Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на приватную форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя".

Приветствуем на нашем закрытом проекте, посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но также присутствует своя сюжетная линия. В данный момент, на форуме играют всего трое пользователей — троица близких друзей, которым вполне комфортно наедине друг с другом. Мы в одиночку отыгрываем всех необходимых нашему сюжету персонажей. К сожалению, мы не принимаем новых пользователей в игру. Вообще. Никак. Но вся наша игра открыта для прочтения и вы всегда можете оставить отзыв в нашей гостевой.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » VI игровой период » [C6] Northen Lights, Pt.1 (Рафаэль)


[C6] Northen Lights, Pt.1 (Рафаэль)

Сообщений 11 страница 11 из 11

1

http://s5.uploads.ru/OT9dc.jpg

You gave up the fight
You left me behind
All that's done's forgiven.
You'll always be mine
I know deep inside
All that's done's forgiven.


Время и место действия: Фэйрбэнкс, Аляска; период с 25 июля по 6 августа + 8-10 августа

Участники: Алопекс, Рафаэль, Микеланджело + Донателло и Мона Лиза (неписи)

Краткий анонс:

С момента вынужденного прощания Майка и Ло минуло вот уже почти две недели. Однако сбежавшая далеко на север лисица вынуждена вновь связаться с Микеланджело и его братьям, пригласив их в свой родной край — по утверждению Алопекс, здесь они могут найти ответы на многие вопросы, связанные с тайной их удивительного происхождения. Но это не единственный повод: местную эскимосскую деревушку терроризирует загадочный зверь по прозвищу Вендиго — и именно с ним придется разобраться черепашкам и их друзьям, если они, конечно, хотят вернуться домой живыми и невредимыми.

Отредактировано Alopex (2018-02-16 18:42:44)

+1

11

I wish there was another way out!

Он даже не посмотрел в ее сторону, когда Ло с грустной... хотя нет, скорее сдержанно-спокойной миной ускакала в лес, напоследок бросив что-то в духе "простите, досвидания, хорошонебуду". Черепашка с сумрачной мордой вновь уставился в треклятое дерево прямо перед собой, на котором остались шершавые вмятины от его кулаков.

- Майк...

Голос старшего брата таки вынудил весельчака с большой неохотой повернуть свою крапчатую мордаху, уставившись на прозрачно-серые глаза Донателло в ответ, не выражая при этом ни капли желания извиняться и расшаркиваться в приступе угрызения совести - он весьма отчетливо услышал упрек. И чо? Ну вот чо? Судить меня будешь, да? Ну попробуй. К счастью у гения хватило ума (умапалата) не продолжать дисскусию, которая наверняка спровоцирует новый взрыв негодования со стороны мрачного как кладбищенская статуя Микеланджело, и он очень вовремя переключил свое внимание на Рафаэля. Саеносец по ходу вообще охреневал с происходящего больше всех. Еще бы, к Майку стало страшно подходить (рили нига?), Донателло превратился в смягченную копию Леонардо взяв на себя ведущую роль - что вообще происходит? Единственное что не изменилось, это бухтеж Дона в духе старой мамочки - стужа, слякоть, а вы не в калошах и шапки не одели. Приятно знать, что хоть в этом изобретатель себе не изменяет пхах!

Живописно закатив зенки к небу, издав хриплый, исполненный тоски и уныния стон, выпустив облачко пара изо рта,  и поднял вверх руку сделав характерную "уточку", очевидно изображая бесконечную болтологию изобретателя. Он и раньше то не отличался особым послушаем, а сейчас вообще был неуправляемым сумасбродом. Хватать за жопу и лупить батькиным ремнем - только так. И стоит отдать должное Сплинтеру. Он именно это и пытался сделать в последнее время. По-своему, по-отцовски, стараясь как кнутом так и пряником добиваться от мрачного подростка хоть какого-то отклика и смягчения его очерствевшего, депрессующего сердечка. Вообще может быть в итоге Майки просто смирился и привык, и может даже вошел бы в свое обычное русло, отвлекшись на что-то еще, в конце-концов были Мондо, с которым можно было затусить, шумный и чудаковатый Кейси (хоть он и был корешем Рафи, но Раф же поделиться своей персональной компанией, верно?). Можно было бы облегчить свои "страдания".... но он приперся сюда. В этот долбанный северный лес.

Все-таки надо было остаться дома. И все было бы хорошо, не так как сейчас!

- Оденусь, только отвянь, - грубо буркнул черепашка, вновь отвернувшись от брата куда-то в сторону, сделав вид, что ему очень интересны  мелкие трещинки в сосновой коре, даже ногтем их поковырял, вскрыв неровное, шершавое покрытие,  вскрыв тонкую смоляную жилку. - Хм... - отрешенно качнул головой весельчак, растерев двумя пальцами жирную, липкую, янтарную каплю. Невольно вспоминались кадры из Парка Юрского периода, про комаров некогда застрявших в этой липкой хрени, чтобы потом из их брюха выкачали кровь динозавров. Почему он себя сейчас ощущал подобно такой мошке увязшей в янтарном сгустке, которая медленно погружается в эту мерзкую патоку без возможности вырваться и освободиться. Того и гляди так и застынет на веки вечные. Как сильно он погряз в своих проблемах и депрессии. И как бы не старался вырваться из им же построенной ловушки, не мог. Падал. И сдавался.

Небрежно вытерев смолу о подол пуховика, что едва ли получилось, руки все равно остались липкими, только скипидаром и отмоешь, а желтая затвердевшая капля намертво прицепилась к новенькой курточке, юноша обернулся через плечо, убедившись, что брат благополучно свалил восвояси, то бишь в палатку, со своей пассией в обнимку, парень медленно, эдак неуклюже развернулся к молчаливо таращащемуся на него Рафаэлю.

Что?

Саеносец не был склонен к полосканию мозгов, не тот типаж, но даже он смотрел на брата... осуждающе что ли. А может разочарованно? А что ты думал... Такой один богатырь, деревья в приступе бешенства и отчаяния трясти умеешь?

Некоторое время ребята двумя угрюмыми бычками, точно изображая игру в отражения, смотрели друг на друга хмуро сдвинув бровные духи, а затем младшему просто надоело играть в гляделки и он махнул рукой в сторону свободной палатки. - Пошли уже, - пнув на прощание торчащий вершком пышный сугроб, разметав хлопья снега и набросав их на кострище, столь же небрежным способом затушив пламя, черепашка сунул липкие кулаки в карманы, и вразвалочку, по-пингвиньи пошлепал под своды натянутого тента, слыша за спиной тяжелую, поскрипывающую походку старшего брата.

Естественно весельчак в жизни никому бы сейчас не сказал (обычно поныть и пожаловаться он как-раз таки очень любил, но... не в этот раз) что дико замерз, стоя по колено в сугробе, даже при полыхающем огне под пятой точкой, но сейчас на посеревшей конопатой физиономии читалось явное блаженство, когда он пплюхнулся задницей на расстеленную внутри шатра тахту, закиданную ворохом одеял и подушек - крепкая такая, способная выдержать вес 100+ киллограммовой черепашьей туши. Такая, устойчивая, складная, из крепкого чугуна с деревянными подпорками из брусков притащенных с Норхэмптона. Подобная постель была своеобразным ответвлением от походной раскладушки. На редкость удобной, особенно если не забыть про такие постельные принадлежности как одеяло и подушки. А еще парочка пледов. И самое главное что занимала она хоть и приличное место, но в разложенном виде являлась эдаким шкафом из икеи - куда поставил к стеночке, там и стоит, главное чтобы на тебя не упало. Такая же была и в противоположном углу тента - для второй черепашки. По середине пара обогревателей на дизеле и кутули с одеждой, мелочевкой и закусками. Мало ли кому захочется темной ночью. Вопреки излюбленному лакомству у Микеланджело из закусок были сухпайки и бутылки с газировкой. Чипсы, кола... кола, сухарики. Именно их он сейчас и выудил из лежащего у изголовья брезентового рюкзака, смачно хрустнув упаковкой, разворачивая ее содержимое и едва не засыпав весь пол крошками. К слову после чистки и утрамбовки, по земле мутанты расстелили плотный утеплитель, такой, который используют в прокладке помещений, с фольгой с одной стороны и прыгучим пенопластовым покрытием с другой, он еще смешно шуршит под ступней. Такое покрытие отлично служило "теплым полом" в палатке, сохраняя эдакий парниковый эффект. Это, конечно, если не держать все нараспашку.

- Будешь? - коротко поинтересовался у брата шутник, бросив быстрый взгляд на соседнюю койку, и, дождавшись ответа, вновь быстро нырнул в свои закрома, выуживая еще одну упаковку хрустяшек и точным, прицельным броском швырнул ее прямо в кислую физиономию брата. Естественно вкусняшка была перехвачена на полпути "Майкстер-лицо Рафаэля" крепкой мужицкой рукой саеносца - пускай ты и на вид неповоротливый качок,но реакция дай бог каждому!

Удовлетворенно хмыкнув себе под нос, Майк снова завалился на ватные одеяла, подпирая панцирем скрипучую перекладину, вальяжно закинув пятку на теплое ребро обогревателя (аккуратненько так, чуть с краю, чтобы не обжечься) и горстями принялся закидывать в свою бездонную глотку обжаристые снеки, ничуть не смущаясь хрустеть на всю палатку. Братишка же напротив, сидел с таким мрачным и постным видом, словно это не Майкстер сейчас встретился лицом к лицу с пропавшей и предавшей все его чувства разом девушкой, а Рафаэль.

Хотя, судя по тому, что успел "уловить" весельчак, дела на личном фронте у бро были веселые, так что нет ничего удивительного в том, что он так угрюмо хомячил пачку хрустиков, пялясь в одну точку и сосредоточенно о чем-то думая, вспоминая (или о ком-то), в то время как шутник старательно пытался забыть. Еще немного посидев в полной, и стоит сказать, весьма удручающей тишине, прерываемой лишь бодрым хрустом, обладатель оранжевой банданы вдруг с кряхтением принял более... прямое положение, взгромоздив на взъерошенную постель и свои огромные ноги, обхватив их для удобства ладонями. Такая себе поза лотоса, но зато удобно. - Чего такой кислый? - не очень весело, впрочем, но широко ухмыльнулся подросток, с хитрым прищуром глядя на отрешенно возящего лапой по пластрону Рафаэля. - Лиса сожрала твой колобок? - конопатый склонил голову на бок, пристально взирая на брата со своего места. О, в любое другое время Раф бы наехал на младшенького со словами как он мечтает начистить его панцирь, но в этот раз он едва удостоил его своим царским вниманием. Троллить и дергать его сейчас не хотелось, хотя бы потому, что Майкстер понимал его чувства... отчасти... не совсем то, что он испытывал сам, но отчасти. - Хех... мой тоже, - легкомысленно пожал плечами парень, щелчком большого пальца подбросив сухарик и ловко поймав его ртом. - От этих косматых баб одни неприятности... верно, чувак? - и опять смурное молчание, хотя взгляд сурового воина с "вилками" немного потеплел. Согласен, значит?

Может это их призвание. Настоящие мужики, без всяких ванильных соплей, которые могут возлагать надежды только на самих себя. Оставим все эти розовые слюни для таких как Дон, со своими саламандрами. Ему повезло, а вот им не было бы проще все просто забыть?

Заваливаясь обратно на кровать, при этом свесив одну ногу вниз и заложив руки за голову, согревая ладонями лысый затылок, голубоглазый спокойно уставился куда-то в вышину натянутого тентом потолка палатки, теряющегося во мраке. Конечно, единственным освещением здесь служила теплая керосиновая лампа стоящая на полу, едва позволяющая угадывать лица собеседников. Красноватые отблески плясали по зеленым физиономиям двух панцирных горемык делая их лица еще мрачнее, чем они были на самом деле.

- Я думаю мы такого не заслужили... - выдохнул черепашка на пару мгновений смежив веки и утомленно потянувшись носком ноги до глухого хруста в коленке.

- Чего не заслужили? - не очень охотно, но уже включаясь в разговор пробормотал со своего места Рафаэль, сминая в кулаке опустевшую пачку из-под сухариков. С чесноком...

- Ну, всего этого, - мутант неопределенно махнул рукой, чуть нахмурившись. - Мы с тобой хорошие ребята вроде бы. Мы стараемся ради других. Ради своей семьи, да? Заботимся, защищаем. Ну не без недостатков конечно, я слишком красавчик, - парень шутливо поскреб в очередной раз свой безобразный шрам на всю морду, спустив бандану на грудь, - ... ты не очень красавчик, но мы старательно рвем жопы бро... А потом получаем под дых от тех, кого подпускаем слишком близко к себе - где справедливость, да? - он приподнялся на локтях, вопросительно глянув на старшего. - Где гарантия того, что когда ты протянешь кому-то руку помощи, если ты кому-то подаришь частичку своей души, совершенно искренне - потом ты об этом не пожалеешь?

Зачем вообще мы все это делаем, если даже наш собственный брат отказался от нас. Скажи мне... Раф?

***

Voices won't go away
They stay for days and days
They say some awful things,
Ways to make you fade away
I don't think no one's home
And we're just here alone
I better find you first,
Before you find the phone

  Встав с утра спозаранку, пока все дрыхли без задних ног, Майк по въевшейся привычке хотел было пойти на кухню и чего-нибудь пожевать, пиццы там завалявшейся, а авось и каши геркулесовой, да так и застыл на пороге палатки, вяло потирая один глаз. Ах ну да... Совсем забыл, он же нихрена не дома.

И хочешь жрать придется изображать из себя Ди Каприо и идти искать утренний хавчик с копьем или стрелами на горбу, выискивая местную дичь. Не позвонить курьеру от большой лени, не сгонять в закусочную небрежно закутавшись в один из плащей Донателло. Все сам, все своим трудом!

Коротко вздохнув, лениво затягивая сползшую бандану потуже, поправив прорези для глаз, черепашка слегка покачивающейся походкой выбрался на улицу... бррр! Естественно он сразу же наступил босой пяткой в мокрый, подтаявший снег. После теплой, прогретой палатки это ощущалось особенно противно, но черта с два он сейчас пойдет одеваться и влезать в валенки, как этого страстно желает изобретатель. Чо он... мелкий сопляк что ли. Хватит того, что он на себя куртку накинул! А то мы за свободу! Воли!

Угрюмо набычившись, черепашка так поскакал чутка на одной ноге перед палаткой, отряхивая мокрую ступню. Забавно, как ситуация меняется от настроения. Поди год-два назад, юнец был бы до безумия счастлив оказаться в каком-нибудь запорошенном лесу, или просто пройтись по улочкам Нью-Йорка под рождество. А чего вы хотите от парня выросшего в канализации и до недавнего времени не ступавшего на твердый асфальт широких улочках? Он о снеге мечтал с детства и вот... пожалуйста. Играй в снежки, валяйся делая снежного ангела, строй горку - что угодно.

Но ничего, кроме едкого раздражения сейчас, хмурый подросток не испытывал.

Микеланджело зябко провел лапами по мускулистым плечам, разгоняя кровь, и направился в сторону потухшего кострища. Ну а что еще делать?  Он и так маялся от безделья, натыкаясь то на сугробы, то на деревья, то на расставленные округ палатки, так хоть делом себя займет, благо имелись кой какие навыки по выживанию в дикой природе после совместного проживания с братьями на территории Норхемптона. И рыбалка была, и костер, и турпоходы за одуванчиками в начале лета.

Присев на корточки перед остывшими углями, черепашка задумчиво потыкал их палочкой, словно и впрямь расчитывал, что черные крошки вдруг вспыхнут легкими, алыми искрами и пламя восстанет само собой. Может зря он его вчера снегом присыпал? Ткнув теперь уже палец во влажную золу, юноша задумчиво нахмурился. Кх... Да не так уж и промокло все. Сейчас... сейча-ас, он наберет сухих веток и все будет зашибись. Только выбрать "достойное" дерево.

Так мутант навернул еще круг, присматриваясь к пышным, чуть не сказали зеленым, а на деле белым точно сахарная пудра, кронам. Хм... Нет, оттуда срывать ветку облепленную снегом будет глупо, они ж все мокрые насквозь, ни одна хвойная иголочка не загориться! Опустив взгляд вниз, Майк задумчиво потоптался на месте, воззрившись теперь уже на белые барханы. Наверное логичнее поискать глубоко под снегом у самых корней, может там и впрямь найдется что-то посуше? Как они вообще умудрились развести костер? А это надо было у Донателло спросить, какие волшебные сухие дрова укладывал изобретатель, пока его братья занимались установкой шатров прибивая колышки к мерзлой земле.

- БУ!

  У меланхолично обдумывающего типичные бытовые проблемы мутанта чуть не случился мини-инсульт, и он на пару мгновений поверил, что сейчас на него сверху выпрыгнет та самая жуткая чупакабра, которая жрет местных, и которую в красках расписала им вчера Алопекс!

Выпучив глаза по пять копеек, парень подскочил на месте, и, не устояв на скользкой, мокрой и скользкой поверхности вытоптанной площадки, ухнул панцирем в облюбованный им сугроб, усевшись на нем точно в кресло - раскинув руки по сторонам и осев пятой точкой куда-то глубже, с приоткрытым ртом глядя на нахально хихикающую... Алопекс, которая точно летучая мышь болталась перед ним вниз головой, свесив до земли свой огромный, неприлично-пушистый хвост!

Драсть!

  - Нет! - спешно брякнул в ответ нахалке конопатый, все еще хлопая ресницами и пребывая в состоянии легкого шока. А затем спешно завозился на своем "троне", пару раз бесславно хлопнувшись карапаксом обратно, прежде чем сумел, наконец-таки, твердо встать на ноги. Раздосадованный и почему-то смущенный, тщательно скрывая это энергично отряхивая плечи и пушистый капюшон от налипших белых комьев. Ох и зря же ты расслабился, приятель. и тут же чуть не хлопнулся обратно, опять сбитый с толку, трепетно прижимая к пластрону пригоршню... ягод? Блин, а он думал в этом безмолвии вообще больше ничего кроме сосен не растет! Удивленно посмотрев на свои скрещенные, уже перепачканные темным соком ладони, щедро капая им на девственно-белый снег, Майк поднял взгляд на хитрую, остроносую мордашку Ло.

Сложно сказать, что выражала сейчас исцарапанная черепашья физиономия, кроме растерянности, но смотрел он на притихшую напротив девушку неожиданно серьезно и... странно, пристально, словно ждал чего-то. Без былого раздражения, или досады, которые теперь постоянно его сопровождали. Он хотел что-то сказать ей... даже приоткрыл рот, выдохнув облачко морозного пара, но... так и не сумел выдавить из себя и слова - странно, а ведь обычно он такой говорливый! А тут словно вообще забыл как разговаривать.

Потерянный он был. Сбитый с толку.

И дело вовсе не в ягодах.

You better run, better run, better run, yeah I'm coming after you
When you're sleeping at night, yeah there's nothing you can do
There's no place you can hide cause I'm coming after you

Наверное хорошо, что внимание мутантки быстро перескочило с его собственной персоны на костер. Вернее на кроличьи тушки, которые они так вчера и не пожарили. Те так и остались лежать в рядок безжизненно свесив лапки с брусьев заменяющих стулья... лавочки. Все с тем же отрешенным видом запихнув в рот одну ягоду, слегка поморщившись от ее неожиданно терпкого кисло-сладкого вкуса, черепашка все столь же молча медленно приблизился следом, и плавно опустил свой тыл на одно из поленьев, эдак недоверчиво разглядывая взлохмаченную птицу в когтистых лапках.

В былые времена Микеланджело был таким болтуном, что на его фоне наемница казалась тихой мышкой, а сейчас создавалось впечатление, что Алопекс говорила почти за них двоих. Вновь устремив взгляд в жутковатые глаза песца, Майк достаточно долго, не нарушая возникшую звонкую, неловкую паузу, вглядывался в желтоватую радужку мутантки, контрастно граничащую с темными, готическими склерами. Он смотрел прямо и не отрываясь, словно искал чего-то... или ждал, в то время, пока рябчик покачивался маятником в вытянутой лапе девушки, а по его локтю, испачкав куртку, бежал сладкий "ручеек" ягодного сока. Она не понимала, чего он от нее хотел, да и сам Микеланджело, честно говоря, тоже.

Хотя нет.

Он понимал.

Он хотел, чтобы все было как раньше. До того, как этот проклятый Шреддер поймал ее, пленил и накачал наркотиками. После чего она просто его оттолкнула. Может это не ему стоит злиться на поступок девушки отказавшейся от протянутой ему руки помощи, а ей? Ведь это он ее не уберег от этих кошмаров помутнивших ее рассудок и причиненной ей футами боли. Но он видел по ее глазам, что она ни капли на него не злилась, а наоборот, всеми силами старалась найти тот способ, который помог бы ей оказаться вновь ближе к весельчаку. Как-то... усмирить его. Это заставляло его обледеневшее, колючее сердце болезненно сжиматься от этой заискивающей и виноватой улыбки, но... что-то его удерживало. Он просто не мог плюнуть на все и сгрести эту косматую коротышку к груди, спрятав ее курносую морду закопав ее в складки куртки и самому  зарыться лицом в ее сверкающий белизной мех, жадно вдыхая морозный воздух - прости, и давай все, к черту, забудем, я устал. Он очень хотел это сделать. Его руки мелко дрожали, что выдавала одна чернильная капля подло трясущаяся на сгибе пальца, вот-вот грозя сорваться и упасть ему на колено, словно еще секунда, и он реально кинется к ней навстречу, скучающий и готовый начать все сначала... или продолжить.

Но ничего не делал.

Он хотел бы найти другой выход из этой подлой ситуации. Хотел бы чтобы все его внутренние терзания разом прекратились.

It's over, you can't breathe
Just sleep now, rest in peace

Хорошо, что никто, кроме Ло не видел этого странного, болезного выражения усыпанной веснушками бледной, салатовой морды юного мутанта - совершенно непривычного, больше подошедшего бы чувствительному и мечтательному Донателло, но никак не оптимисту-Майкстеру.

А может все это к лучшему?

Черепашка вдруг коротко зажмурился, поднял одну руку к лицу, прижав к морде махристую, давно не стиранную маску. - Блин... - глухо, дрожащим голосом выругался подросток, только поняв, что просто растер по физиономию всю ту черничную "краску" которая украшала его ладони. Теперь он похож на индейца Чингачгука с отпечатком трехпалой ладони. Молодец! Тупи дальше! - Да... давай, я его ощипаю... - отложив ягоды в сторонку, аккуратной, чуть мятой горкой, черепашка набрал в грязные ладони горсть снега и принялся остервенело "умываться", искренне надеясь, что тот не только сотрет некрасивые пятна, но и слегка... приведет в порядок его мысли. Чтоб вас... - Бррр... - в который раз за сегодняшнее утро вздрогнул всем телом черепашка, утираясь локтем. А раньше он наверняка шутливо бы обхватил пышный хвост подруги, бессовестно используя его в качестве полотенца!

- "Не думай об этом."

- Я правда давно не готовил... - все так же "простужено", продолжил бормотать мутант, растерянно сгребая пяткой угли в центр. - Даже кулинарной книги под рукой нет, я понятия не имею как готовить глухарей... или что это за птица... ну явно не голубь, городской парши нет, - криво, эдак неуклюже пошутил черепашка, кося одним глазом на песца. И почему он так неловко и тупо себя чувствовал? И улыбка получилась такой дурацкой и наигранной.

Жаль что он не может сделать так, чтобы все было по-другому. Панцирь...

I wish there was another way out for you
I wish there was another way out for you

+2


Вы здесь » TMNT: ShellShock » VI игровой период » [C6] Northen Lights, Pt.1 (Рафаэль)