Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Рептилии в западне


[С1] Рептилии в западне

Сообщений 11 страница 20 из 29

1

Участники (в порядке отписи): Mona Lisa, Donatello
Дата и время: ночь с 18 на 19 апреля 2013 года
Краткий анонс: Мона предпринимает отчаянную попытку пробраться в тщательно охраняемую лабораторию, чтобы уничтожить образцы опасного мутагена, а также выкрасть формулу его изготовления. А чтобы ее миссия не сорвалась, девушка решает сделать это под покровом ночи. Как назло, именно в это время поблизости оказывается Донателло — заметив, что кто-то проник на территорию косметической компании, мутант немедленно лезет следом, справедливо полагая, что задерживает вора...

0

11

Донателло не смог подавить самодовольную усмешку, когда Мона вслух подивилась его скорости. Однако эта улыбка быстро сползла с его лица, лишь стоило мутантам как следует оглядеть склад изнутри. Взгляд Дона с напряжением скользил следом за нервно подмигивающим пятном света, отбрасываемым лучом фонаря — честно говоря, подросток понятия не имел, сколько времени им потребуется на детальный осмотр всех коробок и стеллажей, что громоздились вдоль стен. На это могла уйти целая ночь... если только Мона не знала, как точно выглядят контейнеры с мутагеном. И судя по ее хмурой мордашке, надеяться на это не стоило.
Не совсем... Всмысле... — немного сбивчиво откликнулась ящерица. Вручив Дону фонарик, она принялась сосредоточенно рыться в кармане куртки и, наконец, извлекла небольшой сверток, который при ближайшем рассмотрении оказался закутанной в плотную тряпицу ампулой со странным зеленоватым веществом. Гений со всей возможной осторожностью взял ее в свободную от фонаря руку и приблизил к глазам, изучая. Очевидно, это был образец мутагена. Подумать только! Самый настоящий образец мутагена! Черепашка даже дыхание затаил от охватившего его волнения. Для него это была не просто пробирка со странной и опасной жидкостью неизвестной консистенции. Это был ключ к разгадке тайны его происхождения.
План склада я знаю, — гению стоило огромных трудов переключить внимание обратно на Мону. Словно зачарованный, он продолжал пристально смотреть на ампулу с мутагеном, тем не менее, внимательно слушая, что ему говорят. — Но где стоят контейнеры... Без понятия! — Донни, наконец, опустил руку и аккуратно передал пробирку обратно ящерице. Теперь он молча водил лучом фонаря из стороны в сторону, пытаясь, в свою очередь, разобраться в запутанных объяснениях Моны. К счастью, память у юного механика была отменная, так что запомнить, где что находится, не составило большого труда. Итак, что они имеют? Огромное и жутко загроможденное помещение склада — раз. Морозильную камеру — два. Парочка коридоров — три... И это учитывая, что ящики могут лежать отдельно друг от друга, причем точное количество их неизвестно. Мда, проблемка... хотя, какое там — проблемища. Пока Донателло напряженно разрабатывал стратегию поисков, Мона со вздохом опустилась на одну из больших коробок. Видок у нее был крайне невеселый.
Да..кстати.. раз уж так получилось... Меня зовут Мона Лиза. Или просто... Мона... — Дон несколько мгновений молча смотрел ей в лицо, после чего неожиданно улыбнулся.
Донателло. Можно просто Донни, — представился он и, заметив, что ящерица подняла голову к потолку, машинально посветил фонариком вверх.
Эх, черт, если бы свет включить, в сто раз легче было бы и управились быстрее! С одним фонариком мы много не насобираем... — пробурчала Мона недовольно. И она была абсолютно права.
Охрана может заподозрить неладное, — Дон слегка закусил губу, мозгуя. — Если только она уже не спохватилась... — и гений невольно покосился на ворота за спиной. — Давай-ка посмотрим, нет ли здесь еще одного фона... — он неожиданно осекся, расслышав гулкие шаги в дальнем конце помещения. Мгновение — и затхлый воздух пронзили яркие лучи света: кто-то включил лампы на потолке. Теперь настал черед Донателло хватать свою спутницу за руку и тащить в ближайшее укрытие. Вместе подростки укрылись в густой тени, отбрасываемой высоченным нагромождением массивных коробок у стены склада. И очень вовремя, так как почти в тот же миг в узком пространстве между стеллажами выросла фигура в белом халате. Судя по всему, этот человек находился здесь один и, вдобавок, разговаривал с кем-то по сотовому телефону. Голос его звучал недовольно.
...да, господин Стокман, я только что из лаборатории. Все необходимые образцы сыворотки находятся у меня. Да-да, я уже позаботился об уничтожении всех улик, можете не беспокоится об этом... Что? Уничтожить товар?! Вы смеетесь надо мной?! Это немыслимо. Компания готова отвалить кучу денег за... что значит, "не имеет никакого значения"?! — голос ученого звучал все громче, но вовсе не потому, что он приближался к укрытию мутантов. Кажется, он был на взводе, и с трудом удерживался от негодующих криков. — Наш колледж отчаянно нуждается в финансировании. Если этот товар пропадет, компания откажется выплачивать денежную компенсацию. Ах, вы готовы возместить нам все расходы? Что ж, это совсем другое дело... да-да, хорошо... я сделаю это. До связи, — слуха "воришек" коснулся глухой щелчок — сложив телефон пополам, доктор засунул его в грудной карман и прошествовал в один из боковых коридоров. Донателло осторожно высунул голову из-за коробок, наблюдая за ним. Кажется, этот человек все еще был раздражен: об этом более чем красноречиво намекало его сердитое ворчание.
"Уничтожить товар", хах... За кого он меня принимает?! Черта с два я это сделаю... Когда товар попадет на прилавки магазинов, он уже ничего не сможет с этим поделать. Достаточно я выслушал пустых обещаний... Этим утром деньги должны быть в моем кармане. Эй, Роско! — он неожиданно гаркнул во весь голос, очевидно, зовя кого-то из своих помощников. — Запусти-ка контейнер. К шести часам товар должен быть полностью упакован и готов к отправке. Пошевеливайся! — его отрывистые команды начали постепенно затихать где-то в глубине склада. Убедившись, что доктор скрылся из виду, Донателло опустился обратно на корточки рядом с Моной и возбужденно зашептал:
Ты слышала это? Похоже, они уже добавили сыворотку в косметику, и теперь готовятся отправить ее в магазины города. Нам нужно придумать, как их остановить.

+1

12

Мона не спешила смотреть  на человека которого скрывала груда ящиков перед ними. Прислонившись спиной к картонке, щурясь от бьющего в глаза с потолка света, ящерка вслушивалась в скрипучий, хрипловатый голос с французским акцентом , эхом отдающийся от бетонных стен склада. Интересно, что он здесь забыл, расхаживая по территории компании посреди ночи?! В любом случае, это нехорошо...
А кто такой Стокман?
  Мона напряглась, когда доктор оказался совсем близко к мутантам. Было видно, как она сдерживается, чтобы не выскочить из своего укрытия и не надавать французишке по мордам, ведь, как справедливо полагала девушка, он вполне заслужил того, чтобы его раскатали по асфальту. И это была не жажда крови и мщения, это говорило отчаяние и такая, по-детски наивная обида на жестокость и предательство того, с кем она делилась всеми своими мыслями, касающимися научных открытий, в которых заключалась вся ее жизнь. Похоже она жестоко ошибалась в его уме, в его искренности и желании, в его компетентности в целом. А оказывается все дело в деньгах. В который раз Мона готова была подивится людской подлости и коварству. Еще один человек предупреждает Рене о возможной опасности препарата, а тот все равно думает только о том, как набить чемоданы деньгами! Это ли не безрассудство?!
" Если бы он видел каковы результаты нашей совместной работы,"- Мона задумчиво изогнула кончик хвоста дугой, приблизив его к глазам. При свете ламп, можно легко рассмотреть мелкие, ромбовидные, слегка неровные чешуйки на блеклой, зеленой коже, коже обыкновенной рептилии. Полупрозрачные перепонки между пальцев... Поразительное существо, с повышенной чувствительностью, уникальным пластичным телом, сильными ногами и высокими регенеративными способностями.- "Тогда бы он продал сыворотку в военно-политические организации. НАТО было бы в восторге от такого приобретения... Кто же откажется." В своих размышлениях, девушка убедилась еще раз, насколько опасную вещь она сделала своими руками.
Сделай атомную бомбу своими руками.
Ну, шутки шутками, а допустить попадания косметического продукта с мутагенным веществом на прилавки, она конечно не могла. Свои ошибки нужно исправить. И исправить быстро. В этот раз без осечек. Мона казалась очень собранной и внимательной как никогда. На ее личике застыло выражение суровой решительности и уверенности. Когда Донни снова оказался рядом с нею, ящерица-мутант еще немного помолчала, смотря куда-то в сторону. Девушка приложила к губам кулак, слегка дунув между пальцев.
— Ты слышала это? Похоже, они уже добавили сыворотку в косметику, и теперь готовятся отправить ее в магазины города. Нам нужно придумать, как их остановить.
- Если бы одного Нью-Йорка. - Тихо ответила она ему. Хотя можно подумать, этого не достаточно. Вся глобальность ситуации была в том, что местная компания имела филиалы по всей Америке, и даже Европа была охвачена их торговыми точками. Дистрибьютеры из Парижа и Лондона, Венеции... - У них только офис здесь...я проверяла. Вечером выйдут рейсы с товаром до Монреаля, продукция, пока она только спущена с конвеера, эффективнее действует, а значит - дороже. После Канады, завтра в Италию - Венеция, Рим... и так далее...- Мона пересела лицом к Донателло, обхватив руками колени, с напряженным взглядом смотря в лицо черепашки. В отличие от Дона, ящерица была осведомлена о сложившейсяситуации гораздо больше. Поэтому и пугало все это ее... больше... Страх, что все сорвется, снова все провалиться и она не сможет ничего предотвратить, таился где-то в глубине ее золотисто-карих глаз, скрытый стеной показной решимости. Если глубоко в душе ящерица могла бы посетовать на себя, то показывать кому не было свои "горькие" эмоции, она не могла позволить. Однако, напряжение так и искрящееся в воздухе, необычайно сильно давило на нее. Мона чувствовала, что еще чуть-чуть и она не выдержит. Какое бы сильное тело не было у нее теперь, внутреннее сознание изменилось мало, дух слаб. Она все еще так же верит в то, что все закончится хорошо, но реальность... вовсе не такая благодушная,- Господи, зачем я это сделала...- Дав слабину, Мона на мгновение сгорбилась, накрыв голову руками. И злость, и отчаяние, и ... тупая свербящая боль в воспаленном всеми этими проблемами мозгу. Проблемами, которые она себе сама создала. Хотелось всплакнуть... но куда там.. Мона только крепко сжала зубы, пока не заныла скула, и внезапно резко убрала руки от лица. Минутная слабость... все... она в норме.
- Нужно сжечь все это. - Наконец после кратковременного гримассничества произнесла ящерка, сцепив руки в замочек.- Продукция во всяком случае содержит хоть сколько-то процентов спирта. Или экстракты на спиртовой основе. Тогда мутаген начнет разлагаться... Правда я не смогла пронаблюдать до конца за реакцией вещества во время горения.- Она прижала указательный палец ко лбу, вспоминая последнюю исследовательскую работу.- Он должен выпариться... Только...- Мона как-то странно покосилась на паренька,- Испарения ядовиты. Тебе нужна маска. Мне то уже ничего не будет...
В это время, неожиданно прямо за спинами мутантов выросли две квадратные тени. Увы, время встать и задрать головы вверх, у них не было. Наверное по той причине, что две мускулистые пары рук подняли подростков за шкирки, словно маленьких котят.
- Ага! Попались уродцы!!!- Одна широкая ладонь перехватила шест Дона, дабы не схлопотать в очередной раз удар в и без того помятую физиономию. - Что это вообще за хрень зеленая?! В жизни не видел ничего отвратительнее! - скривил рожу охранник, вырывая у черепашки посох и швырнув его в сторону.
- Я тоже...- промычал второй, тряся Мону как куклу, держа ее на вытянутых руках. Можно представить, как извивается в руках ящерица? Вот так же крутилась у мужика в руках девушка-мутант.- Ящерица чтоли?!
- А у меня черепаха! Прикинь! Интересно..а можно ее голову в панцирь запихнуть? проверить?... - Стража впечатала черепашку в кучу мусора, поставив его на колени и держа одной ладонью за руку, закинув ее за спину, а второй рукой, кулаком, надавила изобретателю на макушку, пытаясь вдавить его черепушку туда, откуда она "растет".- А ты попытайся ей хвост оторвать! А потом посмотрим, вырастит ли!- гоготнул он.
Его приятель опрокинул шипящую Мону Лизу на спину, наступив одной ногой ей на колени, второй на грудь, и ухватил за извивающийся кончик длинного хвоста.

Отредактировано Mona Lisa (2013-05-10 20:05:39)

+1

13

Еще не успев толком закончить свою мысль, Донателло обратил внимание странную перемену в поведении его знакомой. Охватившее его возбуждение вмиг пошло на убыль, и теперь он смотрел на ящерицу со смесью жалости и тревоги. Не нужно было быть гением, чтобы догадаться, какую роль сыграла Мона во всей этой истории. Очевидно, она была напрямую связана с мутагеном — возможно, что даже принимала самое непосредственное участие в его добыче или разработке... Но что-то пошло не так, и сыворотка оказалась в злых руках, а сама Мона вошла в контакт с опасным веществом. И теперь девушка отчаянно пыталась исправить создавшуюся ситуацию и спасти город от страшной угрозы. Донни мог только посочувствовать бедняжке — должно быть, ей было очень тяжело справляться со всем этим в одиночку.
Если бы одного Нью-Йорка, — угрюмо прошептала Мона. — У них только офис здесь...я проверяла. Вечером выйдут рейсы с товаром до Монреаля, продукция, пока она только спущена с конвеера, эффективнее действует, а значит - дороже. После Канады, завтра в Италию - Венеция, Рим... и так далее... — Донателло слушал ее с постепенно вытягивающейся от шока и волнения физиономией. Охохох, похоже, все было куда хуже, чем он мог это себе представить. Так, без паники. Товар еще не успел покинуть пределы склада — а значит, их шанс воспрепятствовать попаданию мутагена на прилавки достаточно велик. Нужно только придумать, как отвлечь местный персонал и охрану... и найти способ уничтожить всю партию разом, да так, чтобы не осталось никакой возможности ее восстановить.
Господи, зачем я это сделала... — неожиданно тихо простонала Мона, и Дон, опомнившись, спешно вынырнул из своих напряженных размышлений. Девушка с усталым и беспомощным видом обхватила голову руками, по всей видимости, терзаясь острым приступом вины. Черепашка даже не знал, что ему сказать и стоит ли вообще что-нибудь говорить. Едва ли он мог хоть как-то облегчить камень на душе саламандры — тем более, что он понятия не имел, в чем именно заключается ее ошибка. Одними догадками сыт не будешь... К счастью, Мона довольно быстро взяла себя в руки и, глубоко вздохнув, решительно произнесла:
Нужно сжечь все это. Продукция во всяком случае содержит хоть сколько-то процентов спирта. Или экстракты на спиртовой основе. Тогда мутаген начнет разлагаться... Правда я не смогла пронаблюдать до конца за реакцией вещества во время горения. Он должен выпариться... Только... Испарения ядовиты. Тебе нужна маска. Мне то уже ничего не будет... — в ее словах прозвучала неприкрытая горечь. Донателло несколько мгновений молча смотрел девушке в лицо и, неожиданно, мягко накрыл ее сцепленные в замочек руки своей широкой трехпалой ладонью. На его зеленой мордахе появилась теплая, ободряющая улыбка.
Думаю, мне тоже, — успокоил он ее. — Я ведь мутант, как и ты. Сомневаюсь, что мутаген опасен для меня... хотя предосторожности ради, нам стоит обезопасить и себя, и весь местный персонал, — лицо изобретателя вновь приняло задумчивое и даже озабоченное выражение. — Нельзя, чтобы ядовитое облако накрыло склад или, что хуже, весь район. Нам нужна большая печь или что-то вроде того... какое-то замкнутое помещение, из которого при необходимости можно вытянуть все испарения. Как насчет...
Ага! Попались уродцы!!! — чья-то сильная рука совершенно внезапно ухватила Донни за край панциря и с пугающей легкостью подняла в воздух. Гений запоздало рванулся из плена и попытался вытащить посох из крепления, но громила-охранник опередил его. Деревянный шест со стуком откатился в сторону, а его обладателя грубо выволокли из-за ящиков.
"Проклятье..." — пускай и краем глаза, но Донателло все же удалось разглядеть того громилу, что схватил Мону: девушку также, как и Дона, силком вытащили на свет божий и теперь тщетно пытались удержать на месте — так бешено она извивалась. Мда, кто там и что говорил про "проблемищу"? Вон она — самая большая "проблемища" из всех возможных "проблемищ", которые только могли произойти!... Конечно, это не шло ни в какое сравнение с попавшим в магазины мутагеном, но, все-таки, приятного в сложившейся ситуации было мало. Ну просто чертовски мало.
Что это вообще за хрень зеленая?! В жизни не видел ничего отвратительнее! — с явным отвращением произнес тот, что держал изобретателя. Последний предпринял попытку нанести слепой удар по противнику, но его руки вмиг заломили за спину. "Прекрасно. И что мне теперь делать, ногами его пинать?..."
Я тоже... — пробурчал второй охранник. — Ящерица что ли?!
А у меня черепаха! Прикинь! — его спутник неприятно гоготнул. — Интересно... а можно ее голову в панцирь запихнуть? проверить?...
Э-эй! — возмущенно вскрикнул Донателло, когда его с размаху поставили на колени перед грудой коробок, да еще и заставили уткнуться в нее носом. Рука громилы с силой жала на макушку гения — глядишь, с таким энтузиазмом он ему и вправду голову внутрь продавит...
А ты попытайся ей хвост оторвать! А потом посмотрим, вырастит ли!
"Ублюдки..." — Донни не мог видеть, что происходит у него за спиной, но по звукам примерно догадывался, что именно этот бандит творит с его спутницей. Сжав челюсти от перенапряжения (он по-прежнему отчаянно сопротивлялся давящей на лысину руке), гений приоткрыл один глаз и попытался отыскать взглядом упавший посох. Нужно было как-то выбираться из рук этих живодеров, прежде, чем они успеют нанести мутантами ощутимый вред... Тот, что нависал над Донателло сверху, кажется, всерьез вознамерился сломать шею своей жертве.
Хочешь увидеть черепаху в панцире? — процедил Дон, продолжая изо всех сил упираться давлению на макушку. — Пожалуйста!... — и, неожиданно расслабив мышцы, подросток резко втянул голову в панцирь. Все-таки, быть огромной прямоходящей черепашкой не так уж и плохо. Особенно, когда речь идет о спасении собственной жизни. Не ожидавший столь быстрого исчезновения опоры под своей рукой, охранник по инерции завалился вперед, едва не рухнув на Дона всей своей тушей. Изобретатель не стал дожидаться, пока он придет в себя, и поспешно приподнялся с колен, ударяя панцирем по груди и животу секьюрити и слегка приподнимая его над полом. Последний аж хрюкнул от внезапного тычка, а Донателло быстрым и отработанным движением ноги совершил нехитрую подсечку, в результате чего мужчина окончательно потерял равновесие и завалился на бок. Увы, мутант рухнул следом — охранник по-прежнему крепко держал его за руки, но зато черепашке не пришлось падать на твердый бетонный пол: тело противника значительно смягчило удар.
"Ну давай уже, отпусти меня наконец," — мысленно прорычал Донателло, тщетно дергая запястья и прижимая громилу своим тяжелым панцирем. Пока оба бойца напряженно боролись друг с другом за право первым подняться на ноги и обрести долгожданную свободу, в узком коридоре между стеллажами вновь возникла знакомая фигура в белом халате. Охранник и его узник замерли на полу, во все глаза глядя на приближающегося ученого. Тот выглядел столь же сердитым, сколь и ошарашенным открывшимся ему зрелищем.
— Что здесь происходит?!
— Мы поймали этих уродцев, когда они проникли на склад, доктор Рене, — пыхтя, отозвался детина, лежащий под Доном. — Они что-то пытались здесь разнюхать... Прикажете отвести их в охранное помещение и вызвать полицию?
Донателло, не удержавшись, быстро отыскал взглядом Мону. На его лице застыл немой вопрос — "есть светлые идеи?" Быть может, им стоило как-то надавить на жалость человека в белом халате или сделать вид, что они простые туристы и вообще мимокрокодилы? Ну-ну, в то, что "крокодилы" — он-то, быть может, и поверит, а вот что "мимо"... Ситуация начинала казаться безвыходной.

+1

14

Мона никогда бы не рискнула проверить - отпадает у нее хвостовая часть тела, или нет.  А вот охраннику похоже это было и впрямь очень интересно. Пока Донателло пытались упаковать покомпактней, девушку наоборот растягивали как могли. Хорошо, что тело у нее гибкое, позвонки ящериц изгибаются делая почти полную дугу, поэтому Мона Лиза могла запросто прогнуться мостиком назад, но это все таки не сильно спасало ее от ощущения, что сейчас ее верхняя половинка тела останется под ботинком мучителя, а нижняя отлетит по инерции в противоположный конец склада, с такой силой могучие ручищи дергали ящерку за хвост. К сожалению руки у Моны были куда слабее ног,  поэтому так просто сбить с себя стража, просто не казалось возможным. Кроме всего прочего, этот "замечательный" аттракцион дополнялся тем, что пятка амбала старательно выдавливала весь воздух из легких мутанта, и через полминутки, Мона уже видела радугу перед глазами с пестрыми мушками, кружащимися вокруг. Преодолев в себе предобморочное состояние собрав всю волю в кулак, девушка повернула голову, посмотреть, как обстоят дела с Донни.  Не лучшим образом... Ему явно вознамерились проломить голову, и судя по тому, с какой яростью ей отрывали хвост, ему было не менее больно. Увы, ничем помочь в данной ситуации, она ему не могла... плохо чувствовать себя абсолютно бесполезной, но это выходило именно так. Мона зажмурилась, сцепив руки на лодыжке бугая, изо всех сил стараясь хоть на миллиметр сдвинуть эту могучую тушу с места, чтобы глотнуть немного свежего воздуха. В тот момент, когда что-то рядом громко грохнуло, и кажется, нецензурно выругалось, стражник над ящеркой дернулся в сторону, кажется, намереваясь помочь напарнику, и даже не соизволил выпустить девушку, крепко сжав в кулаке "продолжение ее хребта". И прямо в этот миг что-то звучно хрустнуло у ящерицы в районе поясницы, болезненное ощущение, что ее на кол насадили, заставило Мону громко вскрикнуть, но она тут же упрямо зашипела и дернулась всем телом. Боль пронзила насквозь не только плоть, но и сознание, заставив ярости накопленной где-то в районе бьющегося вяло и лениво сердца, выплеснуться в яростном рычании и рывке ногами, резко согнув колени и ударив в таком согнутом положении конечность мнущую ее грудную клетку.  Картинка мгновенно приобрела ясность, хотя отдышаться все еще было очень трудно... В мгновение, когда верзила что-то сломал в позвоночнике Моны, Донни посмотрел на нее, и был свидетелем того, как разъяренная ящерица мощно лягнула навалившегося на нее придурка, расквасив ему в кровь физиономию. Ну и отправив его полетать, похоронив под обвалом коробок... Теперь он вышел из строя надолго... и скорее всего бедному придется делать пластическую операцию.
Пожалуй для всех это было шоком... даже для корчащейся на полу ящерицы...
Спустя несколько секунд, Мона села на колени, тяжело, хрипло дыша, уперев руки в пол и тупо глядя в одну точку... Она странно, шатко покачивалась из стороны в сторону. Теперь уже лишь отдаленно напоминая ящерицу - судя по движению и озверевшей морде чистая змея.
Спустя еще мгновение - Мона уже стояла, все так же покачиваясь. Казалось одно плечо, чуть выше другого. Может из-за того, что кулачки девушки крепко сжаты и готовы были превратить лицо сжимающего ее нового друга мужика, и физиономию доктора, в мясной фарш, а может быть ей и правда что-то сломали.  В общем выглядела она страшно...  Пряди прилипли ко лбу, из правой ноздри на губу стекала тонкая струйка крови... Не смотря на то, что рептилии холоднокровные существа, человеческого в девушке было ровно пропорционально ее сущности ящерицы... От недостатка кислорода ее глаза покраснели и теперь она взирала на Рене вампирским взором - "КРОВИ!"............
Мона молча шагнула назад и присела, не глядя нашаривая валяющийся на земле шест бо... Выпрямившись, она перехватила его поперек двумя руками, сжав ладони до посинения на трепещущем древке... Подняв локоть вверх,  Мона приложилась лицом к предплечью, оставив на нем кровавую дорожку-отпечаток, после чего все так же молча  уперлась концом шеста в землю и неожиданно сделала сальто, используя его для резкого выпада- удара, при котором ей пришлось сделать кувырок... Обрушив всю массу своего тела стражнику в челюсть, вернее даже в щеку, поскольку оба, и охрана и черепаха лежали к ней боком, наверное  просто в итоге лишив его нижней половины лица, заставив выпустить Донателло из своих объятий, ибо пришлось срочно поддерживать двумя руками выпадающие изо рта зубы...Ярость и ломающая боль во всем теле задали такой поток адреналина, что казалось Мона делала это только просто так, раз плюнут. Но ее страшно ломало... Поэтому когда охранник отпрянул от черепахи, трясясь и зажимая рот  руками, ящерка села на пол, выронив шест и скукожилась обхватив себя руками за плечи...   
  - Ты животное...хуже чем кто либо из нас... - хрипло проговорила она, вперившись бешеным взглядом в лицо доктора,- Это ты уродец!

Отредактировано Mona Lisa (2013-05-11 01:06:40)

0

15

К сожалению (или к счастью?), доктор ничего не успел ответить на вопрос охранника, так как именно в тот момент, когда он открыл рот, в стороне поочередно раздались сначала громкий и неприятный хруст, затем — сдавленный крик боли, почти сразу же перешедший в разъяренное шипение. Ученый и держащий Дона громила дружно повернули головы в сторону Моны, в то время как сам гений уже во все глаза наблюдал за происходящим. В первый момент ему показалось, что здоровенный амбал все-таки сломал несчастной девушке пару позвонков — слишком уж характерный звук издала ее спина, да и сама саламандра, кажется, испытывала страшную боль. Однако прежде, чем кто-либо успел среагировать, мутантка в несколько мощных ударов опрокинула стоящего на ней охранника и надолго лишила того способности продолжать борьбу. Доктор Рене испуганно взвизгнул, спеша отпрянуть как можно дальше от взбесившейся ящерицы (которая, к слову, теперь уже бессильно дергалась и извивалась на полу), а вот удерживавший Донни мужчина, напротив, как будто оцепенел. Пожалуй, стоило воспользоваться его замешательством и вырвать запястья из ослабевшего захвата — но Донателло и сам впал в подобие ступора. Признаться, он здорово испугался за свою спутницу: ее травма казалась очень серьезной... А вдруг девушку парализует или...? Чуть придя в себя от шока, Донателло напряженно потянулся к жалобно корчащейся спутнице, но охранник лишь крепче скрутил его руки на панцире, не позволяя вырваться.
— Мона...!
А ну не дергайся, зеленый, а то и тебе хребет сломаю, — проворчал лежащий под ним мужчина. — Док, поглядите-ка, как там Фрэнки, а я пока попытаюсь поднять эту тортил... — он резко осекся, заметив, что Мона неожиданно начала подниматься с пола. Втроем они пронаблюдали за тем, как девушка, опасно пошатываясь, встает на ноги и, дергая глазом, пытается вслепую нашарить валяющийся неподалеку посох. Словно загипнотизированные, двое мужчин и подросток-мутант смотрели на то, как она поднимает трясущийся шест и медленно упирает его конец себе под ноги. И если доктор с охранником пока что не вполне понимали, что именно она собирается делать дальше, то у Донателло как будто переключателем в мозгу щелкнуло. И потому, когда саламандра совершенно неуловимым прыжком взмыла в воздух, это не стало для него столь же большой неожиданностью, как для всех остальных присутствующих. Правда, он думал, что Мона собирается совершить побег или, в крайнем случае, обрушится на грудь нервно пятящемуся ученому, но никак не атаковать в челюсть лежащего под Доном охранника. Выражение лица гения в тот напряженный момент дорого стоило — округлившиеся до размеров автомобильных фар глаза и крепко стиснутые зубы были самым красноречивым ответом стремительно приближающемуся п*здецу под кодовым названием "супер-комбо-удар разъяренной саламандры". Черепашку, как обычно, спасла его реакция: в последний момент дернувшись в сторону, Донателло буквально открыл для удара вытянувшуюся физиономию охранника... а в следующий миг в челюсть последнему врезались две когтистые, мощные лапы взбесившегося рептилоида. Железная хватка на руках Дона тут же пропала, и подросток, воспользовавшись этим, проворно перекатился в бок. И пока охранник с воем зажимал разбитое лицо, изобретатель торопливо вскочил на ноги и устремился к упавшей на колени Моне. Кажется, вся сила и ярость разом покинули тело девушки, и теперь та с трудом удерживала себя в сознании.
Ты животное... хуже чем кто либо из нас... — хрипела она с ненавистью, уставясь на в страхе замершего у стеллажа доктора. Тот, кажется, и сам был готов грохнуться в обморок. — Это ты уродец!
ОХРАНА! — визг ученого, кажется, был слышен на другом конце города... ну, склада — точно. — СЮДА, ЖИВО! — и Рене, спотыкаясь, вихрем помчался в дальний конец помещения. Очевидно, к тому самому коридору, за которым находилась комната охраны. Донателло не стал его останавливать — быстро подхватив выпавший из рук Моны шест, он осторожно перекинул чешуйчатую руку мутантки через свое плечо и потянул наверх, помогая той вновь принять вертикальное положение.
Как ты? Идти можешь? — встревоженно спросил он у саламандры, заглядывая в ее побледневшее лицо. Просто поразительно, что она могла передвигаться — тот верзила наверняка сместил ей парочку дисков... Быть может, она могла регенерировать, подобно настоящим ящерицам? Если так, то совсем скоро ей должно было стать гораздо лучше. А пока что им следовало как можно скорее выметаться прочь с этого проклятого склада, пока их не окружила оставшаяся охрана. Но ведь и уйти просто так, не уничтожив партию товара с мутагеном, они не могли... Оглядевшись по сторонам и быстро воскресив в памяти план склада, Донателло помог Моне перебраться через корчащегося на полу детину и повел девушку в сторону ближайшего коридора — того самого, что, предположительно, вел к упаковочному цеху.
Держи, — едва помещение склада оказалось позади, изобретатель вручил Моне свой посох, — обопрись о него, чтобы тебе было проще держать равновесие. Ты знаешь, куда идти дальше? — он поправил ее руку на своей шее — та слегка сползла к тому моменту, как подростки добрались до нужного им прохода. Донни прислушался: где-то за стеллажами и нагромождениями коробок раздавались громкие крики — это доктор и его охрана уже рыскали по складу в поисках сбежавших мутантов. Донателло прибавил шаг, помогая спутнице миновать узкий пролет. Толкнув двустворчатые двери, подростки буквально ввалились в темный цех; отпустив Мону, Донни спешно ринулся к стоящему неподалеку стеллажу и с напряженным рычанием привалился плечом к его полкам, отчаянно пытаясь сдвинуть эту громаду с места.
Ну же... — процедил он сквозь плотно сжатые челюсти. Повинуясь оказываемому на него напору, стеллаж с оглушительным скрипом накренился вбок и, на секунду зависнув в крайне неустойчивом положении, рухнул поперек прохода, так, что обе двери оказались наглухо заблокированы. Теперь доктору и его "свите" предстояло как следует повозиться, чтобы разгрести образовавшийся завал и проникнуть в цех следом за беглецами.

+1

16

По началу это была просто дикая боль. Была бы она человеком, уже наверное бы давно потеряла сознание. Но она - образец подверженный изменениям в структуре человеческого тела. Когда ее ДНК перестроились в соответствии с ДНК  живородящей ящерицы и саламандры, она приобрела один очень важный навык, который в общем-то и являлся главной причиной того, что генетическим материалом послужили  именно ящерицы... Мона покорно облокотилась о услужливо подставленное плечо черепашки, едва ли не повиснув на нем... Однако она на удивление быстро собралась, и когда мутанты добрались до коридора, она выглядела гораздо лучше. Хотя одно плечо все еще казалось перекошенным, а тело слегка отклоненным в бок. На самом деле, девушке было все еще очень больно. Нет-нет, да на резкое движение у нее образно говоря, искры из глаз сыпались. Как она так сумела прыгнуть, она и представить себе не могла.
Адреналин - великая вещь! Действует на автомате и всегда как нужно.
  Во всяком случае так ловчить в ближайшие сутки ей вряд ли получится. Но Мона знала, что без ее усердия, без железной воли и старания, довести дело до конца, у нее ничего не получится. Она старательно все терпела, изображая героическо-мужественное выражение бледно-зеленой мордашки и смотря вперед. Вперед, это на противоположный конец коридора, отгороженный от подростков вторыми железными двустворчатыми дверями. Она стояла спиной к кряхтящему позади Донателло, с видом умудренной опытом старой девы оперевшись о его шест. Когда стеллаж за спиной с грохотом повалился на пол, завалив проход, ящерица вздрогнула, и обернулась, посмотрев на изобретателя из-за плеча встревоженным взглядом. В такой ситуации можно чего угодно ожидать. Грохот был такой, что девушка побоялась, как бы его самого этим стеллажом не придавило.  От резкого поворота снова страшно заныла спина, поэтому Мона предпочла не терзать "разломанный" усердием одного субъекта, позвоночник, и повернулась к Донни, вновь опершись о палку, обхватив ее двумя руками. Ну ничего... если она все еще на ногах - ничего не потеряно. Сыворотка работает, все как и должно быть. Теперь уже, не смотря на все, с одной стороны Мона испытывала некоторое облегчение в том, что все произошло именно так, как она и задумывала некогда, делая инъекцию мышке со сломанной лапой. Лапа то может и срослась за несколько дней, да мышь к сожалению, тогда же и скончалась, через два дня после вакцинации, поэтому исследования так и не закончились, прервавшись на половине курса изучения биоорганизма. Но она живет... ее тело приняло в себя что-то новое и охотно функционирует с этим вместе, помогая восстанавливать костные ткани хозяина... Не только кости... мышцы, эпидермис... Все зарастало, выстраивалось, восстанавливалось гораздо быстрей чем у людей. И даже быстрее чем у ящериц. Ведь она долгое время провела за обработкой генетического материала, чтобы ускорять процессы деления клеток.
- Ты сам то в порядке? - наконец произнесла девушка, и тут же плотно сжала губы, сама испугавшись своего голоса. Глухой, хрипловатый мужской баритон. И куда делся тот нежный, мелодичный голосок свойственный ей? Прикрыв рот ладонью, Мона густо покраснела, после чего звучно откашлялась и уже нормально, пускай немножко сипловато, продолжила, отведя глаза в сторону, - Со мной все нормально... через пару дней кости срастутся. На это и был весь упор, когда я, - ящерка утерла тыльной стороной ладони подсохшую кровь над губой, - экспериментировала с дезоксирибонуклеиновыми кислотами животных. Хотела ... чтобы людям стало лучше. Проще жить. Может глупо пытаться сделать очередное "лекарство от рака". Но в какой то степени оно получилось. Только что-то не так вышло, - Мона посмотрела на свою руку, испачканную в пурпурной жидкости, вытянув ее в направлении света. За дверями в это время раздавались громкие голоса, топот ног... кто-то передвигал коробки за стеной. Очевидно все готовились штурмовать двери, за которыми спрятались нарушители спокойствия. - А потом эта индюшка в халате,- Ящерка сжала ладонь в кулак, - Обманула меня, сдав недоработанную сыворотку за деньги... Они думают, это "эликсир вечной молодости", да, обновление клеток, вечно гладкая кожа...Пф... Он даже меня не послушал. Ну, ты сам слышал, он никого не слушает. Вообще никого. - Она немного помолчала, вслушиваясь, - Слушай, Донни, прости что я втянула тебя в это.
- Ломайте же! Ну чего стоишь, руки отсохли?
- Ты видал рожу Френки? так вот! Я не хочу потом со вставной челюстью ходить, ты их сам-то видел?!

Невольно Мона улыбнулась. Хотя ее обычно ясная и светлая улыбка сейчас смотрелась на усталом личике довольно мрачновато. - Наверное мы им не очень понравилась.- Она подошла к мутанту поближе и протянула ему посох, - Лучше возьми, он тебе больше нужен, чем мне. - Мона вздохнула, - Надо забрать расфасованный товар и перейти в утилизатор... Но он на другой стороне склада. Как теперь поступим? Перетаскаем ящики по крыше?

+1

17

Пару мгновений Донателло стоял перед покореженными обломками стеллажа, уперевшись руками в колени и тяжело отдуваясь — сдвинуть эту махину с места оказалось делом непростым, и теперь подростку требовалось немного времени, чтобы прийти в себя.
Ты сам то в порядке? — необычно грубым и низким голосом уточнила Мона. Донни не стал обращать внимание на эту странность — как-то не до того было. Сделав глазки домиком и улыбнувшись, мутант по возможности бодро откликнулся:
Я? В полном, — и он тоненько, по-девчачьи хихикнул, отчего едва не шлепнул себя ладонью по лицу. Мда, что тут скажешь, они оба друг друга стоили. Никогда прежде Донателло не оказывался в подобной ситуации, и это при том, что последняя неделя была богата на приключения. Ничего удивительного в том, что он чувствовал себя малость выбитым из колеи... Выпрямившись, изобретатель сосредоточился на том, чтобы отыскать новый источник света. К сожалению, фонарик остался на складе, и теперь мутанты оказались в кромешной тьме. Слушая Мону краем уха, Донни положил обе ладони на стену и принялся вслепую водить ими в поисках выключателя.
Со мной все нормально... через пару дней кости срастутся, — успокоила гения саламандра. Теперь, когда она прокашлялась, голос ее звучал куда спокойнее и увереннее. — На это и был весь упор, когда я экспериментировала с дезоксирибонуклеиновыми кислотами животных, — Донателло в первую секунду даже решил, что он ослышался. Было до того странно и необычно слышать такие сложные научные термины из чужих уст... да еще и от девушки. Не удержавшись, черепашка на несколько мгновений отвлекся от своего занятия и удивленно оглянулся на Мону через плечо, но та смотрела в другую сторону. Взгляд ее казался оцепеневшим, совсем как тогда, на складе, перед приходом охраны. Создавалось впечатление, что до сего дня бедолаге просто некому было высказаться... наверно, это действительно было так: вспомни, Донни, она ведь гигантская человекоподобная рептилия — попробуй угадать, как много друзей и советчиков у нее может быть. Да даже просто благодарных слушателей! Неудивительно, что ее так мощно "прорывало" время от времени. — Хотела ... чтобы людям стало лучше. Проще жить. Может глупо пытаться сделать очередное "лекарство от рака". Но в какой то степени оно получилось. Только что-то не так вышло... — Донни молча отвернулся, не зная даже, что ему на это сказать. Значит, вот как она превратилась в ящерицу... До этого она была простой девушкой, возможно, что даже молодым и подающим большие надежды специалистом в области химии и фармацевтики... В очередной раз за ночь Донателло ощутил острый укол жалости. А он-то всегда думал, как тяжело быть черепашкой-мутантом. У него, в конце концов, была семья, братья... а что осталось у Моны после ее превращения?
Ты ведь хотела как лучше, — ответил он с тяжелым вздохом.
А потом эта индюшка в халате, — теперь в голосе мутантки прозвучала едва сдерживаемая ярость, — обманула меня, сдав недоработанную сыворотку за деньги... Они думают, это "эликсир вечной молодости", да, обновление клеток, вечно гладкая кожа...Пф... Он даже меня не послушал. Ну, ты сам слышал, он никого не слушает. Вообще никого.
Да, я заметил, — слегка нервно откликнулся Донателло, продолжая усиленно шарить рукой по стенам. Ну где же, черт возьми, был этот долбанный выключатель?! Судя по голосам в коридоре, их враги уже начали советоваться насчет того, чем бы им открыть заблокированную дверь.
Слушай, Донни, — изобретатель молча навострил уши. — Прости что я втянула тебя в это, — теперь тон Моны стал виноватым. Донателло, не выдержав, негромко фыркнул в ответ.
Мне казалось, что я сам полез за тобой на территорию склада, — заметил он с ноткой иронии. — Не волнуйся, Мона, мы выберемся отсюда — сразу же, как только уничтожим партию отравленного товара. Верь мне, — ладонь мутанта, наконец-то, нащупала гладкую рукоять рубильника. Недолго думая, Донателло с силой дернул ее вниз, и помещение цеха немедленно озарил слепящий свет. Теперь стало понятно, что так тихо гудело в темноте: похоже, доктор Рене уже успел запустить конвейер. Пока Донателло, щурясь от непривычно яркого света, наблюдал за тем, как лента отправляет коробки с косметикой в пасть упаковочного агрегата, за железными дверьми вновь раздались громкие выкрики.
Наверное мы им не очень понравились, — весело заметила Мона, подходя к Дону и передавая ему посох. — Лучше возьми, он тебе больше нужен, чем мне.
Ты уверена, что можешь идти сама? — на всякий случай уточнил Донателло, пряча свой бо в крепление на панцире. Регенерация регенерацией, но мало ли...
Надо забрать расфасованный товар и перейти в утилизатор... Но он на другой стороне склада, — рассуждала девушка вслух. — Как теперь поступим? Перетаскаем ящики по крыше? — Донателло задрал голову к потолку цеха: должно быть, забраться туда, да еще и с ящиками наперевес, не так-то просто...
Нужен подъемник или что-нибудь вроде того, — протянул он в глубокой задумчивости. — Можешь поискать веревку или длинный ремень? А я пока выкрою нам пару лишних минут, — и, резко крутанувшись на месте, гений рванул в сторону ближайшей морозильной камеры — к счастью, она, в отличие от утилизатора, примыкала к цеху напрямую. Вскрыв двери при помощи выдвижного лезвия на посохе, гений нырнул в заледенелое помещение и на несколько мгновений скрылся внутри, оставив Мону в одиночестве возле упаковочного конвейера. И пока саламандра искала то, что смогло бы помочь им соорудить подъемник, Донателло занимался тем, что протягивал несколько толстых шлангов к заблокированному упавшим стеллажом проходу: у него была идея, как именно они могли задержать охранников. Правда, довольно жестокая... Впрочем, помыслы их преследователей, что вот уже битых десять минут напряженно взламывали двери в цех, тоже нельзя было назвать милыми или безобидными.
Да ломайте уже эту чертову дверь! — голос доктора Рене взвился едва ли не до фальцета. Обломки стеллажа со скрежетом сдвинулись на несколько сантиметров, уже едва сдерживая обрушивающиеся на двери удары. Однако именно в тот момент, когда в образовавшуюся щель просунулась чья-то волосатая рука, из предусмотрительно разложенных перед входом шлангов с сухим шипением вырвалось несколько леденящих струй фреона. Визг, поднятый охранниками за дверью, был подобен музыке для утомленных ушей.
Что это за хрень?!... Моя рука!!...
Проклятье, они весь коридор заморозили!... КАК?!...
Ну что, нашла что-нибудь? — и Донни с ликующей улыбкой обернулся к Моне. Серые глаза светились садистским весельем. Взгляд мутанта упал на находку в руках девушки. — Отлично! Давай это сюда... как смотришь на то, чтобы подавать мне ящики снизу? — и, не дожидаясь ответа, Донателло ухватил один конец веревки и в несколько точно рассчитанных, стремительных прыжков вскарабкался к потолку, используя полки стеллажей и вертикальную поверхность стены в качестве опоры. Короткий удар локтем по створке окна — и вот черепашка уже ловко выскальзывает на прохладный ночной воздух. Развернувшись на тесном подоконнике, Донни спешно перекинул веревку вниз, так, чтобы Мона смогла привязать ее к несколькими сошедшим с конвейера упаковкам с товаром.

+1

18

Да, как уже заметил Донни, Мона казалась иногда чересчур болтливой. Не, ну а что ей еще делать, пока черепашка носится вокруг, тыкаясь во все темные углы? Так, похоже фонарик они потеряли во время свалки в главном зале склада. Равно как и Донателло, ящерка пару раз хлопнула по стене перепончатой рукой, но к счастью, ее приятель оказался проворнее, и через секунду, над мутантами вспыхнул трепещущий свет неоновой лампы. Причем не только в коридорчике, в котором находились подростки.. похоже рубильник подключал освещение всего цеха - мощный свет так и бил по глазам из широкой щели двустворчатой двери напротив. В помещении фасовочного агрегата, лампы были куда мощнее, чем та, что сейчас освещала пространство над черепашкой и ящерицей.
— Мне казалось, что я сам полез за тобой на территорию склада, — еще бы. Хотя Мона конечно чрезвычайно благодарна случаю, что встретила этого зеленого гения, с его ловкими руками и светлой головой, но он подверг себя огромному риску. Неужели ему никогда не говорили про... осторожность там... бдительность? А теперь не только  бывшая ученица озверевшего доктора находилась в большой беде, но и этот парнишка, которого сие безобразие никоим боком не касается. Моне было очень неловко, по настоящему беспокойно, что она позволила себе принять помощь юного мутанта в фиолетовой повязке. — Не волнуйся, Мона, мы выберемся отсюда — сразу же, как только уничтожим партию отравленного товара. Верь мне...
- Эм... хорошо. - Ну да, успокоил. Нет, ну без иронии, он правда в чем-то сумел успокоить встревоженную(и покореженную) ящерку. Во всяком случае, в его голосе было то, чего так не хватало в эти минутки девушке - уверенность! И этот тон подпитывал подсевшие батарейки, заставляя раскисший мозг и все расслабленные мышцы, снова напрячься, заработать с утроенной силой. Да, до сюда с грехом пополам они дошли, теперь нужно идти дальше.
- Ты обладаешь особым чувством внушения. - Слегка, краешком губ улыбнулась  про себя мутантка, покачнув вяло болтающимся хвостом. Ей особо не хватало какого-то особого стимула.... было желание, была энергия, резкий порыв, когда внезапно хочется сразу охватить возможное, довершить, добить это... Но  все обрывалось столь резко и внезапно. Мона Лиза, ты прекрасно понимаешь - один в поле не воин. И когда все начинало портиться и рушиться, ей хотелось возложить на кого-то надежду. Вроде : да придет герой и поможет мне во всем! И этот же герой скажет что-то пафосное и красивое вроде : "Борись детка и не сдавайся!" В данный момент ей казалось, что она нашла своего героя. Во всяком случае, присутствие этого милого черепашонка с загадочной натурой, внушительными умениями и силой ума, хорошо подбадривало Мону. Донателло вряд ли об этом подозревал, как на самом деле в данный момент она нуждалась в его  этом самом присутствии. Как бы то не было, незнакомый ниндзя-мутант с шестом бо за спиной, уже сыграл важную роль в жизни ящерки, даже и не думая об этом.
  Именно над этим Мона раздумывала, рассматривая Донни в профиль глазами потерянного щенка. Глубокими, карими, с золотистым, медовым оттенком. К сему времени они уже стояли в зале с конвеером. Попялившись на черепашку, Мона незамедлительно, конечно, отключила фасовочную машину. Тут не было ничего сложного - панель управления цехом находилась прямо перед машиной. А и ежику известно, что означает большая, круглая красная кнопка. Ящерица огляделась - баночки лежали неупакованные, рядом с пустыми, плоскими коробками. Тут же стояли и деревянные, застекленные ящики с драгоценной сывороткой! Долго же они их однако искали. Всего два. Да, а остальные они похоже уже все разрасходовали на кремовую массу. Почему-то никого из персонала здесь не оказалось. "Наверное услышали крики и выбежали посмотреть "шоу"".
— Нужен подъемник или что-нибудь вроде того. Можешь поискать веревку или длинный ремень? А я пока выкрою нам пару лишних минут!
Мозговая активность Донателло просто поражала ящерку. Без лишних слов, девушка коротко кивнула, отчего ее растрепанные, взлохмаченные волосы занавесили ей пол-лица. Розовая повязка осталась где-то там, среди коробок, вместе с фонариком Донни. Убрав рукой волосы обратно за спину, прикрыв их под воротником порванной в нескольких местах куртки, Мона спешно принялась обегать цех, переворачивая коробки, ящики, предусмотрительно аккуратно обходя "живую" сыворотку. Веревка нашлась в дальнем углу, толстая, приличная, в самый раз, чтобы тягать на крышу груз. Ею была обмотана старательно выложенная кем-то "пирамидка" из упаковочных коробок разного размера. Как Дони портил имущество, так и Мона, портила чей-то труд и старания... оставив разваленную кучу сырья валяться на полу, девушка в темпе направилась обратно к своему спутнику... правда на полпути она застыла выпучив по совиному глаза и ошарашенно прикрыв ладонью рот.  От Донателло, как она уже поняла, можно ожидать чего угодно... но додуматься до ТАКОГО! Пока ящерица, возилась среди тьмы тьмущей барахла, лихой гений открыл морозилку, соединяющуюся как с основным залом, так и с "упаковочной", и расстелил по земле тонкие трубы-шланги из холодильной установки. И ведь не побоялся! И Дон и Мона прекрасно знали, насколько это опасно - фреон, замораживающий газ, циркулирующий в трубках холодильников, мог превратить черепашку и ящерку в ледяные скульптуры - любуйтесь, прямо хоть в музей выставляй!Изобретатель пошел на рискованный шаг - разобрал холодильники и вытащил на свет божий этот самый газ... При взгляде на чью-то обледеневшую ладонь, когда морозный пар вырвался наружу, Моне стало откровенно говоря не по себе. Кроме обмороженной конечности, они получили наглухо запечатанную ледяной коркой дверь. Чтож. Теперь они выкроят еще немного времени.
— Ну что, нашла что-нибудь?
Мона еле-еле нашла в себе силы оторвать взгляд от северного полюса за спиной Донни, и медленно подняла на него глазки, кивнув головой снова, словно китайский болванчик. Вытянутая мордашка, совиные глаза и приоткрытый рот так казалось и хотели сказать - НУ ТЫ ОФОНАРЕЛ. Однако зеленокожая хвостатая мутантка была согласна с позицией паренька - это им необходимо.  Еще не совсем придя в себя от увиденного, и от глубокого шока - последствия поступка чокнутого героя, девушка на слова мутанта подняла голову вверх, прищурив глаза и мысленно оценивая свои возможности.
- Я... - было заикнулась она, но лишь проследила за темно-зелено-фиолетовым смазанным пятном, которое в мгновение ока взмыло к окну, ловко, ударом локтя открыв его и мигом очутившегося вне зоны видимости Моны, - ...попробую...- запоздало закончила ящерица, чуть покривив губу в смешной гримасе, после чего мимикой изобразив что-то вроде "ну ничего не поделаешь", в два прыжка очутилась рядом с баночками кремов. Пока за ее спиной Дон спускал веревку, ящерка лихорадочно укладывала в коробки крема. причем каждую банку приходилось вскрывать, а на это тоже нужно было время - необходимо было проверить крем на наличие мутагена. У сыворотки была уникальная особенность - на кислороде она окислялась, вступая с ним в реакцию и приобретала  зеленовато-голубой  насыщенный цвет. Именно по медленно меняющей гамму жиже внутри стеклянных баночек, Мона Лиза могла определить, что сплавлять гению наверх, а что ногой пнуть. Сложив все в первый "пакет", ящерица аккуратно, внимательно принялась обвязывать его гонцом веревки, постараясь охватить со всех сторон. Не дожидаясь, пока ящик уплывет вверх, девушка-мутант вновь метнулась к груде неупакованного товара.. и вновь повторила всю процедуру....
Примерно через минуту, когда она фасовала на третий заход, до ушей ящерицы долетел пренеприятный звук...Жужжание циркулярной пилы со стороны коридора. Уже кто-то успел догадаться использовать инструменты. Запахло паленым. Все эти звуки и запахи заставили Мону забегать с утроенной скоростью, не смотря на пришибленный позвоночник.- Донни, скорей! - Тревожно выкрикнула она в "форточку", когда гений поднимал очередной ящик. Кроме звуков ломаемых дверей, теперь еще и четкие голоса... очевидно они уже откромсали от стенки приличный кусок. Сердце колотилось в груди как бешеное, страх, что все вот так внезапно может кончиться, сковывал движение, мешая интенсивной работе и темпу, с которым Мона нарезала круги по цеху. Осталось только два ящика с самым самым важным -  с сывороткой! С ней нужно было обращаться намного более нежно и аккуратно( хоть раскладывать не нужно, уже хорошо), Мона взяла ее на руки очень ласково, словно это был милый, ручной котенок. И так же она обвязывала короб, как мать пеленает ребенка. Правда о какой нежности и любви можно было сказать, посмотрев на побледневшую кожу ящерицы и ее вытаращенные глаза.- Поднимай! Осторожно! - крикнула она, и тут же приготовила второй, держа его в руках, и с ужасом глядя на двери в коридор. Что-то оглушительно грохнуло(скорее всего упала дверь), послышались крики, ругательства... топот ног, прямо за внешними дверями... вот вот они распахнуться! И распахнулись!, Именно в тот самый момент, когда ящерица передав последнюю коробку, приготовилась последовать примеру Донателло и тут же вся съежилась, когда ей в спину полетел... искрящийся шокер? Кто-то из охраны швырнул прямо в спину спружинившейся для прыжка ящерице свое "оружие", попав прямо в десяточку - в измученный позвоночник девушки. Одно хорошо - это произошло уже в прыжке, поэтому электрический удар все-таки пришелся немного в бок. Но приятного от этого было мало, потому что Мона шлепнулась мешком картошки на пол, обхватив колени в позе эмбриона, стиснув зубы и громко застонав. Превозмогая боль и разогнав мушки перед глазами, девушка сразу вскочила на четвереньки, злобно смотря в глаза мучителям и размахивая хвостом над головой. Один удар - и половина охранников лишилась шокеров.  Это было неплохо, но оказалось все равно мало - потому что у них появилось оружие похлеще... револьверы.
- Ну все... попался головастик...
Охранник с довольной улыбкой протянул руку вперед, направив дуло пистолета прямо в лоб замершей амфибии. - Так, а где второй урод?
- Да видать через окно сбежал.
- Зараза...-
сплюнул второй, доставая свой револьвер из-за подола пиджака и взводя курок, целясь Моне в плечо. - Ладно.. одного мерзопакостного пришельца прикончим хотя бы.
  Ящерица тут не могла ничего сделать, увы. Ее время вышло - печально, но она не была бессмертной. Если она сможет вырубить двух-трех с револьверами, в этот же миг, остальные напичкают ее свинцом во все бока, она даже пикнуть не успеет. Не видя смысла бороться дальше, Мона села на пол, не делая резких движений и обмотала хвост вокруг колен. Вот и все...  Одна надежда на то, что Донни исправит ее ошибки и успеет сбежать, пока охранники заняты расправой с гигантской ящерицей и не заметили исчезновения партии с контейнера.
  Осталось только одно не законченное дело... формула сыворотки....
Доктор стоял здесь, прямо рядом! разодрать книгу, которую он хранит в верхнем кармане халата и... Не закончив мысль, собрав все остатки мужества в сердце, неожиданно резко для подуспокоившейся охраны, ящерица стоило им только моргнуть,  сиганула с места, прямо на ученого, напрыгнув на него сверху и вцепившись руками ему в халат! Вот он ее дневник!!!!! Мона была готова разорвать его, но через мгновение она будет изрешечена пулями, превратившись в зеленый, чешуйчатый друшлаг...

Отредактировано Mona Lisa (2013-05-13 02:51:45)

+1

19

Микеланджело становилось уже скучно просто подпирать стену, пока его старшие братья выясняли, кто из них лучше вообще, и прав в данном конкретном случае. Очередные бодания, развлечение для, как минимум, двух черепах из четырех, начали затягиваться, а Донателло, обычно разделяющий с ним это зрелище, был молчалив и будто бы совсем не обращал внимания на брата. Впрочем, Микеланджело был к тому привычен, так что быстро оставил попытки привлечь его к сопереживанию. Нет, поначалу потасовка вызывала в нем обычный бурный азарт и возбуждение, провоцирующие подбадривания так и сыпались с его губ, но постепенно ситуация несколько изменилась и поединок принял менее интересный оборот, так что, не подумав о том, чтобы свинтить куда-то под шумок, Микеланджело уселся у двери на чердак в ожидании, когда два упрямца закончат свои дебаты и они, наконец, двинут дальше. Тоска зеленая, может, предложить Дону смотаться наперегонки вон до той вышки? Был бы он дома, давно бы уже валялся в кресле и читал комиксы, но тут было темно, ветрено, да и комиксов под руками, конечно же, нет. Откровенно говоря, сегодня он был не в самой лучшей форме – вместо отдыха  читал новый том, и совсем не выспался. Если он сейчас не найдет занятие поинтереснее, чем наблюдение затянувшейся разборки, то, пожалуй, заснет. Пружинисто вскочив на ноги, он бегло  огляделся, выискивая Донателло, но быстро понял, что брата что-то на ней не видать. Быть может, он с другой стороны? Обход  не дал нужного результата. Донни просто не было поблизости. На соседних крышах тоже его нигде не наблюдалось, и Микеланджело впервые ощутил нечто вроде тревоги.

- Дооонни! Пойдем, пробежимся-аааааа!! – он сложил ладони рупором и крикнул в темноту крыш. Неодобрительный взгляд обоих старших обжег его панцирь, но кто мог его услышать на крыше, кроме братьев? Какой-нибудь безумный кошатник? Микеланджело не думал, что рядом могут быть враги (да и не было их пока толком), зато брат найтись был обязан. Но не нашелся, не откликнулся. Что ж, видимо, Донателло воспользовался паузой в их передвижении и смотался где-нибудь покопаться на предмет железяк своих любимых. Микеланджело нахмурился, и, сложил руки на груди, обернулся к Леонардо.Рафаэля с ним не оказалось, что случилось догадаться было не трудно, очевидно, именно сегодня ему не удалось на кривой козе  объехать Леонардо и он предпочел уйти спустить пар по одному ему ведомому маршруту. ну, с ним хотя бы все ясно пока, не пропадет. Может, даже домой сразу пойдет. Хотя мог бы и предупредить, в  самом деле!   
- Кажется, Донни тоже отправился в вольное плавание, - вот ведь тихоня, взял и ушел один! А он тут тухни, вначале пока эти двое толкаются, теперь на пару с только отходящим от ссоры Лео. Вреднятина! – Пойдем следом? – говоря это, он внимательно огляделся, надеясь, что сейчас мелькнет силуэт возвращающегося брата, но чего не было, того и не было. Крыши по-прежнему хранили тишину и лишь две пары черепашьих ног попирали их. Майки даже начал сердится, как Донни мог бросить их здесь и свинтить куда-то, не сказав куда? Учитель постоянно им повторяет о том, что они должны держаться вместе, а умник делает что? Правильно, ноги, в неизвестном направлении.

А если он попал в беду?

Они осторожно обходят близлежащие крыши, оглядывая улицы, изредка тихонько зовя потерянного брата по имени. Может, его похитили? Кто? Пурпурные драконы? Микеланджело волнуется, начиная всерьез бояться этого варианта развития событий.  Но разве могли они схватить Донателло так тихо? Или он ушел достаточно далеко, чтобы его схватка с ними не достигла их ушей? Он выпаливает свои опасения, нервно сжимая кулаки, как вдруг, прямо за спиной Леонардо замелькал свет по стенам. Фонари снизу? Он метнулся к краю, вглядываясь в происходящее внизу:  здание, похожее на складское, за высоким забором мечутся огни фонарей.

- Там явно что-то творится, - озвучил общее наблюдение Микеланджело и мрачно нахмурился. Веселиться не хотелось уже давно, нарушенный квартет был непривычен и вызывал чувство дисгармонии. Если этот переполох  устроил не Донателло, то он просто не знал, кто. Бандиты? Пожалуй, это даже не важно. Леонардо все равно захочет узнать, что там творится, а то и вмешаться, только стоит ему учуять запах преступления. Впрочем,  любой из них ведь всегда готов вмешаться, и вероятность того, что умник уже влез без них, была высока. Ну и конечно, они пошли на этот склад, благо встревоженная охрана уже исчезла в его недрах. Свет горел в окнах, двор пустовал, и беспокоится, будто бы было не о чем. Припозднись они, ничего бы не увидели криминального и прошли мимо. Но не прошли же.

Кагинавы никто с собой взять не догадался, да и зачем? Они не планировали никуда вламываться, а вот асико таскать с собой совершенно незатруднительно, а потому они быстро вооружились и полезли к окну той стороны, где был обнаружен явственный шум. Чем ближе они поднимались к верху, тем лучше становились слышны бушующие внутри страсти. Заглянув внутрь Микеланджело без проблем  обнаружил двух мутантов и идентифицировал одного как своего потерянного братца. Вторая же произвела неизгладимое впечатление. Впрочем, он успел лишь рот разинуть, как раздался грохот сдавшейся двери, а брат втянул его внутрь, воспользовавшись поднявшейся суматохой внизу.  Шума было достаточно, чтобы даже обалдевший от таких новостей Микеланджело смог благополучно спустится вниз в тенях незаметно для штурмующей толпы, и притаиться, поджидая самого благоприятного момента для вмешательства.  Он даже видел Донателло, но тот был высоко, помощь же нужна была здесь. В руках нападающих появились пистолеты, ну а в лапах у Майки – сюрикен. Пара мгновений, и, не выдержав творящегося безобразия, он метнул его точно в кисть тому охраннику, что намеревался пустить пулю в лоб невероятной незнакомке. Почему он атаковал охрану? Если подумать, вдруг они просто выполняют свою работу?

Надеюсь, Донни не ошибся со стороной и я не калечу ни в чем не повинного человека. Хотя, может ли он быть неповинным, намереваясь убить? Все слишком неожиданно, голова его шла кругом.
В глазах все еще пятном плясала  кровь, которую он сам пустил, метнув этот проклятый сюрикен, свое действие шокировало доброго Микеланджело, и он запоздало изготовился , чтобы вступить в рукопашную с оставшимися людьми. Раненный им человек стонал в голос , баюкая кровоточащую руку, и кажется, орал проклятия. Может, и не он. Доктор вел себя, как обычно.

Отредактировано Michelangelo (2013-05-15 01:42:18)

+2

20

Леонардо, скрестив руки, громко сопел через нос, пытаясь унять бушевавшую в нем ярость. Он почти был готов на преступление, уже вполне обдуманное и осознанное, но виновник его плохого настроения смылся восвояси, снова решив, что ему все можно. И мечнику ничего не оставалось, кроме как потихоньку отходить от недавнего, весьма громкого скандала, случившегося, как обычно, на пустом месте.
Продолжая вполголоса перечислять, в чем именно провинился Рафаэль на этот раз, мутант как-то пропустил момент, когда количество черепашек уменьшилось еще на одну.
- Кажется, Донни тоже отправился в вольное плавание, - заметил Микеланджело, приостановив монолог старшего брата.
Последний, удивленно хлопнув глазами, огляделся. Вечер уже опустился на раскаленный город, окна многоэтажек приветливо заливались светом, а вокруг - ни души.
"Прекрасно", - мрачно подумал мечник, - "Нагрузил себя настолько, что не заметил, как потерял брата. Так держать, Лео!"
Он мог бы самобичевать себя до самого утра, подробно разъясняя самому себе собственные недостатки, над которыми стоит поработать, но факт оставался фактом - Дона здесь не было. И мутант не позволит себе вернуться в убежище без него. Хватит одного отверженца.
Лео уважал интересы каждого из братьев, и он вполне мог предположить, что умнику просто захотелось побыть одному. И не в своей лаборатории, где для гостей и так редко открывалась дверь, а... вообще. Но и мысль о возможном похищении имела право быть (конкретно в его голове), и мечник, снова подозрительно покрутившись, поправил свисающие за плечами катана. Так, на всякий случай.
– Пойдем следом?
- Думаю, да.
Мутант не мог похвастаться явно присутствующим у него шестым чувством - это могла быть обычная паранойя. Учитывая, что на поверхность черепашки стали выходить совсем недавно и еще не до конца освоили новые просторы и горизонты, опасность могла поджидать их за любым поворотом. Хоть вон за тем переулком. Да и Донни редко куда-то уходил, ничего никому не сказав.
Они вообще не должны расходиться, и не только потому, что учитель запретил: по одиночке они уязвимы и слабы. На единую команду они тоже не тянули, но ведь вместе преодолевать препятствия всегда легче?
Совершив несложный маневр, Леонардо перепрыгнул на крышу соседнего дома. На пути по-прежнему никто не встречался, и для мечника это не могло не показаться подозрительным.
Черт, когда вообще Донателло успел сбежать, до Рафа или после него? Возможен ли вариант, что они уже давно сидят дома и, к примеру, смотрят телевизор?
- Донни! - не слишком громко, чтобы не спалиться в окнах жилых домов, но достаточно отчетливо позвал мечник.
Снизу зверски-громко загудела чья-то машина, но умник не отозвался. И мутант справедливо посчитал, что поиски следует продолжить.

Пробежав достаточно большое расстояние, Лео остановился. За весь день он жутко устал, но никак не позволял себе расслабиться. Негативные мысли приобретали в его голове все больший вес, и он был почти уверен, что случилось что-то плохое.
Разминая напряженные мышцы плеча, Лео продолжал оглядываться, но упрямо ничего не видел. Умник как сквозь землю провалился.
Внезапно Майки метнулся к самому краю высотки, предварительно обогнув старшего брата. Его мрачная тень покрывала неожиданно яркие огни, разжигающиеся где-то снизу.
- Там явно что-то творится, - услышал мечник и подошел поближе.
Было похоже на обыкновенную заварушку, каких в Нью-Йорке случается с десяток за день, и не сказать, что такой расклад устраивал мутанта. Он вообще был против насилия и брался бы за оружие только, если вставал на защиту слабого.
Жертвой оказался косметический склад.
"Здесь Майки должен был пошутить", - отрешенно подумал Лео, но не дождался ни одного глупого комментария.
Последний, вопреки, можно сказать, своей натуре, оставался хмурым и слишком сосредоточенным. В убежище весельчак натягивал на себя серьезную рожицу только в случае очередного розыгрыша, о существовании которого никто не должен догадаться раньше времени.
- Проверим, - отозвался мутант и вытащил одну катана из ножен. - Пройдем внутрь через окно. Старайся не отставать.
В конце концов, не хватало еще и третьего брата потерять. Тогда Лео вконец перестанет себя уважать.

Держась на высоте, чтобы лучше оценить ситуацию, мечник заметил в центре всех событий всего две фигуры и, еще до того, как узнал в одной из них Донателло, бросился на помощь. Он спрыгнул с оконной рамы прямо за ящики с, как он понял, косметикой, и, поманив за собой младшего брата, осторожно выглянул из-за одного из них.
Нападающими оказалась кучка вооруженных людей, чем-то похожих на работников данного склада. Нахмурившись, мутант вытянул шею, чтобы получше их разглядеть. Что вообще происходит? Стоит ли сражаться против этих людей? Черт, да какая разница, если его брату нужна помощь?
- Отвлеки их, - бросил он Микеланджело, - а я проберусь к Дону и помогу ему.
Ожидал ли мечник, что практически сразу после его слов, даже, скорее, не по команде, в людей полетят сюрикены? Нет, определенно не ожидал. И теперь в глазах весельчака достаточно ясно отразился кровавый след, а в голове, наверняка, застрял пронзительный крик раненного человека.
- Забудь, идем вместе, - и, схватив Майки за руку, он вышел из-за ящиков и подтолкнул его к умнику, прикрывая панцирь. Брат, в конце концов.

+3


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Рептилии в западне