Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Око за око, хвост за... хвост?


[С1] Око за око, хвост за... хвост?

Сообщений 11 страница 20 из 21

1

Участники (в порядке отписи):
Первая часть — Mona Lisa, Аника, Ayase, Dr. Rene (играют определенное количество кругов, до тех пор, пока Мона не бросит сигнал Донни);
Вторая часть — Michelangelo, April O'Neil, Donatello, Leonardo (?), Raphael (?) (начинают игру после того, как Мона бросит вызов Донну, один-два круга);
Дальнейший порядок (после прихода "спасателей") — Аника, Ayase, Dr. Rene, Mona Lisa, Donatello, Michelangelo, April O'Neil, Leonardo (?), Raphael (?)
Участие Лео и Рафа все еще под вопросом.

Дата и время: ночь с 20 на 21 апреля 2013 года

Краткий анонс:

Мона Лиза готовится покинуть убежище и вернуться в убежище черепашек, чтобы продолжить эксперименты по созданию антимутагенной сыворотки, однако ее планы нарушает неожиданное появление отряда ниндзя, во главе которых стоят Аника и доктор Рене. Им приказано доставить Мону в штаб Футов, однако саламандра не собирается идти на поводу у злодеев и пытается сбежать. К сожалению, неудачно. Загнанная в тупик, Мона едва успевает бросить сигнал помощи своему другу — Донателло. Черепашки с Эйприл, не мешкая, бросаются на помощь Моне, однако они даже не представляют, с какими опасными противниками им предстоит столкнуться...

+1

11

Ха, а сможете ли вы похвастаться тем, что вам посчастливилось провести время в компании настоящих ниндзя? Или в обществе великого и, кажется, не в своем уме ящера? Говорите, что это не возможно? А вот еще как возможно! Сегодня в работе наемника можно все. Посмотрите какие наемники в 21 веке? А самые обычные. Чаще всего - грубые и неотесанные мужланы или юное хулиганьё. Но кто мог бы подумать, что в этой "индустрии" может работать девушка? Маленькая, хрупкая, на первый взгляд беззащитная, но с пистолетом на поясе... Видимо, все таки может. И, судя по всему, не через свои капризы. Иначе какого... ( на огороде растет; у быков есть, а у коров - нету) она стоит на крыше какого-то дома, под дождем и в компании подозрительных личностей, вместо того, чтоб сидеть где-то в сухом месте и пить какао?
Этот вопрос Аника задала себе еще под спасательным навесом скважины. Вляпалась по самые лесные орехи и влипла так что становится страшно... Зачем она только ввязалась в эту авантюру? Да, деньги сейчас рулят этим миром. Это был первый и последний раз, когда я согласилась на подобную авантюру. - думала она кутаясь в чужую куртку. Холодно не было. Покрываясь чешуей, она почти не чувствует холода. К большому счастью девушки чесаться тело перестало . Но все же чешуя еще долго будет покрывать его. По крайней мере до того момента, когда не высохнет.
Сейчас девушка смотрела на то, как её временный союзник разговаривает с ящерицей-мутантом. Чешет какой-то бред и...
- Вам нет причин бояться... леди. Просто я и мои чешуйчатые друзья вдруг заметили вас, удивились и решили познакомиться. Гуляли вот так же по крышам в дождичек... заметили... родственную душу... и вот, решили познакомиться и пригласить в нашу скромную компании таких же как вы.
Что?! Ты что несешь, дурень?! - подумала девчонка и ей страшно захотелось влепить ему хорошего подзатыльника. Либо этот парень дурак, либо только притворяется. Лучше бы дальше бегал тут, пыхтел и фыркал, как надутый ёжик, но рота не открывал. Но он все же его открыл. Какого черта, спрашивается? Сейчас все испортит... девушка-ящерица и так вся напряглась завидев такое явление, так еще и вякают всякую хрень не подумав. Этот ведь не знает как мутанту обидно когда акцентируют внимание на его внешности... От куда ему это знать, ведь он нормальный человек. Такие как он обычно стараются избегать столкновения с мутантами. А тут - бац! - целых три сразу... Сейчас лучше не лезть. Если дать этому вот подзатыльника, то можно испугать цель. Хотя, она и так уже напугана.
- Интересное предложение Ая, но я наверное вынуждена отказаться. - ну вот... Это было ясно как день. Любой человек откажется. А что говорить об мутанте, котором четко указали на его внешность?
- Я не гуляю в обществе незнакомых мне людей. В грозу. По крышам.
Вот тебе еще один отказ. Хотя, в чем её винить? Мокрая, напуганная, так еще и в обществе незнакомцев. Конечно что она будет пытаться уйти от греха подальше. Хорошо что ящера-переростка тут нет.
Аника пыталась проследить за взглядом незнакомки для того чтоб понять то, что она хочет сделать. Даже сделала несколько шагов вправо чтоб обойти её со стороны, но не успела. Девчонка-ящерица уже была в прыжке. Сперва, наёмница хотела крикнуть "Драпает!", но смысла уже не было. По лужам скользнула большая тень, миг -  и мутантка была уже в клещах Рене. От этой феноменальной скорости Ника против воли вздрогнула и поймала себя на той мысли, что ей не хотелось бы попасть в такой живой капкан. Сейчас ей стало очень жаль бедную девочку. То ли от того, что и врагу бы не пожелала очутится в такой ситуации, то ли от чистой солидарности мутанта. Ведь она не виновата в том, что стала такой и чем-то не угодила этому Ороку Саки.
- Мона... моя лучшая ученица, которая украла у меня мое лицо и разбила мое сердце.
А, так они еще и знакомы... Ну, теперь не странно почему он так стремился её поймать... Бедный ящер, так прибедняется сильною И все же они оба были людьми. И мутация явно показала кто кем является. Девушка не хотела слушать из разговор. Но куда она денется? Только сейчас наёмница заметила как с руки ящера медленно капает кровь. Теперь она точно растерялась: кто более опасный из этих двоих?
- Я предупреждала вас… об этом. Вы не послушали меня… Теперь мы оба за это…. Расплачиваемся!
Вот разговор и кончился. Хотя, это больше напоминало не общение двух нормальных... мутантов, а пререкания сладкой парочки в период развода. Вот и конец этому диалогу. Но какой. Непонятно от куда в ящерки появились сила, но она ударила своего врага в белое брюхо... Как незнакомка упала в лужу, а затем вскочила на ноги и дала дёру, Ника не видела, потому что в из сторону уже катилась большая туша в потрепанном халате...
Какое счастье что девушка еще во время диалога Аяси с ящеркой отошла чуть в право!  А то её бы обязательно повалил своей массой этот монстр. А так, жертвой большого "бревна" стал только лидер людей в черных пижамах и его несколько подопечных. Но, по правде говоря, Анне тоже слегка досталось. Огромный хвост ящера больно задел левую ногу девушки и чуть не повалило её на бетон. Блин, синяк будет - раздраженно подумала девушка, но в следующий миг злость пропала. Вместо нее появилось большое желание засмеяться. Зрелище было больше чем комическим: ящер в обнимку с футом...
- Младенцы на прогулке. - со злорадным триумфом в голосе сказала девушка сверху вниз смотря на эту парочку. Голос её больше напоминал какое-то бульканье. Все таки жабра дают свой странный эффект голосу. - Ну, мальчики, вы явно не умеете обращаться с дамой. Единственное что для вас подходит - это прятаться в кустах, ползать и фыркать, чтоб противник принял вас за ёжиков. И, к стати, благодаря вам наша цель сбежала... Эх, придется все взять в свои руки. А вы тут пока-что по обнимайтесь еще немного, а я делом займусь... Чао!
Не ожидая ответа или какого-то острого предмета, запущенного в нее, наёмница быстро пошла туда, где исчезла хвостатая девушка. Найти её будет не тяжело, ведь на бетоне остался кровавый след... Надеюсь, богомерзкий дождь не смоет всех пятен. - невесело подумала она, повторяя действие Моны: быстро спрыгнула на соседнюю крышу и побежала по кровавому следу.
Честно говоря, путь, который выбрала ящерица был неудобным для Аники. Но в скорее девушка поняла, что цель движется в сторону рекламного щита и позволила себе немного упростить путь. Она пошла более простым, но чуть длинным путем - в обход.  Сперва, все шло как по маслу, но потом... Потом на пути Анны стола большая преграда. Даже не просто большая, а огромная. Между двумя зданиями был промежуток. Около шести метров в длину. Белобрысая поморщилась. Спускаться, а потом опять подниматься наверх слишком долго, каких-либо "мостов не намечается. Остаётся один выход - прыгать. Да, в природе существуют "летающие" рыбы. Но Аника ведь человек, а вокруг не вода. Тем более дождь усложняет прыжок. Чуть-что не так, то Ника рискует свалится с крыши. И кто знает сколько метров внизу, но кровавую кашицу будут долго отчищать. Она летела хорошо и смерть наступила мгновенно... Ну, стоять на месте тоже не выход. Надо что-то делать.
Собрав всю волю и решимость в кулак, Анна отошла на несколько шагов назад от пропасти. Поджилки тряслись просто ужасно. Она ни когда не боялась высоты но сейчас было как-то стрёмно. Глубоко вдохнув, она разбежалась. Нога, ушибленная ящером, больно пульсировала и ни к стати напомнила о себе. Пускай. Что будет, то будет. Если суждено умереть так, то хоть в полете... Оттолкнувшись здоровой ногой от бордюра, Аника почувствовала... свободу. Настоящую и не поддельную свободу. Она не зависит ни от кого. Она сама по себе, свободна, как ветер. Ей никто не указ. И пусть это последнее чувство в её жизни, но оно того стоит. Ника уже начала верить в то, что перелетит без проблем, но в нескольких сантиметров от бетона она начала проваливаться вниз, в темные объятия мрака. Но все же каким-то Макаром ей удалось зацепится за бордюрчик. Да, она не отличалась физической силой, но желание жизни было сильнее. Ведь только недавно ей удалось обрести свободу... Ничто и никто это не испортит.
Собрав все силы, девушка подтянулась и вылезла на твердую почву. Как ей это удалось? Кто знает. То ли она настолько везучая, то ли какие-то силы её охраняют. А может дело совсем в другом - в том, о чем она даже не подозревает...
От ветра капюшон сдуло и на голову девушке начали падать капельки. Только сейчас она заметила как почти перестал падать дождь. На радостях она даже подумала о том, что по-дружески чмокнет главаря шайки или самого ящера. Но сразу же придавила эту мысль. Она могла бы еще долго радоваться, но время поджимало. Натаскивая на голову капюшон, она быстро побежала к рекламному щиту, надеясь на то, что не упустила девочку-мутанта.
Девчонку отыскала не сразу, но, к своему счастью, незнакомка все таки нашлась. Немного притормозив, Ника пошла к ней медленно, но при этом громко чвакая кроссовками по лужах. Да, была возможность напугать девушку, но все таки кто не рискует, тот не ест. Остановилась в нескольких шагах от нее.
- Привет. - тихо и спокойно пробулькала наёмница. Её взгляд остановился на окровавленном плече девушки. - Пожалуйста, не убегай. - быстро добавила она, когда увидела что ящерица хочет убежать. - Разреши мне только поговорить с тобой.
Да, незнакомка может подумать что Аника невежа. Но сейчас... "рыбке" очень хотелось поговорить с кем-то таким, кто бы мог понять её. Пускай, они по разных сторонах стены, но все же общение с родственной душой - самое приятное.
- Пожалуйста, выслушай меня. Я не хочу тебе зла. -  и, как для годится, откинула капюшон. Может так они смогут поговорить. До прихода ящера и футов. Сказать на сто процентов что это была правда - то самое что чистая ложь. Сейчас припрутся те двое и все испортят. Но минуты три есть в запасе. И чистая уверенность в том, что её выслушают. Ведь Ника действительно не хотела обидеть незнакомку. В её душе появилась надежда на то, что удастся подружиться...

Отредактировано Anika (2013-07-05 02:15:35)

+2

12

ОФФ

Аника отписала наши действия с Рене, что вообще не по правилам, так что фак ю

Всё как-то пошло не так, как Ая планировал, хотя и не так страшно, как оно покатилось по-началу. Пусть короткий, но у них всё же вышел диалог.
Аясе был уверен, что выбрал правильную тактику поведения. Среди всего этого сумасшествия и тех дров, что они уже успели наломать... он, так сказать, решил зажечь огонёк в камине для уюта. Сделанного не воротишь, а мужик в трико и маске напугал бы её больше, чем просто мокрый парень на крыше. Или любой другой член их супер отряда, начиная огромным ящером и кикиморой чешуйчатой. Так что он не жалел, да и сам ход удался, ведь его главной задачей было её, для начала, остановить. Остановил он её на открытой местности и развернуться тут было легче. Хотя сердце билось как сумасшедшее, но пока он импровизировал неплохо и выигрывал время как мог, исправляя то, что наворотили другие как только мог.
Волосы намокли и, как вода, чёрными ручейками прядки стекали по всему лицу. Бледная как у трупа кожа, но манящие выразительные глаза всё же притягивали внимание. Милая обаятельная улыбка и дружелюбный тон. Никакого оружия или резких движений. Вот если бы Рене её таким способом решил притормозить - ничего бы не вышло. А смазливая мордашка вот сработала - ящерица и правда остановилась. И не так она была и страшна, как Аясе сначала показалось. По крайней мере, он так подумал и решил, после общения с Рене. Тот и крупнее был, и агрессивнее и... неказистее? Ну, Рене он так, конечно, никогда в своей жизни и не скажет. Жизнь была по прежнему слишком дорога Аясе, чтобы сыпать такими комплиментами мутанту. Кстати о Рене...
Зелёный исполин так и не был остановлен и, без каких либо трудностей, он так и следовал за Моной, как охотник крадясь в тени и прячась за объектами крупнее его. И уж как Аясе был удивлён, когда все его манёвры и вся его тактика в целом полетели к чертям! Огромный ящер выполз и схватил беглянку, даже не задумываясь и начал крутить свою шарманку. Аясе было в пору реветь и бить кулаками в грудь, пытаясь хоть на животном первобытном языке напомнить, кто в этой операции, чёрт возьми, командир.
- Да вашу машу, я что, просто так воздух приказами сотрясаю? Кому было велено ящера тормознуть!? - гневный взгляд искрился голубыми молниями, ударившимися прямо в Анику и ко, небольшому отряду с мозгом, как он окрестил тех, кого послал останавливать доктора Рене. Хотя насчёт мозга он уже понял, что погорячился. Ох его доклад Шредеру будет сочненьким. Он не собирался отдуваться за других, когда те не выполняли простейших приказов. Так что... эта наёмница не получит своих денег, награды или чего там ей было обещано. Всех футов понизят в звании и так далее по списку. Он мог бы взять вину на себя, если бы это стоило того. Но тут его никто не уважал и не слушал, так стоит ли игра свеч? К чёрту всё! Головы полетят!
Но сейчас Аясе просто приходилось стоять с выражением рука-лицо и тяжело вздыхать. А ещё, конечно, хотелось поплакать и посетовать на жестокую судьбу лидера, которого никто не слушает. А вот если бы его приказы исполнялись, то всё прошло бы гладко, но... вместо этого, ящерице дали улизнуть... снова. Рене сбили и придавили большую часть их отряда. А один в поле не воин, знаете ли. Да и Ая был слишком зол, чтобы собраться и что-либо предпринять.
Аясе натянул маску и всё ещё скаля зубы, смотрел на Анику, стоя чуть в стороне как и она. Так что и не попал в общую кучу, потому что, наверное, он единственный был здесь, кто был собран. Ох, как ему хотелось её задущить. Дружба? Сотрудничество? Дайте только повод и он самолично пустит эту рыбку на гриль.
- Ах ты курица тупая, ещё и смеешь издеваться!? Да у тебя память, как у золотой рыбки, иначе как объяснить то, что ты нихрена свою задачу не выполнила!? - негодовал Аясе и был бы рад всё сказать вслух, да не стал. И был очень горд за свою сдержанность, хотя всё ещё думал, что стоит озвучить такую дельную мысль. Может ругань до её ушей донесёт, что тут её вина?
Но что обвинения перекидывать друг на друга? Он что, маленькая тупая белобрысая девочка с жабрами? Нет. Поэтому, без лишних слов, быстрым мимолётным движением настроив визор, он ринулся за их чешуйчатой беглянкой, забив на отряд, ящера и совершенно бесполезную, наёмницу. Два прыжка, пара кувырков и он уже был далеко от общей кучи, которую Аясе сейчас посчитал просто ненужным баластом. Несколько примочек ниндзя и, как заправский тарзан, только в трико, он уже пролетал от одной крыши здания к другой без проволочек и... уже видел длинный зелёный хвост, за которым гнался. Но человеческой скорости всё ещё не хватало, чтобы её нагнать и она всё отдалялась, хотя Аясе выкладывался на все сто.
Но тут уж показалась наёмница, которая отвлекла беглянку и снова заставила остановиться, давая Аясе время на то, чтобы передохнуть. Он отдышался и притаился, не выдавая своего присутствия, чтобы не вспугнуть. Чёрт с ним, винить его в чём-то, если сами те же методы используют? Чёрта с два! Но может у неё и правда лучше получится и девичье обаяние сработает. Аясе решил не мешать и просто выжидал, наблюдая из тени, так сказать.

+2

13

A man dies like a butterfly
Life burns from the touch of the reaper
All thing must pass
One love is a crooked lie
The world lies in the hands of evil
And we pray it would last

Один сильный удар красивыми ножками в его брюхо, оказался для Рене достаточным, чтобы понять, какую он совершил ошибку, не скрутив девчонку сразу. Режущая боль заставила ящера согнуться пополам, а нахальная саламандра буквально вырвалась у него из объятий, оставив на память в его ладонях кусок кожи с мясом. Не серьезная рана для таких существ, как они с Моной. Став "ползучим гадом", теперь то Алонсо знал свою жертву как облупленную, вернее, как себя самого, ведь они с ней почти... почти единое целое - в их жилах протекает кровь  смешанная с одного рода субстанцией. Он знал, что могло бы убить его зеленую подружку, а что не причинит ей фактически никакого вреда. Только один нюанс - она по любому будет слабее его.
Лизард сжал руку в кулак, превратив дрожащий кусок розовой плоти в расплывчатую кашицу, которую тут же смыло дождем, пока он свернувшись клубочком летел в гущу Футов, а они, как несмышленые котята, стояли и тупо глазели на приближающийся чешуйчатый снаряд. Просто стояли и смотрели. Рене грузно шлепнулся поверх худощавых тел, просто-напросто похоронив под собой весь небольшой отряд. Его белый плащ, словно медленно опадающий парашют, накрыл десяток голов, вместе и с хищно оскалившейся физиономией доктора. При торможении Рене оставил на поверхности внушительные следы от когтей, и каким-то чудом ВСЕ ниндзя оказались живы, хоть и слегка помяты, посидев под его мускулистой тушкой. Неловко разворачиваясь на четвереньках, высоко поднимая колени, с шипением, со свистом рассекая воздух длинным хвостом(которым к слову заехал наемнице по коленному суставу, впрочем это его ничуть не волновало), бывший ученый стал переползать через барахтующихся под ним парней в "черных пижамах". Ничего, еще лишь начало разговора. Дайте вот только встать!
- Ну, мальчики, вы явно не умеете обращаться с дамой. - Рене поднял узкую морду вверх, злобно сщурив глаза. На его подбородке умилительно дрожала капля размером с мужской кулак, -  Единственное что для вас подходит - это прятаться в кустах, ползать и фыркать, чтоб противник принял вас за ёжиков.
- Заткни хавалку дура. - Просипел разъяренный "ежик-варан", медленно принимая сидячее положение и едва уравновесив себя вытянув хвост параллельно над каменной плитой. - Иначе тут будет два трупа, включительно нашей девочки.
- И, кстати, благодаря вам наша цель сбежала... Эх, придется все взять в свои руки. А вы тут пока что по обнимайтесь еще немного, а я делом займусь... Чао!
Рыбка смылась следом за скрывшейся в неизвестном направлении Моной Лизой. То, что он показал сейчас себя неуклюжим увальнем, и так глупо позволил одно девушке убежать, а другой нагло насмехаться над собой, дико бесило и без того раздраженного положением Ящера. Теперь он вошел в ту самую стадию, которая имеет простое и понятное даже кролику название - слепая, всепоглощающая ярость! Рене уже и так позволил деткам "поиграться" вдоволь. Хватит. Хорошо, что Аясе догадался молча спрыгнуть с крыши и последовать за Аникой, а не принялся читать нотации нетерпеливой хвостатой твари. Ничего хорошего из этого бы не вышло. Ровным счетом - ничего хорошего. Прилив ярости и накала его "справедливого гнева" был на той самой высшей отметке, когда Рене готов откусывать неверным головы. И убивать. С особой жестокостью. Проводив взглядом часть элиты их группировки, ведь роль Рене сводилась к "Рене крушить-Рене ломать" и вести по следу, Лизард еще больше сузил маленькие, злобные глазки, продолжая неподвижно сидеть на корточках. Он то мог себе позволить несколько минут заминки и выжидания - он здесь не лидер.
Постанывая и покряхтывая, полураздавленные ассасины потихоньку стали подниматься, помогая друг-другу, и похоже еле держась на ногах. Но у этих ребят такая-же железная воля, как и у их главаря, и то же бойцовское рвение, так что "тюфяками" они пробудут с минуту-две. Ящер молча оскалился, разогнав людишек вокруг себя, словно мух. Ниндзя рассыпались в стороны, и от греха подальше уже сгруппировались у него за спиной, настороженно поглядывая на беспрестанно извивающийся в воздухе змеиный хвост.
Прошло еще какое-то время в молчаливом положении мутанта : на корточках, неудобно сгорбившись в три погибели, загнув пятки назад и сложив жилистые колени "домиком" над головой. Узкая голова испещренная царапинами и колючими наростами была склонена на грудь. Глаза прикрыты, руки свободно лежали ладонями вниз в луже перед ним. Когти исчезали в бетонной основе, словно бы Рене врос в конструкцию, и похоже что он совсем никуда не собирался. Дождь остервенело молотил зверя по макушке, сбегая ручейками вниз, по узкой морде, и затекал в трепещущие ноздри. Но доктор не дрогнул, послушно пропуская в себя дождь.... Он... уснул? Кажется, совсем расслаблен.
- Что нам делать? – один из людей Шреддера осторожно обошел застывшее статуей существо. – Может его чем… потыкать? Мы и так почти провалили миссию, не хватало, если мутант выпадет из строя. Аясе из нас суши сделает.
- Не говори ерунды.- Второй натянул маску потуже, с опаской покосившись на впавшего в состояние некоего анабиоза, доктора. Ниндзя потихоньку, словно стая воробьев, оставивших старого ворона в задумчивости сидеть на коньке крыши,  перепорхнули к  уступу, тихо, почти бесшумно, - Оставь его. У нас задание не для того, нянькаться с мутантами. Вперед. – Тенью скользнув вниз, воин растворился в воздухе. За ним последовали и остальные  ниндзя, все-таки оставив Рене "спать" дальше… Но кто сказал, что Ящер спал?! Когда последний человек в форме скрылся за бордюром, яркий, обрамленный кровавой дугой ядовито-зеленый глаз резко распахнулся. Зрачок сузился до состояния едва заметной щели, оплетенной набухающими капиллярами. Капля влаги, нависшая с надбровной дуги, проскользила прямо по радужке, но бывший ученый опять даже не вздрогнул. Рене неспешно раскачиваясь, перебрал ногами, сменив более удобное положение, высоко изогнув пяту и втянул голову, чуть ли не спрятав под изорванный воротник  старого медицинского халата. Алонсо приподнялся на носочках, потверже уперев ладони в скользкий, холодный камень, и прогнул спину, встав на спринтерскую позицию. Его гигантский прыжок с места в следующий миг, никак не мог сочетаться с тем ленивым и вялым, минуту раннее мутантом, заснувшим аки старичок, после утомительного дня проведенного за чтением газетки.
Ящер в воздухе напоминал «летающий автобус». Так же он и приземлялся, оставляя за собой след из разрушения… Поверх следов крови преследуемой им девушки. Сильные, мускулистые ноги не подводили Рене. Возможно, грузное перемещение трехсоткиллограмового ящера не было столь грациозным, как у Моны Лизы, а каждый его рывок сопровождался небольшим землетрясением,  Лизард достаточно быстро и эффектно преодолел почти весь путь в два раза быстрее, чем все футы вместе взятые. Подобрав ноги, создавая направление плавным движением хвоста, Рене лихо скакал через дома, подбадриваемый запахом крови. След, по которому он шел, был для него четок и ясен, даже не смотря на постепенно размывающий кровавые лужи дождь. ненастная погода только добавляла охотничьего азарта. Его не заботило, что он вовсе не вписывается в обозначенные рамки бесшумного отряда.  Его не интересовали порядки, не волновало, что его сейчас могли видеть  тысячи перепуганных жителей Нью-Йорка. Он рвал устои и презирал законы – теперь он не добропорядочный гражданин, он существо не принадлежавшее к миру людей. От этих жалких созданий, у него осталась лишь способность мыслить и чувствовать, и то извращенно, весь опыт накопленный за свою жизнь, он сберег, и теперь будет использовать его на полную катушку, на пользу исключительно себе. Даже, если он станет вновь человеком, ведь всю жизнь в шкуре урода он торчать не желал, он не будет стоять на одной планке с ними, с людьми. Даже тогда он будет давить их как насекомых. Они заслужили это…
Они сделали его таким.
Но прежде нужно достигнуть источника, который обязан  помочь ему достигнуть своей силы. Подожди крошка, наш разговор с тобой еще не закончен.
Рене метеором врезался в девственно-ровную, похоже недавно крашенную панель многоэтажки, не рассчитав очередной прыжок, и пробил своим могучим телом стену. Благо, что верхний этаж отводился под котельную, поэтому ящер ограничился лишь искореженными трубами. А не трупами.
  Жестоко разломав остатки стены, сделав ровную, прямоугольную дыру, Рене поднял голову вверх, все еще находясь под навесом, в тусклом освещении одной кривой лампочки, которая вот-вот грозилась сгореть окончательно. Облизнув  краешек  губ, Рене стянул с себя насквозь вымокший халат, встряхнул и скрутил, выжав на пол целое ведро воды. Хотя конечно его "одежа" мгновенно вновь промокнет под ливнем за пределами его временного убежища, но по крайней мере, это на какое-то время более-менее сухое прикрытие увеличит его скорость. Мокрая тряпка липнет к телу, мешая прыгать на дальние расстояния. Нет чтобы снять мешающее "украшение", больше уже похожее на половую тряпку, вот ведь нет. Это… это доказывало некую принадлежность Лизарда к разумным существам, с долей ученого ума. Хотя судя по его поведению, сделать такой вывод было… довольно сложно. Оторвав от перегородки за котлом и помещением коридора несколько крепких, широких досок, вместе с гвоздями, Рене выкинул их на дождь, швырнув вниз. Деревяшки застряли в узкой перемычке между двумя зданиями, и теперь послужили Ящеру трамплином, с которого он спрыгнет, вскарабкается по отвесной стене, и продолжит бег вдоль бордюра крыш. Чем дальше – тем выше, и тем шире расстояние прыжка между ними. Так что неудивительно, что Ящер проскочил, а вернее, не долетел до очередного уступа и врезался головой в стенку. Теперь он был не только мокрый и злой, но еще и весь присыпанный кирпичной крошкой, отчего его уродливая морда пестрела бурыми пятнами.
Рене спрыгнул вниз…  Доски тут же прогнулись под его весом. Ящер подобрался, затем  быстро выпрямился, сделав бросок вперед, и вовремя, потому что его мостик не выдержал подобной нагрузки, и с треском и грохотом обвалился вниз… А Ящер, вцепился всеми четырьмя в выемку в стене, погрузив в нее до основания когти. Самое отличное альпинистское снаряжение – это то, что свое родное. Со злостью, неуклюже отрывая от поверхности куски,  Алонсо полз вверх. Теперь на подъем ушло больше времени, чем если бы он правильно все просчитал. Оставалось только скрипеть зубами на свой промах. Ну ничего, еще не все потеряно. Перекинув свое тело через край , доктор шлепнулся на камень, расстелив по нему свою тушку. Не став мешкать, Рене вновь поднялся… на четвереньки, и рванул с места, постепенно выпрямляясь уже в процессе бега. За упущенное время следы окончательно размыло. И этот факт заставил Лизарда замешкаться перед тем, как перепрыгнуть на соседний дом. Туда ли он направляется?
Доктор стал лихорадочно втягивать в себя влажный воздух, пытаясь уловить знакомые нотки. Глупо будет внезапно заблудиться, находясь в паре кварталов от добычи. Чуткий нос Рене все-же уловил едва-едва просачивающийся через непрерывно падающий дождь, знакомый запах мокрой кожи. У нее есть свой, неповторимый аромат, который чуть оттеняет солоноватое амбрэ, в "красном цвете". От такой ищейки так просто не скроешься, перевязав платочком плечико. Здесь нужно особое искусство перевоплощения. Надо быть умнее, чтобы суметь уйти от такого хищника. Жадно вдыхая, словно бы желая засосать в себя все пространство вокруг, Рене ухмыльнулся во всю ширь, продемонстрировав голливудскую улыбку той самой полной даме с подносом, красующейся на плакате вдали – "Куда же ты так спешишь милая? Мы же даже еще не поиграли!"
У девушки была цель, и она к ней стремительно двигалась.
  Куда она так спешит? Там ее дневник?! Да! Несомненно! Она наверняка хочет забрать свои научные труды из какого-нибудь тайного местечка, куда их запрятала, после того как нагло отобрала их у него. Вырвала из рук, хотя вполне можно было бы решить все миром, что теперь уже не являлось возможным ни в коем разе. Это он сейчас мог так рассуждать, напрочь позабыв о том, что тогда едва не проделал в голове юной ящерицы дырку. Если бы не объявился панцирный "герой" с коробкой мутагена подмышкой… Кстати о нем. Доктор еще очень надеялся сказать ему свое "спасибо". Само собой после того, как он  поймает мутантку. Всему свое время.

Он опять просчитался, соскользнув на карнизы, по отсыревшей штукатурке дома, обернутой декоративным картоном вывески, толщиной в восемь сантиметров, по всему периметру. Впервые за все время, Рене страшно перепугался – казалось, он едва не сорвался вниз, в бесконечную пустоту. Тут было почти не за что зацепиться, сплошные гладкие стены – ни карнизов, ни труб, ни балконов на верхних этажах. Рекламный щит  скрывал за собой верхнюю половину почти полностью, и  открытую к  улице лицевую сторону здания. И если бы не его сильные руки, по локоть исчезнувшие  в размягченном картоне, Ящер наверное еще долго бы летел вниз. Однако чертовка высоковато забралась. Глядя на слабо различаемые очертания машинок внизу, напоминающих жуков в муравейнике, даже ему становилось не по себе. Оскалившись, доктор вжался в стену, старательно нащупывая под  картиной твердый, ребристый камень. Если хотите найти доктора Ящера – идите по следам разрушений. После каждого осторожного шага, Лизард оставлял за собой рваные дыры, словно кто-то щедро отбамбордировал несчастную рекламу. Особенно забавной казалась деталь - художественно оформленная дыра на месте зуба, и пустующая глазница пышногрудой барышни.
Время казалось движется отчаянно медленно. Но Рене может и не слышал, но чувствовал, на крыше этого дома твориться что-то очень ему интересное. И он ощущал. Он буквально видел третьим глазом силуэт Моны, стоящий там, наверху. Присутствие девушки по близости,  угадывалось им безошибочно, может его мутировавшие клетки сами направляли хозяина, или его одержимость имела уникальную особенность отслеживать жертву, но ящерка была для него магнитом, на который всегда будет указывать стрелка его внутреннего компаса.
Отлично, вот и перемычки, на которых держится огромный рекламный стенд, во всю длину верхушки, от края, до края, и даже выходя за пределы. Яркий свет от экрана бил в спину хвостатой особе, которая, как ни странно, вызывала у него обильное слюноотделение. Рене задумался над этим странным, животным рефлексом как у собаки Павлова, но решил, что заморачиваться над этим будет позже. Пока он молча смотрел зелеными угольками глаз из щели, между бордюром крыши, и нижним краем щита, крепко держась за его крепления. Хорошо, но как теперь ему вылезти туда? Перед мордой – сплошная стена железок, плотно обхватывающих мигающий, плазменный экран гигантских размеров, а между  рекламой и стенкой, он не протиснется… Аника похоже сыграла тут свою роль, задержав на какое-то время его жертву своим трепом, пока Лизард раздумывал над тем, как ему лучше поступить. Лезть вверх займет времени не меньше, чем он поднимался до этой точки. Для него конструкция выглядела… крайне ненадежной.
И решение оказалось довольно таки эффектным.
Молча, зло и жестоко.
  Встав на самый край, и с сильным ударом по крепкому щиту изнутри, Рене  медленно раздвинул металлические пластины, заменяющие экрану раму, пробравшись до самого "мяса" гигантского телевизора, и с остервенелой физиономией, вдарил дважды кулаком прямо по появившимся на поверхности с скрученным, оголенными проводам. В панели образовалась небольшая, сквозная дыра, с ладонь, от которой через долю секунды по поврежденной "рекламке" побежали волны помех, вместе с обильными трещинами, охватившими паутиной  всю стеклянную поверхность.  Пустое пространство внизу быстро расширялось, благодаря активному участию доктора. Отрывая  осколки, разминая в руках искрящиеся провода, обжигая зеленую, пятнистую кожу, чуть позже помогая себе и ногами, и хвостом, Алонсо за считанные секунды проделал в панели достаточный проем, через который он мог наконец пролезть. Сделал он это все настолько быстро, что никто просто не успел ничего предпринять.
И теперь Ящер стоял прямо над Моной Лизой, освещенный по контуру бьющим в глаза светом, от испорченного, покрытого истерично бегающими туда-сюда волнами экрана, капал слюной на макушку жертвы, покрытый дымящимся от ожогов разорванных проводов халатом, которые тут же гасил дождь издавая легкое шипение. Он просто молча стоял, глядя на нее сверху вниз, плотоядно приоткрыв пасть, и улыбаясь безумной улыбкой.

Его руки дрожали, когда он схватил девушку за волосы, и крепко, со всей дури, насколько ему позволяла его сила, его сумасшествие и одержимость, припечатал Мону лицом к стеклу, образовав при этом еще несколько трещин, а затем отшвырнул ее вниз, наступив всей поверхностью подошвы ей на живот.  – А ведь я тебя не хотел бить. Но все-таки придется, если моя сладкая не понимает, что я ей только добра желаю. – Прохрипел он, вдавив пяткой по солнечному сплетению саламандры, и поскребя крючковатыми коготками по ее телу, словно довольный кот, уминающий подушку. – Ты не сбежишь от меня сегодня. – Ящер склонил морду вниз, намереваясь поставить и вторую ногу на несчастную мутантку. Может еще и попрыгать на ней? А что... было бы забавно смотреть, как при каждом его прыжке у нее будут лопаться глаза по очереди, и хлестать фонтаном кровь изо рта. – Где твои записи? Куда ты их спрятала, маленькая дрянь? Давай.. шепни мне на ушко. - Доктор рывком снова схватил девушку за волосы, подтащив ее к своей чешуйчатой физиономии и сделав вид, что он внимательно слушает. При этом он продолжал обильно поливать слюной ее грудь. – Учитель внимательно тебя слушает.. ГОВОРИ ЖЕ ТВАРЬ! – Заверещал он девчонке прямо в лицо, не находя в себе силы ждать, и снова зверски хлопнул ее, на этот раз, затылком о плиту. В зажатом кулаке, с пучком волос осталась фиолетовая ленточка, прилипшая к кисти доктора с внутренней стороны. Углядев любопытный предмет, Лизард широко раскрыл ладонь, уцепившись взглядом за ленту… которую так же изляпал водопадом низвергающейся с его острых зубок слюны. Сменив настроение, Ящер отпихнул тело Моны ногой, отправив девушку под ноги к Анике, а сам сгорбился над "завязкой". Сей предмет гардероба его бывшей ассистентки, был ему хорошо знаком. – И твой дружок, - Рене перехватил двумя пальцами бандану Донателло за край, поболтав ее в воздухе, перед своим носом.- На этот раз тебя не спасет малышка. -  Отщелкнув тряпицу от себя, как приставучую муху, Рене скинул ее с крыши дома, всем своим видом показав – твое бегство, девочка моя, обречено на провал. – Но ты не волнуйся, я обязательно разыщу твоего приятеля,  и отблагодарю его за новое тело. Не гоже тебе одной, за все расплачиваться! Или… ах может ты ему отдала свой дневник?!  Похоже ему вдвойне не повезло. - А почему бы и нет? Да черт возьми, где искать трех черепах-мутантов?! Нет, он обязан вытрясти из этой зеленой девки всю правду. – И из-за тебя будет страдать совершенно невинный чел…черепаха. Ах Мона, ах, как тебе не стыдно, - Прицыкнул языком Рене, медленным шагом надвигаясь на девушку. Твоя жизнь дорогая – сплошная ошибка. И тебе сейчас некуда деваться – не поймает "добрый доктор", поймают 16 ниндзя и одна наемница. Неужели ты все еще рассчитываешь удрать? У тебя нет надежды на спасение. Именно поэтому Доктор не спешил отправлять мутантку в мир сладких грез сразу, обрушив кулак ей на голову. Словоохотность – проблема всех злодеев мира, особенно тех, которые рассчитывают занять местечко на троне. И Рене был не исключением. Он был сейчас нагл, и самоуверен как никогда.
 
За его спиной целая орда ниндзя. Кто ему сможет бросить вызов? Кто на это вообще осмелиться?!

Отредактировано dr.A.Rene (2013-07-09 03:33:34)

+4

14

Боже мой, как же высоко.

Очертания яркого экрана белым полотном висели на черном небе. Неожиданно яркое пятно на общем фоне, било в глаза, мешая правильно сориентироваться в пространстве. Мона старалась смотреть себе под ноги, не хотелось потом промахнуться мимо, ослепленной, с порхающими белесыми мушками перед глазами. Второй попытки не будет, если она не сосредоточится  на прыжке. Остановившись прямо напротив высотки, ящерка глубоко вздохнула, прищурив глаза рассматривая далеко внизу едва заметные, щуплые фигурки людей, укрывшихся под зонтами. Конечно сейчас не время, чтобы любоваться пейзажами и окружением, но она делала все возможное, чтобы успокоиться, и с холодным умом и чистым взглядом сделать огромный прыжок. Ей нельзя останавливаться больше, чем на пять минут. Это все, что она могла себе позволить. Не удержавшись, Мона быстро подняла взгляд вперед, заранее прикрыв лицо рукой, и тут же зажмурилась.  Выбирать не приходиться – нужно прыгать. Но… выйдет ли?
Еще раз подслеповато щурясь, девушка прикинула расстояние от края до края. 
- Ну нет... Кажется, я все-таки не смогу. – Яростно кусая губы, все еще прикрываясь рукой, саламандра сделала шаг назад, ссутулившись и опустив голову вниз. А если? Да нет. Тут она глупо просчиталась, понадеявшись на себя, что она, такая умная, такая смелая, обведет всех вокруг пальца. Да черта с два! - Ну почему ТЫ поступаешь так нечестно? - Покривила пухлые губки ящерица, обхватив себя руками за локти, и задрав голову вверх, глядя на затянутое тучами ночное небо. Разговор с Богом, или разговор сама с собой, все сводится к одному – здесь ее пути обрываются.  Следующий прыжок будет если только на верную смерть, ее ноги не дадут ей сделать больше. Ну нет! Должен же быть какой-то способ! Не бывает такого!  Она не будет как дура стоять здесь, и дожидаться врага, с распростертыми объятиями, мол, берите, делайте со мной что хотите. Девушка принялась энергично осматриваться по сторонам, при этом растирая кулаками глаза, в которых все еще плясали белые, расплывчатые пятна. Должно же хоть что-то быть?
" Как- бы мне сейчас пригодился шест Дона", - топтания на месте плодов не принесут. Донателло рядом нет, палкой с ней никто не поделиться. А хотя… а хотя хорошая идея!  Саламандра направилась прямиком к металлической конструкции в углу, плотно обхватывающей каркасом бетонную чашу для скопления резерва дождевой воды.
Тренога, поддерживающая "плошку",  могла бы послужить отличной опорой, если мутантке удастся ее выбить. На стыке перпендикулярно обхватывающей резервуар кольцом арматуры, балки были абсолютно проржавевшими. Стоит попробовать – главное, чтобы эта незакрепленная бетонно-каменная бандура не похоронила ее под собой, когда соберется падать. Вряд ли Рене захочет играть в "наперстки", выковыривая Мону из-под цементного купола. " Ну поехали", - Саламандра напрягла ноги, предчувствуя, что через секунду может вообще их лишиться, поле того, как, что называется, жахнет по хлипкой паутинке крепежей. Откинувшись на руках назад, уперев ладони в холодный камень, Мона сделала выпад двумя ногами, с силой ударив ровно по центру каркаса, вышибив шатающиеся болты, и, совершенно нечаянно, выбив из металлического скелета лицевую часть со своей стороны. Железка просвистела у девушки над головой, повторив  за ней маневр, когда мутантка спешно подобралась, прогнувшись мостиком, и перекинула тело в другую сторону, ровно в ту же секунду, когда ничем не закрепленный  резервуар с  ужасающим грохотом свалился на плоскость крыши и колобком прокатился по земле, направляясь под уклон. А там и перевернулся на бок, нависнув одним углом над пропастью. Если бы девушка вовремя не убралась с его дороги, она сейчас бы красовалась блином на сером полотне. Подхватив с земли желаемое, а вернее, толстую, длинную трубу от развалившейся треноги, Мона тут же, отошла чуть дальше, с сымпровизированным  шестом для прыжков в длину наперевес, крепко зажав его центр в кулачках.

Отклонившись в сторону, девушка перехватила палку чуть выше… Должно сработать. Наклон еще сильнее, хвост создаст правильное направление.  Здесь не выйдет, чувствовать себя легкой, как пушинка, но говорят, что правильные мысли – залог успеха. Так что, пускай она будет пушинкой… Ну пожалуйста?
Разбег… в какой-то момент противоположный конец шеста упирается прямо в край бордюра, едва не соскользнув с него. Под симфонию падающих капель, перестукивающихся по покрытию, девушка совершила красивый прыжок, похожий на простой и грациозный танец под руку с ночным Нью-Йорком, насколько ее движения были гармоничными, в сочетании с всполохами огней за занавесом дождя. На самом деле, четкая слаженность обломка трубы, ее тела, влажных рук… каждая деталь была важна, для такого рискованного шага. Балансируя на конце шеста, прежде чем ухнуть в пропасть, Мона выбросила себя вперед, раскрыв объятия навстречу бесконечности и этим самым ярким огням внизу.  Оттолкнувшись от стоящего вертикально металлического шеста ребром подошвы, ящерица сделала сальто вперед, насколько можно было длиннее, постараясь преодолеть одним броском полпути. Делая разворот через голову, подогнув колени и сосредоточившись на выполнении подобного трюка, Мона плавно взмахнула хвостом, перехватив падающий шест за самый край, развернувшись спиной к плакату перекинула прут через себя, и подтянулась ногами к верх, скрестив их и зажав основание металлической трубы коленями. Стоит ли говорить, что за все время такого полета, сердце перестало биться, замерев в предвкушении возможного провала, саламандра задержала дыхание. Одно неверное движение – и, не доставайся же ты никому!  Конец ее спасительной соломинки едва-едва коснулся угла, грозясь все испортить. Еще один отчаянный рывок, буквально чудом выпрямив шест… и красиво шлепнувшись на камень лицом вниз, Мона отчетливо ощутила, как железка упала на нее сверху.

Еле избежали катастрофы.

Сбросив с себя прут, Мона осторожно поднялась на четвереньки, а после выпрямилась, и тут же обернулась назад. На ее напряженной мордашке возникла лучезарная улыбка, - ЙЕС!!! – Да уж. Если у нее вообще не было никаких навыков прыжков в длину через пролет, да и вообще по крышам она скакала в первый раз за свою жизнь. Ну что тут сказать, как не "молодец"? Но рано радоваться.
Да. Она преодолела  половину пути, но никто не отменял погони за спиной.
  Как же режет глаз ослепляющий свет от экрана, бьющий прямо в лицо. Ящерица глянула вверх, на улыбающегося пухленького повара, который подмигивал ей , и ответила ему не слишком дружественным оскалом – чего уставился?!
- Привет,- Мона как по команде резко развернулась, наступив на развороте ногой на ребро валяющегося на земле шеста, и подкинула его в воздух, перехватив руками поперек, предупредительно, по-боевому выставив перед собой конец с щербатым, стершимся краем. Да, эти несколько уроков, которые показал ей Донателло, оказались очень полезными в этой ситуации. Прищурив глаза, и неотрывно глядя на хрупкую фигурку блондинки перед собой, Мона попятилась к плазменной панели за спиной. - Пожалуйста, не убегай.  Разреши мне только поговорить с тобой.
- Ну да! - Фыркнула насмешливо саламандра, - Ты думаешь, я стану с тобой разговаривать?! – Девушка указала концом шеста на пространство за плечом незнакомки. – Твои друзья мне доверия не внушают, извини. - Само собой разумеется, девушка не была настроена на разговоры.  Слишком много факторов указывало на то, что у них просто не выйдет хорошей беседы. Например, огромное озверевшее создание, которое вот-вот здесь объявится, или враждебно настроенные люди в черной форме, готовые использовать мутантку в качестве мишени. Все это ей не нравилось. Хотя конечно, еще один мутант, в другое время заинтересовал бы  девушку, оказывается, у Нью-Йорка есть своя, уникальная скрытая от наших глаз жизнь, и четыре черепахи и две ящерицы на один город, похоже это было только начало. Пытаясь рассмотреть укрытое под накидкой загадочное лицо наемницы, ящерица чуть наклонилась вперед, приопустив конец шеста, почти касаясь камня. - Пожалуйста, выслушай меня. Я не хочу тебе зла.
- Не хочешь зла? – Недоверчиво нахмурившись, переспросила мутантка, и тут же развернулась к стенду лицом, едва только услышала странные, царапающие звуки. Очень неприятные, и не предвещающие ничего для нее приятного. Нехорошее предчувствие. Словно предвестник грядущей бури, нестерпимо заныло уже начавшее потихоньку подзаживать плечо. – А это тогда что? – Мрачным тоном спросила она не оборачиваясь. Это был… чисто риторический вопрос. Потому что спустя долю секунды, над саламандрой нависла огромная, разъяренная туша бывшего доктора. На фоне рваной дыры шипящего, словно от боли, причиненной ему невежественной ящерицей, рекламного стенда. Рене возник применив эффект неожиданности. Девушка ожидала встретить его, откуда угодно, но не так чтобы пробурить в экране сквозную дыру с обратной стороны, в двух шажках от жертвы.
Она ошарашено, заворожено пялилась снизу вверх в раскрытую пасть, радостно поливающую ее слюной.
Черт возьми…
На какое-то мгновение, Мона готова была поверить, что доктор Алонсо сейчас откусит ей голову. Глупо, но она едва не выронила шест, пока играла с ним в гляделки. Его когтистая ладонь медленно поднялась на уровень ее лица. А затем ухватила саламандру за волосы и неожиданно отправила ее поцеловать экран!
  Мона по рефлексу все же успела бросить палку и выставить перед собой ладони, чтобы смягчить удар, и тут же была сброшена на землю. Многочисленные ссадины полученные в результате столкновения со стеклом, и ноющая скула, не шли ни в какое сравнение с тем, что сделал бывший доктор в следующее мгновение - он едва не похоронил девушку под своей ступней! Ящерица задергалась и захрипела, истерически извиваясь у него под лапищей, вцепившись двумя руками за его толстую щиколотку, производя попытки сбить с себя пудовую, зеленую гирю. Когти, мнущие ее талию, легко, как масло, разрезали ее ремень. В этот раз, это защитило ее. Иначе бы пострадала ее родная шкура.
– Ты не сбежишь от меня сегодня. – Ящер навис над ней, с искренним наслаждением наблюдая за мучениями задыхающейся под прессом его тела, жертвой. На эту реплику Мона ответила злыми, покрасневшими глазами. – Где твои записи? Куда ты их спрятала, маленькая дрянь? Давай.. шепни мне на ушко.
- Иди к черту! – Прошептала... Просипела побледневшая ящерица, злобно лупя по земле хвостом и царапая коготками пальцы Рене. Похоже, доктору столь резкое обращение не пришлось по вкусу. Он еще раз сграбастал бледное личико, потянув к себе, и с бешеным выражением морды, и снова чуть ли не прижался к ней, как в первый раз. Его тяжелый хвост ударил рядом, подняв с воздуха брызги… и рваный  ремень с черепахофоном, соскользнувший с бедер ящерки. – Учитель внимательно тебя слушает.. ГОВОРИ ЖЕ ТВАРЬ! – В глазах потемнело от удара. Мона ощутила затылком каждую трещинку в асфальте, и на какое-то мгновение напрочь лишилась сознания, закатив глаза и громко охнув. Хвост Рене, словно бита на чемпионате по бейсболу, с размаху ветел в зависший на мгновение скрученный вокруг аппарата ремешок, и отправил его красивым "крученым" ударом прямо в искрящуюся панель. После удара, прибор характерно щелкнул, разъехавшись в стороны, встревожено мигнул… и едва не упал в лужу, на свое счастье, повиснув на обрывке ремня, прямо на остром осколке разбитого стекла экрана. Одиноко раскачиваясь на постепенно сползающем ремешке, аппарат отчаянно пищал, сопровождая свой нервный писк ярко мигающим ярко-красным светодиодом.
Но взгляд девушки был устремлен в другую сторону. А вернее на предмет, который Рене сжимал в кулаке. Невольно ее ладошка прошлась по спутанным, всклокоченным волосам. Бандана Донни. Саламандра собиралась резко подняться, и перехватить ленту у Ящера… Но она даже не смогла, а вернее, не успела принять сидячее положение, как удар Лизарда под дых, отправил ее "бревнышком", прямо к Анике под ноги.
– И твой дружок, на этот раз тебя не спасет малышка. – Мона с широко раскрытыми от ужаса глазами, приподнявшись на локтях, посмотрела в ту сторону, куда полетела тряпица. - Ну...зачем...
  Глядя за полетом повязки Донателло, девушка почувствовала, что лишилась сейчас чего-то очень важного. Вместе с повязкой друга, она потеряла в себе уверенность. Саламандра быстро встала, едва не завалившись боком на стоящую позади Анику, на которую ей сейчас было абсолютно все равно, а ведь та могла спокойно подстрелить шатающуюся ящерицу.  Попытка метнуться доктору наперерез, и подхватить ленту, не увенчалась успехом. Лизард встал у девушки на пути, этак по дружески раскрыв когтистые объятия. Куда бы ты не шла, все равно придешь ко мне. – И из-за тебя будет страдать совершенно невинный чел…черепаха. Ах Мона, ах, как тебе не стыдно.
Саламандра сглотнула, сделав осторожный шаг назад, потерянно оглядываясь по сторонам. Ей было не стыдно. Ей было… страшно. Страшно за то, что она подвергает такой опасности других. Она подвела их. Подвела, и даже не заметила. Страшное разочарование собой, охватило мутантку, глядя в ядовито-зеленые глаза Алонсо Рене, и постепенно осознавая  – провал близок.
Ну уж нет, мы так просто не сдались тогда, и в этот раз, она будет отбрыкиваться до последнего. Авось Матушка Фортуна развернет стрелку в ее сторону!
Молчаливо, нагнетающе, двух ящеров, застывших как бойцы на ринге, стали медленно обступать темные фигуры воинов, медленно отделяющихся от тени. Замкнув плотный круг в один ряд, ниндзя напряглись, готовясь в любой момент схватить помятую хвостатую особу, по первому слову своего лидера. Но они вели себя не слишком уверенно. Очевидно они опасались праведного гнева Ящера. – Ничего ты от меня не добьешься! – еле ворочая языком проговорила девушка, широко расставив ноги на уровень плеч и резким жестом стерла кровь с подбородка. Порывистым движением саламандра подхватила с земли свой неизменный металлический шест, искореженный в нескольких местах, от того, что по нему прошлась гигантская ящерица 2,30 метра ростом. И размахнувшись, вмазала не ожидавшему сопротивления доктору, по щеке! Пока тот приходил в себя, Мона Лиза сделала еще один замах железкой, в этот раз, в брюхо, при этом благополучно укоротив прут на приличное расстояние, обломав частично его об дубовую шкуру, а затем развернулась к скорчившемуся Рене спиной, перекинув планку за голову близстоящему ниндзя. В испуге, парень развернулся к разъяренной ящерке затылком, начиная доставать кинжалы и готовясь отразить нападение, но саламандра оказалась ловчее. Поддев стволом под подбородком пережав воину горло, девушка рывком перекинула его через себя, прямо к доктору в пылкие объятия, и тем самым освободила себе узкий проход к разбитому экрану.
Музыкальное сопровождение к этой сцене, в виде безостановочно пищащего черепахофона, неожиданно прекратилось, именно в то мгновение, когда саламандра оттолкнулась от земли, быстро карабкаясь вверх, оставляя на стекле четыре полоски от когтей. Хвост ящерицы задел болтающийся буквально на ниточке аппарат.. и тот, решив, что исполнил свой долг с честью, с горестным булькающим звуком исчез в огромной луже, образовавшейся в углублении прямо под ним.
По правде говоря, она надеялась, что Рене не рискнет лезть на поломанный стенд следом за ней. Большой нагрузки экран не выдержит, и тогда они оба окажутся размазанными по асфальту. Но похоже, поступок отчаявшейся ящерицы, нисколько не смутил доктора. Стоя на верхотуре, Мона присела на  корточки, глядя вниз. Неудобства, которые она доставила Лизарду, были просто мизерными. Он очухался быстро. Слишком быстро, чтобы она могла что-то придумать!
Как ей ускользнуть от мутанта-агрессора, и при этом не упасть отсюда на руки куче ниндзя, которые так ее и ждут. Пока Рене неспеша направлялся к щиту, лениво оглядывая поверхность, на предмет, как ему будет лучше зацепиться, Мона поняла, что еще кое-что упустила – мутировавший доктор требует ее записи. Значит… он не знает об отсутствующей странице?

Четыре кривых крюка показались прямо у уставшей саламандры перед носом. А затем к ним присоединилась вторая, широкая ладонь, перекинувшаяся на узкую поверхность стенда, опасно  пошатывающегося под ногами .

  Да, о другом будет лучше подумать попозже!!!

+3

15

В связи с большим количеством участников, было принято решение разделить эпизод на две параллельные ветки.

Дальнейший порядок отписи таков: Michelangelo, April O'Neil, Donatello (1 круг, в конце Дон получает сигнал от Моны, и троица бежит к месту действия), затем снова Michelangelo и April O'Neil (появляются перед футами, отвлекая внимание на себя), а после — Anika и Ayase (реагируют на новые цели и уходят за Майки с Эйп).

После эпизод закрывается, и создаются два новых.

+1

16

Не считая звуков нажатия кнопок, в Убежище стояла относительная тишина, разбавляемая тихими домашними звуками. Микеланджело откинулся на спинку дивана и негромко, с голосом выдохнул, закатывая глаза. Уже почти третий час как он просиживал перед телевизором, увлеченно давя кнопки на контроллере приставки, но, по правде сказать, удовольствия получал все меньше. А еще успел намять до боли большой палец левой руки  (на этом контроллере кнопки  были жестковаты) и заработать легкую головную боль – а все потому, что позади него нервозно мерил шагами гостиную Донателло, совершенно точно чем-то нездорово озабоченный. Настроение умника передавалось и Микеланджело, вот только последний имел расплывчатое понятие  о причинах своего беспокойства и был намерен прекратить это безобразие немедленно.  Шаги и временами раздающиеся вздохи нервничающего брата доконали  его совершенно, сколько можно видеть и слышать его  муки, и, забравшись на сидение с ногами,  развернувшись, он решился, наконец, прервать молчаливые терзания Донни. Взмахнув зажатым в руке контроллером, он предложил брату присоединится к нему и, пока тот с благодарной, но все же слабой улыбкой устраивался перед телевизором, проскользнул на кухню утащить что-нибудь пожевать и заодно размять ноги после долгого сидения на диване. Время шло к часу ночи, и его передвижения становились все более тихими и осторожными – неохота получать воспитательный удар по макушке от Учителя, чью медитацию можно было запросто прервать, споткнувшись в темноте о пустые бутыли из-под молока. Старшие братья не так давно покинули Убежище, а младшие не торопись ложиться спать, все же волнительно за них и все же свобода, никакой Леонардо не гонит в постель, никакой Рафаэль не придаст скорости заходу в спальню. Лафа, что ли. Но почему же так тревожно? Даже ему было все сложнее было сохранять покой и довольство. Он налил молока в две чашки, высыпал остатки печенья в салатницу и, прижав последнюю к пластрону предплечьем, понес все это в комнату, бдительно глядя под ноги и обходя разбросанные им же вещи. 

-   Держи, - он протянул брату его чашку и уселся рядом, устраивая посуду с печеньем между ними двумя. На экране мигало меню выбора персонажа и, как сразу понял Микеланджело, Донателло все еще не сделал выбора. Скверно, значит, голова его забита под самую завязку тревожными мыслями. Черепашка хрустнул печеньем и ткнул брата локтем в бок, вынуждая того покрепче взяться за свой контроллер:
- Не тормози, сейчас я покажу тебе, как играет мастер! – он улыбнулся, сам чувствуя, как натягивается кожа губ в неискренней, и все же веселой улыбке. Остается надеяться лишь, что голос его не подвел, а полумрак, в котором утопала комната, освещаемая лишь огнем экрана, скроет искусственность. Он знал, что волнует Донни, но был склонен разделять уверенность ящерицы в успешности ее похода и волноваться начал лишь из-за брата, чьи натянутые нервы ощущались даже на расстоянии. Микеланджело думал, что все в порядке, но тревога, которой он уже заразился, отравляла и его душу. Дон выбрал персонажа и Майк, торопливо глотнув молока, включил бой, максимально концентрируясь на происходящем на экране.  Треск судорожно нажимаемых кнопок, три раунда,  и совсем скоро персонаж Донателло в последний раз валится на рисованный пол. Микеланджело выиграл. Он, конечно, рад, но стеклянные глаза сидящего рядом брата заставляют слова похвальбы застрять в горле. Он прокашливается, делает еще глоток холодного молока и хлопает брата по плечу, наплевав на деликатность.

- Все ведь в порядке, верно? Если бы что-то случилось, она бы сообщила, так? – он прожигает Донни испытывающим взглядом, чтобы брат вслух сам сказал, что да, это так. Чтобы услышал собственный голос и уловил эту истину, как следует – все действительно идет хорошо, все в порядке, сигнала бедствия нет. В руке умника вновь  зажат черепахофон и, судя по всему, он действительно все еще молчал. Почему, почему, почему он подумал так? «Все еще?» Какого черта!? Микеланджело сжал лицо горячими ладонями, силясь заставить себя перестать принимать тревогу Донателло близко к себе, перестать сопереживать, успокоится. Дурные мысли могут стать источником дурных событий. Надо думать о хорошем, и тогда все тоже будет хорошо. Видимо, час ночи скверное время и давит, давит усталость на череп. Тревога заразное чувство, быть может, прав был сенсей, советуя им отправится отдыхать три часа назад? Тогда он решил, что глупо будет лечь спать, когда есть он, свободный телевизор с диваном и новая игра, принесенная Эйприл. Кстати, о последней, она как раз отдыхала в кресле, закутанная в плед едва ли не с головой.

- Она, наверное, уже идет обратно, - предпринял он еще одну попытку успокоить Донни и эта его надежда едва ли не в ту же минуту разлетелась на тысячу осколков бесполезного трепа – черепахофон засветился и зазвенел, бурно вибрируя, заставив подпрыгнуть не ожидающего ничего настолько громкого мутанта. Проглотив неучтивые слова, вертевшиеся на языке, Микеланджело с растущим страхом ждал вердикта Донателло – что значит этот сигнал. И что им теперь делать? Сердце глухо стучало в груди и вся усталость мира будто опустилась на его плечи. Неужели..ну, в самом деле, не мог Донни что-то более легкое и оптимистичное поставить на сигнал, а?

Это сигнал тревоги, говорит Донателло, это значит, им срочно нужно брать ноги в руки и нестись на помощь. Что-то случилось если уж не с самой Мона Лизой, так с ее передатчиком, и Микеланджело не был бы оптимистом, не надейся он на причины простые и безобидные, вроде короткого замыкания. Они собираются, торопливо, нервно спотыкаясь и производя такой шум, что из своей комнаты показывается мастер, недовольный ночной возней. Пара толковых объяснений в духе Донни и черепахи с Эйприл получают благословение отправится на поверхность. Нехорошо, что остальных двух братьев нет, но тут уж ничего не поделаешь, прототип средства связи был только у Моны и Дона, и искать старших им совсем сейчас некогда. Микеланджело проверяет свою защиту, закрепляет на поясе свои нунчаки и выходит из убежища вместе с товарищами. Быстрая пробежка по канализации, выход на поверхность и дождь, больше похожий на град, невыносимо холодный, захлестывающий со всех сторон. Непогода просто сбивала с ног и стало как будто яснее, что причин задерживаться у Моны более чем достаточно. Он искренне понадеялся, что это единственная причина, но все же..все же сопровождавшая его тревога не исчерпывалась одной жуткой грозой, пугающей с каждым росчерком молнии все сильнее. Настоящая жуть и, не трясясь от холода, он бы уже давно трясся от ужаса.
- Как ты, Эйприл, сможешь идти? - дождевая вода так и норовила залить ему глаза и рот. Идея взять с собой девочку уже не казалась такой уж само собой разумеющейся. Как бы ветром не сдуло и дождем не утопило. - Не отстанешь? Я могу понести тебя, - так же предложил он, опасаясь, как бы не упала их спутница, пытаясь держать их темп.
Команда спасения начала свой путь.

Отредактировано Michelangelo (2013-07-13 03:02:19)

+3

17

Эйприл открыла глаза; хм, такое ощущение что она задремала всего на пару минут - как и раньше, в черепашьей норке было очень тихо. Значит, старшая группа черепашек еще не вернулась. Эйприл пошевелилась, чтобы посмотреть на часы и присвистнула. Да, провалялась здесь целый час, не меньше! Еще и время такое позднее, ну ничего, О'Нил всегда умела выкрутиться дома, по поводу того, где она была и чем занималась. Главное, что ее школьные отметки находились на достаточном уровне, чтобы не подозревать ее в распространении и употреблении наркотических веществ, например. Так что она завоевала себе право на некоторую свободу.
С некоторым удивлением Эйприл обнаружила на себе плед - не помнила, чтобы сама чем-то укрывалась: должно быть, кто-то из мальчиков проявил заботу. Девушка улыбнулась и повернулась к телевизору, где бушевала одна из ее любимых игр. Ну как бушевала...
- Игра станет намного интереснее, если нажать на старт. - мягко предложила она Донателло, который сидел с игровым манипулятором как зомбированный. Эйприл нахмурилась и больше ничего не говорила, пока не вернулся Майки, и не начался эпический бой.
Она не уточняла черепашкам, почему принесла именно эту игру, да они и не спрашивали. Самым заядлым игроком был Майки, а он, кажется, играл во все, лишь бы там было поменьше текста. В действительности, еще с первого дня их замечательного знакомства Эйприл загорелась идеей проверить, как реальные навыки ниндзя могут помочь в видеоигре с обилием мордобоя. Провести такой вот домашний эксперимент в комнатных условиях. И сейчас, глядя на успехи Майки и провалы Донни, результат удивлял и поражал.
О'Нил вздрогнула, когда среди медитативной тишины раздался пронзительный сигнал коммуникатора. Рывком сбросив плед, она вскочила и через секунду оказалась рядом, пожирая средство связи глазами. У черепашек такой аппарат был только один, значит, у кого-то со стороны есть примерно такой же, и этот кто-то сейчас нуждался в их помощи! Спрашивать в подробностях было некогда, Эйприл хотела сама все увидеть и узнать.
- Я тоже иду! Это не обсуждается.
Махнув Сплинтеру и прихватив ветровку, она решительно заторопилась вместе с черепашками, так что если бы они захотели ее удержать, им пришлось бы привязать ее к дивану. А времени у них не было.
Эйприл предусмотрительно натянула капюшон, прежде чем вылезла из люка в этот мокрый ад. Плохо, что видимость нулевая и бегать скользко. Зато хорошо, что при таком сочетания дождя и ночи всегда происходит что-то интересненькое.
- Ха! - с вызовом воскликнула девочка. - Думаете, только у ниндзя есть лицензия на прыжки по крышам?
"Плохая идея!"
Но она уже не могла отступить. Пусть черепашки увидят, что она тоже кое-что умеет. Эйприл разбежалась, вскочила на бетонный парапет, с него на мусорный контейнер, дальше на трансформаторную будку... Здесь она начала замечать, что подошвы ее кроссовок проскальзывают - досадно! А ведь она была уверена, что выбрала правильные кроссовки.
"Очень плохая идея!"
- Вот так это делается у нас на районе!
Взмахнув руками, Эйприл повисла на пожарной лестнице, расцарапав ладони о не очень гладкие железяки. С перекошенным лицом она подтянулась и перевалилсь через перильца.
- Но знаете что? Трехпалая рука помощи здесь не помешает...

Отредактировано April O'Neil (2013-07-14 15:17:13)

+3

18

...работа не ладилась. Прошло вот уже несколько часов с того момента, как Дон проводил Мону к ближайшей канализационной шахте, ведущей на поверхность, и спустился обратно в убежище, где занялся настройкой недавно созданных им черепахофонов... И все это время беспокойство о саламандре не покидало черепашьего гения, настойчиво занимая все его мысли. Сколько времени могло понадобиться на то, чтобы быстро добраться до окраины Нью-Йорка, забрать все необходимые материалы и тихой сапой вернуться назад?
"Еще рано волноваться," — в который раз одернул себя Донателло, раздраженно вздыхая и с каким-то остервенением тыча отверткой в микросхему. Он сам не замечал, как вот уже добрых полчаса вышагивает взад-вперед по темному помещению — туго натянутые нервы не позволяли ему спокойно сидеть в кресле, ему обязательно нужно было перемещаться от одного угла к другому, зловещей тенью мельтеша за спинами у погруженного в игру Майки и завернутой в плед Эйприл. Странно, что рыжеволосая девушка задержалась у друзей допоздна: после недавнего приключения с бандой Пурпурных Драконов, она старательно избегала хождений по темным переулкам и старалась оказаться дома еще до захода солнца... Впрочем, теперь ей нечего было опасаться какой-то дрянной шпаны: черепашки всегда были готовы проводить свою новую знакомую хоть до самого подъезда, стоило лишь попросить. Донни остановился ненадолго, устремив задумчивый взгляд на мирно дремлющую Эйприл, а затем вновь уткнулся в свой черепахофон. Пускай спит — сотовый у нее был с собой, и он пока что не разрывался от звонков перепуганных родителей. Эх, все-таки, надо было дать Моне нормальное переговорное устройство, а не тот прототип, с которого даже позвонить толком нельзя...
Эй, Дон! — голос Микеланджело разом вырвал гения из пучины тревожных мыслей. Слегка вздрогнув, мутант вопросительно посмотрел на младшего брата: тому, видимо, надоело слушать, как Донателло сопит у него за плечом, и поэтому он предложил ему парочку раундов в его любимой видеоигре. Помешкав, шестоносец молча кивнул и, повесив черепахофон на пояс, бухнулся на диван рядом с Майком. В конце концов, почему бы и нет? Братишка явно обрадовался возможности сыграть с кем-нибудь вдвоем; а может, он просто всей душой желал отвлечь Дона от неприятных мыслей... Как бы то ни было, он мигом оживился и ринулся на кухню за закуской, оставив умника наедине с меню выбора персонажа. Донни с рассеянным видом взял себе один геймпад, да так и замер, задумчиво пялясь куда-то в пространство перед собой. Как бы не пропустить звонок от Моны, если вдруг с ней что-нибудь случится...
Игра станет намного интереснее, если нажать на старт, — тихо произнесла сидевшая рядом Эйприл. Дон удивленно перевел взгляд на подругу: в ее приоткрытых голубых глазах отражался ярко светящийся прямоугольник телевизионного экрана. Не удержавшись, юноша ответил ей смущенной улыбкой.
Мы тебе не помешаем? — на всякий случай уточнил Донни, но ответа не дождался: с кухни вернулся Майк с полной охапкой вкуснятины, и помещение разом наполнилось звоном кружек, шорохом перекатывающихся в миске печений и натужным повизгиванием пружин дивана. А уж когда братья взялись за джойстики — спать дальше стало практически невозможно. Микеланджело с энтузиазмом давил по кнопкам, отчего те громок скрипели, и аж высунул кончик языка от усердия. Его персонаж уверенно проводил целые серии комбо-ударов, от которых его противник то и дело терял драгоценные очки жизни: уж в чем-чем, а в видеоиграх Майки действительно не было равных. Донателло довольно-таки вяло отражал его атаки, не стремясь к выигрышу — он не находил особого удовольствия в том, чтобы раз за разом выполнять одни и те же однообразные действия. В другое время он, быть может, отнесся к файтингу с чуть большим интересом, но сейчас... Дон не сразу сообразил, отчего вдруг стихли все звуки, а взгляды Майки и Эйприл прямо-таки прилипли к его отрешенной физиономии. В очередной раз не без труда вынырнув из омута мыслей, Дон удивленно покосился на притихших друзей, и только тогда осознал, что вот уже несколько мгновений просто тупо пялится на экран телевизора, напрочь позабыв об игре.
Прости, Майки, — виновато произнес он, откладывая геймпад и устало откидываясь панцирем на мягкую обивку дивана. Его рука сама собой легла на черепахофон и машинально извлекла его из-за пояса. Индикатор сигнала крохотной точкой чернел на зеленом корпусе, не подавая никаких признаков жизни. Все было в норме... Так отчего же его все никак не покидало отвратительное предчувствие?
Все ведь в порядке, верно? — тихо спросил Майки. Переведя взгляд на брата, Дон с удивлением обнаружил искреннее беспокойство на его круглом веснушчатом лице. — Если бы что-то случилось, она бы сообщила, так? — Донни, помешкав, утвердительно кивнул. — Она, наверное, уже идет обратно, — помолчав, неуверенно предположил Микеланджело, а в следующее мгновение вся троица испуганно подскочила от тихого, но пронзительного попискивания. Дон, не веря собственным глазам, уставился на экран черепахофона: тот вспыхнул, открыв миниатюрную карту города и высветив на ней ярко-красную пометку. Гений почувствовал, что холодный пол убежища начал медленно уходить у него из-под ног, несмотря на то, что в данный момент подросток сидел на диване и крепко держался за старую обивку. Майки и Эйприл напряженно выпрямились, то со страхом глядя на устройство в руке Дона, то переводя взоры на его вытянувшуюся физиономию.
Она в беде, — сам не узнавая собственного голоса, хрипло пробормотал Донателло. Еще несколько мгновений черепашка зачарованно пялился на крохотную мигающую точку, а затем резко выпрямился и перемахнул прямиком через спину дивана. — Это сигнал тревоги! — крикнул он уже из дверей лаборатории. Где же, где же его посох... Дон решительно сбросил со стола груду хлама, в спешке разыскивая свое оружие, а найдя — одним движением просунул в крепление на панцире и метнулся обратно в игровой зал. — Нам нужно срочно идти к ней! Кто знает, что могло произойти...
Донателло! — показавшийся в дверях доджо мастер Сплинтер строго оглядел младших сыновей. Вид у него был не очень довольный: похоже, поднятый гением шум вывел его из состояния глубокой медитации. — Что стряслось?
Это Мона, сэнсэй, — Дон вихрем пронесся мимо учителя, потрясся настырно пищащим черепахофоном над головой. — Кажется, ей угрожает серьезная опасность! Я должен найти ее прежде, чем ей успеют причинить вред... — мастер сухо кивнул в ответ, не задавая лишних вопросов и молча наблюдая за лихорадочными сборами сыновей. Однако когда черепашки метнулись к выходу из убежище, старик живо подал голос, заметив то, на что в спешке не обратили внимания остальные:
Мисс О'Нил, это может быть смертельно опасно. Вам лучше остаться со мной в убежище...
Я тоже иду! — упрямо откликнулась Эйприл, натягивая на плечи свою желтую ветровку. — Это не обсуждается.
Эйприл... мастер Сплинтер прав, — Донни попытался образумить чересчур самоуверенную подругу, но та наградила его таким сердитым и решительным взглядом, что гений разом пошел на попятную. — ...окей, ты пойдешь с нами. Только, ради всего святого, не лезь в пекло, хорошо? Я не прощу себе, если ты пострадаешь... — стремительно отдалявшиеся голоса ребят гулким эхом звенели под сводами темного канализационного хода и совсем скоро совсем затихли. Мастер Сплинтер лишь удрученно покачал ушастой головой, с тревогой глядя вслед сыновьям и их подруге.
Удачи вам, дети мои.


Поверхность встретила троицу леденящими струями дождя и яростными порывами ветра: никто и не знал, что погода так сильно ухудшилась. Тем не менее, это в какой-то степени играло им на руку: на темных, залитых водой улицах не было ни единой души, так что черепашки и их рыжеволосая спутница относительно спокойно выбрались из канализационной шахты и сразу же ринулись в ближайшую подворотню. Теперь оставалось лишь поднять вверх по пожарной лестнице и срезать путь по крышам.
Как ты, Эйприл, сможешь идти? — послышался сзади озабоченный голос Микеланджело. Носитель нунчак с явной опаской смотрел на подругу, сомневаясь, что последняя сумеет выдержать их сумасшедший темп. — Не отстанешь? Я могу понести тебя...
Ха! — самоуверенно отозвалась Эйприл, с чувством внутреннего превосходства оглядев зеленых друзей. — Думаете, только у ниндзя есть лицензия на прыжки по крышам? — Донни, не удержавшись, скептически приподнял бровь и, не удержавшись, покосился на стоящего рядом брата. Впрочем, спорить им было некогда: время сильно поджимало.
Ладно, — вздохнул он, подпрыгивая и хватаясь руками за ржавую металлическую решетку у себя над головой, — но если почувствуешь, что начинаешь соскальзывать — сразу же дай нам знать, хорошо? — произнеся это, гений рывком подтянулся и вскарабкался на нижний ярус пожарной лестницы... да там и замер, с состраданием наблюдая за неуклюжими, но отчаянными попытками Эйприл забраться следом. Мда, такими темпами они точно никуда не доберутся в срок. Дождавшись, пока девушка перевалится через железные перила лестницы и устало свалится рядом с братьями, Дон снова выразительно переглянулся с Микеланджело.
Будем нести по очереди, — решил он наконец.


Мы почти на месте! — крик Донателло с трудом пробивался сквозь шум льющейся воды и грохот молний над головой. Пару минут назад он сменил Майки, и теперь стремительно несся по крыше с Эйприл наперевес: девушке пришлось крепко обхватить друга руками за шею, чтобы не соскользнуть. Сердце гения тяжело и часто ухало где-то под самым пластроном — он всерьез опасался, что они не успеют вытащить Мону из передряги, в которую ее угораздило вляпаться. Примерно на полпути к месту поединка, мигающая красная точка на карте резко исчезла, и это говорило лишь об одном: черепахофон Моны оказался выведен из строя. Страшно представить, что случилось с самой ящерицей... К счастью, команда спасателей уже почти достигла пункта назначения.
Она должна быть где-то поблизости, — снова завопил Дон, перекрывая своим голосом тяжелый рокот грома. Резко затормозив, черепашка замер на самом краю каменного карниза и, прищурясь, вгляделся в темные мельтешащие силуэты на соседней крыше. Что бы там не происходило, ребята не могли вступать в схватку с таким количеством народа... Сердце гения пропустило один удар, когда он разглядел блеснувший в свете рекламного стенда докторский халат. Именно этого он и боялся: Рене лично пришел за Моной... Бережно опустив Эйприл рядом с собой, Дон дал им знак придвинуться поближе, дабы хорошо расслышать его дальнейшие слова.
Нам нужен план... отвлекающий маневр. Там слишком людно. Майки, ты смог бы отвлечь часть бойцов на себя и увести их с крыши? — Донателло метнул полный тревоги взгляд на младшего брата. Ему не хотелось подвергать Майки такому риску, но... разве у него был выбор? Тем более, что это было всяко лучше, чем вынуждать его биться с огромным разозленным мутантом, каким сейчас являлся доктор Рене. — Именно увести, но не вступать с ними в бой, — предупредил он на всякий пожарный. — Заведи их в тупик, заставь потерять тебя из виду... что угодно. Нужно, чтобы они просто отошли как можно дальше от этого места. Я возьму на себя доктора... то есть, того, что большой и с хвостом. Эйприл, тебе лучше не ввязываться. Возвращайся домой, Майки поможет тебе спуститься с пожарной лестницы... Постой, — Дон остановил брата, положив ладонь на его мокрое плечо, и протянул один из прихваченных из дома черепахофонов. — Как только у тебя появится возможность, сразу же уходи в убежище и звони мне. А если попадешь в неприятность — просто нажми на эту кнопку сбоку, она включит датчик и пошлет на мое устройство сигнал тревоги, — скороговоркой объяснил он. Выпрямившись, Донателло отвернулся от брата и молча вгляделся в раскачивающийся на ветру рекламный стенд. Быть может, ему показалось, но чья-то крохотная фигурка взбиралась по нему на самый верх, не взирая на ливень и страх...
Разделяемся, — коротко скомандовал юноша, стремительно срываясь с места и уходя вправо по карнизу. Он искал подходящий участок для прыжка и мысленно умолял саламандру продержаться еще хотя бы пару минут.
"...только не падай. Чтобы не случилось, держись. Я уже почти рядом..."

+3

19

Погода в Нью-Йорке, как ни крути, была что надо. Как говорится, хляби небесные разверзлись, не меньше. Микеланджело мчался  с Эйприл на руках, поднимая тучи брызг луж на крышах, время от времени отфыркивался от дождевой воды, заливавшей  нос и рот, и стремительно мерз. Не гроза, а настоящее стихийное бедствие. От грохота грома закладывало уши. Честное слово, ну ничего удивительного в том, что от Моны пришел сигнал тревоги, с таким штормом должно быть, и тихая стиральная машина того гляди что выкинет. Ну там, сожрет кота, запустит стирку по программе «Шелк»...

Ну, пусть это будет короткое замыкание, что ли, а?

Длинные, тяжелые от воды  концы  банданы нет-нет, а отлипают от панциря и, волею очередного мощного порыва ветра, влажно, эдак панибратски, шлепают  черепашку по щекам и лбу, иногда, в качестве альтернативы,  развеваясь параллельно друг другу по бокам от зеленого лица мутанта, когда холодный воздух подгонял их, так сказать, с тыла. Тогда Микеланджело будто летел по крышам, казалось, едва касаясь подошвами поверхности крыш и несколько судорожно прижимая к груди свою ношу. Порой ноги скользили, угрожая  потерей равновесия, и мысленно Микеланджело не один раз поздравлял себя, выравниваясь в ходе очередного зубодробительного околобалетного па. Жуткие молнии, венами взрезающие черные тучи, и вовсе внушали ужас, порой сбивая с шага и неплохо так ослепляя. Пожалуй, это самая жуткая из ночей, в которую мутанты выбирались в Нью-Йорк (к слову, где-то здесь что-то забыли старшие братья).  Сцепив от страха зубы, сопя носом, мутант без устали несся за братом и мысленно молился, чтобы все дело было исключительно в воде, попавшей в несовершенный черепахофон. Тогда они быстренько найдут Мону, расслабятся и уйдут под землю греться, сохнуть и кушать. Осталась малость – найти.

Он воспользовался небольшой паузой, чтобы содрать мокрые ленты банданы  с щек и откинуть их за спину – за время бега они сильно его достали и ничего в погоде вокруг пока не обещало, что это изменится. Донателло как раз сменил его, и теперь, поудобнее перехватив Эйприл, продолжил путь по одному ему ведомым ориентирам дальше. Майки припустил следом, разом ощутив преимущества, открывшиеся перед ним и пользуясь возможностью свободно протирать глаза от заливавшей их дождевой воды. Наконец, сквозь шум грозы он услышал крик Донателло – они  уже близко, и воспрял духом. За время этой сумасшедшей гонки с ношей он успел как-то попривыкнуть даже к жутким трещинообразным разноцветным молниям, так и сям расчерчивающим небо, и как-то внутренне смирится с происходящим вокруг буйством стихий и теперь терпеливо, будто хамелеон в засаде, цепко оглядывался вокруг, готовый хватать и бежать.  Еще один окрик  брата, а Микеланджело уже и сам видит, что, кажется, они прибыли на место назначения. И что все не так просто, как надеялся весельчак. На соседней крыше явно не вечеринку устроили в честь эпохального возвращения Моны Лизы. Еще одна вспышка – вдали мелькнуло нечто белое, в отличие от Дона, Майки не смог определить, что это – разве что то, что это одежда. Он едва обратил на это внимание. Повинуясь жесту брата, мутант подходит ближе, пришло время, видимо, для плана. Близость заварушки наполняла его предвкушением.
— Нам нужен план... отвлекающий маневр. Там слишком людно. Майки, ты смог бы отвлечь часть бойцов на себя и увести их с крыши? – Микеланджело поддерживающе улыбнулся, демонстрируя готовность. – Да без проблем, можешь на меня рассчитывать, - голубые глаза закрылись, смаргивая дождевую воду, - Ты же знаешь, убегать мой талант. Очередной, из множества.

- Заведи их в тупик, заставь потерять тебя из виду... что угодно. Нужно, чтобы они просто отошли как можно дальше от этого места. -  Майки нетерпеливо шаркнул ногой, стоя по щиколотку в воде, - Да понял я, понял, не переживай, - он едва ли не отмахнулся от полного тревог брата, приставшего со всякими уточняющими глупостями. Он ж не совсем дурак, чтобы ввязываться в бой со всей это кучей странного народа по колено в воде. Увести, так увести. Ему всегда везло на погони, хотя, если вспомнить, все всегда гонялись именно за ним, даже канализационные крысы предпочитали из всех братьев почему-то его. Это удача? Если да, то какая-то больно сомнительная. Но, преисполненный надежд и непоколебимой верой в  то, что сегодня талант вешать  на себя всех преследователей, сработает на все сто, Микеланджело не колеблется.

- Я возьму на себя доктора... то есть, того, что большой и с хвостом.
– Говорил тем временем Донателло. Микеланджело кивает, сосредоточенно обозревая окрестности, прикидывая, куда переместиться для начала своей отвлекающей миссии и откуда и куда удобно будет отступать.  Донни, тем временем, продолжал:  -  Эйприл, тебе лучше не ввязываться. Возвращайся домой, Майки поможет тебе спуститься с пожарной лестницы... – Майки согласно кивает, отвлекаясь от своих наблюдений, ему, без сомнений, будет удобнее, когда на закорках не будет сидеть девочка, да и безопаснее так будет для обоих. Они ж не ожидали, что тут такое сборище, по всей видимости, ниндзя. На это Эйприл не подписывалась. Да и следует помнить, на какой арене все заварилось – на крышах. Лететь не близко. Такой судьбы он точно подруге не желал и поэтому двинулся к краю крыш, там, где видел поручни лестницы, ненавязчиво держа девушку за руку. 

- Постой, — на плечо опустилась ладонь, вынуждая повернуться. Брат протянул черепахофон и, смущенный искренней тревогой и волнением Донателло, Микеланджело грубовато смахнул с его ладони черепахофон и убрал за пояс.
— Как только у тебя появится возможность, сразу же уходи в убежище и звони мне. А если попадешь в неприятность — просто нажми на эту кнопку сбоку, она включит датчик и пошлет на мое устройство сигнал тревоги, - яркая вспышка молний озарила происходящее за спиной Донни, то самое, что не было вечеринкой, и на сетчатке глаз Микеланджело эти мгновения отпечатались в мельчайших подробностях. По крайней мере, то, на что тогда смотрел мутант – он видел рекламный стенд, сыплющий искрами, а на нем, то самое белое нечто, карабкающееся вверх. Рот младшего пораженно приоткрылся, на какие-то секунды, он был уверен, он увидел нечто жуткое и гигантское, и, словно лампочка зажглась в голове и озарила его пониманием. Белый халат – белый визгливый человек на складе – мутаген – белая тряпка – жуткая бугристая фигура на щите.

– Погоди, это что за образина?!  - он, не отрывая взгляда от уже давно погрузившейся вновь в мрак крыши,  схватил Донателло за руку, требуя ответа. Неужели он против вот этого один намылился? – Ты уверен, что ты справишься? Он ж огромный и, кажется, у него крокодилья пасть! – теперь чертовски взволнованным был он. Что-то увиденный им мутант не казался ему тем противником, с которым можно было справится в одиночку. С другой стороны…а кто отвлечет остальных? Тогда ж вообще никаких шансов. Не Эйприл же, тут слишком мокро и народу много, чтобы девушка без подготовки смогла не то, чтобы увести ватагу (судя по повадкам, ниндзя?), а не попасться вообще им в руки.  Он судорожно вздохнул, беря себя в руки:
- Ладно, я сделаю, как ты просишь, но  только попробуй сам облажаться, - грозно и требовательно взглянув на брата, он отвернулся:
- Пойдем, детка, надо по быстрее спустить тебя вниз.


Он занял выбранную ранее позицию, и еще минуту выжидал, восстанавливая дыхания, ну  и на всякий случай – чтобы Донателло уж наверняка был на месте. Микеланджело вновь окинул взглядом компанию, которую готовился отправить за собой в погоню и, наконец, решился. Набрав воздуха в легкие, он поднялся во весь рост, так, чтобы на него время от времени падал слабый свет от вспыхивающего стенда и свистнул от всей души, привлекая внимание. Убедившись, что энное количество пар глаз таки на него вылупились, он развернулся полубоком и, дабы слова получше доходили, заодно и вызывающе похлопал себя по панцирному заду,

- Эй, девчонки! – его начинало забавлять, несмотря на все внешние неудобства. Сложно сказать, что возмутило внимающих ему – то ли обидное «девчонки», когда внизу большинство мужчин, или же приснопамятное похлопывание, так или иначе, а подорвались все довольно резво. Подпрыгнув в вспышке молнии он дразняще показал язык и рванул прочь по краю крыши, от стенда, для начала, чтобы не терять из виду их всех, и что бы они тоже его не теряли. Нужна вся эта толпа, иначе как-то не очень получится. Убедившись, что вроде все идут за ним, он разбежался и перепрыгнул на другую крышу, -  Кавабанга!!
Приземлись на все четыре, Микеланджело еще раз бегло оглянулся через плечо и со всей прытью припустил прочь.

Отредактировано Michelangelo (2013-07-23 00:51:07)

+4

20

Так и напрашивалась фраза: «В такую погоду даже самый плохой хозяин собаку во двор не выставит».  Напрашивалась неспроста, ливень, ещё и мерзлота страшная. То о чём сейчас наверняка жалела Эйприл, это отсутствие видеокамеры, да, репортаж получился бы отличный, хоть и очень опасный, но что делать? Исходим из того, что есть, а есть то, чего собственно и нет.

Перед тем, как покинуть Дони, Эйприл пожелала ему удачи, она очень переживала и за него, и за Мону, и за Микелянджело, ей было страшно даже смотреть на представшую перед ними картину, в которую Донателло намеревается незамедлительно  внедриться.

Тёмные силуэты на рекламном щите напоминали двух могучих горгулий подобно тем, что живут на стенах христианского собора в Париже имени святой Марии. И, словно по легендам и рассказам горожан, они ожили, в эту сумрачную, дождливую ночь, чтобы сойтись друг с другом в смертельном поединке, которого они ждали не одну тысячу лет. И лишь молния, то и дело разрезающая небесный покров, как одно огромное и тёмное от обильной влажности цветное покрывало, озаряла их фигуры, давая по-настоящему понять, кто скрывается за этими мрачными грозовыми силуэтами.

Девушка находилась в тени с того самого момента, как Микелянджело опустился на землю. Она прекрасно понимала, что её вмешательство создаст кучу проблем, однако если Майки окажется не в силах скрыться от всей этой кошмарной погони, то, что же будет… подумать страшно, Эйприл не могла просто стоять и смотреть на всё это, её долг, как друга – разделить участь, сделать что-то, что в её, скромных, но всё же силах, чтобы хоть чем-то помочь.

- Ох, Эйприл, вечно ты попадаешь в переделки… - подумала она, тяжело вздохнув, когда на её глазах черепашка в оранжевой повязке скрылась под куполом высоченных зданий. Как всегда валяя дурака, по-другому этот парень в панцире никогда не умел. Смех и улыбка способны на многое, жаль, что не все могли точно так же, как Майки, даже в самой сложной ситуации сохранять оптимизм.
Уже через секунду хрупкая фигурка в жёлтом  комбинезоне наполовину покинула теневые апартаменты и вышла на свет, если можно было так сказать.
- Эй вы!!! – с вызовом, громко крикнула она, сложив у рта ладони рупором, в адрес футовых воинов. – Завтра в новостях ваши рожи украсят первую полосу! Вам придётся побегать, чтобы остановить меня!
Хотя, какие там были рожи? Всё в повязках и масках, хотя, Эйприл всё же надеялась, что даже в таком виде им не захочется светится в колонке новостей, а ещё она полагала, что эти парни знакомы с телевизором или хотя бы слышали об Эйприл О’Нил. В темноте не было видно, есть ли у девушки фотоаппарат или нет, так что она охотно воспользовалась ситуацией. Эксперимент не составил долгих ожиданий, вскоре девушка уже со всех мчалась по тёмным закоулкам от погони, спотыкаясь и подскальзываясь на ходу. Эйприл казалось, что уже не только комбинезон, но и она сама промокла до самых атомов. Ноги хлюпали в сапогах, как беспокойные рыбы в пруду, волосы падали на глаза, она еле различала предметы на своём пути. Она спиной чувствовала своих преследователей, чувствовала, что в любую секунду может оказаться в западне, может это вообще последние мгновения, когда она ещё может дышать и видеть. Сердце колотилось в груди быстрее чем у мыши, его стук нервозно отдавал в ушах, нагоняя ещё больший страх, не смотря на то, что именно этот звук являлся самым прямым признаком присутствия жизни в её хрупком дрожащем тельце.

+4


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Око за око, хвост за... хвост?