Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Флешфорвард » [ФФ] You my brother... Remember?


[ФФ] You my brother... Remember?

Сообщений 11 страница 12 из 12

11

Он вновь остался один.

Ненадолго правда, брат всего лишь удалился за пакетом для мусора и веником, дабы устранить небольшой беспорядок на кухне, пока кто-нибудь из мутантов не устроил куда больший погром, случайно прокатившись на гранулах кошачьего корма. Однако Леонардо внезапно охватило леденящее чувство, что все старания лидера вернуться обратно в жизнь – напрасны, и Майки исчез с его поля зрения навсегда, прикрывшись шатким предлогом о срочном мусорном мешке. А с ним исчезла и последняя надежда Лео.

Вялая улыбка на бледно-зеленом лице мечника померкла, зато вдоль спины пробежался липкий, противный холодок, заставивший парня вздрогнуть, словно в кратковременном приступе недавней лихорадки. Обессилено склонив голову себе на пластрон, насколько позволила его не затянувшаяся рана на шее, Леонардо устало сомкнул веки.

Святые панцири… Если все, что случилось с тех пор, как лидер робко шагнул в комнату Микеланджело со своей странной мольбой, окажется новой ложью, очередным кошмарным сном, и завтра он проснется там, на своей койке в Клане Фут – Леонардо не сможет пережить это во второй раз…

Он так и застыл истуканом на корточках напротив дымящейся духовки, в страхе открыть глаза. Не помогала даже внутренняя мантра, что на этот раз все по-настоящему: ноздри черепашки действительно млеют от сладкого аромата подрумянившегося пирога, а рваный порез на горле, которым наградил Леонардо Шреддер за предательство, на самом деле чертовски болит и, поди, снова кровоточит из-за не особо бережного обращения, - лидеру все равно было страшно.

«Пожалуйста… не дай этому случиться вновь…»

Кланк, уютно устроившись рыжей пушистой кляксой на плечах Лео, лениво мяукнул и выпустил когти в шероховатую кожу парня, дабы невзначай напомнить о своем присутствии. Вместе с этим, вдали гостиной послышались торопливые шаги младшего брата, и только когда Майки зашуршал полиэтиленом совсем рядом, прямо за спиной лидера, он осмелился открыть глаза, незаметно выдохнув от облегчения.

Все-таки напрасно он переживал.

- Да ладно, Кланк мне совсем не мешал, - добродушно улыбнулся Леонардо в ответ, провожая немного растерянным взглядом кота, крайне возмущенного таким не барским отношением хозяина. – Пара царапин всего – сущая ерунда.
Что такое кошачьи когти их всеобщего любимца, который и выпустил-то скорее из-за нужды срочно их почесать, чем глубокие кровавые борозды на теле и в душе парня, которые заживут ой как нескоро? И заживут ли вообще?

Поспешив развернуться к шутнику разлинованным от множества шрамов лицом, не без помощи последнего, Леонардо все же взглянул в огромные, широко распахнутые глаза Микеланджело. Надо же, как разительно может отличаться один и тот же цвет синевы… У Майка глаза напоминают скорее застывший водоем, покрытый тонким льдом в ясное морозное утро. Удивительно, насколько теплой может быть зима, которой окрашены радужки младшего – чистой, сверкающей и совсем не студеной, даже несмотря на все ужасы, которые ему пришлось пережить.
И совсем другое – темно-голубые старшего, словно холодное море, потопившее не один корабль в своем омуте внутреннего мрака… Ему еще только предстоит долгий, тернистый путь к самому себе прежнему, которому он сам мог бы снова поверить…

«Да, Майки, я все делал ради вас, - мысленно кивнул Леонардо словам весельчака, и совершенно не думая встревать со своим "боевым" опытом в его монолог. – Но прежде всего, я делал для самого себя… Прости меня, братишка…» - однако вслух он так и не осмелился произнести горькую правду. Его хватило только на то, чтобы плотно сжать губы и отвернуться, уставившись остекленевшим взглядом куда-то в стену, пока Майки принялся хлопотать над приготовившимся пирогом. Самое лучшее сейчас для них обоих – срочно переменить тему.

Тем не менее, он все же постарался взять себя в руки и прийти к прежнему настроению легкого головокружения от ламповости родного дома, которого мечнику так остро не хватало за все долгое время его отсутствия. Сделав уверенный шаг к весельчаку, заворожено любующемуся собственным творением посереди обеденного стола, Леонардо широко улыбнулся: – Ого! Согласен, пирог выглядит просто волшебно, - не скрывая своего интереса, мечник во все глаза разглядывал шедевр кулинарного искусства, возвышаясь за  крепкой фигурой младшего. – Ради такого не стыдно и набить пару лишних кило. Я буду только рад лично отблагодарить бабушку Эйприл, - Леонардо беззвучно отодвинул стул, за которым всегда сидел раньше, и осторожно сел, боясь лишний раз задеть что-нибудь из приборов на столе, пусть даже и случайно. Ему не хотелось создавать шум, он вообще старался вести себя до предела скромно, будто был в гостях. – М-м-м… Нет, к кофе я так и не воспылал положенной любовью, - задумчиво проговорил лидер, неуловимым движением ладони поправив сбившуюся скатерть. – Чай?...

В какую-то долю мгновения Лео испытал острое желание сказать «нет».

Разве мог парень подумать, что сей невинный напиток послужит в качестве психотропного элемента, чтобы воплотить коварные замыслы Караи и ее папаши? А ведь он ей поначалу поверил… Как наивный дурак в розовых очках.  И хотя впоследствии все оказалось намного сложнее, ему теперь приходится жестоко расплачиваться за собственные ошибки.
«Наверное, и в самом деле пора избавиться от любых пережитков прошлого и идти дальше, не оглядываясь».

Ему приходилось только догадываться о странной заминке Микеланджело, когда тот несколько неуверенно снял жестяную банку с полки старого, обшарпанного шкафчика. В кухне воцарилась неловкая тишина, которую ни один из них не осмеливался нарушить. Леонардо хотел бы заглянуть в душу Майки, понять, о чем тот сейчас задумался, тоскливо разглядывая изображение домика на кружке лидера, но имел ли старший моральное право на это? Да, он бы мог тихо положить свою ладонь на плечо шутника и с участливой физиономией поинтересоваться у брата, что его так обеспокоило? И, может, быть парнишка даже рассказал бы ему все, не таясь…

Нет, для подобных разговоров время еще не наступило. Ему самому все еще нужно просто быть услышанным…

Леонардо одним неуловимым движением пододвигает к себе тарелку с остывающим пирогом и принимается машинально ковыряться ложкой в румяном мякише. Аппетит куда-то пропал, но лидер все же делает над собой усилие, упрямо отправив небольшой кусочек себе в рот. Он не хотел расстраивать Микеланджело, который столько сил тратит на то, чтобы старший чувствовал себя как дома.

Нет, не так.

Чтобы Лео чувствовал себя дома.

Так внезапно ожившая гитара в умелых руках Майка лишь была тому подтверждением.
- Я сумел подняться над суетою, оставляя шумный мир за собою
Я хотел увидеть, что там – за стеной из снов…

Раньше Леонардо часто доводилось слышать, как весельчак играет на гитаре. Точнее, пытался играть, задавшись твердой целью непременно научиться воспроизводить из непослушных струн музыку, а не противный визг баньши на болоте. Конечно, Рафаэль хмурил брови и скалился, показательно заткнув уши, а Донни дипломатично удалялся под предлогом неотложных дел в лаборатории. Но лидера подростков-мутантов не пугало сие подобие пьяного оркестра, и он добросовестно выступал в роли единственного слушателя, с чуть перекошенной рожей от трудностей восприятия. Эту мелодию Микеланджело исполнял особенно часто.

Неужели это было так давно?

- Зачарован был мой взгляд миражами. Спрятан к правде путь во мгле и тумане. В своих грезах слышу голос, и иду на зов! – почувствовав, как музыка буквально вливается в его размеренно стучащее сердце, точными словами песни обнажая истерзанную душу, Леонардо умиротворенно прикрыл глаза. Ему больше не придется ничего рассказывать. 
- Возвращайся блудный сын. Обретешь покой и мир! Не бывает в мире грез... Боли, горя, и слез... – черепашка вдруг поймал себя на мысли, что до сих пор помнит наизусть каждую строчку произведения. Невольно он начал подпевать следом за Майки, поначалу стараясь, чтобы его хрипотца не была так заметна в их ипровизированном дуэте. - Я и сам был только тенью под маской, жить в тени легко и так безопасно…
Но не спасет меня от бури замок из песка…
- все громче и уверенней звучал голос старшего, словно отчаянный крик раненого зверя, который рвался на свободу из запертой клетки. - Я потерян, как корабль в океане,
Спрятан к правде путь во мгле и тумане
Меня несли ветра удачи, и голос снова слышал я…

Возвращайся, блудный сын -
обретешь покой и мир
не бывает в мире грез
боли, горя и слез…

«Спасибо тебе, Микеланджело... За надежду на исцеление...»

Отредактировано Leonardo (2017-07-04 15:48:54)

+2

12

Туго натянутые струны в жестких пальцах Микеланджело дрожали и выгибались, послушные жестам "игрока", а тот даже не смотрел на них - взгляд прозрачных, спокойных, бледно-голубых глаз с интересом скользил по покатому боку гитары. Облупившийся зимними морозами темно-коричневый лак, с едва заметными вырезанными рунами местных эскимосов, которые Майк сам специально нанес в память о старых приключениях на лютой, холодной Аляске. А ведь Лео даже не знал, сидючи у Футов и хрен его знает что там делая, что его братья побывали в самой холодной точке Америки. Впрочем на ферме О'Нил лидер тоже, увы, не был. Эта же гитара струнными переливами выдавала воодушевляющую мелодию над прозрачной рекой, в которой его младшие братья устроили незабываемую  рыбалку. Тогда они надрали наглые зады браконьерам, а потом, поздним вечером, под открытым звездным небом по-холостяцки, без девчонок ужинали на берегу. Все втроем, все вместе.
Они мечтали что вернут его, что все наладится, и будут не раздробленной тройкой а как полагается...

Ну вот, вернули.

Черепашка осторожно покосился на старшего брата, растягивая уголки губ в неловкой ухмылке, вслушиваясь в трепещущий, неровный голос Леонардо. Отчасти обеспокоенно - Майки прекрасно помнил наставления Дона, что их братишке не стоит сильно напрягать пострадавшую э... шею, но и не останавливая желания старшего подхватить неуклюжую песенку о братстве и неудачах, с радостью тем самым признавая свои ошибки прикрываясь покаянными мотивами текста. Весельчак замолчал и пригнулся, этак жадно облапив вибрирующую гитару - на самом деле столько всего произошло за все это время, и он столько хотел ему рассказать, что... Эх... Но как? Почему то черепашке казалось, что начни он свою повесть о том, как за это время сплотились его младшие дуралеи, которые в жизни... по жизни, вели себя как малые дети, то Лео от этого не обрадуется, а только больше расстроится. Он хотел ему рассказать о том, какая чистая вода в речке сейчас за городом. Как терпко дышится в заснеженных долинах холодных владений, когда лютый мороз прихватывает и нёбо и легкие, сдавливая их незримой рукой. Каких он птиц видел на ферме, и каких рыб они поймали, как он едва не остался без носа, неосторожно сунувшись в зубастую пасть пойманной Рафом щуки.
Каким был ужасным монстр-Вендиго терроризирующий поселения, и как они с ним справились.
Лео должен был гордиться ими...
Но что-то подсказывало Майку, что он не будет горд. Он будет опечален. Опечален тем, что во время всего этого он не мог быть рядом с ними. Не мог всадить ниндзя-то в злобную пасть чудовища, защищая их. Не мог привести в чувство его самого, Майка, когда он совсем озлобился на весь белый свет, а ведь у Лео подобная штука с неусидчивым обладателем оранжевой банданы получалась лучше всего. Он очень много пропустил, и от осознания этого ему точно будет не по себе. Вот шутнику точно было бы...

Кланк извилисто обтерся о широченную лодыжку юноши, топорща свой длинный, пушистый, ярко апельсиновый хвост, нагло щекоча хозяина усами под коленом и приторно мурлыкая. Да, малыш, ты наверное тоже удивился, когда внезапно в логове появилась четвертая черепашка, которая пахла совсем по другому? Песня закончилась, а подросток, отложив свой потрепанный музыкальный инструмент, ласково потянулся ладонью к услужливо подставленной под ласку круглой, лобастой, ушастой голове питомца, с наслаждением огладив большим пальцем миниатюрный подбородок котенка.

- Хорошо спели, - приобнажив ровный ряд зубов, Микеланджело, напоследок еще раз ласково потрепав любимца по полосатой спине, с кряхтением выпрямился, с напускным весельем переведя взгляд на Лео, опираясь одной рукой о коленку... и тут же спрятал довольную ухмылку, мгновенно натянув обеспокоенную мину, широко распахнув глазищи и аж привстав на месте. Гитара гулко хлопнулась на пол, покуда черепашка неуклюже поднялся, отодвинув пяткой стул. Этот звук неминуемо привлек внимание старшего, который к этому времени уже вновь, со скромным видом было уткнулся в свое угощение, виртуозно расковыривая пирог до состояния размусоленного хлебного мякиша...
Уставившись в испуганную физиономию весельчака зеркальным выражением, опасливо отодвинув ото рта вилку, Леонардо видимо уж было хотел поинтересоваться, что так отвлекло братца, да Микеланджело его опередил, выразительно ткнув себя указательным пальцем в зеленую шею, - У тебя тут это... кровь, - хрипло добавил он, суетливо отпинывая дурацкий стул, который нахально зацепил черепашку, стойко удерживая его за столом... или он сам за него ступней зацепился...
В итоге и стул упал, и гитара, и Кланк...Вся эта конструкция рухнула башней на хвост котенка, и тот с шипением умчался куда-то в гостиную. Очевидно жаловаться остальным членам семьи на то, как его все не любят и стремятся отдавить стульями его гордое природное украшение.

Почесав в затылке, виновато похлопав зенками вслед гордо улепетывающему мимо Лео коту, юноша быстро переключил все свое внимание обратно на старшего, суетливо подойдя вплотную, присев, заглядывая тому под подбородок, отвернув голову в бок, и локтем отодвинув все, что ему мешало - тарелки, чашку с чаем, чуть не опрокинув последнюю... Вот ведь неуклюжий здоровяк, - Слушай, твоя рана... - Майк было поднял лапу, намереваясь коснуться затянутого швом пореза, но не решился тыкать в него грязной культяпкой. Таки не совсем дурак. - Открылась чуток... - А вот Лео кажется возжелал убедиться, не шутит ли его безбашенный балбес-братан. Майк ловко перехватил широкое запястье старшего и решительно опустил его руку на стол, попутно решительно покачав головой - не-а. Не стоит, - Я сбегаю за Доном? - вот уже второй раз за сегодня спросил он, пристально вперившись в исцарапанную мордаху лидера.

Заслышав в ответ невнятное бормотание и неразборчивуое "не надо, само пройдет", Микеланджело выпрямился, уткнув свои пудовые кулаки в костяные боковины и скептически изогнув прикрытую оранжевой тряпкой "бровь". Хочешь тут кровью что ли истечь? Это после всего то? Понаблюдав за тем, как бедный Лео неловко шарится по столу в поисках бумажных салфеток, которые местный "хозяин" кухни, то бишь ваш покорный слуга Микеланджело, всегда выставлял на столешнице в ажурной, хрустальной салфетнице, которую он привез с фермы Эйприл, Майк со вздохом выдернул оттуда парочку, таким жестом фокусника, и щедро протянул их мечнику. - Ладно, вижу умнику на глаза ты показываться лишний раз желанием не горишь. Э-эй, аккуратнее чел, а то ногтями все швы поотковыриваешь. Так. Лады, сиди здесь, я сейчас вернусь.

Показательно громко топая по прихожей, похлопывая себя по пластрону,  Микеланджело целенаправленно двигался прямо в сторону лаборатории, из которой, как обычно в это время, бил приглушенный белый свет и доносились тихие постукивания, лязг и шорохи. Донни работал согнувшись в три погибели над клавиатурой, когда его шумный братец с ноги распахнул скрипучую дверь, что та аж о стенку ударилась.

Прежде чем Донателло успел раскрыть рот и вежливо поинтересоваться, в чем собственно дело, Майк уже слоном-разрушителем, бессовестно пиная тут и там стоящие набитые доверху коробки с загадочным "чем-то" (видимо с деталями из заброшенной подземной лаборатории и останками маузеров... а то и с чем-то стеклянным!), прошлепал к стеллажу уставленному рядами бутылочек, скляночек, коробочек с таблетками, ватой, марлей, шприцами. Там даже свой миниатюрный сундучок с медицинскими "швейными" принадлежностями был. С офигенных размеров наперстком, который Дон никогда не надевал!
Впрочем, не это интересовало Микеланджело. Распахнув дверцы с таким треском, что Ди аж на месте подпрыгнул, Майкстер деловито пробежался взглядом по полочкам, - ЧУВАК МНЕ НУЖЕН СПИРТ ИЛИ ПЕРЕКИСЬ! И ВАТА! - О! Увидав пакет набитый волокнистым, снежно-белым содержимым, подросток незамедлительно его нахраписто схватил всей пачкой, прижав плечом к щеке и продолжая рыскать по этикеткам бутылочек. - Я ногу холодильником прищемил, пи*дец как болит, - тут Донни коротко икнул. - АГА, НАШЕЛ, СПАСИБО! - все так-же шумно закрыв шкафчик (однажды Донателло придется вставлять в него новые стекла), на ходу откупоривая пузырек зубами, и разрывая целофан комка  стерильной ваты, Майк оставил техника немо пялиться тому вслед еще несколько мгновений, прежде чем последний утомленно накрыл лапой свою оливковую, бледную морду. Тут и впрямь нечему удивляться. Да и придраться... Майк часто влетал бешеным страусом к изобретателю за разными мазилками, так что Ди вряд ли последует за ним выяснять, зачем брату все это нагло выцаганенное богатство, и насколько серьезен его ушиб.

Складировав все на стол перед притихшим Лео, Майк деловито подгреб к себе упавший на пол пресловутый стул, усевшись напротив мечника впритык, и сбрызнул ладони спиртом, предвкушающе растерев едкую, пахучую влагу, - Ну-с... пациент. Помнишь как мы в доктора лет этак в... пять, да? Играли. Правда пациентом всегда был я, - он широко ухмыльнулся, осторожно отнимая у Леонардо окровавленные салфетки. - Все же найди потом в себе силы показаться Дону, ок? И просто... чувак... Они все-еще любят тебя, не боись, они быстро отойдут. Не сторонись Рафа и Ди. И ничего не бойся. - Он аккуратно приложил смоченную ватку к слегка разъехавшимся швам на дрогнувшей шее подростка, - В конце-концов есть вещи и похуже растоптанной гордости, уж поверь мне...
Я знаю.

+1


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Флешфорвард » [ФФ] You my brother... Remember?