Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » IV игровой период » [C4] Over and Over... [18+]


[C4] Over and Over... [18+]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s2.uploads.ru/Gmar2.png
I feel it everyday it's all the same
It brings me down but I'm the one to blame
I've tried everything to get away
So here I go again
Chasing you down again
Why do I do this?

Дата и место: ночь с 7 по 8 июля, маяк на окраине города - тайное убежище "ниньярель".
Персонажи: Ниньяра, Рафаэль

Краткий анонс: Донателло и Рафаэль неплохо так "покутили" в задрипанном баре. Напились всласть, набили морды пурпурным драконам - красота да и только. И если у гения продолжение веселой ночки было в последствии не таким уж и веселым, то Рафу значительно больше повезло с его девушкой. Понимающая... заботливая... ласковая... Принимающая "пенные ванны" посреди океана не стесняясь своего пьяного приятеля?

+2

2

I'm caught in the middle of the dawn and the sunrise
Life is a miracle, I saw it in your eyes
Under a spotlight, I howl in the moonlight
Howling for you

Как и ее приятель, Ниньяра обожала это чувство скорости.
Мелькающие мимо огни автострады, сливающиеся в одну сплошную, размытую полосу света; ветер, забивающийся под воротник плаща, коварно перебирающий огненно-рыжую шерсть своими невидимыми, холодными пальцами; рев мотора двухколесного механического жеребца, недовольно взбрыкивающего под девушкой, словно недовольный тем, что на месте водителя был вовсе не его хозяин. Да, Рафаэль сегодня был с непривычной для него позиции - сзади. Навалился на спину деловито восседающей на кожаном сидении лисы, а та и мускулом не дрогнула, лишь с легкой усмешкой косилась за собственное плечо на сонно уткнувшегося запасным шлемом ей в лопатки мутанта.

Какая он все-таки прелесть.

- Ну-ну детка, смотри не свались, - пришлось притормозить на обочине, чтобы здоровяк Раф, уже давно потихоньку неумолимо уползающий задницей куда-то в сторону, уютно пригревшись вплотную к лихо петляющей промеж сигналящих машин куноичи и постепенно ослабляя хватку на ее талии окончательно не рухнул панцирем на проезжую часть. Ниньяра собственно совершенно не боялась показать свою лисью морду и пушистый хвост людям - честно говоря мало ли с какого фестиваля едет эта парочка, а уж что говорить про моду на меховые костюмы и накладные ушки, верно? Правда на всякий случай Умеко дала по тормозам под мостом - снаружи темно, а тут еще темнее, при том, что трасса оживленная. Все пытались поскорее проскочить окутанный мрачным сырым сумраком участок дороги, так что девушка не задумываясь стащила с себя шлем, положив его на ось руля, и обернулась к самозабвенно храпящему в запотевшее стекло, откинувшему голову назад саеносцу.
С минуту полюбовавшись этой донельзя умилительной картинкой, Ниньяра решительно перехватила шлем парня в обе руки и аккуратно подняла тот, свободно пустив в румяную, вспотевшую черепашью физиономию струю ледяного воздуха, подействовавшую на причмокивающего в полусне юношу не хуже стакана отрезвляющей, холодной воды прямиком в исцарапанную морду. Приоткрыв охристо-желтые глаза, с трудом подняв слипающиеся, налитые свинцом веки, мутант совершенно непонимающе уставился на странно ухмыляющуюся напротив лисицу - чего стоим, почему не едем, почему я сплю и какого барана я тут делаю? И вообще... - Где я, а? - неожиданно абсолютно серьезно выдал перепивший текилы бедный черепашка, вперившись в ответ на пристально взирающую на него девушку своими золотистыми, маленько осоловелыми глазищами, держа широко распахнутыми предательски дрожащие веки, видимо изо всех сил стараясь не заснуть опять прямо на середине своей скромной, коротенькой фразы. Хорошо хоть не спросил "кто ты?".
Приобнажив острые клыки в ехидной полуулыбке, мутанималка качнула пышным хвостом, и деловито перехватила безвольно болтающуюся на уровне коленей широкую кисть подростка, потянув ту на себя, выравнивая своего горе-пассажира в седле - Раф кажется ничего против такого не имел, кое-как выравнявшись на своем месте и не сводя взгляда с воительницы, которая все делала не спеша, с присущим ей спокойствием и вниманием, совершенно не смущаясь постыдно нетрезвого состояния своего приятеля. Интересно, Донателло тоже где-нибудь, кхм, упал на крыше и сейчас спит видя во снах небо в алмазах, которые ему устроит Мона, когда узнает об этой маленькой шалости? Умеют же мальчики развлекаться, аж зависть берет.
- Еще не дома малыш, - снисходительным тоном промурлыкала Умеко, заправляя выбившиеся хвосты багровых лент покосившейся маски под ворот толстовки и заботливо разглаживая складки балахонистой кофты, мешком облепившей внушительную фигуру Рафаэля. Прихватив края чужого ворота, лиса поставила колено на сидение, порывисто поддавшись вперед и уткнувшись влажной, черной мочкой носа в горячую, шершавую переносицу покачивающегося взад-вперед юноши, стойко игнорируя нестерпимый запах перегара, который кажется напрочь отбил у нее нюх на ближайшие полчаса.
У-у сахарный мой...
- Пока не дома.

Совершенно не понимая, чего от него хотят, саеносец чуть шире открыл глаза, видимо слабым отголоском сознания задержал дыхание, чтобы не травить девицу алкогольными парами, и тем не менее послушно замер у нее в лапках, скосив зенки на пристально, прямо таки испытующе прожигающую его васильковыми глазами лисью, косматую мордашку. Ну что?

- Ты такой смешной, - ее веселый шепот едва различим среди шума автострады, но Рафаэль прекрасно слышал каждое ее слово, даже будучи вдрызг пьяным. Уж Умеко об этом позаботилась. Мягкий, податливый, и в самом деле "игрушечный"... А его растерянная, и вместе с тем довольная улыбка, кривая и неловкая...
Все это будило в хладнокровной убийце чисто девчачье чувство бесконечного умиления и нежности. Он и вправду был похож на большого, пунцовеющего(нездоровой спиртной краской) плюшевого мишку. В любое другое время парень наверняка бы разразился недовольным ворчанием, ведь ну какой же он "смешной"? Он брутальный, он сильный, он крутой - он мальчик что надо! - "Мой мальчик, что надо," - продолжает растягивать тонкие губы в игривой ухмылке лисица, осторожно, с некоторой неохотой выпуская из крепко сжатых кулаков мятую ткань потертой хламиды поверх широких мужских плеч саеносца и отворачиваясь от него к рулю. Нужно доставить этого зайчонка-потеряшку в родные пенаты... вернее на их старый маяк. Хорошо бы это сделать побыстрее, - Постарайся не заснуть, ладно? - перекинув ногу за сидение и устроив свою хвостатую задницу перед юношей на жесткой подушке, Ниньяра снова нахлобучила на голову шлем, не забыв протянуть запасной подростку. Все же Раф не до такой степени пьян, чтобы не сообразить, что эту штуковину надо опять надеть на голову. Огромные лапы черепахи девушка самолично устраивает на собственной талии, поправив и прижав их к своему телу, обернувшись безвольными, но такими мускулистыми, конечностями, - Эй... котенок, а посильнее? Тебе нужно держаться крепко, а то свалишься. Или ты совсем меня не любишь, м? - Быстро обернувшись к вновь расслабленно привалившемуся к ней лбом обладателю красной банданы, Ниньяра коротко ткнула его локтем в грудь, отчего уж было опять всхрапнувшему саеносцу пришлось резко подпрыгнуть и проснуться, словно бы осознав в принципе безобидный вопрос и решив наглядно на него "ответить", с силой облапил сидящую пред ним барышню так, что Умеко аж хрипло охнула от давящей хватки столь пылких объятий. Судя по всему Рафаэль ее любит, и даже очень... больше, чем она может себе представить... уххх немножко... полегче милый, не так сильно! Да уж, теперь то мутант точно не рисковал вывалиться, словно ненужный куль мусора, когда они будут проезжать по мосту мимо набережной.

Вот уж где лиса действительно опасалась потерять свой ценный... назовем это багаж. Хотя всю оставшуюся дорогу саеносец заметно пободрел и теперь находился в приподнятом настроении, цепляясь одной лапой за массивный пояс молчаливой Ниньяры охватывающий ее бедра, а второй с гиканьем взмахивая у себя над головой - то ли приветствуя летящие навстречу автомобили, то ли находясь в своей, персональной атмосфере и его судорожные взмахи были адресованы невидимому собеседнику, которому парень самозабвенно пел блатняк сбивающийся на строчки из "Металлики", "Рамштайна" и "Кизз". Счастье Ниньяры, что большую часть хрипатых и до крайности немузыкальных звуков издаваемых мутантом благополучно поглощала толстая стенка шлема.

***
- Приехали. Ох, малыш, осторожнее, - стащить черепаху с байка оказалось куда сложнее, чем не дать ему упасть где-то по пути, - Слезай... отдай мне шлем. Отдай говорю, - не сдержавшись хихикнула Умеко, чуть ли не с боем выдрав из рук саеносца его защиту, - Идем. Нет, кататься мы больше не будем. Не будем я сказала. Тебе нужно поспать. Сможешь подняться сам, м? - глядя на то, как резво раскачивается подобно речному камышу туда-сюда подросток, Ниньяра с сомнением покосилась вверх, на небольшое окно маяка, откуда открывался с комнаты потрясающий вид на глади морские. Взрослый уже, вряд ли позволит себе позорно скатиться по ступенькам к ногам своей рыжей. Даже в таком виде, а нужно держать лицо. Так что Умеко спокойно "отпустила" своего милого алкоголика самостоятельно преодолевать метры до спасительной постели, без ее участия. В ответ на вопросительный взгляд саеносца, мутанималка неопределенно махнула рукой в сторону пляжа, - Я останусь, надо привести себя в порядок, - видимо сразу смысл сказанного Умеко не сразу дошел до затуманенного алкоголем мозга юноши, потому что он явно не спешил никуда уходить, - Я буду купаться, - не без доли иронии "растолковала" задумчиво вздыхающему саеносцу лиса, сложив руки на груди, - Со мной захотел?

+2

3

And I don't need the TV, I don't need the shotgun
I don't have to run I can reach you
I follow the feeling just swallow the meaning
I don't have to run if I need you, I can reach you

Еще ни разу в своей жизни Рафаэль не доводил собственный организм до столь пиковой кондиции похмелья. Легкомысленно влив в себя на спор больше литра разнообразного алкоголя, саеносец под конец вечера был в стельку, в хлам и дрободан одновременно, плавая в состоянии полного опьянения. Мозг черепашки, переполненный спиртным, был благополучно отключен от реальности, и Рафаэль мало что помнил из стремительно закружившегося в один большой, туманный водоворот происходящего после того, когда он кинул пустую бутылку прямо в голову оборзевшего бугая. Кажется, этот бугай оказался из шайки Пурпурных Драконов, с которыми у двух братьев-гуляк потом и случился замес? Ну по крайней мере, темно-бордовый кровоподтек под зеленой скулой и исполосованная физиономия отчетливо указывали на то, что потасовка в баре все же была.

А потом они снова пили. Пели и пили. Или Раф один допивал бутылку виски, которую ухитрился захватить из бара, пока тонкая натура Донателло блевала чипсами и формулами в окрестных кустах?

Как бы там ни было, а только когда к обоим ниндзя вдруг явилась во сне и наяву огненно-рыжая смерть с катаной наперевес -  Ниньяра, Рафаэль уже издавал сопяще-храпящие звуки, завалившись вместе со своим байком на бок и обессилено попирая щекой багажник чьего-то исторического мотороллера-трахтоперки, который также валялся, придавленный машиной саеносца. Одному лешему было известно, сколько труда стоило лисице поднять атлетическое, тяжеловесное тело своего приятеля и усадить его позади себя, да так, чтобы мутант не выпал при малейшем прыжке через дорожные неровности.
Будь Раф потрезвее, он ни за что в жизни не согласился бы уступить позицию водителя, даже своей хвостатой девушке. Но когда ты передвигаешься по миру исключительно на бровях и ничего не понимаешь вокруг, то скажи спасибо, что тебя еще куда-то везут, по дороге нянчась с тобой как с младенцем.

Первую часть поездки до моста саеносец пребывал в глубокой отключке, катаясь расписным шлемом, по всей жесткой ткани плаща лисицы и на кратких остановках клюя ей между лопатками, периодически попадая лбом в плечо то в левое, то в правое. Грубые, мускулистые лапы, заботливо обернутые вокруг талии Умеко, медленно начали слабеть и теперь безвольно болтались под встречными порывами ветра, словно пустые тряпичные чехлы. Да и сам мутант уже довольно опасно кренился куда-то вбок, рискуя шарахнуться об асфальт на всем ходу и грохочущим колобком покатиться вдоль обочины. Очевидно, Ниньяра это тоже почувствовала, раз была вынуждена притормозить под мостом дабы не лишиться своего парня. Мотоцикл послушно дернулся и замер как вкопанный, а его спящий пассажир инертно вздрогнул и невольно откинул голову назад, словно игрушка на разболтанных шарнирах. Несмотря на довольно нестабильную позу, Рафаэль продолжал самозабвенно дрыхнуть, хрюкая и похрапывая приоткрытым ртом – его явно не смущал нынешний дискомфорт.
Он даже не понял, когда Ниньяра аккуратно сняла шлем с его головы, зато внезапный порыв студеного воздушного потока чувствительно обдал по разгоряченной и вспотевшей морде саеносца, минуя вязкие глубины похмельного синдрома. Мутант встрепенулся и даже попробовал открыть тяжеленные веки...хотя бы наполовину. С трудом сосредоточив туманный взгляд на Ниньяре, Рафаэль никак не мог вспомнить, когда и каким образом к ним явилась куноичи и куда пропал Донателло.
- Где Донни?... - Рафаэль с тормозной неуклюжестью съехал ладонью по своей физиономии, оттягивая свинцовые веки вместе с красной маской в район подбородка. -  Где… я, а? – пьяно протянул он, борясь с непреодолимым желанием рухнуть мордой вперед прямо в ...эм... внушительный бюст Ниньяры.

Пришлось даже помотать отяжелевшей головой, чтобы попытаться прийти в себя и понять, что вообще происходит. – Почему не дома? А я хочу! – капризным тоном потребовал саеносец, шлепнув пудовым кулаком по своей ляжке в темной штанине. Пока Умеко поправляла и укрепляла своего парня в седле, чтобы они смогли, наконец, беспрепятственно добраться до жилища, Рафаэль пялился отупевшим взглядом на ее макушку, слегка покачиваясь вперед-назад, словно китайский болванчик. – Я говорил тебе, что ты похожа на няньку-совунью?...ик!
Очевидно, Умеко нашла довольно забавным подобное сравнение и коротко хихикнула, беззастенчиво придвинувшись практически к самым глазам юноши. Внезапно избитое лицо черепашки ощутило нежное прикосновение лисы кончиком носа, и он замер от неожиданности, мгновенно расправившись в жестком сиденье мотоцикла и задержав дыхание. Прохладные от ветра щеки предательски запылали, с потрохами выдав все чувства саеносца, которые не смогли потупить даже туманы начинающегося алкоголизма, а наоборот – лишь обострили их. Несколько протрезвев и вернувшись в разумную вселенную, Рафаэль глупо улыбнулся и расслабленно повалился вперед, прямо в объятия лисицы, едва не протаранив ее остроконечное лицо своим твердым лобешником. Однако Ниньяра снова выпрямила бедовый панцирь, вручив мутанту в лапы мотоциклетный шлем. С минуту парень непонимающим взглядом рассматривал вычурную покраску головной защиты, как будто силился определить, у кого завелся такой вульгарный вкус, да и что тут вообще нарисовано-то? – Разве под ор Майка заснешь?... Надо пойти и врезать, но сначала доехать, да… - бессвязно пробормотал саеносец заплетающимся языком и принялся натягивать шлем на голову. Причем настолько неуклюже и криво, что темное стекло оказалось в районе уха. – Вот хренова бабкина конструкция! – сипло выругавшись, Рафаэль с досады хлопнул трехпалой ладонью по эмалированной макушке и принялся прокручивать шлем в нужную сторону, пока он не сел на голове, как надо, забралом вперед. – Ура, рыжая! Ко мне вернулось зрение! – обернув лапы безвольным кольцом вокруг любезно предоставленной девичьей талии, черепашка снова был готов отключиться, уютно устроив тяжелую голову между лопатками своей очаровательной убийцы-ассасина. Правда, Ниньяру это вряд ли устроило - уже через доли секунды Рафаэль почувствовал довольно ощутимый тычок в области грудных пластин под черной толстовкой. – А? Кого позвать? – услышав вопрос, он несколько завис в замешательстве, но потом, быстро мигнув, порывисто дернул лисицу на себя, с силой прижимая ее к своему пластрону. – Люблю…ик! – почти четко ответил он, разве только в очередной раз подавившись икотой. – Поехали домой.

Надо сказать, что Ниньяра вела мотоцикл уверенно и крайне аккуратно, но в то же время на довольно приемлемой скорости, лишь изредка ее сбрасывая для подстраховки. Но Рафа больше в сон не клонило, зато похмельный синдром заступил на следующую стадию – когда душа поет, организм пляшет и все такое. Вцепившись в широкий кожный пояс куноичи одной рукой и подпрыгивая в седле словно на лошади, мутант по-гусарски размахивал саем над шлемом, рискуя в любой момент оставить свой кинжал без пары. Если бы еще это его волновало…
- ВААААЛЕНКИ, ВАААЛЕНКИ! ЧЕРЕПАШКИ МАААААЛЕНЬКИ!- несомненно, Ниньяре сказочно повезло, что новоявленный Тото Кутуньо протяжно завывал ровно в потное забрало собственного шлема, мало беспокоя сидящую впереди девушку своим отвратительным концертом. - УИИР ОООЛ ЛИВИИНГ ИН АМЕЕЕРИКА, АМЕЕЕРИКА ИС УОНДЕБАААР! ШОУ МАСТ ГО ОООООН!

Несмотря на продолжительную вакханалию, адреналина оказалось мало. Рафаэль даже почувствовал досаду, когда перед взором полутрезвой черепашки открылся знакомый маяк на каменистом пригорке, а до ушей донесся крик чаек, летающих над гладью океана. Хотя поездка его утомила, и он предпочел бы растянуться пластом где-нибудь на ровном месте, дабы унять подступающую дурноту.
- А когда продолжение круиза? – пробормотал саеносец, накренившись вместе с мотоциклом так сильно, что едва не повалился на Умеко всей своей тяжестью. Хорошо хоть ноги догадался расставить и все-таки удержать машину в стоячем положении. – Слезать? Куда идем? Мы же сейчас кататься… Что значит «не будем»? Совсем-совсем?  - тем не менее слезть с байка черепашке удалось, не без помощи девушки, разумеется. Услышав магическое слово «спать», Рафаэль оживленно промычал что-то нечленораздельное и, задрав голову, уставился на верхушку маяка, словно оценивая свои шансы добраться до заветной постели самостоятельно. – Я пошел организованной толпой… ик!  - развернувшись панцирем к Ниньяре, он потопал к зданию, шатаясь из стороны в сторону и спотыкаясь о неровный слой песчаной насыпи. Однако пройдя несколько шагов, саеносец остановился и, сонно моргнув, покосился через плечо на оставшуюся лисицу. – Ты идешь?

Ниньяра не собиралась следовать за мутантом. Куноичи собралась купаться.

В голове слишком гудело и звенело, чтобы угадать скрытый смысл вопроса-предложения мутанималки и радостно броситься ему навстречу, сметая все подводные камни на своем пути. И все же Рафаэль развернулся и пошел к Умеко, загребая коваными мотоциклетными сапогами мелкую гальку, присыпанную песком. – Ты плавать-то умеешь? Давай научу, как надо… ик!

Подхватив свою девушку на руки, саеносец, опасно покачнувшись от собственной неустойчивости, понес ее к морю. Несмотря на то, что Рафаэля продолжало мотать в стороны, он держал Ниньяру довольно крепко и даже дошел до воды без всяких приключений. Внезапно у самой линии прибоя широкая ступня черепашки подвернулась в песчаной ямке, и парочка с синхронным уханьем благополучно повалилась оземь, под веселый плеск накатившей волны и щелканье испуганных крабов, которые бросились бочком врассыпную. - Вот же лысый бес!

+1

4

Cause you're hot then you're cold
You're yes then you're no
You're in then you're out
You're up then you're down
You're wrong when it's right
It's black and it's white
We fight we break up
We kiss we make up

- Ты куда? - неуверенно пробормотала куноичи, мигом спрятав ироничную ухмылку, и вылупив глаза на уверенно приближающегося к ней саеносца. Когда юноша опасно покачнулся в сторонку, запутавшись в своих пудовых берцах, которые так забавно, неуклюже подворачивал, Умеко было метнулась к нему вытянув руки... словно смогла бы удержать на весу, эту здоровенную "пизанскую башню", но тут же замерла на месте, убедившись в том, что ее приятель отнюдь не собирался валиться панцирем в жухлую траву, - Ты что задумал? - с округлившимися глазами проследив за тем, как ее мускулистый приятель без лишних церемоний обхватывает громадными лапищами точеную талию и широкие бедра лисицы, легко поднимая ее в воздух, Ниньяра с минуту молча сверлила взглядом оказавшуюся вне досягаемости ног почву, затем все столь же ошарашенно-безмолвно подняла остроносую морду, уставившись прямо в счастливую, ословелую физиономию саеносца, любовно покачивающего лисицу на руках.
Вот дурачок.
Мягко покачнув пышным хвостом, пройдясь им по крепким лодыжками черепашки, Ниньяра вновь умиленно улыбнулась, осторожно коснувшись ладонью виднеющегося из под плотной материи шерстной кофты пластрона подростка, с нежностью огладив шероховатые, усеянные трещинами и сколами квадратные сегменты накаченного торса. Ну ладно, повеселились, и хватит... Запрокинув кисти за жилистую шею парня, мутанималка выпрямилась в крепких, не смотря на бушующий по горячей крови алкоголь, объятиях, уткнувшись лбом в угловатую скулу подростка, - Пусти меня, глупый, - смешливо фыркнула девушка, попытавшись расслабить намертво вцепившиеся в ее поясницу чуть дрожащие пальцы, - Ох, я умею плавать, не переживай ты так, поставь меня на землю и топай в постель. Тебе нужен отдых, Раф, - до чего это была упрямая черепашка по своей натуре. Даже будучи вдребодан пьяным, он вел себя так, словно только он рулил ситуацией и точно знал, что делает. Не смотря на тихие увещевания подруги, мутант упорно шел вперед, вдоль береговой линии, то и дело уходя то вправо, то влево, неуклюже покрепче перехватывая свою ненаглядную пушистую ношу, и продолжал свой путь. Вот только куда он собрался? Кидать лисицу с рук в бушующие морские волны прямо так? Или планировал аки сухогруз протаранить грудью соленую гладь прямо так, в одежде и ботинках, в обнимку с лисой? Во всяком случае Умеко не устраивали оба варианта. Купалась в одежде она исключительно редко, от этого прела и вытиралась шерсть, да и сушиться потом очень неудобно, учитывая, что фена на маяке не наблюдалось... тут вообще с электричеством дело обстояло туго. А промокшего насквозь мутанта в камуфляжном наряде, да хлюпающих "валенках" как в кровать укладывать? Так что, чем ближе к воде, тем яростнее подпрыгивала Ниньяра, размахивая пышной метелкой хвоста, и тем активнее увещевала своего упертого носильщика хотя бы притормозить, - Ну же, зайка, я не хочу чтобы ты... - упал?

You, you don't really wanna stay no
You, but you don't really wanna go o
You're hot then you're cold
You're yes then you're no
You're in then you're out
You're up then you're down

Как и следовало ожидать, пьяной черепахе море оказалось не так уж и по колено - гулко опрокинувшись на панцирь, распластавшись морской звездой по мокрому песку, с Ниньярой поверх, саеносец жалобно ухнул и виновато скосил подернутые нетрезвой пеленой глаза на поморщившуюся от удара всем телом о костяную броню Умеко - ну извини малыш, так получилось! С коротким шипением резко вскочив на ноги, Ниньяра резко отпрыгнула в сторону... и как раз вовремя - высокая прибойная волна с внушительным "плюх" ударила по берегу на секунду полностью накрыв собой вольготно разлегшегося по насыпи юношу.
Рыжешкурая куноичи стояла чуть поодаль, когда успокоившийся прибой едва ощутимо коснулся ее лап, и с шорохом уполз обратно в океан, оставив вымокшего до нитки черепашку немо пялиться в вечернее небо и сплевывать с губ соль. Ну говорила же...

Someone call the doctor
Got a case of love bipolar
Stuck on a roller coaster
And I can't get off this ride...
...
You change your mind
Like a girl changes clothes

С осуждающим видом, мутанималка опустилась на корточки рядом, поймав мокрую, холодную руку приятеля в ладони - Рафаэль не глядя помахал лапой рядом с собой, судя по всему "нащупывая" свою пропажу, а затем скорчил забавную, обиженную мину. Судя по всему ему отнюдь не понравилось такое вынужденное купание. Сыро как-то..
- Ну что мне с тобой делать, а? Давай...- закинув чужую руку на свое плечо, Умеко настойчиво потянула здоровяка мутанта на себя, - Поднимись-ка... Ну что ты делаешь, - проворчала лисица, когда юноша с басистым хохотком снова вредно плюхнулся в образовавшуюся после прилива соленую лужу затылком - а вот не встану! - Солнышко, - терпеливо снова попыталась воззвать к расшалившемуся приятелю куноичи, решительно перехватив кисть парня, - Ты простудишься... о господи, ну все, хватит, - вцепившись в простеганные рукава куртки-толстовки, - сам же потом спасибо скажешь, - Ниньяра рывком дернула тот на себя, с мастерством фокусника выхватывающего скатерть из под вазы, избавив Рафаэля от клетчатой чавкающей от сырости куртенки. Тряхнув наряд на вытянутых руках, аккуратно расправив его плечики, лисица деловито вывесила тот на жухлельком, расположившимся в камнях деревце. Отлично. Теперь амуниция и сапоги.
Игнорируя недовольное бормотание на тему "а куда ты мою о-одежду забрала?!", Умеко обошла вокруг саеносца в два полных круга, каждый раз проплывая мимо ошарашенной физиономии черепашки с одним из незаметно стащенных с него ботинок подмышкой.
Выставив берцы рядом с деревом-сушилкой, Умеко вернулась к своему пьянчужке, задумчиво потирая подбородок, взирая на широкий, потемневший от воды ремень, поперек крепкой, мускулистой фигуры. Хм...
Судя по всему пристальный взгляд подруги, черепашка уразумел по своему, потому что когда лисица опустилась рядом и потянулась к поясу подростка, тот с проказливой ухмылкой вытянул лапу, и нахально стиснул пятую точку девушки, прикрытую пышным убранством полосатого хвоста!
Ниньяра опешила, на секундочку, а затем звонко шлепнула шалунишку по наглой лапе, вынудив того убрать руку с чужой задницы... С явным таким сожалением!

- Прекрати. Ну ка смести свой панцирь повыше. Давай-давай, - уже с легким раздражением погнала бухтящего алкоголика-черепашку, расстегнув его поясной ремень, и угрожающе покачав им перед его носом, словно собиралась отлупить им охамевшего дружка. Рафаэль не слишком охотно, но видимо с чем-то согласился, судя по тому, как он лениво перекатился ближе к сухому островку пляжа, где ему больше не будет досаждать противная вода, забившаяся во все щели. Повернувшись к девушке выпуклым карапаксом, в неведомой лени не желая перевернуться или на спину, или на пластрон, мутант с тяжелым вздохом замер в такой позе. Заснул?
Ну ладно.

Прищурившись, Ниньяра некоторое время внимательно разглядывала сеточку многоугольников панциря, затем, похоже окончательно убедившись в том, что ее приятель банально задрых носом в кварцевую крошку, она развернулась к нему затылком, и успокоенно неторопливо принялась стаскивать с себя собственную одежду, аккуратно раскладывая ее на берегу вне досягаемости всякой влаги. Выстлав по барханам свой плащ, ремень, рубашку, что служила ей корсетом, стягивая крупные груди, и прочее, вместе с оружием, Ниньяра бесшумно ступила в неспокойную морскую гладь, загребая ладонями воду и проводя ими по взъерошенной шерсти по обнаженным плечам. Зайдя в залив по пояс окунув и полено хвоста в прозрачные глубины, Умеко с довольным видом, наслаждаясь процедурой омовения, бережно, как обычно с особым трепетом относясь к своей блестящей, ухоженной шерсти, снимая ладонями с оголенного тела целые пласты дорожной пыли, не забыв, зажмурившись, тщательно умыться. 

Cause you're hot then you're cold
You're yes then you're no
You're in then you're out
You're up then you're down
You're wrong when it's right
It's black and it's white
We fight we break up
We kiss we make up

+2

5

Time to laughter but you know the answer
who'll be the one
To finally stand up and take a chance
Cause life's just begun

Ш-ш-шуууух!

Лениво навалившийся на песчаный берег прилив щедро одарил волной распластанного саеносца, с ног до головы окатив пьяную черепашку морской пеной. Вода противно царапнула по квадратным скулам мелкими камешками и песчинками, по-царски залила балахон, штаны и ботинки, отчего вся одежда мгновенно отяжелела и сделалась донельзя мерзкой. Разумеется, подобное купание если и не отрезвило парня до состояния стеклышка, то вымыло основательную часть алкоголя из горячей сорвиголовы.
Рафаэль даже не сразу понял, что Ниньяры больше нет в его каменных объятиях. Охристые глаза нещадно защипало от морской воды, и саеносец принялся тереть их кулаком, попутно отплевывая соленый вкус океана.
- Пфффф! Уме-еко, - протяжно позвал парень, еще не в состоянии открыть раздраженные солью веки. - Умеко, ну ты куда улетела? - он слепо пошлепал широкими лапами по прохладному воздуху, но, разумеется, лисицы поверх пластрона так и не обнаружилось, и Рафаэль, шмыгнув заложенной носопыркой, обиженно пробухтел: - Ну и ладно! Буду спать прямо здесь, один!
Он даже попытался показательно отвернуться на бок, сложив за щекой ладони, да только ямка в песке, которую мутант продавил собственным панцирем при падении, не дала саеносцу такой возможности. К тому же затуманенный соленой водой взгляд, наконец, прояснился, и мутант увидел Ниньяру прямо над собой, правда, несколько расплывчато. Сухие обветренные губы вздернулись в блаженной, пусть и немного кривоватой, улыбке, мол, нашлась дорогая пропажа!

Пока рыжая куноичи пыталась поднять увесистое мускулистое тело Рафаэля с песка, тот вместо того, чтобы самому встать на ноги, наоборот все норовил завалиться обратно, в свою уютную ямку, тем самым прилично осложняя лисице задачу. И в конце концов саеносцу это удалось - глупо гыгыкнув, он рухнул назад, прямо на панцирь, резко запрокинув ноги вверх и чуть не задев по лисе ботинком. - Видала, как я умею, а? Аттракцион “Разбуди хвост дракона!" - окончательно разойдясь в забаве, саеносец поскрябал по песку своими конечностями, взбивая на мокром песке следы от движений: - Смотри, я снежный ангел...ик!
Но Умеко явно было не до шуток. Об этом говорил ее довольно красноречивый взгляд, и хотя она пока еще пыталась воздействовать на своего парня ласковым голосом, ее довольно строгий окрик “хватит!” свидетельствовал о том, что запасы сентиментальности лисицы на исходе, и не далека минута, как в ход пойдут куда более решительные действия, чтобы утихомирить так не вовремя расшалившегося мутанта.

Don't need to rule ya I don't have to fool ya
I've got nothing to prove I can reach you from here
Swallow the shotgun show you the meaning
I don't want to deal with the feeling of fear
Aaaaaaaaaaaaaaaaaah.....

Правда, полутрезвого Рафаэля мало что волновало в данный момент. Он даже не сразу понял, каким образом оказался без своего промокшего балахона, зато всем оголенным, влажным телом ощутил легкий порыв морского бриза. - Кому-то дует, - с печальной миной изрек черепашка, зябко передернув плечами. А тут еще и прибой вновь захлестнул мутанта набежавшей волной, вынудив Рафа крепко зажмурить глаза и на несколько мгновений отключить свое внимание от происходящего. Ниньяра не преминула этим воспользоваться, лишив саеносца обоих сапог так умело, что он толком и не заметил, как его мозолистые пятки остались без мотоциклетной защиты. - Эй, эй, рыжая, что за дела? - запоздало возмутился Рафаэль, неуклюже шлепнув босыми ногами по медленно откатывающейся воде. Он протянул лапы к профилю лисицы, которая склонилась над зеленым мускулистым торсом, раздетым наполовину, и сосредоточенно оглядывала его цепкими, льдистыми глазами, очевидно прикидывая в уме, как безболезненно лишить любимого панцирного бедолагу штанов и кожаного пояса, на котором болтались крепежи с саями. - Иди сюда, дорогуша, - неожиданно для самого себя парень порывисто ухватился широкой ладонью за аппетитную, мохнатую ягодицу своей подружки и беззастенчиво напряг пальцы, вынудив куноичи замереть столбом от внезапной откровенности жеста. - Мое! Не отдам! - с пьяной плотоядностью ухмыльнулся мутант, аж приподнявшись на локте. Однако Ниньяра довольно быстро отморозилась и чувствительным шлепком по фривольным рукам вернула нахала с небес на землю, напомнив ему о не совсем подходящем моменте. А заодно и лишила его оставшейся мокрой одежды.
- Ну и пожалуйста! - обиженно просопел саеносец, выпятив нижнюю губу. – Ну и не надо!

Приливная волна уже в который раз полоснула прохладной пеной по раздетому до самой маски Рафаэлю, заставив черепашку вздрогнуть всем телом. Валяться даже в шутку становилось совсем уже не комфортно, и парню пришлось послушаться требования девушки, хотя бы ради того, чтобы оказаться на куда более сухом месте и не получать ежесекундно по щам водой. А уж когда перед самым носом недобро качают собственным ремнем… Не то чтобы мутант испугался угрозы, скорее наоборот – мог бы воспринять как игривую подоплеку, чтобы вновь блудливо схохмить в ответ, да только разбрасываться шутеечками ему резко расхотелось. Настроение вообще ухнуло куда-то под плинтус: то ли от прибоя, уже по самые печенки заколебавшего орошать помятую морду, то ли от того, что лисица все никак не поддавалась дурашливому настроению, превратившись в занудную, суровую мамашку для ватаги отпрысков ясли-возраста.
Поэтому Рафаэль, тихо проворчав что-то нечленораздельно себе под нос, сложил руки по швам, будто солдат на перекличке, и, помогая себе широкими плечами, сделал пару оборотов вверх по небольшому песчаному склону пляжа, даже не подумав подняться хотя бы на ноги. Очутившись на сухом участке берега, где росла низкая, колючая трава, которую то и дело приминал ветер, саеносец повернулся на бок, расслабив мышцы тела, после чего все-таки сомкнул уставшие веки и отрубился, весь расстроенный от непонимания со стороны своей девушки.

I will do what I feel like, heyy
Can't stop me now
I will do what I feel like, heyy
Can't stop me now
I will do what I'll do what I'll do.

Каким-то десятым чутьем парень понял, что пьяно дрыхнуть под одиноким деревом, на котором покачивалась вся его сырая одежда, уже достаточно и нужно немедленно открыть глаза. Прямо вот сейчас. Он распахнул зенки так внезапно, словно получил от кого-то увесистый пинок под задницу.
- Едрешкин хвост больного таракана! – негромко выругался Рафаэль, потирая глаза ребром шероховатой ладони. В голове все гудело и стреляло, как будто мозг ушел на войну, последние штрихи выпивки еще клубились по венам черепашки, периодически отстреливаясь по вискам. Но по крайней мере, саеносец протрезвел уже где-то на девяносто процентов, что было вполне недурно. – Сколько я спал, интересно… - не прекращая позевывать и потягиваться, парень сел, мотнув котелком по сторонам в поисках рыжехвостой куноичи, которой почему-то рядом не наблюдалось. - Нинья-ярра! Ты где?

Ниньяра?...

Он так и остолбенел, неудобно выкрутив голову в сторону бескрайнего моря на манер лесного филина. Вылупив остекленевшие глаза, черепашка, не моргая, принялся беззастенчиво пожирать силуэт фигуристой  морской девы, которая вдохновенно водила по рыжему меху руками, будто ласкала каждый участок своего тела, бережно омывая себя солеными водами. Только не это!
Рафаэль почувствовал, как все его тело покрывается жаром, а по вспотевшей спине заиграла дрожь сладострастия, заставляя пунцовую кожу мелко вздрагивать от малейшей мысли о ней. Не в силах оторвать горящих глаз от изгиба ровной спины, возвышающейся над волнами моря, Рафаэль незаметно для себя, на полном автомате поднялся на ноги и точно очарованный столь потрясающим в своем первобытном откровении зрелище, пошел прямо к лисице, загребая песок широкими ступнями. Ступив  по щиколотку в воду, мутант остановился в нерешительности.

Но ведь она всегда бросала мне вызов, а я стремился сломать ее намерения и не поддаться ее уловкам.
А сейчас я вновь проиграю?


Уже проиграл. Она теперь моя.

Отбросив последние сомнения, Рафаэль смело двинулся вперед, подстегиваемый собственным желанием очутиться с Умеко так близко, как никогда еще не находился рядом с ней. Дотронуться до нее так бережно, словно лисица была сделана из хрусталя. Собственнически сомкнуть на ее талии ладони и, опустив жесткие губы в ее округлое плечо, порывисто выдохнуть:
- Я хочу тебя, Умеко…

+2

6

Oh, he'll buy me a thorn before he buy me a rose
Be covered in dust before I'm covered in gold
He's trying it on, yeah, he's taking me out

Вряд ли Ниньяра готовилась к тому, что ее день закончиться вот так...

Мышцы слегка ныли, прохладная, солоноватая вода залива оказывала успокаивающий эффект, не хуже любой горячей ванны, в богатых апартаментах дорогих гостиниц, где ей приходилось бывать по заданию Мастера. Ей нравились здешние воды... здешний вид, эти волны, разбрасывающие скопища пузырящейся пены, оседающей на ее красноватой шерсти и на острых камнях, пиками торчащих из воды близ склона на котором божественным перстом возвышался старый, никому не нужный маяк. Здесь можно отдохнуть... Усилием воли - но расслабится.
Когда жизнь делает столь крутой поворот, изменив полностью все твои взгляды на мир, оказывается, что ты большая рыжая белка, бегающая в бесконечном колесе.
Отдых становится предметом роскоши - слишком много нужно сделать, разведать, разнюхать.
До встречи с черепашками все было как-то просто, стабильно, а теперь... уже вернувшись с Острова, лисица обнаружила, что здесь, на ее пустующем месте в Фут, обосновался ее давний соперник, упорный и настойчивый, и любая ее невнимательность, любой прокол, грозит разоблачением места не только ее убежища, но и укрытия ее союзников. Постоянный риск, постоянная ответственность, а организации собирающие силы против власти Саки и его клана, что могло бы укрепить ее тылы, демонстрируют не лучшие результаты столь важных элементов, как тактика и стратегия, растеряв в стычках с ниндзя противника больше половины своих людей. Проблемы... слишком много проблем, слишком много неприятностей, ровным рядом укладывающихся на ее горб. И не готова она поделиться ими с Рафаэлем и его семьей. У них свои неприятности в доме, пропавший брат, своя вендетта, зачем грузить его еще тем, чего он возможно и не поймет. Это касается только ее, и ее прошлого.

Умеко молчаливо хмурит лоб, поджимая губы, глядя на собственное отражение - такой мрачный и замученный взгляд.

Неплохо бы и самой  вот так вот счастливо напиться. Но, кажется, после того раза, когда они нахлестались на пару с Моной абсента припасенного на "исключительный" случай с Рафом, мутанималка была больше не в состоянии и крошечную рюмочку в себя опрокинуть. Абсолютно не было на подобное времени. Какие жесткие плечи... Лисица покачивает головой, словно укоряет кого-то за собственное взвинченное состояние, и склоняется ниже к рябой поверхности океана, касаясь обнаженной грудью мелко перебегающих взад-вперед игривых волн.  Холодно. И тем не менее она опускает одну руку до плеча в синие воды, позволяя течению обласкать мускулы, а затем другой рукой принялась жестко массировать немеющую конечность, сжимая ноющий участок пальцами почти до боли, разгоняя кровь. Надо бы поскорее закончить эти банные процедуры, да вернутся к распластавшемуся на песочке, посапывающему саеносцу. Как бы то не было, Умеко не хотелось оставлять парня валяться под открытым небом с риском прокатиться во сне до водной кромки. Утонуть не утонет, но будет неприятно. Так что ей предстояло еще одно увлекательное дело - растрясти храпящего в звезды юношу и протащить его панцирь наверх, в постель.

Она даже не услышала, как ее дружок, пока она тут скребла затертые плечи и смачивала кончики растрепанных, темных волос, встал из своей ямки-кроватки, и уверенно, с видом новорожденного теленка, четко видевшего перед собой цель, пошлепал в сторону покачивающей хвостом девушки. Ниньяра плавно выпрямилась, запрокинув остроносую морду к круглой луне, высоко закинув тонкие кисти за всклокоченный затылок, приглаживая мятые концы испорченной прически, да так и неловко, звучно стукнулась головой о жарко подставленную ей костяную грудь вплотную приблизившегося мутанта.
...ой?

Say what you want but I will never be told
Cause I'm in love with a monster

Рыжая воительница никогда не любила так называемые "сюрпризы". Не важно в чем заключался сюрприз - он являлся неожиданностью, приятно ли, неприятной... Главное то, что Ниньяра была не готова. А готовность к любой ситуации и была преимуществом хорошего воина, коим себя считала гордая куноичи. Неподготовленность, разбитость, дезориентация. Попытки впечатлить Ниньяру внезапностью, заканчивались не очень хорошо. И лишь в катастрофически редких случаях Умеко относилась к резким "оп, неждан!" довольно снисходительно.

И, пожалуй, такой сюрприз ей более чем понравился. Почаще так делай, дорогой.

- Какой шустрый, - расплылась в довольной ухмылке лисица, едва только широченные лапищи разгоряченного юноши замком сплелись на девичьем стане, настойчиво прижимая подругу спиной к неприкрытой, исцарапанной костяной броне покрывающей накаченный черепаший торс. Откинув хитрую, лисью физиономию назад, прижавшись пушистой щекой к угловатой скуле Рафаэля, темной, испещренной множеством мелких ссадин и поразительно сухой, это после вынужденного то купания, Ниньяра скосила глаза на пунцовеющую морду саеносца, - А я думала, когда ты мне это наконец скажешь... мой робкий, нерешительный плюшевый мишка, - ласково промурлыкала в ответ на пылкие слова парня Умеко, щекоча подергивающейся мочкой носа у черепашки где-то под подбородком. Не самое подходящее время для таких забав, но... отказывать ему? Да никогда. Она слишком долго ждала, когда этот непреклонный, гордый воин(порой такая наивная малышка-бука) признает ее женские чары, и пойдет ей на встречу. Еще одна черта хорошего бойца - если даже тебя застали врасплох, умей импровизировать и подогнать ситуацию под себя.
Импровизация...
- "Люблю импровизировать," - разнеженно прикрыв веки, девушка гибко изогнулась в его руках, горячо и крепко, настойчиво вжавшись бедрами в нижнюю часть тела пленившего ее силача. Пышный хвост тяжело приподнялся над водой, соприкоснувшись с упругой черепашьей ягодицей, и снова скрылся в темных глубинах, словно акула тенью мельтеша рядом с обнявшейся парочкой.
- Можешь опустить лапки выше, или ниже, если хочешь, я разрешаю... Куда тебе больше нравится? - вкрадчиво, проникновенным шепотом подсказала мутанималка, игриво сверкнув синей радужкой, приоткрыв один глаз и еще раз "пихнув" охреневшего от таких ответных действий юношу мягким местом прямо в паховые пластины, - ...так будет теплее...

Она точно не была готова к такому сегодня. Но кто сказал, что она против?

Friends say I'm stupid and I'm out of my mind
But without you boy, I'd be bored all the time
No, I don't really care for the same conversation
Got everything I need, and I'd rather be chasing
Love, with a monster

+2

7

Bu gönül ona torpil geçiyor,
Etrafnda fır dönüyor
El bebek gül bebektir o,
Ne yapsa inadına hoş görüyor
Kara kara düşündürüyor

Почему в прошлом он всегда отталкивал ее от себя?

Конечно, Рафаэль был не слепой и видел, что лисица испытывает к нему определенные чувства, раз все пыталась сломать стену френдзоны, которую вечно хмурый парень воздвиг между ними, идя на поводу собственного эгоизма и упрямства. Но саеносец слишком цеплялся за свою индивидуальную свободу, всячески пресекая любые попытки куноичи сближения и намеки на многообещающее после. Надо признаться, что с каждым разом изображать из себя твердолобого буку становилось все сложнее, а в последнее время - так и вовсе бессмысленно.

И все равно, даже после таких жарких слов, на одном дыхании выплеснутых в ушко Ниньяры, Раф подсознательно был готов услышать от нее насмешливое, что-то вроде “Ты пьян, милый. Иди, проспись для начала,” и на данной завершающей ноте послушно отвалиться, утешив себя очередным жалким самооправданием.
Однако куноичи попросту не позволила парню в столь ответственный момент срулить с намеченной цели, едва ли не больше него возжелав продолжение банкета. Она откликнулась на порывистые объятия саеносца всем телом, жарко изогнувшись в его руках и зазывающе пристроив свои пышные ягодицы прямо в паховые пластины черепашки. В разгоряченный мозг черепашки не замедлил постучаться дурман сладострастия, зеленые щеки вспыхнули густым румянцем, а парень почувствовал приступ паники, как только понял, что его рассудок не поспевает за поездом нахлынувших ощущений, который уже был где-то на полпути к космосу.
- Ничего я не робкий! - несколько обиженно буркнул саеносец и чуть сильнее притянул к себе бессовестную лисицу, заставив ту буквально впечататься спиной ему в костяную грудь - да куда уж сильнее-то?- Просто я... ждал момента.

Конечно, дорогая. Я ждал именно этого момента, когда смогу залиться текилой по самые брови, колобком прокувыркаться через весь пляж, а затем, неоднократно обмытый прибоем, позорно упасть прямо в мокрый песок, мордой вперед. И все это для того, чтобы внезапно вскочить и увидеть тебя, подсвеченную луной на фоне бескрайнего моря, абсолютно обнаженную и невероятно прекрасную. И чтоб мое либидо, наконец настойчиво взвыло и начало толкать меня прямо к тебе, попутно осыпая проклятиями мою трусость и упрямство, прикрытых дешевыми отмазками...

Словами не передать, как она его возбуждала!

У нее была фигура не суровой воительницы тени, а какой-нибудь знаменитой фотомодели, снимающейся для эротических журналов. Ее походка, голос, взгляд, да даже ведение боя так и излучали секс, заставляя приковывать к себе похотливые взгляды и учащенно дышать ей вслед. Грациозная, сексуальная убийца.

И теперь она принадлежала ему, а он все равно не может двинуть свою задницу с той мертвой точки, которую сам же и обозначил. Это, черт возьми, очень мешало и ставило парня в крайне незавидное положение. Ну не дурак, а?
Наверное, Ниньяра прекрасно осознала его противоречивые чувства, с которыми Рафаэль пока безуспешно боролся, скорее по привычке пытаясь загасить в себе пламя жажды, которое на этот раз не только не собиралось гаситься, а наоборот - разжигалось еще пуще, призвав на помощь мужское естество саеносца, едва только он почувствовал Умеко прямо ТАМ, в районе собственного паха. Вкрадчивый шепот куноичи, которым она подсказывала своему парню дальнейший алгоритм ласки, послужил этаким выводом мутанта из состояния застывшего столба и призывом хоть к каким-нибудь действиям.

Теплее... Еще как теплее!

Sen güldüğüme bakma,
Gör de duy da inanma
Tuz buz oldu bu kalp ah on bin para
Aldığım her nefeste,
Аttığım her adımda burda olsa,
Cancağızım yanımda olsa

Отмерев от довольно романтичной, скульптурной позы, Рафаэль, повинуясь весьма заманчивому предложению, растерянно провел широкой кистью по спортивному животику лисицы и тут же встретился с ее укоризненным взглядом, мол, ну нежнее, дорогой, чай не стол тряпкой скрябаешь! Вот панцирный дьявол, какая неловкая ситуация... Вроде и знаешь, что от тебя требуется, а все равно ни черта не выходит... Движения скованы и осторожны, зато ладони горят огнем от каждого прикосновения к влажному, охурменно соблазнительному телу Умеко.
- Нет, все не должно быть так... по идиотски, - бормочет себе под нос Рафаэль, не снимая, однако, своих деревянных лап с талии девушки. Его морда, наверное, уже слилась с цветом банданы, а сердце билось в груди как сумасшедшее, что и гляди готовилось вырваться на волю, но он не хотел больше отступать, хоть и чувствовал себя крайне сконфуженно в предложенной роли первой скрипки.

Давай, ты мужик или где?

Черепашка прикрыл охристые глаза и шумно выдохнул, отвернувшись от щекочущего ему ноздри затылка куноичи в сторону. Надо собраться с чувствами...
“Так, сначала. Передо мной не Умеко, а... мой мотоцикл...- столь неожиданное сравнение чуть подуспокоило до предела напряженного парня, и он почувствовал себя гораздо уверенней. - И я полирую его с особой тщательностью, боясь нарушить слой свежей краски... - грубая черепашья ладонь плавно огладила упругий животик лисицы, не пропуская ни единой впадинки пресса, - ...перехожу к бензобаку, которому нужно уделить пристальное внимание... - кисть довольно смело ползет вверх, где изнывала от ожидания ласки любимого парня впечатляющая грудь, - ...открываю крышку и заливаю бензин, дергаю ручку мотора...- чуть помедлив, саеносец все-таки коснулся ее кожи, покрытой белым бархатом меха, а затем с особой бережностью, одними кончиками мозолистых пальцев прочертил себе дорожку почти до самого пика. - И Умеко заводится! ” Да едреный панцирь, о чем я вообще думаю?! - Рафаэль вдруг сбросил с груди куноичи ладони, но только лишь для того, чтобы схватить озадаченную девушку за плечи и, порывисто развернув ее мордочкой к себе, скривить уголки губ в пьяной полуулыбке: - Не волнуйся, я в норме. Наверное...

Наверное стоило бы окунуть распаленную лысину в холодный океан, дабы хоть немного устаканить страшный сумбур, который сейчас творился в голове Рафаэля. Мысли, еще не отошедшие от алкоголя окончательно, яростно путались, сбивались в кучу, а затем вновь разлетались по всем извилинам, словно стая взбесившихся мустангов. Он никогда не думал, что в первый раз - это так сложно... Но зачем же вообще думать, когда проще довериться собственным ощущениям, которые вряд ли подведут его.

Он больше не остановится. По крайней мере, не сейчас, не сегодня ночью.

Отбросив все свои последние сомнения, Рафаэль уютно устроил крепкую ладонь на аккуратном затылке Умеко, с удовольствием ощущая шелковистость ее стриженной прически, а затем склонил голову лисицы к себе и с ласковой яростью буквально врезался в такой манящий, озадаченно приоткрытый ротик Умеко, где виднелись клыки настоящей хищницы. Он целовал ее нежно и напористо, с каждым мигом распаляясь все больше, и вскоре так разгорячился, что принялся страстно покусывать губы лисицы, одновременно обмениваясь лаской с ее острым язычком.
- Так хорошо? – хриплым голосом прошептал саеносец, с некоторой неохотой оторвавшись от девушки, дабы вдохнуть растворившийся в начальном запале любви глоток воздуха. – Или желаешь еще лучше? - Он вновь притягивает куноичи к твердой груди и сжимает ее крепко-крепко в своих объятиях, чувствуя прямо через пластрон, как с наслаждением трется об него оголенный стан его барышни, явно желая от мутанта продолжения сладострастной ласки...

Он готов. Наконец-то.

+2

8

She's screamin' sex and I heard that she's a dancer
Tequila kiss, come on, baby, won't you let me in
You, you're all I'm thinkin' about
I, I feel you pushin' up on me
I'm just the kind of boy to get you on the wall
Come on, baby, make it hot and dirty for me

Если бы Ниньяра знала, о чем на самом деле думает ее приятель, куноичи бы это совсем не понравилось... Не то что бы лиса пошла на попятную, ради такой ерунды, но сравнение ее тела с, простите, харлеем, значительно подпортило бы девушке настроение. Что еще за любовь с мотоциклом?!

Умеко молча прислушивалась к неровному дыханию партнера, не скрывая отчасти ироничной, отчасти умиленной улыбки на остроносой морде - томно прикрыв веки, куноичи в предвкушающем ожидании вся напряглась, готовая, наконец, получить то, чего желала уже очень и очень давно. Господи, вечность прошла, прежде чем ее упрямый дракончик, наконец, решился показать себя мужчиной не только на кулаках, но и мужчиной как... хм... как природа повелела. От ее внимания не ускользнуло неловкое бормотание партнера, она прекрасно расслышала каждое слово и каждый вздох, чутко дернув заостренным, утопающим в шоколадных прядях ухом. Она его не торопила... Да и ее безнадежно трогала эта его легкая неуклюжесть, с какой парень прикасался к ее обнаженному, горячему телу, по которому то и дело водопадом катились солоноватые капли морской воды.Пускай он подольше будет таким очаровашкой, который не знает как бы так приткнуться к своей возлюбленной... но и не слишком долго, потому что этого мгновения мутанималка уже ждала тоже достаточно.

Плюшевый медвежонок Тедди с большими шершавыми лапками.

- Ну тише, - усмехнулась девушка, ощутив как вздрагивающая от напряжения рука юноши... чуть сильнее положенного надавила на крепкий девичий торс. С одной стороны алкоголь неплохо простимулировал нашего крепыша на романтические желания в отношении принимающей банные процедуры подруги, сбросив с него клеймо вредины и недотроги, а с другой, хмель гуляющей по пламенеющей первобытным желанием крови черепашки, не позволял тому себя контролировать. Ниньяра снисходительно относилась к напору со стороны своего любовника, благо тюфяков она никогда не удосуживала своим вниманием, и отдавала предпочтение грубой силе - как в бою, так и в постели. Ниньяра и сама чай была не пай-девочкой, что очень любила демонстрировать заинтересованным в ней парнишкам. Куноичи отчасти кровожадно облизнулась, продолжая нахально потираться бедрами о твердую костяную защиту мускулистого тела партнера, без доли смущения или неловкостью раздумывая о крепости мужского достоинства такого сильного воина, как Рафаэль. Мутанималка неоднократно одаривала пристальными взглядами паховые пластины черепах, когда украдкой, а когда и напрямую, задумчиво потирая пальцем мочку черного носа, бессовестно игнорируя краснеющую физиономию Рафаэля. Ей было интересно. Анатомическое устройство тела этих мутантов не было похоже на человеческое, или на тех мутанималов, которых знала Умеко. Эти ребята не носили одежды, кроме их ремней с оружием, да банальной маскировки вроде курток и плащей, чтобы скрыть свой массивный костяной горб, на них не было ничего, что могло бы послужить защитой тела от внешней среды.
Однажды Ниньяра даже глупо пошутила на эту тему, якобы усомнившись, что перед нею точно "мальчики", а не симпатичные барышни-черепашки с брутальными басящими голосами и прокаченными-перекаченными бицепсами. Ох и смеху тогда было со стороны дуралея Микеланджело, который невнятно икая и беспрестанно нервно гогоча вылакал литр лимонада, чтобы успокоиться. Донателло пытался что-то объяснить о половых различиях черепах, сквозь издаваемый младшим братом грохот и истеричный смех, краснея и бледнея, Леонардо нервно пил его чернющий кофе, а Рафаэль, багровый, как вареный рак, смотрел на наивно хлопающую ресницами лисицу как на врага народа - то ли саеносец возмущался самому вопросу, считая его некорректным и неприличным, то ли обалдевал от того, как Ниньяра вообще могла усомниться в том, что у него есть, кхм, "большой и толстый"!

- "Похоже и впрямь есть," - довольно закусила нижнюю губу куноичи, "нащупав" пятой точкой стремительно распаляющийся соблазнительный бугорок на пластроне пыхтящего юноши, в самом самом низу, под которым явно что-то было. И сильно просилось на волю!

- "Ну что такое," - недовольно поморщилась девушка, когда парень неожиданно оборвал свои неуверенные ласки, сопровождая это злым возгласом. Ниньяра уж было хотела сама развернуться к разнервничавшемуся Рафу, успокоить не готового к такому повороту событий саеносца, да только тот уже сам решительно развернул немо вытаращившую глазищи Ниньяру к себе лицом, и требовательно вцепился поцелуем в ее приоткрытый в удивлении рот - внезапно! Но это ей нравилось гораздо больше, чем его неуверенные елозанья по ее животу - ни туда ни сюда. А целовался он не просто классно. Восхитительно.
- Я чувствую водку, - нахально оскалила пасть в улыбке мутанималка, когда поцелуй прервался на судорожный вздох, - Постой, - она потянулась вперед, еще раз жадно захватив чужие губы в свои собственные, - Текила? Или бренди? Что-то пряное и с лимоном... Ты говоришь "еще лучше"? - Умеко крепко обвивает руками широкую, жилистую, бычью шею черепашки, заглядывая ему в глаза и щекоча широкую, исцарапанную мину своими короткими, влажными прядями темных волос, прислоняясь еще ближе и закидывая стройные ноги за бедра прибалдевшего от такой борзости Рафаэля, которому пришлось в спешке подхватить партнершу под ягодицы - крепкие и пышные, а главное, полностью обнаженные! - чтобы его ненаглядная, скрестившая изогнутые лодыжки на покатом карапаксе, не скатилась в бушующий океан.
Было бы очень смешно и неловко.
- А я говорю, хочу перчика, малыш.

Подняв отяжелевший от воды полосатый хвост у них над головами, Умеко с проказливым смехом шлепнула его конец на зеленую лысину подростка, едва не схоронив его под своим драгоценным лисьим украшением - давай взбодрись, карапуз, нам еще всю ночь вроде как развлекаться!

- Ну так что, - она приблизила длинный нос к короткой морде интенсивно краснеющего приятеля, уткнувшись его глянцевым кончиком в широкую переносицу мутанта, - Наконец-то мне расскажут, и даже покажут, где вы его прячете, проказники? Я вся во внимании. Мне кажется в этом уроке, я тоже смогу тебя  чему-то научить, - влажный, проворный язык куноичи коснулся края длинной, прямой полосы на впалой щеке Рафа, вкрадчиво проскользив едва ли не до нижнего века юноши, отчего последнему пришлось спешно зажмуриться, спасая зрение от испепеляющего дыхания... и острых клыков подруги. - Тебе понравится.

And when the lights are out, the freak is out of the box
You're the only one, you're the only one for me
The way your mouth tastes, the way your body shakes
You're the only one, you're the only one

+2

9

Ни один алкогольный коктейль, даже для самых храбрых, не вызвал бы такого охурмительного оьянения, которое он сейчас испытывал. Бесподобно сладкого, целиком захватившего остатки пропитых этим незамысловатым вечером мозги и блокирующего жалкие крохи скромно вылупившегося разума. Не оставляющего ни единой возможности для сомнений и нерешительности, даже если никогда раньше этого не делал.

- Всего лишь текила… Много текилы, - бормочет Рафаэль, мысленно прогоняя в голове свершившийся поцелуй. Такого жадного и бесстыдного, что аж дух захватывает от собственной наглости. Уж Гудвин ли пролетел мимо, внедрив в Рафа дозу шипучей смелости? – И еще… кажется это были виски, не помню. Но явно обжигающее…

Что-то ему подсказывало, что лучше не торопиться, чуть попридержать свой горячий пыл, попробовать насладиться девичьим телом, прежде чем нахально ломиться в него, словно щенок сорвавшийся с поводка в предвкушении взрослых удовольствий. Такая гормональная спешка вряд ли может понравиться своенравной лисице, а он  жутко не хотел выглядеть в ее глазах всего лишь похотливым подростком, у которого на уме один лишь секс, пусть даже самый первый.

Однако судя по поведению лисицы, Ниньяру это  ни капельки не смущало, более того, она сама активно шла навстречу к его самым сокровенным желаниям, решив не растрачиваться на продолжительные прелюдии.

Мы слишком долго трепали друг другу нервы, черт возьми!

- Умеко… Что ты… – поперек пересохшей глотки вдруг встает противный комок, заставив саеносца растерянно прикусить язык на полуслове и порывисто ухватиться ладонями за пышный зад лисицы для обеспечения нужной опоры,– «…со мной делаешь?»

По правде говоря, Рафаэль несколько оробел от такой нахрапистости девушки, вновь почувствовав скованность в своих действиях. Не то чтобы для него явилось неожиданностью ее чрезмерная раскрепощенность, просто...как-то уж легко она перехватила инициативу, случайно поставив саеносца в незавидное положение робкого паренька с ладошками, потеющими от одного только прикосновения к женскому телу. Прямо совращение малолеток на дому, с бесплатным бонусом в виде брелков и плюшевых зайчиков, ей богу!
Все развивается слишком быстро… если не сказать, яростно…

Это страшно напрягало и обескураживало.

Привыкший везде считать себя крутым мужиком, который буквально искрился грубой силой и внутренней брутальностью, Рафаэль никогда не думал, что его неопытность в более сокровенных, чем бестолковый мордобой, вопросах однажды станет ему врагом. Ему хотелось самому диктовать свои условия этой роскошной, свободолюбивой воительнице, которой удалось пленить большое сердце грозного темпераментного силача.
- Ты такая отчаянная, Умеко, - негромко выдавил из себя Рафаэль, стараясь хотя бы на словах не спотыкаться и придать своему хриплому голосу более ровный тон. Скверно, правда, получалось...наигранно слишком. - Это...охурменно.

Все-таки, почему бы не позволить собственному упрямству спуститься на тормозах и всецело довериться явному опыту Ниньяры, прислушиваясь лишь к собственным ощущениями доселе незнакомым и потрясающе захватывающим?

Несколько заторможено, но уже гораздо смелее, саеносец смял ладонями упругие ягодицы Умеко, всей кожей ощущая шелковистость красного меха, пусть даже влажного от морской воды.
...И снова замер в прострации, не решаясь на следующий, более смелый шаг. Правда ненадолго - легкий шлепок мокрого хвоста по башке мигом встрепенул застывшего истуканом парня, уверенно вернув того с небес на землю...точнее, на воду, лениво стекающей по синякастой физиономии парня, неминуемо охлаждая разгоряченные щеки, алеющие густым румянцем от смущения вместе с его первобытным желанием.

Он хотел было возмутиться, дескать, что за бесцеремонное обращение с его ненаглядной персоной, ты, часом никого не перепутала, женщина?  Приятного от подобного маневра было мало, однако мутанималка тут же развеяла недовольство Рафаэля нежной и весьма откровенной лаской, необычайно чувственно исследуя язычком борозду старого шрама, рассекающего скулу черепашки пополам.
- Может быть, и покажу…- Рафаэль с трудом узнал собственный голос, настолько он стал низким и сиплым, как у простуженного. – Смотря, как плохо вести себя будешь, моя сладкая девочка…
«Едреный дед Мазай, я и не знал, что способен на такую приторно телячью чушь! Неужели ей нравится то, что я говорю?»

Внезапно набежавшая волна весьма ощутимо шлепнула Рафаэля по нижней части панциря, отчего тот неуклюже покачнулся на месте и едва не булькнул вместе со своей драгоценной ношей в воду. Да что ж такое-то? Это, черт возьми, крайне сбивало черепашку с решительного настроя, словно напоминая ему о довольно недвусмысленной ситуации, в которой он еще не являлся хозяином положения. Не являлся же?
- Твою мать! - громко выругался саеносец, отвернувшись в сторону. Затем он расцепил со спины стройные ноги мутанималки и аккуратно снял ее с себя. Заметив озадаченность девушки вкупе с некоторым недовольством, Раф вместо пояснения просто перехватил Ниньяру под коленями, чтобы удобнее было поднять куноичи над водой. - Я еще не закончил, Рыжая, - жарко прошептал он ей на ушко. - Просто держись за меня, нас ничто не должно отвлекать.

Прижав разгоряченное тело лисицы к своему костистому пластрону, он на руках понес ее на берег, загребая мощными шагами плещущийся океан и оставляя после себя толстую белую дорожку из морской пены. На пути к пляжу, парень чуть сбавил скорость и внезапно коснулся губами бархатистой шеи Ниньяры, стесненно проведя языком влажную линию под нижней челюстью девушки. От неожиданности со стороны черепашки, Умеко невольно откинула голову, открыто наслаждаясь порывом нехитрой ласки возлюбленного, отчего заметно расслабила мышцы рук, сцепленные в замок на тыльной стороне мускулистой шеи.
- Не отвлекайся, - с коварной усмешкой заметил  Рафаэль, перехватив  томный, практически бездонный взгляд васильковых лугов. – Ты ведь не планируешь прямо сейчас шлепнуться обратно в царство водорослей и кораллов?– и снова поцеловал в выемку между ключицами под коротким белым подшерстком, обдав роскошную, аппетитную грудь горячим сбивчивым дыханием.

Он не мог объяснить себе, почему у него внезапно возникло желание подразнить девушку прямо сейчас, воспользовавшись мигом пока та разнежено свисала с его бугристых рук импровизированного плена. Не то чтобы она бы не ответила в своей колкой манере, особенно когда они почти у самого берега – просто подсознание мутанта согласно кивало на его действия, словно подсказывая, что он все делает правильно.

Едва только очутившись у береговой линии, саеносец бережно опускает Ниньяру на прохладный белый песок, а сам широкой скалой нависает над ней, уперев обе напряженные кисти по краям растрепанной прически девушки и закрыв своим широким торсом бледную луну над морем. Тихая, романтическая ночь, скрывающая в себе самые смелые искушения…
- Итак? – он, не отрываясь, буравит горящим взором льдистые, раскосые глаза Умеко, красноречиво излучая жажду обладания ею. – Ты, кажется, обещала меня чему-то научить? Учти, моя сладкая девочка, я весьма скверный ученик. Придется повторять много раз, - получилась довольно бесстыдная  и откровенно пошлая ухмылка, однако саеносец не придал этому значения. Он просто хотел наслаждаться каждым мгновением ночи, которая обещала ему быть невероятно захватывающей и волшебной. Неспешно склонившись над остроносой мордочкой куноичи, парень аккуратно коснулся губами края ушной раковины, жарко выдохнув прямо внутрь слухового отверстия. – Ты к этому готова?

+2


Вы здесь » TMNT: ShellShock » IV игровой период » [C4] Over and Over... [18+]