Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » V игровой период » [С5] The Reason of Our Lives


[С5] The Reason of Our Lives

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.gyazo.com/e707ef2f15fdf0513c613a37688627c9.png

Место и время: вечер 20 июля, новая штаб-квартира Братства Мутанималов/старое жилище Тао Шана
Участники: Салли Прайд, Тао Шан
Краткий анонс:
Довольно тяжело увидеть хоть какой-то смысл в дальнейшей жизни, когда кажется, что весь мир восстал против тебя. Превратившись в огромную неуклюжую панду, Тао старается не терять надежды, но это не так-то просто. Юноша все никак не может смириться с тем, что ему больше никогда не суждено увидеться со своими родными... равно как и с тем, что его любимые фигурки супергероев остались без присмотра в старой квартирке на окраине Чайна-тауна. Набравшись духу, Тао предпринимает рискованную попытку вернуть свою драгоценную коллекцию, а Салли (ох уж эта добрая душа!) вызывается ему помочь. И плевать, что парень смотрит на нее с откровенным ужасом в глазах: они ведь теперь одна семья, не так ли? А родные не бросают друг друга в беде... Даже если эта беда — чересчур узкая дверная створка, или некстати проснувшиеся соседи по коммуналке.

+3

2

Отлеживая бока на пыльном, выброшенном людьми, но добротном диване, Салли с пустотой во взгляде разглядывала высокий потолок заброшенной линии метро. Уборка с Ниньярой еще напоминала о себе нытьем в копчике и тянущей болью в шее; таскать коробки с продуктовой базы было тоже тем еще удовольствием, а уж если вспоминать полет звездой в ближайший мусор… Мутант вздрогнула и моргнула, стараясь позабыть тот безумный и глупый свой поступок. Все же Прайд не была настолько глупой и дикой, чтобы не понять всех слов носительницы пушистого хвоста. Хвоста и груди, да… Огого, какой груди!

Но если Салли позволяла себе немного отдохнуть душевно и физически, облизнуть сухие губы от воспоминаний о прошлом и просто банально подзабить на всякие взаимодействия с окружающим миром - сидящий напротив неё, пухлый панда просто источал флюиды саморазрушения и обреченности. Да, Прайд не могла пропустить этот кислый привкус в воздухе мимо своего носа, как бы не пыталась. Она даже фыркнула один раз громче нужного, зевнула во всю свою пасть, вспоминая подобный способ отпугивая от себя всяких левых в дикой природе, но Тао был непреклонен в своем желании страдать на всю округу. Три. Два. Один.

Мутант подскакивает с дивана, разминает ноги-лапы и уверенно шагает к панде, собираясь провести с ним психолого-хищную экспертизу подкорки головного мозга через разговор. Пока что разговор. Но стоило её встать, точно статуя, перед сидевшим на полу Тао и запал пропал. От него по-прежнему несло этой самой обреченностью, но смотреть в глаза тому, кого сама и обрекла по сути? Нет, Салли еще не скоро сможет назвать себя частью своей новой семьи, по крайней мере, пока не найдет общего языка с каждым.

- Ты в курсе, - подает голос львица, присаживаясь на корточки перед черно-белым, - что пялишься на этот бедный разворот комикса уже дольше получаса, пельмешка, - старается говорить тихо и не подавать в голосе свою погашенную мгновением ранее агрессию, - мне думалось, что страдать ты будешь тут меньше остальных.

«Не то».

Но сказанного не воротишь и Прайд пытается найти выход из ситуации, подметая хвостом под лапами; оглядывается, снова перевод взгляд на Тао, старается увидеть в нем хотя бы крупицу городского позитива. Она смутно помнила произошедшее в лаборатории, но этот пухляк кричал громче всех еще до своей мутации. Эдакий патриот своего дела… Был, до прилетевший ему в лоб, светящийся хрени.

- Что тебя гложет, Тао? – перезагружая свой начатый ранее диалог, мутант старается улыбнуться бывшему человеку, подбодрить его хотя бы этим, - панд до превращения не любил? Черный цвет своим никогда не считал? Нуу, пандыч. Ты же не собираешься плакать, да?

Нет, не умела Салли быть понимающей тетушкой. Хотела, пыталась, но судя по мордахе Тао - ничерта у неё не вышло. Оставалось только поджимать губы, извивать хвост и смотреть на парня перед собой с сожалением в янтарном взгляде. Он ведь имеет полное право ненавидеть львицу, но ненависти в огромных, грустных глазах панды не было. Всё было, но не обида и злость. Словно ребенка обидели, такого невинного и доброго. Лишили чего-то и не дают возможности вернуть.

- Пельмешка, скажи уже что-нибудь, пока не пришла Ниньяра и не оторвала мне хвост за плохое к тебе отношение.

Отредактировано Sally Pride (2017-02-28 22:04:32)

+3

3

Он правда старался.

Старался принять это новое, непокорное ему, чудовищно неуклюжее тело: Тао и раньше-то не демонстрировал большой сноровки, а теперь и вовсе не мог спокойно ступить шагу по помещению, не опрокинув при этом какой-нибудь предмет. Пострадать от неожиданного толчка огромной безразмерной задницы могло что угодно и кто угодно — даже Кожеголовому частенько доставалось от его неловких телодвижений, хотя они с Тао казались почти одного размера друг с другом. Так что, с недавних пор, зубастый хозяин подземелья научился обходить панду за три километра, двигаясь едва ли не по стенке и аккуратно подобрав хвост под мышку, чтобы кое-кто случайно не наступил на него своей широкой лапой. Не то, что это было очень больно, просто Тао с легкостью мог запнуться и влететь мордой в стену, пробив сквозной проход из одной комнаты в другую. Учитывая, как много времени местные жильцы потратили на то, чтобы полностью вычистить мусор из их нового убежища, никому не хотелось заново ворочать камни и таскать груды битых кирпичей... Тао самому не хотелось причинять лишних беспокойств своим нынешним соседям по мутантскому общежитию, но поди, совладай с такой богатырской мощью! Что бы он ни делал, как бы ни старался кому-то помочь, например, с уборкой — все время что-нибудь происходило, и хлопот прибавлялось ровно вдвое. Метелка ломалась в его больших когтистых лапах, точно жалкая хворостинка, лишь стоило юноше о чем-то призадуматься и на секунду перестать контролировать собственную силу; ведра с моющим раствором терялись из виду под выпуклым черно-белым пузом и податливо гнулись под тяжелой медвежьей поступью, щедро заливая округу мыльной пеной; а что было, когда он начал стирать пыль с древних потолочных светильников, оставшихся тут еще с прошлого века! Добрая половина потолка рухнула на только что до блеска натертый плиточный пол, не выдержав веса схватившегося за него Тао... Госпоже Ниньяре тогда даже не хватило сил как следует отругать беднягу — девушка лишь молча накрыла морду ладонью, с таким болезненным видом сжав пальцами ноющую переносицу, будто уже тысячу раз пожалела, что приняла эту здоровенную бестолковую панду в свою команду.

Наверное, так оно и было. Любой бы пожалел, разве нет?

В самом деле, какой из него был толк... Единственное, что более-менее хорошо ему удавалось, так это готовить еду на всю эту вечно голодную ораву. Хотя, конечно, и тут не обходилось без эксцессов, вроде безнадежно погнутых вилок или вдребезги разбитых тарелок, но затем Тао все-таки приноровился к ужасно тесному кухонному закутку и в конечном счете начал проводить здесь почти все свое свободное время — а что еще ему оставалось делать? Пускай он то и дело толкал животом стол, сдвигая тот едва ли не на метр, и беспрестанно ударялся лбом о низко висящие шкафчики, но все-таки он любил готовить, и делал это куда более уверенно, нежели все остальное. Только вот драгоценного спокойствия, увы, это совсем не приносило... Лишь позволяло на время отвлечься от проблем, что совсем ему не помогало. Что вообще могло помочь в такой ситуации?

"Мне здесь не нравится..." — много, много раз Тао ловил себя на сей унылой, донельзя тоскливой мысли... но виду не подавал, сознавая, что деваться ему некуда. Стоило признать, юноше чертовски повезло найти себе дом и компанию, а не угодить в зверинец или секретную научную лабораторию... Куда вообще отправляли таких антропоморфных панд, как он? В общем, хвала госпоже Ниньяре за проявленную ею доброту и человечность, если так можно было выразиться по отношению к кому-то, совсем на человека не похожему. Только вот, Тао было бы намного легче, если бы эта суровая бурохвостая воительница вела себя чуточку помягче — ее строгость, временами граничившая с откровенным холодом, отпугивала... Но ведь она зачем-то собрала их под своим заботливым крылом, не так ли? Значит, ей было не наплевать на судьбы несчастных мутантов! И все равно, Тао не решался подойти к ней ближе и завести речь о своих проблемах: возможно, он считал, что Ниньяра не станет поддерживать этот разговор, сочтя его жалким нюней и сопляком. Что касается остальных обитателей заброшенной станции метрополитена... Честно говоря, Тао все никак не мог  к ним привыкнуть. Да и кому захочется слушать о чужих переживаниях, когда своих забот полный рот?

Словом, ему было чертовски одиноко...

И все-таки, Тао старался не раскисать. Или, по крайней мере, не сверкать лишний раз своей огорченной щекастой мордой, привлекая жалостные взгляды окружающих. Он вообще старался особо не привлекать к себе чужого внимания... Вот и сегодня, приготовив очередную кастрюльку супа на ужин, парень торопливо выкатился из-за плиты и осторожно, как-то даже пугливо, по-детски втягивая голову в могучие плечи, потопал выбрасывать мусор в соседний тоннель, граничивший с местной канализационной сетью. Полностью выпотрошив корзину с объедками и картофельной кожурой в одну из отхожих ям, Тао все также тихо пошлепал обратно... но затем вдруг остановился перед одним из решетчатых люков в потолке коллектора и, не удержавшись, поднял донельзя печальный взгляд на скудно видневшуюся ему часть темного вечернего неба. Ему страшно хотелось ненадолго подняться наверх и сделать глубокий глоток свежего, не пропахшего назойливой сыростью воздуха... Однако прежде, чем Тао успел всерьез задуматься над такой возможностью, что-то вдруг громко шлепнулось о внешнюю сторону решетки, расплескав кругом себя целый фонтан мутных дождевых капель. Удивленно моргнув, панда протянул лапу к невесть откуда взявшемуся перед ним журналу и, бережно ухватив тот за слегка подмокший корешок, аккуратно вытащил свою находку из-за грязных металлических прутьев.

Это же "Изумительная девятка"! — тотчас вырвалось непроизвольное восклицание, лишь стоило Шану повнимательнее рассмотреть испачканную обложку. — Январский выпуск, с эксклюзивными иллюстрациями от Гордона Петерсона! О-ох, это же почти раритет!... — мутант с нежностью провел когтистой ладонью по мятым страницам. — Кто же мог выкинуть такую прелесть? Не бойся, папочка здесь, — едва ли не мурлыча, точно здоровенный кот, Тао любовно потерся о журнал всей своей улыбающейся мордой и торопливо покосолапил обратно к станции, от радости едва не забыв пустую корзину из-под мусора. Едва спустившись обратно в "родное" подземелье, юноша звучно бухнулся задницей на пол и на время полностью отключился от внешнего мира, уткнувшись носом в ярком раскрашенные комиксные стрипы. Он даже не заметил присутствия Салли на диване, до того сильно его увлекло повествование о горячо любимой супергеройской команде; пролистав журнал один раз, он решительно вернулся на самую первую страницу, а затем прочел все в третий и четвертый раз, с дотошностью истинного фаната изучая каждую крохотную нарисованную детальку, выведенную рукой некого талантливого художника, чье имя едва ли кто знал за пределами узкого круга гикнутых ценителей комиксов. Ну правда, у кого вообще хватило ума выбросить ТАКОЙ номер?! Тао испытывал почти физическое наслаждение от прикосновения к чему-то столь редкому и прекрасному, и это было хорошо видно по блаженному выражению, кажется, намертво прилипшему к его широкой, довольно ухмыляющейся физиономии... Однако, в какой-то момент, счастливая улыбка неуловимо сползла с лица мутанта, сменившись печальной, какой-то даже горестной миной. Он несколько раз тяжело вздохнул, до того громко, что его с легкостью можно было услышать на другом конце материка — неудивительно, что в конечном итоге Салли подорвалась со своего нагретого местечка и с любопытством сунула к Тао свою хитрую усатую мордашку. Заметив ее присутствие рядом с собой (а точнее, прямо перед собой), парень вздрогнул и торопливо приподнял журнальный разворот, с трепетом прижав тот к своей необъятной груди.

Разве?... — нервно пролепетал он, неотрывно всматриваясь в два круглых желтых глаза напротив. Он не то, что боялся или смущался этой странной львицы... ну ладно, да, он боялся и смущался ее, а как же иначе? Учитывая, что именно благодаря ей он стал огромной, глупой антропоморфной пандой! И пускай Салли вела себя очень дружелюбно — гораздо дружелюбнее, чем госпожа Ниньяра, например, — Тао все равно старательно избегал любого общения с ней.

Возможно, потому, что все еще не мог простить ей своего превращения.

Я не страдаю, — едва слышно пробормотал мутант, потупив взор. Его задело неосторожное высказывание Прайд... В самом деле, что она вообще о нем знала? Ему, Тао Шану, повезло гораздо меньше всех остальных: их с Мезкаль спасли из плена и дали шанс на новую жизнь, свободную от клеток и болезненных уколов, в то время как он, никому не нужный дуралей, потерял все, что когда-то делало его человеком. Его облик, его семью, его работу и планы на будущее — так с чего же ему, спрашивается, быть счастливым? Тем не менее, Тао с радостью ушел бы от этого разговора, если бы не гипнотизирующий взгляд Салли, кажется, намертво приклеившийся к его огорченной мине. — Ничего я не плачу! — с видом обиженного ребенка отреагировал Тао, для пущего эффекта проведя кулаком по внешнему уголку глаза. Вон, сама погляди! Ни слезинки, ни соринки! — Просто... я нашел этот комикс... там, в тоннеле, — говоря это, панда неопределенно ткнул пухлым пальцем куда-то в направлении выхода из логова. — Жутко обрадовался, и вообще... Ну, ты знаешь, я их вроде как того, собираю. У меня огромная коллекция дома, а фигурок сколько! — в голосе Тао отчетливо послышались нотки гордости. — Ни у кого в Нью-Йорке нет такой. Не было... до недавних пор, — он снова тяжко вздохнул, переведя взгляд на помятый журнал в лапах. — Теперь, видимо, мою комнату отдадут другому жильцу... И все мои вещи выкинут за ненадобностью... Как любой мусор, — говорить становилось все сложнее из-за намертво вставшего поперек горла комка. Скривив морду в неконтролируемой гримасе злости и отчаяния, панда неожиданно грубо смял комикс в один большой грязный ком и бросил куда-то за плечо, выдохнув: — И правильно... какой теперь в них толк. Они все равно никому больше не нужны, люди ведь обычно не читают такую ерунду. И я сам... вряд ли теперь кому-то нужен, — может, он и соврал. Может, он собирался плакать... Только не при Салли, чей ушастый силуэт уже начинал опасно расплываться в переломлении выступившей на глазах соленой влаги. Протяжно шмыгнув носом, Тао снова потер глаза мохнатым кулаком, после чего бросил на львицу еще один долгий, усталый взгляд. Взгляд отчаявшегося существа, не понимающего, в чем именно оно так сильно провинилось.

Зачем ты превратила меня в этого... в эту... вот в это? — он широко развел лапами в стороны. — Я ведь ничего тебе не сделал. И не сделал бы, я никогда бы не смог причинить кому-то вред. Я не заточен под это, понимаешь? — здоровенные, мохнатые конечности безвольно шлепнулись обратно, точно у мягкой плюшевой игрушки. — Я ведь... я же просил тебя остановиться. Кто меня теперь такого примет?...

+4

4

Вот уж наказуемая затея – сострадать и приходить на помощь, когда «пациент» на всю площадь флюиды обреченности распускает. Салли почти смешно фыркает носом, когда Тао отрицает свое состояние и всячески пытается показать, что он в норме и вообще, не надо о нет волноваться. Да. Конечно, так ему львица и поверила. Да и сам он, собственно, не долго себе верил. Салли не знала, что такое комиксы, но наблюдать за «смертью» одного из таких стало даже грустно, ведь она сама видела изначальный интерес панды к столь цветастому чтиву. Сколько он раз только этот номер перечитал, если вспомнить.

- Ну, комикс твой явно не виноват в твоих бедах, - между делом отмечает Салли и, взяв лапами тот скомканный кусок бумаги, втягивает когти и начинает осторожно его расправлять; её взгляду открываются влажные цветастые картинки, слова в белых «облачках» и другие буквы, смысл которых сводится к банальным обозначениям действий иллюстрированных человечков на бумаге. Смысл происходящего Прайд так и не смогла понять – отвлекла очередная реплика панды. Значит, подобное чтиво – это его хобби? Усы Прайд дернулись в попытке сдержаться от усмешки.

- Забавно, - тихо произносит хвостатая и отклоняется назад туловищем, падая на задницу и расправляя ноги, подушечками на лапах касается ног Тао, - с таким увлечением тебе и правда самое место среди таких вот чудиков.

Но так думала только сама Прайд, панда же поразил её очередным потоком слов, чем не только содрал со светлой морды усмешку, но и когти в комикс вынудил всадить под самый корень. Янтарный взгляд, будь он частью комиксного мира сейчас бы мог прожечь насквозь этот комок мяса и шерсти в минимальном природном окрасе. Порванный когтями комикс полетел в морду Тао, пока львица тихо рычала себе под нос.

- Напомнить, что хотели сделать твои «дружки» со мной и Мез? – утробно рычит хвостатая, продолжая мучить Тао непрерывным зрительным контактом, - вы там явно не на помощь нам пришли и в реабилитационный центр бы не отправили. Так что фильтруй немного свои нападки, диахромный, я отбивалась от тучи непонятных мне существ, которые добра мне не желали. И ты, - она потянулась вперед, снова пересела на задние лапы и ткнула когтем руки в нос юноши, - был одним из них. Тебе от меня достался мутаген, а могла оторвать руку или прокусить глотку.

Что Салли и сделала тогда с несколькими ниндзя, пока черепаха не пресек её дальнейшие атаки. Вспоминать ту ночь не хотелось, но прятать воспоминания было поздно. Снова захотелось расспросить Рафа про его брата, а Ниньяру про второго лиса. Любопытство не покидало Салли даже в момент нынешней злобы, но спустя еще пару минут избивания хвостом родных ног львица почти устало вздыхает. Эта невинная мордашка с черным носом-пуговкой к обидкам не располагала.

- Поднимай задницу, пельмешка, - Прайд выпрямляется и потягивается; хрустит позвонком и стряхивает с джинс прилипшую грязь, - Ниньяра оторвет мне хвост, но уж слишком ты дорожишь своими странными вещичками. Пойдем, заберем их из квартиры, пока не пришлось вытаскивать тебя из свалки с мусором, куда могут выкинуть твоё сокровище.

Улыбается, точно не рычала на Тао немногим ранее и протягивает свою пушистую лапу-ладонь. Поднять – не поднимет сама, но зато покажет этому разбитому любителю бамбука, что не стоит на себе крест ставить только из-за смены декораций в жизни. Раз уж некогда просто львица смогла начать привыкать к своей новой судьбе, то и этот городской житель справится.

+3

5

Неожиданно прилетевший точно в морду комикс, местами безжалостно продырявленный острыми львиными когтями, заставил его испуганно зажмуриться и втянуть голову в свои широкие, необъятные плечи. Вот уж чего Тао не ожидал, так это что его собеседница внезапно начнет швыряться вещами... и рычать, будто дикий зверь — совсем как тогда, в лаборатории, когда на Салли набросилась толпа футов. Парень невольно отклонился прочь, едва не шлепнувшись спиной на пол и для пущей устойчивости отбросив одну лапу назад, и с видом побитой собаки воззрился на мутантку сверху вниз, покуда та, грозно фыркая, от души колошматила хвостом по собственным ногам. Ну точь-в-точь как большая рассерженная кошка... Собственно, она и была кошкой, раз нет?

Я понятия не имел, что они хотели с тобой сделать, — несчастным тоном пробормотал Тао в ответ, в конце концов, отведя взгляд прочь от яростно сверкающих желтых глаз. Даже несмотря на внушительную разницу в их с Салли размерах, львица по-прежнему его пугала. Слишком уж свежи были воспоминания об учиненной ею кровавой мясорубке. — Нам сказали, что вы — опасные мутанты, которых нужно держать в клетках. И я не пытался тебя атаковать... "Я всего лишь просил тебя остановиться," — уже мысленно подытожил Тао, однако, так и не решившись сказать это вслух. Да и что бы это изменило? Сделанного не воротишь; к тому же, Салли довольно-таки четко обрисовала ему свою позицию, а у бедного панды уже просто не оставалось душевных сил на споры. Кто знает, что было бы для него лучше в тот момент... В конце концов, живут же как-то люди без рук или ног! Даже инвалидов, и тех спокойно на работу берут, а на что сгодится большущая неуклюжая панда? Таким как он остается ну разве что в цирке выступать. Понурив свою огромную лобастую башку, так, что под круглым подбородком собралось целое семейство толстых жировых складочек, Тао убито уставился куда-то себе под лапы... Но уже в следующий миг вновь перевел взгляд на Салли, слегка приоткрыв рот от изумления.

Что-что она сказала?...

Я-яя... я не знаю, — бестолково залепетал Тао, глядя на девушку с таким видом, будто она только что предложила ему ограбить банк. — Госпоже Ниньяре не п-понравится, что мы выйдем на п-поверхность без ее в-в-ведома, — продолжал он, уже суетливо поднимаясь с пола — охватившее панду волнение было столь велико, что он даже не сообразил схватиться за радушно протянутую лапку Салли. Кое-как выпрямившись (и попутно случайно пихнув львицу своим здоровенным выпученным животом), Тао неуверенно потер одну лапу о другую. — И что, если нас заметят люди? Ты же видишь, такому, как мне, не спрятаться за уличным фонарем, — и парень выразительно развел пухлыми руками в стороны, демонстрируя Салли свое черно-белое пузо, на котором аж штаны потрескивали. Да уж, стоило как следует поразмыслить над тем, как бы получше замаскировать такого гиганта... Но, судя по насмешливому выражению, что застыло сейчас на усатой мордашке Салли, подобные "мелочи" ее нисколечко не смущали. Тао невольно восхитился подобной смелости — и как у нее только духу хватало на всякие секретные авантюры! С другой стороны, его и самого безумно радовала перспектива хотя бы ненадолго выбраться из затхлого, вонючего подземелья. По сравнению с этим меркла даже его боязнь разгневанной Ниньяры...

"Но ведь она же не узнает," — тихонечко нашептал панде внутренний голосок.

"Зато может узнать полиция... а с ней и весь земной шар!" — возразил ему Тао. — "Даже мои родственники в Китае об этом узнают, если мы попадемся!" — ну, зато у него самого появится великолепная возможность помахать им с экрана телевизора... Тао невольно расплылся, на мгновение представив себя звездой срочного выпуска новостей.

...ладно, — в конце концов, неуверенно выдавил он вслед деловито почапавшей прочь львицы. — Ладно, уговорила! Подожди меня! — и Тао спешно бросился ей вдогонку, попутно с грохотом толкнув боком диван. Ну, упс! Перехватив недовольный взгляд Салли — чего расшумелся! — панда виновато вскинул обе когтистые лапы вверх и бочком, бочком протиснулся за ней в мрачный канализационный коридор. При этом, Тао беспрестанно оглядывался на их пустынное убежище поверх плеча, желая убедиться, что их уход остался незамеченным для местных обитателей. "Госпожа Ниньяра с меня шкуру спустит!" — восторженно подумал он, эдаким огромным пушистым колобком настигая Салли в темноте коллектора. Львица двигалась на удивление тихо и проворно, с легкостью перемахивая через глубокие зеленые лужи, в то время как сам Тао с возмутительно шумным плеском топал следом за ней, то и дело задевая плечами узкие кирпичные стены да считая макушкой потолочные трубы. За спиной крадущейся по подземельям мутантки вновь и вновь раздавались его короткие ойканья, перемежавшиеся с низким металлическим гулом и шорохом осыпающейся каменной крошки — да уж, с таким неуклюжим спутником можно было смело сказать "прощай" любым навыкам конспирации! Тао и сам понимал, как много лишнего шума он издает, но ничего не мог с этим поделать: во-первых, он был слишком тяжелым, а во-вторых, он ни черта не видел перед собой, буквально вслепую двигаясь куда-то сквозь плотный черный сумрак, неприятно обволакивающий их со всех сторон. В какой-то момент, и без того смутная тень девушки окончательно пропала из виду, и Тао с беспомощным видом закрутил головой по сторонам, чувствуя себя настоящей потеряшкой. 

Салли? Салли, ты где? Я ничего не... ауф! — его мягкий, чувствительный нос вдруг с размаху натолкнулся на что-то донельзя твердое, холодное и ржавое. Тао порывисто схватился за ушибленную морду, после чего медленно перевел взгляд выше, реагируя на короткое прикосновение львиного хвоста к собственному плечу — как выяснилось, Салли уже успела вскарабкаться куда-то по впаянным в стену круглым железным скобам, имитирующим некое подобие лестницы. — Теперь вижу, — пропыхтел Тао сквозь лапы, после чего глубоко вздохнул и, подпрыгнув на жалкий сантиметр, с огромным трудом полез наверх. Вот уж чего ему действительно не хватало для счастья, так это порции ступенек!...  — Ыыыээээх! зря сожрал столько булочек перед уходом!... — прокряхтел он, дрожащими от напряжения лапами подтягивая свою невообразимо тяжелую задницу все выше и выше, покуда Салли уже вполне шустро выбралась наружу из круглого канализационного люка и теперь нетерпеливо поглядывала вниз, дожидаясь, когда же Тао наконец преодолеет эти жалкие несколько метров до поверхности.  — Не надо помощи! Я сам! — сдавленно фыркнул юноша, мягко отпихнув повторно протянутую ему ладонь. — У меня все под контролем! Сейчас, я почтиии... есть! — поочередно высунув лапы из дыры в асфальте и как следует упершись в него своими мохнатыми локтями, Тао, в конце концов, с донельзя усталым, но торжествующим видом высунул голову из колодца — и тут же победоносно шлепнул кулаком по земле. — Да! Юх-ху! Еще один враг повержен силой моего... моегооо... вот блин, — панда замер, осознав, что никак не может протиснуть свое брюхо сквозь крохотное по сравнению с ним отверстие. Без толку подергавшись из стороны в сторону, Тао смущенно уставился вниз, гадая, что же ему теперь делать. Говорить о возникшей проблеме Салли, по понятным причинам, ему не хотелось — но, кажется, львица уже сама все поняла. О чем прямо спросила у своего приятеля, вынудив того нервно зыркнуть на нее исподлобья. Застрял ли он в этой дыре? Ну, конечно же...

...нет, — как-то уж чересчур быстро ответил Тао на явно риторический вопрос мутантки. — Нет-нет-нет, у меня все нормально. Я просто отдыхаю! Сейчас, вот только вдохну... поглуууубже....! — и панда вновь бестолково заерзал в своей ловушке, упираясь лапами в металлические края отверстия. Еще немного подергавшись туда-сюда, смешно дрыгая задними лапами в пустоте, Тао, в конце концов, окончательно выдохся... а затем тяжело покосился на поджидавшую его львицу. — ...ну хорошо. Я застрял, — нехотя согласился он с ироничным взглядом девушки, после чего грустно вздохнул, признавая собственный провал. — Не поможешь?

Отредактировано Tao Shan (2017-04-28 00:22:55)

+3

6

Ах ты ж жопа черно-белая. Нет, Салли не была уверена, что задница у панды была именно черно-белой, а не отдельно черной или белой, но надавать по этой жопе очень захотелось. Она уже и сама проклинала ту колбу с мутагеном, ибо была она, как оказалось – самой невезучей. Почему не ящер, рогатое и сильное какое животное, да пусть бы даже мышью летучей обернулся! Но панда... Аааарх. Львица фыркала на нелепость движений своего собрата по несчастью, старалась пропускать мимо ушей его уставшие вдохи и выдохи, ворчание на внезапно узкие проходы (да, тут явно надо расширять арки) и прочее, что попадало под объемные лапы двухцветного любителя бамбука.

- Таааооо, - Салли растягивает его имя, выбравшись первой на влажные улицы ночного города; щурилась и осматривалась на наличие людей, как говорила Ниньяра, а следом снова повернулась носом в сторону люка и тут же резко отпрянула, едва не тюкнувшись о лоб Тао, - да, конечно, во всем виноваты пирожки и булочки.

Когтистые лапы сильно и резко хватают панду за загривок, а ногами львица упирается по краям железного люка, принимаясь играть в «репку», только вместо этого съедобного корня пришлось вытаскивать полный холестерина визгливый мешок с милыми глазами. И как тут только Салли грыжу не заработала? Или не родила…  Вытаскивала она его долго, пока металл сам не сдался на милость физике и не выплюнул панду с характерным «блюк». Не, не быть Тао пробкой в бутылке дорогого шампанского. По инерции два пушистых тела полетели слитным колобком до ближайшей стены, куда оба и врезались. Тао влетел в кирпичную кладку спиной, а Прайд влетела в его мягкую грудную клетку своей растрепанной мордахой.

Тяжело засипела в черную шерсть, чувствуя, что откровенно сидит на панде и почти недовольно глядит снизу верх своими янтарными глазами, облизывая сухие от напряжения губы. И это Ниньяра на Салли ворчала за её проделки? Вот значит, как, а увидеть перед глазами этот оплот «я снесу все ваши стены своей мягкой тушей и не замечу», прошел мимо её васильковых глаз. Черт, это было почти обидно. Ему, что ли, её прозрачный лифчик подсунуть под спальник и запастись попкорном для дальнейших разборок? Не, низко, пусть и заманчиво. Сложившаяся поза откровенно затягивалась и, кажется, смущала Тао. И почему-то от его смущения смутилась и сама львица, тут же поспешив подняться с его вполне теплых и мягких ног.

- Не сильно ударился? – интересуется она, вновь протягивая ему лапу и на этот раз надеясь, что пушистый не пропустит этот жест мимо своих глаз, - показывай дорогу, Тао, изменившие меня черты, не наделили мой мозг возможностью читать мысли окружающих.

Фыркнула, стараясь пошутить и развеять обстановку. Не надо было быть зрячей, чтобы не заметить эмоции на лице Тао. Смущение как не бывало, а вот тень паники с желанием нырнуть обратно в объятия темноты под узким люком… Дело-дрянь, нужен психолог. Но местный психолог не по головке погладит, а своей катаной по жопе даст и вперед пинком отправит. Зато действенно! Действенно и далеко не универсально. И если Салли еще пару раз вспомнит Ниньяру – лиса точно начнет икать.

- Тао, сейчас глубокая ночь, только нищие, да пьяные по улицам шастают. Думаешь, они сами при виде наших морд не убегут на все четыре? Мы будем обходить большие компании и дойдем до твоих фигурок. Я и сама боюсь, в этом нет ничего постыдного.

Да, большая кошка боялась встретить агрессивных людей или еще более опасных – бывших знакомых из лаборатории. Тогда им с Тао не спастись от повторного похищения и помощь явно не успеет. А если успеет, то пусть лучше похитители сразу на месте и прибьют. Злой Раф – это страшно, а местами больно, если пытаться ударить его по панцирю или даже прямо в нос. Не то, что бы Прайд пыталась всё это провернуть ранее, но лапы то чешутся!

Протянутая в помощь лапа уже начиная неметь и побаливать в костяшках, а Тао всё продолжал перегружать свои системы и запускать множество лишних реестров в мозгу, пока Салли уже прыгала на месте от страха и нетерпения выйти под ближайший фонарь и, наплевав на свои более ранние мысли, сказать в первое попавшееся человеческое лицо, рычащее «БУ!»

+3


Вы здесь » TMNT: ShellShock » V игровой период » [С5] The Reason of Our Lives