Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » IV игровой период » [С4] More Alarms and More Surprises


[С4] More Alarms and More Surprises

Сообщений 11 страница 16 из 16

1

https://i.gyazo.com/c00976439fed7b5f14a8ac021a624a38.png

Участники: Донателло, Микеланджело, Алопекс, Мона Лиза, Мондо Гекко

Место и время: логово черепашек, жилище Мондо; следующая ночь после возвращения Лизарда

Краткий анонс:
В связи с неожиданным возвращением такого опасного противника, как доктор Рене, вопрос о дальнейшем пребывании Алопекс в черепашьем убежище встает особенно остро: места для всех "беженцев" отчаянно не хватает, да и как долго они собираются прятаться от Лизарда в подземельях? В конце концов, Мона предлагает простую, но гениальную мысль — переселить беглую наемницу к ее давнему другу, Мондо Гекко, который едва ли заинтересует воскресшего злодея. Да и вряд ли одинокий мутант станет возражать против компании, верно? 

+3

11

Несколько мгновений с легким удивлением пронаблюдав за бурной реакций донельзя обрадованного подарком весельчака, Дон, наконец, вернул свой взгляд на недовольно гримасничающую саламандру, запоздало среагировав на ее слова — и, само собой, тотчас вопросительно вскинул широкие бровные дуги, с заметно возросшим вниманием уставясь на девушку сверху вниз. А уж заметив ее многозначительный жест так и вовсе послушно склонил голову навстречу приподнявшейся на цыпочки мутантке, отчего длиннющие ленты бледно-фиолетовой маски с шорохом соскользнули с его плеча, вскользь зацепив кучерявую прядку у виска Моны. Услышанное, само собой, заставило его дико покраснеть, до такой степени, что аж щеки пылать начали; прижав кулак к губам, Донателло негромко кашлянул, тщетно силясь скрыть охватившее его смущение, чем вконец умилил и развеселил свою возлюбленную. По-крайней мере, та больше не морщилась, а с ласковой усмешкой ткнулась поцелуем в горящую скулу изобретателя и тут же перехватила его большую ладонь, потянув юношу вслед за Майком с Алопекс на кухню. Неловко топая ножищами по пятам энергичной ящерки, Донни тщетно затратил минуту-другую на продумывание более-менее достойного ответа, но в итоге просто плюнул на это дело, сочтя, что ему не имеет смысла оправдываться за свое "кошмарное" поведение. В конце концов, Моне оно понравилось, в этом у юного техника не было ровным счетом никаких сомнений — так что, Дон лишь украдкой горделиво усмехнулся себе под нос. Правда, уже очень скоро эта самодовольная ухмылка сменилась выражением откровенного недоумения, когда ушей подростков коснулась безмятежная реплика Алопекс. Тут уж и гений, и его подруга невольно обменялись донельзя ошалевшими взглядами, в которых читался один-единственный вопрос: и как это прикажете понимать?...

Они вдвоем и приготовили... еще с утра, пока мы спали, — тихо пояснил Марие черепашка, когда они уже вчетвером расселись за обеденный стол; Ло все крутилась вокруг Микеланджело, хлопотливо завязывая ему салфетку, аки Винни Пух на Пяточке, притом без умолку о чем-то треща. Видеть обычно молчаливую, по-футовски сдержанную и холодную наемницу такой оживленной и разговорчивой, если не сказать что откровенно болтливой, было примерно также странно и непривычно, как и Майка — замкнутым, агрессивным или откровенно угрюмым. Конечно, всякое бывало в жизни черепашек, и подобные настроения, увы, изредка отражались даже на беспечной мине самого младшего члена их семьи, но... Понаблюдав за ними еще какое-то время, Донни, не выдержав, склонился ближе к Моне и тихо, озадаченно шепнул ей на ухо: — Тебе не кажется, что они как-то чересчур быстро сдружились?... — что ни говори, а его все больше тревожили столь явные перемены в характере песца. Точнее... Умник даже не мог сказать толком, что именно так сильно его напрягало в общении брата с этой странной лисицей. Наверное, конкретно то, как стремительно развивались их с Майком взаимоотношения. Причем ребята вроде как даже сами того не осознавали, но тем не менее, значительные перемены, коснувшиеся их поведения, казались совершенно очевидными. И пускай Дону было приятно снова увидеть Майки в таком радостном, искренне приподнятом настроении, — совсем как в старые добрые времена, — в глубине души его терзали смутные сомнения. Продолжая украдкой пялиться на широко ухмыляющуюся физиономию брата, Донни как-то не сразу заметил на себе долгий, откровенно скептический взгляд саламандры... А затем, услыхав ее ответ, в смущении повернул голову обратно, в который раз за это утро не найдясь с ответом.

И вправду... кто бы говорил, гений.

"И все же, у меня какое-то нехорошее предчувствие из-за всего этого," — усилием отведя взор от насмешливо прищуренных глаз Моны, так и искрящихся затаенным весельем, Дон молчаливо уставился в свою тарелку. На его лбу вновь пролегла легкая, едва заметная глазу морщинка — явный признак гложивших изобретателя сомнений. Он не был против того, чтобы Микеланджело, наконец, нашел себе верного друга, равно как и не считал Алопекс лишней или чужой в их доме, но... — "Может быть, это просто я слишком все драматизирую. Может быть, я просто напряжен из-за возвращения Лизарда," — в конце концов, нехотя признал Донателло, с отсутствующим видом терзая вилкой слегка подостывший омлет. Погруженный в свои невеселые размышления, умник далеко не сразу вынырнул из этого отрешенного состояния, как и все прочие, среагировав на характерный скрип входного люка. Только у ограниченного числа живых существ (в основном мутантов) имелся прямой доступ в логово, благодаря чему они могли беспрепятственно заходить внутрь в любое время дня и суток, минуя установленную техником сложную систему защиты... Так что, никто особо не дернулся, услыхав чужие шаги на пороге черепашьего убежища. Как правило, все вошедшие тут же давали о себе знать громким восклицанием или иным приветственным действием — и сей раз не стал исключением из правил. Не успели ребята толком отвлечься от еды, как в гостиной тут же раздался узнаваемый голос их жизнерадостного друга-геккона. Майки, само собой, тут же начал суетливо подниматься из-за стола, спеша ему навстречу — Мондо приходился ему очень хорошим товарищем, можно сказать, что лучшим другом, так что неудивительно, что он первым вскочил со своего места, игнорируя боль во всем своем избитом теле. Девочки тоже не стали рассиживаться на своих местах и суетливо повскакивали на ноги, в то время как степенно переживавший свою яичницу гений еще ток начал разворачиваться на стуле лицом к выходу из кухни. Микеланджело к тому времени уже успел бодрым инвалидом выскочить за пределы помещения, и теперь они с Мондо шумно обменивались какими-то донельзя замысловатыми жестами, известными лишь им двоим, так что остальным подросткам не оставалось ничего другого, кроме как гуськом высыпаться в гостиную вслед за оживившимся шутником и образовать широкий полукруг за его спиной, визуально образующий ступени винтовой лестницы — от коротышки Алопекс и до нескладного, долговязого Дона, все еще мысленно пребывавшем где-то ну очень далеко отсюда.

Привет, Мондо, — так или иначе, вполне миролюбиво поприветствовал мутанта Донателло, чувствуя в некотором роде облегчение при виде его целой, задорно улыбающейся мины — это хорошо, что с ним все в порядке... и плохо, что он проигнорировал строгий наказ механика. — Но ты не должен был покидать квартиру, пока наш враг спокойно разгуливает по городу, — уже чуть более строгим, даже откровенно укоряющим тоном продолжил Ди, серьезно глядя геккону в его причудливые багрово-зеленые глаза. Как же они с Майком были похожи друг на друга... И тот, и другой никогда его не слушали, предпочитая все время действовать по-своему, порой намеренно игнорируя скрытую опасность. Пожалуй, если бы Донни не знал о том, что Лизарду довелось пережить до крайности неприятное падение с крыши этой ночью, он бы обязательно прочел парнишке долгую и занудную лекцию на эту тему... Но он не стал этого делать, тем более, что Мондо в тот момент довольно-таки смело прижался мордой к кокетливо запунцовевшей щечке Моны, чем моментально переключил внимание техника, а затем ткнул локтем и самого парня, вынудив того выразительно скривить бровь в ответ. Пожалуй, он уже начинал потихоньку привыкать к этой вопиющей фамильярности со стороны Мондо, так что на сей раз даже не стал особо на него дуться, предпочтя молча скрестить руки на пластроне и прислониться плечом к дверному косяку, снисходительно наблюдая за последующим знакомством Мондо с их новым пушистым союзником. Отразившееся на ушастой мордочке Ло смятение заставило его улыбнуться против воли — а затем и вовсе негромко фыркнуть в ладонь, уж больно забавное это было зрелище.

Ее зовут Алопекс, — в конце концов, пришел он на помощь основательно прихреневшей лисице. — И лучше тебе не совать ей пальцы в нос, в конце концов, это просто невежливо, — со сдержанным весельем подытожил он, глядя на то, как мутантка недоуменно рассматривает чужую ладонь, в ожидании повисшую точно у нее перед лицом. Не то, чтобы он ждал, что Ло тут же вцепится в нее зубами, но Мондо едва ли вел бы себя настолько беспечно в ее присутствии, знай он хотя бы отчасти, с кем он на самом деле имеет дело. — К слову, о Рафе... — Донни неожиданно нахмурился и расцепил уютный замок рук на собственной груди. — Что-то его совсем не слышно. Я пойду проверю, как он там, после вчерашнего, — и с этими словами, умник решительно ухватился рукой за лестничные перила, в полнейшей уверенности, что его старший братец спокойно (ну, или не совсем) дрыхнет у себя в комнате, мысленно послав всех к черту за куличики.

+2

12

И все же Алопекс слегка перебарщивала с заботой о нашем раненом товарище.

Майк немо похлопал глазами, скосив их на толстую салфетку, благополучно заткнувшую ему рот. А после, с заметным смущением покосился на старшего брата и его кучерявую подружку, которые с любопытством наблюдали за бегающей по кухне и вокруг притихшего Микеланджело Алопекс. Причем Дон выглядел до крайности обеспокоенным и напряженным, тогда как Мона рядом с ним, деловито подперев щеку кулаком, смотрела на эту парочку с неприкрытым умилением, ехидно щуря желтые глаза. Глухо сглотнув, подросток поспешно отвернулся, и тут же тихо, свистяще ойкнул, порывисто приложив лапу к ноющим шейным позвонкам - лучше обойтись без резких движений.
Поправив натянутую ему на нос полотняную белую салфетку-"слюнявчик", спустив оную на пластрон, как и полагается, Майк широко, добродушно улыбнулся, - Ничего страшного, - махнул рукой весельчак. такие мелочи как гель для душа заказать по интернету не проблема. Хотя Раф будет не очень доволен, узнав, что его коллекция шампуней с запахом жвачки и меда значительно порядела. Ну да ничего, с Рафи орущим яростью быка из душа "ГДЕ МОЙ ХЕД ЭНД ШОУЛДЕРС ЭКСКЛЮЗИВ?!", он как-нибудь разберется. Ведь чистенькая, беленькая и пушистенькая, и веселая Ло дико радовала глаз, а ради этой очаровательной картинки можно и всякие неудобства претерпеть.

- Я тебе сейчас открою большой и страшный секрет, - таинственным голосом протянул весельчак, поставив руки в столешницу и устрашающе растопырив жесткие, угловатые локти в стороны, - На самом деле Раф не просто черепаха! - наблюдая за тем, как Ло услужливо наваливает ему в тарелку омлет, немного переборщив с порцией и расплескивает сок, старательно наполняя пустой, граненый стакан, юноша хитро растянул уголки губ еще шире, радостно скаля свои огромные зубы, - Он - оборотень! - Ло озадаченно замерла над ним с лопаточкой на которой покачивался мелко дрожащий кусок спекшегося белка и желтка, едва не уронив последний Майку на пальцы, сочно капая жиром, - Это все Ди виноват, - ткнул большим пальцем в сторону задумчиво ковыряющего вилкой свою порцию умника весельчак, - С его экспериментами кем хочешь стать можно. Уткой-пришельцем. Мозгом-пришельцем. Просто пришельцем. А Рафа окатило из пробирочки и он стал каждое полнолуние обрастать шерстью. Она осыпается! Вот так! - Черепашка игриво, нахально выдернул белоснежную шерстинку из пушистой щеки куноичи и пустил ее в грациозный свободный полет до пола, - И запирается в ванной, где за ночь тратит все-все шампуни, что есть дома, а потом страшно лысеет до состояния нормальной черепахи. Я тебе покажу, когда это случится в следующий раз. - Совершенно серьезно закончил юноша, глядя прямо в широко распахнутые, округлившиеся глазищи лисицы. Видимо Алопекс всерьез восприняла эти бредни об оборотнях, судя по выражению ее вытянувшейся остроносой, лисьей мордашки.

Некоторое время подростки молча пялились друг на друга: Майк ждал, пока до его подруги дойдет, что это все на самом деле глупая шутка, а Алопекс, видимо, переваривала новую и неожиданную для нее информацию.
А затем одновременно громко расхохотались на всю кухню, очевидно, в красках представляя себе зеленого, волосатого Рафаэля, который линяет в душевой, а потом, уже чистенький, гладенький, зелененький-вымытый, ползает там с веником и совком собирая клоки сброшенной шерсти и вампирски-острых, выпавших зубов. Кажется Алопекс начинала привыкать к манере своего приятеля все обращать в абсурдную шутеечку, даже если шутить, собственно, не о чем.
- Ну а если честно, то это все из-за Ниньяры, - мало-мальски успокоившись пояснил икающей от смеха воительнице шутник, пододвинув ей свой стакан с соком и ловко подставив пустую тарелку под сорвавшийся с лопаточки омлет, - Она жила у нас некоторое время и завалила полки своей косметикой. Рафи у нас практичный, не пропадать же добру, - ухмыльнулся обладатель нунчак, со скрипом откинувшись карапаксом на спинку стула и отыскивая взглядом вилку.

Но не успел он и кусочка в рот отправить, как входная дверь в убежище со скрипом распахнулась и захлопнулась, впустив в убежище нежданного гостя.
Подпрыгнув от грохота запахнувшихся кряхтящих врат в их пещеру Али Бабы, Микеланджело настороженно привстал из-за стола, заглянув за дверной косяк кухни, высунув свою крапчатую физиономию в гостиную - мы кого-то ждем сегодня? - "Может Раф вернулся?" - Подросток разумно беспокоился за их буйного братца, и мог представить, как разозлился Рафаэль, узнав о возвращении Лизарда, и какая ярость в нем кипела при виде избитого Микеланджело. Так что чем быстрее вернулся бы саеносец, тем лучше.
- Эй, чувакииии!
- Мондо? - парень поспешно, путаясь в салфетке и ножках стола, быстро вынырнул в гостиницу дельфинчиком, едва не рухнув на одно колено в слепой спешке. Ай, ай, ай. Таки стоило быть чуточку осторожнее. Попутно ворчливо потерев лапой собственную отбитую придурочным ящером ягодицу, Майки выкатился в прихожую, где и был радостно атакован старым добрым экстрималистом гекконом. - Хэээй чувааак как жиииИииизнь? - заливисто воспел весельчак громко топая навстречу рванувшему к нему на крыльях радости и счастья приятелю, заранее поднимая трехпалую ладонь. Лапка с присосками с чавкающим звуком врезалась в лапень черепахи. Затем парни сжали руки в кулаки - стукнулись кулачками справа, слева, сверху и снизу... прежде чем Мондо с размаху "уронил" на Майка исходящую горячим паром стопку коробок. Как бы Микеланджело не был слаб и растерян, и сколько бы омлетов он не сожрал на завтрак, а от пиццы он ни в жизнь бы не отказался! С любопытством "ковырнув" носом короб, тот что покачивался у него на уровне глаз, упираясь уголками в исцарапанный пластрон, Майк едва не залил все обильной слюной, - Мммм... с ананасами. Анчоусы и пепперони!
Осталось дело за малым - куда все это положить?

Ничтоже сумняшеся, черепашка бодро вывалил всю эту аппетитную красоту на журнальный столик перед телевизором, коварно похоронив под лавиной пицц пульт управления, - Вот так, - бодро отряхнул веснушчатые ладошки Майки, суперменом уперев руки в бока и воззрившись с гордой высоты своего роста на суетящихся друзей.
- Эй! М-м! Неа! Нет! - возмущенно воскликнул весельчак, аж рот приоткрыв, - Чувак, - задохнулся шутник, вперевалочку приблизившись к Донателло и едва не ткнув пальцем умнику в нос, оттопырив указательный и грозно воззрившись на техника снизу вверх, - Не смей представлять моего друга моим друзьям, потому что я их лучший друг, а они мои друзья и я должен сам представить их друг другу, понятно? - гордо "осадил" примолкнувшего Донателло обладатель нунчак, пафосно крутанувшись на месте едва не сбив изобретателя выпуклым панцирем, и, покачиваясь приблизился к  "здоровающимся" мутантам.
Сложно было не умилиться очаровательному жесту песца, когда она довольно неуверенно протянула крепко сжатый маленький кулак по направлению к дружественно протянутой ей руке Мондо, - Авввввввв, - проворковал подросток, едва ли не на цыпочках приблизившись к этой парочке, - Какая же ты милая, дай покажу, как надо, - взяв лапку Ло, Микеланджело услужливо распрямил ее пальцы, и вложил пушистую ладонь для рукопожатия в небольшую лапу Гекко - на, здоровайся. - Ее зовут Алопекс, и она полярный песец, - еще раз громко представил свою новую подругу Майк, недовольно покосившись в сторону Дона, - Круто, правда? И да, дружище, на улицах сейчас опасно, ты должен был дома сидеть. Спасибо конечно что навестил меня, старика, но ты бы поберег себя, - живо хлопнул скейтбордиста по плечу Майк, и скривился, хнычуще тряхнув кистью - яж ваша развальня, - И меня заодно... ауч... По правде нам наверное придется теперь какое-то время... посидеть, - он тяжело шлепнулся мягким местом в потрепанное кресло шумно хлопнув себя по исцарапанным ляжкам. - Мы искали Ло нормальное жилище, у нее с домом напряг... детка, придется тебе пожить у нас видимо, - почесал затылок Майк. - Хреново, что все так вышло, - мрачно буркнул подросток, потянувшись к горячей выпечке. - Кстати тормозни спички бро, Раф отчалил поутру.

+1

13

В то время, как Майк усиленно смущался и краснел, исподтишка наблюдая за реакцией окружающих на такую усиленную опеку со стороны извечно холодной и сдержанной наемницы, сама Алопекс и не думала обращать внимания на такие "мелочи". Она едва ли осознавала, до чего забавно смотрится со стороны эта ее деловая, отчасти даже неуклюжая забота о здоровом великовозрастном лбе, вполне способном самостоятельно себя обслуживать — лисица просто хотела сделать другу приятное, точно также, как это делал он сам, чуть ли не с самого первого мгновения их встречи. Если бы Микеланджело попытался вякнуть сейчас что-нибудь о том, что она преувеличивает, и вообще, не стоят все его действия такого бурного фанатского отклика, Ло наверняка стукнула бы его поварешкой по лбу и не поленилась бы заново перечислить все те многочисленные угощения и вкусняшки, которыми он усердно потчевал ее всю минувшую неделю, а заодно напомнила бы о том, что он потратил несколько бессонных ночей на поиски удобного жилья для беглой футовской наемницы, а не далее как прошлым вечером спас ее от неминуемой гибели под толстой костистой пяткой доктора Рене. И это еще не считая той памятной сцены в мрачном городском переулке, когда их окружила целая толпа вооруженных до зубов солдат Шреддера...

Словом, ей было, за что его благодарить.

Так что, Алопекс безо всякого стеснения ухаживала за своим отважным героем в морковной маске, на глазах у его слегка обалдевших товарищей накладывая ему самые крупные и аппетитно выглядящие (а заодно и наименее пригоревшие с виду) части омлета, проворно орудуя деревянной лопаточкой и щедро роняя кусочки куриного желтка на стол. Однако, как только речь зашла об утках-пришельцах и волосатых оборотнях в душевой кабинке, девушка поневоле замерла со сковородой наперевес, широко распахнув свои огромные изжелта-черные глазищи и устремив на Микеланджело до ужаса наивный и откровенно изумленный взгляд. И даже когда шутник безо всякого стеснения выдернул у нее короткий снежно-белый волосок из густо разросшегося на щеке "бакенбарда", Ло не подумала возмущаться этому, лишь слегка зажмурив один глаз. Ой... Вместе подростки внимательно проследили за плавным полетом импровизированной "снежинки", покуда та не коснулась пола у них под лапами, а затем молча уставились друг на друга: один с терпеливой, ожидающей ухмылкой, а вторая с искренне недоумевающей, озадаченной мордой. Сидевшие напротив них Донателло с Моной также немо перевели взгляды с одной круглой физиономии на другую, ожидая, чем же все закончится... А затем вся кухня потонула в оглушительном раскате звонкого ребячьего хохота — таком громком, что аж посуда в шкафчиках загремела. Обхватив живот свободной рукой, Алопекс едва ли не согнулась в три погибели, чувствуя, что вот-вот лопнет со смеху, в то время как Микеланджело уже ловко перехватил тарелкой сорвавшийся с ее лопаточки кусок яичницы. Ну, уж ему-то было не привыкать к подобным шутеечкам, а вот Ло стоило огромного труда успокоиться и прекратить ржать на гиений манер. К тому моменту, как их общее с Майком веселье, наконец, сошло на нет, и наемница уселась на свободный стул по соседству с аппетитно чавкающим мутантом, она все еще слегка икала и украдкой вытирала проступившие в уголках глаз слезы. Честно говоря, она не помнила, когда в последний раз так смеялась... Да и вообще смеялась — кажется, для нее это было в новинку. Приглушенно хихикая, Алопекс с благодарностью приняла у черепашки стакан с соком... А затем с жалобным хрюком выдула часть напитка через ноздри, застигнутая врасплох пронзительным скрежетом открываемой двери в убежище. Хорошо, что никто из ребят уже не обратил на это своего внимания: Майки практически сразу поднялся на ноги, спеша встретить незваного гостя, а его брату с саламандрой пришлось развернуться лицами к выходу из кухни, реагируя на громкий приветственный вопль мутанта. Так что, Ло на несколько мгновений оказалась предоставлена самой себе — растерянная, отчаянно гримасничающая, вся обляпанная пролитым соком и беспомощно обмахивающая ладонями свой горящий изнутри нос.

Ай-ай-ай-ай, больно-то как...!!

"Кто это там?..." — кое-как справившись с этой досадной неприятностью и вытерев морду первой попавшейся под руки салфеткой (кажется, эта принадлежала Донателло), лисица вопросительно уставилась вслед остальным, гадая, что за отчаянный смельчак мог заявиться к ним в гости посреди бела дня, в то время, когда всем приличным мутантам надлежало прятаться в тени, а затем уже и сама выдвинулась в гостиную, застенчиво прячась за спинами друзей. Ее глазам предстало до крайности необычное и, что уж греха таить, любопытное зрелище: две большущие зеленые рептилии энергично сталкивались в воздухе кулаками, точно затеяв дружеский спарринг с коробками пиццы наперевес — Майки и еще какой-то лохматый, длиннохвостый ящер, разодетый в яркие цветастые одежды, которого Ло еще ни разу не видела раньше. Этот... парень был отдаленно похож на Мону Лизу, но лишь на первый, самый поверхностный и невнимательный взгляд: он был гораздо выше и шире ее в плечах, хотя все еще не такой мускулистый, как Микеланджело или его братья. И чешуя у него была куда более сочных, вырвиглазных оттенков, а уж про цвет глаз и вовсе говорить не приходилось. Алопекс невольно поймала себя на том, что вот уже добрую минуту или две завороженно пялится на говорливого пришельца снизу вверх, рассматривая его жуткие багрово-салатовые зенки и частокол мелких, но острых зубов.

Ничего себе...

Внезапно перехватив на себе его ответный взгляд, Ло невольно отступила на шаг назад, не то, что бы испуганная, но просто немного сбитая с толку таким пристальным вниманием к ее блеклой косматой персоне. От неожиданности Алопекс даже не сообразила, что ему ответить — вопросов было так много, и все казались такими спонтанными... Словом, лисица растерялась.

Ааамм... — протянула она неуверенно и украдкой покосилась на стоявшего поодаль Майка, но тот, как назло, отвлекся на подаренную ему пиццу. Как не вовремя! — Я... — она чуть было не отпрянула назад, когда Мондо уверенно пихнул ей под нос свою широко раскрытую ладонь. Округлив глаза, Алопекс наградила его лапу долгим недоумевающим взглядом, вместе с тем отчасти шокировано оттопырив уголки рта книзу — а это еще что такое?! Он хочет, чтобы она с ней поцеловалась, что ли? Моргнув, Ло неуверенно отняла руку от груди... а затем, стиснув ее в кулак, осторожно ткнулась костяшками в распахнутую для хлопка ладонь мутанта. Ей хотелось надеяться, что она делает все правильно, то есть, так, как ее накануне обучил Микеланджело... Но, кажется, от нее ждали чего-то чуточку иного, судя по обескураженной мине самого Мондо Гекко и сдавленным смешкам Лизы. К счастью, Майки наконец-то пришел ей на помощь и скрепил ладони ребят в крепком дружеском пожатии, таким образом, вернув Ло часть утерянной ею уверенности. Взбодрившись, Алопекс адресовала ящеру короткую дружескую улыбку, после чего вновь аккуратно отодвинулась назад, замочком сцепив руки за своей спиной. Ну... можно сказать, что знакомство состоялось.

Да все в порядке, — откликнулась лисица на явственно огорченную реплику Майка, по правде говоря, не испытывая ни малейшего проблеска разочарования или грусти. Ей вовсе не хотелось так быстро возвращаться в свою голую бетонную "конуру" — может, оно конечно и неправильно, так нагло эксплуатировать убежище черепашек, но раз уж Микеланджело сам решил на время поселить ее здесь, рядом с собой... Она вполне могла бы остаться здесь еще на пару-тройку дней. Интересно, как на это отреагирует Рафаэль? Ло снова украдкой фыркнула, на мгновение представив его всего обросшего длиннющими каштановыми волосами, с густыми бровями, усами и бородой. Ай, пусть говорит что захочет, никто из ребят больше не возражал против ее присутствия здесь, а значит, она вполне могла остаться. "Ничего, я и с тобой общий язык найду," — решила Алопекс, взгромоздившись задницей на подлокотник кресла, в котором ныне с убитым видом возлежал Микеланджело, а вслух произнесла: — Тебе не нужно искать для меня новый дом, Майки. Мне и в старом неплохо живется, — разумеется, это было не совсем так, но братья и без того уже достаточно для нее сделали. — Ты лучше отдохни немного, пока ушибы не пройдут, — и она легонько коснулась пальцем внушительной иссиня-черной отметины на его круглой макушке. Донателло за их спинами беспокойно спросил что-то об ушедшем Рафаэле, и Ло молча опустила взгляд на собственные лапы: она все еще чувствовала себя отчасти виновной во всем  случившемся. Это ведь ради нее Микеланджело решил устроить те потанцульки на заброшенной крыше, по случайности призвавшие Лизарда из царства мертвых... Наверное, ей все же не стоило на это соглашаться.

С ним точно все будет в порядке? — тихо уточнила Алопекс у сидевшего под ее боком весельчака, однако, стараясь не смотреть ему в глаза. Воспоминание о минувшей битве по-прежнему не давало ей покоя... равно как и последующий за ней разговор с Лео. Ло понимала, что не должна держать язык за зубами, но мечник взял с нее обещание — а она привыкла держать свое слово. Если бы Микеланджело только узнал, кто на самом деле спас его от загребущих когтей Рене... если бы только они все это узнали.

"Тогда бы они точно не стали сидеть здесь сложа руки," — подумала она, тревожно переминая пальцы. — "Уж лучше пускай Майк восстановится, а Раф перебесится как следует, чем они втроем прямо сейчас на горячую голову кинутся спасать брата от Шреддера. Ему ничего не угрожает — по крайней мере, до тех пор, пока он притворяется своим. Надеюсь, он знает, что он делает..."

Отредактировано Alopex (2017-08-15 01:38:53)

+2

14

До чего же это странная парочка сформировалась.

Мона уже давно привыкла видеть черепашек в компании шерстистых дам, благо наглядный пример то и дело мелькал перед носом - то бишь Рафаэль со своей мохнатой рыжей подружкой. Но Алопекс рядом с весельчаком смотрелась совсем иначе. По другому. Может быть все дело не в слишком приятных воспоминаниях, которые, как бы ей не хотелось, ящерка не в силах была забыть? Ниньяра как внезапно появилась на горизонте, так и осталась, а Алопекс оказалась у порога юной четверки совершенно случайно, благодаря сострадательному сердцу Микеланджело. Мона приняла извинения беглой куноичи, протянула ей руку помощи, но осадок... он остался. Лиза ничего не могла с этим поделать. Но Мона постаралась отодвинуть все эти неприятные картинки прошлого в сторону. Как и Донателло она все еще не доверяла Алопекс, но девушка на собственной шкуре знала, что такое "крупно ошибаться в своих друзьях", так что в какой-то степени... песец являлась родственной душой для нее. Пускай это и звучало до крайности наивно, девушке хотелось верить, что кто-то кроме нее все же действительно, искренне захотел очиститься от тьмы, от грязи Фут, и увидеть что-то столь же светлое и доброе, как некогда саламандра увидела в лице добряка Донателло, протянувшего руку помощи вредной, незадачливой девице. Он ведь тоже спас ее, когда Мона меньше всего на свете ожидала какой-либо помощи...
Так что саламандра дала ей шанс... Просто последовала  примеру добродушного и доверчивого весельчака, оставив позади все страхи. Может это правда? Может так и есть? Возможно она просто слишком недоверчивая особа, которая склонна к постоянному скепсису и недовольству. Не может быть, чтобы так смотрели... и обманывали. Держа гения за руку, ящерка не отвлекаясь пристально наблюдала за обменивающимися сдержанными шутками (которые звучали уж слишком двусмысленно чтобы не обратить на это внимание) весельчаком и его новой подружкой, довольно быстро спрятав беспечную улыбку и напряженно вздернув тонкие брови. Все что куноичи ей сказала, казалось слишком честным. Такое нарочно не придумаешь. - "Я постараюсь," - со вздохом примостилась за столом саламандра, скрестив руки перед собой на столешнице, и с интересом наблюдая за пушистой юлой, что непринужденно носилась от стола к кухне и обратно, с исключительной заботой хлопоча над неловко посмеивающимся раненным черепашкой.
И так мастерски никак не изобразишь странную, но искреннюю привязанность, которую Алопекс, сама того не замечая, во всю демонстрировала, радостно возясь с Микеланджело. И тот отвечал ей тем же, подшучивая над своей новой подругой, веселя и забавляя ее своими глупостями, вроде шуточек про неприлично заросшего Рафаэля, которому требовалась целая армия шампуней и кондиционеров.
Притянув к себе тарелку с украдкой выкраденным куском омлета из общей сковороды, Мона с весьма отрешенным видом отправила в рот кусочек желейно дрожащей на вилке желто-белой массы, и чуть не уронила его себе на футболку, неловко пошатнувшись на месте, когда Микеланджело дружно гогоча на пару с Ло от души жахнул кулаком по столешнице - все предметы, включительно просторной сковороды со звоном подпрыгнули на своих местах. Кое что даже норовило улететь со стола на кафель, если бы не придержавший опасно сдвинувшуюся к краю посуду гибкий змеиный хвост бдительно среагировавшей саламандры, - Майки, осторожнее, - фыркнула ящерка, вновь переключив свое внимание на тарелку с завтраком. А то такими темпами можно и без завтрака остаться. Когда все окажется на грязном полу.
Правда теперь внимание саламандры переключил на себя аналогично девушке внимательно наблюдающий за братом и пышнохвостой барышней, слишком весело и беззаботно разделяющей довольно сомнительный юмор младшего Донателло. Склонившись к виску склонившейся над угощением саламандры, юноша осторожно всколыхнул выбившуюся из хвоста витую прядь, делясь с ней своими опасениями. Шепотом, разумеется, напряженно поглядывая на занятую исключительно друг другом парочку.
Покосившись на откровенно напряженного умника, тот даже особо и не скрывал то беспокойство, что творилось у него в душе, беспокойство, которое Мона в принципе разделяла, но хотела его смягчить, ящерка молчаливо насадила на вилку крошащийся желток, деловито отправив его в рот и замерев так, на несколько мгновений - с вилкой во рту и придерживая посуду на весу, опасаясь очередного взрыва неконтролируемого смеха со стороны любителя плоских шуточек. Неожиданно широко усмехнувшись, Лиза коротко подтолкнула сидевшего рядом с нею изобретателя бедром, слегка привстав со своего места, - А ты помнишь как мы встретились? - Мона добродушно заглянула в отсутствующие, прозрачно-серые глаза подростка, - Тогда события тоже развивались... слишком быстро. Ты так не считаешь? - техник немо клипнул глазами, в легкой растерянности взирая на возлюбленную сверху вниз, секунду-другую переваривая и взвешивая ею сказанное, а затем потерянно отвернулся в сторонку, уткнувшись носом в свою тарелку и сосредоточенно заковырявшись в ее содержимом.
Вздохнув, саламандра аналогично отвернулась в сторонку, прицельно замахиваясь своим орудием, чтобы безжалостно наколоть на кончик больше поджаристых частей расплывшегося омлета - типичное поведение озадаченного и сбитого с толку Ди. Если по близости не было мешка с интструментами и разбитого в хлам тостера-холодильника-телевизора-примуса, или его обожаемого шеллрайзера, в нутрах которого всегда находилось что починить, гений хватался за что угодно лишь бы сделать вид, что он исключительно занят и поглощен своим делом. Пусть это даже размазывание по фарфоровому дну порции омлета.

Мона не хотела его отвлекать. Переживания Донни более чем обоснованны, это был его брат. Его, а не ее. И он имел право переживать больше, чем ей бы хотелось.
А ее дело просто успокоить и поддержать... если снова возникнет такая необходимость. Теперь он не выглядел таким... таким... убитым?

Натужный скрип входной двери, а затем бодрое, и очень знакомое гыканье со стороны парадной, быстренько прервали семейную трапезу, полностью сосредоточив внимание теперь уже на не званном госте. Высунув из-за угла кучерявую голову, Лиза удивленно моргнула, провожая взглядом полетевшего навстречу со старым "бро" Микеланджело, который едва ли не грудью влетел в геккона, не забыв, впрочем, прежде подхватить мятые коробки с пиццей.
- Мондо? - поднявшись следом за весельчаком и белой молнией в лице Алопекс, Мона потерла перепончатые ладошки, стряхивая крохи завтрака и суетливо подхватив со стола салфетку. - Ты что тут забыл? Привет! - удивленно вскинула тонкие брови саламандра, добродушно подставив щеку под дружеский поцелуй не менее суетливого, чем обладатель оранжевой банданы, мутанта, наблюдая за его бешеными приветствиями и поползновениями к знакомству с растерянно замершим чуть поодаль песцом. Сдержанно хихикнув на бурные претензии Микеланджело к старшему брату, из-за которых Дон удивленно и несколько даже испуганно сделал пару шажков в глубь помещения, Мона сунула руки в карманы,благоразумно решив остаться в качестве наблюдателя - сунься к этим двоим в моменты их бешеной активности, потом замучаешься аспирин глотать. - Как бы то не было, Ди прав, сейчас нам не стоит так беззаботно колесить по городу... С пиццей наперевес, - Мона прищелкнула пальцами по пизанской башне из дымящихся, исходящих ароматным паром коробов. Заметив, что изобретатель уже поставил ногу на лестницу, решив разбудить, как он думал, сопящего вповалку саеносца, как черепахофон в кармане ящерки подпрыгнул звучной вибрацией.
- Да, кстати об этом... Вчера он уехал к Ниньяре, - прищурившись Мона поднесла к глазам че-фон, развернув новую СМСку на весь экран, - С ним вроде... все хорошо. К слову про "новый дом", слушай, Мондо... - щелчком закрыв крышку, Лиза подняла глаза на счастливую морду ящера, - Ты все еще так и живешь в своей огроменной квартире? Один? Алопекс действительно неплохо было бы найти более свободное жилье. То что мы все в одной куче ютимся это не очень хорошо. Может сдашь ей местечко?

+2

15

Ну и дела!

Неужели на белом свете еще остались люди… пардон, мутанты, для которых столь банальная фраза «дай пять» из подросткового сленга звучит как, например, какой-нибудь центаврийский клекот или, скажем, рецепт борща с пампушками на монгольском языке?

Во всяком случае, ящер не ожидал, что прекрасная незнакомка окажется такой неподготовленной к энергичному обмену приветствиями и последующему за ним знакомству. Его развеселая физиономия вдруг подвисла в недоумении, когда кулак Алопекс аккуратно ткнулся в чужую ярко-желтую ладонь вместо того, чтобы бодро по ней вдарить, как Майк несколько минут назад. – Эээ? Ну… допустим, - рассеянно почесал затылок Мондо, проследив за нерешительной манипуляцией песца. – А может, ты всегда так делаешь? – парень вопросительно заглянул в странноватые глаза Алопекс (чья бы корова мычала!), и вдруг до него дошло, что  куноичи не только не понимает, но даже смутно не догадывается, что от нее хотят.

«Да ладно? Ты что, серьезно? Откуда ж ты тогда взялась, красотуля?»

Наверное, зря он так набросился на нее прямо с порога. На зажатость лисицы было больно смотреть, и в какую-то секунду Гекко даже пожалел, что не начал почтительно шаркать кроссовком и бесконечно кланяться в ожидании, пока их представят друг другу. Может быть, она какая-нибудь сбежавшая со своей родины принцесса (а то и королева!), для которой этот нелепый расписной ящер явился, как гром среди ясного неба, тем самым продемонстрировав эталон невежества. Или, например что-то типа дикарки, этакая помесь Маугли и Тарзана, которые даже говорить толком не умеют, предпочитая общаться знаками, понятными только в их племени.

К счастью, рядом с подростками тут же нарисовался Майк, превратив скомканное приветствие в некое подобие рукопожатия. Мондо Гекко был вполне удовлетворен сим незамысловатым жестом, и уже через несколько мгновений, френд лист ящера пополнился еще одним именем. – Алопекс, значит? Слушай, а занятно звучит! А-лооо-пекс! Ало? Ало?– напрочь позабыв о недавней заминке, парень вновь пришел в хорошее расположение духа и широко улыбнулся, буквально ослепив наемницу своим чрезмерным добродушием. – А песец – это еще лиса или не совсем уже волк? …

Как сильно Мондо, оказывается, соскучился по своим друзьям-черепашкам и по их просторному логову! Здесь ящер чувствовал себя в своей атмосфере, когда на него никто не смотрел с деланным сочувствием, как на душевнобольного жизнерадостного болвана, которому на башку свалился даже не кирпич, а целый дом. Он был готов затусить хоть до завтрашнего утра, в обнимку с пиццей, Майком и джойстиком от их старенькой приставки, гоняя с приятелем в рпг-шки и файтинги. А новая знакомая вполне могла бы разбавить своей приятной компанией их грубоватые, но довольно безобидные молодежные байки, на которые Гекко был особенно падок. Как ни крути, а в его прошлой человеческой жизни всегда было полно слухов и легенд, которыми он щедро делился ими с друзьями, пока у тех не начинали сворачиваться уши.

Полярная лисица, из Заполярья, значит? Интересно, у нее в друзьях много белых медведей и леммингов? А с пингвинами она по Скайпу переписывается? А мороженое там в виде сосулек делают? Наверное, круто было бы скатиться на сноуборде прямо с вершины айсберга!

Однако раздавшееся кряхтение Микеланджело невольно приостановило сумбурный поток вопросов, пока только мысленных, которыми геккон намеревался осыпать беглую наемницу. Сочувственно оглядев стонущего приятеля, Мондо покачал лохматыми патлами. – У-у-у, да моя прабабка и то лучше выглядела в свои девяносто. Это тот ушлепок тебя отделал, которого бояться надо, да?  - конечно, ящер довольно легкомысленно поступил, что осмелился вылезти из дома, когда по улице Нью-Йорка рассекает такая громадная махина, с легкостью разбрасывающая черепашек-ниндзя, но… Не может же он вечно сидеть и дрожать под кроватью, верно?  - Пф-ф-ф-ф! Да забейте вы, - небрежно отмахнулся Гекко от заботливых упреков со стороны друзей. – Кому я нужен? Со мной ничего не случится. Лучше давайте есть пиццу, пока она не остыла! – готовно склонившись над раскрытыми коробками, мутант ловко подцепил треугольный кусок теста, который был обрамлен узором из разрезанных помидоров и оливок. – Жаль, что Рафаэлло свалил… Ну так нам как раз больше достанется, агась! Кстати, вы знали, что мясо дикого лосося ведет к повышению мозговой активности? Это, наверное, нужно съесть целый водопад рыб, чтобы стать таким же умным как Донни! - усердно чавкая между хаотичными выбросами слов, Мондо подмигнул умнику, после чего все-таки усадил свой хвостатый зад на подлокотник дивана. Как ни крути, а есть, стоя на доске, было ну совсем неудобно. – Хэй, Дон, ты ходишь по ночам ловить дикого лосося в магазинном аквариуме?... А ты чего не ешь, Ал?  Или тебя лучше звать Пекси? А может быть, просто Лоппи? На вот, попробуй, - словно бы не замечая сидевшего между ними на кресле Микеланджело, геккон порывисто протянул замершей лисице свою, уже основательно обкусанную пиццу, на которой опасно вздрогнули свисающие нити расплавленного сыра, прямо над коленями шутника. Однако когда песец вежливо отказалась от предложенного угощения, Мондо пришлось лишь пожать плечами и вновь вонзить тонкие острые зубы в свой недоеденный огрызок.

Итак, крошка кантуется  у черепашек, потому что ей было негде жить? Что ж, это весьма печальная история, ибо Гекко прекрасно понимал, каково это – остаться без крыши над головой. Его мать тоже когда-то выкинула из дома собственного сына, наотрез отказавшись признавать его в явившемся монстре, который зачем-то напялил на себя чужую одежду. Долгое время парень провел в депрессии, даже несмотря на свой веселый и легкий нрав: нелегко, знаете ли, перестать быть человеком и попытаться смириться с новым, мутировавшим организмом, а значит – и новой личностью.

Поэтому, едва только прозвучало предложение Моны Лизы о возможности подселить полярную лисицу в квартирку геккона, Мондо аж присвистнул от восторга, чуть не подавившись куском пиццы. Черт возьми, и как ему самому не пришла в голову такая расчудесная идея сразу же, когда  Майк начал рассказывать о мытарствах Алопекс?

- Без проблем! – радостно воскликнул ящер, всей задницей подпрыгнув на своем месте. – Как раз у меня есть офигенный диван и во-от такой телевизор, -  мутант широко развел в стороны лапы, демонстрируя обалдевшей Алопекс размер экрана своего главного сокровища, на который он долго и кропотливо зарабатывал. – А еще куча дисков блю-рей со всякими фильмами и сериалами. А не найдешь – из интернета скачаешь! У моих соседей отличный вай-фай, - хитро взглянув на куноичи, Мондо вновь адресовал ей свою, до приторности добродушную лыбу, отдающую легким налетом идиотии. – А еще… Да что мы языком мелем зря, друм-бум? – Мондо нервно щелкнул по ножке стола своим длинным хвостом, затем ловко соскользнул с подлокотника прямо на скейт, который мирно стоял рядом с его ногами. – Сама посмотришь. Погнали  сейчас! Давай я соберу твои вещи – негоже девушкам таскать на себе тяжести.

Не дожидаясь хоть какого-то внятного ответа или контраргументов, почему Алопекс не может так просто взять и в ту же минуту перебраться к ящеру, Гекко толкнул скейт и размеренно покатился вдоль гостиной, на всем ходу хватая самые разнообразные вещи, которые попадались ему на глаза. Уцепив хвостом чей-то черный потрепанный рюкзак, неосмотрительно брошенный под лестницей, мутант для начала втиснул туда женскую куртку с отворотами на рукавах, висевшую на спинке соседнего кресла. После он кое-как запихнул необъятный балахон, в котором могло бы поместиться целых десять Алопекс и явно не присутствовал среди потенциального гардероба маленькой куноичи. Однако парня это совсем не смутило: он чистил гостиную словно уличный мусоросборник, ограниченный лишь габаритамимусорного бака рюкзака. Расческа с несколькими кудрявыми волосами, шампуни и гели из ванны, покусанная зубная щетка… Даже кухонная поварешка могла быть жестоко засунута в стремительно раздувавшийся рюкзак, кабы бы не Микеланджело, которому срочно пришлось отбивать ценную вещь из загребущих липучек своего друга. – Да я понял-понял, эта фигня твоя! О, и фартук с ромашками тоже твой? –  потрясая передником, загоготал Мондо, ненадолго прервав свое увлекательное занятие по подготовке куноичи в лагерь к переезду. – Чувачок, я тебе говорил, что ты в нем смотришься как…эээ…как девчонка? Я к одной такой в гости ходил как-то… Так вот, вместо того, чтобы смотреть со мной новый сериал, она целый вечер проторчала на кухне, пытаясь налепить пельменей! Прикинь, чувак? Пельмени! Которые все равно оказались несъедобными, а я голодный и без вечернего сеанса. Короче, свиданка удалась, чо! Так… - напоследок свернув трубочкой новый выпуск журнала «Наука и жизнь», геккон аккуратно вложил его между створками молнии, готовые уже лопнуть под всем швам от накопившегося внутри барахла. И только сейчас геккон, наконец-то, остановился, облегченно выдохнув и переведя взгляд на Алопекс. –  Ну вроде все собрал. Ничего из твоего не забыл, красотуля?

+2

16

Что? В каком это смысле "отчалил"?! — Донателло театрально развернулся полукругом, стоя одной ногой на нижней ступени лестницы и довольно-таки выразительно приподняв кверху свои массивные бровные дуги. Само собой, он не на шутку возмутился услышанному. Раф, черт его подери, прекрасно знал о том, до чего небезопасно сейчас было выходить одному на поверхность... И все-таки он это сделал, не взирая на риск угодить прямиком в когтистые лапы Лизарда! И плевать, что последний сейчас едва ли был способен на какие-то серьезные выпады в их адрес — после леденящих кровь рассказов Майка о вколотой ящером чудо-сыворотке, сумевшей в одночасье мутировать его до еще более жуткой и опасной на вид Годзиллы, Ди ожидал какой угодно подлянки со стороны мстительного ученого. Кто мог знать, как быстро он теперь регенерировал? И как тяжелы, на самом деле, были травмы, заработанные им после головокружительного падения с крыши... Может, он просто встал, отряхнулся и пошел искать себе следующую жертву для лабораторных опытов? Да, пожалуй, эти мысли уже отдавали чистейшей паранойей, но все же... они и вправду уже ни в чем не могли быть уверенными на все сто процентов. Стоило немного подстраховаться, а еще лучше затаиться на какое-то время, но уж никак не рассекать по ночному городу в одиночку! Донни аж раздосадованно скрипнул зубами друг о друга, на мгновение с силой стиснув пальцами старые, обшарпанные перила... а затем нехотя разжал ладонь и спустился обратно в гостиную, даже не пытаясь утаить от друзей охватившего его недовольства. — Вот, значит, как, — вновь приблизившись к Моне, техник с донельзя хмурым выражением скрестил мускулистые лапы поверх пластрона, отчасти сердито взирая на девушку сверху вниз. И почему она сразу ему об этом не сказала? Боялась небось, что он немедля рванет следом за братом... Тревоги саламандры можно было понять, но все равно, о таких вещах ни в коем случае нельзя было умалчивать! Донни слегка сощурил темные, кажущиеся сейчас до ужаса пронзительными глаза, прямо-таки ошпарив саламандру своим строгим, похолодевшим, исполненным справедливого упрека взглядом... а затем с тяжелым вздохом расцепил крепкий "замок" рук на груди, решив не давить лишний раз на свою и без того впечатлительную пассию.

Ладно уж... Она ведь сделала это из беспокойства за его собственный панцирь. Было бы на что сердиться, в самом деле.

В конечном итоге, черепашка просто молчаливо замер рядом с возлюбленной, как и все остальные, с легким удивлением отреагировав на ее довольно-таки неожиданное, но, в то же время, довольно рациональное предложение. Хм, а ведь и правда... Почему бы не подселить Алопекс к Мондо и не решить разом две крупные проблемы? Если, конечно, сам Мондо этого захочет. Даже странно, что они не догадались об этом раньше, и потратили так много времени на поиски отдельного жилья... Но что поделать. Зато теперь, кажется, им больше не придется ломать головы над этой задачкой, и у Ло, наконец-то, появится какая-никакая крыша над головой. Ну, а у весельчака-геккона — сосед по комнате, разве не здорово? Учитывая, что у Мондо совсем не осталось никаких друзей после мутации, за исключением Майка и его семейства.

Да... пожалуй, в этом есть смысл, — Ди в легкой задумчивости коснулся пальцами собственного подбородка, откликаясь на слова саламандры. Наспех обмозговав этот вариант, юноша перевел заметно потеплевший, даже откровенно гордый взгляд на свою хвостатую подружку, адресовав ей короткий одобрительный кивок. — Отличная идея. Что скажешь, Мондо? — пожалуй, этот вопрос оказался ну самую малость риторическим... судя по тому, с каким бешеным энтузиазмом их знакомый набросился на изумленно хлопающую ресницами Алопекс, уже заранее в самых ярких и сочных красках расписывая обалдевшей лисицей ее будущее жилище. Надо же... сколько радости и восторга. Кто бы мог подумать, что Гекко так сильно обрадуется этой новости! Вон, аж сразу засобирался в путь-дорогу, разноцветным вихрем проносясь по всему помещению и не глядя закидывая в сумку все, что только имело несчастье угодить ему под горячую руку. Ребятам только и оставалось, что в растущем смятении наблюдать за этими хаотичными сборами, даже не сразу поняв, в шутку он это делал или всерьез. В конечном итоге, Донателло все-таки решил вмешаться в происходящее, пока Мондо, чего доброго, и впрямь не вынес чего-нибудь лишнего из их убежища... К примеру, холодильник или коллекцию древнего японского оружия Сплинтера, а то и самого пожилого мастера в придачу! — Так, так, а ну-ка, притормози коней, — сделав шаг вперед, Донни спешно перехватил разбуянившегося мутанта за его тонкое и жилистое запястье, удержав торопыгу на месте. — Во-первых, это не вещи Алопекс, — говоря это, черепашка аккуратно извлек свой драгоценный журнал из рюкзака и любовно его встряхнул, расправляя слегка помявшиеся страницы. — Во-вторых, Рафу вряд ли понравится, если ты стащишь его любимые гантели. И в третьих... — поднапрягшись, техник не без усилия отодрал баул от липкой (буквально!) ладошки музыканта, с ворчанием  вываливая все честно награбленное обратно на диван, — ...сейчас день на дворе, а нам нельзя выходить наружу до наступления сумерек. Дождитесь вечера и тогда хоть на Луну втроем летите, а пока лучше найдите себе какое-нибудь занятие, желательно не очень шумное и травмоопасное. Майку, по-хорошему, сейчас лучше бы вообще из постели не вылезать, но если вы пообещаете мне, что не станете носиться по дому как угорелые, я, так и быть, разрешу ему посидеть с вами в гостиной и, к примеру, посмотреть телевизор. В конце концов, не пропадать же зря этой горе пиццы, — с этими словами, Донни в некоторой растерянности оглядел внушительную башню из притащенных Мондо коробок с горячим сырным угощением, что до сих пор высилась на журнальном столике посреди комнаты, заполняя ее своими неповторимыми ароматами.

+2


Вы здесь » TMNT: ShellShock » IV игровой период » [С4] More Alarms and More Surprises