Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] На обе лопатки


[С1] На обе лопатки

Сообщений 1 страница 10 из 14

1

http://25.media.tumblr.com/285c52d2932f78c3621f4f437befc811/tumblr_mhh070Lch21qffcrao8_500.gif

Участники (в порядке отписи): Donatello, Mona Lisa
Дата и время: 20 апреля, раннее утро, убежище черепах

Краткий анонс:

Донателло не спится. Последние события на складе и перспектива столкнуться в бою со смертельно опасным мутантом наталкивают гения на мысль, что ему следует держать себя в максимальной физической форме — а иначе как он выполнит обещание, данное Моне Лизе? Встав раньше всех, мутант отправляется в доджо, где приступает к тренировке. Однако он даже не догадывается, что не его одного мучает бессонница...

+1

2

...все-таки, в наличии сложноорганизованного, высокоуровневого и далекопродвинутого интеллекта были свои минусы. И, пожалуй, самым существенным из этих минусов являлась бессонница. Да-да, самая банальная и элементарная бессонница. Донателло был знаком с этой проблемой в той же мере, как и его пожилой отец — хотя, казалось бы, откуда ей взяться в таком юном возрасте. Как бы то ни было, Дон вот уже несколько часов без особого толка ворочался под одеялом, буквально заставляя себя сомкнуть веки и не пялиться куда-то в темное пространство комнаты. Он действительно ненавидел свой организм в такие моменты, но что толку? Обычно проблема решалась быстро: подросток либо глотал пару таблеток снотворного, либо сдавался и шел в лабораторию. Ну а что, раз уж ему все равно не спалось — не тратить же время попусту? Пожалуй, он бы и сейчас спустился вниз да занял бы себя чем-нибудь по-настоящему полезным, но... Донни и так провел чуть ли не сутки за напряженной работой: сначала они с Моной изучали ее записи; после этого он писал специальную программу для их дальнейших исследований, направленных на создание антидота; затем еще до поздней ночи возился с черепахофонами, пытаясь отладить их функционал... Словом, его мозг и так уже был перегружен. А если учесть, что вся предыдущая неделя выдалась на редкость бурной и полной удивительных событий... Донателло тяжело вздохнул и уселся в кровати, обхватив гудящую лысину обеими руками. Сам того не желая, юный мутант проматывал в памяти тот эпизод на стройке. Почему его боевых навыков не хватило, чтобы справиться с парочкой обычных охранников? Как так вышло, что саламандра едва не погибла, хотя он, Донни, был рядом? Да, он спас ее, но лишь благодаря своей быстрой реакции и смекалки. И то, догадался же подставить под пулю ящик с мутагеном... Теперь по его вине где-то в городе скрывался опасный монстр, способный прикончить любого, кто рискнет встать у него на пути. И как, спрашивается, бороться с таким чудищем, когда он не способен одолеть даже неповоротливого детину с электрошокером? Определенно, ему следовало усложнить собственное обучение. Уделить больше внимания тренировкам и отработке элементарных боевых приемов... К слову, почему бы не заняться этим прямо сейчас? Все равно уже скоро зазвенит будильник. Часом раньше, часом позже — какая разница, когда вставать. Главное — не разбудить братьев и мастера Сплинтера... даром, что у последнего сон чуткий и беспокойный. Бесшумно откинув край одеяла, Донни на цыпочках прокрался к выходу из комнаты. Выскользнув в коридор и аккуратно прикрыв за собой дверь, гений еще пару минут с затаенным дыханием вслушивался в гулкое похрапывание Рафаэля в соседней комнате, а затем все также тихо двинулся вниз по лестнице. Деревянные панели с тихим шорохом разъехались в стороны, когда Дон толкнул их, чтобы пройти в прохладное помещение доджо. Подросток снова замер, пытаясь уловить посторонние звуки на верхних этажах, и лишь убедившись, что он никого не разбудил, взял в руки стоящий у стены посох. Отойдя к центру тренировочного зала, Донателло глубоко вздохнул, наполняя легкие кислородом и настраиваясь на усердную тренировку. Обычно он не приступал к занятиям, не выпив предварительно хотя бы две чашки горячего американо, но шум, издаваемый кофеварочным агрегатом, мог потревожить домочадцев, поэтому Дон решил обойтись без этого. Немного покрутив шест на ладони, для разминки, юноша резким движением перехватил его поперек древка и выбросил вперед — быстро, неуловимо. Замер на долю мгновения, а затем плавно развернулся, атаковав невидимую цель точно у себя за спиной. Переступил с одной ноги на другую, распределяя вес и нагрузку. Глубокий вздох, тихий свист рассекаемого оружием воздуха. Прыжок на несколько шагов в сторону, быстрый прогиб в пояснице, нехитрое сальто назад. Посох в очередной раз ударяет по незримой мишени. Выдох. Ускоряемся — теперь замахи становятся более стремительными и мощными, движения — быстрым и непредсказуемыми. Посох прокручивается вокруг запястья, затем с характерным звуком вращается на сгибе панциря, кажется, управляемый одной только силой мысли. Мутант снова перехватывает свое оружие. Шаг в сторону, новый разворот. Тенью сорваться с места, подбросив посох высоко в воздух и без промедления совершив сразу несколько кульбитов. Твердо встать на ноги и вовремя подхватить падающий бо, не дав ему коснуться циновок... И замереть, во все глаза уставившись на темный силуэт в дверях, вот уже с минуту молчаливо наблюдающий за происходящим.

+2

3

Что может быть хуже ночных кошмаров? Ни один сон, из тех, которые приснились девушке в эту ночь, не закончился нормально. Хотелось бы выспаться спокойно, лучше, без сновидений совсем. Завтра ей предстояло опасное приключение, и Мона не представляла, чем может для нее все обернутся. Кратковременные сны по полчаса, непременно сопровождались тем, что в итоге мутантка распахивала глаза, и словно зомби, резко садилась на диване в гостиной, на котором она примостилась на ночь. Тупо глядя в одну точку несколько секунд, Мона хмурилась, запускала пальцы в растрепанную гриву спутанных волос, пыталась отогнать от себя остатки неприятных сновидений, хватала свою тетрадь, с журнального столика рядом, включала настольную лапу, брала в зубы ручку и... строчить, строчить, строчить... До головной боли она силилась вспомнить все детали, этот спутанный ключ немыслимой сложности, на который ушли годы ее жизни. И теперь за эти несколько дней она должна вспомнить все! Это было невероятно сложным усилием, поставить все на свои места.  Начертав очередной порядок последовательности генотипа, ящерица откладывала тетрадь, выключала тусклый свет, и снова устраивалась поудобнее, оттягивая уголки подушки вниз, придерживая ее, и молча рассматривая потолок убежища черепашек. А затем к ней постепенно приходил сон, окутывая в сладкие объятия... которые через мгновение становились душными тисками, такими, что она не могла свободно дышать! И снова спустя полчаса беспрерывных метаний, Мона вскакивала, опять хватала тетрадку, и вновь принималась чертить непонятные знаки, с таким нервным видом, с таким напряжением во взгляде... Несколько раз приходилось выдирать страницы, оставляя их скомканными на краю стола - они были просто продырявлены ручкой... На третьем таком подскоке, девушка уже просто не выдержала. Сколько сейчас времени? Наверное ближе к утру... или к полудню? Да, привычка подойти и отодвинуть занавеску, чтобы посмотреть на заливающееся румяным светом небо, а потом глянуть на будильник, до звонка остались считанные секунды, и уже пора собираться, одеваться, идти в колледж. Здесь же не было окон. Вокруг только холодные, гладкие стены. Но почему, даже учитывая то, что солнечный свет не проникал в это место, оно казалось бывшей студентке уютнее и спокойнее, нежели ее родной дом? Хотя, какой там родной. Она никогда не ощущала себя в особняке своей. С самого детства - это не покидающее ее ощущение "чужого места".
Странно, но она даже не думала о родителях. Кроме настоящего момента. Скучает ли она по ним? Волнуется ли? Как бы это дико и неблагодарно не звучало - но нет. Они о ней не переживают особо.  Почему она должна? Сейчас для нее был важнее персонаж, с которым она знакома всего несколько суток, а уже ставит его перед собой в первую очередь. Дон рисковал собой ради ее шкурки. Он сделал для нее почти невозможное. Во всяком случае, она не переставала удивляться его уверенности, смелости и находчивости. Встав с дивана, аккуратно сложив плед и повесив его на край, саламандра собрала изодранные листы, убрала лампу, тетради... И направилась к раковине - прежде всего ей срочно нужно было умыться! Подойдя к ней, Мона не глядя зачерпнула полные ладони ледяной воды, и прижала их к лицу.  Теперь ощущение было гораздо лучше. Чуточку, но все-таки бодрее. Отдельные пряди тут же прилипли к влажному лбу и щекам. Завязав высокий хвост, девушка немного еще постояла, облокотившись о раковину, стоя так с закрытыми глазами, роняя капли со лба и лишь после этого направилась обратно к лежанке, дабы еще раз перелистать уже затертые до дыр страницы дневника. А что еще оставалось делать? Не время для развлечений... даже телевизор включить, ей казалось каким-то жутким разгильдяйством - такое важное дело на носу.
Правда окунуться с головой в вычисления, ей кое что помешало... Она не одна тут УЖЕ не спит? Тень, мелькнувшая в коридоре, просто не могла не вызвать интерес. Они всегда так рано встают? - "Может я просто пропустила время подъема, и все уже давно тут мимо меня ползают, а я слепая, сплю, и ничего не вижу?" - Мона чуть нахмурилась. Почему бы и нет? Все может быть с непривычки. Аккуратно подкравшись к проему, на цыпочках, мутантка осторожно выглянула за пределы комнаты, глядя в спину удаляющейся черепашке... Донни?
Ведомая и любопытством ящерица выскользнула следом за подростком, стараясь не нарушить общей тишины. Хотя, правильнее будет, если тихо позвать Дона, и спросить... спросить сколько сейчас времени? Пожалуй ничего глупее, он наверное в своей жизни не слышал. Нет, не годится. Что он делает здесь так рано? А если не рано? Вот опять все сводится к одному и тому же вопросу. "Боже, надо будет на досуге попросить у Дона наручные часы,"- иронично покривила губы девушка, и все таки решилась окликнуть черепашку... Но Донателло уже исчез за раздвижными  панелями, отгораживающими вход в тренировочный зал. Мона притормозила... Эту часть жилища, она еще не успела увидеть, просто не было времени, а на экскурсии по дому четверых братьев, ее никто не приглашал. Саламандра неуверенно подошла к дверному проему, придержав правый край стенки ладонью. Не будет ли она здесь сейчас лишней? Правда в следующий момент, она уже об этом не думала.
Во время последнего боя, она просто не видела достоинств Дона, как борца. В смысле, не обращала на это особого внимания, тогда им было не до того. А в спокойной обстановке, здесь в абсолютной, звенящей тишине, мускулистый силуэт быстро, четко, сильно, но в то же время грациозно и утонченно, обращается с обычным шестом, словно он был... живым? Для нее это казалось внезапной неожиданностью, открыть для себя Донателло с такой... такой... утонченной стороны?
  Он соблюдал невидимый баланс.
На фоне раскидистого дерева, по центру, его фигура в прыжках, и замахе, для красивого удара, выглядела просто захватывающе. Четкая слаженность бойца и оружия, с точки зрения Моны, было, как единое целое, так  ведь и подобает быть хорошему бойцу. Она читала о разных стилях боевых искусств, в свое время она проглотила немыслимые количества разномастной литературы, и имела понятия о том, сколько труда нужно было, чтобы каждый его шаг, каждый рывок прошли безупречно - это многие годы тренировок. То, что произведено фактически до автоматизма. Комбо-удары в одно место - какая память и точность! Когда Донателло раскручивал шест, держа при этом перед собой просто лишь раскрытую ладонь, девушка с молчаливым восторгом следила за тем, как работают законы физики в действии - шест не падает на землю, он послушно вращается в воздухе. Впечатление, что если Донни сейчас отнимет руку от древка, оно так и продолжит вращаться, пока парень не прикажет ему словом остановиться. В такой момент он кажется ей просто непобедимым. Вот он совершает прыжок, сейчас взлетит к густой кроне над своей головой... несколько листиков осыпаются вниз, кружась в танце, вокруг его гибкого тела...
Донателло делает в воздухе еще несколько ударов, рассекающих со свистом воздух, подбрасывает свой Бо... Мона молча следит с широко раскрытыми глазами за полетом шеста, не успевая видеть и его владельца, и оружие сразу, оба стремительны, неуловимы глазу, поразительно гибки и быстры... И в момент, когда шестоносец падает за своим посохом вниз, ловким движением подныривает под него, перехватывает двумя руками шест, и опускается на обе ноги, развернувшись прямо к Моне лицом, и кажется угрожающе выставив его конец в ее сторону! Вот и встретились что называется.....

Нависла неловкая минута молчания....

- Я... хотела пожелать доброго утра, - значительно запинаясь, наконец выдавила из себя ящерица, продолжая цепляться за край входа в доджо, вылупив при этом все те же восторженные глаза на мутанта. - Кажется помешала... Извини... - Какая слабая, глупая, по-детски наивная никак не оправдывающая ее поступка улыбка. Интересно, что он о ней теперь подумает? Хотя, она догадывалась - какая любопытная у них гостья. Даже слишком любопытная. Подсматривать за воином во время тренировки. Интересно, это можно считать преступлением устава ниндзя? Донни лучше знать о традициях, в этом случае. - Мне не хотелось тебя отвлекать. - Она пару раз хлопнула ресницами, а затем не сдержав восторга, призналась, - Это было потрясающе. Честно... - А сейчас прозвучит неслыханная дерзость, - А... можно я еще постою здесь, посмотрю, как ты тренируешься? Или мне все таки лучше уйти наверное...

+2

4

Несколько долгих мгновений черепашка и ящерица молча смотрели друг на друга, кажется, напрочь позабыв, как нужно дышать. Присутствие Моны в доджо оказалось очень... неожиданным для Донателло. Интересно, как долго она здесь находилась? А ведь он даже не услыхал ее шагов! Изумленно моргнув, гений молча опустил угрожающе наставленный на Мону конец посоха и выпрямился.
Я... хотела пожелать доброго утра, — смущенно пробормотала мутантка, по всей видимости, чувствуя себя столь же неловко, как и сам Дон. — Кажется помешала... Извини... Мне не хотелось тебя отвлекать, — то, как мило она просила прощения за свое, в общем-то, совершенно безобидное поведение, не могло не вызывать улыбки. Донни окончательно встал с колен и окинул гостью добродушным взглядом, слегка приподняв уголки губ в ответ на ее сбивчивые оправдания.
Ничего страшного, я же просто тренировался, — произнес он успокаивающе. — Наверно, я разбудил тебя своими прыжками и... нехорошо получилось, — и юноша виновато поскреб рукой свой зеленый затылок. Хотя, Мона не казалась сонной и уж тем более недовольной. Да, ее лицо казалось усталым и осунувшимся, но складывалось впечатление, что она ни минуты не смыкала глаз на всем протяжении ночи... впрочем, как и сам Донателло. Однако прежде, чем мутант успел задать ей совершенно логичный вопрос о том, как она себя чувствует и не хочет ли выпить кофе, Мона резко выпалила:
Это было потрясающе. Честно, — ее медовые глаза горели таким восхищением, что Дон аж запнулся на полуслове, не сразу сообразив, о чем идет речь. Для него подобные тренировки были привычны и естественны, и, понятное дело, он совершенно не задумывался о том, как это выглядело со стороны — тем более для непосвященного зрителя.
А... а, — наконец, до подростка дошло, о чем шла речь, и он немедленно залился краской. Черт подери, и как этой девице удавалось раз за разом нагонять румянец на его щеки?... Прямо какое-то особое искусство. — Спасибо, — запоздало поблагодарил Донни ящерицу, не вполне осознавая, как ему лучше реагировать на подобную похвалу. Все-таки, девушки еще ни разу не делали ему таких комплиментов... Коли на то пошло, девушки вообще ни разу не делали ему комплиментов.
Да что уж там, до встречи с Моной юноша вообще ни разу не видел девушек вживую, за исключением Эйприл! Но ведь Эйприл — это совсем другое дело. И пока юноша отчаянно соображал, как бы ему покрасивее вернуть Моне ее похвалу, не скатившись при этом в откровенную пошлость, та уже сама сгладила ситуацию своей неожиданной просьбой.
Нет-нет, не уходи! — торопливо воскликнул гений, аж протянув к саламандре обе ладони — как будто опасался, что она сейчас развернется и выскочит из доджо. — Конечно, ты можешь остаться... Если хочешь, я даже могу показать тебе парочку приемов, — смущенно добавил он, опустив взгляд и рассеянно покручивая посох в руке. Все-таки, ему было неловко продолжать тренировку одному... особенно, когда на него пялились приоткрыв рот. Будучи ужасно скромным по натуре, Донателло чувствовал себя неловко, когда все внимание было приковано к его персоне. Куда проще было тренироваться вдали от чужих взоров или в компании братьев. Но прогонять Мону ему не хотелось — напротив, он молча радовался ее присутствию, хотя и не мог выразить этого вслух. Вновь подняв голову, Дон стеснительно улыбнулся и протянул девушке руку, приглашая ту выйти на самый центр тренировочного зала.
Давай, вместе гораздо интереснее. Вдобавок, это поможет тебе отвлечься и взбодриться... тебе ведь это необходимо, верно? — и черепашка внимательно вгляделся в глаза Моны. Он знал, ну, или интуитивно догадывался, чем именно была вызвана ее бессонница, и был готов помочь хотя бы ненадолго выбросить невеселые мысли из головы. Убедившись, что Мона встала рядом с ним, Дон все с той же ободряющей улыбкой показал ей свой посох, а затем неуловимым движением заставил тот вращаться на его распахнутой ладони.
Попробуй повторить. Это просто, — предложил он, сжимая руку и останавливая тем самым безостановочное кручение, а затем и вовсе вкладывая посох в ладошку Моны. — Главное — дать ему первичный импульс и просто сохранять неподвижность, чтобы не мешать скольжению. Физика все сделает за тебя.

+3

5

Потихоньку отдаляющаяся в глубь коридора Мона, остановилась, и сделала снова шаг на встречу Донателло. Это было приятной неожиданностью, ведь, как она справедливо полагала, было бы правильным решением сказать. Мол, извини, но я правда занят. - Правда? - девушка осторожно, словно перешла сейчас невидимую, опасную границу, переступила черту, между залом и порогом коридора. Робко, неуверенно, чувствуя, что только что, нарушила что-то в балансе комнаты собой. Ящерка смотрела на протянутую ей навстречу трехпалую ладонь, и состроила невероятно серьезное личико, слегка нахмурив брови и наморщив нос. Ее все еще не покидало ощущение, что она здесь лишняя. Подняв взгляд черепашке в лицо, саламандра было протянула ладошку к нему в ответ, словно собиралась вот-вот схватить его за руку... но вместо этого завела ее за спину, и сжала в кулак, опустив голову на грудь и замерла на несколько секунд, чуть пожав плечами, с неловкой улыбкой. — Давай, вместе гораздо интереснее. Вдобавок, это поможет тебе отвлечься и взбодриться... тебе ведь это необходимо, верно? — Это поможет ей? А как насчет него?
Встав напротив Донни и глядя себе под ноги, Мона медленно подняла глаза вверх, и пересеклась с ним взглядом. Минуту подростки молча всматривались друг другу в лица, определяя "степень усталости". Если Мона выглядела уставшей и измученной бессонницей, то Дон, следовало заметить, был не лучше. И  надо же, с раннего утра прыгать в одиночестве по тренировочному залу, вместо того, чтобы еще полежать в кровати и попытаться все-таки подремать. Никто похоже не мог понять этих двоих трудоголиков, которые не позволяли себе  растрачивать время в пустую. Именно ночью, вместо сна, к ней всегда приходили наишикарнейшие темы для научных диссертаций.  Интересно,  Дона тоже "жалит" в моменты, когда нужно спать? Но сейчас у них была одна общая проблема. И не спали они оба решая, как лучше к ней подступиться. Стоя в застывшей позе, заложив руку за спину, Мона молча разглядывала изможденные черты лица гения, с озабоченным видом. Это было даже как-то неприятно. Ведь девушка прекрасно знала, ну, догадывалась о причине его недосыпа. И в какой-то степени, чувствовала себя в этом виноватой.
- Отвлечься? Даааа... было бы неплохо, - Она наклонила голову на бок, посмотрев мимо плеча Донателло, на могучий, широкий ствол дерева у него за спиной. Роскошная крона нависала над мутантами, отбрасывая приличную тень, занимающую половину помещения. " А я ведь считала свой комнатный бонсай большим деревцем",- На ее пухлощекой мордашке возникла лучезарная улыбка, обращенная ... ко всему, что ее окружало в данный момент.
Может она так просто хотела показать парню, что у нее все хорошо, она вполне счастлива и спокойна.
- Вообще-то я в этом не очень уверена - Девушка убрала и вторую руку за спину, обхватив кисть ладонью. - Нуууу... то есть... Я точно ничего не смыслю в ваших стилях боя. Ограничивалась прочтением книжек, по восточным единоборствам. - Мутантка переступила с ноги на ногу. Ну да. Ей было легче и проще прочитать здоровенный том, чем проделать легкое упражнение наглядно. Хотя... Последние события доказали, что бывшая ученая, теперь неплохо отражает удары, и даже может причинить значительный урон, если захочет. Почему бы ей не взять парочку уроков у Мастера шеста Бо? - Давай попробуем?
В ответ на это, Донни легко улыбнулся ей, и сделал короткий шаг назад, крепко сжимая свой шест.
— Попробуй повторить. Это просто, — Одно неуловимое движение, и бо с легкостью раскрутился в воздухе, не сдерживаемый абсолютно ничем. Донни даже похоже не касался его. Вращение посоха уже второй раз вызвало у ящерки всплеск  любопытства, восторга и ... научного интереса. Девушка так внимательно смотрела на него, изучая положение ладони Дона, с какой стороны он начинает вращение, какую силу применяет. Все нюансы взаимодействия механизма движения руки черепашки, и его оружия, были без исключения интересны ей. - Конечно, для тебя - это просто. - Изобразила снисходительную улыбку девушка, на мгновение оторвав взгляд от кручения посоха. Мона сдула длинную прядь с глаз, и поджала губы, вновь с задумчивым видом уцепившись глазками за шест. - Главное — дать ему первичный импульс и просто сохранять неподвижность, - Дон красиво перехватил шест, в ровном положении перпендикулярно полу, послушно застыв, древко сопроводило это характерным поскрипыванием, - чтобы не мешать скольжению. Физика все сделает за тебя. - Он протянул ей конец.
Саламандра еще раз прокрутила в голове схематичные картинки плана, она любила сначала прикинуть себе этакий чертеж-набросок, а затем действовать вдоль пунктирной линии, мысленно отмечая последовательность. С минуту так подростки стояли, перехватив "палку" за два конца. Донателло не отпускал, а Мона не забирала.
- Ну... ладно. Я попробую. Хммм... - Отобрав посох у юноши, девушка перехватила его двумя руками у центра, - Я думала он легче... - Опустив конец шеста о землю, ящерица прищурилась. - Обычно... Со стороны все судят, что что-то им кажется простым. И пытаются повторить это, потому что думают, что ты занимаешься просто ерундой, и что они справятся не хуже. А когда у них ничего не получается, выходит, что ты во всем виноват. - Усмехнулась девушка. - А я так не буду делать. Поэтому сразу заявляю - это не просто. - Изогнув волнообразно хвост, ящерка подхватила шест, придерживая его на сгибе так, что он покачивался на весу, касаясь лишь своей серединой кончика хвоста. Мона сосредоточенно подтянула узлы повязки, заправив волосы, а после перехватила покачивающийся шест рукой.
Пропустив древко сквозь пальцы, помогая себе второй ладонью, "ученица" медленно поворачивала оружие Донателло.  Шест однако сопротивлялся, видимо чужие руки были ему непривычны. Словно бы пытался поскорее "отбрыкаться" и вернуться к хозяину, он то и дело старался выскользнуть из рук. Но ящерица проявила упорство, и когда у нее.. ну почти получилось, Мона неожиданно опасливо одернула ладонь, осознав, что боится, что сильно раскрученный конец бо, сейчас попросту заедет ей в лоб! - Ой! - Только вот она не расчитала, что посох по инерции полетит прямо стоящей рядом черепашке в нос. Себе удара она избежала, а о бедном "учителе" и не подумала!
Заехала доброму самарянину по физиономии.
Вот тебе и вся благодарность.
- Прости прости прости! - Мона отчаянно закрыла ладошками лицо. От тьфу ты неумеха! Выметайся из доджо поскорее, Леди руки-крюки, пока еще что-нибудь не сделала, или не наставила бедняге очередных шишек. - Честное слово, я не хотела, больно, да?! - Пф... Еще бы. Что за глупый вопрос? Попробуй себе так треснуть с размаху. Ящерица подхватила, опять же хвостом, падающий шест, и с отчаянным, виноватым видом метнулась к Дону, намереваясь было успокаивающе обхватить его физиономию руками... но так и застыла в воздухе, подняв ладони, неожиданно передумав... и хлопнув ими себя по мордашке, зажмурившись. - Я - дура... - проворчала она в нос.

Отредактировано Mona Lisa (2013-07-13 02:20:07)

+2

6

Убедившись, что девушка крепко держит посох в ладони, Дон убрал руку и сделал небольшой шаг назад, с легкой улыбкой наблюдая за происходящим. Как ни странно, но, кажется, само присутствие Моны как-то незаметно прогоняло все мрачные думы и дарило какое-то странное умиротворение. Рядом с ней было... уютно, что ли. Светло, радостно и просто тепло. Ничего подобного мутант до сего момента не испытывал — ни с братьями, ни с сэнсэем, ни уж тем более с Эйприл. Конечно, он любил их всех и ему было приятно их общество, но... это воспринималось как-то совершенно иначе. Как именно — Донни пока что не задумывался, предпочитая просто молча наслаждаться этим необычным ощущением. Его улыбка стала лишь шире, когда Мона с серьезной и сосредоточенной мордашкой затянула волосы лентой и, наконец, принялась за дело.
Не спеши, — тихо и ободряюще подсказывал он саламандре, не сводя взгляда с посоха в ее руке. — Попробуй сначала медленно прокрутить его на ладони, а затем, когда привыкнешь, сделать это уже немного быстрее. Старайся максимально выпрямить кисть и держать ее перпендикулярно по отношению к полу, чтобы обеспечить минимальное трение. И самое главное — не дерга... УХ!! — мда, досоветовался. Совершенно неожиданно сорвавшись с ладони девушки, посох со свистом отлетел в сторонку и впечатался прямиком в нос горе-учителя. У Дона аж искры из глаз посыпались — прижав обе ладони к лицу, гений отшатнулся и, запнувшись о край циновки, неуклюже бухнулся на панцирь, все также зажимая нос руками.
Прости прости прости! — послышался где-то рядом панический лепет Моны. Подхватив посох, ящерица с виноватым лицом метнулась к упавшему мутанту. — Честное слово, я не хотела, больно, да?!
Все в порядке, — невнятно ответил подросток. Отняв руки от лица, Донателло приоткрыл слезящиеся от боли глаза и выдавил из себя успокаивающую улыбку. Нос, конечно, жутко ныл, равно как и ушибленный о пол низ панциря, но все это было ерунда по сравнению с тем смущением, которое охватило юношу после его неловкого падения. Это ж надо было — так опростоволоситься, да еще и на глазах у Моны! Хорош сэнсэй, нечего сказать...
Я - дура... — сокрушенно пробурчала саламандра, шлепнув себя ладонью по лицу. Вид у нее был не менее раздосадованный и виноватый, чем у самого Донателло.
Что ты, — спешно воскликнул юноша, принимая сидячее положение и отводя ее руку в сторонку. — Я сам виноват. Пожалуй, мне надо было объяснить немного по-другому... — гений опустил взор к полу и поскреб собственный затылок, не зная, как скрасить создавшуюся неловкость. Мона выглядела такой расстроенной... — Давай попробуем еще раз, — он первым поднялся на ноги и осторожно потянул девушку за собой, помогая встать. — Только теперь обойдемся без резких раскручиваний, — добавил он, не сдержав улыбки. Обойдя саламандру, Донателло встал точно за ее спиной — рост Моны позволял ему спокойно наблюдать за посохом в руках "ученицы" и таким образом контролировать процесс. Взявшись за древко обеими руками, чуть в стороне от тех мест, где его держала Мона, Дон легонько нажал на один конец посоха, вынуждая девушку медленно и плавно вращать его прямо перед собой.
Смотри, как только он совершит половину оборота по воображаемой окружности, просто отпусти его и продолжай вращать второй рукой, — тихо произнес гений над самым ухом у девушки, показывая правильный порядок действий, — затем перехвати снова, вот так... нет-нет, ты все делаешь правильно, — заметив, что Мона как-то уж слишком неуверенно взялась за посох, Дон положил свою ладонь поверх ее сжатой кисти и помог завершить начатое движение. — Просто повторяй это из раза в раз, постепенно ускоряясь. Видишь, у тебя уже начинает получаться. Главное — дыши глубже и не торопись. Мастер Сплинтер говорит, что к тренировке следует приступать со спокойствием и уверенностью в своих силах. Не бойся уронить посох или сделать что-то неправильно. Просто повторяй эти движения вновь и вновь, до тех пор, пока не начнешь делать это на автомате, — дыхание мутанта легонько пощекотало висок девушки и коснулось выбившейся из-под повязки пряди волос. Шест в руках девушки вращался все быстрее и быстрее, по мере того, как она ускоряла заучиваемый порядок действий. Донателло уже практически не нажимал на древко, позволяя Моне самой контролировать процесс. Их ладони синхронно выпускали посох и вновь сжимались на его шершавой поверхности, постепенно раскручивая оружие до тихого свиста в воздухе... В какой-то момент владелец посоха отнял руки от древка и взялся за запястья саламандры, одним быстрым и неуловимым рывком заставив Мону сделать какое-то выбивающееся из привычной схемы, но плавное движение — и посох совершенно неожиданно завертелся перед лицом мутантки, почти с той же легкостью, как он это делал в руках своего владельца. Пара мгновений — и Бо вновь оказался уверенно перехвачен обеими ладонями Дона, да так крепко, что древко аж завибрировало. Держа посох точно перед глазами Моны, параллельно полу, гений с улыбкой опустил взгляд на замершую от неожиданности ящерицу, а точнее, на ее макушку.
Ты молодец, — мягко заметил он.

+2

7

Девушка чувствовала себя перед Донателло крайне неловко.
  Нарушила его уединение, дала палкой по носу, а что дальше будет?  Наверное правда будет лучше все-таки просто еще раз извиниться и оставить черепашку одного. Так будет правильнее.
Трехпалая ладонь аккуратно перехватила Мону за кисть, вынуждая ее отнять руки от лица... Саламандра потерянно взглянула черепашке в глаза, опустив уголки губ вниз. — Я сам виноват. Пожалуй, мне надо было объяснить немного по-другому... Давай попробуем еще раз? — Черепашка аккуратно поднялся на ноги, и осторожно потянул ящерку за собой. Мона по правде уже не имела большой охоты пробовать заново крутить шест. Теперь она опасалась заехать им Донни в глаз, а это уже будет куда серьезнее. Девушка немного помялась на месте, потирая рукой плечо в напряженном ожидании. Ей очень не хотелось его подводить. И отказываться ей казалось тоже не красиво.
Мона отчаянно разрывалась между сомнением в своих силах, и желанием как-то исправить ситуацию. - Ну...- промямлила мутантка, перехватывая посох в руки, и смотря на него с таким выражением, словно перед нею было что-то нечто опасное и живое, вроде огромного ужа, готового в любую минуту ее укусить. Посох же в самом деле был в некотором роде... почти живой. Под жесткой поверхностью древка, билась невидимая глазу жилка. Фантазии ящерки не было предела, когда она представила, что посох и его владелец связаны друг с другом, а в само оружие вложена частица души носителя. Пока она держала Бо в руках, бывшая студентка силилась вспомнить все, что когда-то читала, касаемо восточных единоборств. Ведь прочла просто так, и никогда не думала, что придется к этому вновь возвращаться. " - В свободное время надо будет спросить Донни о такой литературе... " - , ящерица опустила взгляд в пол,  слегка наклонив голову, и держа шест перед собой на вытянутых руках. Выбившиеся из хвоста прядки, упали ей на глаза, - Может я все-таки лучше...
Но тут-же запнулась на полуслове, резко подняв голову и с долей испуга покосившись вверх. Темно-серые глаза уверенно смотрели на саламандру сверху вниз. Дон встал позади замершей девушки, крепко перехватив вместе с Моной шест, и установив его ровно, прямо на уровне ее груди, не позволяя саламандре выпустить оружие. Плечи мутантки прикоснулись к пластрону Донателло, когда он наклонился к ней ниже, направляя слегка дрожащие перепончатые ладошки, — Смотри, как только он совершит половину оборота по воображаемой окружности, просто отпусти его и продолжай вращать второй рукой, —  Девушку немного отвлекало то, что Донателло наклонился к ней так близко, и его губы едва ли не касаются ее щеки, интересно, сам он об этом думает? Хотя скорее всего, он не обращает на это внимания, просто полностью уйдя мыслями в тренировку.
Странное ощущение. Не понятно, доставляет ли это ей удовольствие, столь тесно прижиматься к подростку, или же нет.
Но Мона не отстранялась, послушно слушая инструктаж черепашки, переставляя руки и разворачивая шест. Правда в какой-то момент, ей показалось, что все-же, она не сможет удержать посох в руках, и хоть в нос то больше она точно никому не заедет, если только кому-нибудь из обитателей убежища не посчастливиться оказаться в дверях, когда перепуганная саламандра все-таки выпустит Бо... Мона все-еще была встревожена сомнениями. Ладонь черепашки мягко поддержала ее кисть. Он не терял бдительности... И чувствовал настрой своей "ученицы", - Нет-нет, ты все делаешь правильно.
- " Чаще всего, я делаю как раз таки неправильно," - коротко вздохнула саламандра, сосредоточенно глядя перед собой. Медленно раскачивающийся кончик хвоста, осторожно задевал лодыжки Донателло, но видимо это никого не волновало. - Главное — дыши глубже и не торопись. - Мона чуть кивнула, на мгновение прикрыв глаза, и набрав в легкие побольше воздуха, постаралась расслабиться и наконец успокоиться, - Мастер Сплинтер говорит, что к тренировке следует приступать со спокойствием и уверенностью в своих силах. - Она кинула короткий взгляд вверх, после чего вновь вернула свое внимание к раскручиваемому посоху.
Их Учитель, очень хороший человек, как уже успела узнать его девушка, хоть и не очень близко, но впечатление он произвел на нее самое лучшее. Мона даже несколько... завидовала тому, что у черепашек такой любящий отец. Кровные связи может не связывали их, но то, что он дал маленьким черепашатам, было куда крепче, и сильнее родственных уз. Донни наверное даже не представляет, как ему везет. Но стоит вернуться к тренировке.
Может упорство, или просто поддержка черепашки, но постепенно, Бо раскрутился настолько быстро, что мутантка не успевала следить за полетом концов шеста, с опаской немного щурясь, слишком быстро он мелькал перед ее носом, размывшись до эффекта плоской окружности. Она было только привыкла, к размеренному движению, при котором приходилось быстро переставлять руки, перекручивая кисть... как Дон показал ей новый жест... Поддернув ладонь саламандры, и молча, все так же склонившись к ней, пронаблюдав вместе с слегка ошарашенной девушкой, за зависшим в воздухе на несколько мгновений, продолжающим интенсивное вращение, шестом.
И ухватил Бо поперек, резко остановив его.
Девушка замерла на минуту, молча посмотрев сначала на один конец шеста, затем перебежала взглядом по руке Донателло, и так до другого конца.
- Молодец? Я? - рассеяно отозвалась саламандра, положив кончики пальцев на центр посоха, слегка наклонив его вниз. Она все еще ощущала, как спиной касается ребристой поверхности пластрона черепашки. - Спасибо, - Мона подняла глаза вверх, встретившись с подростком взглядом, и ответила ему чуть смущенной, робкой улыбкой. - Из тебя хороший учитель. Поэтому я и молодец. - Чуть шире, и немного более уверенней, улыбнулась ему ящерка запрокидывая голову вверх. Все таки Дон очень высокий. Ну для нее - определенно. На несколько секунд мутанты застыли, так молча разглядывая друг-друга, а затем, девушка развернулась к гению лицом, носом едва не уткнувшись ему в грудь, слегка пригнулась и аккуратно выскользнула под шестом, попятившись назад и оказавшись напротив черепашки.
- Это было правда интересно! - оказавшись вне пределах досягаемости мутанта, голос Моны прозвучал гораздо бодрее. Саламандра подняла руки над головой, заправляя выбившиеся в процессе тренировки прядки, обратно в хвост. - Когда все закончиться... ну ты понимаешь... - она махнула ладошкой куда-то в сторону. Не хотелось слишком углубляться в эту тему. Ни ей, ни ему, - Ты организуешь мне комплекс базовых тренировок? - В золотисто-карих глазах блеснули задорные искорки, - Возможно, к тому времени, я уже буду без хвоста и ... - она переступила с ноги на ногу, - не столь гибкая и ловкая. А в нашем городе одним обаянием проблемы не решишь, слишком много недружелюбно настроенных личностей вокруг. - Ящерица пожала плечами и сложила руки на груди, несколько ссутулившись, - И было бы правда неплохо... Слушай... - неожиданно перебила свою речь мутантка, улыбнувшись, - Ты же тренируешься с братьями, да? Может дружеский спарринг? Со мной... На спор. Чтобы был стимул!
Длинный, тонкий хвост саламандры извернулся в воздухе, обхватив шест по середине, и немного потянув его на себя:
- Помниться ты ведь не хотел, чтобы я шла одна, да? Давай так... - Белоснежные зубки коварно блеснули под пухлыми губами. -  Если ты выиграешь - на поверхность поднимемся вместе. А если я - все останется по старому. - Мона воздела указательный палец правой руки к потолку, - Кто первый коснется пола спиной, тот и проиграл! Как тебе это? - Янтарные глаза с любопытством воззрились на изобретателя. Ей было интересно,справиться ли она с Донателло. Это будет отличной проверкой для ее способностей - может она откроет в себе еще что нибудь? В экстримальной обстановке рефлексы действуют быстрее разума, но прежде чем ставить горячую голову сразу под серьезный удар, стоит получше себя узнать в мирной среде. - Только не поддаваясь. Все по честному. - Хвост выпустил древко посоха, и плавно опустился к ногам черепашки.

Отредактировано Mona Lisa (2013-07-24 23:58:27)

+2

8

Полностью поглощенный их спонтанной тренировкой, Донателло даже не задумывался о том, что его действия могут кого-то напрягать или даже смущать. Все внимание гения было сосредоточенно на посохе — ровно до того момента, пока саламандра не запрокинула голову, пытаясь заглянуть в лицо друга. Тогда-то юноша и замер, неожиданно осознав, в каком щекотливом положении они оба оказались. Все это время мутант разве что не обнимал Мону сзади, держа ее в своеобразном захвате и, вдобавок, перегородив своим оружием все возможные пути отступления. И едва черепашка осознал это, как на его щеках вновь проступил румянец... правда, совсем легкий и едва заметный. Кажется, он уже начинал привыкать к тому, что они с саламандрой вечно оказывались вот в такой вот постыдной близости друг от друга. По крайней мере, сам Донателло уже почти не смущался таким моментам. Да и Мона, кажется, не возражала: иначе бы она предпочла сразу же выскользнуть на свободу. Но вместо этого девушка все это время спокойно стояла на месте и послушно повторяла те нехитрые движения, что Донни ей показывал.
Спасибо, — тихий голос ящерицы вывел умника из охватившего его задумчивого оцепенения. — Из тебя хороший учитель. Поэтому я и молодец, — подумать только, она улыбалась ему. Да так тепло и искренне, что на душе сразу светлело. Дон невольно расплылся в широченной ухмылке, но быстро сообразил, что ему пора бы уже выпустить саламандру на волю. Одна из ладоней, дотоле сжимавших посох, выпустила древко, позволяя Моне беспрепятственно выскользнуть из тесного кольца.
Гм... спасибо, — черепашка скромно кашлянул в кулак. Поразмыслив, он уперся одним концом шеста в пол и скрестил руки поверх другого, перенеся большую часть веса на оружие и выставленную вперед ногу. В таком положении Дон казался гораздо более уверенным и спокойным, даже расслабленным, но мутанта с головой выдавал его пристальный, взволнованный взгляд, прикованный к Моне. Интересно, как она вообще отнеслась ко всей этой ситуации? Не посчитала ли гения чересчур приставучим и беспардонным? Парень с внутренним напряжением проследил за тем, как его "ученица" поправляет волосы — и поневоле замер, любуясь тем, как мягко переливаются ее непослушные каштановые пряди в лучах падающего с потолка света.
Это было правда интересно! — тем временем, оживленно болтала Мона, пока что не замечая того мечтательного выражения, что застыло на лице ее друга. — Когда все закончиться... ну ты понимаешь... Ты организуешь мне комплекс базовых тренировок?
Ага... — Донни рассеянно кивнул, не особо вслушиваясь в ее слова и продолжая чуть ли не открыто любоваться каждым ее движением. Однако спустя долю мгновения до юноши дошло, что именно она ему сказала. Округлив глаза, Донателло оторвал подбородок от скрещенных поверх посоха рук и уставился на Мону с изрядной долей изумления. — То есть... да, без проблем! — в голосе черепашки послышались воодушевленные нотки. Он был рад продолжить общение с Моной, даже после того, как она бы вернула себе человеческий облик... Хотя, конечно, на кой черт ей сдались какие-то чудаковатые мутанты, живущие в заброшенной канализации и не имеющие никакой возможности выбраться из своего вонючего подземелья средь бела дня? Пока она сама была полу-ящерицей, она, разумеется, могла оставаться под землей и общаться с подобными ей существами, но... там, на поверхности, у нее была совсем другая жизнь, в которой не было места таким, как Дон. И тот факт, что она планировала навещать их время от времени, не мог не радовать бедного гения.
Возможно, к тому времени, я уже буду без хвоста и ... не столь гибкая и ловкая, — тем временем, продолжала Мона. — А в нашем городе одним обаянием проблемы не решишь, слишком много недружелюбно настроенных личностей вокруг... — она снова улыбнулась, но что-то в ее словах заставило Дона заметно помрачнеть. Вот оно что... ее просто восхищали его боевые навыки. И, разумеется, она находила их чрезвычайно полезными. "Идиот... можно было сообразить, что ее вряд ли заинтересует твоя компания," — уныло подумал гений, отводя взгляд.
Да, конечно, — спокойно ответил он, натянув воодушевленную улыбку. Что ж, это ведь гораздо лучше, чем если она просто исчезнет из их жизни, верно?
Слушай... — тон девушки неожиданно резко изменился, став более вкрадчивым. Дон удивленно покосился в ее сторону. — Ты же тренируешься с братьями, да?
Эм... ну да, — осторожно откликнулся Донателло, еще не совсем понимая, к чему она клонит.
Может дружеский спарринг? — о, а вот это уже что-то новенькое. — Со мной... На спор. Чтобы был стимул!
Стимул к чему? — слегка опасливо уточнил Дон, подметив про себя, что улыбка на лице Моны стала совсем уж коварной. Змеиный хвост незаметно оплел древко посоха и несильно дернул, так, что юноша невольно сделал шаг вперед и в капле замер рядом с Моной, порядком смущенный и сбитый с толку. Донни уже понял, что временами на Мону накатывали приступы нездорового, даже маниакального энтузиазма, но, увы, он еще не успел толком к ним привыкнуть. И потому терялся, чувствуя себя одновременно глупо и неловко.
Помниться ты ведь не хотел, чтобы я шла одна, да? — бедный черепашка кивнул, подтверждая ее слова, и настороженно всматриваясь в задорно поблескивающие глаза девушки. — Давай так... Если ты выиграешь - на поверхность поднимемся вместе. А если я - все останется по старому. Кто первый коснется пола спиной, тот и проиграл! Как тебе это? — лицо Донателло слегка вытянулось, а взгляд стал откровенно скептическим. Она что, серьезно хочет драться... с ним? Изобретатель вовсе не был заносчивым или самодовольным, однако ежу было понятно, что он уложит на обе лопатки ее уже в первые секунды спарринга... Ну, в первую минуту — точно. Здесь что, крылся какой-то подвох?
"С другой стороны, если я ее одолею — что, разумеется, не составит никакого труда — она позволит мне подняться на поверхность вместе с ней... Можно ли воспринимать это как завуалированное приглашение?" — сосредоточенно размышлял гений, в то время, как хвост Моны осторожно выпустил его посох и смирно опустился обратно к полу. Выпрямившись, мутант с едва заметной усмешкой отступил назад. Взгляд его вновь стал спокойным и уверенным, а мышцы расслабились. "Будем считать, что так оно и есть."
Только не поддаваясь. Все по честному, — грозно предупредила приятеля Мона, на что тот сделал глазки домиком и попятился еще на пару шагов, давая им необходимое пространство для поединка.
Разве теперь я могу тебе поддаться? — откликнулся он с ноткой веселья в голосе. Остановившись на расстоянии трех метров от Моны, Донателло отвесил девушке глубокий и почтительный поклон, как его учил Мастер Сплинтер. Это был своеобразный обряд, который надлежало выполнять перед любой схваткой, пускай даже тренировочной. Таким образом бойцы выражали свое почтение... перед тем, как хорошенько надавать друг другу по шеям. Все также пряча усмешку в уголках губ, Дон отставил одну ногу назад и вытянул руку с посохом назад, ожидая, что Мона атакует первой. В глубине серых глаз затеплились азартные огоньки...

+2

9

Вызов принят.
А ведь саламандра задумывалась, что черепашка мог бы ей и отказать, ссылаясь на то, что не хочет сделать ей больно. Но Мона интуитивно догадывалась, что при такой постановке вопроса, вернее, от такого предложения со ставкой, он точно не откажется. В конце-концов, она ничего не теряет. Конечно она была бы более спокойна, если бы Дон просто согласился с их положением, и остался в убежище, сел в лаборатории и начал разбираться с программой расстановки нуклеотидов в цепи ДНК... Девушка еще раз сосредоточенно заправила непослушную прядь золотисто-каштановых волос, глядя на то, как Донателло отходит от нее дальше. Но стоит ведь попытаться? Если она выиграет - ничего не изменится. Серые глаза открыто светились решимостью и задором. — Разве теперь я могу тебе поддаться? — В ответ на это Мона широко улыбнулась, и пожала плечами, неопределенно махнув ладошкой, мол, кто тебя знает. Подобно Дону, мутантка поклонилась ему в ответ, конечно, врагу ты кланяться вряд ли будешь, а дружеский бой, почему бы и нет? Соблюдение традиций, очень важная часть проведения правильного боя. Хотя методы Моны, не совсем правильные, учитывая то, что у нее даже оружия нет. Но это ее не смущало - длинный хвост, хорошая реакция, вот самое главное оружие ящерицы.
Черепашка замер напротив нее, с легкой, ироничной улыбкой, в устойчивой боевой позе и крепко сжимая в руке шест.
- Интересно, что подумают твои братья, когда я тебя одолею? - Задиристо посмеялась ящерка, начав осторожно обходить приготовившегося отразить атаку Дона стороной. Условием их схватки было просто повалить соперника на спину, и теперь, глядя в лицо изобретателя, Мона задавалась вопросом, как сделать самую удачную подсечку. Главными навыками, которыми обладали оба мутанта, было умение обездвижить противника на расстоянии, не подпуская его близко к себе. Только если у Донни была прямая "палка", в некоторых моментах, даже неудобная, то у саламандры весьма гибкий и пластичный хвост. Так что предпринять? Вариантов масса - подтянуть черепашку к себе, ухватившись за шест и сделать подножку, или резко пройтись змеевидной конечностью по лодыжкам гения, а затем сделать удар ногой в грудь... Мона мило улыбаясь продолжала выстраивать коварные планы по опрокидыванию юного мутанта на панцирь. Но Дон же не бревно! Чтобы вот  так вот стоять и ждать, пока Мона его просто столкнет на пол. Конечно черепашка будет уворачиваться, и сделает попытку ответной атаки. Донни - ниндзя, он знает намного больше ее, и саламандра это прекрасно понимала, и имела представление, кому предложила сразиться. Его преимущество в знаниях, ее преимущество в инстинктах, полученных в процессе мутации. Да, инстинкты позволяют саламандре проявлять поразительную  реакцию и ловкость. На это и весь расчет - увернуться от ударов Дона и сделать красивую подножку. Все гениальное - просто.
- " Дааа... Вряд ли такое пройдет на докторе. Если он вообще жив, после того случая с мутагеном."- Все могло случится, вещество отличалось своей нестабильностью. Оно могло как и изуродовать Рене, так и вовсе его уничтожить, просто растворив в себе. На долю секунды, в веселых, чайных глазах девушки промелькнула мрачная тень. Все-таки она продолжала без конца думать о том, что ей еще предстоит впереди. Впрочем, именно для этого ведь они и решили устроить этот поединок, верно? Самопроверка... За эти несколько секунд задумчивости, Мона казалась потеряла интерес к предстоящей битве с Донателло, приостановившись, и каким-то отсутствующим взглядом посмотрев на раскидистое дерево за спиной Дона.
А затем неожиданно резко дернулась вперед, метнувшись к черепашке, скользнув тенью вдоль стены и очутилась в полуметре от изобретателя, но тут же сделала несколько шагов назад, увеличив расстояние, опасаясь выпада шестом вперед. Забавно, если Донни в отместку двинет ее по носу. Сначала - лишить его посоха, чтобы была возможность приблизиться к юноше вплотную, и уже наверняка свалить того на спину, не опасаясь защиты посохом. Гибкий, тонкий  хвост ящерки с легким щелчком захлестнулся на шесте, рядом с рукой юного мутанта, и стиснул посох столь же крепко, как и сам Донни. Мона не играла в "перетягивание каната", просто в следующий момент у нее было в мыслях продуманное заранее действие, отпихнуть изобретателя назад, тем самым просто вынудив его выпустить свой шест. Атака саламандры была стремительной, четкой, каждое движение плавным и аккуратным, но в то же время и достаточно жестким для того, чтобы молодой ниндзя понял - она не шутит. И одолеть ее, вовсе не так просто, на раз-два.
Сосредоточенный взгляд янтарных глаз поднялся вверх, встретившись с глазами черепашки. Плотно сжатые в напряжении губы, едва заметно дрогнули в коварной полуулыбке. Девушка согнула руку в локте, заслонившись ею, приготовившись в случае чего, блокировать выпад Донателло, а сама грациозно оторвав ножку от пола, уперла ее в пластрон черепашки... и распрямила колено, толкнув того назад, при этом продолжая в кольцах сжимать посох черепашки, сделав волнообразное движение хвостом, дабы еще поддернуть его, чтобы у гения просто не оставалось выбора, как любезно передать Моне шест.
- " Однажды я тебя уже "уронила", - рассуждала про себя ящерка, ощущая под ногой жесткие, широкие костяные пластины груди Дона, все еще создавая приличное давление на мутанта, - " Смогу и сейчас!"
А если не сможет, ну... Не велика конечно потеря, но все таки азарт подталкивал к победе, и саламандра не желала так легко сдаваться.
В момент их несерьезного противостояния, невольно вспомнилось то, как она беднягу "поприветствовала", при их первой встрече.
Бедный, многострадальный нос доброго гения.

+2

10

Я постараюсь сделать так, чтобы они об этом не узнали, — в тон саламандре откликнулся Донателло, и улыбка на его лице стала шире: как и Мона, он получал искреннее удовольствие от происходящего... но, в то же время, ни на секунду не ослаблял бдительности. Поэтому, когда девушка начала аккуратно обходить мутанта стороной, последний и сам принялся медленно двигаться по кругу, не позволяя Моне зайти сбоку или, уж тем более, встать у него за спиной. Серые глаза гения слегка сузились, все также хитро поблескивая, а взгляд по-прежнему был прикован к сосредоточенной моське противницы: когда же она, наконец, решится перейти в наступление? Ему даже, в какой-то степени, было любопытно пронаблюдать за ее атакой. Мона вообще казалась ему весьма и весьма необычным, кхм, образцом, и Донни в ней интересовало буквально все, начиная ее нечеловеческой гибкостью и пластикой и заканчивая совершенно непредсказуемым хвостом, который временами жил совершенно другой, отличимой от пожеланий его владелицы жизнью. Так что, черепашка терпеливо ждал, пока Мона выработает какую-то четкую стратегию действий. Однако ее резко потускневший, остекленевший взгляд стал для юноши полнейшей неожиданностью. Слегка опустив посох, Дон недоуменно проследил за тем, как саламандра, будто забывшись, с отрешенным видом поворачивается к растущему посреди доджо древу... "Все в порядке?" — этот предсказуемый, полный смутной тревоги вопрос так и замер на губах Донателло, не успев сорваться с его языка: Мона резко сорвалась с места, в долю секунды оказавшись рядом с противником. Прежде, чем Дон успел среагировать, как ее хвост уже проворно захлестнулся вокруг древка посоха, а изящная, покрытая гладкой салатовой чешуей ножка — уперлась в пластрон мутанта, отталкивая того назад. Просто... поразительно, как быстро ей удавалось передвигаться. Донни — да что уж там, даже Майки! — не были настолько стремительными, как Мона, а ведь за плечами братьев лежали годы усердных тренировок. Впрочем, и они не прошли бесследно. Сообразив, что у него вот-вот вырвут оружие из рук, Донателло немедленно откинулся назад, смягчая удар ступни по пластрону. Перенеся большую часть веса на отставленную назад и согнутую в колене ногу, подросток буквально повис над полом в позе Нео, уворачивающегося от пуль, при этом вцепившись одной рукой за крепко удерживаемый Моной посох: девушке на пару мгновений пришлось ощутить всю тяжесть закованного в панцирь тела мутанта. Теперь уже саламандре следовало озаботиться тем, чтобы удержать равновесие и не грохнуться прямиком на грудь изогнувшегося в пояснице Дона, ведь ее из-за всех сил тянули вперед. И тут уж возникал невольный выбор: либо резко разжать хватку на чужом оружии, позволив черепашке грохнуться на пол (и при этом самой по инерции отлететь прочь), либо спешно опустить задранную ногу и упереться ею в циновку, продолжая держать противника на весу. Впрочем, долго решать не пришлось: не дожидаясь, пока Мона сообразит, что к чему, Донателло внезапно выпрямил вторую ногу — ту самую, что не принимала участия в его рискованном балансировании над полом — и тут же плавно ее согнул, обхватывая Мону под колено. Да, да и еще раз да. Против ящерицы применили ею же задуманный прием, а вернее сказать — элементарную... ну ладно, на редкость хитроумную подсечку. А чего еще она, спрашивается, ожидала, сражаясь с кем-то вроде Донателло? Ухмыльнувшись, гений предусмотрительно отвел свободную руку назад и оперся уже на нее (долго стоять на одной ноге, да еще и в такой позе, ну очень непросто, знаете ли), подстраховывая себя от позорного соприкосновения с полом. Было бы довольно обидно грохнуться на панцирь, предварительно опрокинув Мону себе на пластрон... К слову, этот момент он как-то не продумал. Впрочем, дальнейшая стратегия действий практически сразу же вырисовалась в сознании изобретателя: если Мона рухнет сверху, он просто-напросто удержит их обоих на весу, все также упираясь в пол рукой и ногой. Этого будет достаточно, чтобы не навернуться на циновку; вдобавок, его Бо окажется точно между ними, и гений сразу же перекатится на бок, окончательно опрокинув саламандру на спину и прижав ее своим посохом... Но все это, разумеется, лишь в теории. Хотя Дон ни капли не сомневался в успехе. Счет шел на секунды, если не меньше. Все движения были плавны и стремительны. Сторонний наблюдатель едва ли сумел бы разобраться в происходящем — для него вся эта сцена выглядела бы примерно следующим образом: Мона хватается за посох хвостом и ударяет черепашку ногой по груди; тот резко прогибается назад, словно бы отброшенный этим ударом, и в последний миг умудряется устоять на полу-согнутой ноге, в то же время случайно потянув крепко вцепившуюся в шест девушку за собой, а затем и вовсе пытается остановить падение выброшенной назад рукой. Все это казалось достаточно простым и в какой-то степени даже предсказуемым... Только вот хитрая улыбка Дона была как-то совершенно не в тему и откровенно намекала, что дело здесь нечисто.

Офф-топ

+2


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] На обе лопатки