Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Альт Вселенная » [A] Космические каникулы


[A] Космические каникулы

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Место и время: отдаленное будущее; практически все известные места во Вселенной

Участники: Донателло, Микеланджело, а также их многочисленное потомство

Краткий анонс:

Что может лучше укрепить шаткие взаимоотношения между отцами и детьми, чем семейная поездка, скажем, на рыбалку или пикник? Правильно, только совместный полет в космос, с визитом в самые красочные и отдаленные уголки видимой Вселенной! Когда Донателло получает особое задание от Межгалактического совета, с просьбой найти и собрать воедино несколько ценных артефактов, разбросанных по разным планетам либо частным инопланетным коллекциям, Микеланджело немедленно предлагает брату свою компанию... И, конечно же, обстоятельства складываются таким образом, что им волей-неволей приходятся взять с собой детей — ибо их любимым женам тоже нужен небольшой отпуск. И не то, чтобы это кажется проблемой... Скорее уж, огромной, гигантской, КОСМИЧЕСКОЙ проблемищей!

+1

2

Микеланджело был воодушевлен предстоящим полетом в дальний космос. Еще как.

Уж поди прошли те времена, когда каждый день новое приключение, новые проблемы, и, если уж на чистоту, Майк отчаянно завидовал брату, который постоянно разъезжал, вернее, летал в различные межгалактические командировки, и его подземный дом был просто кладезем сувениров с различных планет. Профессия всеми признанного гения Индианы Джонса, продирающегося сквозь дебри инопланетной растительности, умнику невероятно шла, но вот что-то энтузиазма особого на вечно недосыпающей морде, ныне украшенной легкой сеточкой морщин в уголках глаз и в краешках губ, Микеланджело уж давно не видел. Этот солидный высокий мутант в очках и с чемоданчиком, в просторном халате - иначе как "хэй, док!", к нему и обращаться то было как-то... неуютно что ли. Кажется Донателло так привык к своей работе, что персональный звездолет класса "люкс", с зоны 51 с доброй подачи руки Бишопа (чтоб ему долго жилось), казался совершенно обычными вещами.
В то время как его брат-деревня, который давно вбил в привычку всему бурно восторгаться, иначе в шоу-бизнесе долго не продержишься, до писка воспринял эту новость, и лишние места в салоне, словно нарочно приглашающие именно его персону разместиться там с должным комфортом. Благо у него отпуск. Не торчать же на приевшейся ферме, кукя на качельках в окружении детей и жены! Не то что бы он имел что-то против побыть с семьей (хотя он и без того 24 часа в сутки дома и никуда давно не выходил), но почему бы и да? Почему бы не тряхнуть стариной? Правда в этот раз их не ждут опасные прыжки в черные дыры и война с трицератонами на ножах - с возмужавшими героями вместе в экскурсию по созвездиям отправляются добрыми мамочками и их пестрая малышня. Мона отправилась в испанские жаркие земли, прихватив с собой заодно и Алопекс. Майки в принципе не был против - бедная лисица пахала похлеще его, постоянно воркуя над мелкими пушистыми гремлинами их совместного, простите, производства. Лисята требовали к себе много внимания, постоянно шумели, грызлись и разоряли окрестности вокруг фермерской чуть подстроенной и отремонтированной хаты. Вообще, как казалось мутанту, вся его семья устала сидеть на одном месте - так что супруги разумно решили и детей развлечь, и сами устроить себе передых от домашней рутины. В Испанию эту ватагу не потащишь, детвора запросто привлечет к себе много лишнего внимания, а на других планетах, где местная флора и фауна вполне соответствует их экзотической мутантской компании - собственно, почему бы и нет? Майк наивно предполагал, что детям будет очень интересно побывать там, где не ступала лапа ни одного лисенка, и они будут менее... гиперактивными.

Жестоко же он ошибался, но отступать просто некуда. Вот Дону хорошо! У него в семье самый шумный это его пес!

Вот и сейчас Флэш нарезал метеорной вспышкой зигзаги по стартовой площадке, поочередно подбегая к персоналу в черных, обтягивающих костюмах и пытаясь сгрызть их сапоги, или отнять планшеты... или хоть ручку... перчатку... Хоть что-нибудь.

Залихвастский свист со стороны посадочного трапа, незамедлительно привлек внимание полыхающего зарядами неугомонного существа, - Флэш. Ко мне. - Плавно взмахнул широкой, трехпалой ладонью Данте, подзывая шебутного зверя, и сразу же схватил его за ошейник, с силой усаживая бьющего по полу всеми своими тремя хвостами питомца, нашаривая заправленный за пояс поводок. Крепко пристегнув Флэша к ограждению, подросток мягко и осторожно потрепал "собаку" за тем, что больше всего напоминало у существа ухо. Выпрямившись, юноша поднес к глазам часы с внутренней стороны кисти, - Опять папа опаздывает. Скоро старт запланирован, а мы еще здесь топчемся. - Парень слегка прищурил раскосые глаза, обернувшись через плечо, ожидая увидеть статную отцовскую фигуру со стороны входа в залы.
Сандро и Данте - старшие сыновья Донателло уже давно и часто составляли компанию в экспедиции своего родителя и имели некий статус среди инопланетных рас, как перспективные наследники дела своего отца. Именно в компании сыновей изобретатель открыл новый металл - названный "донателлиум" - который ныне активно использовался в строительстве. Данте так не посмотреть на то, что редко улыбается, ходит в черной бандане и имеет длинный материнский хвост - вообще был молодой копией гения времен первых патрулей по ночному Нью-Йорку. Всегда с вместительной сумкой через плечо и множеством пакетов с загадочным содержимым распиханным по полусумкам поясного ремня. Всегда с собой ручка, блокнот, диктофон и очки. А Сани... Сандро, унаследовавший миролюбивый и добрый, сдержанный характер был любимцем Микеланджело - прям глядючи на это тихое и улыбчивое создание, вечно витающее где-то в облаках, Майк как годки сбрасывал, настолько он был похож на стесняшку Ди в нежном возрасте. Не то что сейчас... Амбал в очках. Правда страсть к шоколаду у Сани точно материнская. Как же он мило смущался из-за фантиков от шоколадных конфет по карманам, прижатых походным армейским ножом. И это единственное что у него с собой было - Сандро славился своей любовью к импровизации и острым, дедуктивноспособным умом.

Мадонна же, маленький ангельский цветочек с медовыми глазками, мамина радость (да и папина, вот уж кого оберегали как драгоценность не от мира сего) впервые собиралась поучаствовать в подобном мероприятии, экспедиции... и была единственной, кого Мона не хотела отпускать с отцом. - "Если что-нибудь с ней случится - я вам всем хвосты поотрываю!" - пригрозила строгая мать, прежде чем доверить подрастающее чадо, не менее смышленое, к слову, чем ее братья, в отцовские руки . Впрочем то же условие относилось и к ним самим - разумеется саламандра одинаково беспокоилась как и о супруге, так и об их старших детях.
Пару-тройку раз Сандро и Данте уже оказывались в экстримальной ситуации, благодаря чему у Дани теперь на переносице красовался наполовину прикрытый банданой косой шрам. Подобные приключения чуть не вызвали сердечный приступ у обоих родителей, но, к счастью, все обошлось.

Сейчас Моди находилась как раз с отцом, не отходя от него ни на шаг, и то и дело расспрашивая о мерах безопасности, вспоминая, все ли она с собой взяла, и не выпуская из рук выкраденную у папы огромную кружку кофе, которую цепко обхватила своими лишенными перепонок пальчиками и ни за какие коврижки не соглашалась ее отпускать. Дон не Мона, ему было сложно уговорить маленькую упрямицу не пить столь не детский напиток. - Папа, а лететь долго? - спросила она, в очередной раз уворачиваясь от руки родителя, потянувшегося к крепкому напитку - ну же, малышка, отдай папин кофе, не вредничай! - Мы ведь точно не упадем, да? - напряженно добавила Мадонна,едва не окунув сглаженный зеленый нос в кофейную гущу. Рыжеватые кудряшки были по своему обыкновению заплетены в растрепанные, торчащие колечками во все стороны косички. Девочка не очень любила перелеты в принципе. И, пожалуй, в этом была самая сложная часть их путешествия.

- Пап? Вы тут скоро? - оливковая физиономия с белой, перетянутой поперек лентой, осторожно заглянула в комнатку, где проходили последние сборы "доктора Хамато". Сняв с гвоздя халат, Сандро метко кинул его отцу прямо на сгиб локтя одним ловким, отточенным движением, - Мне кажется там все без нас уже по моему улетят, - мягко улыбнулся подросток, и покосился на нервно ерзающую на высоком стуле, перед пластмассовым столиком с сумками сестру, - Моди? Ты чего тут делаешь? Пошли, там уже дядя Майк приехал, спасем Дани от атаки бешеных лисиц. Ты же наверняка очень соскучилась по малышам-лисятам? - ненавязчиво протянул лапу к сестренке Сани, еще больше растянув губы в сияющей лыбе. Конечно он знал, как переживала перелет Моди, и всеми силами, да, как и все, старался отвлечь малышку от этого. Это в принципе действовало безотказно, и ящерка тут же вцепилась в ладонь старшего брата, спрыгивая со стула, прижимая к груди чашку - что папаша, надеялся, что она оставит твой горький противный кофе? - Па, можно я возьму кофе с собой? - ну разумеется, разве он мог ей отказать?

Микеланджело в это время стоял с тремя чемоданами, один удобно подперев коленом, прижав плечом к слуховому отверстию телефон и одновременно снимая с головы сразу троих лисят. Один висел мешком у него подмышкой, а еще двое в ногах. Главное не разбегались никуда - и слава богу.
- Маки бургеры не давать, понял. Занятия? Какие занятия в космосе, детка! Я знаю что у них учеба, но я же не буду им пихать книжки в но... ладно, ладно, я понял. У кого клык шатается? Да ладно! Почему ты мне не сказала, я ему шоколадку дал! Если выпадет - я не виноват! Не давать им сладкое? Я не собира... шоколад это не сладкое! Нет, не сладкое! Хорошо, не буду. Сколько? Почему так дорого! Я же не магнат денежный! нет, я не жмот, просто у нас шесть детей и этим все объясняется. Список? У меня есть список? он где? НА ДНЕ ЧЕМОДАНА? Я сам положил? - отняв трубку, черепашка растерянно покосился на копошащуюся прямо перед ним мохнатую кучу.
- Здорово дядя Майк, привет Майло, Элмо, Лилу, Мак, Мэй и Момо, - приблизившийся Данте лишь на мгновение привлек к себе внимание растерявшегося и притихшего весельчака.
- Ладно родная, развлекайтесь девочки, чмоки тебя в обе щеки. Моне привет. Позвоню с Сатурна если связь будет! - спрятав телефон в карман, Микеланджело вопросительно уставился на племянника, - Вопрос на засыпку - вы, гении нынешнего столетия, еще не изобрели что-нибудь, чтобы достать вещь, допустим, лежащую где-то на дне чемодана?
Данте глухо кашлянул в кулак, скрывая ироничную ухмылку и коротко покачал головой. Дядя не меняется.
- Плохо... Дети, слушать мою команду... Ныряй в чемодан, ищи список что подготовила для нас ваша мама, - упавшим голосом выдохнул весельчак, с шумом расстегивая молнию и приглашающим жестом указав на аккуратно уложенные вещи. - И да простит меня Ло.

+1

3

Вообще-то, изначально они планировали слетать в космос втроем. Только он сам, Донателло Хамато (гениальная черепашка-мутант, ученый и изобретатель галактического масштаба, признанное светило науки этого и еще нескольких параллельных миров), а также двое его подросших сыновей — близнецы Сандро и Данте, столь же умные, находчивые и отважные, как и их отец. У подросших черепашат уже имелся опыт сопровождения Дона в его путешествиях по бескрайним просторам видимой Вселенной, где они с большой охотой помогали ему в различных миссиях, будь то поиск редких, вымирающих видов животных для громадного космического зоопарка на Марсе, или изучение необычного бриллиантового астероида, примчавшегося в Солнечную систему откуда-то из отдаленных глубин галактики; так что, уж за них-то гений не беспокоился от слова "совсем". Ну, то есть, как и любой заботливый отец на его месте, Ди, конечно же, испытывал легкое, не проходящее чувство тревоги за жизнь и здоровье своих драгоценных отпрысков. Все-таки, в космос полететь — это вам не на шашлыки съездить, тут следовало быть очень осторожным и предусмотрительным, а главное, заранее готовым к любым, даже самым неожиданным встречам. И пускай с тех самых пор, как Донателло и его братья избавили местный космический сектор от вторжений таких отвратительных и агрессивных личностей, как, скажем, генерал Мозар с его армией трицератонов, или Лорд Дрегг на его огромном стрёмном звездолете в виде хищного насекомого, перелеты с одной планеты на другую стали гораздо спокойнее и безопаснее — во Вселенной все еще существовало множество других, подчас никому не известных угроз. Это доказывали многочисленные сколы и царапины на панцире самого Донателло, а также эффектный косой шрам на лице Дани, который тот умудрился заработать пару лет тому назад, вместе с братом тайно улепетнув на один из местных астероидов. С тех пор его сыновья стали гораздо внимательнее относиться к отцовским запретам, и практически не влипали во всякие сомнительные авантюры... почти. Все-таки, они были еще очень молоды и оттого чертовски самоуверенны, а Дон, увы, не мог сторожить их 24 часа в сутки, как это обыкновенно требовала от него Мона Лиза.

Но близнецы, по крайней мере, его слушались, и он мог с чистой совестью поручить им выполнение какого-нибудь нехитрого дела, вроде управления их звездолетом или срочного ремонта его двигателей, зная, что мальчики прилежно выполнят задание, а в процессе еще и самостоятельно решат пару-тройку возникших бытовых проблем, о которых самому Донателло станет известно лишь во время краткого отчета о проделанной работе... Чего, к сожалению, ни в коем разе не скажешь про старину Микеланджело, последние десять лет своей жизни проведшего в знатном отрыве не то, что от космоса или научной деятельности своего брата, а вообще от города и всего того, что с ним было связано. Хотя, конечно, он не вовсе не торчал особняком на своей ферме, а вполне себе активно посещал разные светские тусовки в качестве приглашенного гостя, а то и ведущего развлекательных программ, но дело-то было вовсе не в этом! Когда они в последний раз все вместе летали в космос, скажите-ка на милость? То-то же. И если Дон в принципе не возражал против нахождения Майка на своем корабле (все-таки, тот, при всей своей детской непосредственности и любовью к кутежу, не был беспросветной тетерей, на которого ни в коем случае нельзя было положиться), то к идее взять в полет все его разношерстное потомство умник отнесся уже с изрядной долей скепсиса: лисята и на Земле-то с огромным трудом поддавались родительскому воспитанию, страшно представить, сколько проблем от них возникнет в открытом космосе! Донателло даже не сразу поверил, что это не какая-нибудь глупая шутка, а вполне реальное предложение, а когда до него, наконец, дошло — было уже слишком поздно стучать кулаком по столу и возражать. Донни, конечно же, попытался объяснить... Сперва легкими, полупрозрачными намеками, затем — уже открытым текстом, буквально умоляя Майка внять голосу разума и отказаться от этой самоубийственной затеи, пока они еще не успели покинуть родную планету. Ведь, в конце концов, можно было свозить малышей в какое-то другое, куда более интересное и безопасное для них место, да хотя бы на пару-тройку дней отправить их через портал в мир Усаги, коли уж Алопекс так сильно нуждалась в отпуске, а ее дети — в развлечении, но Майки был непреклонен. Братья едва не поссорились в ходе ожесточенного спора, но ситуацию спасло (или скорее усугубило) то обстоятельства, что их разговор случайно услыхали сами лисята, а заодно с ними и малышка Моди. Которые, естественно, жутко всполошились и забросали дядю Ди целым градом вопросов по поводу грядущего приключения, фактически, не оставив Дону иного выбора, кроме как с тяжелым сердцем подтвердить сию радостную новость. Все-таки, он был жутким добряком в душе и не мог вот так спокойно сказать детям жесткое и суровое "нет", как чужим, так и своим собственным. Особенно своим собственным! Стоило видеть, с какими огромным, сияющими глазами на него смотрела его родная дочь — ну как он мог ей отказать?... Хотя Мона, конечно же, жутко переполошилась от такого неожиданного известия. Она, как и ее муж, прекрасно осознавала, до чего это опасно, отправлять несовершеннолетних детишек в космос, и теперь уже самому Дону пришлось выдумывать и находить веские аргументы в пользу сей безумной авантюры. В конце концов, проблема все-таки решилась в пользу черепашек и их малышей; втайне довольные жены отправились паковать чемоданы и готовиться к совместной поездке в Испанию, детишки во главе с Майком — шумно праздновать свою победу чизбургерами и пиццей, ну, а окончательно задолбанный Дон уполз звонить профессору Ханникату, предупреждая о внештатном увеличении команды и выбивая детскую визу на посещение всех прочих планет Солнечной системы.

Он и сейчас все никак не мог дорешать несколько сложных организационных вопросов, связанных с разрешением на вывоз домашних животных в космос: его ребята пожелали взять Флэша с собой в полет, аргументируя свой выбор тем, что лисятам и Моди якобы будет скучно, а так они всегда смогут поиграть с любимым псом на борту корабля, таким образом, не мешая взрослым заниматься их обыденными делами. Так звучала официальная версия, а на самом деле близнецы уже очень давно уламывали Дона усадить их питомца в звездолет, клятвенно обещая оперативно чинить всю ту технику, что он наверняка выведет из строя своим электрическим прикосновением. В конечном итоге, Донателло сдался всеобщему напору, мудро рассудив, что еще одна шебутная мохнатая тушка на его корабле уж точно погоды не изменит. Да и Мадонне будет гораздо проще справиться со своей врожденной фобией к полетам, в присутствии-то любимого пса...

Детка, это уже третий по счету кофе за утро, — утомленным, но ласковым тоном обратился Донни к своей дочери, вот уже несколько минут с шумом прихлебывающей из отцовской кружки. Он только что закончил долгий и откровенно изматывающий разговор по телефону, пятый или шестой за прошедшие два часа, безостановочно улаживая разные мелкие формальности, и теперь сам отчаянно нуждался в глотке горячо любимого напитка, но вырывать кофе из цепких ручонок Моди было все равно что отнимать говяжью костью у Флэша. То бишь, абсолютно бесперспективно. — Может быть, хватит на сегодня? Ты же потом спать не будешь, милая, — в наушнике вновь раздался звук входящего звонка, и Дон с тихим стоном отвлекся на очередную беседу, тем самым, позволив ящерке выдуть еще с добрую половину кружки. — Нет, радость моя, папа очень хорошо построил свой корабль, — тем не менее, успокаивающе пробормотал он, на минутку отвлекшись от разговора и рассеянно потрепав и без того взъерошенную макушку дочери. — Так хорошо, что на нем теперь сам дедушка Сплинтер может летать в соседний магазин за покупками, если, конечно, он захочет.

Пап? Вы тут скоро? — заглянувший в помещение Сандро заставил Дона засуетиться, поднявшись из-за стола и уже на ходу завершая все переговоры с невидимым глазу собеседником. Да, пожалуй, все оставшиеся вопросы он сможет решить уже с капитанского мостика... Не глядя приняв у сына свой халат, Дон наспех распрощался с коллегой и только тогда благодарно кивнул старшему черепашонку, показывая, что да, да, он уже идет, прости, что задержался.

Ты все взяла, родная? Ничего не забыла? Рюкзак на месте? Да, конечно, возьми его с собой, — похоже, не судьба ему самому спокойно выпить кофе перед отлетом. А жаль. — Только давай мы лучше перельем его в пластиковый стакан и закроем сверху крышкой, хорошо? Чтобы не расплескать, вот так, — нагнувшись чуть ли не в три погибели, именитый ученый с трогательной для такой высоченной и громоздкой с виду туши помог девочке вылить оставшийся кофе в другую, более подходящую для транспортировки емкость, после чего взял ее за руку и вышел из здания космопорта вслед за Сани, ведя дочь в направлении их большого семейного звездолета. У которого, к слову, уже собралась более чем внушительная компания: Майк, Данте с Флэшем и все шестеро лисят, ни минуты не стоящих спокойно на одном месте, все в окружении многочисленного "легкого" багажа — трех чемоданов, бесчисленного множества рюкзаков и целой армии каких-то шуршащих пакетов. И куда им всем столько вещей в дорогу?... На корабле имелось вдоволь съестных припасов (да-да, именно что вдоволь, с учетом всех возможных потребностей поистине бездонных желудков ЛоМайковской ребятни), равно как и предметов первой необходимости, но, как видно, Алопекс это не убедило. Лисица нагрузила своих детей так, что, кажется, им теперь требовался второй звездолет в придачу... Один для самой команды, а второй — для их багажа.

Пап, — все то время, пока Микеланджело, подобно своему старшему брату, напряженно переговаривался по телефону со своей супругой, Момо с присущей ему настойчивостью дергал папашу за рукав, пытаясь обратить на себя его внимание. — Пап... Пааап! Ну пап! Пап, у меня зуб болит! Пап, мама сказала, он скоро выпадет, а значит, я стану таким же некрасивым, как дядя Кейс, да? Пааап, а если он не отрастет? Пап, я не хочу ходить беззубым!...

Что ты разнылся, как девчонка, — Майло, не выдержав, с раздраженным видом ткнул братца локтем под пушистые ребра, вынуждая его заткнуться. — Если не замолчишь, я тебе сам этот зуб выбью, понял? Ты всю дорогу уже на него жалуешься!

Пааап, мальчики снова ссорятся из-за зуба Мо, — с ленцой протянула порядком заспанная Лилу. Она всегда любила валяться в кроватке чуть ли не до самого обеда, а тут им пришлось подняться ни свет, ни заря, чтобы успеть на посадку. А гляди-ка, в итоге причапали сюда чуть ли не раньше всех! Бедная малышка то и дело громко зевала во всю свою узкую, но зубастую пасть, раздражая окружающих не меньше, чем Момо с его дурацким клыком.

А ты больше ябедничай, — немедленно взвился Майло в ответ на ее реплику. — "Ой, у меня зуб шатается, ой, я буду такой некрасивый!", тьфу, — красочно передразнил лисенок брата и сумрачно добавил вполголоса: — Если он продолжит ныть об этом на корабле, клянусь, я выкину его в открытый космос...

Тогда у нас будет гораздо больше еды, правда, Мо? — шутливо воскликнула Мэй, подпихнув Момо с другой стороны.

Чур его порции все мои, — немедленно отозвался пухлый Мак, как обычно, пережевывая здоровенный кусок вафли, найденный им где-то в карманах собственных безразмерных штанишек.

Если ты сожрешь порции Момо, то тогда мы все вместе сожрем тебя, — пообещал Майло.

Дети, — громкий, зычный голос Майка заставил их умолкнуть, синхронно задрав кверху разноцветные ушастые мордашки. Заслышав команду отца семейства, вся шестерка немедленно позабыла о своих спорах и с гиканьем накинулась на аккуратно сложенные в чемодане вещи, в мгновение ока раскидав их по сторонам.

НАШЕЛ!!! — уже спустя полминуты обрадованно выкрикнул Момо, от восторга аж на время позабыв о своем шатающемся зубе и высоко задрав худую лапку с крепко зажатым в ней списком. Остальные малыши тотчас высунулись из-под груды разворошенной одежды, приготовившись отнять находку у не в меру везучего братишки; Майло, как обычно, успел первым.

ДОЛОЙ ДУРАЦКИЕ ПРАВИЛА!!! — завопил он, рывком выдернув бумагу из руки Момо и энергично скомкав ее в тугой ком. — ДАЕШЬ АНАРХИЮ!! — ребятня хором заулюлюкала ему в ответ, с огромным энтузиазмом подхватив выдуманную братом игру. Микеланджело, конечно же, немедленно попытался отобрать список себе, но его детишки оказались куда шустрее — не замолкая ни секунды, они с веселым ором перебрасывали бумажный шарик из одной когтистой лапки в другую, мешая родителю ухватить драгоценный ком и вновь учредить Закон и Порядок в их большущем семействе. Флэш тяфкал и завывал, поддерживая всеобщую вакханалию, а затем, вырвавшись из рук Данте, принялся с вываленным набок языком бросаться туда-сюда вслед за несчастным мятым списком, пытаясь ухватить его своей большой слюнявой пастью. Замерший в сторонке Дон какое-то время молча наблюдал за сим безумным действом, а затем, не удержавшись, с тихим вздохом накрыл лицо рукой.

Зря он все-таки не выпил кофе перед отлетом.

+1

4

- Веселая поездочка нам предстоит, - несколько растерянно пробормотал Сандро, стоя рядом с изобретателем и немо наблюдая сцену непослушания маленьких спиногрызов дяди Майка и самого весельчака, который с кудахтаньем курицы-наседки, живописно всплеснув руками бегал следом за ненаглядными чадами, тщетно пытаясь отобрать скомканную бумажку из загребущих лапок лисят. Повернув голову к отцу, юноша с сожалением отметил безнадежную усталость и серые, нет, черные, как безграничные просторы космоса круги под глазами Донателло. Честно говоря Дон выглядел прямо скажем из рук вон плохо, а в ближайшее время главе экспедиции крепкий и здоровый сон не светит. Опустив голову, глянув на задумчиво потягивающую кофе из стакана Мадонну, Сандро со сдержанной усмешкой покачал головой из стороны в сторону - опять эта маленькая кофеманка "обокрала" родителя на вожделенный напиток, который они вечно не могут поделить между собой. И что они в нем находят... - Пап, - обратил внимание устало вздохнувшего ученого черепашка, ненавязчиво коснувшись его мускулистого плеча, - Вы садитесь пока, ладно? Я сейчас подойду... - уже на ходу махнул лапой подросток, опустив вторую руку на перекладину турникета отделяющего залы посадочной полосы от остального помещения, и ловко перемахнув через них, не прилагая особых усилий - естественно подрастающее поколение бесстрашных бойцов и героев унаследовало их навыки и без проблем демонстрировало потрясающую ловкость, скорость и реакцию.

Проводив взглядом удаляющегося в недра здания старшего брата, Мадонна подняла голову, аккуратно подергав измотанного донельзя папашу за рукав свисающего у него с локтя халата, пристально заглядывая в побледневшие со временем глаза изобретателя, - Я знаю, ты не хотел нас брать, - тихо, извиняющимся тоном произнесла девочка, прекрасно расслышав от и до последний разговор старших, и решив не скрывать свое мнение по поводу этого всего и честно и прямо высказаться. Она потупила золотистые зенки в стакан, приблизив его к губам и сделав глубокий, нервный глоток, - Но папочка, тебе нечего боятся. Я не доставлю никаких проблем, обещаю, и буду слушаться. И присмотрю за лисятами. - Поймав на себе полный немого обожания и умиления взгляд дорогого родителя, Моди совершенно невинно и очаровательно растянула пухлые губки в стеснительной улыбке, - Мне, конечно, страшно, - нехотя призналась ящерка, повернувшись в сторону громадного звездолета, чей остроносый силуэт, растопырив "крылья" грозно возвышался по центру зала, глядя в потолок закрытого люка. Еще раз с шумом отхлебнув из тары, Мадонна растерянно накрутила на палец кончик косички, - Но я хочу однажды стать как ты, папа. И помогать тебе. Я не собираюсь сидеть постоянно на Земле, как этого хочет мама... я же уже взрослая?
В очередной раз с удовольствием подставив косматую макушку под нежные и обнадеживающие руки отца, выслушав его растроганную речь, Моди неожиданно активно облапила долговязого умника поперек туловища, доверчиво прижавшись щекой к грубому костяному торсу и едва не заляпав его остатками плескающегося на донышке кофе, - Люблю тебя, папочка, - окончательно растопила сердце брутального доктора межгалактических наук маленькая копия Моны Лизы, прежде чем живо отклеиться от мутанта, и побежать здороваться с дорогим дядюшкой, на бегу вытянув вверх тонкую ладошку, яростно замахав ею привлекая к себе внимание.

А рядом с умником в мгновение ока бесшумно материализовался невесть откуда взявшийся Сани, с широкой картонной подставкой в руках, в которой умещался ряд высоких, прикрытых пластмассовой крышкой стаканчиков. С улыбкой во всю оливковую физиономию шутливо, по панибратски пихнув застывшего изваянием отца в бок, Сандро протянул ему один из притащенных с собою напитков, - Опять она тебя обокрала, да? - мягко посмеялся юный изобретатель номер два, добродушно зажмурившись, пока Дон с благодарной ухмылкой принял скромное подношение, жадно, одним глотком опрокинув в себя добрую половину горяченного кофе, оценивая вкус недурной, горькой арабики. - Мама с Моди вечно тебя экспулатируют, па. - Засунув руку в карман просторной ветровки, Сани нашарил внутри нераспакованную плитку шоколада, которую тут же незамедлительно сломал пополам. Быстро сунув в зубы сладкий, неровный квадратный кусок, Сандро кивнул отцу, - Я пойду. Я взял еще какао для Моди и чай для дяди и Дани. Себе шоколадку, - заметив вопросительный взгляд отца неоднозначно пожал плечами юноша и двинулся в сторону образовавшейся толпы, оставляя Донателло наедине с его напитком.

У трапа между тем, Данте, глядя с минуту-другую на с грозными воплями бегающего от лисенка к лисенку Микеланджело, за которым, в свою очередь со счастливой косматой мордой носился Флэш,  коротко шагнул ближе к творившейся вакханалии, незаметно замерев прямо над головой Майло. Одно резкое движение руки, и Дани легко и непринужденно поймал несчастную бумажку, грациозно расправив ее двумя пальцами и не глядя протянув запыхавшемуся Майку, - Держи дядя.
Внимательно посмотрев в крохотные, злобные зенки просто источающего "любовь" по отношению к кузену Майло, Дани иронично, и, чего греха таить, весьма едко улыбнулся лисенку, - Прости, малыш, - при этом шерсть у пацаненка встала дыбом - малыш?! - аж зубенки оскалил, - Но это не твое.
- Ох, спасибо дружок, - взъерошенный и порядком рассерженный поведением сыновей и дочерей Микеланджело грузно шлепнулся на растрепанные и разворошенный чемодан, попутно щедро пнув чье-то сложенное и выпавшее из недр баула одеяльце. - Фууууууухх... таааак... - пробежался взглядом по мятому листку черепах, поставив локоть на коленку и почесав подбородок, - А вы, - грозно зыркнул он поверх списка на притихших лисят, - Я вам еще такую анархию устрою! Когда сядем на борт!
- Всем привет, - колобком вкатилась Мадонна, подбежав прямиком к развалившемуся на чемоданах Майку, обхватив на мгновение шею дяди, - Здравствуй дядя Майк, я так рада тебя видеть!
- Я тебя тоже куколка, - умиленно пропищал здоровяк, смяв на секунду в бодрых объятиях свою кучерявую племяшку, не постеснявшись от души чмокнуть ее в потрясающе гладкую, пока еще совсем детскую, нежную щечку, - Ну скажи! - отстранил от себя девочку Микеланджело с теплотой посмотрев в ее довольные медовые глазки, - Разве же не здорово, что мы все вместе летим пряяямо к звездам? - выразительно воздел лапу с зажатым в кулаке списком к потолку мутант.
- Ну на самом деле не совсем... - было вежливо подал голос Дани поправляя сумку на плече и обернувшись к приближающемуся к ним брату, коротко улыбнувшись Сандро и его внезапному презенту.
- ТЦ! - цыкнул на племянника Майк, начиная небрежно запихивать вещи обратно в чемодан, - Не порть момент! Аааа Сани, и тебе привет дружок... О! Это мне? Ты такой заботливый! - широким жестом постучал по крепкому плечу подростка Майк, запрокинув голову и громко, на всю площадку добавив так, чтобы Дон, спешно дохлебывающий лакомое кофе его услышал, - НЕ ТО ЧТО ВАШ ВРЕДНЫЙ ЗАЗНАВШИЙСЯ ПАПАША!
- Я все слышал...
- Еще бы ты не слышал, - с широченной ухмылкой отозвался продвинутый диджей, уже протягивая руку навстречу приблизившемуся умнику, с ходу крепко вцепившись в с готовностью распахнутую ладонь брата. Притянувшись друг к другу, братья со сдержанным гыгыканьем похлопали друг друга по панцирям - по большей части, разумеется, по инициативе Микеланджело, всегда бурно здоровающегося с родными. - Старый ты вредный очкарик. Не боись, мы перелетали с тобой в свое время созвездие Альфа-Центавры дважды...
- Но вы же туда не лета... - было подал голос Сани.
- Боже, какие же вы зануды. Это метафора! Я слишком стар чтобы все помнить где был мой панцирь! Господи, Ди... Львиную часть юмора и осознания шуток у тебя явно унаследовала только дочь, - иронично посмеялся Микеланджело, приметив сдержанно хихикающую чуть в сторонке Мадонну, которая пустила свой дареный какао по кругу среди лисят, поочередно угощая каждого. С младшим мохнатым семейством маленькая Моди всегда была "на ты", впрочем... как и со всеми. Микеланджело, наклонившись к багажу, резко поставил чемодан вертикально, едва не закрыв его вместе с затесавшимся во внутрь лисенком. Вытащив за шкирку сына из недр мятых вещей, Майк водрузил его к себе на плечо, и бодро осмотрелся по сторонам, поставив руки в бока. - Итак, ребятушки, кто понесет чемоданы во внутрь? Не ваши же старые, дряхлые дядя Майки и папа Донни? - хитрюще посмотрел он на близнецов, не глядя вновь сграбастав пытающихся расползтись по сторонам лисят - не отвертитесь пупсики, у папы есть список, и он им воспользуется!
Близнецы-изобретатели лишь молча переглянулись, и со вздохом, послушно потянули руки в сторону  бесконечной вереницы сумок, взваливая все на свои еще молодые, и, так сказать, сильные панцири - как скажешь дорогой дядюшка.

Ну а Майк, до крайности довольный собой, пританцовывая обошел изобретателя полукругом, подгоняя свою хвостатую детвору, допивая крепкий, зеленый чай и помахивая пресловутым списком словно флажком эдакого вожатого в пионерском лагере, бдительно следя за малышами и считая и пересчитывая их в уме - с лисят станется спрятаться где-нибудь за коробками в зале, так и улетят братья с детьми в космос без одного из малышей.

***

Теперь вся шумная компания, после погрузки тьмы-тьмущей багажа, заняла места внутри просторного, с тремя отсеками, двухуровневого персонального звездолета с гордой эмблемой на боку, напоминающей черепаший панцирь перечеркнутый футуристичнографической буквой "Би". Сам владелец космодрома наблюдал за посадкой Хамато и его пестрой семейки из-за стекла конторы напротив, прямо на уровне капитанского мостика.
Микеланджело, честно, терпеть Бишопа не мог, за все его злодеяния и некогда страстное желание препарировать их драгоценные головешки, - Не понимаю, как такой омерзительный, простите, чувак, как Бишоп, мог стать во главе столь могущественной организации и занять место президента по межинопланетным делам! - раздраженно повернулся тылом к пристально щурящему глаза бывшему агенту Микеланджело, совсем по-ребячески крутанувшись в пассажирском кресле. - Кто хочет чипсы? - мгновенно накрывшая отца мохнатая лавина заглушила его последующие слова "зря я спросил..."

- Отец, - Данте снял с плеча сумку, аккуратно обойдя (за километр) грызущихся за хрустящую картошечку, топчущих покряхтывающего Микеланджело лисят, и поставил свой баул на пол, аккуратно, придирчиво задвинув его обеими руками под сидение - чтобы не уехало не улетело при взлете. Там у него очень много важных и нужных вещей! - Старт запланирован через десять минут. Предлагаю тебе побыть с Моди и проинструктировать дядю насчет правил безопасности, а я возьму пилотирование на себя. - Дани покосился на Мадонну, которая сидела на корточках перед устойчивой, прикрученной к полу переноской в которой дрожал Флэш. - Сани, присоединишься?
- Буду через минуту, - снял наушники с головы Сандро, расположившись по другую сторону салона рядом с подвесной рацией и оглянувшись на деловито усаживающегося впереди со знанием дела старшего. - Эй, Моди... Моди, иди к папе. Кстати мистер Бишоп все слышал. - Сани отвернулся.

+1

5

Заслышав тихий голос своего младшего сына, а также ощутив его мягкое, ненавязчивое касание к собственному плечу, Дон молча отнял ладонь от заметно утомленной, помятой как после долгого сна (ха, ха, смешно, да) физиономии и покосился вслед бодро ускакавшему черепашонку, невольно задавшись вопросом, куда это он направился. Все-таки, хоть Сани уже совсем взрослый и самостоятельный парень, которого спокойно можно отпускать куда-то одного, не боясь, что он потеряется или встретит какого-нибудь нехорошего человека или мутанта, что соблазнит его большим цветастым леденцом на палочке, а Донателло все равно по старой привычке беспокоился о каждом из своих драгоценных отпрысков... не взирая на то, что как минимум двое из них почти догнали его в росте. Вот и сейчас, гений не смог удержаться от того, чтобы не бросить ему в спину — а точнее, в панцирь — короткий, но бдительный взгляд... А затем все также молча опустил голову, среагировав на слабое подергивание рукава, теперь уже со стороны крошки Мадонны. Хотя и его маленькую дочурку уже ни в коем случае нельзя было назвать беспомощным младенцем: за минувший год ящерка заметно подросла и теперь уже куда больше напоминала юную, потихоньку начавшую формироваться лицом и фигурой барышню, нежели ту милую, пухлощекую малышку, к которой он так привык. Тем не менее, в глазах своего родителя, она по-прежнему была ребенком, нуждавшимся в заботе и воспитании... Пускай уже и не так сильно, как раньше.

Да, солнышко? — теплым, но усталым голосом спросил гений, перехватив на себе слегка нервозный взгляд девочки. В такие моменты она ужасно напоминала ему Мону — та точно также неуверенно хмурила свои тонкие брови на переносице и прикусывала губы в минуты сильного душевного волнения. Едва заметив это, как Донателло тотчас сбросил с себя сонное оцепенение и невольно насторожился, весь обратившись во внимание. Услышанное не на шутку встревожило его... да и что уж там, заставило видимо устыдиться собственного поведения. Ну да, в принципе, это было вполне ожидаемо. Его девочка всегда была достаточно умной и наблюдательной, и от ее внимания едва ли могла укрыться столь явная озабоченность Дона предстоящим полетом. И теперь ему самому было страшно неловко за все это... — Я вовсе не... — попытался было запротестовать он вслух, но тут же вынужденно умолк, давая Моди возможность высказаться до конца. И по мере того, как она продолжала говорить, на лице техника все более отчетливо проступало выражение искреннего изумления вкупе с неподдельной отцовской нежностью, которые он в данный момент ну просто никак не мог удержать под контролем. Да и как тут сохранишь непроницаемую мину, когда твой ребенок фактически признает тебя своим главным кумиром и примером для подражания? Признаться Донателло уже очень давно так сильно не умилялся услышанному... До такой степени, что аж сердце защемило, как у какого-то чересчур сентиментального старичка, а на лице сама собой расплылась широченная, отчасти даже восторженная улыбка. Дон словно бы на краткое мгновение сам вернулся в подростковый возраст, услышав нечто такое, что в мгновение ока заставило его полностью забыть о былой серьезности и сбросить эту давно опостылевшую ему маску чванливой солидности с холодным налетом извечного раздражения, с которой он привык расхаживать чуть ли не сутками напролет.

Ну, конечно, ты уже совсем взрослая, радость моя, — немедленно растроганно заворковал он в ответ, опустившись на одно колено рядом с девочкой и ласково накрыв лапой ее взъерошенную макушку. — И ты обязательно станешь такой, как я... и даже лучше, вот увидишь, — взъерошив непокорные рыжеватые кудри, техник все с той же доброй улыбкой прижался носом к слегка курносой мордашке дочери, по их старому обыкновению, слегка потершись о него в донельзя умильном жесте... а затем неожиданно обнаружил себя в тесном кольце теплых детских объятий. От души стиснув родителя своими тонкими, но цепкими ручонками, Мадонна с довольным видом прильнула щекой к его шероховатому виску, слегка сбив при этом гарнитуру, а затем счастливо умчалась здороваться с дядей Майки, оставив Дона с немым, но искренним обожанием в глазах смотреть ей вслед. — И я тебя люблю... — негромко откликнулся он, впрочем, и не рассчитывая быть услышанным. Еще несколько секунд, Ди с улыбкой наблюдал за тем, как его шустрая малышка влетает в загребущие объятия Микеланджело, а затем поочередно здоровается с каждым из расшалившихся лисят... а затем удивленно перевел взгляд на подошедшего к нему Сандро, только сейчас вспомнив, что тот куда-то ненадолго уходил. Изобретатель тут же поспешил подняться с колена, одной лапой отряхнув запыленную полу старого докторского халата, но уже в следующий миг напрочь позабыл об этих дурацких пятнах, хищно... нет, даже кровожадно уставясь на принесенный сыном большущий кофейный стакан. Расплывшись в благодарной (и откровенно облегченной) ухмылке, Дон немедленно выцепил его из общего ряда напитков, поспешив утолить уже очень давно обуревавшую его жажду — если это, конечно, можно было так назвать.

На то они и женщины, — сипло откликнулся он в ответ на шутливую реплику Сани, опуская голову спустя пару-тройку глубоких, жадных глотков и утирая перепачканные губы тыльной стороной руки. — Ради них не жалко и без кофе остаться... ненадолго, — переложив стакан в другую ладонь, он с ироничной улыбкой хлопнул паренька по его небольшому и аккуратному (в отличие от здоровенного отцовского горбыля) карапаксу, как бы говоря, что и он тоже, когда-нибудь, почти наверняка, окажется на его месте. Впрочем, едва ли Сандро уловил этот намек: в данный момент, его куда больше интересовала купленная им шоколадка. Ухмылка на лице Дона невольно стала шире, при взгляде на то, как паренек откусывает себе большой неровный уголок от плитки. Вот, еще один, столь отчаянно похожий на свою маму-сладкоежку... Заметив это, Сани невнятно пробормотал что-то в ответ сквозь зажатое в зубах угощение, словно бы оправдываясь за минутную слабость, и первым направился к толпе родственников, расположившихся у нижних ступеней трапа. Донателло молча направился за ним, уже на подходе обратив внимание на то, что лисята, наконец, угомонились и больше не пытаются довести своего родителя до сердечного приступа. Уже неплохо.

Я все слышал, — произнес он негромко, тенью возникая за широченной спиной Микеланджело и с нарочитой строгостью взирая на его круглую, туго перетянутую темно-оранжевой банданой лысину. Впрочем, все это было напускное — он знал, что Майк нарочно пытается его поддразнить, и не велся на эту старую как мир уловку. На самом деле, Дон был искренне рад видеть своего младшего и все еще горячо любимого брата, с которым он всегда был очень близок, несмотря на его чересчур шумную, а порой и откровенно раздражающую манеру поведения. Расплывшись в приветственной ухмылке, Донателло с охотой принял эти развеселые обнимашки, со всеми характерными мужицкими столкновениями грудью и постукиваниями сжатыми кулаками по чужому панцирю — ну прямо как в старые-добрые времена. — Мои очки позволяют разглядеть, что ты прибавил еще десяток сантиметров в охвате, — беззлобно передразнил он шутника, не оставаясь в долгу после колкого, но в целом безобидного высказывания, а затем коротко рассмеялся: — Так ты все-таки признаешь наличие чувства юмора в моих генах? Это определенный прогресс... О, всем привет, — оставив Майка нагружать хором вздохнувших близнецов целой горой крупногабаритной и ручной поклажи, Дон с теплой улыбкой склонился над армией черепахолисят, с готовностью выстроившихся у него перед глазами, поочередно протянув трехпалую ладонь каждому из племянников для рукопожатия. — Майло, Момо... Мак. Эли...Элу...

Элмо, дядя, — со смиренным видом поправил изобретателя худенький малыш с ярко-зеленой кляксой на носу. Донателло уже не в первый раз путался в их именах, и они все к этому привыкли, ничуть не обижаясь — в конце концов, техник был далеко не единственным в своем роде. Многие знакомые и даже родственники воспринимали эту толпу хвостатых шалунов как некий единый организм с объединенным коллективным разумом, и, пожалуй, только их родители могли бы без запинки, быстро и точно назвать имя каждого из лисят в отдельности... Да и те временами ошибались, не успев с ходу определить цвет или узор маски на чьей-нибудь проказливой мордочке. Что поделать.

Элмо, верно, — тотчас поправился умник, с извиняющейся улыбкой заглянув в бледно-желтые глаза племянника. — Как же сильно ты вырос... и у тебя новый световой меч, — заметил он, указав на любимое оружие малыша, что тот постоянно таскал в игрушечных ножнах у себя за спиной. Элмо немедленно закивал в ответ, расплывшись в довольной лыбе от уха до уха: быть может, их дядюшка и был слегка рассеян, но он всегда точно знал, на что обратить внимание при встрече. За это они его, пожалуй, и любили. — О, а это кто у нас, — переведя взгляд на двух оставшихся малышек, что терпеливо дожидались своей очереди для приветствия, Донателло с озорным выражением подхватил их обеих на руки, отчего те весело взвизгнули — им нравилось, когда он их так высоко поднимал. — Лэй и Милу!

Мэй и Лилу, дядя! — хором поправили его лисята, впрочем, довольно жмурясь и хихикая, с охотой обняв изобретателя за шею и одновременно ткнувшись мордашками в его впалые щеки. — Ты снова все перепутал! — они дружно рассмеялись на пару с самим техником.

Виноват, виноват! В следующий раз сделаю шпаргалку...

Ты и на бумажке нас перепутаешь, — снисходительно молвил Майло, скрестив лапки на груди. Вид у него все еще был отчасти недовольный: малыш то и дело косо поглядывал в сторону надменно (как ему самому это казалось) усмехавшегося Данте. Тот, хоть и помнил наизусть все их имена, все равно не шибко ему нравился — уж больно часто вмешивался в чужие забавы и портил лисятам их шебутное веселье, не забывая выставить себя самым старшим и, как следствие, самым умным и крутым. А ведь это именно Майло предпочитал выглядеть круто среди своих сиблингов! Но Дани, увы, заметно опережал его по всем параметрам... и это страшно раздражало. Нашелся тут выпендрежник и обломастер! Ну, ничего, ничего, Майло еще устроит ему сладенькую жизнь на корабле, как только они покинут Землю и отправятся в открытый космос, где Дани, как бы он сам ни пожелал, уже никуда не сможет скрыться от ужасной лисьей мсти! "Жди тараканов в постели!" — мысленно пообещал кузену паренек, и, взбодрившись, как ни в чем не бывало зашагал по трапу во главе большой и на удивление разномастной процессии мутантов, гордо вздернув растрепанный хвост к потолку ангара. Ну точь-в-точь белое знамя первопроходцев-покорителей космоса!

Впрочем, весь этот торжественный порядок, ненадолго воцарившийся среди семейства, был вмиг разрушен под гнетом обуревающего лисят искреннего детского восторга — не прошло и минуты, как вся пушистая ватага с радостным ором ломанулась вперед родителя, спеша первыми очутиться на борту звездолета. При этом, малышня едва не сбила плетущихся с багажом наперевес Данте и Сандро, эдакой миниатюрной снежной лавиной промчавшись у них под ногами. Близнецам пришлось призвать на помощь всю свою врожденную ловкость и развитое многочисленными усердными тренировками чувство равновесия, чтобы не слететь с трапа в обнимку с тяжеленными чемоданами; что касается взрослых мутантов, то последние дружно напрягли карапаксы и ускоренным шагом нагнали детей уже практически на входе в космолет, худо-бедно наведя порядок среди расшалившейся ребятни. Признаться, в тот момент техник всерьез пожалел о том, что так и не решился подарить Майку целый набор шлеек, поводков и намордников для выгула на их прошлогодней рождественской встрече — тот хоть бы и обиделся вусмерть, но наверняка бы потом не раз поблагодарил брата за находчивость...

Постарайтесь ничего не трогать... хотя бы до нашего отлета, — безо всякой надежды попросил Донателло у своих раскричавшихся, горохом рассыпавшихся по всему кораблю родственников, прежде, чем на время отвлечься подготовкой к грядущему старту. Само собой, его никто не услышал. Ну... как видно, не зря Донни заранее спрятал или покрыл защитными колпаками все более-менее важные рычаги и кнопки, на которые, гипотетически, могла бы нажать чья-нибудь шальная когтистая лапка. Да и Майку, в конечном итоге, все же удалось собрать лисят в каком-то одном определенном месте, на время запретив им разбегаться или вмешиваться в работу здешних мастеров, вопреки хоровому жалобному стону — естественно, лисятам жутко хотелось все потрогать, везде вникнуть и во всем поучаствовать. Дон не без усмешки покосился в сторону заметно насупившихся племянников, гуськом, на цыплячий манер собравшихся вокруг усевшегося в кресло папаши, а затем вновь вернулся к настройке приборов, краем уха вслушиваясь в разговоры у себя за спиной.

Болтун, — тихо и незлобиво фыркнул техник себе под нос, в ответ на более чем уничижительный отзыв Майка в адрес лидера местной космической корпорации, некогда всерьез мечтавшего разобрать черепашек на запчасти с целью подробного исследования их содержимого. К счастью, те времена давно прошлись, и сейчас Бишоп относился к мутантам совершенно иначе, но Микеланджело было не так-то просто убедить в его мирных намерениях. "Да уж, все здорово изменилось за последние двадцать лет..." — рассеянно думал он, поочередно щелкая переключателями и привычными нажатиями пальцев выводя на экраны информацию о состоянии внутренних систем корабля. — "Тогда мы даже помыслить не могли о том, что однажды всей семьей отправимся куда-то в космос на летние каникулы... Да и семья наша было куда меньше, чем сейчас!" Как скажешь, Дани, — вслух отозвался он на суховатую реплику старшего сына, — поручаю тебе командование полетом, — тяжело поднявшись из своего кресла, Дон ободряюще похлопал мальчика по плечу: Данте уже много раз приходилось управлять их звездолетом в космосе, но он еще ни разу не поднимал корабль в одиночестве. Когда-нибудь ему пора было научиться и этому тоже. Обойдя по-отцовски собранного черепашонка стороной, мысленно отметив ту спокойную уверенность, с которой он держался за штурвал, Донателло спустился вниз с капитанского мостика, оставив близнецов наедине друг с другом (пускай по факту они все еще находились с ним в одном помещении), и приблизился к дочери.

Ты готова, милая? — спросил он добродушно, наблюдая за тем, как его малышка успокаивающе треплет их домашнего питомца сквозь тонкие прутья решетки. По взъерошенному, то и дело менявшему оттенок меху пса искрящимися всполохами пробегали мелкие электрические разряды — Флэш нервничал не меньше, а то и больше своей маленькой хозяйки, и не отказался бы забиться куда-нибудь в самый дальний угол палубы... Увы, правила техники безопасности требовали, чтобы все находившиеся на корабле, включая животных, были пристегнуты или находились в специально отведенных для этого местах, вроде крепко привинченной к полу звериной переноски. — Идем, нам пора взлетать, — взяв ящерку за руку, Донни подвел ее к одному из кресел и лично усадил девочку на мягкое, но слегка большеватое для нее сидение, изначально рассчитанное на взрослых совершеннолетних пассажиров. — Вот так... Давай-ка я помогу тебе пристегнуться как следует, — он завозился с хитроумным на вид замком, туго и надежно закрепляя ремень на поясе и груди малышки. — Майк, обязательно рассади своих ребят, прежде чем мы поднимемся в воздух. И сам тоже не забудь пристегнуться, — строго добавил он, заметно повысив голос — так, чтобы Микеланджело сумел его расслышать сквозь оглушительный гвалт малышни. Сам он уселся в соседнее с Моди кресло, составляя девочке компанию во время взлета. Само собой, та заметно нервничала... хоть и пыталась казаться такой серьезной и невозмутимой с виду. Заметив, как крепко она вцепилась пальцами в собственный ремень, Дон поспешил взять ее руку в свою собственную — крохотная детская ладошка фактически целиком "потонула" в необъятной отцовской лапени, такой здоровенной и грубой по сравнению с ней. — Все будет хорошо, родная, — он ободряюще улыбнулся ей сверху вниз, для пущей убедительности накрыв их крепко сжатые ладони второй рукой. — Твои братья отлично знают свое дело. Нам нужно только подняться в воздух и преодолеть силу земного притяжения, после чего мы окажемся в открытом космосе, где уже точно не сможем никуда упасть. Ты помнишь, что я рассказывал тебе о гравитации и вакууме? — пока они тихо беседовали в своем уголке, лисята уже вовсю проявляли свое нетерпение: правда, каждый из них по-своему, не так, как его братья или сестры.

Пап, а мы точно взяли достаточно еды с собой в полет? — с искренней тревогой в голосе вопрошал у Майка его полненький сын с россыпью крупных темно-синих пятен на пухлощекой мордашке. Малыш то и дело взволнованно ерзал задницей на сидении, мешая отцу как следует себя пристегнуть. — Я спросил дядю Ди, и он сказал, что специально увеличил запасы продовольствия с расчетом на новых пассажиров, но все-таки... нам точно хватит?

Тебе все лишь бы пожрать, Мак, — резко оборвал брата Майло. Он тоже страшно волновался перед стартом, и ерзал вне всякой меры, но его волнение было порождено не страхом, а искренним нетерпением. — Кому какое дело до еды, когда ты в космосе! Вот бы поскорее увидеть Землю из иллюминатора! Или астероид, или еще лучше, космических пиратов!

Космических пиратов не существует, Майло, — фыркнула Лилу. — Ты наслушался историй, и теперь выдумываешь всякую ерунду!

И вовсе это не ерунда! — жарко возразил сестре Майло. — Я точно знаю, пираты есть, и они бороздят космос на своих крутых звездолетах, и грабят пролетающие мимо корабли, разнося их в щепки из своих лазерных пушек, вот так — ПИУ, ПИУ, ВРУУУМ!! — он весьма убедительно изобразил выстреливание из невидимого глазу энергетического оружия, от усердия аж прижмурив один глаз. — БАБАХ!!! И нету больше корабля!

Что-то мне вдруг резко расхотелось лететь в космос! — скороговоркой пролепетал Момо, что все это время вот с такенными глазищами наблюдал за действиями брата из соседнего кресла, а теперь с испугом вжался затылком в его мягкую обивку, кажется, даже заметно побелев шерстью — хотя, казалось бы, куда больше!

Все будет хорошо, Мо, он просто фантазирует, — утешила лисенка Лилу, не преминув метнуть в Майло свой короткий, но осуждающий взгляд.

Но точно ли нам хватит еды до конца полета? — все еще беспокоился Мак на заднем плане.

Мы всегда можем дозаправиться на любой из встречных планет Солнечной системы, Маки, — вмешался Элмо, и для пущей убедительности ткнул коготком в одну из пометок на расправленной космической карте, что он держал у себя в лапках. — Гляди, вот здесь например, видишь? Марс почти как Земля, только без атмосферы. Но там есть большие города под куполами, где всегда можно остановиться на ночлег, или даже...

Да кому интересен твой дурацкий Марс! — воскликнул Майло, вновь перебив чужие объяснения. — Правда, я слышал, там проводятся самые крутые гонки на вездеходах.... Вот уж где бы я поучаствовал!

Да ты даже водить не умеешь! — возмутилась Лилу.

И у тебя нет своего вездехода, — напомнила Мэй, подав голос из другого кресла.

Папа когда-нибудь подарит мне такой, — заверил девочек Майло, после чего, изогнувшись, высунул ушастую голову из-за спинки кресла, с ухмылкой отыскав взглядом отца. — Правда, пап? Я тебе порулить дам! Только маме не говори...

+1

6

- Ась? Да-да дружок, конечно, - едва ли расслышав о чем конкретно его спрашивает его старший сын, Микеланджело напряженно сгорбился в три погибели над креслом в котором сидела младшая Мэй, с глухим ворчанием себе под нос отчаянно пытаясь застегнуть злосчастные ремни безопасности на крохотном детском тельце. Застежки то и дело неуклюже падали из огромных шершавых лап старика-Майкстера, выскальзывая из пальцев подобно хитрым змея, - Да чтоб вас... да панцирь вас дери... Не слушай милая, сейчас папа будет ругаться... застегивайся... Дурацкие ремни, напридумают же... - вредно бухтел потихоньку закипающий весельчак, уже десятый раз по счету роняя ремешки на пол, под ироничную мину на пушистой детской мордочке младшенькой.
- Папа, это делается вот так, - отобрав у здоровяка вискозные и мягкие, плотно и надежно обволакивающие фигуру пассажира ремни, маленькая лисичка деловито и сосредоточено, а главное, легко и непринужденно защелкнула защиту у себя на груди.
Проходящий мимо Сани громко и коварно похихикал над помятой и до ужаса грустной конопатой физиономии озадаченного дяди, который живописно, на весь салон скреб в затылке, взирая сверху вниз на уютно поерзавшую мягким местом по креслу девчушку. - Тебе помочь? - склонившись над Момо, буквально утонувшем в мягкой обивке от приступа самой банальной паники, Сандро, с присущей ему доброй и мягкой улыбкой аккуратно пристегнул лисенка, ободряюще потрепав его по ушастой голове напоследок, - Не трусь Мо, здесь более чем безопасно. - Черепашка наклонился, подключая большие боковые панели, транслирующие происходящее снаружи, заменяющие кораблю иллюминаторы с пассажирских мест, - Вам понравится, ребят. - Прокряхтел подросток, сильно склонившись вниз так, что наружу только панцирь, да его задранная пяткой вверх массивная ступня  и торчали, - Когда я впервые увидел это... звезды, бесконечное пространство космоса, нашу Землю... это было потрясающе, никогда не забуду, - продолжал что-то бормотать юноша, зачем-то похлопывая по стенкам... а затем, с открывшегося багажного отсека на него посыпались пакетики с сухариками, как из рога изобилия. - Маки! - опустив взгляд на кузена, сандро обеими руками быстро затолкал нычку лисенка обратно, проверив и подергав глухо защелкнувшуюся крышку, - Маки, тебе же сказали, что еду здесь держать нельзя.
- Правда? - удивленно вздернул бровные дуги Микеланджело, тяжело плюхнувшись рядом с упитанным сынишкой, уже протягивая ему, каким-то чудом, уцелевшую половину вскрытых чипс. Которые прожорливый сынок тут же радостно схомячил, засыпав колени картофельными крошками.
- Правда, - строго повторил Сандро, не с самым довольным видом скрестив на груди руки и с явной укоризной во взгляде посмотрев на вольготно развалившегося дядюшку. А затем знакомым жестом, с тяжким и полным вселенского терпения вздохом прихватил пальцами уголки глаз. Все как обычно. - Давай ка я помогу и тебе пристегнуться.

- Ты закончил? - Данте вопросительно поднял голову к медленно подошедшему брату, который устало уселся рядом, вытянувшись в кресле во весь свой немаленький рост.
- Это было сложно, - тихо пожаловался старшему черепашка, уложив лапы на пластрон и задумчиво наблюдая за перебежками открывающего люк Бишопа, который отчаянно суетился за стеклом диспетчерской и возмущенно махал своими длинными, аристократичными руками. Свернутые спиралью врата в поднебесную с тихим шуршанием разворачивались над носом звездолета, открывая вид на безупречно чистое сумеречное небо, с последними розоватыми полосами заходящего солнца. С этого ракурса казалось, что до горизонта рукой подать. Впрочем, когда ты нацелен на то, чтобы покинуть земную твердь, именно так все и было.

Они находились на линии горизонта и готовы вот-вот оставить ее далеко позади.

Данте находился в более прозаичном настроении и его больше волновали технические проблемы, а так же их не в меру шумные пассажиры, которые мешали ему сосредоточиться на взлете. Обернувшись через плечо, черепашка напряженно посмотрел в сторону галдящих лисят, шумно гогочущего над какой-то репликой сына, или дочери Майка, и на сестру с отцом, которые прервались от своей слегка напряженной беседы, чтобы угомонить оглушительно завывшего на весь корабль Флэша. В общем в зале стоял такой гомон, что близнецы едва самих себя то слышали. Сани, аналогично брату тоже осторожно выглянул из-за спинки кресла в салон, а затем ребята молча, в унисон вновь развернулись лицами к экрану, немо вытаращившись прямо перед собой.
- Дурдом...
- Согласен...

Приблизив ко рту рацию динамика, сурово нахмурившись, Данте громко, сурово кашлянул, привлекая к себе всеобщее внимание - лисы словно стайка суррикат запрокинула остроносые мордочки, реагируя на резкий, и, откровенно противный звук. Даже их истерящий испорченной сиреной пес поджал хвост и прижался брюхом ко дну клетки, уловив строгие, и откровенно недовольные нотки в голосе одного из хозяев. - Прошу тишины, спасибо, - гордо кивнул головой названный капитан (ну а что? отец его считай назначил, все по честному), откладывая рацию в сторону и предоставив засуетившемуся брату заняться запуском двигателей, породивших легкую, но довольно ощутимую вибрацию. Мадонна, которая уж было успокоилась в своем уютном закутке, рядом с надежным отцовским плечом, с охотой пересказывая папе все, что успела запомнить из его уст, и даже то, что почерпнула из статей и книжек, как-то позабыв о том, что они все-таки тут не просто так сидят, мигом засуетилась, вцепившись в большую лапу изобретателя и крепко зажмурившись. Главное только взлететь, дальше не страшно...
- Успокоились все, - требовательным возгласом попытался угомонить вновь загалдевшую на разные голоса малышню Микеланджело, поочередно подав руку всем детям, которым больше всех было страшно. А кто-то ныл, что ему ремни мешают и вообще, свободу лисам! Душно, жарко, плохо, страшно - как обычно себя и вел типичный капризничающий испуганный Майки в молодости.

- Ровнее, ровнее держи, - запыхтел Сандро, когда их космический корабль, страшно покачнувшись и подпрыгнув начал медленно подниматься вверх, с нарастающим гулом словно бы протискиваясь в дыру в потолке. От рук Данте всех слегка шатало, и носом звездолет грозил задеть края просторного люка над взлетной полосой. 
- Сам порулить  что ли хочешь? - с напряжением стиснул зубы подросток, оттягивая штурвал на себя, прежде чем выровнять судно и включить двигатели на полную мощность, - Бишоп, мы готовы к старту. Взлет на три... два... один!
- Стой, я же не пристегнут! - всплеснул руками Сандро, поспешно потянувшись к ремням, но так и не успел, с коротким воплем рухнув панцирем куда-то под приборную панель и пребольно стукнувшись лбом о какую-то железку. К счастью острых краев внутри салона просто не существовало, чтобы серьезно пораниться, или травмировать себе что-нибудь. Но от ушибов и синяков это, разумеется, не спасало. Поэтому, Сани так и пролежал за время взлета тихой мышью свернувшись под стулом, цепляясь за металлическую ножку одной рукой, а второй мрачно потирая ноющий лоб с медленно расплывающейся на ней синюшной гематомой.

  Когда корабль, наконец, покинул земную атмосферу, вылетев белым журавлем из толстого слоя закрывшего весь обзор облаков, Дани соизволил оторваться от главного иллюминатора, чтобы обеспокоенно заглянуть под панель приборов, протягивая тихо шипевшему в кулак подростку лапу помощи, - Ты там живой, братишка? Ничего себе ты "поцеловался", - присвистнул Данте, когда помрачневшая физиономия младшего вынырнула наружу, во всю сверкая почерневшим синяком, выше покатого лба. Сани со вздохом взобрался обратно на кресло помощника, коротко покачнув его из стороны в сторону, отчаянно потирая ушиб. Так оставлять нельзя.
- Возьми управление пока, я за аптечкой схожу. Папа увидит - будет в ярости, - коротко покосился назад Дани, быстро поднимаясь на ноги и уступая место капитана для бухтящего себе под нос брата. Тот, успокоения своего ради, уже нервозно полез одной рукой в карман, нашаривая там надкусанную шоколадку.
- Что такое папа, по сравнению с взбешенной мамой, - уныло отозвался Сани, зубами снимая прилипшую к сладкой плитке фольгу.
Близнецы прекрасно знали, какими воплями зайдется разгневанная Мона Лиза, когда увидит безобразие на такой всегда гладенькой и аккуратненькой, холеной мордашкой сына. А ведь они ей еще даже не звонили пока, пообещав связаться будучи уже в космосе. Час икс подступал, а тут такая неприятность. Сандро еще раз активно растер ушибленную маковку, слепо надеясь что синяк пропадет сам собой.
- Принесу аптечку и лед, - предпочел промолчать касательно матери Данте, сунув руки в карманы джинс и быстро сбежав вниз по трапу, с природной грацией лавируя между пищащих от восторга, прилипших к почерневшим экранам в которых виднелся лазурно-зеленый бок удаляющейся Земли лисят, которые уже сбросили с себя "оковы", и теперь прыгали по отцу (который теперь не мог себя расстегнуть) пушистыми бешеными игрушками.
- Простите, извините, дайте пройти, с дороги.

Аккуратно миновав все возможные препятствия и едва ли не по пластунски прошмыгнув мимо отвлекшегося родителя, - в этот момент уже громко выдохнувшая Моди счастливо прилипла носом к "окну", делясь впечатлениями об увиденном с отцом, с сияющими глазами восторгаясь красотой родной планеты из космоса, - Дани скрылся в стороне двери, на которой был красноречиво нашлепан поверх большой алый крест. Что за ней находилось объяснения не требовало. Впрочем весь ниндзя-режим, с которым юный мутант старался не привлекать к себе внимание, мигом исчез, когда парень возвращался обратно тем же путем, с увесистым чемоданчиком первой помощи подмышкой. Возбужденный всеобщей суетой Флэш басисто гавкнул прямо у него за спиной, из-за чего черепашка аж на месте подскочил. Разумеется Донателло сразу же повернулся на подозрительный звук, прямиком к своему старшему отпрыску, который с глухим ворчанием завозился с замками клетки, выпуская на волю энергетический мохнатый шар, который в мгновение ока стрелой пронесся мимо всех, прямо на капитанский мостик. Заметив в руках сына аптечку, изобретатель незамедлительно построжел и, поднявшись, суровой скалой навис над притихшим парнем, который выдавил из себя излишне виноватую, широкую улыбку, сверкнув потомственной щербиной и опасливо втянув голову в плечи. Ох и не любил он, когда отец на него так смотрел... Поинтересовавшись спокойным тоном куда он тащит сокровенный саквояжик, Донателло заслонил сыну своей громадной тушей весь проход.
Ну... раз попался, скрывать смысла не было.
Разумеется Дон все узнает.
- Сани пристегнуться... не успел. Упал и ударился, - не слишком охотно прояснил ситуацию черепашка, напряженно поглядывая в сторону, словно уже придумывал как убежать от злого папки прямо по креслам бойким космическим паркуром. Заслышав словосочетание "Сани ударился", Моди мигом прекратила пищать от восторга глядя на огромную, даже сейчас, Луну, и шустро пересела на некогда отцовское место, беспокойно посмотрев своими пронзительными, золотистыми глазищами на понуро отвернувшегося брата, - Сильно ушибся? Это было страшно.
Вновь покосившись на заметно потемневшие за прозрачными стеклами очков глаза ученого, оттененные огромными синими кругами, Данте неуютно передернул плечами, - Ну не то что бы сильно. Но маме лучше... не показывать. Папа не надо так на меня смотреть, я же ему не нянька. - Тут же ушел в глухую оборону подросток, не выдержав морального давления со стороны дорогого родителя и отступив на шаг назад, врезавшись панцирем в переноску. - Все в порядке. Пожалуйста, не надо читать мне нотации, па, я знаю, что получилось все не так идеально, как хотелось бы. Если ты меня пропустишь - я все исправлю.

- Пропусти старик, - с другой стороны возникший Микеланджело неожиданно с силой подолбил кулаком по панцирю посмурневшего техника, метко целясь лапой по определенному месту на покатом карапаксе - а если быть точнее по пятиугольной, идеально ровной пластинке наложенной прямо поверх сложного рисунка-сеточки. С довольной рожей прислушавшись к металлическому звуку прогибаемого костяшками железа под плотной тканью одежды старшего брата, мутант выглянул у умника из-за плеча и еще раз потыкал пальцем ему в затылок, покачав в другой руке тем, что заменяло им в то время телефон, - Не сдвинешь панцирь, а? Хочу моей детке позвонить с носа, насколько помню на этих корытах всегда связь лучше там, где находится за... в смысле хвостовая часть. Спасибочки бро... - протиснувшись между необъятным Донателло и рядом пассажирских мест, Майк ненароком открыл путь быстро юркнувшему "на ту сторону " Дани, успешно миновавшему таким образом непреодолимую преграду в виде недовольного главы семьи умников и умниц.

На его счастье внимание отца было быстро перехвачено входящим звонком - сейчас его точно замучают разговорами, и он наверняка забудет об этой крохотной проблемке.
Встав ногами на сиденье, Мадонна схватила отца за локоть, на секунду обратив внимание всплывающее цифровое окошко за технологичными прозрачными стеклами на переносице гения, Моди громко оповестила отступающего провинившегося братца, - Это мама!
- Не говорите ей! -
панически махнул ладонью парень, прежде чем развернуться на пятках и стремглав умчать к "раненному товарищу", подальше от нависшей над всеми угрозой под названием Мона Лиза.

- Привет милый, - проворковала довольно улыбающаяся мутантка по ту сторону экрана.
Кажется у саламандры и ее подруги все было очень даже не плохо, судя по превосходному пейзажу у нее за спиной и весьма довольной салатовой мордашке. В руке ящерица держала, как ни странно стакан молока, или другого молочного напитка, на котором весьма странным образом пристроилась, словно лимонная долька на холодном "мохито", жалобно согнувшаяся мясистая креветка. Выведя супругу на полный экран прямо перед собой, изобретатель с готовностью заулыбался в ответ - все же приятно слышать голосок возлюбленной, по которой он, разумеется, страшно скучал. Врезавшись в плечо папаши, Мадонна радостно нависла рядом, - Сладкая моя, у вас все хорошо? - отпив из стакана и отставив его в сторону, Мона поправила упавшую на нос закрученную прядь, - Я соскучилась по моим мальчикам и мамочкиной принцессе. У вас все хорошо? Как тебе вид из окна?
- Мам, тут просто восхитительно! - облапив отца за шею, едва не опрокинув изобретателя носом в пол, Моди ткнула пальцем в сторону экранов, - Никогда не могла представить, что Земля настолько красива. В фильмах все кажется совсем иначе. А тут все больше. Космос словно глубокое синее море. У вас там с тетей наверное отличные и чистые пляжи, да?
- Жалеешь, что не поехала с нами? - хитро прищурилась саламандра.
- Нет-нет! - тут же яростно затрясла головой девочка, и вновь прижалась к Дону, - К тому же я так редко вижу папу. А тут целые каникулы вместе пробудем, - запечатлев на щеке отца горячий и искренний детский поцелуй, Моди со счастливой улыбкой опять развернулась к умиленно рассмеявшейся матери.
- И за меня папу поцелуй, ягодка. Но все же я не уверена, что это было хорошей идеей, Ди, - теперь уже взгляд саламандры вернулся к супругу. Выслушав его очередную успокаивающую реплику, мутантка коротко кивнула кучерявой головой, - Ну ладно, ладно. Ты умеешь убеждать. В конце концов все дети взрослеют. - Лиза критично зачем то оглядела свой наполовину полный стакан со всех сторон и отвернулась в сторонку, к чему-то прислушиваясь, - Кстати, где близнецы?
- Они очень заняты! - вклинилась вперед не успевшего ответить ученого Мадонна, с присущей им по-семейному мужественной уверенностью прикрывая спины провинившихся братьев, - Они ведут корабль мам, их нельзя отвлекать.
- Ну... - недоверчиво протянула подозрительно прищурившаяся мать, минуту-другую вглядываясь в наивные, такие чистые детские глаза (Мадонна врала божественно, но, старалась не использовать этот прием без надобности. Врать она не любила от слова совсем), и со вздохом расплылась в ответной улыбке, на слово поверив родным, - Хорошо малышка. Милая моя, можно нам с твоим папой переговорить наедине?
- Конечно, - мигом послушно отклеилась от родителя Моди, колобком скатившись вниз и подхватив в очередной раз пробегающего мимо Флэша, - Пока мама, люблю тебя!

- Донни, перезвони мне через минуту ладно? У вас там так шумно...

Пока изобретатель шествовал в ту сторону, куда ушел дозваниваться до супруги весельчак, он мог сколько угодно перебирать в уме возможные причины, по которым его жена потребовала беседы "тет-а-тет". Хотя с другой стороны... в салоне было действительно слишком шумно, чтобы даже парочкой нежных слов то обмолвиться.
Заливистый но короткий вопль... да нет, стон впереди, вынудил топающего прогулочным шагом изобретателя прибавить ходу... чтобы в следующее мгновение столкнуться лоб в лоб вышедшим навстречу младшим братом... который, к слову выглядел как-то не очень, словно его укачало в одно мгновение - хотя минутами назад был бодр, весел, и светился как огурчик.
Уставившись на беспокойно окликнувшего его по имени изобретателя, шутник немо клипнул невидящими глазами, прежде чем сфокусировать свое внимание на заботливо склонившемся лице умника. Все в порядке?
Вместо ответа Майк задал встречный вопрос, - Где у вас тут бар?
Проследив за направляющей дланью растерянного умника, Микеланджело молча отпихнул брата в сторонку - посторонись -
и целенаправленно двинулся в сторону двери ведущей в запретную, можно сказать, взрослую зону, где располагались скромные запасы алкоголя. Нет, ну мало ли какой там... праздник? Или иной повод напиться.

Вспомнив, что Мона просила его перезвонить, гений все же тревожно набрал номер возлюбленной, с ходу спросив ее о причине криков бедного Микеланджело во время звонка своей супруге. Вдруг у них что-то там случилось!

В ответ на это, дожевываяющая креветку мутантка лениво покосилась на хихикающую Алопекс - песец с громким "плюх" шлепнула свою увесистую филейную часть на кровать, прямо позади невозмутимо допивающей свой странный напиток ящерицы.
- Ло ему сообщила о том, что она беременна. - Широко, нагло ухмыльнулась Мона, залпом опрокинув в себя остатки "коктейля". Однако, прежде чем изобретатель разразился бурными поздравлениями хитро выглядывающей черноглазой лисьей моське, Мона с весьма скептичным видом изогнула тонкую бровь, - Нет, а молоко с креветками у тебя, как бы, подозрений не вызывает значит? Тоже мне умник! - барышни громко расхохотались над вытянувшимся лицом изобретателя - шутки не понял!
- Мне тебе тест что ли показать, дурачина? Я думала меня от местных морепродуктов тошнит. Оказалось нет, причина кроется в другом. Меня опять потянуло на рыбу... мне кажется это будет мальчик.

+1

7

Донателло не без легкой усмешки наблюдал за ворчливой возней своего младшего брата, попутно вот уже в который раз за последний десяток лет размышляя о том, хватило бы ему самому терпения управиться с такой оравой непослушных малышей, каждому из которых требовалось уделить хотя бы самую крохотную толику внимания, а иначе непременно быть коллективной истерике на тему "папа нас больше не люююбит!". Да уж, ему самому было гораздо проще в этом отношении... Хотя бы потому, что как минимум двое из его детей уже давно выросли из того возраста, когда им круглосуточно требовалась родительская опека. Что касается Мадонны, то его маленькая дочурка тоже росла на удивление самостоятельным, а главное, спокойным и беспроблемным ребенком. Дон был более чем уверен в том, что спустя пару-тройку таких полетов, ящерка окончательно перестанет бояться чего-либо и, скорее всего, с охотой возьмет на себя роль бортового стюарда, пристегивая и утешая всех прочих пассажиров. Так же, как это делал сейчас Сандро, неторопливо расхаживая взад-вперед промеж наспех сооруженных гением рядов сидений — изначально их корабль не был рассчитан на такое большое количество мутантов на борту, вот Донни с сыновьями и пришлось в последний момент кое-что достраивать.

Спасибо, Сани, — пискнул вслед кузену Момо, на мгновение с опаской выглянув откуда-то из мягких глубин собственного кресла, но тут же вновь напряженно вжавшись в него затылком. Вид у него по-прежнему был на редкость испуганным, в отличие от того же старичка Маки, что был куда больше занят стратегическим рассовыванием по карманам нескольких шлепнувшихся ему на голову упаковок сухарей.

Мама говорит, это не еда, — примирительным тоном заявил он, пряча последний пакетик, после чего живо запустил лапку за протянутым отцом угощением. — И чипсы, кстати, тоже, — добавил малыш уже с набитым ртом. Сидевшая рядом с ним Лилу выразительно закатила свои голубые глаза к небесам... то есть, к закрытому потолку кабины.

Ты так и про папины сардельки говорил, а в итоге слопал больше всех... — их громкий спор потонул в еще более оглушительном вое бедолаги-Флэша, что, как видно, окончательно потерял надежду вернуться домой на Землю. Донателло страдальчески выдохнул где-то на заднем плане, чувствуя, что его голова вот-вот лопнет от натуги — теперь уже даже выпитый перед отлетом кофе не шибко помогал справиться с коварно подступающим приступом мигрени.

Тише ты, старина, — не удержавшись, миролюбиво цыкнул на пса изобретатель, но тот, само собой, и не подумал обращать на него внимания... Зато моментально заткнулся, услыхав звонкий голосок Мадонны — вот уж кого он слушался в первую очередь, тем самым вызывая постоянные споры среди всех трех отпрысков Дона и Моны Лизы: так чей же он питомец, в конце-то концов? — Спасибо, милая, — едва Флэш умолк, как гений, не удержавшись, с немым страданием потер пальцами свои гудящие виски. Признаться, он бы отдал сейчас все свое состояние за то, чтобы вновь очутиться в кресле главного пилота и отгородиться от всего от этого гомона специальными наушниками, но увы, увы... К тому же, Данте требовалась практика — ради такого можно было бы и потерпеть немного. Правда, когда его старший сын начал поднимать корабль в воздух, притом едва ли не заваливая его набок от усердия, Донателло сам невольно вцепился пальцами в мягкие подлокотники сидения, едва сохраняя непроницаемое выражение морды и чувствуя, как с тревогой заколотилось его сердце. Ох, не создан он для подобных аттракционов!... Все-таки, одно дело — выполнять взлет самостоятельно, с уверенностью контролируя каждую мелочь, вплоть до температуры бортового кондиционера, и совсем другое — торчать где-то чуть ли не в хвосте самолета... простите, звездолета, поручив командование зеленому (буквально!) юнцу.

И очень хорошо, что Дон не видел красочного полета своего младшего сына по траектории "кресло второго пилота — ближайшая к лицу вертикальную поверхность", а иначе непременно бы вскочил со своего места и за шкирку пересадил Данте в кресло рядом с Мадонной, вновь взяв на себя управление кораблем. К счастью для близнецов, ничего подобного не случилось; Донателло был слишком занят успокаиванием их не в меру разволновавшейся сестренки, что, как и сам техник, жаждала поскорее очутиться в открытом космосе. А вот Майк с лисятами, наоборот, воспринимали происходящее как некое донельзя веселое приключение, вроде преодолевания самого высокого и головокружительного участка американских горок: все, как один (за исключением ну разве что бедолаги Момо), дружно вскинули лапки кверху и хором заулюлюкали на весь космодром — быстрее! выше! сильнее! ну, и так далее. А уж когда основная нагрузка спала, и на борту на несколько секунд образовалось состояние полнейшей невесомости, так маленькие бесята и вовсе едва не сошли с ума от охватившего их искреннего восторга.

Ничего с себе! Класс!! — завопил Майло, обнаружив, что его пухленькую мохнатую задницу ощутимо приподнимает над сидением кресла. — Пап, а можно снять ремни?!

Ю-хуу!!

Здорово!...

Мо, открой глаза! Мы как будто летаем!

Пааап, у тебя чипсы полетели тоже!...

Одну минутку, — приподняв запястье с прикрепленным к нему наручным компьютером, Донателло поспешил включить систему искусственной гравитации, и все лисята немедленно с шумом плюхнулись обратно на сидения, издав при этом хоровой стон разочарования.

Дядя Диии, включи ее еще разок!... Ну пожалуйста!

Это было так круто!...

Как-нибудь в другой раз, ребята, — обнадежил лисят изобретатель, после чего с чувством глубокого душевного удовлетворения расстегнул сдерживавший его пластрон ремень безопасности — ну, взлетели наконец, слава черепашьей праматери, и вроде бы на этот раз даже обошлось без приключений... — К слову, уже можно вставать, — решив не травмировать чувствительную психику Микеланджело, Донни вновь нажал пальцем на экран и одновременно расцепил замки на всех пассажирских сидениях; само собой, его племянники немедленно сорвались со своих кресел и принялись с галдежом носиться по всему салону, толкаясь и пихаясь за право первым взглянуть на Землю из местного "иллюминатора". Моди, само собой, составила им компанию, не забыв при этом ощутимо подергать отца за рукав — гляди, гляди, как красиво! Улыбаясь, техник с охотой присоединился ко всеобщим восторгам, дав себе возможность еще разок полюбоваться на местные космические красоты. Обычно ему как-то не хватало времени на такие вещи... Но сейчас, он вполне мог потратить на это несколько долгих, как всегда, волнительных минут, не только наслаждаясь открывшимся им живописным видом на родную планету, но и украдкой поглядывая на восторженную мордочку Мадонны. Ему было приятно видеть свою дочь настолько радостной, и даже счастливой — помнится, он и сам пребывал в страшном душевном волнении, первый раз в своей жизни очутившись за пределами земной атмосферы. Тогда черепашка был ненамного старше Моди и ее братьев... Как же давно это было, черт возьми.

"И тем не менее, я все еще ясно это помню... как если бы это происходило вчера. И тогда нас было здесь четверо, а не двое," — с грустной улыбкой подумал Донателло, вновь переводя взгляд на чинно проплывающий мимо них выпуклый бок небесно-голубой планеты. Однако прежде, чем мутант успел с головой погрузиться в ностальгию по старым временам, когда все четыре брата плечом к плечу стояли на борту тогдашнего космического корабля, громкий лай Флэша моментально заставил его выйти из этого слезоточивого состояния. — "Надо бы его выпустить," — рассеянно отметил Донни про себя, отворачиваясь от огромного плоского экрана... и тут же застыл, пристально глядя на невесть как очутившегося за его спиной сына. Весь благодушный настрой немедленно как рукой смахнуло, и растроганная улыбка сменилась выражение напускной строгости — разумеется, он сразу же углядел аптечку в руках юноши и сделал соответствующие выводы. Итак...

Что стряслось? — суровым тоном осведомился он у Данте, расцепив сложенные за карапаксом трехпалые ладони и теперь уже скрестив их поверх собственной бронированной груди. Одна из его тяжелых бровных дуг немедленно со скепсисом поползла куда-то наверх: забыл пристегнуться, говоришь? Вот значит как. Любопытно. — Я полагал, что соблюдение примитивных мер техники безопасности на этом корабле — превалирующая обязанность каждого из членов экипажа, — вкрадчиво молвил он, игнорируя встречные сыновьи оправдания. — Включая, конечно же, самого капитана и его первого помощника. В следующий раз, прежде, чем поднимать корабль в воздух, убедись в том, что вся твоя команда и пассажиры пристегнуты, ибо ты, — он аккуратно, но более чем внушительно ткнул Данте пальцем в пластрон, — несешь за них полную ответственность. То же самое касается и посадки. Если ты не будешь обращать внимания на такие вещи... — он не договорил, неожиданно подпрыгнув от прямо-таки оглушительного грохота металла за собственным плечом. Как выяснилось, то был всего-навсего Майки, вдруг ни с того ни с сего решивший постучать кулаком по вживленной в чужой панцирь металлической пластине — ты-дыщ, ты-дыщ, ты-дыщ! Признаться, у Дона чуть сердце из груди не выскочило — он-то думал, там позади него как минимум астероид в корабельную обшивку врезался! Донателло, не удержавшись, наградил горе-шутника откровенно уничтожающим взглядом, но так и не успел сказать ни слова в ответ: Микеланджело с присущей ему беспардонностью начал протискиваться куда-то между гением и его сыном, неосознанно (или, наоборот, вполне осознанно) давая тому шанс исчезнуть из поля зрения своего рассерженного родителя. Ди с иронией покосился ему вслед, как бы говоря ему всем своим видом: ну, беги, беги, малыш, однако не думай, что мы еще не вернемся к этому разговору... просто чуточку позже, когда твой не в меру отожравшийся дядюшка, наконец, снимет пятку с моей ноги и прекратит вжимать меня панцирем в стену! — Майк!... — не удержавшись, сдавленно прошипел чуть ли не в самое ухо мутанта, и только тогда вновь ощутил долгожданную свободу. Господи! — Тебе точно не помешает скинуть пару килограмм, — зловредно пробухтел он уже вслед неспешно удалявшемуся от него весельчаку, притом отряхивая и распрямляя свой слегка помятый халат. Впрочем, уже секунду спустя вниманием гения завладел входящий телефонный вызов с пометкой "Любимая"; невольно отвлекшись, Дон тут же сосредоточился на крохотной мигающей иконке, легким движением пальцев в десятки раз увеличив область рабочего мини-экрана и придав ему вид сверкающей полупрозрачной голограммы, зависшей в воздухе прямо напротив озабоченного лица техника. — Да уж не скажу, — тихо пробормотал он себе под нос, в ответ на откровенно паническое восклицание старшего сына, прежде, чем включить видеосвязь и узреть лицо своей драгоценной супруги. — Привет, — бодро откликнулся он на жизнерадостное приветствие Моны, прежде, чем снова умолкнуть и покорно отодвинуться в сторонку — так, чтобы Моди тоже могла поздороваться с мамой. Улыбаясь, изобретатель замер так на какое-то время, терпеливо дожидаясь, пока его девочки наболтаются вдоволь, попутно состроив смущенно-обрадованную физиономию и слегка прижмурив один глаз, когда Мадонна вдруг решила звучно чмокнуть его в щеку. Не растерявшись, механик также повернул голову набок и проворно "клюнул" дочь куда-то в зону подставленного под родительский поцелуй виска, на мгновение спрятавшись лицом в ее растрепавшихся рыжеватых кудряшках. — Ты зря так беспокоишься, милая, — откликнулся он спокойным, невозмутимым тоном, вновь переведя взгляд на свою хихикающую саламандру. — Ты же знаешь, я не позволю случиться ничему плохому с нашими детьми. К тому же, она давно хотела увидеть космос своими собственными глазами — и вот, погляди, сколько радости, — на этих словах, гений шутливо боднул Моди головой, добиваясь ее веселого смешка. Кажется, это зрелище отчасти успокоило их не в меру заботливую мамочку... Зато последующий ее вопрос вынудил заволноваться уже самого громилу-техника, в принципе не очень-то любившего врать в глаза своей возлюбленной. На счастье застопорившегося с ответом мутанта, в их разговор неожиданно снова вмешалась Мадонна, да еще с такой неподкупной уверенностью, что теперь уже самому Ди пришлось сдержаться от внимательного, даже немного укоризненного взгляда в ее сторону. И кто это научил тебя так божественно врать прямо в лицо родной матери, а, уважаемая? Впрочем, она ведь и не солгала толком: оба подростка сейчас находились на капитанском мостике и контролировали полет, так что Дон решил не зацикливаться и лишь украдкой, едва ощутимо щипнул ящерку за руку — мол, смотри у меня, хулиганка.

Да, родная, сейчас перезвоню, — отпустив Моди, мутант покорно сбросил вызов и поплелся в дальний конец судна, на ходу размышляя о том, что, пожалуй, немного поспешил с выводами насчет якобы полной самостоятельности всех трех своих юных отпрысков. Конечно, на фоне шебутного детсада Майка, его ребята выглядели куда более тихими и послушными, но, как показывали события минувшего получаса, даже с ними порой могли возникнуть свои проблемы. Данте, к примеру, совершенно не переносил строгих отцовских нотаций, был горяч и нетерпелив, в то время как Сандро частенько демонстрировал особую, "потомственную" рассеянность, забывая какие-то элементарные вещи вроде того, чтобы пристегнуть ремень перед взлетом... Ну, а Мадонна — что тут сказать? Его малышка с готовностью прикрывала обоих своих старших братьев перед их сердитыми родителями, и ведь далеко уже не в первый раз. Как бы так аккуратно объяснить девочке, что иногда близнецам все-таки полезно выслушать до конца строгий отцовский выговор, или даже вынести наказание за учиненное ими безобразие, чтобы в дальнейшем подобных проблем больше не возникало... — Хм?... — невольно вынырнув из омута собственных мыслей, Донателло в легком недоумении прислушался к протяжному, какому-то даже откровенно жалобному стону младшего брата, неожиданно раздавшемуся из-за раздвижных дверей камбуза. Остановившись возле порога, умник адресовал Майку тревожно-вопросительный взгляд, как бы уточняя, все ли с ним в порядке, попутно обратив внимание на то, как нездорово побледнела, и как-то даже постарела, что ли, широкая, усыпанная темными созвездиями веснушек физиономия мутанта — что там у него, Кланк что ли помер от старости? Давно пора, бедный зверь уже едва на лапах держится, грозя рассыпаться на части при каждом шаге... Невозможно же постоянно держать его на этих дурацких таблетках, продлевающим жизнь престарелым питомцам!   Кот, поди, уже и сам мечтает сдохнуть поскорее, ежедневно снося забавы шестерых непоседливых чертят...

Где у вас тут бар? — не дожидаясь, пока Донни первым спросит у него, в чем же все-таки дело, Микеланджело все с той же донельзя понурой миной, ожидающе уставился технику в глаза, отчего последний едва не запнулся на полуслове. Ээээ... чтопрости?

...там, дальше по коридору, — справившись с удивлением, Дон неопределенно махнул рукой куда-то вглубь корабля, и Майк тут же поплелся в указанном ему направлении, на ходу убито шаркая своими здоровенными ножищами. Донателло проводил его откровенно недоумевающим взглядом, но затем, пожав плечами, сам зашел внутрь камбуза и на всякий случай прикрыл за собой дверь. — Да, милая, ты вроде как просила меня перезвонить, — возобновил он прерванный с саламандрой разговор, тяжело опуская панцирь за стол. Дождавшись, пока его жена тоже устроится по-удобнее там, по другую сторону экрана, гений с легкой тревогой уточнил: — Я только что видел Майка, на нем просто лица не было. Все в порядке? Я думал, он разговаривал с Ло перед этим... Плохие вести? — ему казалось, что он заранее подготовил себя к любого рода новостям, будь то чья-то неожиданная кончина или внезапное увольнение с любимой работы, но услышанное все равно на мгновение поставило его в тупик. Взгляд гения быстро скользнул куда-то за спину ехидно усмехавшейся ящерки, задержавшись на животе ее белохвостой подруги, что с точно такой же веселой ухмылкой разлеглась на кровати позади Моны. "Бедный Майк," — мысленно пожалел он брата, даже не представляя толком, каково это — вновь лишится здорового и крепкого сна на ближайший десяток с лишним лет. Но вслух, разумеется, ничего подобного говорить не стал, а напротив, искренне заулыбался Ло в ответ, в принципе, донельзя обрадованный услышанным. Все-таки, прибавление в семействе, пускай даже в таком огромном, как у Майка с Алопекс — это, безусловно, очень светлое и радостное событие, за которое не грех открыть бутылку шампанского. "А то и все шесть," — не удержавшись, мысленно хихикнул изобретатель.

Поздравляю вас, Ло, — тепло произнес он, и лисица с легкой улыбкой помахала ему рукой в ответ: она-то, в отличие от Майка, совсем не выглядела печальной или раздосадованной. Видимо, уже смирилась. Донателло еще пару мгновений  весело глядел на нее поверх плеча Моны Лизы... а затем, моргнув, недоуменно уставился в лицо своей возлюбленной, далеко не сразу поняв, что именно та пыталась ему сказать. Ась? Молоко с креветками? Почему это должно было его... стоп, что? — Какой тест? — с искренним непониманием на лице уточнил механик у своей супруги, после чего вновь изумленно уставился на залившуюся гоготом Алопекс — последняя аж схватилась лапами за собственные бока, буквально помирая со смеху на пару с Моной. Донателло сам не заметил, как поднялся со своего места, во все глаза уставясь на мерцающий экран и упершись ладонями в столешницу. — Всмысле "мальчик"? — тупо переспросил он, кажется, уже начиная потихоньку осознавать. Его осунувшаяся, красующаяся внушительными синяками недельного недосыпа морда в миг преобразилась, как-то даже посветлев, что ли — не от ужаса или паники, но от радостного, захватывающего дух волнения. — У нас снова будет ребенок?! — едва ли не закричал он, чувствуя, как все внутри него подпрыгивает и срывается в безудержный пляс. Честно говоря, Донни сейчас был весьма близок к тому, чтобы действительно станцевать джигу-дрыгу посреди кухонного отсека. Его лицо попеременно озарялось широкой, неверящей улыбкой, которую тут же сменяло выражение эдакой юношеской растерянности — примерно также он среагировал в два предыдущих раза, ну, разве что еще более громко и взволнованно, чем сейчас. — Ушам не верю, у нас будет еще один сын, — пролепетал Ди, чувствуя себя одновременно самым счастливым и самым бестолковым мутантом на всем белом свете. И как раньше не догадался! Еще перед отлетом... Впрочем, Мона и сама только-только об этом узнала, так что изобретателя, в принципе, не в чем было обвинять. Ну... разве что в том, что он волновался и радовался сейчас на манер какого-то зеленого, неопытного юнца. "Мальчик, у нас будет мальчик!..."Я... я должен сообщить об этом нашим детям, — кое-как взяв себя в руки, уже куда более спокойно произнес Донателло... тут же, впрочем, вновь растроганно запищав натуральным фальцетом: — Боже мой, я сейчас заплачу, — его счастливый писк породил новый взрыв хохота у наблюдавших за ним мутанток. — Сын, еще один сын, СЫН!! Это стоит еще одного стакана кофе... или даже двух, нет, трех, — едва усевшись обратно за стол, Дон вновь ужаленным в задницу ослом подскочил над сидением и рванул куда-то прочь с кампуза, на ходу бешено сотрясая окошко видеочата. — Вот что, не вздумай напрягаться или поднимать тяжести, пока меня нет, и старайся не заплывать слишком далеко в море, а не то у тебя может закружиться голова... и следи за своим рационом, ешь побольше фруктов и овощей, а также никаких местных коктейлей, ты поняла меня? Господи, сын... Я постараюсь как можно скорее завершить эту миссию и вернуться к тебе домой, нет-нет, ребятам и на Земле найдется чем себя занять, к тому же, мы здесь исключительно по делу, помнишь? Не спорь со мной... Я люблю тебя больше жизни, родная. и малыша нашего уже просто обожаю, — он с нежностью прижался губами к дрожащей голограмме, на миг закрыв ими весь экран. — Я перезвоню через несколько часов, как только переговорю с детьми и все им объясню, хорошо? До скорого... боже, боже, нет, пожалуй, трех стаканов кофе мне будет мало, — свернув программу, Дон, шатаясь, точно пьяный моряк на корабельной палубе во время шторма, устремился на поиски младшего брата. Ему срочно нужно было поделиться с ним этой восхитительной новостью... ну, и наверное утешить его заодно на собственном пластроне. — МАЙК, — в спешке Ди аж запнулся о порог каюты и эпично грохнулся на пол позади уныло восседавшего на барном стуле шутника. Тот даже головы не повернул, с донельзя убитым видом наливая себе какого-то ядреного пойла в крохотную стеклянную рюмку. Водку он там нашел, что ли? — Майк, мне очень жаль... в смысле, я так рад за тебя, дружище, — с яркостью сверхновой светя щербиной на весь окрестной космос, Донни с размаху бухнулся за стойку рядом с ним и от души хлопнул мутанта лапой по плечу. — Ты знаешь, что я тоже скоро буду отцом? Уже в четвертый раз, Майки! — отняв бутылку у подзависшего брательника, Дон щедрым жестом плеснул немного выпивки и себе тоже, вопреки обыкновению, решив отпраздновать эту донельзя радостную весть крепким алкоголем. Подняв рюмку над их головами, Донателло счастливо возвестил: — За наших пузатых жен!

И залпом опрокинул напиток себе в горло, кажется, впервые в жизни умудрившись не прослезиться его вкусу.

+1


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Альт Вселенная » [A] Космические каникулы