Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Флешфорвард » [ФФ] TND: Alpha Dogs


[ФФ] TND: Alpha Dogs

Сообщений 1 страница 10 из 13

1

http://sg.uploads.ru/RDLlX.png
Дата и место: летние, теплые деньки. Нью-Йорк: центр, окраины. Коттеджный поселок в паре километров от города.
Персонажи: Donatello, Raphael, Michelangelo, Leonardo, Karai, Mona Lisa, Alopex, Ninjara, Mondo Gecko, Casey Jones, April O'Neil

Краткий анонс: Teenage Ninja Dogs - разве не отличное название для новой супергеройской группы? Отважные четвероногие правда не собираются спасать мир, они бы всего лишь не против вернуться в свои родные, мутантские тела, оставшиеся без присмотра где-то в недрах канализации. Девять собак, один кот и один геккон способны перевернуть мир с ног на голову, пока доберутся до подземного убежища черепашек и отключат проклятую машинку переноса сознания, превратившую их в домашних питомцев.
На пути у них множество опасных препятствий - злые ветеринары, бешеные звери, вредный отлов бродячих животных, собачий парикмахер и... конечно же блохи.

+3

2

[AVA]http://s4.uploads.ru/pHDAs.png[/AVA]
Дону было тяжело припомнить, когда в последний раз их старое черепашье убежище вмещало в себя ТАКОЕ количество народа!

Кажется, это была очередная шумная вечеринка по случаю... да не важно по какому случаю, устроенная его непоседливым младшим братом — Микеланджело просто обожал время от времени затевать вот такие вот уютные дружеские посиделки с музыкой, пиццей, видеоиграми и целыми реками приторной газировки, когда чувствовал, что в их жизни явно не хватает драк и приключений. Донни, несмотря на всю его тягу к одиночеству, безусловно, нравилось принимать участие в данных мероприятиях. Другое дело, что вечно занятому изобретателю далеко не всегда удавалось выцарапать свободную минутку и вовремя присоединиться к веселью, особенно, когда ему в голову приходила очередная новаторская задумка, которую он спешил претворить в жизнь. Вот и на сей раз, техник отнюдь не торопился выходить из мастерской, старательно игнорируя доносившиеся из соседнего помещения вопли, громкий смех и улюлюканья, по всей видимости, сопровождавшие просмотр какого-то донельзя смешного телевизионного шоу. Умнику хотелось поскорее закончить один на редкость сложный химический эксперимент, начатый им еще накануне вечером, и именно поэтому он сейчас с лютым напряжением горбил спину над заваленным склянками рабочим столом, аккуратно набирая пипеткой капли нужного ему вещества и в процессе аж слегка высунув кончик языка от усердия. Если все его расчеты были верны... и если он не напутал с количеством ингредиентов... то сейчас у него, наконец-то, все должно было получиться, и тогда в руках Донателло оказался бы на редкость ценный (и от того очень дорогой) раствор, способный заменить собой множество других, весьма схожих по спектру действия, но куда менее полезных по своей природе. Неудивительно, что он был так сосредоточен...

Итак... дата на календаре: 12 июля 2017 года, — негромким, привычно вдохновленным тоном пробубнил техник себе на диктофон, прежде, приподнять краешек защитных очков и быстро покоситься на собственное перетянутое ремнем запястье, — время на часах... 10-ноль-одна. Это двадцать пятое тестирование проекта под кодовым названием "Т.Д.Э.К.С.", и на этот раз я собираюсь проверить активность молекул сероводородной кислоты при соединении с... ох, отбой, — едва заслышав скрип входной двери и шумные голоса друзей на пороге лаборатории, Дон со вздохом опустил руку с зажатой в ней пробиркой, понимая, что его время истекло. — Майки, ты не мог бы потерпеть еще пару минут? Я на пороге важного научного открытия, — оттолкнувшись лапами от столешницы, Донателло развернул свое массивное рабочее кресло лицом к нетерпеливо столпившимся вокруг него подросткам. — Привет, — заметив рядом с собой сразу две знакомые физиономии, принадлежавшие мохнатой приятельнице шутника и ее хвостатому соседу по комнате, Донни добродушно махнул им обтянутой резиновой перчаткой ладонью, после чего вновь переключил внимание на корчащего рожи Микеланджело, окинув того предельно строгим взглядом. — Я ведь просил не беспокоить меня, когда я вожусь с опасными химическими веществами... И нет, ты пальцем не тронешь эту крошку, я потратил целый месяц на ее сборку, — завидев, с каким заинтригованным видом Майки склонился над одним из его новеньких изобретений, Дон тотчас поспешил оттолкнуть его прочь от захламленного стеллажа. — Мондо, пожалуйста, я только позавчера дособрал этот пазл, клей еще не успел... засохнуть, — ну, разумеется, с таким трудом собранная им картина, копирующая знаменитый портрет Эйнштейна, легко рассыпалась в хватких ручонках бывшего музыканта, разноцветным дождем "пролившись" на пол мастерской. — А, ничего страшного, ну и бог с ней... Ло!... Ло, этих мышей нельзя трогать! Оставь мне хотя бы парочку для будущих исследований! Ох, Майки, аккуратнее! Пожалуйста! — вскочив с кресла, Дон торопливо подхватил едва не свалившийся с полки агрегат, куда больше переживая за сохранности его мелких и очень сложных деталей, чем за непутевую голову своего младшего брата, — так, хорошо, я все понял! Идем скорее праздновать! — осознав, что еще минута-другая, и вся его драгоценная лаборатория просто-напросто взлетит на воздух, Донателло принялся решительно подталкивать друзей на выход. — Вперед, вперед! Я чертовски проголодался... Опс! — видимо, он чересчур сильно подпихнул Майка в панцирь, при том напрочь забыв о растянутых поперек комнаты электрических проводах, так как шутник неловко запнулся о них ногой и с пугающим грохотом навернулся в самую гущу хлама, благополучно утянув за собой всех остальных мутантов. Притом Дон, будучи последним воином в строю, умудрился шлепнуться точно поверх образовавшейся кучи-малы, придавив ребят собственным немаленьким весом, так, что те дружно пискнули от неожиданности — мама, роди меня обратно!

Что произошло дальше, было только одним небесам ведомо. Единственное, что успел заметить изобретатель, это как локоть Микеланджело с размаху зацепил какой-то переключатель, до отказа вдавив тот в "гнездо", после чего всю округу заволокло до ужаса неприятным, слепящим сиянием. Донателло невольно зажмурился и вроде как даже вырубился на пару секунд, так толком не успев ничего сообразить: его словно бы нокаутировало прицельным ударом кулака в лоб, да с такой силой, что бедолагу аж с размаху вышвырнуло куда-то прямиком в астрал. Прошло несколько долгих, исполненных внутренней борьбы мгновений, после чего сознание вновь начало возвращаться к механику, принося с собой целую мешанину странных и непонятных звуков. Мозг ныл и пульсировал, точно после хорошей гулянки, и Дону понадобилось совершить значительное усилие, чтобы распахнуть веки и попытаться заново вникнуть в происходящее. А это было ох как нелегко, учитывая, до чего сильно у него двоилось и плыло в глазах!...

"Что-то не припомню, чтобы мы выходили на поверхность..." — первое, что он увидел, кое-как сфокусировав взгляд на окружающей действительности, это пестрая людская толпа и чье-то сосредоточенное усатое лицо, заполнившее собой добрую половину обзора. Донни озадаченно моргнул, не вполне сознавая, где он и что с ним происходит. Завидев, что он пришел в себя, незнакомец одобрительно заулыбался, словно бы приветствуя мутанта в этом новом, незнакомом мире.

Умница! Хороший мальчик! — воскликнул он, зачем-то с нажимом проведя ладонью по гладкой макушке Дона, отчего последний окончательно растерялся. — Замри! Вот так! Поближе к свету, — чьи-то руки ощутимо подтолкнули юношу сзади, вынудив его неловко переступить ногами, дабы не бухнуться лицом в пол. Хотя, кажется, он уже и так стоял на четвереньках... Дон недоуменно огляделся по сторонам, только сейчас заметив, что его удерживают сразу двое человек. Естественно, совсем ему незнакомых. В руке одного из этих чужаков виднелся конец собачьего поводка, уходившего прямиком к шее очнувшегося мутанта, и сей факт заставил его немало обеспокоиться. Какого... что... где он вообще?! — Стоять, смирно! Ты же знаешь команды! — голос мужчины стал заметно более строгим, даже требовательным. Донателло, в свою очередь, адресовал ему самый укоризненный из своих взглядов, все еще не до конца понимая, почему с ним обращаются, как... как...

"Как с домашним псом!" — осенило подростка. Широко распахнув глаза, Дон с удвоенной энергией завертел головой по сторонам, наконец-то, начиная понимать, где именно он сейчас находится. Все эти люди... огромное количество собак любых размеров и пород... большие переноски... Дотоле будто спавший мозг изобретателя резко активировался, заработав во всю свою мощь, с огромной скоростью обрабатывая поступающие в него факты. "Как я сюда попал? И почему они держат меня на поводке? Я же не... собака," — сердце Дона резко ухнуло куда-то в пустоту, безнадежно пропустив пару-тройку ударов, лишь стоило ему опустить взор на собственные руки, а правильнее сказать, жилистые передние лапы, теперь уже имевшие мало общего с его былыми трехпалыми ладонями. Не сразу поверив увиденному, гений в нарастающей панике подался назад своим массивным, ээ, крупом, неловко расталкивая державших его людей. Увы, но глаза его не обманывали: тело подростка безнадежно изменилось, став куда более легким и поджарым, значительно потеряв в весе из-за бесследного исчезновения тяжелого костяного панциря — и это была еще только только вершина айсберга! Перемены коснулись всего, на что он поочередно обращал свое внимание, будь то наличие длинного гладкого хвоста или четверка крепких, заостренных клыков во рту... пардон, в пасти. Дон неверяще ковырнул их языком, после чего вновь испуганно уставился на толпу людей перед собой, только сейчас в полной мере осознав весь ужас и, что уж скрывать, откровенный идиотизм ситуации.

"О, боже."

+3

3

[AVA]http://savepic.ru/12755173.jpg[/AVA]

Господи, как же завоняло-то,а!

Куча, просто немыслимая куча самых разнообразных запахов буквально врезалась в нос со всех сторон, какая-то дикая смесь из песка, грязи...э-э-э...пота и крови? Однако… Рафаэль, конечно, никогда не жаловался на свое черепашье обоняние, но почему запахи вдруг оказались настолько отчетливы, словно саеносец начал детально их различать?

- Что это было, Рыжая? – медленно прохрипел осипшим голосом Раф, качнувшись в сторону стола точно пьяный и едва устояв на одеревеневших ногах. Правда, пришлось еще и руками опереться обо что-то, дабы совсем не рухнуть мордой вперед - колбасило почему-то нереально. - Как-то странно я себя чувствую... – сморщив переносицу, он приоткрыл одно веко, а затем второе и попытался сфокусировать взгляд хоть на чем-нибудь, но перед глазами маячило только расплывчатое белое пятно, смутно напоминающее какое-то животное. Мозги мутило по-черному, аж наизнанку выворачивало, пришлось даже головой потрясти, чтобы хоть как-то прояснить случившееся. – Ниньярррра! – снова позвал он, тыкнувшись шагом к загадочному очертанию. – Да отзовись, наконец! - однако парень получил в ответ только какие-то странные звуки, больше похожее на рычание, чем на слова. – А? Ни хрена не понимаю…
В душу закралось нехорошее предчувствие. Надо сказать, ОЧЕНЬ нехорошее, и оно только усилилось, едва саеносцу, наконец, удалось различить странного зверя в белой шкуре.

Откуда в логове взялась собака?!

Что вообще случилось-то?

«Так... Умеко всего лишь поднесла ко мне ролл на кончиках палочек, я открываю рот, иииии… И дальше как будто на меня резко упал комбайн с комбайнером, а потом я очнулся… Прямо здесь!»

Обалдело уставившись во все глаза на огромную азиатскую овчарку напротив него, которая злобно скалилась на парня, хрипло рычала и явно собралась наброситься…
- Как-то не тянет оно на Ниньяру… СИДЕТЬ, Я СКАЗАЛ, ПСИНА! – вдруг рявкнул Рафаэль во все легкие на животное, однако вместо слов из черепашьего горла вырвалось лишь прерывистые, рычащие звуки. - Эээ…? Что за подвальный леший?! - и снова рычание, правда, на этот раз менее уверенное. Уронив взгляд вниз, он обнаружил собственные собачьи лапы в неровных белых «носках» на рыжем окрасе. Честно говоря, саеносец растерялся не на шутку. Как-то не готовился он к такому повороту – превратиться в собаку, лучшего друга человека. Зато в столь внезапном злоключении черепашки долго искать виноватого явно не придется. – ДОООНННИИИ! УБЬЮЮЮЮЮЮ!

И тут белый пес, который посчитал рев отчаяния Рафа как дерзкий вызов на дуэль, мощным реактивным танком кинулся вперед. Совершенно не представляя себе, как ему теперь вести себя в новом обличье,  Рафаэль не успел толком среагировать на тяжеленный бросок пса, как тут же оказался погребен под его могучей грудью, войдя изменившейся мордой прямо в песок, который был вместо пола на этой неуютной, сумрачной площадке. По кругу прошелся одобрительный гул жадных до кровавых зрелищ людей, сопровождающийся выкриками “Давай, давай, так его!”, “Вали дворнягу, Маттео!”- и прочие фразы, явно не подбадривающие саеносца. Где-то над остроконечным ухом щелкнули огромные, слюнявые зубы Маттео, который не замедлили сомкнуться в районе холки бедного мутанта, и массивный азиат принялся трепать своего противника за загривок, точно мягкую игрушку. На счастье Рафаэля, боли от прокушенной холки он почти не ощущал, зато еще не до конца пришедший в себя рассудок настойчиво предлагал тикать из этого кошмарного места, больше похожего на филиал ада.
«Твою ж налево, как собаки-то дерутся? Эта тварюга меня уже достала!» - крутанувшись под челюстью пса всем своим небольшим, но довольно крепким телом, саеносец сумел вывернуться так, что хряпнул Маттео за его толстую белую лапу, всадив ему клыки почти до упора. Коротко взвизгнув, овчарка разжала мощные челюсти, отпуская прокушенный загривок Рафа, который тут же откатился, точнее, отпрыгнул в сторону, яростно вращая глазами. – Это тебе подарок, блошиный рынок! – хрипло прорычал он белому псу, чем спровоцировал животное на новую атаку. -  Ага, щас! Уже бегу к тебе навстречу по полям сакуры! – мысленно помолившись на скорейшее освоение возможностей новообретенного собачьего тела, Рафаэль вдруг резко развернулся к Маттео хвостом и, отбив песок мощными ляжками с выпирающими мышцами, со всей дури вломился башкой в невысокий, дощатый заборчик, за которым замерли хозяева бойцов. На мгновение спустилась тишина: ошеломленные болельщики вряд ли ожидали такого протестующего поведения от какого-то мелкого стаффорда, умудрившегося еще и лапу прокусить чемпионскому молоссу. Но Рафаэлю, в общем-то, плевать было на чьи-то мнения – на бегу развернув тело боком, он тяжело врезался в ноги одного из мужчин, на вид довольно болезненного, зато трясущего пачками денег за «милаша Маттео». Мужик коротко ойкнул прежде чем повалиться, сраженный столь внезапным нападением пса-ниндзя на его коленные чашечки, а его фонтан купюр тут же красиво взлетел прямо над головами прочей публики, которая принялась с остервенением ловить халяву, напрочь позабыв о каких-то там собаках.
Рафаэлю только это и нужно было.
Не сумев сдержать радостный взвизг от ощущения свободы, саеносец растянул улыбающийся оскал на всю собачью харю и без промедления кинулся в приоткрытую дверь, ловко лавируя среди беснующегося стада из людских тел. Выскочив на улицу, парень даже не потрудился хотя бы осмотреться – так велико было его желание убраться подальше с подпольной арены и от кровожадного Маттео, благодаря которому окровавленный загривок тоскливо ныл, сияя следами от укусов. Мутант просто ломился напролом по стоянке автомобилей, что раскинулась у стен гаражной постройки, надеясь поскорее добраться до Донни и напинать ему.

Правда, раньше отчаянному сорвиголове попался вовсе не Донни.

Какой-то незнакомый доберман внезапно вырос на пути Рафаэля, отчего последний перелетел через служебного пса и кубарем покатился прочь, собирая дорожную пыль на свою рыжую шкуру. Лишь гулкий матерный лай раздался в окрестностях стоянки.

ТВОЮ ХУРМУ!

+3

4

Run run run away, run away baby
Before I put my spell on you
You better get get get away get away darling
'Cause everything you heard is true
Your poor little heart will end up alone
'Cause lord knows I'm a rolling stone
So you better run run run away run away baby

[AVA]https://i.gyazo.com/90e49bb601cdcf2699ad1db32b405a41.png[/AVA]
Во рту как-то странно сухо.

Такое впечатление, что эта дурацкая машина выжгла ему все легкие и отправила в дремучую канзасскую пустыню, навеки мучится от жажды и осознания того, что нечего тыкать пальцами куда придется. Ух черт, как же голова то болит! - Лоооооооооооооо... - сипато, несчастно позвал подругу парень, отлично зная, что она "завалялась" где-то неподалеку, и вместо ответа дождался непривычно мягких, ласковых касаний к своему лицу. По голове погладила зачем-то, ну ладно, он не против, всем приятно, когда их ласкают. Заслужил должно быть? А уж когда его физиономию переложили на мягкие, девичьи колени, подросток так и вовсе блаженно заулыбался во всю конопатую харю, довольно потеревшись щекой о свою живую подушку. Даааа... вот так хорошо.

- Ничего Стиви, скоро домой вернемся, мамочка обещает, - раздался старческий, скрипучий голосок прямо над ухом сонного юноши.

Стоит ли говорить, что весь сон, а так же райское простративное состояние, как рукой сняло?

Осознание того, что он распластался самой больной в мире черепашкой не на коленочках возлюбленной, а у некоей(непонятно здоровенной!), неизвестно откуда возникшей старушенции, которая усердна терла его затылок сморщенной ладошкой, отрезвило Майка настолько, что он аж подпрыгнул на своем месте, и благополучно рухнул кулем на пол, скатившись откуда-то... откуда-то... с высока короче, вот уже второй раз за сегодняшний день заработав себе шишку размером с кулак на многострадальном лбу. - Фааааааааааааааааааааааак, - живописно пропищал парень, запутавшись в собственных конечностях, вместо того, чтобы испуганно дернуть наутек, так и не сообразив толком, что конкретно только что произошло. С ним, с миром... СО ВСЕМИ! Почему здесь посторонняя тетка, и кто такой Стиви?!
Потерпев фантастическое фиаско в заплетающейся поступи, и глупой попытке подняться на ноги, так продолжая шататься на четвереньках, Майк был опять незамедлительно схвачен в плен чужих рук... которые подозрительно легко подняли черепашку в воздух, и развернули его лицом к явившей свой страшный облик опасности. Прямо на него в упор смотрела улыбающаяся, и в принципе, довольно приятная внешне женщина, с круглыми, румяными щечками, двойным подбородком, густо накрашенными глазами-щелочками утопавшими где-то в глубине круглого лица. Она цепко держала его тело своими пухлыми ручками с пальчиками-сардельками, тиская ставшими подозрительно чувствительными ребра. Раньше любое касание в области груди, боков, или спины, ощущалось Микеландело, как прикосновением пушинки к коже в безветренный день, если это только не был сокрушительный удар, с целью выбить обладателя нунчак из панциря. 
Господи, если бы он знал, что это ТАК щекотно...

- МАДАМ ВЫ ОШИБЛИСЬ! - великанша продолжала в умилении шлепать сложенными бантиком губками, настойчиво приближая в ужасе забившегося в воздухе Майка к своему невыносимо сладкому, как вредный пончик, лицу.  УБЕРИТЕ! СПАСИТЕ! Господи, что произошло в лаборатории?!
- Мой мальчик нервничает? Не волнуйся Стиви, это будет совсем не больно. Зато ты больше не будешь убегать от мамули, сможешь спокойно бегать без поводка и дружить с другими собачками. Ну милый, не дрыгайся так, - уже несколько сердито добавила воркующая пышечка, решительно прижав к своей непомерной груди задыхающегося от страха, возмущения и недоумения подростка, а затем таки прижавшись губами к его морде, запечатлев пылкий поцелуй, отдающий тошнотворно приторными сигаретами, это их запах выжигал ему глотку и иссушал нутро, и этим ярким цветочным ароматом дешевых духов и фу... пота...

Где-то на середине ее сомнительных утешений Микеланджело понял две вещи.

Во первых каким-то фантастическим образом он стал... собакой. Да, эта Афродита обращалась  вовсе не к Майку, а к своему любимому песику, которому порочила незабываемые выходные с четвероногими друзьями(спасибо, он по натуре кошатник), если он перетерпит некую болезненную процедуру. Если говорят "не больно", Майки прекрасно знал по своему опыту будет больно. Так что вот вторая "штука" и причина поскорее со всем разобраться.
Каким, черт возьми, макаром, Дон забросил его в песью шкуру?! Он этого не просил! как теперь выбираться?! Хватит вылизывать мой нос, женщина!
Презрительно отвернувшись от причмокивающей дамочки, которая слишком пылко хрустела в объятиях его ставшим весьма хрупким, даже невесомым, телом, парень, отчаянно уперся в чужие прелести всеми четырьмя лапами, стараясь быть как можно дальше, а заодно, в подробностях рассмотрев собственные обновленные конечности. СПАСИБО ДИ, ВСЕГДА О ТАКОМ МЕЧТАЛ!
Аккуратные белые, жесткие лапки с собранными в характерную "кучку" пальцами, увенчанные идеально подстриженными когтями. Правда они быстро утонули в складках платья его, кхм, как он понял "хозяйки", так что на разглядывание собачьих ходулей он потратил от силы несколько секунд. Стремительно пробуждающийся мозг активно суммировал поступающую информацию, и результаты нехитрых расчетов были неутешительными - да он же просто мелкая шавка, не способная толком за себя постоять! Не, это конечно прикольно, и все такое, Майк бы не отказался побыть кем-то еще, кроме антропоморфной рептилии, эксперимента ради, но не так... резко.
Бывший мутант активно покрутил головой по сторонам, явственно ощущая шумное похлопывание собственных ушей, вставших торчком на крохотной, вытянутой мордахе.

И НЕ В ВЕТЕРИНАРНОЙ КЛИНИКЕ!

Наконец приметив прояснившимся взглядом красноречивую надпись, пугающе белый коридор, а так же соседей - пригорюнившихся зверей, понуро прижимающихся к их владельцам с видом полной обреченности, явно зная, какие муки им вскоре предстоят, - Микеланджело активно, с протяжным скулежем вырвавшимся из глубин как-то помимо собственной воли, завозился в руках мадам. Вот оно наказание за все свершенные им по молодости, да по зелености ошибки! Прощай свет, здравствуй белый халат! Зачем он вперся в лабораторию вместе с ребятами? Надо было ему это делать. Ну торчал бы Дон со своими паззлами и скучной работой. Ну не хочет мутант веселиться, ну его право!
Громко, от души постонав, Майк театрально рухнул на незамедлительно бережно подхватившие его ручки, даже не обратив внимание на воодушевленное щебетание новоявленной хозяйки. Ну и что теперь делать? Ну что?
- Пошли к дяденьке-ветеринару, - незамедлительно ответила на его немой вопрос в страдальчески потемневших, бездонных собачьих очах женщина, с Майком на руках поднявшись со своего места и шагнув в сторону двойных дверей под страшным словом начинающимся на "в".
- Прощай приятель, - неожиданно высказался низким, простуженным баском внушительных размеров овчар, повернув свою скуластую, черную морду к свесившемуся вниз со своего "лежбища" бывшему мутанту, - Сочувствую.
- Чему? - опасливо уточнил Микеланджело, даже не успев удивиться, или понять, как конкретно он общался с другой собакой, как это вообще звучало и происходило - его волновало сооовсем другое.
- Кастрация... - тяжело вздохнул дружелюбный пес, и грустно опустился на пол, свернувшись у начищенных ботинок рослого мужчины в строгом костюме, прикрыв кончиком пышного хвоста мочку собственного носа и, кажется, навсегда позабыв о притихшем Микеланджело.

Вот теперь юношей завладела настоящая паника.

- ПОДОЖДИТЕ! МИНУТОЧКУ! Я НЕ ГОТОВ! Я НЕ ХОЧУ! Я СЛИШКОМ МОЛОД И КРАСИВ ЧТОБЫ МНЕ ЧТО-ТО ОТРЕЗАЛИ!!! ТЕМ БОЛЕЕ ЭТО!!! - с визгом, тявканьем, истерично выскальзывая из рук заохавшей дамы, Майк как мог вырывался, дрыгался и пихался. Срочно! Срочно валить отсюда!!!

- ОТПУСТИТЕ МЕНЯ! ПРОТЕСТУЮ!!! - нет, может не все так плохо, но вдруг это скажется на нем самом, когда он вернется в свое любимое, прекрасное тело? На всякий случай лучше избежать чего-то подобного, да и вообще это издевательство, лишать мужчины его бубенчиков, любой парень запротестует такому обращению. Вернется, обязательно подпишет петицию против кастрации кобелей, а пока... - НЕ ХОЧУ, НЕ БУДУ, АДВОКАТ!!! ДОН, РАФ, ЛЕО! КТО-НИБУДЬ СПАСИТЕ! - теперь на помощь женщине поспешил уже самолично сам врач, как и полагается, в белом облачении, перчатках и шапочке, перехватив Майкстера за передние и задние лапы так, что бедняга извивался в этой позе дохлого оленя на подобие ужа или червяка.
- Лиз, давай-ка этому красавцу успокоительное. Кладем его на стол. Шприц подготовила? А что с анестезией? - уколы? Он ненавидел уколы со времен яичной скорлупки! Забившись пуще прежнего, теперь уже не просто дергая задними лапками, досадуя, что они такие мелкие и не достают до переносицы ветеринара, Майк оскалил усыпанную мелкими зубенками пасть. Интуитивно парень понимал, что он вполне себе такой опасный зверь, не смотря на крохотные размеры. А что делают опасные животные? Они кусаются! Даже мелкие шавки!
- Ай! Он у вас всегда такой? Ты смотри, перчатку прокусил, - резко одернув ладонь с укушенным пальцем, капающим свежей кровью, просачивающейся сквозь дыру в резиновой оболочке, доктор всего на мгновение ослабил свою железную хватку.

Черепашки мутанты ниндзя не сдаются! Даже если у них теперь собачье сердце.

Вскочив на все четыре, Майк с мгновение свирепо смотрел на посмевшего его столь неласково уложить врача, а затем стремительным прыжком сиганул с высоченной металлической столешницы, насквозь пропахшей спиртом и болезнью.

- Ловите его! - в ужасе завопила "пышечка" со всей своей прыти метнувшись к скачками рванувшему к двери питомцу. - Не открывайте дверь!!!

Поздно.

Одна из ассистенток, открывшая врата к свободе, чуть не поскользнулась на месте, когда рыжая молния мелькнула аккуратно между ее ног, и с воплем "НАС НЕ ДОГОНЯТ!", помчалась к открытой на улицу двери, прыгая не как порядочный пес, но как самый настоящий заяц.
Пробегая мимо потрясенно вскинувшей умную морду овчарки, запрокинув язык на плечо, Майк горлопанисто проорал... или пролаял, он не совсем понимал, лает ли он, или говорит, и отличается ли это чем-то, или же нет...  - СПАСИБО ЧУВАК ЗА ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ, С МЕНЯ ХАВЧИК ПРИЧИТАЕТСЯ!
Весь стройный ряд бедных посетителей мрачного заведения восхищенно смотрел ему вслед. Прямо побег из тюрьмы совершил, а?
Ну и гвалт поднялся за его спиной, когда он пулей вылетел наружу и ловко сиганул в ближайшие кусты, сообразительно заныкавшись поглубже да спрятавшись под зарослями стриженного жасмина. Эти запахи, теперь любое амбре дергало несчастную носоглотку и шибало в мозг. В том числе и этот аромат белых цветов "болиголовки", что пышным ореолом окружили припавшего брюхом  к земле пса.
Вот теперь ползком-ползком и потихонечку за угол, пока ветеринары во главе с кубышкой зовут его и бегают туда-сюда, как заведенные. Под громогласный хор лающих в глубине псов.

А ему надо искать путь обратно.

+3

5

[AVA]http://savepic.ru/12929462.jpg[/AVA]

Какое-то дурацкое было шоу, надо сказать... В первые минуты передачи Леонардо по-честному пытался вникнуть в смысл всех этих плоских шутеечек, что так щедро одаривали дикторы свою экранную публику. Однако сосредоточенная мина черепашки быстро сменилась откровенным скептицизмом, и остаток эфира он морщился и искренне недоумевал, с чего все вокруг так заливисто ржут. Парень то и дело поглядывал на мелированную макушку Ороку Караи, которой почему-то нравился сей телевизионный бред, и она с интересом смотрела передачу, уютно прижавшись к костистой груди мечника.
- Да что же ты такая скучная задница, а? – хохотнув над очередным протяжным «Мда-а-а-а…», куноичи ловким движением запулила горсть попкорна себе в рот. – Это же так просто – тебе надо всего лишь оборжать того идиота. Давай смелее, Лео, у тебя получится!
Но Леонардо даже не пытался понять подобный юмор – у него вообще было дикое желание уединиться со своей половинкой где-нибудь на крышах под звездами и, тесно прислонившись друг к другу, соревноваться в колючем остроумии, поедая при этом ароматную пиццу.

Что еще для счастья нужно было уставшему от вечной суматохи лидеру?

Вот только столь нехитрым мечтам Леонардо было не суждено исполниться. В какой-то момент вечера его словно ударили по башке чем-то тяжелым, и все вдруг исчезло. Последнее, что помнил парень – это хрипловатый смешок Караи над очередной шуткой с экрана. Черепашка даже не успел понять что к чему, что произошло, и куда вообще делась гостиная вместе с куноичи, как уже плавно парил в космическом астрале забвения, полностью отключенный от реальности. Звезды, планеты, аморфный полет... Привет, страна вечного лета.

Впрочем, довольно скоро Леонардо ощутил, что сознание постепенно начало возвращаться, и мечник вновь обрел способность мыслить.  «Жив... Караи… Где?" – вздрогнув всем телом, лидер потянулся ладонью к девушке, которая должна была согревать его бок, однако лишь с размаху шлепнул по пустоте. Зато в эту самую секунду ему в рот буквально врезалось нечто, наподобие кляпа, но по вкусу напоминающее скорее мягкую пластмассу. – «Нападение! Они нашли нас!» - от неожиданности парень испуганно сжал челюсти, и наконец-то распахнул глаза. Вначале Леонардо ничего не увидел такого, что могло бы хоть как-то прояснить всю картину происшествия. Разве только ощущения были довольно странные… Как будто он…продолжал лететь?!

Реально… Он действительно летел! Причем, не просто красиво парил  орлом над горами, а как все живые существа, которым не дано было родиться птицами - прямо по направлению к мутному зеленоватому пятну со скоростью земного притяжения. – Что за…ВОДААА! – вдруг осенило бедного мечника, прежде чем он врезался всей своей немалым весом в толщу неизвестного водоема, оставив смачный фонтан брызг на прощание.

Святые панцири!

Уйдя с головой под воду, Леонардо сразу оголил свой инстинкт самосохранения, который подводил его довольно редко, не раз выручая парня в самых критических ситуациях. Черепашка задержал дыхание и резко взмахнул ладонями, чтобы приостановить погружение на бОльшую глубину, однако здесь оказалось куда мельче, чем он думал. Почувствовав под собой илистое дно, Лео со всей силы оттолкнулся ногами от песчаной впадины, заросшей вязкой растительностью, и довольно шустро всплыл на поверхность точно кит за порцией кислорода. Отфыркиваясь от речного гербария, застрявшего между зубами, лидер кое-как выровнял баланс своего тела, параллельно озираясь по сторонам в попытке понять, что вообще происходит. Выяснилось, что парень находится посереди небольшого пруда, где в самом глубоком месте мутная вода могла бы достать черепашке лишь по шейку, поэтому лидеру навряд ли грозила перспектива превратиться в добровольного утопленника. “Эк меня занесло, - удивлённо подумал он. - Нарочно и не придумаешь...“ - тут его взгляд упал на собственное отражение, и Леонардо потрясенно остолбенел, отказываясь верить собственным глазам.
В первые секунды ему показалось, что он все еще витает в мире своих фантазий. Потом то, что он случайно съел какую-то отраву и теперь ему мерещится черте что, выдавая в черепаший мозг сомнительные галлюцинации.
На мечника из воды глянула… задорная собачья морда! Мокрая, остроухая и длинноносая, оптимистично вывалившая из пасти розовый рулон языка. Ярко-зеленая тарелка фрисби, которую Лео невольно клацнул при прыжке, приняв ее за пластмассовый кляп, сиротливо покачивалась на зыби в нескольких шагах от черепашки.

Это было так странно и необъяснимо, что Леонардо даже сильно-сильно зажмурился и тряхнул головой в попытке сбросить с себя столь фантастическое видение. Ну мало ли, показалось, с чем черт не шутит? Осторожно приоткрыв один глаз, парень обнаружил, что веселый пес так и продолжает пялиться из воды, явно не собираясь превращаться обратно в черепаху.
- Собака? Я собака?... Вот это да! – не удержался от восхищения Лео, с интересом разглядывая себя в отражении, по-собачьи склонив голову на бок. – Как впечатляет!- Он даже провёл кончиком языка по длинным острым клыкам и попытался вильнуть внезапно выросшим хвостом, неуклюже шлепнув им по воде. Судя по количеству поднятых брызг, мечник обзавёлся довольно внушительной метелкой.

Впрочем, с каждой минутой, проведённой в собачьем теле, восторги от новизны ощущений быстро улетучились, уступая место сосредоточенно-задумчивому выражению морды. Что ни говори, а вести образ жизни прямоходящей рептилии было куда привычнее, да и приятнее, пожалуй.
«Донни, Донни… Все тебе неймется гоняться за научными открытиями,» - Лео смутно припомнил это странное изобретение в лаборатории техника, над которым тот усердно трудился целую неделю. Юноша не был уверен, что именно оно оказалось виновно в сказочной невероятности происходящего, но, по крайней мере, все довольно логично объяснялось. И теперь было бы неплохо добраться до изобретателя и сурово потребовать назад собственное черепашье тело, попутно прочитав лекцию о безответственном отношении к безопасности прибора.

Кое-как выбравшись на берег, Леонардо пошатнулся с непривычки, едва не свалившись обратно в воду. Очень сильно захотелось смачно отряхнуться, а затем упасть спиной прямо в одуванчики и хорошенько почесаться влажной спиной о шероховатую землю. "О чем я только думаю?!“- вдруг осекся мечник, испугавшись подобных мыслей, которые назойливо лезли ему в голову, вытесняя более разумные задачи.
- Маршалл, Маршалл!
- Видели как он прыгнул?! Ни одна собака так не прыгает!
- Какой умница! Иди сюда, мальчик!

Перед Леонардо вдруг выросли трое мальчишек, от восьми до двенадцати лет, которые с детской жизнерадостностью облепили пса и принялись гладить его по холке, периодически заключая могучую шею в детские объятия. Округлив от пространственного изумления голубые глаза, мутант замер на месте, не рискуя даже вздохнуть лишний раз. Он явно не был готов к такому повороту событий - его так называемыми хозяевами оказались дети.
А те усердно чесали преобразившегося мутанта за ушами, совали ему под нос кусочки корма и колбасы, вынудив того скривить презрительную мину и с трудом отвернуться от предлагаемого лакомства.
- Маршалл, по-моему, заболел, - наконец-то заметил один из пацанов, который был самым старшим. - Он будто сам не свой, и от еды отказывается...Ребят, не наседайте на него…
- Утром он был в порядке, Ник. Что же с ним могло случиться?
- Надо у отца спросить, он скоро вернется...

Час от часу не легче...
В планы Леонардо вовсе не входило ожидание самого главного Хозяина, который того гляди, еще на поводок пристегнет и к ветеринару отправит, но вмиг посерьезневшие ребята плотным кольцом окружили пса, заблокировав ему любые попытки сбежать от них до возвращения своего родителя. Не на детей же бросаться, в самом деле...

Положение было не ахти какое, но вполне сносное, ибо мальчики действительно переживали за состояние своего любимца и мягко оглаживали подсушенную рыжую шерсть, приговаривая словно мантру, что "все будет хорошо".

Леонардо и сам очень хотел бы на это надеяться.

+2

6

[AVA]http://s2.uploads.ru/lhr5w.png[/AVA]

Вообще-то, договариваясь с Лео об очередном романтическом вечере, который они условились провести за просмотром какого-то доморощенного камеди-клаб шоу и поеданием сладкого, ароматного попкорна, Караи совершенно не планировала затратить на него больше, чем несколько свободных от службы часов. Каких трудов ей стоило найти просвет в рабочем графике! Быть лидером Клана Фут — это вам не в офисе торчать с 8 утра и до победного расклада в "косынке". Да и Леонардо, поди, было не так-то легко отвлечься от бесконечных тренировок и еженощного патрулирования городских улиц. Они просто хотели немного передохнуть... от всего этого. Расположиться на старом, продавленном диване в черепашьем логове, тесно прильнув друг к другу под затасканным клетчатым пледом и по-домашнему поджав по себя ноги; поболтать о том о сем, обсуждая какой-нибудь старый фильм или спорную телевизионную программу, а затем, дождавшись, пока все остальные угомонятся или хотя бы просто разойдутся по своим комнатам, устроить ожесточенный турнир в "камень-ножницы-бумага", с целью выяснить, кто из них сегодня будет, ээ, сверху. Спать, разумеется, а вы о чем подумали?

Ей и вправду до чертиков нравилось такое вот бесхитростное, но уютное времяпрепровождение в компании Лео... Так, скажите, какого ляду им так редко удавалось побыть наедине друг с другом?!

"Да вы издеваетесь," — только и успела мысленно простонать Караи, прежде, чем неведомая сила безжалостно вырвала ее сознание из черепной коробки и от души запульнула то куда-то прочь, как можно дальше от мечника и его теплой, сильной ладони, за которую она так отчаянно цеплялась. Все ее нутро протестующе выло, ругалось и плевалось змеиным ядом, но толку от этого было ровно ноль. Кого вообще интересовало ее мнение! Провалившись в глубокое беспамятство, девушка, тем не менее, довольно быстро пришла в себя — о чем практически сразу же искренне пожалела. "Моя башка-аа," — беспрестанно морщась и кривляясь, точно летучая мышь-вампир, угодившая под прямые солнечные лучи, Караи с характерным шипением приоткрыла глаза, и тут же снова из зажмурила, до того сильно разболелся ее мозг. "Мы что, выпили? Да нет же, я бы наверняка запомнила," — в смятении, воительница приложила ладони к искаженному страданием лицу, сперва даже не ощутив никаких кардинальных изменений в собственном облике. Она просто пыталась загородиться от чересчур яркого дневного света... Странно, разве они с Лео покидали убежище накануне ночью? "Да что же это за $@%&... совсем ничего не помню," — отняв руки от своей помятой физиономии, Караи с утробным, рокочущим стоном уселась на земле... да так и замерла, во все глаза уставясь на свои изменившиеся конечности, сперва даже не сразу поверив увиденному.

Какого...?! ЧО ЗА...?!! — родной голос почудился ей чересчур хриплым и незнакомым, да и вообще... люди ведь так не разговаривали. Не было на свете такого языка, целиком и полностью состоявшего из рычащих согласных! И все же, она прекрасно понимала собственную речь, хоть и не могла объяснить того, как, а главное, почему она издавала такие странные звуки. Охваченная недоумением и злостью (ну что, кого там нужно убить за такое чудесное "одолжение"?!), Караи попыталась вскочить на ноги, но тут же пошатнулась и тюкнулась обратно на четвереньки. — ДОНАТЕЛЛО!!! — почему-то она сразу поняла, чьих это рук дело — причем намного раньше, чем сообразила, во что, или в кого именно ее превратил этот доморощенный черепаший гений. "Ну, погоди у меня!! Ремень на уши натяну!..." — неконтролируемо качаясь из стороны в сторону, точно пьяный бычок на мосту, Караи совершила несколько пробных шагов вперед, в результате чего едва не бухнулась обратно на землю. Неуклюжему падению воспрепятствовал капот невесть откуда взявшегося тут автомобиля, в который она благополучно втемяшилась плечом — бедный шевроле немедленно зашелся оглушительным воем, от которого аж в ушах закладывало. Блинский ты блин!

Твоюмать, — кое-как восстановив утраченное равновесие, Караи временно замерла на одном месте, предпочтя провести эти несколько минут с максимальной пользой и вернуть контроль над собственным телом. Хотя, "ее" телом это как раз-таки и не являлось... вот вообще. — Я что, собака? — осведомилась куноичи у пустого пространства перед собой. Повернув голову, Караи потратила еще несколько долгих мгновений на изучение своего необычного отражения на зеркально-гладком, отполированном до слепящего блеска капоте машины. Такое ощущение, что из-за дверцы автомобиля на нее взирал один из ее горячо любимых питомцев-доберманов... Уму непостижимо. Донни что, специально выбирал?!

Найду кретина — раскрашу панцирь под гавайский флаг, — сумрачно заключила Караи и, вполне удовлетворившись этим обещанием, внимательно огляделась по сторонам. Судя по количеству машин вокруг, это была какая-то парковка... Но вот только где? Взгляд девушки оценивающе прошелся по высотным офисным зданиям — похоже на деловой квартал. "Интересно, мне одной так не повезло, или остальных тоже раскидало? И если да, то как я их теперь узнаю?" — Караи как следует озадачилась было над последним вопросом, но затем вдруг громко фыркнула себе под нос, едва представив Лео в образе безумно важной, но смешной и коротколапой болонки. Черт, да хотя бы ради одного этого зрелища стоило обнаружить себя разок в теле неизвестного добермана! "Так, ладно. Для начала, сориентируюсь и разыщу дорогу в убежище," — в конце концов, мудро рассудила новая глава Клана Фут, слегка дернув купированным ухом. Обернувшись, Караи в глубокой задумчивости прошлась по стоянке, минуя ряды разноцветных автомобилей всех цветов, марок и размеров; взгляд ее был прикован к одной из видневшихся вдали построек. Девушка пыталась решить, в какой части города она сейчас находится. — Хммм... — она затормозила посреди одной из широких подъездных аллей, плавно сместив взор на один из больших рекламных щитов. Судя по кричащей надписи, приглашающей всех желающих отведать сочного бургера в местной ресторанной сети, это все еще был Нью-Йорк — уже неплохо. "Осталось только решить, как мне отсюда выбра..." — прежде, чем Караи успела довести эту мысль до конца, за ее шею неожиданно что-то дернуло, вынудив резко прервать шаг и машинально обернуться назад. 

Ну точно издеваетесь! — воскликнула она со стремительно возрастающей досадой. То, что она по привычке восприняла как мелодичное позвякивание любимой металлической цепи на джинсах, на деле цепью и оказалось — да вот только служила она ей вовсе не предметом украшения! Караи несколько раз подергала передней частью торса, растягивая свой ошейник, но так толком ничего и не добилась: она все еще была надежно прикована к чему-то. Раздраженно подергав черной мочкой носа, воительница двинулась в обратном направлении и довольно скоро обнаружила себя неподалеку от местной охранной будки. Противоположный конец цепи был крепко обмотан вокруг металлического поручня у задней стены постройки — что за наказание! — Арррргх, ну какого %@#$! Вернусь домой — нахрен выкину все поводки и шлейки! — и намордники, пожалуй, тоже. Сперва она не обратила особого внимания на сию пикантную деталь в отражении авто, но теперь это оборачивалось по-настоящему серьезной проблемой. Хах, как будто мало ей было просто очутиться не в своей шкуре! Караи с мрачным видом обошла упомянутый поручень, размышляя, как бы ей высвободиться без посторонней помощи. В конце концов, она решила попробовать сбить цепь передними лапами — и даже отошла на пару шагов назад, желая как следует разогнаться перед ударом...

Черта с два, как говорится.

**ЯТЬ!!! — рявкнула, а точнее, по-щенячьи взвизгнула Караи, едва только невесть откуда взявшийся из-за угла стафф вдруг с размаху впечатался в ее гостеприимно подставленный бок, да с таким азартом, что его "мишень" аж рухнула как подкошенная, в то время как сам пес с приглушенной, но поистине запоминающейся руганью откатился за ближайший пикап.

Ох, она бы узнала эти витиеватые ругательства из тысяч других!

Раф?! — изумленно гавкнула Караи, кое-как приподнимаясь с жесткого асфальта и с выпученными от удивления глазами уставясь на сводного брата. Как же сильно он, мать его, изменился! Хотя, чья бы корова мычала... — Рафаэль! Это правда ты?! — на всякий случай громко уточнила доберманша, подходя ближе к бывшему мутанту и со стремительно растущим интересом рассматривая его мускулистое, крепко сбитое собачье туловище. Ну и ну! — Прекрасен как тысяча рассветов, — не удержавшись, расхохоталась куноичи. Впрочем, ее ухмылка довольно-таки быстро сменилась искренним волнением... если такую эмоцию вообще можно было прочесть на песьей физиономии.

...ты что, ранен? Кто тебя так, а, крепыш? — осведомилась она уже с откровенно злобным выражением. Ее пасть оскалилась, явив миру грозный частокол ровных белых клыков. — Кастрирую ублюдка зубами!...

Отредактировано Karai (2017-03-02 01:28:44)

+2

7

[AVA]http://sg.uploads.ru/rgmBf.png[/AVA]
Вот это умудриться надо было так закемарить под общий гвалт и хруст попкорна. Ничего себе она устала за бессонную прошедшую ночь!
Меньше всего саламандре хотелось выныривать из мира сновидений, под теплым одеяльцем, наверняка Донни накрыл, увидев, что его любимая так слабовольно захрапела на кресле мордой в потолок. Разлеплять веки, мутным взглядом встречать топчущуюся вокруг разноцветную толпу и извиняться, что ее сильно сморило, должно быть после той жалкой бутылки пива. Но что поделаешь, не у себя дома, да и Морфей захватил посреди гостиной. Наверняка кто-нибудь грубо пихнул наконец, заснувшую мутантку, или сильно встряхнул за плечи - вставай подруга, веселье еще не кончилось! Не очень то Мона любила шумные посиделки, где все друг у друга на головах сидят.
Силой воли выпрямившись и лениво приготовившись потянуться во весь рост да шумно, по деловому зевнуть, перекрывая любые звуки в заполненном под завязку черепашьем убежище, Мона совершенно неожиданно стукнулась затылком обо что-то сверху с характерным глухим "бум".

Ой...

Мигом распахнув глаза, саламандра резко пригнулась, в легком недоумении и чего уж, раздражении, нервно зыркнув вверх, неуклюже накрыв рукой ушибленное место среди спутанных, длинных кудрей. Это что еще за шутки? Ребята решили поиздеваться над прикорнувшей ящерицей, впав в дошкольный возраст, и заперли ее в тесном чулане? Но кому вообще в голову могла придти столь безумная, и чего уж, опасная идея, запирать вечно нервную, легко "воспламеняющуюся" девушку, рискуя получить шишек в ответ за свою безумную выходку - сначала от Моны, потом от ее главных защитников, которым она непременно пожалуется, ну и под конец от Мастера Сплинтера, который в принципе не поощрял намеренные обидные действия. Они уже давно вышли из детсадовского возраста, разве нет? - Эй! - хриплый, заспанный голос эхом прокатился от покатых, темных стен. Так, а вот это уже странно. Пол раскачивался, по началу только продравшая глазищи Мона не обратила внимание на легкую качку под ногами, но сейчас ее так прилично тряхнуло, что мутантка подпрыгнула на своем месте, грохнувшись всей своей массой об гладкий, не похожий на привычный потрескавшийся бетон пол. Похоже это... минуточку, это пластмасса?!
- ЭЙ! НЕМЕДЛЕННО ВЫПУСТИТЕ МЕНЯ ОТСЮДА! - девичий истерический писк громом сотряс крохотную клетушку, в которой находилась несчастная. Запутавшись в собственных волосах, которых во мраке и духоте этого ящика казалось как-то слишком много, саламандра уже в откровенной панике навалилась плечом на ту часть своей тюрьмы, что казалась более податливой... - ДОННИ! - взвыла мутантка, даже не обращая внимания, насколько визгливым был ее собственный звенящий колокольчиком голос. Она была так напугана происходящим, что меньше всего обращала внимания на подобные мелочи. Что здесь, черт возьми, происходит?
Еще один мощный толчок заставил бедняжку пребольно шлепнуться боком на твердую стенку  клетушки, отчего Мона коротко взвизгнула, накрыв руками и без того гудящую взъерошенную голову и обреченно свернулась калачиком в углу, грустно уткнувшись носом в свои запястья. Так... Успокойся, ты жива, и, кажется невредима. Серьезно, давай без паники подумаем, где ты оказалась.
Что ж.
Предположений было вагон и маленькая тележка, начиная от подлого похищения пресловутыми Футами, и заканчивая нападением тех же кренгов, переловивших по одиночке черепах и всю их команду и рассадивших всех по грязным клеткам.

Слава богу, спустя минуту-две, ее прекратило беспощядно трясти и Мона теперь не перекатывалась беспомощно по днищу, борясь с подкатившей к горлу тошнотой, уже начиная думать, что она оказалась на морском судне, судя по кошмарной качке... а спустя мгновение, в узкие, длинные прорези в ее тюрьме хлынул невыносимо яркий свет. Ми...минуточку? Это, простите, как?!

Ящерица округлившимися от страха глазами молча наблюдала за тем, как некто распахнул дверцу ее адской тюрьмы что смяла девушке все ребра, а затем потянул по направлению к ней невообразимо огромные, но, стоит признать, ухоженные, пахнущие ромашкой и сладкими, цитрусовыми духами руки. Странно, что она больше акцентировала свое внимание на том, какой был приятный аромат у чужих ладоней, чем ужасалась их размеру и длине. А так же тому, с какой легкостью эти руки обхватили ее за талию, крепко вцепившись в ее живот, и с силой потащили вон из тесного короба. Нет-нет, верните! Верните ее на место! - ДОН! ДОННИ! ДОНАТЕЛЛО ПОМОГИ! - вновь забилась в истерике ящерка, взывая к своему парню, который просто ну не мог не быть поблизости, когда его возлюбленную пленили какие-то великаны. Он же здесь? Он должен быть где-то рядом!
Но никого рядом, увы, не было, ни Дона, ни Рафа, ни Эйприл - вообще никого, кроме обступивших мутантку с нервно колотящимся о грудную клетку крохотным сердечком огромных рож. И ближе всех к Моне была девушка, примерно ее возраста - это она крепко держала мутантку поперек туловища, прижимая саламандру к себе. Она не выглядела злой. Скорее растерянной, в явном недоумении взирая на Лизу, которую пробила нервная дрожь, сверху вниз. Юное, пухлощекое лицо девицы тоже обрамляли каштановые завитки, уложенные в кокетливую и вместе с тем простую и удобную прическу, губы подведенные нежной, бледно-розовой помадой были недовольно поджаты, а пышные, удлиненные хорошей тушью ресницы устало опущены вниз, - Вишенка, милая, что с тобой, малышка? - Мона обернулась через плечо, игнорируя застывший в воздухе вопрос девушки, благо была не совсем уверена, что та обращалась к ней, хоть и смотрела на саламандру в упор. Сзади была машина.
Дорогая машина.
Лощеный, только вымытый красный мерс красовался распахнутым, полупустым багажным отделением, единственным багажом которого был крохотный по размерам "чемоданчик" - дорогая, качественная клетушка для собачек миниатюрных пород. - "Нет."
- Вишенка, - мягкая ладошка девушки ласково легла Моне на голову... а затем приподняла одно из длинных, спускающихся чуть ли не до пола ушей - от этого ощущения, что у нее есть уши(нет, они у нее и раньше конечно были, но НЕ ТАКИЕ ЖЕ!), бывшая студентка чуть не хлопнулась в обморок, показательно закатывая глаза и конвульсивно дрыгнувшись в крепких объятиях незнакомки, - Я знаю, ты не любишь парикмахера, но не пугай меня так.

Хорошо у ящерки хватило ума посмотреть на глянцевый корпус "алого мерса", чтобы во всех деталях разглядеть собственное отражение. Она такса. ТАКСА! Настоящая крохотная такса, рыжая, с длинными золотисто-рыжими кудельками, спускающимся с холеных бочков, загнутого запятой хвоста, лопушиных ушей, кончики которых болтались где-то на уровне мохнатой груди... волосатой груди? В общем кучерявые волны в разноцветных заколках окутывали теперь Мону Лизу со всех сторон - этим и объяснялось то, почему она так упорно спотыкалась в клетке о собственные волосы. Шею туго стягивал усыпанный стразами ремешок с медалью - вот вам и причина удушья. Глаза - шоколадные бусины. Острый нос на длинной, узкой мордочке. И четыре крохотные, нервно подергивающиеся когтистые лапки.
Очаровательное существо, так мило похожее на свою молодую, заботливую хозяйку... если бы оно не было самой ящеркой в собачьей шкуре!

Лиза едва не выпрыгнула из рук было расслабившейся девицы, на что та покрепче прижала бывшую мутантку к себе, - Да что с тобой не так? Пожалуй, после салона съездим к ветеринару, ну же, хватит, - озабоченно пробормотала девушка, едва совладая с рычащей и брыкающейся таксой. - Не вынуждай меня надевать намордник! - что и было исполнено спустя минуту, после того, как Мона едва не сиганула на крышу соседнего автомобиля, по пути к дружественно распахнутым дверям в парикмахерский салон для животных. Вернувшись, разозленная поступком своей любимицы девушка решительно достала из бардачка машины пластиковый пакет, в котором обнаружилось три вещи - резиновая, покусанная мышка, связка розовых бантиков, и расшитый пайетками миниатюрный намордник. Последний мигом обхватил распахнутую в истеричном лае пасть мутантки, крепко зафиксировав ту в в своих кожаных путах - Лиза только и успела панически протявкать "помогите, я не собака!".
Ко всему прочему "Вишенку" посадили на поводок, туго намотав его конец на руку, чтобы взбесившаяся питомица не убежала.
И вправду хрен теперь сбежишь, при этом не задушившись до смерти!

Всю дорогу ничего не понимающая девчонка упорно тащила упрямо севшую на задницу и задравшую запакованную в намордник морду к небу таксу, то и дело останавливаясь под ироничные смешки прохожих, подхватывая вредную собачонку на руки, переставляла ее на метр вперед, и снова тянула.
Таким вот макаром, перебежками, пропахав собачьей пятой точкой мостовую, они и дошли до дверей.
- "Донни, ну где же ты?" - тоскливо подумала несчастная, в очередной раз с размаху усевшись на асфальт прямо на пороге в собачью парикмахерскую, и умоляюще оглядевшись по сторонам.
Как-же ей было трудно дышать, кто бы знал...

+2

8

[AVA]http://s4.uploads.ru/hHRvt.png[/AVA]

Алопекс было ужасно интересно участвовать в подготовке к праздникам. Но отчего-то самим праздникам это никогда не нравилось.

Еще свежи были воспоминания о последнем не задавшемся Хэллоуине, когда едва ли не добрая половина их друзей (включая саму Ло) оказались во власти древних озлобленных духов, а что вы скажете о минувшем Рождестве? Пасхе? Дне святого Валентина?! Даже простая домашняя вечеринка, организованная Майком без привязки к какому-либо конкретному памятному дню календаря, кажется, уже просто не могла окончиться благополучно для славного клана Хамато... Едва заслышав о планах своего возлюбленного, мутантка заикнулась было о том, что ни к чему хорошему это в последнее время не приводило, но довольно быстро прикусила язычок, заметив мрачный и донельзя решительный огонек в глубине светлых полупрозрачных глаз: нетушки, в этот раз они не отступятся и устроят самую крутую пати на районе, и точка!

Ну, ээм... ладно?

В самом деле, быть может, лисица и вправду перегибала палку в своих скрытых опасениях... И пускай чутье обычно ни разу ее не подводило, в этот раз Ло предпочла выкинуть все лишние мысли из головы и целиком погрузиться в готовку. Это помогло ей отвлечься, и к тому моменту, когда в убежище начали единым потоком стекаться многочисленные друзья черепашек, Алопекс уже и думать забыла обо всякой ерунде. Напротив, она с большой охотой присоединилась к спасательной операции под кодовым названием "вытащи этого несчастного задрота из лаборатории, пока он не прирос панцирем к стулу", составив компанию Майку и Мондо Гекко.

Если бы они только знали, чем это в итоге для них обернется!


Незнакомые голоса не без труда пробивались сквозь плотную дымку сновидения, медленно и ненавязчиво вытягивая песца из обморока. Уже почти было проснувшись, но еще и не бодрствуя толком, Ло сонно дернула заостренным ухом и вяло пошевелилась на своем мягком и теплом ложе — а ну попробуй-ка, оторви щеку от подушки! Пожалуй, единственное, что в конце концов сумело заставить ее приоткрыть глаза, так это неприятное ощущение стекающей с уголка рта слюны. Едва почувствовав это, Алопекс нехотя подняла встрепанную голову; один из ее "бакенов" при этом так и остался торчать во все стороны, придавая лисе еще более неопрятный видок.

"Давненько так голова не болела..." — мысленно посетовала мутантка, прежде, чем зайтись в протяжном, неприлично громком зевке. Облизываясь и причмокивая, точно вышедший из спячки полярный мишка, Ло лениво скользнула взглядом по комнате... да так и замерла, спросонья даже не сразу сообразив, что именно так сильно ее смутило. "Это не спальня Майки! И даже не подземелье..." — и вправду, солнечный свет свободно струился в помещение сквозь большие незашторенные окна, отражаясь от многочисленных зеркал и до блеска отполированных поверхностей. Приятные желто-зеленые обои в розовый цветочек... большие круглые лампы на потолке, отдаленно напоминающие софиты... в конце концов, великое множество незнакомых людей, тут и там шмыгающих вокруг изумленно замершей куноичи, весело переговаривающиеся друг с другом под аккомпанемент работающих фенов и громкой музыки, льющейся откуда-то из невидимых глазу колонок! "Это точно не убежище," — ошарашенно подумала Алопекс, прежде, чем в растущей панике вскочить на четвереньки и еще раз затравленно оглядеться по сторонам. Странно... но никто даже не подумал обратить взоры на огромного антропоморфного песца! "Я что, все еще сплю?" — в смятении вопросила Ло, одновременно с тем торопливо поднимаясь на ноги... чтобы затем с коротеньким визгом низвергнуться куда-то на пол! Удар о холодную, жесткую плитку частично отрезвил ее, но вместе с тем вынудил девушку жалобно заскулить от боли в ушибленных ягодицах. Что, само собой, просто не могло не привлечь чужого внимания!

Ах ты моя бедненькая девочка!... — машинально повернув голову на звучание незнакомого голоса, Алопекс едва не поседела — а может, вполне себе и поседела, на белой-то шерсти хрен разберешь, где седина, а где естественный цвет!... "МАМОЧКИ," — только и успела в ужасе подумать несчастная куноичи, прежде, чем исполинских размеров женщина (такие вообще существуют?!) легко подхватила ее руками под мышки, вновь усадив ничего не понимающую Ло на ее прежнее место. Хлопая зенками и немо разевая пасть в охватившем ее ступоре, лиса даже не подумала оказать какое-то сопротивление, предпочтя на несколько долгих минут напрочь выпасть из реальности. — Не ушиблась? — все тем же донельзя заботливым тоном поинтересовалась у нее странная огромная дама, а затем бесстрашно потрепала напрочь обомлевшего песца за ухом, кажется, ничуть ее не пугаясь... Ага, попробуй-ка, испугайся кого-то, с таким-то здоровенным ростом!... Кое-как захлопнув отвисшую челюсть, Алопекс опасливо дернула головой в сторону, уворачиваясь от чужого прикосновения. Вы уж извините, но она как-то не привыкла иметь дело с великанами! И великаншами тоже... — Ну вот и славно! Давай уже пострижемся, твоя хозяйка уже вся изнервничалась, — ласково пропела незнакомка, прежде, чем с плохо скрытым недовольством покоситься в сторону еще одной женщины, сидевшей на стульчике у входа. С головы до ног увешанная цацками, с дорогущим маникюром и в больших солнцезащитных очках, вся завитая и надухаренная, она то и дело раскатисто прицокивала языком, поглядывая на экранчик последнего айфона — видимо, страшно спешила куда-то. Незаметно покачав головой, парикмахерша (а по всей видимости, это была именно она) вновь склонилась над молча клипавшей глазенками Алопекс, все еще не до конца понимающей, что собственно происходит и когда это она успела заделаться человеческим питомцем, да еще и у такой обворожительной мамзели! — Ну, приступим... как же ты сильно обросла с последнего визита! А это еще что такое? Ну ничего себе! — и женщина изумленно вскинула брови, протянув ладонь к своей маленькой "клиентке" и аккуратно приподняв ее запястье повыше. Ло нервно вздрогнула, также опустив взгляд на собственную лапу... и повторно обомлела, увидев, до чего сильно та изменилась.

"Этого не может быть! Это не моя рука... это вообще не рука больше!" — да уж, сия крохотная и тонюсенькая конечность с собранными в смешную "пельмешку" укоротившимися пальцами могла принадлежать кому угодно, но только не Алопекс! Единственное, что по сути осталось неизменным — это густой белоснежный мех... Что ж, и на том спасибо. "Я что, мутировала обратно?" — мысленно простонала куноичи, — "А стразики зачем?!..." — словно бы прочтя ее мысли, женщина-парикмахер также пробормотала себе под нос с хорошо различимой иронией:

Бедное создание... Не повезло тебе с хозяйкой, это как пить дать! Мало того, что себе все губы изуродовала, а теперь еще и на собачку переключилась! Ты видела это, а, Берта? — мастер отвернулась от ничего не понимающей Алопекс, оставляя ее в полнейшей прострации рассматривать свои сверкающие от фальшивых бриллиантиков коготки. — Ну не стыдно ли, так мучить животное!... — пока она распиналась, обсуждая сию животрепещущую деталь с коллегой, Ло молча поставила лапу на место и, глубоко вздохнув, храбро устремила взгляд на зеркало перед собой. Но даже несмотря на то, что девушка уже заранее приготовилась узреть в отражении характерную звериную моську, увиденное все же заставило ее повторно распахнуть пасть в немом изумлении — ей-богу, эта бесконечная череда сюрпризов когда-нибудь закончится?

"Не знаю, в кого меня угораздило превратиться, но это явно не песец!" — на сей раз аккуратно привстав с кресла, Ло уперлась передними лапами в гладкую рабочую столешницу и с любопытством потянулась носом навстречу самой себе. А маска, интересно, куда подевалась? Неужто смыли? Или... — "И это точно не мое тело," — логично заключила Алопекс, плавно усаживаясь обратно. — "А значит, меня из него выкинуло! Так где же моя родная тушка?" — закончив болтать, парикмахерша вернулась к задумчиво притихшей лисице... пардон, японскому шпицу, и принялась с мягким напевом расчесывать ее густой мех, готовя Ло к стрижке. Как ни странно, но ее прикосновения здорово успокаивали... А может, это просто сама Алопекс решила не ударяться в панику, тем более, что ей все равно не собирались причинять никакого вреда. Да, вся эта ситуация в целом пугала и вообще здорово действовала на нервы, но какой смысл куда-то бежать или заходиться истеричным лаем? Какой бы осторожной Ло не была по своей натуре, как бы сильно она не боялась людей, но сейчас она все-таки понимала, что ей лучше сидеть тихо и не отсвечивать.

"Я должна придумать, как добраться до остальных... Вдруг им нужна моя помощь?" — крохотные ножницы с предусмотрительно закругленным концами с монотонным чиканьем порхали вокруг крепко задумавшейся куноичи, отрезая лишние слои меха и придавая ей куда более аккуратный, приятный глазу вид. Однако прежде, чем Алопекс успела дождаться окончания стрижки, да и вообще хоть что-нибудь придумать, как двери заведения широко распахнулись, с мелодичным звоном пропуская внутрь новых посетителей. Алопекс невольно повернула голову на звук колокольчика, устремив взгляд сперва на вошедшую девушку, явно сильно запыхавшуюся, а затем и на ее мохнатую спутницу... Да так и подскочила, точно пчелой ужаленная, едва повторно не навернувшись с высокого парикмахерского стульчика!

Тише, тише, детка! Я же чуть ухо тебе не оттяпала! — невольно вздрогнув от эдакой прыти, мастер тотчас накрыла ладонью взъерошенный собачий круп, вынуждая Ло шлепнуться попой обратно на подушку. — Сиди смирно, мы еще не закончили! — расческа вновь плавно заскользила по приподнявшемуся дыбом меху, но на сей раз Ло оказалось не так-то просто успокоить! Девушка во все глаза уставилась на бедную, дрожащую всем своим вытянутым тельцем таксу, вмиг распознав в ней свою старую подругу. И пускай внешне Мона, как и Алопекс, едва походила на себя прежнюю, но что-то в ней с головой выдавало ее подлинную натуру — возможно, беспокойное выражение заостренной мордашки, а может, знакомая волна рыжеватых вьющихся волос... ээ, шерсти, обрамлявшая глазастую, тревожную моську с двух сторон... Еще не вполне уверенная в собственной догадке, но уже порядочно разволновавшаяся, Алопекс предприняла еще одну попытку выскользнуть из-под заботливой руки мастера, не сводя глаз с бывшей саламандры.

Мона! Это правда ты?! — звонко тяфкнула она через все помещение, и тут же смолкла, испугавшись собственного лая.

+2

9

[AVA]http://se.uploads.ru/9UFsY.jpg[/AVA]

Ниньяра весьма лениво отходила от этого подобия наркоза.

То ли суши были несвежими, то ли то вино, что лиса тайком разлила с саеносцем у него в комнате, забив на коллективные посиделки, оказалось слишком крепким... Кажется ее сморило. Вроде бы даже Умеко успела аккуратно ткнуться носом в пластрон своего приятеля, прежде чем  мир окончательно померк, и сознание погрузилось в глухую беспросветную тьму. Обычно Умеко не страдала "алкогольным синдромом", и чтобы напоить эту суровую сибирскую женщину, требовался, как минимум, ящик такого дешевого "каберне". Да и, вроде как, мутанималка не намеревалась отравить себя и возлюбленного паленым винишком, за этим лисица всегда следила с особой тщательностью, как и о качестве скуриваемых ею сигарет.
Стоя с закрытыми глазами посреди ужасного шума, какофонии слияния плотной толпы, Умеко еще с минуту-другую размышляла на тему своей оплошности в этом, гадая, насколько же все плохо, и лишь после этого, медленно подняла веки, вперившись взглядом в пустое место прямо перед собой. Зеленый ковер? Трава? О природе изумрудного поля, простирающегося прямо перед нею, "пьяная" лиса догадалась далеко не сразу, задумчиво принюхиваясь к своему окружению. Сниться должно быть. Или нет?
Она точно у Рафа?
Чуть шире распахнув глазищи, Умеко настороженно напряглаясь, но с места не двинулась.
Под руками ощущалась шероховатая, достаточно мягкая поверхность коврового покрытия, как и под подушечками изогнутых ступней. Следовательно, она не на ногах, а как бы сказать... на четвереньках. А под горлом продет тонкий шнур, который даже не позволил воительнице опустить голову вниз, держа ее остроносую физиономию высокомерно вздернутой чуть ли не к потолку. Обзор оказался довольно скудным за счет отсутствия возможности осмотреться по сторонам, но Ниньяра постаралась довольствоваться тем, что есть, немного неловко усевшись задницей на махристую, зеленую поверхность и бдительно зыркая стремительно прояснившимися глазами. Так...
Правда даже додумать неохотно раскручивающуюся мысль Ниньяре не дали.
Ее просто, молча грубовато подхватили под подтянутый живот, и деловито вновь "поставили", словно тумбочку, пошире, да поустойчивее поправив разъезжающиеся лисьи конечности. Удавку на шее так и продолжали тянуть куда-то вверх - забудь о воздухе дорогая, это вообще излишества.
Нормально.

Не смотря на колоссальных размеров возмущение, всколыхнувшееся в груди куноичи, Ниньяра не произнесла ни звука в ответ, покорно зависая в чужой петле и раздраженно покачивая хвостом, в столь неудобной позе. Зеленое поле перед ней окружено по периметру невысокими ограждениями, отделяющими его от шумного люда, перетекающего бесконечным морем голов прямо за металлической перегородкой. Кто-то держал фотоопарраты, а кто-то... собак. Всех пород и мастей. От крохотных, до волкодавов-гигантов в агрессивно-шипастых ошейниках.

То, что она стала ни много ни мало представителем элитной компании братьев наших меньших, Умеко догадалась в тот момент, когда ее хамовато поставили, что называется "в стойку", вытянув все ее тело в ровную линеечку и то и дело поправляя ее дрожащие от напряжения конечности. А еще ей об этом посигналило то, что перед ее носом расположился мешок с донельзя вонючим собачьим кормом и большая цифра "2" на белом фоне, а прямо по курсу мельтешила роскошная, узкая пятая точка мышино-серого дога, который, судя по габаритам, был раза в два больше обращенной лисы. Господи, да его длинный, лысый хвост чуть не съездил малость опешившей куноичи по холодной мочке черной пуговки носа. Так хотелось отстраниться подальше, а лучше вообще развернуться и чинно покинуть этот дурдом, но мешали чужие кожаные ботинки, которые то и дело со скрипом царапали ее когти на задних лапах. - "Большой павильон," - Ниньяра терпеливо дожидалась окончания осмотра судьи - высокий немец что-то гортанно ворковал, прохаживаясь мимо нее и ее "хозяина", который от волнения туже затягивал удавку на ее шее. Яркие прожектора с высокого потолка великолепно освещали просторную грин-арену и соседние с ней ринги. Жаль большие плакаты с ухмыляющейся песьей мордой, на которых была вся интересующая ее информация(что это за место и какой сегодня день), были слишком далеко, чтобы отсюда разглядеть смазанный текст, приглашающий звероводов посетить это мероприятие. Она понятия не имела что вообще произошло.
Всякое конечно бывало, но чтобы очутиться в шкуре пса, это даже для черепашек с их злоключениями чересчур.

- "Сначала нужно покинуть выставку, а там разберусь." - Выход виделся только один - аккуратно и незаметно сбежать, добраться до убежища мутантов, уж там они что-нибудь да придумают. Любопытно, что же с ее телом стало, если ее сознание оказалось в собачьей шкуре. Не реинкарнировала же она внезапно в хвостатого питомца.

Ожидание конца казалось невыносимо долгим, а все эти пощупывания своих драгоценных боков и  воодушевляющие поглаживания по холке, каждый раз вызывали неконтролируемую дрожь - уберите руки невоспитанные люди.
Гордо потянув мутанималку за душащую ее удавку, так называемый "хозяин", коим оказался молодой, симпатичный паренек в строгом костюме, гремя мешком "годового запаса для своей красавицы", да довольно помахивая серебряным кубком, наконец позволил своей питомице размять лапы. А заодно и получше себя рассмотреть, - "Колли значит? Всегда любила колли," - иронично хмыкнула куноичи, успев разглядеть свое отражение в железной миске с водой, которую услужливо протянул ей улыбающийся юноша. Ниньяра вежливо окунула туда язык, как ей казалось, выглядит это отнюдь не грациозно и элегантно, и, развернувшись, послушно легла в клетку. Судя по запаху - та принадлежала ее особе. Мягкая подстилка, рядом в складках затерялась недогрызанная искусственная кость из молочных эээ.. волокн?(невкусно звучит, да и пахнет, если честно, тоже) Ее явно не обделяют комфортом. И тем не менее - это клетка. С внушительной щеколдой, на которую незамедлительно бывшую лисицу и закрыли.

Ладно, человек присматривавший за нею ушел, оставив все выигранные богатства тут же, сверху клетки, и за Ниньярой никто не следил. Возникала другая проблема - как открыть дверцу?

Пока воительница соображала, как изнутри подцепить ручку щеколды и отодвинуть ее, при этом не имея даже, банально, нормальных человеческих рук, к ней присоединился знакомый сосед - тот самый длинный, как жердь, лоснящийся серый пес скромно присел на расстеленный по плитке коврик. Его владелец, напыщенный господинчик, с умным видом привязал своего гигантского любимца к крепкому столбу ограды. Потрепав пса по лопоухой, гладкой макушке, отчего его огромные локаторы смешно заболтались из стороны в сторону, мужчина проверил карабин на ошейнике дога, и чинно растворился в толпе, смачно бряцая модными запонками на пиджаке. Бедная собака растерянно озиралась по сторонам, в отличии от меланхолично возлегающей за решеткой колли, которая всем своим видом показывала, что ошиблась выставкой, да и вообще она замаскированная кошка.

Имеет ли смысл разговаривать с этим четвероногим? То есть... она то сама по себе, существо мыслящее, разумное, а вот что может ей сказать, что может сделать примитивное существо, вроде домашнего щенка? Да и говорят ли они вообще. Ну чем черт не шутит...
- Эй, красавчик, - тихий, хрипловатый голос Ниньяры показался ей самой так и вовсе не родным каким-то. Смешным. И вообще вся эта ситуация выглядела жутко смешной, если бы не была такой печальной. - Голову поверни, здоровяк. Да, на меня, - снисходительно увещевала занервничавшего пса Умеко. Дог уставился на нее сквозь прутья с таким видом, словно "говорящую" собаку он увидел впервые в своей жизни. Хотя вдруг, она же не абы какая колли... Стоит учесть все, - Я тебе говорить... эм... пес. Э... ты меня понимаешь? Я хочу... я прошу тебя... Ты говоришь по-английски?
Дог молча, долго и внимательно разглядывал напрягшуюся физиономию "собеседницы", явно не понимая, что та от него, собственно, хочет.
Стиль беседы "моя хотеть просить твоя дать мне тот ам-ам", был ужасно, постыдно глупым. Хорошо, что сейчас жалких ее потуг с местными аборигенами никто не видел. Рафаэль бы этот цирк надолго запомнил.

После продолжительного молчания и игр в гляделки, кобель коротко моргнул, и выдал одно единственное слово, которое вызвало просто бурю эмоций.

- Ниньяра?

Поначалу лисица ощутила такую дикую досаду, что ей люто захотелось прикрыть собственную морду красочным фейспальмом, что в силу физических возможностей ну никак нельзя было сделать. Затем Ниньяра возжелала влепить чересчур долго думающему молчуну смачную затрещину, за то, что выставил ее круглой дурой перед целой толпой народу, хоть никто этого, понятное дело, и не понял. Ну ладно, это подождет, - Донателло? - стоит признать, дело предпринимало неожиданные повороты. Это что же получается, она не одна стала... собакой? - Стоило догадаться, - с вредным ворчанием Умеко поднялась с подстилки, сгорбившись и подпирая спиной потолочную решетку своей простой тюрьмы, - Что с нами произошло? А в общем-то, потом расскажешь, давай выбираться отсюда. И разыщем остальных. Раз мы с тобой стали такими, вряд ли твой глупый фокус обошел других, - это, получается всю выставку надо обежать, чтобы собрать их друзей вместе. Удачно, что рядом оказался умник, теперь понятно хоть, с чего начинать. Раф наверняка сходит с ума в этой блохастой шкуре, нужно поскорее его найти и успокоить.
Это заставило воительницу слегка растерять свой меланхолично-спокойный тон, добавив к нему оттенок тревоги за возлюбленного.
Она ведь была уверена, что с ее парнем все в порядке!

- Можешь меня вытащить? - дожидаясь, пока Донателло совладает с собственной зубастой пастью, закусывая защелку на дверце и так и эдак, обслюнявив все что можно, Ниньяра внимательно разглядела толстый карабин на массивном ошейнике гения. Когда клетка наконец была открыта, стараниями бывшего изобретателя, Умеко для себя решила, что оставит замочек на ошейнике в покое - развязать поводок не представлялось возможным, а вот перекусить дорогой, кожаный ремешок, сдерживающий пса, она, пожалуй, была в состоянии, - Моя очередь. Давай-ка, опусти голову вниз... ай фу... фу... подбери слюни, гадость то какая, - отшатнулась от приятеля колли, когда послушно опустившийся перед подругой на брюхо дог, невзначай повесил той на мохнатое ухо глянцевую "сережку" из собачьей слюны. Ну упс...

Все-еще что-то сердито бухча себе под нос, потряхивая промокшей по милости техника косматой головой, девушка яростно вцепилась зубами в полоску простеганной кожи - рядом с замком карабина шов слегка разошелся, так что клыкастая пасть Умеко довольно быстро привела этот участок ремня в полную негодность. - Потяни, - в приказном тоне указала послушному, притихшему умнику Ниньяра, тревожно озираясь по сторонам. Немного усилий мускулистого, сильного тела дога, достаточно пару рывков в сторону - и парень свободен, а измусоленный поводок умерщвленной змеей сиротливо сворачивается в клубок на полу рядом.
- Отлично, - влажное, встрепанное, гнутое по середке шоколадное ухо куноичи напряженно дернулось, - Обыщем выставку, попробуем отыскать кого-нибудь из наших. Разделимся. Ты идешь с правой стороны и зовешь... эээ... лаешь. Я пройду с левой стороны. Главное не встретить владельцев этих животных шкурок, в которых мы застряли. Готов? - повернув физиономию к юноше, Ниньяра некоторое время вдумчиво всматривалась тому в глаза, утонувшие в черепе широкой, молоссоидной, умилительно-здоровенной растерянной мордахи, - Тебе будет сложно пройти незамеченным. Ты понимаешь, что ты ростом почти с хорошего такого пони?

+2

10

Друм-бум!

Разумеется, даже самые обыкновенные посиделки на диване теплой семейной кучкой можно превратить в шумную супер-мега-пати, когда ответственность за организацию вечера берет в свои трехпалые ладошки Микеланджело. А чтобы вечеринка всем запомнилась наверняка, да плюс чтоб еще о ней говорили не меньше недели - тут уже в бой вступает сам Мондо Гекко. Визуал, сочный сборник последних треков прямо с самых модных дискотек, красочные принты из баллончиков на унылых стенах черепашьего убежища... О, в этом Гекко шарил и заслуженно считался профессионалом своего дела, пока Майк и Ло отвечали за праздничную готовку и прочие мелочи, корячась на кухни под звон кастрюль. Мондо даже тайно лелеял мечту добраться до всех комнат черепашек и расписать там как надо своим вездесущим баллончиком, чтобы хозяева ахнули прямо с порога, узрев такую красоту. Правда, желательно не получить при этом по голове от некоторых, особо вспыльчивых сударей, но об этом эублефар обычно не думал.
С подобной целью он неоднократно косился в сторону лаборатории Донни, считая ее самой грустной научной дырой всего логова, где можно только обнять мензурки и плакать, а не делать новые потрясающие открытия. "Такой роскошный принт пропадает, - мысленно сокрушался добродушный ящер всякий раз, как заходил в наносвятыню изобретателя. - Вот здесь очень пошел бы граффити голубой флуоресценцией... Мигом бы все преобразилось!" Но консервативный шестоносец преображать ничего не собирался и упрямо отмахивался от любой идеи, стоило Мондо только заикнуться о попытке модернизации интерьера мастерской. Даже манипулирование впечатлительностью и любовью Моны Лизы не привело настырного геккона к успеху. Тем не менее, ящер надежды не терял и носил с собой мятый, сложенный вчетверо рваный клок альбомного листа, где он давно уже набросал эскиз предполагаемой обновы лаборатории. Оставалось только дождаться подходящего момента, чтобы торжественно сунуть под нос изобретателю свой вычурный принт чипов и микросхем, в обрамлении кислотных испарений из стойки пробирок.

Он надеялся, что этот момент наступит прямо вот сейчас, когда их гиперактивная троица сумасшедших вероломно ворвалась в лабораторию Донателло и устроила там экскурсию по его аппаратуре методом познавательного тыка под гордым названием "Ух ты! А что это за кнопочка?". Пока Майк с Ло совали носы в каждую киберпанковскую щель, изобретенную Доном, сам Гекко невольно заинтересовался изображением ученого, который был собран из деталей паззла. Правда этот взъерошенный старикан с дерзко высунутым языком ни о чем ему не говорил, да в придачу еще и рассыпался на разноцветный салют из тысячи деталек, едва только геккон попытался приподнять собранную картинку поближе к носу.
- Упс... Сорян, чувачок, не хотел, - с виноватой улыбкой повернулся к механику Мондо. - Как-то оно само...
Очевидно, резиновое терпение Донателло все же подошло к концу, раз шестоносец пинками принялся выгонять разбитных подростков. - Эй, Ди, уан момент! - настойчиво подталкиваемый в спину ладонями техника, геккон лихорадочно принялся шарить по необъятным карманам своих джинс в поисках заветного эскиза, но листок, как назло, не желал попадаться в липкие лапки ящера. - Тормозни, хоть на одну сек, чувачок...

БЫДЫЩ! Грандиозное падение!

Завертелось, закружилось и помчалось колесом.
Что-то щелкнуло, вспыхнуло, зашипело, а затем всю лабораторию зсветом, ярким светом, вынудившим Мондо Гекко крепко зажмуриться и невольно стукнуться носом в панцирь Майка.

Ауч! Это больно, чувак...

У ящера было такое чувство, что ему вскрыли череп, вынули оттуда его мозг, размером с изюм, а затем унесли куда-то прочь, оставив бездыханное тело хозяина валяться на каменистом полу, тесно зажатым между братьями-черепашками.
- Чувачки?...С добрым утром? – жалобно протянул Мондо Гекко, с трудом придя в сознание, которое больше смахивало на опьянение в предпоследней стадии. – Кажется, нас уронили… - он попытался было встать, но его так сильно качнуло в сторону, что ящер едва не упал вновь. Ухватившись за панцирь друга, угадывающийся лишь по круглому, сильно размытому очертанию, парень все же умудрился сохранить равновесие. Голова страшно кружилась и гудела, думать о чем-то было довольно болезненно, как после продолжительной попойки. Но ведь они еще и не начинали даже… Что за  странный друм-бум?

Мондо вновь закрыл глаза и подался вперед, всей массой наваливаясь на костяную защиту черепашки, решив для начала хоть немного переждать головокружение - по крайней мере, до тех пор, когда его перестанет так нещадно шатать. Невольно геккон обратил внимание на странную холодность панциря приятеля, как будто она сплошь состояла из какого-нибудь мрамора. Взбредет же в голову… Ящер даже тоненько хихикнул, живо представив себе Микеланджело в образе Существа -этакая огромная масса склеенных булыжников, неповоротливая и студеная. – Эй, Майк! Знаешь, о чем я подумал? Ты должен поржать!
Однако ожидаемого ответа от друга не последовало, хотя казалось бы, что он был вот он, совсем рядом. Да и вообще вокруг стояла подозрительная тишина: ни голосов, ни звуков, ни хоть какого-то малейшего шороха.

Едва только Мондо почувствовал неладное, как тут же широко распахнул глаза, и первое, кого он увидел перед собой – огромное, остроскулое лицо какого-то пацана с короткой стрижкой и раскосыми глазами, который  лыбил свой щербозубый рот на бедного геккона. Более того, этот отпрыск Пекина находился прямо за стеклом, точно за невесть откуда взявшейся витриной. Пацаненок приветливо махал ящеру ладонью, пытаясь привлечь его ошарашенное внимание.
- МАМА! – ящера охватила такая паника, что он тут же побледнел практически до полного обесцвечивания своей кожи, а затем скользнул с шероховатой поверхности гальки, на котором парень сидел все это время, пережидая внезапное головокружение. И скользнул-то как неудачно - прямо в маленький, декоративный прудик, наполненный зеленоватой водой и обрамленный искусственной растительностью, которая должна имитировать дикие, непролазные заросли. – ПОМОГИТЕ! – не своим голосом взвыл Мондо Гекко, в отчаянии молотя по воде лапками и поднимая вокруг себя фонтаны брызг.– МАЙКИ, АЛОПЕКС, ВЫТАЩИТЕ МЕНЯ ОТСЮДА! ЧУВАКИИИ!!!

Вдруг Мондо Гекко пронзила настолько тревожная мысль, что он тут же остановился и замер столбом, мигом прекратив свои взбивания волн. «Почему… Почему я не слышу собственного голоса? ПОЧЕМУ Я ВООБЩЕ НЕ ИЗДАЮ НИКАКИХ ЗВУКОВ?!»
- Майки? Донни?... – но все было тщетно. Эублефар мог лишь бестолково шлепать губами, в напрасных попытках выжать из себя хоть какой-нибудь звук. Зато вместо этого из пасти, усеянной частоколом мелких зубов, вываливался толстый, лопатообразный язык, именно такой, который когда-то был у его ручной ящерицы. – Пацаны, почему я не могу ничего говорить?... Где вы все, чуваки?

Но вокруг стояла зловещая тишина. Ни один звук извне не слышался сквозь толстое, беспощадное стекло.

"Может, я еще и оглох вдогонку?"

В полном отчаянии, совершенно не представляя, как ему теперь с этим мириться, ящер схватился за голову, но и здесь его ждал очередной сюрприз, и тоже не самый приятный. Чувствительные пальцы Мондо так и не коснулись привычной копны черных волос, зато нащупали абсолютно гладкую, чешуйчатую макушку, на которой не наблюдалось даже любимой кепки. Кажется, и подростковое тело стало более вытянутым, руки и ноги значительно укоротились и ослабли, а хвост заметно утяжелился, создавая противовес.

Хорошо хоть догадался глянуть на собственное отражение в воде и увидеть свое истинное лицо... Впрочем, парень не сильно поменялся внешне, разве только вернулся к истокам своей мутации. Точнее, к изначальному состоянию его бывшего питомца-геккона, который и подарил когда-то рядовому студенту новое тело и новые возможности.

Да что же произошло, в самом деле?

«Я мутировал в геккона… В экзотическое пресмыкающееся…»

Мондо Гекко в случившееся верил с трудом, даже с учетом того факта, что все произошло буквально на глазах энергичных подростков: как ни крути, а в лабораторию Донателло ввалились все вместе, создав никому не нужный эффект погрома и запустив этот страшный аппарат.

Но ведь… это же случайно вышло, верно?

Тогда почему именно его оторвало от остальных ребят, превратило в обыкновенного эублефара и закинуло прямо сюда? Кстати куда, интересно? В террариум, поди… где же еще содержат ему подобных?

Пухлощекий мальчик за стеклом сменился на девочку с кукольным личиком, а потом вместо нее появилась улыбающаяся парочка, которая тыкала в сторону геккона селфи-палкой и все норовила найти самый удачный ракурс с таким маленьким, забавным геккончиком, который стоит на двух лапках посереди емкости с водой и смешно держится за голову. Потом подошла еще пара, потом какой-то волосатый мужик с нетрезвым видом приложился носом впритык к стеклу, едва не сползя по стенке террариума, за ним еще кто-то... словом, весь бесконечный поток посетителей, сменяющихся друг друга, наводил на вполне логичную мысль, что ящер содержался в террариуме городского зоопарка.

Как ему выбираться отсюда? Как найти Донателло?
Он знал, что аквариумы закрываются плотно, поскольку хвостатые питомцы обычно норовят смотаться при каждом удобном случае. Было дело, сам почитывал литературу по герпетологии, чтобы без проблем содержать своего ручного геккона.

Получается, что он может никогда отсюда не выбраться? Кто его здесь найдет?

- Я ХОЧУ ДОМОЙ! СПАСИТЕ! ПОМОГИТЕ! – почувствовав очередную волну страха, Мондо Гекко принялся бешено носиться по всему прямоугольному настилу для рептилий, посыпанных опилками и свежими зелеными листьями. Он нарезал круги точно ужаленный в хвост, огибая огромные гладкие гальки, которые служили декорациями и местом для отдыха; скользя вдоль небольшой разлапистой коряги; ныряя с головой в пруд и продолжая беззвучно орать: – НА ПОМОЩЬ, УМОЛЯЮ!

Разумеется, маленького онемевшего геккона никто не слышал.

+2


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Флешфорвард » [ФФ] TND: Alpha Dogs