Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Око за око, хвост за... хвост?


[С1] Око за око, хвост за... хвост?

Сообщений 1 страница 10 из 21

1

Участники (в порядке отписи):
Первая часть — Mona Lisa, Аника, Ayase, Dr. Rene (играют определенное количество кругов, до тех пор, пока Мона не бросит сигнал Донни);
Вторая часть — Michelangelo, April O'Neil, Donatello, Leonardo (?), Raphael (?) (начинают игру после того, как Мона бросит вызов Донну, один-два круга);
Дальнейший порядок (после прихода "спасателей") — Аника, Ayase, Dr. Rene, Mona Lisa, Donatello, Michelangelo, April O'Neil, Leonardo (?), Raphael (?)
Участие Лео и Рафа все еще под вопросом.

Дата и время: ночь с 20 на 21 апреля 2013 года

Краткий анонс:

Мона Лиза готовится покинуть убежище и вернуться в убежище черепашек, чтобы продолжить эксперименты по созданию антимутагенной сыворотки, однако ее планы нарушает неожиданное появление отряда ниндзя, во главе которых стоят Аника и доктор Рене. Им приказано доставить Мону в штаб Футов, однако саламандра не собирается идти на поводу у злодеев и пытается сбежать. К сожалению, неудачно. Загнанная в тупик, Мона едва успевает бросить сигнал помощи своему другу — Донателло. Черепашки с Эйприл, не мешкая, бросаются на помощь Моне, однако они даже не представляют, с какими опасными противниками им предстоит столкнуться...

+1

2

Comatose...
I'll never wake up without an overdose
Of you!

Не спящий город, Нью-Йорк, ты так прекрасен... вечно встревоженный город  без границ в своем величии.

  Башни небоскребов подпирают сломленными атлантами сумеречное небо, с  трепещущей туманной дымкой, обволакивающей звездные просторы. Кажущаяся беспробудная  чернь, на самом деле то и дело разрушается, чем темнее, тем ярче становятся огни города. В предвкушении обрушившейся на мегаполис грозы, люди достают зонты и поправляют капюшоны. Они не бояться дождя... это обычное ощущение, когда капли с неба падают тебе на лицо, на одежду, природа, она устраивает им испытания своими условиями. Оно знакомо, понятно каждому. Но то, что скрывалось наверху города, и в его недрах, глубоко внизу, под землей,  вселяло ужас в сердца простых граждан - страх перед неизвестным съедал каждого изнутри. Мать Природа, она может быть жестока, сделать обычное - необычным, настолько, что немыслимо вообразить себе. Немыслимо представить, какие существа скрываются в тени, дальше от всех красочных огней города, глубже, от его оживленных улиц, в тайне, скрытно, загадочно.  Никто не видел тонкую фигуру на крыше дома, утопающую во тьме. Темнота - надежный защитник. Дождь - прекрасный союзник. Кто-то же должен ей сейчас помочь, если никого рядом не осталось?
Широко распахнутыми глазами, на мир внизу, сидя на корточках, смотрела большая человекоподная ящерица. Если бы кто-то ради любопытства, просто так, поднял голову к небу, убрав заранее приготовленный зонтик, он бы удивился, да и что греха таить, насмерть перепугался, увидев такую желтоглазую горгулью, примостившуюся на корточках, на бордюре многоэтажки, прямо на краю, склонившуюся над ним. Видна была  лишь неясная фигура, да раскачивающийся над головой кончик змеевидного хвоста. Мрачно, молчаливо, "горгулья" разглядывала снующих по улице людей, раздумывая над тем, как ей лучше сократить путь до места назначения. Мона Лиза. Да, наконец-то она снова на поверхности -  свежий, наполненный сгущающимся озоном  воздух, бил в лицо, отбрасывая выпадающие из туго перевязанного лиловой маской конского хвоста, каштановые пряди.  Ящерица-мутант была не очень довольна таким положением вещей. По ней было заметно - насколько она нервничала. Взгляд перебегал от одного цветного зонта, к другому, а после возвращался к  вертикальной трубе соседнего дома, чуть склоненной в ее сторону. Именно за нее она должна будет ухватится в прыжке, чтобы наконец начать двигаться вперед. Но отчего-то девушка медлила, все так-же замерев в неудобной позе и поправляя обмотанную вокруг кисти жесткую ткань. Она обернула  руки тряпицей, благодаря помощи Донни, это было не сложно. Все это ради того, чтобы ладони не соскальзывали с гладких поверхностей. Оказалось очень кстати - скоро пойдет если не страшный ливень, судя по всполохам, расчерчивающим черное небо, то, по крайней мере, очень сильный дождь. Донателло экипировал бы Мону  лучше конечно, если бы  у них было время.  Но время, оно неумолимо просачивалось сквозь пальцы, не давая ящерице остановиться и подождать. Не позволяя передохнуть и оглядеться по сторонам  - прошла всего неделя, а казалось, что целая вечность, за этими происшествиями Мона медленно теряла себя прежнюю, обретала себя новую, а после сумбурного знакомства с черепахами-ниндзя и их мастером, два дня назад… И так  полностью изменилась окончательно. Есть что-то кроме этого мира под ногами, с вечно занятыми людьми: корысть, недоверие, злоба -  все это переполняло человеческие сердца. Здесь , в этом наземном мире, ступают по головам. Никто  не имеет  ни малейшего желания помочь другому, и каждый надеется на себя.  Мона теперь знает, что у нее есть своя поддержка, в отличие от тех, кто скрывается под зонтами внизу – она знает это, и ощущение жесткого,  холодного корпуса "черепахофона", у ее левого бедра, еще раз напоминало ей о том, что она здесь не одна.  Мона выпрямилась, придерживая ладонью разметавшиеся концы маски в волосах, и еще раз туже затянула их в хвост. Громыхающие небеса за  спиной, грозились обрушиться на голову сиюсекундно… Неприятные мурашки побежали по спине, когда на зеленую, гладкую кожу ящерицы упали первые капли дождя.  Не самое приятное чувство, особенно, когда ты внезапно осознаешь, что прикрыть плечи то тебе и нечем. Проведя ладонью по шее, Мона вздохнула, задрав голову к бесконечному небу. Безлунная, черная ночь. Ну ладно… поехали… Кроме всего прочего, девушка прихватила с собой из убежища мутантов крепкий трос который нацепила на пояс, аккуратно обернув пару раз вокруг талии. Будем надеяться, ни за что не зацепится по пути. С этой точки прыгать ей придется много.
Внизу толпа стала постепенно редеть, многие поспешили скрыться в магазинах и кафе, а кто-то просто бежал домой, пока не пошел проливной дождь. И никому теперь точно не будет до нее никакого дела.  Аккуратно отступив от узкой кромки , Мона отошла в сторону, напряженно глядя на свою цель из под прилипших к носу, влажных прядей. Давно она этого не делала…  Вернее сказать – никогда! Сорвавшись с места, пластичная, ловкая антропоморфная амфибия на самом краю пропасти оттолкнулась руками о ребро крыши, и совершив кувырок через голову, приземлилась обеими ногами на опасно покачивающийся обломок отошедшей сточной трубы. Замерев на некоторое время, на сей хрупкой конструкции, кряхтящей у нее под ступнями, балансируя на полусогнутых, девушка осторожно выпрямилась, и плавно  повела в воздухе хвостом, уловив нужное положение, чтобы не свалиться бреющим полетом в вниз. Тяжелые капли  воды сильно били по глазам, поэтому Моне приходилось  горбиться, наблюдая свое отражение в блестящей, начищенной  металлической поверхности трубы. Еще один кульбит и приземление на обе руки и одно колено. Хвост звучно щелкнул по медленно расплывающейся луже воды… Грохот железки позади, упавшей прямо на чью-то машину, стоящую в подворотне. Слух неприятно резанула истерично завывающая сигнализация.  И снова разбег, прыжок, в этот раз, ухватившись хвостом за пожарную лестницу. И хотя Мона старалась делать все по максимуму бесшумно, но к сожалению, как «тень в ночи», не выходило. Она же не бабочка все-таки. Взобравшись по "пожарке" на крышу , ящерица немного «зависла» на краю,  после чего таки взобралась с пыхтением наверх. Нда уж.  Хотя это дело  привычки.
- Мама!
Мона чуть не навернулась спиной обратно в проем между домами, после чего неловко шлепнулась на колени, по птичьи взмахнув руками. Детский голосок сквозь открытое окно, прямо под ногами считай. Что за мальчик тут не спит на верхнем этаже здания? Ящерица замерла, и прислушивалась, пытаясь уловить сквозь шум ударяющих о ее спину и каменную площадку, капель, голос мальчишки.
- Да дорогой?
- Мамочка, я только что видел, как по моему окну проползла большая змея! Как в фильме… Мам, а они существуют, да? Змеи-монстры? - Саламандра с вытянутым лицом потихоньку поползла на четвереньках  вперед. Этож надо быть такой неуклюжей дурой? Стоит быть осторожнее. "Хм - "Мона убрала прилипшую челку со лба ,"- Змея-монстр." Обидно такое слышать. Пускай даже из уст ребенка. Не став терзаться дальше такими горестными мыслями о своей внешности, девушка поднялась с колен,  и в спринтерской манере сорвалась с места, подняв тучу брызг.
  Очень быстро, мутантка приноровилась скакать  по крышам, цепляясь за балки, вывески, балконы,  балансируя на подоконниках. Если бы не хвост, по пути смахнувший пару цветочных горшков, было бы вообще все отлично. Под ногами вниз устремлялись потоки воды, которая оглушительно шумела, изливаясь из труб на асфальт и исчезая за решетками сточных канавок под бордюрами. Насколько раз небо расчертила молния, осветив силуэт Моны в красивом прыжке через пропасть. Медленно, но верно, Мона Лиза поднималась по покатой линии домов, забираясь все выше и выше, пока, казалось, что вот-вот можно будет раздвинуть тучи руками, ухватившись хвостом за шпиль. С этого небоскреба, весь город , как на ладони. Стоя на фоне мерцающего стенда с рекламой гамбургеров, девушка осторожно глянула вниз. Так, там проезжая часть, круговое движение, так что между двумя зданиями солидное расстояние. Забавно смотреть вниз, и думать, а если бы ты сорвался, что бы от тебя осталось, когда ты долетел до асфальта?  Нет… нет, лучше не смотреть. Поспешно подняв взгляд вперед, девушка вцепилась коготками в влажный камень. Страшно? Еще бы… Сглотнув, Мона принялась аккуратно отвязывать трос  от пояса. Пришло время применить "волшебную веревочку". Крепко сжимая в кулаках спасительную нить, Мона спрыгнула на несколько уровней ниже, по балконам, спугнув при этом стайку жмущихся  под старыми  каменными уступами, серых голубей... Итак, называется – смертельный номер.
Между ящерицей и домом напротив, пустое пространство  около  ста пятидесяти  метров в ширину. Находится она примерно на сорок пятом, плюс-минус, этаже. Следует прицепить веревку  в более-менее надежному месту, не хотелось бы оказаться лужицей на дороге, или упасть на крышу такси, после чего аккуратно спуститься вниз…  От одной стороны перекрестка, на другой, переходят  металлические прутья-стержни, на уровне пятого этажа. По обеим сторонам четыре лампы,  они придавали больше видимости в пределах опасного перекрестка. Пробежаться по этим креплениям не составит особого труда, быстро и аккуратно переметнутся на ту сторону, а там легко и просто вскарабкаться на крышу. Но идея сама себе, была не без изъяна – ее наверняка увидят, по меньшей мере, три человека. Если не вся автострада.  Однако другого пути не было – шоссе пересекало всю улицу, которая, даже не смотря на проливной дождь, замечательно освещена.  И это единственный, более-менее подходящий выход, проскользнуть незамеченной по земле, не получится тем более. Через два часа она обязательно должна быть уже в "Сером переулке" на окраинах.
Не теряя времени даром, Мона еще раз, по-боевому потуже затянула узел в волосах, поправила прилипший к груди розовый шейный платок, после чего зацепила карабин на соседней балке, перехватив два крепления, и закрепила веревку на поясе. Почувствуй себя скалолазом. Отчаянное время – требует отчаянных действий.  Пока саламандра осторожно перебирала ногами по отвесной стене, то и дело оборачиваясь через плечо, она мысленно составляла  все возможные способы заставить людей ну… не смотреть вверх. Ни одной блестящей мысли, чтобы можно было бы это устроить, не ослепив прохожих и водителей , устроив при этом аварию на шоссе. Не годится.  Уперевшись ступнями в камень, девушка  напряженно пару раз подпрыгнула на месте. А теперь сильно оттолкнуться ногами,  приземлиться на платформу с фонарями и отстегнуть трос. Толчок, и Мона благополучно оказалась на краю металлических перекладин, пока что еще в тени. Она отклонилась назад, ухватившись за веревку, и разочарованно вздохнула. А кто ей ее сверху сбросит то? Блестяще, ну  придется оставить ее здесь.
Теперь проскочить… Свет бил в глаза, вместе с небесной влагой, приходилось прикрывать лицо руками.  Ах нет, так не пойдет.  Опустившись на корточки, саламандра рывком метнулась к ближайшему источнику освещения, и сделала выпад ногой, ухватившись за перекладину, и отклонившись вперед. Сейчас – или никогда. Плафон разлетелся в щепки от мощного удара пяткой, а сама лампа  с хрустом, вместе с проводом и патроном, отвалилась от основы и полетела вниз, разбившись прямо перед носом роскошного, темно-вишневого "мерса". Это был тот самый нужный момент, когда все вдарили по тормозам, и ошалело уставились на разлетевшиеся по проезжей части осколки. Если кто-то что-то и видел, то лишь тень,  скользнувшую по железному  покрытию… И в тот миг, когда все головы поднялись вверх, чтобы увидеть жалостливые останки , словно жилы из мертвого тела, обрывки проводов на  балке с фонарями, Мона уже цеплялась всеми четырьмя конечностями за стену дома. В этот раз пришлось повторить процедуру в обратном порядке, заползая на верхние этажи. "Боже мой, как я с книгами и приборами то возвращаться буду, - молча ужасалась девушка, продолжая с хмурым видом подниматься наверх.  Судя по тому, с каким трудом она пересекла эту часть города – будет ой как не просто. Подъем  занял больше времени, чем она ожидала  – а  все благодаря  потокам воды, заливающим зеленую мордашку. Ох уж эти проклятые покатые карнизы.

+3

3

... Прохладный ветерок путался в проводах, со свистом пролетал над трубами и играл старой, неизвестно кем выброшенной, газетой. Огрызок бумажки делал легкие пируэты в воздухе, подброшенный над крышами ветром-проказником. Он, ветер, свободный как никто... Летает себе, наполняя ночной воздух шелестом листвы. Ночи Нью-Йорка так прекрасны! Каждый вечер сотни огней освещают его. Наверняка, если посмотреть на него сверху, то можно подумать, что это осколок неба, который упал с выси, оторвался от небесной глади, такой прозрачной и, в то же время, глубокой и темной. Но сегодня небо плакало. То ли от того, что его кто-то обидел, то ли от предвкушения чего-то плохого, то ли по другой причине.
Теперь к песенке ветра добавилась тихая какофония капелек. Город напоминал большой музыкальный инструмент, но человека, который мог бы играть на нем не было. Этот инструмент жил своей жизнью, был отдельным существом, которое зависело только от себя...
Ночь. Чудесное время суток. Много кто именно ночью меняет свою жизнь. Именно ночью сплетаются судьбы людей даже похлеще чем днем. Для кого-то именно ночью заканчивается жизнь, а для кого-то - только начинается...
Не завидую тем людям, которые попали ночью под дождь, так еще и без зонтика. Начинался ливень, и город стоял под толстой стеной из капель. Мелодия с каждым мигом становилась все громче и громче. Влага была по всюду. Только под деревянной скважиной на крыше одного из домов было еще сухо. И именно под ее деревянным покрытием сидела девушка, обхватив колени руками. Она молча наблюдала за дождем и время-от времени оглядывалась так, как будто чего-то боялась. Самым ужасным для нее был не холод, ведь одета она была явно не по сезону, а дождь. Да, она боялась дождя. Если выразится точнее, она боялась воды и это не странно. Дождь застал ее врасплох, когда она этого не ожидала. От нескольких капель на ее кожа начала показываться рыбья чешуя, поэтому она, от греха подальше, спряталась под скважину чтоб никто не увидел рыбу-переростка. При этом, Аника (именно так звали девушку) мысленно выругала своего нанимателя за то, что дали ей такое "влажное" задание. Так еще ко всему этому, его люди опаздывали чуть ли не на час. Понятное дело, что девчонка начинала злится. Хотя, это и к лучшему. Если они придут сейчас, то она точно ни куда не пойдет. Может, у них проблемы? Или машина в болоте застряла? Хотя, какое болото в городе. Эти люди казались ей странными еще во время первой встречи. И зачем им надо было встречаться на крыше? И почему ей никто толком не объяснил смысл задания? Слишком много вопросов. Если бы она не нуждалась в деньгах, то вряд-ли бы согласилась на эту авантюру. А как еще это назвать?  Задание? Поход? Квест? Не важно... Стоп, а почему именно ночью?! Еще один вопрос и ни одного ответа. Конечно, Аника любила ночь. Ночь — лучшее время для таких, как я. - невесело думала она. - Я выхожу на улицу, когда обычные люди уже спят в теплых постельках и лишь некоторые разгильдяи добегают домой потому что не хотят тратить денег на такси или забыли купить хлебушка...
Нет, все таки она очень любила эту пору. Ночь. Тишина. Лишь шаги ночных "мотыльков", которые гуляют, или крик уличной шпаны, что стирает в порошок чей-то непосильный труд. Но сегодня было тихо, только капли барабанили по крышам. Романтика. Аника улыбнулась, но эта улыбка сразу же исчезла. Она хорошо знала и помнила, что ночь - это время мимолетного облегчения после дневных пыток... Против воли девушка коснулась к локтю левой руки. Да, именно тут начинается шрам. И сразу вспомнилось кресло, мужлан в белом халате и шприц...  Ника мотнула головой.  Нет ничего хуже этих воспоминаний. Тяжело вздохнув, она поднялась на ноги. Хорошо что она не очень высокая, а то не хватало бы еще шишку набить.
Тело ужасно затекло. Правильно, пол часа сидеть в одной позе - конечно же будешь чувствовать себе похлеще варенной сардельки. Анна попробовала расслабится, но не получилось. Постояв несколько минут, девушка вернулась в первоначальное положение. Было ужасно скучно. Ника вытащила пистолет. Надеюсь, стрелять не придется. - опять же невесело подумала она. Блин, неужели мне всю жизнь придется работать наемницей? Как средневековье какое-то... И почему мне везет на каких-то странных дяденек?
Аника с досадой вздохнула. Работа есть работа. А если за нее еще и хорошо платят... Аванс был не плохой, на первое время станет. А потом? Опять работать на этого... Ороку Саки кажется? Нет, не пойдет. Слишком много тайн вокруг него. А может сойти с ума и певицей в какой-нить клуб устроится? А что, идея не плохая. И есть как заработать, и убивать н кого не надо... Зачем убивать посторонних, когда можно убить приемного отца? За что? Да за все хорошее. Сначала хорошо помучать, а потом сделать услугу: отправить на тот свет...
Возможно, Аника еще бы долго размышляла о сладкой мести, но не тут это было. Сможет ли она убить его? Это вряд-ли. Казнить я не способна - с горечью подумала девушка и, тяжело вздохнув, положила голову на колени. Теперь ее действительно начинало злить "пунктуальность" людей ее нанимателя. Кажется, дождь начинал помалу прекращать лить и она с облегчением выдохнула.
Вдруг, у нее за спиной раздался какой-то шорох. Вероятность того, что это контужен бродячий кот, облепленный картофельными обрезками была равна нулю. Вряд-ли кот может создать столько шума. Анна тихо поднялась на ноги и нацелила пистолет в темень. Кто бы это ни был, но он очень пожалеет за свою глупость...

+2

4

Один из отряда Фут вывихнул ногу, упав с большой высоты, соскользнув с железной лестницы. Аясе просто не мог оставить его так лежать, хотя тот сам сказал, чтобы они поспешили выполнить задание. Но, воспользовавшись тем, что он лидер команды и не побоявшись гнева нетерпеливого ящера, он всё же позаботился о "брате". Хотя ни Шреддер, ни караи такого бы не одобрили... но он не такой как они.
Ои потеряли время, пока отправляли его обратно, послав с ним вместе ещё одного члена отряда отвозить его на машине, на которой и ехали всё это время. Путь пешком займёт больше времени, отряд негодовал и злился на Аясе, но тот и бровью не повёл. Он был уверен, что поступил правильно и, пока он был главным, его не волновало мнение остальных по поводу принятых им решений. даже если одно из мнений принадлежало гигантской "Годзилле", как Ая уже окрестил своего нового напарника.
Теперь немногочисленный отряд лучших из клана Фут стремительно передвигался по крышам. Хотя передвигаться по одному, по первому району было ещё ничего, там здания невысокие, спальный район всё-таки. Там все семьи уже спят, а у старушек, у которых кости ломит от внезапно разразившегося дождя, уже тихий час. Так что никто бы и не заметил мелькающие человеческие тени, бесшумно скачущие по черепицам зданий. Даже ящера под громыхания стихии было не слышно. Только один раз их заметил пёс, который облаял Аясе, когда тот пробегал над крыльцом и с перепугу чуть не подскользнулся и не навернулся. Пёс так верно служил, что даже в такую непогоду не побоялся вылезти в гром и молнии из своей будки и облаять асассина. Аясе оценил старания собаки, но не помедлил ни секунды. Отряд и так сомневается в его компетентности, больше нельзя было давать слабины. Хотя он и любил собак.
Но вот спальный район сменился окраиной большого города. Тут же приходилось стараться посильнее, чтобы передвигаться незамеченными. Большой город никогда не спит и на улицах даже в такую погоду было огромное количество людей. А с ними бы двухметровый ящер в халате, которого трудно не заметить. Да и так же быстро и незаметно он передвигаться не мог. Он всё-таки учёный, а не тренированный годами ниндзя.
А здания, чем ближе к центру они были, тем выше становились. Много времени и сил уходило на "подняться-спуститься". Пожарные лестницы, скользкие подоконники и внезапно открывающиеся окна. После того, как умелые ниндзя из его отряда пару раз всё же чуть не шлёпнулись вниз (благо соклановцы их подхватили), а уж когда начал падать ящер, Аясе смирился. Пришлось заметно сбавить темп передвижения и всем отрядом помогать передвигаться их кожаному следопыту. Он отлично помогал, но, к сожалению, каждое его движение было очень шумным и, порой, разрушительным. А им следовало добраться до пункта назначения незамеченными.
- Стыдоба-а... самый великий клан ниндзя за всю историю существования мира и опоздал на... о боги, целый час! - Аясе стоял в тёмном вонючем переулке, пальцами перчаток протирая запотевшие и намокшие визоры на своих глазах. Из-за чёртового дождя он плохо видел, несмотря на все чудеса техники. В маске было жарко и если очки он бы оставил, то маску бы стянул. Пусть это и значило бы раскрыть себя и забыть о нормальной жизни тихого официанта в своей маленькой модной кофейне.
Город Нью-Йорк сегодня вечером был хмурым как никогда. И то ли атмосфера такая, то ли люди такие, но все подряд сегодня были заняты каким-то философскими размышлениями. Думали то о погоде, то о жизни, то о своём месте в этой самой жизни и в этом городе в частности. В общем, думали много, заумно и о высоком. Один Аясе явно был не доволен возложенной на него миссией, погодой, мире и философией. И сейчас, когда под проливным дождём все с суровыми моськами пытались разгадать тайны бытия и постичь свой внутренний мир, мысли Аясе были заняты только тем, что он сейчас не отказался бы от вкусного, сочного хот-дога с горчицей и кетчупом.
- Ароматная булочка с кунжутом. Пряные специи и тонны горчицы с морем кетчупа и всё это с особо острой тонкой сосиской...ммм! - мечтал он в своих мыслях, пока карабкался на здание, на котором его ждала последняя участница их экспедиции - наёмница какая-то. Оказавшись наверху, он сразу на тепловизоре заметил сидящую под навесом девушку. Изображение было слабым, что удивило Аясе... хотя после Рене он дал себе слово, что не будет кричать и тыкать пальцами в мутантов. Чего на свете только не было, пора было бы уже привыкнуть, что Нью-Йорк населяют не только гомо сапиенсы.
По привычке, не специально, он подкрался и схватил наёмницу под левый локоть. Кивнул в знак приветствия и понял, что прежде чем говорить, он должен отдышаться... и слюну сглотнуть. От мыслей о еде в желудке началась революция. И хоть живот и не заурчал, слюновыделение заактивничало.
- Простите за задержку, технические неполадки, - он строго обернулся на отряд и пусть его мимики было не видно, все поймали ледяной шквал его взгляда даже через визор и подскочили по стойке смирно, не имея возражений. Наспех пожав руку девушки он отметил, что под его мокрой перчаткой её кожа начала странно изменятся. Он поспешил вынуть руку, но не отдёрнул, чтобы не показаться невежливым. Всё же она девушка, пусть и не человек, похоже. А он джентльмен, хоть и побаивается кого-то типа мутантов после всех ужастиков, которых насмотрелся к своим 24 годам.
Аясе уже раскрыл рот чтобы представиться и произвести короткий и быстрый инструктаж, как кое-что на мосту привлекло его внимание. А оно привлекло не только его внимание. Что-то случилось с освещением на мосту и Аясе автоматически быстрее всех сообразил настроить свой визор на максимальное увеличение. Оно уже стояло у него в приоритетных функциях, именно поэтому в такую непогоду и темень он заметил и тепло и мелкие чешуйки у своей ещё одной напарницы на этот вечер и, возможно, всю ночь.
- Я что-то засёк... - коротко отрапортовал он, тут же вертя колёсики на своей маске и понял, что видел промелькнувшую тень... хвостатую тень...

+3

5

The secret side of me
I never let you see.
I keep it caged but I can’t control it.
So stay away from me: the beast is ugly.
I feel the rage and I just can’t hold it.

Люди теперь казались ничтожными. Рене смотрел на ниндзя, облаченных в черные костюмы и размышлял о том, насколько он должно быть, ранее, выглядел жалко и тщедушно, даже стыдно себе представить. Да. Теперь он - злобное чудовище, монстр, хвостатый, чешуйчатый ублюдок в халате, как еще себя он может обозвать, чтобы четко и ясно стало - Рене прежний канул в лету. Вот его новое Я, до селе томившееся под оболочкой скромного занюханного докторишки. Так что он теперь может себе позволить? Убивать... жестоко и беспощадно. Мучить? Может это и правда такой побочный эфект сыворотки? Еще один и приятный, и в то же время ненавистный бонус. Или же им двигала банальная жажда мести? Да, убить, раскрошить череп тому наглому существу с фиолетовой тряпкой, благодаря которому он теперь расхаживает как ящер-убийца. А ведь убей он тогда Мону Лизу, и проблем было бы в сотни раз меньше. Мало того, эта нахальная девчонка удрала, так и дневник с собой прихватила. И как ему теперь вернуть себе прежний облик? Какие противоречивые чувства боролись в душе Ящера - ему нравилось ощущать мощь, видеть себя гораздо выше всех этих черных букашек, среди которых он смотрелся невероятной громадиной, но с другой... хотел вернуть прежнего себя, прежнее место, статус и средства, которые у него так внезапно отняли. Создав антидот, он сотворит новую формулу-сыворотку, она сделает человека сильнее и выносливее, не изменяя при этом человеческой структуры белка. Да... за гениальность открытия пришлось платить внешностью. Но в том то все и дело, как познали великие - красота требует жертв. А пока можно и позабавится своим образом интересного сочетания Великого и Ужасного - Грандиозного и Беспощадного.
Итак. Что у нас по плану? Поймать девчонку и вытрясти из нее дневник, выковырять все знания из ее цыплячьих мозгов, сей пункт первый. Второе - по возможности выпотрошить черепаху в фиолетовом, черепаху в голубом и черепаху в оранжевом. По последовательности цветов радуги наоборот. Вид пустых панцирей пожалуй только порадует нашего душку, применение им найдем,  а их мясо и органы, пойдут на исследовательский стол. Почему бы ему не организовать послушных клонов, из останков любопытных образцов мутировавших животных? Это будет неплохая армия, только он никому об этом не скажет само собой. Даже Стокману это не доверит, он стал слишком подозрителен к нему. Сошлем все на месть. А когда девчонка-ящерица станет не нужна, после выкачивания мозгов,  и ее отправим туда же.  Все уйдет в расход. Практично и с его точки зрения, совершенно правильно.
Лизард грузно спрыгнул с водонапорной башни на шиферную крышу, неуклюже раскидав покрытие хвостом, и сел на корточки, наблюдая за медленно собирающимся вокруг народом. Длинные когти цепко вгрызлись в каменную поверхность дома, оставляя на панелях глубокие "рваные" следы, словно из стен кто-то вырвал куски скалолазными крючьями, или продолбал ломом огромные дыры нарочно. Штукатурка, вперемешку с гравием сыпалась на головы прохожим, и казалось, Рене даже не заботит тот факт, что он находится на краю дома, на отвесном бордюрчике, и что его, махину такую, с улицы за километр видно. И если бы не один из этих худосочных глистов - ниндзя, который с опаской хлопнул Алонсо по широкой горбатой спине, и жестом указав в сторону, Лизард так бы и остался сидеть в такой позе, словно варан карауля мелкую добычу. Да уж, когда такая морда нацелена прямо в центр снующей туда-сюда многолюдной толпы, словно муравьед в муравейник, того и гляди сейчас выхватит человечка и заглотнет целиком, тут лучше подстраховаться и не давать этому зверю в халате себя на такое провоцировать.
С вялым выражением физиономии, медленно и лениво, доктор перекочевал в то место, куда ему ткнули пальцем. Можно было конечно откусить этой дерзкой блохе голову, но пока что это не сулило ему выгоды. А значит, придется себя сдерживать. А вот и лидер группировки пожаловал. Смерив Аясе холодным бесстрастным взглядом, Ящер молча ухмыльнулся, расчертив зловещей лыбой до уха, вернее, до того места, где предположительно у него должны были быть уши, правую сторону вытянутой физиономии, и повернулся к нему спиной, так же молча нацелившись на ближайшую крышу. Тут и без слов все понятно - после того, как состоится "собрание" клана Фут, Рене и его "сторожа", должны подобрать ожидающую их группировку девушку, как пояснил ему Ороку Саки, выслушав пылкие возражения, по поводу лишней персоны, эта наемница в будущем, может ОЧЕНЬ пригодится. Не простая она девочка. А для ее "испытания", он включил леди в эту компанию. Казалось бы что проще - найти еще одну ящерицу в многомилионном городе,  уж мутантов тут не так уж и много, хотя...
  Нужно привести ее в "штат". Если откажется идти добровольно, а Рене, на это очень надеялся, можно будет включить иную силу убеждения. И стоит ли говорить какую...
Путешествие заняло довольно долгое время. Где-то на середине пути, пошел непроглядный ливень стеной. И из-за этого досадного пустяка, один из "футов" поскользнулся и чуть не сломал себе ногу. Пока бедолагу отправляли в машину, Рене, сидя на обломках пожарной лестницы, по которой мило, кубарем скатился несчастный, корчил такую презрительную рожу, оттянув уголки губ едва ли не под подбородок, словно съел по меньшей мере ящик лимонов. И это значит хваленый отряд ниндзя? Самого его дождь ни сколько не смущал - мощные крючья на руках и ногах, и гибкий, шипастый хвост просто не дадут Рене упасть. Если только что-нибудь внезапно не обвалиться под его "немаленьким" весом. - Надеюсь с вашим другом, все будет хорошо, "капитан", - не скрывая иронии в голосе, прокомментировал происшествие  мутант, когда Ая вернулся к оставшейся кучке ниндзя, поредевшей на одного воина. Того и гляди, пока до центра дойдут, так по дороге всех и растеряют. Кто ногу растянет, кто руку сломает, кому голову снесет, кто на балкон упадет и запутается в чужом нижнем белье. О да, Лизарда переполнял едкий яд, прущий со всех щелей, и плеваться и извергать его, он мог бы бесконечно. Но прежде стоит заняться делом. Что поделать - отношение к этим прыгающим худышкам в маминых лосинах,  у него было не самое радужное. Интересно сыщется ли такая личность, которая бы так, чисто теоретически, могла бы укротить его своенравную натуру, и заставить себя уважать? Ведь Рене до селе никого не уважал, кроме себя. Или притворялся, что уважает.
Следующую половину, в принципе никаких неприятностей не было, если не считать вспугнутой собаки. И... вот тут стоило признать свою несовершенность, что давалось Лизарду с огромным трудом. При очередном прыжке, выпрямив сложенные домиком над головой коленки, хвостатый гигантский кузнечик допрыгнул до балкона фазенды одного из богатых домов микрорайона прилегающего к центру... и едва не сорвался вниз, когда его могучие ладони раскрошили камень, словно детские школьные мелки. И вот именно в этот момент, вся толпа футовцев втащила зверя за рукава на "покоцанный" балкончик. С ворчанием отблагодарив "Тимура и его команду", с угрюмой мордой, Рене продолжил свой путь по боковой стенке увитой виноградом вверх, а затем на крышу, ведя клан за собой. Чем дальше уходила их группа, тем хуже становилась погода, и тем проблематичнее был их нелегкий путь. От размякших стен, с то и дело отваливающимися кусками рыхлого камня, под когтями мутанта, устал не только он, постоянно соскальзывая вниз, но и его спутники. В эту ночь на многих многоэтажных домах остались странные, рваные, едва ли не сквозные, дыры и полосы, изуродовавшие идеально ровную кладку. А кто-то ведь так старался пройти незамеченным...


I feel it deep within.
It’s just beneath the skin.
I must confess that I feel like a monster.

Он заставляет людей кричать, дрожать, биться в ужасе и истерике. Рене привык к такой реакции всего за несколько дней своего пребывания в шкуре рептилии. Видеть страх в чужих глазах - упоительное зрелище, ощущать себя его причиной. Некоторые новички Футы, увидев столь жуткую тварь на пороге, поднимали дикий крик. Это было даже смешно смотреть, как их побледневшие, более старшие и более опытные товарищи, жестоко хлещут их по щекам, пытаясь привести в чувство. Ощущение собственной уродливости и в то же время силы, заставляет трепетать сердце,  чувствовать упоение собой и своими талантами. Хотя, как известно, заслуга его здесь, очень маленькая. Однако же... Как бы то не было, но доведя одну женщину до обморока, когда Рене и клану пришлось спуститься с крыш на мостовую, всего случайный человек, зашедший в темный переулок вынести мусор(не гуляйте так поздно одни), и у, до этого момента, озлобленного на погоду мутанта, заметно улучшилось настроение, глядя на бессознательное тело, скрючившееся рядом с мусорным бачком. В таком умильном дождевичке розового цвета. Просто прелесть.

Да, так, а вот и их новенькая подружка. Аясе успел уже обезвредить боевую леди и даже поздороваться с ней. К сожалению, слишком узкое пространство навеса, под которым пряталась от дождя девушка, не позволяло Рене протиснуться туда и, как говориться, пожать ее нежную ручку. Поэтому сюда умудрилась протиснуться только его голова, длинная, с гладкой, змеиной шеей и длинным, любопытным носом. - Mademoiselle... - просипел доктор, цепляясь руками за балки, стараясь пропихнуть тело дальше. Тонкий нюх уловил странный, непривычный... рыбный аромат. Эта леди собралась кормить котов, ожидаючи их? Потеревшись щекой о стенки убежища, оставляя на ребристой поверхности остатки съежившегося от воды эпидермиса, Ящер сунулся еще ближе, едва ли не ткнувшись носом блондиночке в живот. Оу... кажется он слегка ошибся. Обоняние не могло подвести зверя - перед ним самая настоящая русалочка о двух ножках. Едва уловимый оттенок селедочки, среди общих запахов сырости и озона, исходил непосредственно от едва едва открытых участков кожи. Интересно, что она сделает, в такой ситуации, когда в нее физиономией тычется ящер-переросток? Увлеченный новым объектом для исследования доктор Рене, даже позабыл о самой цели их пребывания здесь! Отодвинув лобастую, чешуйчатую голову, Ящер пропустил вперед свой длинный, извивающийся хвост, - А не позволите ли вы мне свою ручку, дорогая? - его "третья рука" змеевидно изогнулась, приготовившись захватить Аннику за кисть... но так и застыла в одной позе, загнувшись концом во внутрь и так и не достигнув своей цели.
   - Я что-то засёк... - Рене резко повернул голову к Аясе, прикрыв выпуклые, зеленые очи под сморщенными веками. А затем с низким, противным шипением отполз от прохода в сторону, прислушиваясь, и присматриваясь. Дождь может как и быть полезным, так и очень мешать. Как было уже доказано во время того, пока они сюда добирались... так и сейчас... Но если зрение можно обмануть, то нос Рене не мог подвести... Шорох тела, соскользнувшего вниз...
Ящер молча, замерев, словно гончая приметившая рябчика, смотрел на стройную, темную фигурку, стоящую на перекладинах-фонарях, на фоне блеклого света. Фигура ловко, изящно скользнула вдоль балок, сбив фонарь, и пока все отвлеклись, перескочила на другую сторону улицы. Ну кто это еще мог быть? Этот хвост... эти движения... Постепенно закипающая кровь тут же ударила Лизарду в голову. Даже далеко ходить не пришлось, какая удача!
- Господа, мы нашли ее... прошу за мной! - хрипло просвистел монстр, и аналогично девушке, воспользовался переполохом на улице, огромной, грузной махиной, перескочил проезжую часть в два прыжка, и тут же вцепился в стенку дома, слившись с тенью, и дождем изливающимся сверху. Вытянув морду и проследив за грациозным движением исчезающего за углом светло-салатового хвоста, Рене, не дожидаясь сопровождающих, быстро полез следом, оставляя за собой вполне четкий и понятный след из обломков кирпича и прогнутых железных перил, ну и пережатого  ладонью, водостока, так, что вся вода собралась наверху площадки на крыше, и ниагарским водопадом стекала через бортик, прямо на лица тех, кто лез по зданию вверх.

+3

6

Мона присела на край бордюра, оказавшись наверху, просто ради того, чтобы перевести дух, и лишь потом обернулась, ухватившись руками за перекладину, и наклонилась вниз, всматриваясь сквозь взлохмаченные влажные пряди волос, налипающие на глаза и на щеки. Не хотелось бы, чтобы кто-то пострадал, из-за ее маленького "фейверка". Она ведь создала экстремальные условия для жителей. Ого. Удивительно, даже легкой аварии не произошло, как удачно все сложилось. Вокруг разбитого фонаря ответственные водители установили ограждение - крупные осколки собирать никто не стал, для замены ламп, и для утилизации и чистки места, есть специальные службы. Лучше поскорее убраться отсюда, пока не собралось столпотворение людей в рабочей одежде, запрудившее всю улицу. Кстати о прудах... Только сейчас девушка заметила, что стоит чуть-ли не по щиколотку в воде. - Что это еще за сюрпризы? - Ящерица поставила колено на железный навес, над отопительными трубами, уходящими в недра здания, под каменную кладку, и приподнялась над затопленной поверхностью, настороженным взглядом глядя на то, как по площадке разливается целый бассейн. Она не сразу поняла, в чем вообще проблема. Жидкость хлынула через порог вниз, прямо на прохожих. Какой-то скверный знак...
Оглядев дрожащую водяную поверхность, саламандра заметила, что поток бил из водостока от угла крыши. Ливень был настолько сильным, что казалось, будто улицы затоплены, и теперь вода стремиться прорваться на крыши домов... через водосточные трубы. Наверное засорился. Стоит ли заострять внимание на таких мелочах, как сломанные трубы? Не лучше ли собраться и наконец идти дальше? Признайся себе, ты просто боишься. И все элементарное, кажется таким подозрительным. Опасным.
Спокойно девочка. Не может же так случится, что она сразу же столкнется с врагами нос к носу, едва только выйдя на поверхность? Мона нервно поправила платок, оттянув краешек крепко завязанного узла. Был бы Рене человеком, можно было бы себя успокоить, что в такую погоду он точно не выйдет из дому, как и все нормальные люди. Но он не принадлежит больше к обычному миру, и это самое страшное. Вот поэтому, не стоит рассиживаться на металлическом покрытии, с удрученным видом рассматривая свое искривленное отражение, а идти дальше. Успокойся, и иди.
Девушка аккуратно слезла с навеса, снова оказавшись по колено в воде, и поджала губы, утерев тыльной стороной ладони висок. Никакой пользы этот жест конечно не принес, но все таки, чуточку увеличило обзор, убрав пряди и капли с ресниц. Неожиданное движение, прямо за чердачным домиком позади, и легкий, шелестящий звук, тут же заставили Мону метнуться на раздражитель, так и прижимая руку ко лбу. Прошлепав по воде, мутантка шустро заглянула за угол, опасаясь увидеть самое худшее.
  Никого... Осыпающаяся штукатурка? Всего то? - Ох, мне будет гораздо лучше, если я поскорее уйду отсюда.
  Параноидальный настрой нужно постараться запихнуть в себя поглубже. Решительно тряхнув волосами, Мона Лиза направилась к противоположной стороне площадки и встала на самый краешек, приподнявшись на носочках и всматриваясь в пеструю, от мелькающих перед глазами капель, тьму. Знала ли она, что за ее спиной из-за навеса выползает, словно болотный крокодил выслеживающий свою жертву, массивная фигура Ящера облаченная в неизменный белый халат, больше похожий на сжеванную тряпку? Такая махина, а как ловко прятался. Если бы ящерица обернулась...  Но она не обернулась.
  Ловко оттолкнувшись ногами от бортика, девушка совершила очередной прыжок, при этом ухватившись за перекладину пожарной лестницы концом гибкого хвоста, и повисла вниз головой, раскачиваясь, словно опоссум на ветке, после чего перехватила в ладони поперечную стойку, и опустила ноги вниз, подогнув колени. Приняв нормальное положение тела, саламандра в два счета оказалась на железных ступенях и стала медленно подниматься вверх, проводя ладонью по мокрым, холодным перилам. А ведь она только на полпути. Может стоило бы сожалеть о том, что она не воспользовалась предложением Донателло сопроводить ее до места? Мона в который раз утерла ладонью глаза, выходя с лестницы на очередную крышу. Нет. Разве бы он ей помог в борьбе с разбушевавшейся стихией? Можно было бы только старательно покряхтеть на пару, с трудом прыгая по скользким стенам, крышам и ложам балконов. Хотя, что себя обманывать? Мона обхватила руками локти, сжавшись и боязливо потоптавшись на месте - холод и одиночество наводили страх и уныние, простое желание того, чтобы рядом был... хоть кто-то, кроме бесконечной пустоты и молчаливых гигантов, жилищных комплексов вокруг. Но ты должна, дорогая, должна собраться. Поскольку никто кроме тебя, этого не сделает.
Подойдя к странному сооружению, напоминающему ржавую бочку, размером с грузовую машину, ровно по центру уложенной плитами площадке "потолка" дома, ящерица вскочила на карниз, окольцовывающий сей предмет, и прижимаясь к его стенкам животом, пробралась до шаткой лесенки, проржавевшей в некоторых местах на столько, что отсутствовали ступени. Очень быстро оказавшись на плоскости верхней точки сооружения, аккуратно обойдя вокруг центральный люк, под ногами, Мона застыла на столь удачно подвернувшейся "смотровой площадке", смотря вперед, по намеченному курсу. Ей нужно будет пересечь пролив, пройдя под Заброшенным мостом, а там уже и до убежища рукой подать. Канал делает крюк, заходя прямо под старые постройки пустующего квартала на самой "крайней окраине" города, до куда не достигает свечение разноцветных огней мегаполиса. Это самый главный ориентир, благодаря которому Мона точно знала, что не ошибется и не пропадет в городских джунглях. Однако, до него надо сначала добраться.
Прямо над ее головой промелькнул всполох молнии, разрезавший небеса напополам, и осветив вытянувшуюся в струну хвостатую фигурку. Мона сама себе напоминала бывалого моряка, вставшего в непогоду на мачту корабля, вглядываясь в горизонт, в надежде увидеть редеющие вдали облака, и робкие проблески света. Но девушка искала взглядом вовсе не это. Вон виднеется край огромного плаката во весь гигантский размер небоскреба. Белокурая стройная дама в переднике, с дымящимся подносом в руках. Ресторан "Sierra" не скупился на рекламу. Видно было, прямо даже через три улицы, если смотреть с балкона, или из окон верхних этажей. На макушке ресторана располагался электро-экран, с мелькающей на нем бесконечно, различной рекламой. Туда то нам и надо. Рекламная панель - все равно, что указатель. От здания ресторана, нужно повернуть налево, уходя в трущобные места, где можно уже будет спокойно спустится на землю.  Увидев то, что она так желала, ящерица слегка улыбнулась краешком губ, более-менее разогнав это напряженное выражение, на своем лице.

  И снова подозрительный шорох пресек на мгновение охватившее чувство безмятежности... Тут уже нельзя было ссылаться на то, что ей показалось! Явственно слышались чьи-то тихие, осторожные шаги внизу, легко касающиеся огромных луж. Кто-то выслеживал саламандру! Шаги слишком уж тихие, для Рене. Крадущиеся, осторожные... так может ходить только очень внимательный, напряженный не меньше самой Моны, человек, или... можно было предположить, что это Донни, или кто-то из его братьев, который решился пойти за ящеркой следом, и потерял ее из виду? Примерно на 50%, мутантка могла предположить, что так оно и есть. Кто еще может ее выслеживать, кроме доктора, или черепашек? Сделав отчаянный прыжок вперед, ящерица приземлилась ... прямо перед странным типом, в черной одежде, и маске с "окулярами", такое не часто встретишь, это точно. Никто из черепах. И даже, не Сплинтер  хотя тут она бы ОЧЕНЬ удивилась, но все же не до такой степени.
Худощавый, высокий, примерно на две головы выше самой девушки. Но кто бы это не был - он явно ожидал увидеть нечто подобное, вроде пятящейся к краю амфибии, угрожающе раскачивающей хвостом, готовым в случае необходимости обрушится на голову оппонента. Он отреагировал на появление незнакомки, гуляющей в проливной дождь в одиночестве по крышам, уж как-то слишком спокойно, абсолютно невозмутимо.
Друзья не подкрадываются! Так что она с чистой совестью может отправить парнишку отдохнуть под навесом. Но прежде, она просто не могла не спросить неожиданного гостя, - Ты кто такой?!

+3

7

Аника прислушалась и крепче сжала пистолет. Вдруг ее кто-то поймал за руку. Анна резко повернулась. Видно, наглец не знал с кем имеет дело. Если бы он не был в форме заказчиков, то не дожил бы до следующего утра. Для этой девчонки ничего не мешало пустить ему в голову пулю, но она сдержалась.
- Простите за задержку, технические неполадки.
- Ничего. - недовольно пробормотала девушка. То, что он пожал ей руку в мокрой перчаткой изрядно разозлило Анну. Но она как-то сдержалась. Быстро отдернула руку, которая начала чесаться и быстро вытерла ладонь о штаны. Нельзя чтобы появлялась чешуя. Ника здесь не для того, чтобы пугать своих временных союзников. Кто захочет работать в отряде с большим, рибоподобным существом? Видно, все уже были в сборе. Перед девушкой стоял небольшой отряд в темной одежде. Каждый из них был в маске и... насквозь мокрый.
Девушка невольно вздрогнула.Ей нельзя мокнуть... Но, видно, люди еще кого-то ждали. Ника услышала за спиной какой-то шум. Вернувшись, девушка застыла. На нее лезла большая змея. Но если присмотреться, то можно разглядеть немалую ящерицу в белом халате. Догадка пришла сразу. Еще один мутант?! Не считая Аники, он уже второй с которым она встретилась... Покинув Бишопа, она надеялась, что не встретит себе подобных. Она знала, что человек, который забрал ее из детского приюта, имел еще каких-то чудовищ. Но они были неконтролируемые... А как этот вот тоже работает на Джона?! Бред. Такого не может быть.
Бишоп никогда не отпустит своих животных из клеток. Аника была исключением, потому что смогла остаться в здравом уме. Тогда откуда взялась эта тварь? Неужели есть еще кто-то, кто тоже имеет возможность создавать живую оружие?
И сколько тогда здесь может быть мутантов? Хотя нет. Франкур родом из Франции, это прекрасно слышно по его акценту. Он вийнток. "Возможно, в городе есть лаборатория, которая производит мутаген? " - эта догадка казалась ей настолько сумасшедшей, что она молча отбросила ее. "А что если этот монстр в человеческом обличье имеет к нему отношение?" - эта мысль была еще глупее. Плохо было бы наткнутись на своего мучителя после того, как неделю побыла на свободе...
Ника могла бы еще долго думать на подобную тему. Но ящерица в белом халате уже была за каких-то три шага от нее. Какое счастье, что девушка под узким покрытием, а мутант настолько велик, что не смог втиснуть свои габариты под покрытие.
Возможно, Аника бы зажала нос, но нет. Она просто сделала еще один шаг назад. Нельзя было терять бдительность у такого... чудовища.
Девушка смотрела на него пристальним взглядом, стараясь не пропускать каждое его движение. Было большое желание застрелить его, но вид мертвой твари на следующий день может напугать многих. Тем более, люди за спиной девушки пришли явно с ним... Ничего не скажешь, веселая компания в нее на сегодняшний вечер. Она еще больше насторожилась когда мутант поднял хвост.
- А не позволите ли вы мне свою ручку, дорогая?
- Руки фу! То есть хвосты...
Но ее уже никто не слушал. Все переключились на крик того самого парня, что первым заметил Анику.
- Я что-то засёк...
Девушка повернула голову. Было плохо видно, что там такое, потому что Ника стояла дальше от остальных. Но она не могла не услышать звук разбитого фонаря и гул машин внизу. Новая порция звуков добавилась к шуму дождя.
Блин, что за сумасшедший день?! Все куда-то спешат, бегут...
Будто по приказу отряд людей в темной одежде сорвался с места. Аника остановилась. Если она выйдет на дождь, то считай сдаст себя с патрохамы... Быстро окинула взглядом площадку. Ее взгляд остановился на веревке для белья. Кто-то забыл забрать куртку с капюшоном. Или просто банально не успел. Убедившись, что ее никто не видит, Аника быстро пробежала до шнурка и сняла с него куртку. Я ее обязательно верну, не переживайте - заранее пообещала девушка владельцу. Кожа начала ужасно чесаться и на ней стали появлятся чешуйки, а на пальцах - плавники.
Ткань была липкой и не хотела налезать на девушку, хотя новая обновочка была на размеры два больше. Так еще и чешуя и перепончатые пальцы мешали одеться нормально. Наконец надела куртку и накинула на голову капюшон. Скулы начали дико печь. Ну вот, появились жабры... Удивительно, как это она еще не задыхается от нормального человеческого воздуха. Быстро застегнув "молнию" Ника подбежала к пожарной лестнице и через две минуты уже стояла на земле. Засунув руки в карманы, девушка побежала вслед за своими так называемыми союзниками и большим ящером. На проезжей части дороги скопилась толпа вокруг разбитого фонаря. Большие осколки валялись то там, то тут, а провода крючились и шипели как змеи. Кжется, никто не пострадал... Но девушка-мутант не обратила внимания на такое явление, а сама быстро перебежала дорогу. Внутренний голос с каждым шагом все больше и больше повторял ей: зря она в это влезла. Но теперь уже не важно, потому что зашла слишком далеко.
Один из людей в черном свернул за угол дома и скрылся из вида. Ящера не было видно нигде. Аника осторожно посмотрела в тот переулок, в котором скрылся незнакомец. А как его еще назвать? Она, Ника, даже имени его не знает. Ничего, при возможности узнает.
Анна довольно таки быстро и скоро смогла догнать человека в темной форме, но держалась немного на расстоянии от него. Пусть будет так. Несколько минут двигались тихо. Где-то на крыше было слышно легкое шарканье в воде. Но шаги были тише чем у ящерицы. По крайней мере штукатурка не сипалась. Вдруг, по улице скользнула тень и перед не пунктуальным юношей приземлилась... еще одна ящерица! Аника была на грани срыва. Еще один мутант! Это не город, а зверинец... Уже четвертой мутант. И кто его знает, сколько еще их здесь. Вопросов с каждой секундой становилось все больше и больше. И ни одного ответа. Надо обязательно спросить кого-то об этом. Только выждать бы нужный момент...
Но сейчас Аника принялась с интересом изучать незнакомое существо. Она была гораздо меньше того мерзкого ящера. И, судя по всему, это была девушка. Оружия при нем нет. Неужели она и является целью этого задания?
Все сомнения развеялись когда она заговорила:
- Ты кто такой?!
В голосе незнакомки послышался легкий страх. А может это просто иллюзия Никы. Но самое главное то, что девушки еще не заметили. А значит, не придется вытягивать оружия. Возможно обойдется без драки. По крайней мере, она так надеялась. Где-то над головой снова послышался шум. Только не говорите что мутант-переросток в белом халате ползет сюда
Ника сделала шаг вперед и... зацепила жестяную банку, а та с грохотом покатилась по земле. Это надо было так по-дурацки выдать себя!? - раздраженно подумала девушка, когда на нее смотрят две пары глаз.

Отредактировано Anika (2013-06-24 14:34:15)

+2

8

У Аясе был план, хотя может по нему и не скажешь, что он такой организованный парень. Но всё должно было быть по пунктам, разложено по полочкам и исполнено по порядку, ибо дело касается работы, задания. Да, он дуралей, но с дисциплиной у него всё было в полном порядке. И, когда надо, он мог быть тем, кем его назначили на этой операции - лидером и ответственным за операцию, в общем, главным. И он уже много чего напланировал на этот вечер. Он всё рассчитал и даже правил на ходу свой план, из-за опоздания их на час, сломанной ноги и внезапно разразившейся непогоды. У него всегда был запасной план, да и импровизировал он недурно.
Он всё организовал и ожидал от своего чудесного "отряда", который являл собой сборище мутантов и новичков, что они будут слушаться каждого его слова. Ведь кому-то здесь надо доказать свою преданность, кому-то свои умения, в общем, это была показательная миссия. Шреддеру нужно было понять кто есть кто и кому доверять. Саюдзуки же ждал отдачи и исполнения своих приказов без разговоров. Он только-только, наконец, собрал весь свой отряд в кучу и операция, по-хорошему, только сейчас и началась. Но разве его кто-то слушал? Кто-то заметил? Хоть кто-нибудь вспомнил тот факт, что он тут главный, что он руководит операцией? Разве кто-то построился в ожидании инструкций? Хоть кто-то? Нет! Все начали знакомиться, разбегаться, путаться.
Ну, конечно, он тоже кое в чём оказался виноват, в смысле, засёк что-то и тут же сообщил - профессиональная привычка и только. Аясе был уверен, что все воспримут это как знак "быть начеку", прислушаться, затаиться и наблюдать. Высматривать то, что он заметил. И, уверенный в том, что все последовали его примеру, он даже не обернулся на своих спутников и не вслушался в их болтовню.
Он тут же наделал снимков через свой визор, сменил пару режимов, чтобы удостовериться, их ли это цель или ему показалось. Не хотелось гоняться за тенью, город большой всё-таки, а мутантов, хоть и слишком много для одного района города, но всё же не так много в Нью-Йорке. И терять из вида с таким трудом найденную цель совсем не хотелось.
Но только он отвлёкся, поднял ладонь, чтобы скомандовать идти... как все уже давно ломанулись вперёд за ящером. Без его команды, без его дозволения и без всякого плана. Даже без него самого. Ни тактики, ни стратегии, его чешуйчатый друг так просто ломанулся вперёд через шоссе, ни о чём не заботясь. Его не интересовали инструкции, его волновали его собственные цели, а не выполнение задания. За нарушение пунктов приказа вот только Аясе и достанется из всей их весёлой компании. Какая несправедливость жизни.
И Рене совсем не заботило, заметят ли его, что об этом думает сам Аясе и их новая знакомая, с которой им бы следовало перекинуться парой слов и распределить "роли" и задачи в этой операции. Футовцы же, растерявшись, ринулись было за ящером, но они были не мутантами и так сигануть с крыши без тросов не могли, при этом не расшибившись в лепёшку. И только поэтому остановились у карниза, взглядами провожая огромную махину в чуть ли не светящемся в темноте белом драном халате, обернулись на Аясе и... вот только сейчас соизволили дождаться указаний. Тот стиснул пальцы в кулаки и скрипнул зубами от накатившей злобы. Казалось, что сейчас произойдёт извержение вулкана. Ему никак нельзя было терять хладнокровие и ясность мысли, но вся ситуация выводила его из себя, заставляя мозг закипать от негодования и злобы.
- Нет, ну где это слыхано!? Никакой дисциплины! Чёртов Годзилла! - первым порывом Саюдзуки хотел окликнуть Рене, но благо тут же опомнился и смолчал. Его крик точно привлёк бы внимание всех собравшихся на мосту, а тут и так было на что посмотреть, помимо отряда ниндзя в полной современной экипировке.
- Пф, вот чёрт! Почему я всё должен решать, хотя меня никто не слушает?! Как горохом об стенку! Чёртовы мутанты! Дрессировал бы хоть кто. Наша первостепенная задача переманить её на нашу стороны по-хорошему, а потом уже пугать её огромной ящерицей, у которой винтики за болтики давно закатились. А дождь? Я конечно не специалист по рептилиям, но разве холод и такое количество влаги не должно заставить их слабеть и впадать в анабиоз? Влагу то они любят, былу  меня гекончик в детстве, но в дождь он засыпал и это вдоме то! Лишь бы не грохнулись в обмороки... хотя, может так было бы даже и лучше, хех, - Аясе быстро перебирал мысли в голове. Давление росло, взгляды соклановцев прожигали насквозь. А что делать он  так и не знал, паника сковала его на минуту, которая казалась вечностью.
Но как только он это понял, он тут же взял себя в руки и резко встрепенулся. Ну не мог он себе позволить стоять как истуан и провалить миссию ещё в самом её начале! Обе его руки тут же взметнулись вверх, отдавая приказания. Пальцы складывались в жесты, которые понимали только те, кто их заучивал, а именно - футовцам. Приказ был простой. Те кивнули и побежали вперёд. Часть отряда он левой рукой послал заходить слева, а часть - справа. Следовало оцепить местность, чтобы не дать ящерке скрыться. Хотя бы следить за каждым её передвижением и докладывать лично ему. После того, как отдал приказы первой необходимости, он обернулся на Анику, с которой ему не удалось поговорить по делу. Как впрочем и сейчас - было не до этого.
- Вы и эти четверо следуете за профессором Рене. Ваша задача ограничивать буйство ящера... любыми способами, - скомандовал он и тут же сиганул вниз с крыши солдатиком. Слушать пререкания  у него не было ни времени, ни нервов уже никаких. Она наёмница, её дело - выполнять то, что ей велено за плату. Плата была, дело за ней. А уж устранять кого-то - это последний пункт, если ничто другое не сработало. Но Аясе сомневался, что провал будет, если он будет стараться.
Его не интересовало, как Аника под дождём будет это делать - это её проблемы. Что это за наёмница, которую легко остановить каким-то дождиком. Если её проблема - влага, то она должна иметь план на этот счёт. Это не его проблемы, а её. У него у самого проблем хватает. И пока ниндзя фут заходили с левого и правого фланга, уже ловко передвигаясь по низу и заметая следы их же присутствия, Аясе продолжал двигаться по верхам. Так было быстрее, а времени не было. Ловкая саламандра продолжала отдаляться, только-только намекнув о своём присутствии. Они не могли её упустить. Только не сейчас.
Всё ещё сердитый, Аясе спрыгнул на стальную сетку пожарной лестницы, просунув пальцы в отверстия и, как человек-паук, висел спиной к отвесной кирпичной стене. Собравшись с духом, он обеими ногами оттолкнулся от сетки, чуть слышно ею брякнув и одним затяжным рывком оказался у противоположной стены. Там он так же оттолкнулся, чуть поднимаясь вверх. И, не замирая ни на секунду, как упругий мячик, быстро поднялся от стенки к стенке до крыши соседнего здания. Это было здание у дороги, которую так быстро перебежал ящер.
Стянув свой ремень с пояса, он перекинул его через провода, что вели вдоль и поперёк дороги, через которую проскакал профессор Рене - чудом не замеченный собравшимися. Хотя Аясе уже был готов к любому раскладу. Он готов был убирать свидетелей. Но обошлось без этого, чему Ая был, признаться, рад. Не хотелось вмешивать в эту заварушку с мутантами простых гражданских. В Нью-Йорке и без этих потрясений хватало дерьма.
И вот, повиснув на поясе, он с тихим шелестом молниеносно и, что главное, незаметно перебрался через дорогу. И только хотел грациозно и тихо приземлиться, как обеими ногами шлёпнулся по щиколотку в воду. Сломанная трупа, дырявая крыша... всё это было не важно. Важно было, что его могли услышать. Но на крыше саламандры уже  не оказалось и ему пришлось прибавить ходу. Ну и радоваться, что его не услышали, хотя он с таким всплеском нырнул тут.
- Ох, как только разберёмся со всем этим бедламом и рассадим Годзилл по клеткам, я куплю себе здоровенный роял чизбуркер... нет, даже два! И картошку фри! - в своей привычной манере ворчал фут про себя. И пусть мысли его были мелочны и для кого-то даже смешны, вид у него, несмотря на маску, был суровый и сосредоточенный. И не скажешь, глядя на него, что асассин о фастфуде грезит, а не сосредоточен на убийствах.
И вот, он пересёк крышу, затем перемахнул через пропасть между домами и уже переметнулся через следующую крышу, как в глаза ударил яркий свет от рекламного щита. И тут Аясе остановился, вдруг поняв, что так он супер ловких ящеров ни за что не обгонит. Прикинув маршрут, он резко сменил направление. Со стороны могло показаться, что он сдался и повернул назад. Но так казалось только со стороны. На самом деле Аясе нашёл обходной путь. Более короткий и, с правильными трюками, он мог даже обогнать пару Годзилл и пресечь им дорогу, срезав угол.
Это было не просто. Пусть Саюдзуки и ниндзя, да ещё и давно не новичок, но всё же не акробат. Тут пришлось прыгнуть, чуть не потянув себе связки на ногах. Там вон, после прыжка над высотой в 16 метров, просочиться в малюсенькое отверстие, с возможностью сломать себе позвоночник и скончаться прямо на ржавых перилах. Пробежаться, почти порхая по подоконникам, едва касаясь скользкой поверхности и при этом не сшибая цветочные горшки. Под конец, он обеими руками вцепился в стальной прут и, крутанувшись как на гимнастическом шесте, ринулся птицей вверх. кувырок и он на крыше. Запыхался, весь вспотел и вымок до нитки изнутри. Костюм то типа непромокаемый и дождь его не особо беспокоил, а вот вспотел он так, словно голышом бежал - весь был мокрый.
С ним же, чуть отставай, уже бежала Аника и пришлось просто...перекипеть это. Он ещё наорёт на всех в этом чёртовом отряде, включая ящера, чтобы выпустить пар. Но сейчас ему нужен был совсем иной подход. Когда ящерка заметила его и попятилась назад, он жестом приказал блондиночке остановиться и выступил вперёд. Широкие плечи, стройный стан и накаченый торс - красавчик, хоть лица и не видно.
- А вот теперь осторожно. Говорящая? - удивившись, Ая замер, думая, как поступить дальше. Сначала нужно было по-хорошему всё уладить. По связи, слышной только тем, кто в его отряде, он скомандовал Анике и тем четырём, что прятались за карнизом, всеми силами тормозить ящера, он уладит всё сам. Остальным приказал быть на готове.
- Если меня отправят в нокаут этим хвостом, хотелось бы, чтобы они закончили миссию без моих указаний... умники, блин, - после нависшей тишины, прерываемой шумом проливного дождя, он вдруг поднял руки и стянул с себя маску. опасно, рискованно, для него - запрещено, но он показал своё лицо и улыбнулся. Если хочешь завоевать доверие -придётся перестать играть в маскарад. Хотя бы ему. После этого поднял ладонь и помахал.
- А я... Ая, - представился он, немного рассеянно и неловко, перекрикивая дождь. В этом тоже был свой особоый шарм - в неловкости и смущении.
- Вам нет причин бояться... леди. Просто я и мои чешуйчатые друзья вдруг заметили вас, удивились и решили познакомиться. Гуляли вот так же по крышам в дождичек... заметили... родственную душу... и вот, решили познакомиться и пригласить в нашу скромную компании таких же как вы, - неловко и запинаясь говорил Саюдзуки. Нелепо, да? Зато это был его "хороший подход". Милый, приятный, ненавязчивый... словом, дружелюбный. Не покатит - всегда есть план Б. планом "Б" у них был Рене - ящер против ящера. Если и это не сработает, он надеялся, что Аника с футами её захватят, вырубят и отвезут к Шредерру. Неважно что с  ним будет, главное - выполнить задание. Ну и ящерка, пусть мутант, а всё же девушка не хорошо такой кучей мордобой сразу устраивать... не по-мужски как-то. А Аясе джентльмен.

Отредактировано Ayase (2013-06-28 13:26:06)

+2

9

...жизнь в точности похожа на театр тем, что в ней часто один и тот же человек играет то злодея, то героя; и тот, кто вызывает в нас восхищение сегодня, может быть, завтра станет предметом нашего презрения.
                                                                                      Генри Филдинг " История Тома Джонса. Найденыша"
 

  Вот она цель! Почти, совсем рядом! Только протяни руку, и ты ухватишь этот студенистый кусок счастья - трепещущее в руках, еще бьющееся, еще теплое сердце.

Вот оно искушение, искушение полностью утерять свою человеческую сущность, и с головой окунуться в шкуру монстра.

Ящер само собой разумеется игнорировал футовцев, прыгающих позади, словно кузнечики в черных обмотках. У него активировался режим "хищника" - он тварь, выслеживающая жертву, и ничего кроме. Да, разумная тварь, со своими принципами и убеждениями. Но... разум затмевала жажда крови. Желание отмщения, за все свое унижение. Рене был убежден в абсолютной и непорушимой виновности своей бывшей ассистентки.  И в его пульсирующем мозгу извивалась только одна мысль, больно ударяясь о черепную коробку: " Ты виновата! ТЫ! ТЫ!ТЫ!",- он упрямо цеплялся когтями  за скользкие стены, упорно смотрел прямо вверх, игнорируя изливающиеся на глаза мощные потоки воды каскадом, с края верхушек. Наоборот, с этаким садисткским удовольствием, он запрятал веки, выпучив отвратительно зеленые, рассеченные по центру тонкой полосой глазницы, подставив морду под низвергающуюся водопадом влагу, и приоткрыл рот в язвительной, грубой улыбке, чуть высунув кончик заостренного красного языка. Дождевые капли отдавали едким привкусом ржавчины... Как же это приятно... и больно одновременно. Такое впечатление, как будто в пасть вложили  металлический осколок, неприятно колющий гортань. Между острых, акулоподобных зубок, вместе с водой вперемешку стекала слюна... Да, в ярости доктор совсем терял даже намек на человека, и становился неуправляемым животным.
Выглядел он соответственно.
Алонсо вскарабкался наверх, и на несколько мгновений завис над бордюром, жадным взглядом буравя спину саламандры, прямо перед своим носом. Шум дождя тщательно скрывал доктора, не позволив девушке засечь его сразу. Знала бы Мона, что в те несколько секунд, пока она рассматривает огромную лужу под ногами, ей в затылок, всего-то в нескольких миллиметрах от ее склоненной вниз тонкой шейки, которую он, Ящер, мог бы перекусить одним движением, дышит огромная зубастая физиономия. Да, это тот самый момент... Рене еще шире приоткрыл пасть, было коснувшись плеча ящерки с этаким аппетитом, своим потрескавшимся, темно-бордовым языком, огромная, дрожащая капля на его подбородке со смачным шлепком ударилась о водяную поверхность растекшуюся по панели крыши... Мона вздрогнула и развернулась прямо к нему... но тут уже пластики доктору не занимать.
Лизард скользнул в сторону чердачного домика, и притаился за ним, с довольной улыбкой настоящего психопата, сжимая острые колени. От возбуждения он оставлял на своих лодыжках глубокие царапины, которые тут же покрывались корочкой и затягивались прямо на глазах. Жуткое зрелище... Сильно изломав под немыслимым углом позвоночник, скрючившись в странной позе, Рене с тяжелым, хриплым дыханием наблюдал за девушкой из-за угла.
Я здесь, я рядом моя сладенькая, только дождись меня....
Пока Алонсо не собирался нападать на Мону... он лишь молча, с интересом наблюдал за ее действиями. И это она, та, кто причинила ему столько проблем? Из-за кого он теперь выглядит, как беглец из парка Юрского периода? Только теперь, при взгляде на хрупкую и нежную Мону, Рене осознавал, насколько уродливо его тело. И это дико бесило. Где здесь справедливость? Он как вандал, хотел уничтожить прекрасное строение, лишь потому, что сам ничего не мог сотворить. Это гибкое тело, стройные ноги, сильные ладошки и изящный, гибкий хвост, с поблескивающей в отблеске огней большого города, нежными чешуйками.  И чем дольше он любовался ею, тем больше понимал - этому прелестному, совершенному созданию не место здесь, в этом мире, среди бессердечных людей и падших небес Нью-Йорка. Он должен освободить эту птичку, отправить ее в свободный полет... Безумие граничило на самом краю сознания...
Застывший взгляд дернулся, и принял нормальное, разумное выражение. Нет. Нет, пока рано. Что называется - закатал губу обратно. И вновь на его физиономии отразилось то бесстрастное, меланхоличное выражение, при котором Ящер всегда чуть кривился, словно только что отведал уксуса. Он должен сдерживать свои порывы... сначала допрос - потом смерть. Было бы смешно, если наоборот... что он с нее, с мертвой, сможет взять то? Это отчего то посмешило мутанта... Рене неудачно вскинул голову вверх... и шлепнулся щекой о ребристый край, сковырнув кусок штукатурки, которая с громким шорохом осыпалась ему на халат... Ах тыж... Рене метнулся на другую сторону, завернув за угол домишки. Игра в прятки с тенью, ему не нравилась... И Моне Лизе видимо тоже, потому что ящерица поспешила удалиться с опасного места, и увеличить с неизвестным "нечто" дистанцию. Как пяткой чувствовала паршивка, что он за ней пристально наблюдает.
Лизард само собой, не мешкая, последовал за саламандрой, спрыгнув на соседний балкон внизу, и срывая с дома все, что ему мешало по пути, в том числе и кажущиеся ему абсолютно лишними перила, балки и железные трубы, достаточно шумно, монстр протащил свою тушу вниз, и лишь потом перекинувшись на соседний дом, в более узком месте, стал подниматься наверх. И вот тут то его и нагнала группа футовцев, во главе с белокурой "рыбонькой". А лидер похоже пошел другим путем... Не обращая внимания на скачущих вокруг него людей в черном облачении, Ящер с меланхоличной стойкостью полз вверх, извиваясь всем телом, и грозясь заехать полутраметровым хвостом по чьей нибудь незадачливой, "лупоглазой" роже, под маской. У него было дикое желание откусить ту руку, которая ухватила его за подол рваного халата, и попыталась утянуть вниз. Но Рене с львиной долей упертости взобрался на крышу, вместе со всей группой солдат, которые попытались притормозить гиганта, но в итоге повисли на его широких плечах, словно груши на дереве...
- Нам приказано, чтобы мы держали тебя в стороне! Остановись!
- Я не цепная собака, чтобы слушаться чьих-то указаний... - просиспел доктор, дернув плечами. - Я и так держу себя в руках... - Огрызнулся он, щелкнув челюстью прямо у носа Аники. Он разгонял солдат клана Фут, словно назойливых мошек. Смешно же... они пытаются сдержать его? Что может вообще удержать бывшего доктора, когда он чего-то желает? Ошейник и поводок?
С презрительной ухмылкой, ящер легко раздвинул небольшую группу хвостом, и тяжело ступая, направился прямо в ту сторону, где лидер сего тандема пытался договориться с ящеркой.
Миром? Как мило... он думает, так она с ним и пойдет?
Его могучая фигура медленно выплыла из тени, будто сама отделилась от сгустка тьмы, тяжело ступая по каменному полу кривыми лапами, и едва не волоча когтистые ладони по земле. - Мона... моя лучшая ученица, которая украла у меня мое лицо и разбила мое сердце. - Это прозвучало в этакой театральной манере в стиле "Гамлета". Неожиданно рывком Рене метнулся вперед, оказавшись чуть ли не впритык к девушке, и игнорируя все, что можно(какое там джентельменское правило и вежливость?) ткнулся испещренной бороздками и облезлой кожей мордой, саламандре в лоб. - Ты же не думала, что сможешь от меня так легко убежать, даже не попрощавшись? - Расплылся в широченной улыбке Чеширского кота, казалось, он был уже готов откусить половину салатовой пухлощекой мордашки.  Взгляд Рене опять зажегся все той же свирепой жадностью, впившись в испуганные ореховые глазки мутантки. Да, бойся, трепещи, ужасайся... страдай, пока я даю тебе на это шанс...
- Ты видишь, что ты сделала со мной милая? Думала... я... забыл?
Дождь с агрессивной силой бил по двум зеленым существам, объединившимся в таком жесте доверия и зла одновременно. Прижавшись друг к другу лбами и смотря глаза в глаза.
Не важно, что сейчас сделает брюнет, стоящий за его спиной - он смотрит в ее глаза, и чувствует ее страх.
И предвкушает упоение ее беспомощностью в следующее мгновение....


"Запомни одну вещь бог. Дум не слушает мнения других. Другие слушают Дума"

+2

10

- А я... Ая...
Кто-кто?
  Мона даже не поняла сначала, что незнакомец в черном уже представился. Его имя прозвучало так забавно-нелепо, словно парнишка заикался, и не знал, как заговорить с нею. В другой бы раз, девушка сочла бы этот жест милым, но стоит учитывать - не подходящее время, да и причины не те. Поэтому ящерица не спешила отвечать улыбкой, на улыбку, продолжая сурово смотреть на незнакомца сквозь облепившие ее зеленую мордашку, мокрые каштановые пряди. Она никому, никогда не спешила доверять сразу. И даже не смотря на то, что парень снял с сея маску, убрав предусмотренные правилами ограничения скрытности, она не меняла настороженной позы, опираясь на отведенную назад правую ногу, и предупредительно раскачивая над головой кончиком хвоста. После того, как старый хвост отпал, благодаря усилиям одного гения, "свежеотращенный" казался ей гибче, и был куда послушнее. А может, она просто приноровилась, и постепенно вжилась в роль антропоморфной ящерицы? В общем, не суть важно, главное, что в случае чего, этого улыбчивого "Ая", можно будет хорошенько огреть по голове, не побоявшись  неуклюже дать по лбу самой себе, а потом дать деру шустрым зайцем. Похоже у нее выработался определенный стиль знакомства с парнями - дать в зубы, а потом только начинать "дружить". Что-то было в его внешности располагающее,  несомненно, но у Моны были веские доказательства не доверять ему. - Вам нет причин бояться... леди. - Иронично чуть покривив пухлые губки, саламандра пожала плечами. Не спеша, потихоньку, саламандра отступала к самому краю, тщательно прощупывая  подошвой рельеф, чтобы не утерять собственного достоинства и некрасиво не шлепнутся лицом в грязь. Нет причин бояться.... хм... У нее? А разве нет? Странный человек, гуляющий по крышам в дождь, в непонятной одежде, и не боящийся полутораметровых ящеров. - Просто я и мои чешуйчатые друзья вдруг заметили вас, - Значит он не один? Час от часу не легче. Минуточку... Что значит - чешуйчатые? - ... удивились и решили познакомиться. Гуляли вот так же по крышам в дождичек... заметили... родственную душу... и вот, решили познакомиться и пригласить в нашу скромную компанию таких же как вы, - Мона Лиза продолжала загадочно молчать, прищурив золотисто-карие глаза, и с нескрываемым подозрением глядя в лицо Аясе. Ни тени улыбки, ни намека на доброе слово... Ее гибкая фигурка застыла в одной позе на полусогнутых. Словно дикая кошка, готовая вот-вот спрыгнуть в камыши, только ее и видели. Мысленно девушка уже начертила себе план отступления - лестница справа, потом идет узкий перешеек между домами, над ним натянута рабица, на крючьях прибитых по углам оконных карнизов, ее мы будем использовать как батут. Потом взобраться на нижний балкон, а там по трубам... Не так далеко... Соберись Мона.
Рукой девушка незаметно нашарила черепахофон, заткнутый за пояс.
На месте... но пока подавать сигнал о помощи, рано. Надежда, как говорится, умирает последней. А пока не было причин для особой паники.
Саламандра упорно не желала дергать черепашку, все оттягивая момент отсыла сигнала, расчитывая, что справится с кучкой ребят в черном , самостоятельно. Может они ловкие и быстрые, но Мона ведь ловчее и быстрее их. Так что шансы оторваться от неожиданной компании, у нее были достаточно высоки. - Интересное предложение Ая, - наконец разлепила губы мутантка, медленно и четко проговаривая каждое слово, - Но я наверное вынуждена отказаться. - Девушка наблюдала за тем, как брюнета со всех сторон обступают осторожно крадущиеся тени. Она сказала "кучка"? Человек 10, не меньше. И хотя выглядели они куда менее опасно, чем жуткие бугаи-охранники, с которыми ей пришлось сталкиваться  прежде, но что-то подсказывало девушке, что эти ребята далеко не безобидные мотыльки. Теперь уже сомнение подкралось достаточно близко, правильно ли она решила... Дождь не давал в подробностях разглядеть, вооружены ли эти люди, но двигались они достаточно быстро и почти без шума. Не как простые граждане Нью-Йорка, которые по сравнению с Моной, выглядели неуклюжими медвежатами. Окружившие девушку "тени", сильно нервировали ящерку. Даже не смотря на то, что во главе стоял просто излучающий лучи добра и дружелюбия, темноволосый паренек, ситуация похоже, выходила у нее из под контроля.
Обстановка не внушала доверия.
- Я не гуляю в обществе незнакомых мне людей. В грозу. По крышам. – С искренним убеждением в голосе, сопровождая каждое слово осторожными шажками к отвесному краю, и ступая пяткой на бордюр. Максимально плавно и осторожно, не делая резких движений, и не повышая тон. Скользко, как бы  все-таки не оступиться. Саламандра кинула взгляд из-за плеча вниз, моргнула, смахивая с ресниц дрожащие капли, после чего вновь посмотрела на "собеседника".  Что еще за чешуйчатые "друзья", она знать категорически не желала… было подозрение…  Нет, она не хочет знать кто это. Единственное, что она хотела сейчас  - это уйти. "Оставь меня… Отпусти… Ты же знаешь, что я с тобой никуда не пойду?"   
Кто-то из ниндзя стал доставать… нож? Да уж, это исключительно дружелюбная компания, нечего сказать! Убеждения не помогли – значит девушку можно принудить силой? Да как-бы не так! Пока тот обращал вопросительные взгляды к своему лидеру, мол, что теперь им делать, какие будут указания, а Мона уже тихо-быстро намылилась прочь с этой крыши. Извините мальчики, но нам точно не по пути. Развернувшись на 180 градусов спиной к Аясе и его дружкам, Мона было уже сиганула вниз…. Но чья-то широкая, скользкая, холодная ладонь вцепилась девушке в плечо, не позволив ей этого сделать. Жгучая боль пронзившая предплечье, заставила ящерицу жалобно пискнуть, и дернуться в сторону… но тут уже она ощутила себя рыбкой висящей на крючке – в прямом смысле. Огромные, изогнутые когти на зеленых, кривых пальцах, проникли ей в плоть, оставив на виду уродливые, зеленые бугры ее родной натянутой кожи, и всего несколько капель крови на том месте, где подушечки чужих пальцев плотно прижимались к ее плечику. Существо, столь свирепо ухватившее собирающуюся удрать девушку, резко развернуло ее к себе, тряхнув как тряпичную куклу…
И тут Мона чуть в обморок не грохнулась, с открытым, в безмолвном крике ртом, и переполненными страхом глазами, смотря прямо в жуткую, уродливую физиономию огромного ящера, с длинной, клыкастой мордой и проглядывающим изо рта слюнявым кончиком красного языка. Тварь пялилась на девушку, крепко сжимая ее когтистой рукой… Что-то знакомое, неуловимое было в этом ядовитом, хищном взгляде, в этих грубых чертах покрытых спутанным, сложным  рисунком  трещинок вокруг ужасающей, широкой пасти.  По сравнению с этой громадиной, хрупкая фигурка ящерки казалась просто сотканной из паутинок. "Мама…".
Когда же монстр открыл зубастую пасть и заговорил, у саламандры сердце в пятки ухнуло! О Боги! Рене! Что с ним стало! Сжав зубы, девушка обхватила двумя руками огромную кисть, стискивающую ее предплечье капканом, предприняв попытку отодрать ее от своего тела.
Больно…
Казалось, что "железные когти" царапают кость. И странно, но у девушки и в мыслях не было набрать команду и позвать Донателло и его братьев на помощь! А ведь помощь, похоже, ей бы теперь уж точно не помешала…  Доктор-ящер едва не оторвал саламандру от земли, потянув на себя. Одной рукой она могла бы нашарить аппарат, и "протрубить тревогу". Но ее ладошки упорно хватали мускулистую, зеленую кисть. Нет-нет, и тут мы справимся, и без помощи Донни…. Доктор наверняка еще не оправился после обращения, и не свыкся со своим телом. Она сбежит! Она непременно сможет это сделать. Только-бы вырваться…
- Ты же не думала, что сможешь от меня так легко убежать, даже не попрощавшись? – Алонсо с размаху ткнулся ей в лоб мордой и застыл, сжигая ее пламенем своих ядовитых глазок. Он так сильно прижимался к Моне, что у ящерки не было шанса отвернуть голову. Приходилось смотреть глаза в глаза, и прислушиваться к тому, как бешено колотится ее сердце. Думала ли она, что когда-нибудь окажется в такой ситуации, променяя свою размеренную, тихую жизнь студентки, на борьбу с озверевшим доктором-мутантом, желающим ее убить? Или просто помучить, судя по тому, что он завел разговор в стиле дурной пьесы? Такое и в самых страшных кошмарах ей не снилось. Мутантка зажмурилась, чувствуя головокружение и… приступ тошноты. Да уж, вляпалась по самое не хочу. Когда над тобой нависает огромная, вонючая пасть, да еще жмется к тебе… а что уж говорить о страшной боли в пронзенном когтями доктора плече - в общем, все очень и очень плохо. Вернее, все закончится плохо, если она не попытается сейчас вырваться. – Ты открыл свое истинное лицо, образина! – просипела девушка, сделав все-таки попытку отвернуться в сторону. Не вышло. Рене упрямо бодал Мону в лоб, расцарапав нежную кожу ящерки, своим шершавым носом, с растущими перпендикулярно зеленой физиономии острыми, мелкими чешуйками. – А ведь…Когда то вы были для меня примером мсье Рене! – решив действовать по его желанию, ящерица зло вперилась глазами в подернутые маслянистой пленкой зеленые, воспаленные от большого количества хлещущей по ним воды, мелочные глазки. Какое знакомое выражение, если бы не узкий зрачок. Неужели она была бы такой же, если бы ее случайно окунули в концентрат? Какая мерзость! – Вы сами сделали из себя чудовище…- Мона пару раз дернулась, взбрыкнув ногами. С каждым движением, жуткая боль в плече, становилась все невыносимее, - Я предупреждала вас… об этом. Вы не послушали меня… Теперь мы оба за это…. Расплачиваемся! – Последнее слово, саламандра прямо-таки выплюнула вражине в лицо, с безудержным отчаянием и врезала двумя ногами в брюхо Лизарду, прикрытое белым драным тряпьем. Дико проорав, без куска кожного покрова на плечевом суставе, оставив шматок у доктора в лапах, саламандра "грациозно" шлепнулась в лужу, подняв тучу брызг, и тут же вскочила на ноги, не глядя сиганув с крыши вниз. В удар девушка вложила всю свою не маленькую силу, понадеявшись, что это хоть на сколько-то задержит Ящера… и его друзей,  ведь Рэне словно шар в кегельбане, по пути к кеглям, прокатился прямо в группу столпившихся ниндзя…
Кровоточащая открытая рана, причиняла страшные неудобства. Одной рукой много не сделаешь… Дождь хоть и смывал кровь, но это не слишком помогало девушке – за ней оставался явственный след, что опять же было "очень и очень плохо"! Рене и незнакомцам не составит труда отследить девушку. Рука скоро заживет, к счастью, оказалась не такой страшной и глубокой, не задев жилы и кость… а ведь он мог бы вообще легко ей оторвать конечность, стоило бы немного поднапрячься. Теперь будет жалеть, что не сделал этого сразу. Одна надежда на то, что пока они соберутся, придут в себя, после игры в боулинг, Мона уже будет достаточно далеко.  Кусая губы, стараясь игнорировать болезненные ощущения, девушка ловко, пластично, насколько было возможно, прыгала по лестнице вверх, перескакивала на конек крыши, съезжала вниз, и снова вверх... решетка, окно, бордюр, трубы…  и заново в обратном порядке. До рекламного экрана рукой подать… а дальше постарается запутать  преследователей в подворотне. Только выдержать, только выстоять. Еще бы милосердную погоду, а не этот непроглядный ливень, истерично хлещущий каплями, размером с кулак доктора, по ее щекам. На мгновение она притормозила, едва не навернувшись с поперечной трубы,  соединяющей два корпуса вместе. Стоя над пропастью, вымокшая, подраненная, загнанная девушка, с замершим взглядом смотрела вниз, туда, где исчезают капли дождя, рассыпаясь искорками о мостовую. При этом Мона крепко, даже как-то истерично сжимала здоровой рукой аппарат, что вручил ей Дон.
Немного подумав, и глубоко вздохнув, Мона все-таки его достала, раскрыла, немо взирая на пустой экранчик. Перед  ней стоял серьезный вопрос – позвать на помощь? Или же справится самой? Она опять, уже в третий раз пыталась отклонить в себе желание вызвать подмогу. Почему? Если она ей реально бы понадобилась? Саламандра посмотрела  вверх, на четко очерченный силуэт уголка крыши соседнего дома. Погоня будет, непременно… Так что ей делать? Их цель – поймать ящерицу, не убить, иначе бы тот, кто назвал себя Ая, сразу бы пошинковал на суши. Как и Алонсо Рене, ведь он не убил ее. Могла ли она гарантировать, что Донателло и его братьям, не светит быть разодранными на куски гигантской рептилией. Или что их не вынут из панцирей те же ниндзя? Их гораздо больше. Ящерка понимала, что подростки не опытны в таких драках, чем они смогут помочь, если не сами попадут в беду? Кто тогда их выручит?! Она не желала, чтобы с ее "спасителем" и его братьями, случилось что-то ужасное. Тут враги посильнее глупой охраны. Хотя и то, они тогда чуть не выдернули у нее позвоночник и не оторвали голову Донателло. Так же, как и Дон беспокоился о безопасности ящерки, аналогично девушка не хотела, чтобы он подвергал себя такому риску. Лучше ему не знать о происходящем. Прости Донни… ты нужнее сейчас своим братьям. - Я не могу… - Решительно захлопнув крышку, девушка сунула прибор обратно за пояс.
" Я не могу тебе дать возможность, снова подставлять себя под удар из-за меня. Это неправильно. Я пообещала , что все будет хорошо. И все будет хорошо! А если не будет... то ..."
Мона спрыгнула с перешейка на соседний карниз, и принялась медленно карабкаться вверх. Быстрее не получится – прошло минут 15, а она уже истратила все свои силы. Надо поскорее добраться до "указателя"… Дойдя до следующего "трамплина", с которого опять придется ломать себе ноги, Мона снова остановилась. На этот раз для того, чтобы перевязать плечо, уж слишком она ляпает много крови. Прислонившись спиной к мокрой, холодной стене, саламандра кинула взгляд назад, и лишь после этого, занялась перевязкой. Какая универсальная вещь –  шейный платок. Служит и маской на лицо, а в этом случае и бинтом… Перетянув зубами край платка, Мона туго, плотно обвязала мокрой тряпицей кровоточащую рану. Терпи. Еще долго. Некогда шелковистая, нежно-розовая ткань, приобрела грязно серо-буро-малиновый цвет, с расплывшимся по центру бордовым пятном. Если она выберется из этой передряги, остается только выбросить… если выберется … Нет , она не сдастся так просто.  Завернув края платка во внутрь, Мона с суровой решимостью на усталой мордашке, посмотрела вперед, прямо на свою цель.
Препятствие между ней и самым высоким зданием в этом районе, уже весьма не значительны. Осталось совсем чуть-чуть. Хотя... с какой стороны посмотреть – оказавшись на обозначенной точке, у нее будет большой риск оказаться в замкнутой ловушке. Если ниндзя перекроют ей единственный путь вниз – хлипенькую пожарную лестницу, по правой стене ресторана,  у нее останется только вариант – прыгать наобум в пропасть. Верхние этажи не жилые, ни балконов, ни окон  нет, все пространство занимают рекламные щиты – зацепиться будет не за что. Пролететь бреющим полетом 50 этажей –  и что от тебя останется? При таком раскладе, даже если попытаться уцепиться при падении хвостом за перила, начинающиеся примерно лишь с сорокового уровня и вниз, да пролетев перед этим 10 этажей, ей просто оторвет конечность… и она продолжит красивое падения до поверхности асфальта.  Пятно придется уборщикам оттирать неделю.

+1


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Око за око, хвост за... хвост?