрыв его пышным хвостом сверху.

Ему нравилось, что у девушки теперь такая хибарка, что она под неусыпным наблюдением Гекко.
Хотя Майки ведь даже не спросил, откуда у ящера такая квартирушка, где его предки? Он что, документы на собственность выкрал, и теперь коммунальные услуги его не призывают на подписи?
Может он поспешил принимать предложение старого друга?

- "Да неее... ерунда какая-то," - скривил крапчатую физиономию парень, помяв в кулаке пеструю обертку, а затем закинув руку за братское плечо, навалившись на умника чуть ли не половиной своего не маленького веса, продолжая монотонно чавкать. При этом Майк умудрился незаметно вытереть испачканную в шоколаде и текучей карамельной начинке ладонь о складки серого плаща изобретателя. - "Мондо клевый чувак. И Ло хорошо у него. Уж поди лучше, чем в сыром подземелье с такими как мы. Небось было тесно. Чувствовала себя как селедка, в банке," - неопределенно постучав пальцем по оливковой лысине старшего с таким видом, словно хотел проковырять в нем ногтем гигантскую дырку, черепашка шумно, протяжно выдохнул в ушные отверстия шестоносца, изобразив вселенскую тоску вкупе с непередаваемым отчаянием.
Видишь, как ему скучно?

- ДииииииииИИИиииии, - этот надсадный, воющий звук эхом прокатился по безлюдной площадке высотного здания от края до края. До сюда даже вой полицеских сирен и лай дворовых собак не долетал. Тихо, как в могиле. Такое впечатление, что весь город дремал, прямо вместе с нахохлившимся умником, который опасливо пошатнулся в сторону, спасая свой чуткий натренированный слух от позорной глухоты, - Братан, - юноша перекинул и другую руку с зажатым в ней лакомством через мускулистые плечи Донателло, не гнушаясь тянуть к себе руку с обкусанным батончиком через бледный, широкий нос Донни, едва не размазывая по чужой физиономии подтаявший шоколад, - Вот скажи... - он с треском и хрустом откусил очередную сладкую долю, активно работая челюстями и роняя на одежду гения целый водопад крошек, - Что ты думаешь, если бы Мона жила не одна... а, ну допустим, с Квантером?

Внимательно уставившись в постепенно багровеющую мину брата, Майки как-то не мог толком понять эмоции, что пытался показать своим выражением скромняга-Ди. Гнев не гнев, расстройство, да вроде тоже не похоже. Смутился? Да вроде не за что тут смущаться. Не став дальше расшифровывать не совсем понятный ему язык жестов нервно дергающего глазом механика, Микеланджело продолжил бодро рассуждать о своем, активно дерижируя огрызком "сникерса" и пару раз таки заехав им по виску старшего, на что получил его невнятное бурчание вроде "осторожней, пожалуйста", - Ну а что. Вот смотри... Он парниша, в принципе, неплохой. У него здоровенная пустая хата, он почти прикован задницей к стулу, небось даже не заметил бы Мону у себя дома. Зато сколько экономии... да и меньше бы сам с собой разговаривал, - опустив взгляд на стремительно бледнеющего хамелеоном Донателло, шутник озадаченно поскреб лапой в затылке - в самом деле, ну чего ты? - Видал как он под нос себе бубнит, а потом словно отключается? Может и высокомерным бы таким перестал быть...
- Мне было бы жаль Квантера, - нашел в себе силы сдержанно откликнуться на трескучую болтовню обладателя оранжевой маски изобретатель, ненавязчиво сняв с себя заграбаставшые его сладкие руки-плети, и деловито отряхнув свой элегантный костюмчик, поправив на лбу очки.
- Ахах, дааааа, что верно - то верно! - громко гыгыкнул Майк, ничуть не обидевшись на то, что Донни так нахально вынырнул из его братских, нежных обнимашек, и бодро ткнул локтем парня под скрытые под толстым слоем кости ребра. Дон аж пошатнулся, вот уже второй раз за сегодня - теперь уже просто отчаянно сохраняя равновесие! - Пожалуй, я даже рад, что ты не живешь с ней... - иначе плакала тогда наша холостяцкая житуха, братья навсегда и тот ритм жизни, к которому они все так привыкли... Может и правда не так плохо, что Ло в такой сравнительной... безопасности и так далеко от всей той лютой ереси, что с ними постоянно происходила? С их сумбурной семьей?

Вселенная точно ловила мозговые сигналы извне, и материализовала мысли. По крайней мере мысли Микеланджело точно.

Подросток прекратил громко хохотать в одно лицо, и мигом сосредоточил все свое внимание на собственном черепахофоне, аналогично Донателло выразив крайнее недоумение, и, чего уж греха таить - откровенное недоверие увиденному.
Лаконичная и красноречивая "смс" звучала после всех этих разговоров не больше, чем чьей-то нелепой шуткой.

Плохо только то, что Квантер совершенно не умеет шутить.
Майк даже издал неуверенный смешок, не зная, оборжать ли ему загадочное послание, или это будет несколько неуместным... Судя по выражению физиономии старшего брата, логично было предположить второе, так что подросток быстро спрятал кривую ухмылку, и озабоченно убрал черепахофон обратно в поясной карман. - Может он немного это... преувеличил? - не смотря на отсутствие юмора, почти полное, Квант прославил себя в кругах знакомых мутантов, как самой параноидальной черепашкой на всем белом свете, так что с него станется узреть в силуэте мусорного бачка своего смертельного врага.

+1

6

Последнее время он чувствовал себя ужасно напряженным.

Даже несмотря на все предпринятые им околопараноидальные меры защиты родного логова (а заодно и жилищ всех его друзей), постоянную близость Моны и собственные хлипкие попытки оставаться спокойным и собранным несмотря ни на что, Донателло все равно был на взводе — ежечасно, ежеминутно, ежесекундно размышляя на тему недавнего возвращения доктора Рене. Кажется, ни о чем другом он уже и думать не мог... Наверное, Лизард именно этого и добивался: хотел, чтобы техник занервничал, а то и вовсе ударился в скрытую панику, зная о том, что его злейший враг находится где-то совсем близко и может ударить в любой момент. Это... выматывало. Да, стыдно было в этом признаваться, но бедный изобретатель не спал вот уже несколько ночей, мучаясь лютой бессонницей — сказывались страх и тревога, намертво въевшиеся в его рассудок. Не за себя, за свой панцирь Ди переживал в самую последнюю очередь; куда больше его пугала перспектива в очередной раз накладывать швы на кровоточащие раны своих близких и друзей, и это при условии, что они останутся живы. Мало ли, что еще придет в голову этому беспринципному маньяку?

"Знать бы, что ты там замышляешь," — вот уже далеко не в первый раз мысленно обратился гений к безумному доктору, хмуро подперев подбородок кулаком и устремив сосредоточенный, невидящий взгляд куда-то на ярко освещенный проспект у себя под ногами, где еще полчаса назад с привычными слуху надсадными гудками толпились припозднившиеся автомобили, а теперь не было и души. Ей-богу, он о своей драгоценной Моне Лизе в эти дни столько не думал, сколько об этом чертовом ящере! И почему тот, интересно, бездействовал? Может, сказывалось недавнее падение с крыши? Дон неожиданно осознал, что ему было бы куда спокойнее, если бы Рене соизволил выйти из тени и, к примеру, попытался бы снова кого-то атаковать — по-крайней мере, в этом случае Дон смог бы его... проконтролировать? Дурная, нездоровая затея, которую он тотчас поспешил отогнать раздраженным взмахом ладони, будто это был надоедливый комар под ухом.

И все же... как бы он не старался, у него не получалось не думать об этом вовсе.

Пожалуй, если бы не надоедливое чавканье Майка прямо над душой, Донателло совсем забыл бы про его молчаливое присутствие рядом. К слову, его младший брат вел себя непривычно тихо, кажется, тоже всерьез озадаченный какой-то неизвестной умнику проблемой... Хотя, чего тут гадать, ответ лежал буквально на поверхности — Микеланджело скучал. Причем не в том смысле, что ему было скучно, а просто его лучший друг (а точнее, подруга), с которой он был фактически неразлучен все минувшие дни, теперь находилась где-то очень далеко от него. Как же крепко, все-таки, эти двое привязались друг к другу... На взгляд самого техника, подобная мучительная тоска по Алопекс могла быть вызвана куда более серьезными чувствами, нежели обычная дружеская привязанность, а может, это просто Майки чересчур драматизировал и нагнетал тучи над собственной хмуро опущенной головой, Дон не мог сказать точно. В любом случае, нынешнее состояние брата ему категорически не нравилось. С другой стороны, он сейчас и сам не был настроен на оживленную беседу — а потому далеко не сразу отреагировал на панибратские объятия весельчака, лишь слегка, на чистом автомате отклонившись куда-то в противоположную сторону от разнывшегося Микеланджело. Пользуясь моментом, черепашка немедленно вытер измазанную шоколадом лапень о рукав плаща изобретателя, чем, в конце концов, и вывел его из задумчивого оцепенения.

Майки, — с привычной укоризной в голосе осадил шутника Донни, с откровенным недовольством покосившись на прильнувшего к нему подростка — он не любил, когда Майки использовал его вместо подпорки, да еще при этом активно плевался сникерсом на чужое лицо и одежду. Разумеется, последний даже не соизволил обратить внимание на выразительный взгляд механика, зато ошарашил его по-настоящему внезапным и отчасти провокационным вопросом, от которого по бледной коже Дона немедленно пошли некрасивые розовые пятна. Все мысли о Рене и его коварных планах как по волшебству выветрились из головы бедного мутанта, уступив место красочной игре фантазии: вот Мона выходит из душа, небрежно замотанная в коротенькое банное полотенце, и в таком виде неспешно шествует мимо уткнувшего в монитор Квантера, на ходу покачивая пышными бедрами и хвостом, чем вызывает косой, но предельно заинтригованный взгляд хакера... А вот они вдвоем сидят за обеденным столом, живо обсуждая какую-нибудь сложную, но безумно интересную им статью, смеясь и кормя друг друга с ложечки, и босая ножка саламандры при том невзначай касается щиколотки Квантера... Или уже ближе к вечеру вместе смотрят какой-нибудь старый фильм из бессмертной классики научной фантастики, тесно прижавшись боками и обложившись разными вкусняшками, а может, даже и алкоголем... Рука Квантера как-то совершенно незаметно ложится на спинку дивана, точно за обнаженными плечами Моны, чтобы уже в следующий момент будто ненароком притянуть ящерку ближе к своей закованной в кость груди. А та, смущенно улыбаясь, и не стремится препятствовать его действиям... Они сближают головы, а затем...

Обтягивающая сжавшиеся аж до побеления кулаки обмотка как-то подозрительно громко трещит, грозя вот-вот лопнуть по швам, и Дон тут же резко встряхивает головой, прогоняя все эти дурацкие картины. Вот же... напридумывал себе. Мона никогда бы его не предала! Эта мысль отчасти угомонила его тетивой натянутые нервы, и Дон уже приготовился было ответить на вопрос брата, но тот будто и не ждал его реакции, предпочтя чувствительно заехать рукой по виску механика, едва не обмазав его подтаявшими шоколадом и карамельной нугой.

Эй, ну аккуратнее, — что в лоб, что по лбу. Майк и не подумал обращать внимание на вялое сопротивление механика, зато продолжил глубокомысленно рассуждать на больную тему, чем, по правде говоря, ужасно его напрягал и раздражал. И с чего вдруг его вообще заинтересовала перспектива отселить Мону к Квантеру... Ах, ну да, точно. Дон едва не хлопнул ладонью по собственному лбу, осознав, что Микеланджело всего-навсего переживает по поводу вынужденного расставания с Алопекс. Хотя, какое уж тут "расставание"... Она ведь никуда не подевалась, просто нашла себе, наконец, приличное убежище, с чем ее можно было только поздравить. Донни как-то странно посмотрел на разглагольствующего шутника, гадая, понимает ли тот сам, что... ну, можно сказать, что он скрыто ревнует песца к Мондо? Кажется, нет. Честно говоря, Донателло не знал, что и думать — Майки впервые открывался ему с подобной стороны, и оттого техник ощущал себя слегка не в своей тарелке. Еще и весь этот разговор о Квантере... Как же это все неудобно звучало.

Ммм... Мне было бы жаль Квантера, — в конце концов, протянул он неуверенно, так и не придумав ничего оригинальнее. Кое-как убрав загребущие руки Майка от своего перепачканного шоколадом плаща, Дон со вздохом прошелся ладонями по всей его длине, стряхивая сладкие и липучие крошки... А затем со сдавленным писком забалансировал на самом краю площадки, пытаясь вернуть себе утраченное равновесие. Не хватало ему еще полететь вниз и сломать себе все кости о тротуар! Кое-как вернувшись в исходную позицию, Донни облегченно выдохнул... и тут же едва не сыграл роль карающей длани Рафаэля, с трудом удержавшись от крепкого подзатыльника в адрес звонко хохочущего брата. "Уж лучше пускай он ведет себя так, чем молчит и тоскует," — мудро рассудил он, на мгновение задержав взгляд на ухмыляющейся физиономии мутанта, после чего негромко вздохнул и сам с легкой, едва заметной улыбкой покачал головой. Он не умел долго сердиться на этого дуралея, тем более, что тот неплохо отвлекал его своими выходками и болтовней. Вот как сейчас... Правда, Дон все равно предпочел бы поговорить о чем-нибудь другом, хотя бы потому, что ему в принципе не очень нравился Квантер с его надменной, откровенно вымораживающей манерой поведения. Донни уже приготовился было невзначай сменить тему разговора, но следующая реплика Майка заставила его удивленно застыть на своем месте, не сразу осознав услышанное.

Ого, вот так признание!

Моргнув, Ди вновь пристально вгляделся в улыбающееся лицо шутника, одновременно с тем поневоле размышляя над сказанным. Надо же, ему и в голову не приходило, что Майк может всерьез опасаться подобных вещей. Вообще-то, Дон никогда не планировал куда-либо отселяться, хотя, само собой, ему очень нравилась идея совместной жизни с Моной — настолько, что он сам частенько грезил о чем-то подобном, вот примерно как пару минут назад, представляя ящерку в паре с занудой Квантером, с той лишь разницей, что на его месте обычно находился сам изобретатель. Но, естественно, это были всего-навсего глупые подростковые мечты. Он не смог бы бросить свою семью... по-крайней мере, не сейчас. Это было бы неправильно, и ему самому этого совершенно не хотелось. Но вот Майки, похоже, временами все-таки задумывался на эту тему. С какого панциря — догадаться, увы, нетрудно: они уже потеряли старшего брата, и Микеланджело не выдержал бы очередного такого расставания.

Может, поэтому он так переживал по поводу Алопекс? Из-за того, что она, в какой-то мере, заменяла ему Леонардо? Или... он действительно в нее...?

"Эту догадку стоит проверить," — техник прокашлялся в кулак, готовясь переступить через свою врожденную деликатность и как-нибудь осторожно задать Микеланджело свой донельзя нескромный вопрос по поводу их с Ло "дружеских" отношений... Но так и не успел этого сделать: их с Майком черепахофоны вдруг дружно завибрировали, принимая экстренное сообщение от одного из их общих друзей. Вмиг забыв обо всем, Донателло с плохо скрываемым ужасом в глазах выхватил свое собственное устройство из кармана и уставился на ярко мерцающий экран, уже мысленно приготовившись к самому худшему. Его опасения, увы, подтвердились... И все-таки, едва прочтя имя адресанта, Донни не смог удержаться от тихого, недоуменного "ха?".

Что, серьезно...? Квантер?

Майк рядом негромко хмыкнул себе под нос, точно так же как и его брат, даже не сразу поверив прочитанному.

Может он немного это... преувеличил? — осторожно предположил шутник, убирая черепахофон за пояс и неуверенно посматривая на старшего брата. Тот, в свою очередь, еще несколько мгновений сверлил взглядом полученную смс, после чего, не удержавшись, закрыл глаза и издал долгий, непривычно тяжелый вздох.

Возможно. А может, его и вправду сейчас заживо вытаскивают из панциря, пока мы тут стоим и рассуждаем, — утомленно откликнулся он, пряча устройство обратно в подсумок. — Идем, Майки, — с силой оттолкнувшись ступнями от каменного поребрика, Дон размашистым прыжком перенес себя на крышу соседнего здания и бегом ринулся по направлению к тайному убежищу Квантера на городской окраине, даже не оборачиваясь назад при этом: он знал, что Микеланджело не отстанет от него ни на шаг. Лицо гения оставалось предельно сосредоточенным и хмурым: он догадывался, какая напряженная встреча им предстоит... И, по своему обыкновению, не хотел втягивать в это Майка, хотя и понимал, что его помощь сейчас очень пригодится. Как и Рафаэля, коли уж на то пошло. Едва подумав об этом, Дон вновь выхватил черепахофон из-за пояса и на ходу принялся набирать номер Рафа, но тот, как на зло, не отвечал. Видно, опять бросил свой черепахофон где-то и не слышал звонка... Что б его.

"Ладно... попробуем справиться самостоятельно."

+2

7

-… Бу.

BAMF! BAMF! BAMF!

Да, стоит заметить, что ответная реплика в этой пьесе, которую басом выдали пистолеты Квантера, прозвучала намного более звучно и могла пробудить даже самого заскучавшего зрителя этого представления. Три пули калибра 7,62. Громко. Доходчиво. Смертельно. Если бы это было шоу «Голос», то повернулись бы все судьи. Но не срослось. Все же у ящера все было достаточно хорошо со зрением, чтобы увидеть отблески света на пистолетах и провалы в ничто, которыми были дула. А уж с реакцией, спасибо мутации, проблем было куда меньше, чем у того же стрелявшего.

«Да тебе точно надо в косплей подаваться. Настолько точно воссоздать сцену из «Криминального чтива» не смогли бы и лучшие реконструкторы!» - внутренний голос даже тут не мог удержаться от ехидного замечания. Впрочем, даже в голосе голоса (экая тавтология) сейчас отчетливо звучали испуганно-панические нотки. Смотрите-ка, даже ему понятно, что если придушат самого Кванта, то и зудеть в черепушке будет уже некому.

Голос, в любом случае, был прав. Рене смог каким-то неуловимым движением, сдвинуться ровно настолько, чтобы пули просвистели мимо и оставили три дырки в стене. Надо отдать должное, дырки были очень кучны, и если бы Рене не сдвинулся, то они бы были не в стене, а в его лбу.

«Madonna Puttana!.. Что теперь будешь делать, дешевая пародия на Клинта Иствуда?!»

- Что-что… Тянуть время, на тот случай, если Донни и Майк все же читают сообщения и не думают, что я решил сегодня поприкалываться. Ковбойство не удалось, придется строить из себя что-то бОльшее. В конце концов, в стратегические игрушки я тоже играю.

Шаг из тени. Привычный уже, на самом деле, после визитов Моны, Донателло и ко, чуть крадущийся, насколько позволяет достаточно грузное телосложение. И чуть приподнятые пистолеты, дающие представление о том, что их хозяин не планирует пока стрелять (а может быть, и выстрелы до этого были сугубо «на припугнуть», хотя Рене это вряд ли обманет). Непроницаемое выражение лица…

«Ох, чего же тебе стоит не оскалиться, не плюнуть ему в морду и не высказать трехтажную конструкцию на французском (проведенную через гугл-переводчик) не могу даже представить… Хотя нет, могу, я же и есть ты…»

- Профессор Рене… - бесстрастно, как прокурор на скучном процессе, - Собственной персоной решил навестить старого знакомого, который каким-то неведомым чудом оказался еще жив. Как-то даже совестно, что не могу предложить бокал арманьяка и кресло у камина этому доброму садисту… Ну да обойдемся тем, что добрый профессор не получил острое отравление свинцом посредством маслин в черепную коробку... – Хакер по-пижонски крутанул на пальце один из пистолетов, - Чем обязан такой честью? Профессор наведался добить свое творение? Али есть предложить чего интересного в сфере трудоустройства, банковского дела или высоких технологий? В этом вполне даже можно договориться, если удастся хорошо сойтись в оплате услуг, а также поисках привлекательной цели... – Визор хакера сверкнул ярко красным, не то подчеркивая сарказм, не то строя из своего хозяина злодея.

Внутренний голос был неправ. Конечно, хотелось и плюнуть и стрельнуть… Но куда больших усилий и внутренней концентрации стоило удержать голос от дрожания. При всей напускной уверенности в себе и наглости, внутри все клокотало. Внутри – это где-то в районе пяток, где сейчас билось сердце. И надежды на то, что бравадой и попыткой заговорить удастся сильно отсрочить наступление мегап… Проблем, было очень мало.

И спасибо на самом деле визору, который закрывал один глаз, он изрядно скрывал стреляющий по сторонам взгляд...

"All in, дружище. Если он не поведется на твой блеф, то через несколько минут твоими кишками можно будет украшать люминесцентные лампы этого зала, как на Новый Год..."

Отредактировано Quanter (2017-07-17 12:42:05)

+3


Вы здесь » TMNT: ShellShock » V игровой период » [C5] Run babe, run!