Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на приватную форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя".

Приветствуем на нашем закрытом проекте, посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но также присутствует своя сюжетная линия. В данный момент, на форуме играют всего трое пользователей — троица близких друзей, которым вполне комфортно наедине друг с другом. Мы в одиночку отыгрываем всех необходимых нашему сюжету персонажей. К сожалению, мы не принимаем новых пользователей в игру. Вообще. Никак. Но вся наша игра открыта для прочтения и вы всегда можете оставить отзыв в нашей гостевой.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Заброшенные игровые эпизоды » 2.7. Storm is coming...


2.7. Storm is coming...

Сообщений 1 страница 10 из 12

1

http://s017.radikal.ru/i414/1307/6c/3c3f2ec399d2.jpg


[Участники:]
Алекс
&
Vader
[Погода и время:]
День, немного пасмурно. Из-за ветра отличные волны на море, но, кажется, приближается шторм.
События произошли не так давно.
[Сюжет и цель отыгрыша:]
У Алексис очередные съёмки, а после - она решила расслабиться с помощью сёрфинга. высокие волны, нет палящего солнца - красота! Но не всё так радужно. Начинается шторм и её уносит прочь от берега. после очередного столкновения с огромной волной, она теряет доску и почти тонет, как оказывается подобранной штурмовиками мистера Вейдера. Да, её прибило на его территорию, в то время как её доска оказывается сломанной у берега и все решаются, что она утонула. Пока продолжаются её поиски спасателями, она на допросах у тёмного властелина...

+1

2

Имперская база «Приют». Порт Нью-Йорка, причал 71а.
14:48.

Под сводами Приюта сегодня было тихо, как, впрочем, и вчера. И позавчера. И за месяц до этого. Тишину коридоров нарушали только шаги часовых, а тишину кабинета Лорда – только его размеренное дыхание. Кабинет… Так это помещение называли подчиненные. Вейдер предпочитал слово «камера», и это, собственно, и было камерой. Железный гроб семь на семь на три, без окон, с одной дверью и плафоном освещения под потолком. Стол, компьютер, удобное кресло. Все. Аппаратура жизнеобеспечения стояла в корабельном госпитале, остальное, необходимое для жизни и работы, было здесь.
Вейдера не беспокоили уже несколько часов – редкость в последние дни, и сейчас он в задумчивости водил карандашом по чертежной бумаге. Компьютер – компьютером, но самые интересные проекты Лорд предпочитал хранить в голове или на бумаге. Корабль на чертеже обретал формы, заставляя даже самого своего создателя задуматься над тем, собственно, что и зачем он  делает.
«Такой монстр… Мы просто не сможем его спрятать. Откладывается.»
А ведь еще четыре года назад Империи не надо было прятаться от всего мира. Тогда они восстанавливали справедливость, гордо шли от победы к победе, истребляя отбросы общества и наводя порядок. И вот к чему это привело. Лорд Империи доволен, что им удалось раздобыть еще несколько десятков комплектов штурмового снаряжения.
Карандаш сломался в пальцах. Вейдеру стоило немалых усилий сдержать досаду – еще один. Контролировать усилие механических рук было сложно, что выливалось в непредвиденные траты на карандаши.
Собственно, было бы от чего. Четыре дня назад из Панамы ушел первый грузовой корабль на остров в Тихом океане, где уже была готова площадка под новую базу. Еще совсем немного, может быть, полгода – и ему удастся вывести основную часть своих сил из-под возможного удара. Несколько лет они обретались на задворках Нью-Йорка, откровенно играя на грани фола, но скоро, наконец, это закончится.
Строительство контролировала Айзенн. Умная девочка… Неуравновешенная даже по меркам Темного Лорда, но, несомненно, умная. Он бы предпочел иметь ее под рукой, но, к сожалению, действительно надежных людей не хватало. Айзенн – на Острове, Фирмус – в Украине, стремится за бесценок урвать кусок от оружия разваливающейся страны. Делак – вербует новых бойцов по всему свету, утром пришел последний доклад от него, из Тринидада. Сэти Пестаж, их экономист, вчера ночью отбыл в Детройт, заключать сделку, подробности которой Вейдер уже успел позабыть. А, откровенно говоря, так и не понял, уяснив лишь несомненную выгоду. Лорд доверял Сэти, но на всякий случай отправил несколько лучших людей проводить его, не показываясь на глаза.
«Что может пойти не так?»
В коридоре послышались торопливые, и в дверь что-то бухнуло. Вейдер поднял голову от своего чертежа, одновременно нажимая на столе кнопку, распахивающую створки. Молодой энсин вломился в кабинет Лорда и застыл по струнке. Не меньше тридцати секунд Вейдер изучал выражение на лице бледного офицера. Судя по поджатым губам, стекающим по лбу каплям пота и расширенным зрачкам - он в ужасе. Перед ним или перед чем-то еще, Лорд сказать не мог, но, судя по отсутствию тревоги и общей беготни снаружи - боится новичок его.
- Докладывайте, - он постарался вложить в энсина как можно больше уверенности. Слушать детский лепет не было никакого желания.
- Милорд Вейдер, - офицер сглотнул и даже зажмурился перед тем, как выпалить, - Первый охранный периметр нарушен! Одиночный... объект.
Тишина. Респиратор подал новую порцию воздуха в легкие. Настроение Вейдера стремительно портилось, но пока еще недостаточно, чтобы он перестал трезво оценивать ситуацию.
- Объект, энсин?
Это атомная подводная лодка? Или психованный дельфин? Впрочем, бред. Неоткуда здесь взяться... ни тому, ни другому.   Откуда Делак берет таких мальчишек? Он же весь дрожит. Побочный эффект репутации, сгори она ярким пламенем.
- Женщина, милорд Вейдер. Это женщина, серфер. Она пересекла периметр в беспомощном состоянии и была... была замечена с беспилотного дрона и подобрана патрулем.
Лорд нахмурился под маской, невзирая на боль в непривычных к движениям мышцах лица. Что за женщина? За все несколько лет их здесь обитания их ни разу не беспокоили с моря... Таким нестандартным образом - так точно. Какие, к темным богам Коррибана, серферы в порту Нью-Йорка?
- Где она сейчас, энсин?
- В отсеке 2-15, милорд Вейдер. Вот рапорт медиков, - на стол перед Вейдером легла бумага. Пробежавшись по строчкам глазами, Лорд поднял голову на замершего офицера.
- Какова вероятность того, что она знает наше местоположение на карте города? - тон главы Империи был холоднее снегов Антарктиды. Неужели...
- П...почти наверняка, милорд.
"И-Д-И-О-Т-Ы!"
Стальной захват пальцев сомкнулся на горле энсина, приподняв его ноги над полом. Мальчишка хрипел, не пытаясь даже вырваться, а в его глазах, смотрящих на линзы черной маски, застыл беспросветный, животный ужас. Вейдер чуть сдавил пальцы, давая волю собственному бешенству, и из горла энсина полилась черно-бордовая кровь, запачкав серый мундир. Он отпустил тело, и мальчишка тяжело грохнулся на пол... Мальчишка. Мальчишка.
"Хватит, Вейдер!"
Пелена ярости отступила. Энсин, ни жив, ни мертв, стоял перед Лордом навытяжку. Стряхнув с пальцев труху, оставшуюся от бедного карандаша, Вейдер нажал на столе еще одну кнопку, вызвав связь с командным мостиком.
- Эвакуация, капитан. По завершении - курс в точку 110-90, - рука в черной перчатке еще раз надавила на кнопку, выключая связь, - Надеюсь, неделя на гауптвахте научит вас элементарным правилам безопасности при конвоировании. Возьмите пособие. Экзамен сдавать будете мне. Вольно, энсин.
Лорд поднялся с кресла, одной рукой пристегивая к поясу меч, а второй нашаривая плащ. Вообще-то это работа Айзенн, но ее нет, так что придется проводить допрос самому. Энсин по-прежнему стоял у двери, ожидая конвоя. Вот еще... во время эвакуации тратить солдата на доставку этого оболтуса на гауптвахту.
- Дорогу найдете сами. Вон!
Офицера как ветром сдуло. Заслужил разжалование со строгим выговором... Но это потом. Сейчас есть дела поважнее. Сквозь суматоху эвакуации Вейдер прошел к ближайшему лифту, опустившему его на два уровня ниже, в самый трюм бывшего танкера, к тюремному и медицинскому блокам.

Отредактировано Vader (2013-07-05 15:48:28)

+1

3

- Ох, как же всё это меня уже достало...
Алексис стояла прямо, выгнув спину по-кошачьи дугой. Лицо не выражало той усталости и злобы, что у неё накопилась за весь её рабочий день. Ноги шире плеч, руки в стороны и то влево, то вправо мотала головой, встряхивая копну чуть влажных волос, покрывшихся солью и песком. Как только фотограф давал очередной знак, она меня положение. Теперь она стояла, сведя ножки вместе и приподняв плечики, обнимала себя, закусив нижнюю губу. Ещё одно движение рукой от человека, чьего лица не было видно за огромным объективом, и наша красотка снова меняет положение, теперь вставая в профиль, подпрыгивая в воздух с наисчастливейшим выражением лица. С солнечной белоснежной улыбкой, такой искренней, будто она уже и не готова убивать всех и каждого из съёмочной группы.
К неё подбегает молодая девушка в огромных очках и поправляет макияж, подкрашивает ей ресницы и убегает. Потом подбегает молодой парень, который прыскает водой на волосы Алекс, чтобы те казались ещё влажными, как после купания и даёт ей попить из трубочки. Возвращается гримёрша и нацепляет ей на руку ещё два блестющих тяжеленных браслета. Тяжёлый вздох и... погнали дальше! Не такая это простая работка, как многие считают. Спереди, сбоку, ещё пол сотни снимков со спины. Купальник должен быть виден со всех сторон, солнце то есть, то оно прячется за облаками и постоянно приходится прерываться. А Алекс хотелось бы сделать всё за раз и забыть о работе... хотя бы до завтрашнего дня.
На ней красовался бело-серый купальник с серебристыми креплениями, что ещё служили и украшениями. Новая модель на это лето. Эксклюзив. И, казалось бы, с этим справится манекен, но те фирмы, что гребут миллионы лопатой, могут себе позволить более эффектную рекламу. А та живой стройной Алекс купальничек явно смотрелся в разы лучше, чем на каком-то куске пластмассы. За это ей и платили.
Обманный ход рекламы, который заставляет покупать то, что вам не нужно или то, что вам совершенно не идёт. Например все женщины в Нью-Йорке, как только фотографии будут опубликованы на страницах журналов, захотят этот купальник. Потому что он миленький и смотрится хорошо. Но хорошо то он смотрится на фигуре Алексис, а не на каждой второй домохозяйке или бизнес-леди в городе. Но как бы мы не старались, мозг подставляет их на место Алекс и они уверены, что купальник им пойдёт, даже если краем подсознания понимают, что они - не эта модель в журнале. Из-за этих рекламщиков и продаются эти купальники. Вроде смотришь - ничего особенного, а стоят купальники из этой коллекции, как новая машины.
- Хочу купаться... - капризно надув губки, пока её снимают со спины, Алексис любовалась морем, тяжко вздыхая снова и снова.
Море манило Алекс и терпеть уже не было сил, но... делать было нечего. пришлось отработать ещё час и только тогда распрощаться со всей съёмочной группой. Её предложили отвезти, но ал сказала, что хочет поплавать. Она так давно об этом думала, что как только, так сразу понеслась с доской подмышкой, не слушая слова своего менеджера, что по радио было штормовое предупреждение. Он сидел в машине и ждал, а Ал уже рассекала волны.
Вода была холодная и ужасная солёная. когда она подныривала под волну, то почти ничего не было видно - воде уже была мутная, предупреждая морских жителей о приближающемся шторме, но... Алекс не прислушалась и к этому предупреждению. ветер разгулялся и волны были потрясающие! И когда девушка оказывалась на гребне, она чувствовала себя властительницей морей. Вода и соль стёрли весь её макияж, все тени и тональник. Теперь видна была и кожа в мурашках и татуировка пурпурного дракона у неё на ножке.
Но вот, она теряет равновесие и в спину её сбивает неожиданно пришедшая следующая волна. Алекс полетела кубарем с доски. Она в одну сторону, а доска - совсем в другую. Упала в воду и только хотела всплыть, как её снова отдёрнуло вниз, не дав подняться и вдохнуть воздуха. Она всё ещё была связана с доской, а та всплыла. Очередная волна и Ал уже наглоталась воды. Каким-то чудом ей удалось отцепить доску, перевернуться и всё-таки всплыть. В глазах было мутно из-за воды и соли. голова кружилась и слабость в теле не давала ей сил долго грести в такой шторм. Алексис завертела головой, но доски нигде не было видно, а берег, вдруг, оказался далеко-далеко. И только девушка ринулась туда, как её понесло загребающей волной совершенно в другую сторону. Едва успев набрать воздуха, Алекс снова оказалась под водой. Пузырьки, водоросли, пена - было не разобрать где верх, а где них. Бедняжку закружило и понесло течением.
Снова открыла глаза она уже когда двое мужчин в странной форме вытягивали её из воды и откачивали. Она отплёвывала все дары океана, а те везли её куда-то. Извергнув из себя все потоки воды, откашлявшись, сознание снова ускользнуло от Алекс. Ей ничего не снилось...
- Г-где я? - щуря глаза от яркого белого света, она попыталась рукой прикрыть их, но кто-то схватил её за запястья. Алекс всё ещё чувствовала себя слабой и не смогла вырвать руку. пришлось поворачивать голову. Она увидела белые халаты и постепенно начала вспоминать.
- Ах да, я тонула... наверное, меня уже нашли и вытащили. Больница? - снова щурясь, Ал, немного успокоившись, начала осматриваться. Но... на больницу это не было похоже. Ещё раз окинув всё взглядом, она встрепенулась.
- Что это за место?! - более требовательно вопросила она, вскакивая на месте и на этот раз с силой вырывая свою руку из плена, прежде чем ей успели что-либо вколоть. Она пошатнулась, голова закружилась, но Алекс не легла обратно. Одной рукой она схватилась за голову, а второй - за койку, на которой лежала и тут же попыталась встать, несмотря на то, что её пытались остановить...
- Да кто вы такое, чёрт возьми!?

+1

4

Имперская база "Приют", порт Нью-Йорка, рейд.
15:09

Бывший танкер вздрогнул всем своим огромным корпусом, отделившись от причала. Вся эвакуация завершилась чуть более, чем за десять минут - имперцы свое дело знали, а Вейдер не жалел сил и средств, чтобы заставить их работать еще быстрее и эффективнее. Вообще-то, такой огромной посудине нужен буксир, чтобы она смогла выйти в открытое море от пирса, но "Приют" давно не был обычным танкером, и маневровые двигатели, вмонтированные в корпус, делали свое дело, заставляя корабль выделывать чудеса мореплавания в ограниченных пространствах.
- Она здесь, милорд Вейдер.
Темный силуэт Вейдера замер за экраном. Такая нехитрая конструкция, которая позволяет находящимся по одну сторону от нее видеть все, что происходит по другую, оставаясь при этом невидимыми. Женщина в палате - да, это была именно палата, - вполне естественно нервничала. Медики Вейдера привыкли к куда более покладистым пациентам и не стеснялись применять немного физической силы, чтобы можно было ввести нужные препараты и быть уверенными, что ее организму более ничего не угрожает. От вопля дамочки Лорд поморщился под маской.
"Им было обязательно вылавливать из моря... это?"
Служащий сил безопасности, один из двух бедных безопасников на весь Приют, протянул Вейдеру спешно собранное досье. По счастью, выловленная ими персона оказалась достаточно известной, и задействовать каналы в полиции города не пришлось.
"Алексис Джессика Шепард, 24 года. Благополучная семья. Род занятий - фотомодель... какого дьявола ее понесло сюда? Замечена в симпатии к уличным бандам, в том числе так называемым Пурпурным Драконам..."
Длинный список увлечений, хобби. Лорд отложил досье в сторону, ничего особенно интересного он там не нашел. Обычная девчонка из среднего класса, которая чего-то добилась и понеслась развлекаться по этому поводу. И из-за этого им пришлось начинать эвакуацию! Что с ней делать... Обеспечить небольшую лекарственную амнезию и отправить домой, к мамочке, вот и все.
"С другой стороны, она действительно может быть полезна. Агент Империи в высших кругах города... Симпатия к бандам быстро выбивается."
Темный Лорд отметил такую возможность, как запасной план. Если бы здесь была Айзенн, все было бы проще, но глава разведки в этот момент инспектировала объект за много тысяч миль. Вейдер вдохнул многократно профильтрованный воздух. Придется все проверять и делать самому. Двери палаты распахнулись перед черной фигурой.
- Вы задержаны, Алексис Шепард, за попытку проникновения на режимный объект.
Охрана, развернувшись, покинула палату, повинуясь жесту руки в черной перчатке. Медики последовали за солдатами, остался только робот-медбрат. Изобретение и создание самого Вейдера, такие роботы под контролем живых врачей обслуживали его собственную медицинскую камеру.
- Вам не следует вставать до окончания курса лечения, в противном случае я не ручаюсь за ваше физическое состояние, - двусмысленная фраза. Она означает лишь то, что последствия утопления бывают очень серьезными, но пусть девчонка понимает его, как хочет. Вейдер был в слишком дурном настроении, чтобы думать о вежливости или о чем-нибудь еще, кроме достижения поставленных целей.
Подкатился робот, проверил какие-то показания на медицинских приборах и выдернул из вены Алексис капельницу, сразу же протерев спиртом кожу.
- Жизнеспособности пациента более ничего не угрожает, лорд Вейдер. Но я не рекомендую приступать к допросам второй степени и выше в течении нескольких ближайших суток, организм пациента должен восстановиться от шока, - робот мигнул зеленым оптическим сенсором, - Точнее я смогу сообщить после прохождения полного курса обследования.
Хм, он и не собирался допрашивать взбалмошную девицу, тем более лично. Стандартная процедура вербовки редко занимает много времени, а, если она не сработает, всегда можно поступить по первому варианту - стереть память и выкинуть где-нибудь у полицейского участка, эту модель сейчас наверняка половина Нью-Йорка ищет. Но кое-что все же выяснить было надо, и, желательно, сейчас.
- Каким образом вы попали в охраняемый периметр? Здесь запрещены любые виды водного спорта, поэтому не стоит пытаться объяснить это серфингом.
Вейдер говорил ровно, не пытаясь придать голосу угрожающую интонацию, но вопрос получился как-то слишком похож на те, которые задают в других условиях другим людям, угрожая при этом самыми разными карами за ложь или молчание.

0

5

Словами не передать, как Алекс не нравилось, что происходило вокруг неё в данный момент. Теперь, когда она немного разложила всё что случилось в голове, здешние люди в белых халатах не вызывали доверия, а только опасения. Приборы, колбочки, панели с кнопками - всё это вселяло ужас и панику в её душе. Она была в смятении. И, как загнанный в угол дикий зверь, она была весьма опасна.
Ал была не из тех принцесс, которые визжат в ожидании своего спасителя.Она не нуждалась в рыцаре на белом коне. Нет, она из тех дамочек, что сами себя спасают, только своими силами, только своим умом. Поэтому она ничуть не растерялась и не собиралась успокаиваться или давать к себе приближаться. свои права она знала, а жажда жизни придавала ей сил, как и храбрости. В глазах дикость, в сердце - пожар.
Никто так и не отвечал на её вопросы, так что Алекс не собиралась идти им на уступки и, казалось бы, что ей стоит играть по правилам этих ребят, она не собиралась уступать. Она слишком упёртая и гордая для этого. Так что, когда её попытались скрутить силой, Алекс ответила агрессией на агрессию. С диким жестоким взглядом, она взмахнула ногой быстрее молнии и выбила челюсть одному из обидчиков, что приближался к ней с каким-то странным медицинским инструментом. Не теряя ни секунды, тут же круто развернулась и нанесла несколько быстрых точных ударов в грудь, прерывая и затрудняя дыхание другому, что держал её. А после и вовсе внезапно нырнула вниз, делая подножку. Тело рухнуло на пол со сдавленным кряхтением. Алекс не забыла про первого, схватив его за протянутую к ней руку, крутанулась и перемахнула его через себя, тоже укладывая на пол, поверх второго его товарища в белом.
Тут же набежали новые лица, но думаете, она на этом успокоилась? Нет! Встав в боевую стойку, она ловко отбивалась от бойцов, которые, она не могла не заметить, были недурно подготовлены. Но, всё же, они использовать грубые армейские приёмы, в то время как она использовала их же силу против них самих. Драка была тяжкой, голова ещё кружилась и она чувствовала слабость, но адреналин в крови повышал её шансы на победу и она не переставала сопротивляться.
Но тут появился некто, кто заставил обидчиков Алекс ретироваться. Те просто отступили, а после и вовсе покинули помещение, давая Алекс, наконец, отдышаться, схватив себя под рёбрами. Правда, девушка не спешила его благодарить, так как понимала, что он главарь этих грубых мужланов. И после такого приёма и обращения с собой, она не собиралась быть хорошей девочкой с ним. Выпрямившись, Алекс смахнула пряди ещё влажных волос с плеч и выпрямилась, гордо выпятив грудь вперёд.
- Я свои права знаю! - тут же осекла она человека в чудных доспехах. Впрочем, после общения с Шреддером она ничему не удивлялась, чудиков любящих маскарады в Нью-Йорке хватает. Она вообще была не уверена, что её ещё хоть что-то может удивить в этом мире.
- Беру всю ответственность на себя за своё здоровье, - фыркнула она и дёрнулась, когда странная машина подобралась к ней со своими страшными клешнями. Она оскалилась как зверь, но та лишь вытащила капельницу, заставив брюнетку поморщиться от неприятного, но не болезненного ощущения. После этого, Алекс спешно прижала руку груди и потёрла её, с недоверием глядя на чудо робототехники, что отстранилась. Алексис с любопытством выслушала вердикт машины и сморщила носик брезгливо. Она и не собиралась давать ни единой частички себя на обследование. Только не в этом непонятном странном месте. Но слова паренька, которого Алекс окрестила про себя "чёрный плащ", заставили её повернуться  к нему со скептической кривой ухмылкой.
- Что ж, вы думаете, я специально, как шпион, плыла сюда на доске от сёрфинга? Что за нелепость... - разочаровавшись в его интеллекте, Алекс осмотрела место, на котором лежала и снова вернула внимание чудику в чёрном.
- Нет ни одного охраняемого так серьёзно объекта, которого я не знаю в этом городе... если только, конечно, он не вне закона, ибо все государственные базы в этом городе известны и не являются тайными. Так что... по какому праву вы выдвигаете мне такие обвинения, занимаясь незаконными делами? - она окинула взглядом всё помещение. В ней не было и тени страха и она не собиралась быть жертвой и отвечать на вопросы, отвечать на которые была не обязана. Более того, не спеша обороняться, она перешла в наступление.

Отредактировано Алекс (2013-07-08 20:25:48)

0

6

Имперская база "Приют". Порт Нью-Йорка, рейд.
15:23

Медик, судя по нашивкам, полевой врач второго ранга, свалился под операционный стол в глубоком нокауте. Еще один носитель белого халата, постанывая, лежал на обломках того, что еще недавно было врачебным креслом. Попытки медперсонала скрутить строптивую девчонку силой ни к чему не привели, но Вейдер не вмешивался, желая посмотреть, чем это закончится. Удар ногой в челюсть, кулаками в грудную клетку, подсечка, захват... Хорошо и гладко, явно оттачивалось часами тренировок, потом и синяками в тренажерном зале. Потом и синяками. Не кровью.
Вмешательства не потребовалось - когда Вейдер приказал медикам и охране отступить, девчонка не пыталась продолжить наведение беспорядка. Полевой врач второго ранга, кряхтя, встал - Лорд видел, как округлились его глаза от зрелища причиненных разрушений, - но встревать в монолог своего командира и господина не посмел.
"Надеюсь, информация, которую она может дать, будет достаточно ценной, чтобы возместить ущерб."
Солдаты взяли оружие наизготовку, но властный жест руки в черной перчатке остановил их. Не хватало здесь еще стрельбы, парализатор, конечно, не смертельное оружие, но случайные попадания испортят дорогостоящее оборудование. Медицинский блок сам по себе стоит намного дороже жизни этой Алексис, так как жизненно важен для Империи... в отличие от нее.
Девчонка взялась что-то кричать о правах. Вейдер любимым жестом заткнул большие пальцы рук за пояс и внимательно выслушал проникновенный монолог. Под конец Лорду почему-то совершенно по-мальчишески захотелось засунуть палец в патетично разинутый ротик Ее Высочества. Ну и ну. Она что, до сих пор не сообразила, куда попала?
- Меня не волнуют ваши права или обязанности, Алексис Шепард.
"Чем больше я ее слушаю, тем больше убеждаюсь... Она попала сюда случайно. Или мы имеем дело с гениальнейшей из актис. Какой из вариантов верен, придется выяснять крайними методами."
- Приготовьте  АЧК, сержант, - командир штурмовиков козырнул и бросился исполнять приказ. С Лордом, решившим действовать жестоко, наедине не рисковал оставаться, наверное, никто из персонала базы, кроме Айзенн. Никто, кроме самого Вейдера, не знал, что изобретателем АЧК была именно она, а не Темный Лорд - уж слишком такой вид допроса подходил его внешности, - Идите за мной, Алексис Шепард. Двое солдат с нами. Если заключенная дернется - застрелите ее.
Под дулами короткоствольных автоматов особенно не подерешься, Вейдер и сам трижды подумал бы, прежде чем драться с автоматчиками в узком коридоре без оружия, зная, что им отдан приказ стрелять на уничтожение. А эта девчонка - Лорд видел - еще никогда не применяла свои навыки в настоящей схватке насмерть. Можно красиво биться с уличной шпаной или даже какими-нибудь бандитами, хотящими похитить или изнасиловать, но, когда твой оппонент хочет только убить, становится намного труднее. С такими мыслями Вейдер вел маленькую, но гордую процессию к блоку АЧК.
Абсолютно Черная Камера - так расшифровывается эта аббревиатура. Новый метод допроса, новый метод пытки, придуманный гением безопасности, Айзенн Исард. Про допросы, проводимые Вейдером, ходили ужасающие легенды потому, что он всегда получал информацию. Что, как не самые кошмарные пытки, может "расколоть" любого? Так полагали имперские служащие, не имеющие отношения к службе безопасности.
Здесь не было ни пил, ни игл, ни столов с фиксаторами, ни каких-либо других ужасающих приспособлений истязания. Только комната, обитая мягким черным бархатом, глушащим звуки - и не имеющая никаких источников света. Вообще никаких. Заключенный помещался в Абсолютно Черную Камеру, и Вейдер задавал вопрос. Если он не получал ответа, то просто уходил на несколько десятков минут - этого достаточно, чтобы абсолютная тишина и темнота лишили душевного равновесия любого, даже самого стойкого человека. Потом вопрос повторялся. Столько раз, пока очередной визит палача не превращался для заключенного в райские мгновения хоть каких-то ощущений. Последний раз АЧК открывалась три месяца назад, когда человек с пурпурным драконом на теле забрался в один из ангаров. Он откусил себе язык, чтобы не говорить, когда больше не смог выносить пытку. Чтобы разговорить его, Вейдеру пришлось лично модернизировать АЧК, но в этот раз он надеялся обойтись базовым вариантом...
- Алексис Шепард, я хочу получить внятное объяснение тому, что вы оказались на доске для серфинга в зоне, удаленной от любых курортных. У вас будет время подумать над ответом, - дверь Абсолютно Черной Камеры закрылась за Темным Лордом. Вейдер, не обращая внимания на вытянувшегося по стойке "смирно" штурмовика, зашел в небольшое помещение, заставленное аппаратурой - технический центр этого блока. Именно сюда выводилась информация о жизненном состоянии заключенного АЧК - тщательно замаскированные датчики в этой камере все-таки были, в отличие от следующего этапа. Айзенн разработала методику допроса, при которой именно на основании показаний приборов становились ясны намерения и мысли заключенного. Сам вопрос и ответ на него в данном случае были лишь поводом для несчастного как следует задуматься. Недаром "внятное объяснение" было очень расплывчатым понятием. Пусть впадет в панику, разозлится, занервничает, пытаясь понять, что от нее хотят.
Вейдер сложил руки за спиной и повернулся к экрану, занимавшему большую часть стены. Он никогда не понимал людей, получающих от допросов наслаждение - вроде той же Исард. Изощренные моральные издевательства, ставящие целью получение информации... Состязание жертвы и палача... Охота на заключенного... Бред.
По экрану змеились линии, означающие биофизические параметры Алексис Шепард. Вейдер не шевелился, подмечая малейшие изменения. Охота началась.

0

7

Алекс, конечно, строптивая мадам и не потерпит, чтобы какие-то мужланы касались её. Она вам не какая-то случайная жертва, её знают все, любят все, завидуют... все. И, привыкшая быть значимой персоной, она не собиралась каким-то дикарям в чудной форме позволить себе лишнего.Коснуться себя? Об этом мечтает пол Нью-Йорка и кто эти ребята такие, чтобы забывать о манерах? Грязные пираты? похожи, правда, слишком организованы. Интересно даже стало, откуда деньги только берут на это всё оборудование и обмундирование. И всё же, модная форма и чудеса техники не делали им чести, если кроме войны и разрушений в их тупых тазах, что они носили на голове, ничего не было. Хотя бы могли ценить ум, силу духа, характер и красоту. И того, и того у Алекс было с лихвой.
Гордость никогда бы не позволила ей сдасться без боя и она бы дралась до самого последнего дыхания, но... она и не была дурочкой, чтобы продолжать тогда, когда конфликт был прекращён второй стороной. Она трезво оценивала свои силы, положение и знала свои права. Но и лезть беспричинно чинить погром дальше не видела смысла. Она же не дикий зверь, она цивилизованный человек, пусть по её взгляду и не скажешь. Она показала, что просто так живой не дастся, а  то, что попытки её скрутить прекратились, значило лишь то, что этой непонятной организации она пока нужнее была живой. Вот и следовало оставаться собой, но при этом помнить, что сейчас она играет на чужом поле.
- Вот так бы и сразу. А то начали мне тут пургу нести, как глупой девочке лапшу на уши навешивать, будто вы тут на полных правах и бравые армейские парни, пфф, - она гордо вздёрнула носик вверх и брезгливо фыркнула. Стоило то только кинуть пару фактов в коротком предложеньице, как крыса показала своё истинное лицо. Не сопротивляясь, она выпрямилась во весь рост и последовала за чучелом в плаще, кинув лишь раз убийственный взгляд на конвой, который к ней приставили.
- Серьёзно? Слабая девушка, только что чуть не утонувшая, так опасна для вас? Или эти два парня чисто для пафоса? - усмехнулась девушка своим мыслям, когда мужчина распорядился о том, что её могут застрелить, если она попытается бежать. Всё казалось до абсурдного нелепым и Алекс почему-то совсем не было страшно в тылу "врага". Этот маскарад, эти молокососы с пушками и весь этот концерт - всё это было похоже не более чем на дешёвую показуху. у кого-то были очень большие комплексы, которые кто-то пытался скрыть за всеми этими дымовыми завесами пафоса. Но Ал пока не торопилась высмеивать этого парня вслух, всё же её жизнь всё ещё была в опасности. Хотя и страха не было, только потеха над происходящим и шутом в чёрном.
- Забавно, мой сломанный домофон так же пыхтит... - снова улыбнувшись, она продолжала покорно следовать за здешним командиром. Двое приставленных держали дистанцию, очевидно, всё же боясь, что Ал что-то выкинет. И они получат сначала тумаков от неё, а потом нагоняй и от этого чудака.
- Не знаю даже над чем ещё посмеяться. Наверное над тем, что если эти придурки начнут стрельбу в таком узком коридоре, то помрут все... хах, ладно, Алекс. соберись, милая, постарайся хотя бы изобразить испуг... - снова и снова ухмыляясь, она шла дальше, иногда надолго прикрывая глаза и прислушиваясь к жутком топоту их тяжёлых сапог, в то время как она почти бесшумно шлёпала босыми ногами, думая о том, что хреново будет, если она подцепит грибок в этой дыре.
И вот, наконец, они подошли к очень странной камере. И Алекс что-то совсем туда не хотелось. Особенно тогда, когда парень в  плаще замер, пропуская её вперёд, явно не собираясь забираться туда лично. Она тоже встала и нахмурилась, глядя в зияющий мрак, а затем повернулась на него.
- Что-то я не понимаю. Правила игры изменились? Сначала пытки, потом вопросы, а не наоборот? Я думаю вы и так знаете кто я, да и как я тут оказалась, догадаться не трудно. Сёрфинг в штормовые волны так же прекрасен, как и опасен. Дальше, простите, ваших врачей дело, оказалась я тут не помню как, потеряла сознание, знаете ли. Вот и все ответы, которые у вас и так есть. которые вы так хотите. В чём проблема? Разве я, как пленница, не выполняю все условия? Вы спрашиваете - я отвечаю. И лишь ваша вина в том, что я не сразу дала ответы, которые вы уже знаете. Чёрт, мужик, да что с тобой не так?  - она снова усмехнулась, так и не заходя в камеру.
Но несмотря на всё это, её всё равно ввели в эту камеру и закрыли за ней дверь. оказавшись в полной темноте, сердце её чуть быстрее забилось, но совсем скоро тут же нормализовалось. Она села, слыша только своё дыхание. Пол был мягким, она сразу почувствовала и села прямо напротив входа, как её ввели, так и села, не шевелясь.
- Фрик, - лишь плюнула она в закрывающуюся дверь и замерла.
- Какие-то ловушки? Может, наз? Чёрт его знает, на допрос никаким боком не похоже, не логично больно. Чёрт с ним, может, просто камера такая? обивка была целой, так что, кажется, ничего ниоткуда не вылезает. Спокойно, Алекс, - девушка села в позу лотоса. Она учитель по йоге и в медитации часто пыталась достичь эффекта, который и был главной фишкой этого помещения, так что она была даже в какой-то степени рада оказаться здесь. Так абстрагироваться от мира в городе ей никогда не удавалось.
- Ну ничего, посмотрим ещё, кто кого... - и с этими мыслями она полностью выровняла дыхание. пульс и просто ушла в астрал. Медитируя так монахи с гор, говорят, могут всю жизнь провести без еды и воды... интересно, есть ли у её палача столько времени?

0

8

Имперская база "Приют". Территориальные воды Соединенных Штатов.
18:12

Приборы показывали шторм почти в восемь баллов - настоящий ураган. Корпус огромного корабля почти не испытывал качки, но при этом немилосердно скрипел, сражаясь с волнами. Сейчас, как никогда, Вейдер сознавал, насколько критичным будет для них ускорение дальнейших работ. Чем скорее будет готова новая база, тем скорее ему получится вывести своих людей из-под этого молота. "Приют" честно служил им домом уже много лет, но он слишком давно не выходил в открытое море, и еще дольше не испытывал штормов. Несмотря на то, что капитан и он лично много десятков раз гоняли команду всевозможными учениями, а весь ценный груз на борту был надежно закреплен, Лорд не был сейчас уверен, что все пойдет по плану.
Оставив мостик капитану, Вейдер направился вниз, где изрядно подпортил своим появлением настроение офицерам охраны, уверенным, что черная маска сейчас украшает собой другую половину огромного корабля, и по этому поводу предававшимся праздным разговорам на посту. Легкое удушение - до помутнения в глазах, не больше, - должно было стать достаточным наказанием за эту провинность. По крайней мере, после краткой экзекуции они выказывали уже куда больше служебного рвения...
- Милорд Вейдер, результаты психологических и физиологических тестов заключенной.
Еще до того, как рука в черной перчатке коснулась листов, Вейдер знал, что в них будет. Не ясновиденье, нет - скорее, многолетний опыт общения с людьми. Результат его не разочаровал - Алексис Шепард говорит чистую правду, она н знала, куда направляется, и, более того, не имела намерений куда-либо попасть. Кроме того, она сама, ее одежда и снаряжение абсолютно чисты, никаких признаков следящего оборудования. За отсутствие слежки ручались вытащившие эту... модель человека штурмовики.
- Мне все ясно, офицер. Откройте АЧК и проводите заключенную в тренировочный комплекс.
Утвердительного ответа Вейдер не услышал. Все его внимание вдруг помимо воли приковалось к необычному звуку, проникавшему в караульное помещение снаружи.
В это самое мгновение этажом выше, во вспомогательном грузовом трюме, крюки, удерживающие тяжелый экспериментальный транспортер в закрепленном состоянии, согнулись и переломились от килевой качки. Многотонная бронированная машина накренилась, заставив стены отсека издать так занявший Вейдера звук, и с жутким грохотом, проламывая переборку, рухнула вниз, аккурат на крышу камеры.
Офицеры охраны вряд ли поняли, что произошло, когда Темный Лорд выбежал из караульного пункта и одним ударом бронированного кулака выбил двери АЧК. Может быть, эта камера была абсолютно черной для заключенных, но совершенные приборы ночного видения, вмонтированные в шлем Вейдера вместе с ультрафиолетовыми излучателями, позволяли ему видеть даже в абсолютной темноте. Промятая крыша, по которой змеилась глубокая трещина, означала, что осталось всего пара секунд, и Вейдер сделал то, что мог сделать только он один. Вышел в центр камеры, вскинул руки, и, широко расставив ноги, уперся в потолок. Снаружи глухо взвыла сирена, замигали лампы аварийного освещения.
- Эвакуация. Покиньте отсек немедленно.
Потолок давил на плечи все сильнее, если бы не стоящий внизу человек в черной броне, он бы уже обвалился. Вейдер не знал, что сейчас сподвигло его на такой поступок, наверное, жажда закона. Раз это существо невиновно, значит, ему должно жить, не иначе. Подождав, пока Алексис Шепард выметется из камеры, а очухавшиеся офицеры с похвальной скоростью установят распорки, Вейдер опустил руки. Подумать только, механические протезы, оказывается, тоже могут болеть...
- Ликвидируйте последствия аварии, лейтенант. Мой приказ на мостик - курс на объект 311, сразу, как выйдем из зоны бури, подготовить воздушный транспорт, - Вейдер повернулся к женщине, - Алексис Шепард, ваш статус изменился с заключенного на гостя. Вы будете лишены памяти и отправлены на побережье, как только появится возможность. Процедура абсолютно безболезненна и безопасна для организма. А пока - прошу за мной, ваша сопротивляемость камере заставляет меня провести над вами еще несколько экспериментов.
За такой формулировкой скрывалась всего лишь оценка боевых возможностей. Вейдер испытывал АЧК на себе, и прекрасно знал, кто может перенести пребывание в ней без вреда для себя. Модифицированный вариант исключал эту слабость, но он не имел понятия, что эта девчонка - боец.
- Это - мой тренировочный зал. Полагаю, вы в достаточной форме, чтобы показать, на что способны, - Лорд обвел рукой просторное, аскетичное помещение. Несколько роботизированных автоматов и мощный голографический интерфейс были способны воссоздать многие нюансы сражения, но сейчас Вейдер не собирался к ним прибегать. Интереснее взглянуть самому...

+2

9

Тишина. Мрак. Полное дезориентирование. Алекс ничего не видела, не слышала и не чувствовала вокруг себя и в самой себе включительно. От долгого сидения без движения  в одной позе, она перестала чувствовать своё тело и не понимала где у неё руки, где ноги, где она вообще сама. Она знала только, что есть грудь - которая от дыхания движется и потому чувствовалась при каждом вдохе и выдохе. И её мысли - место, где она свободна и бестелесна. Она слышала стук своего сердца и своё дыхание. Их ритмичное сочетание послужило неплохой мантрой и девушка ушла в транс, абстрагировавшись полностью от окружающего мира.
Она уплыла далеко. И если сначала она просто перебирала простые бытовые мысли, воспоминания, восстанавливала хронологию последних событий, то чем дольше она сидела  в этой камере, тем дальше в себя уходила. И вот, плавно тускнели и уплывали прочь из головы мысли о шторме, её съёмках на пляже и сёрфинге. Перед глазами возникали старые образы. память запоминала всё до мельчайших деталей, но не считая это очень нужным, прятала в дальние ящики. Сейчас же Алекс как раз занималась тем, что рылась в дальних ящиках. И мозг выдавал ей всё что она хотела и не очень. Она помнила и видела сейчас совершенно ясно оружие штурмовиков. Серию, номер. Видела кто левша, кто правша, кто и как различается по званию. Но от такого тщательного расследования и напряжения мозга, голова начинала трещать по швам и Алекс чуть поморщилась. Это позволило почувствовать ей своё лицо.
Но... вдруг она поняла, что дело вовсе не в нагрузке, что она устроила себе. То есть, не только в ней. Едва уловимым эхом она услышала что-то или даже почувствовала. Вибрации. Качка. Что-то было не так, но быстро выйти из достигнутого состояния она не могла. Делалось это очень медленно и постепенно, чтобы не навредить себе же. И вот, когда Алекс, наконец, удалось открыть глаза, она была ослеплена ярким белым светом. тот резанул по глазам, полностью вытаскивая Алекс из анабиоза. Причём грубо и резко давая понять, что вот она - реальность. Девушка пошатнулась и прикрыла ладонью лицо, ничего не понимая. Что-то происходило, но она, как после крепкого сна, никак не могла понять что, где и кто.
- Эвакуация? - её голос стал чуть скрипучим после долгого молчания и её же голос больно резанул по ушам. Что удивительно, шипение тёмного супермена никак не отозвалось на её чувствительном сейчас сознании и восприятии.
Алексис едва ли понимала, что происходило, но чувствовала, что должна была бежать. Так что на быстро окрепывающих ногах, она ринулась к выходу. Снаружи её кто-то поймал, отвёл в сторону и придержал, пока её глаза не привыкли к свету. Очухалась она быстро и уже через минуту стояла ровно, сама и при этом гордо выпятив свой бюст вперёд. Не сразу, но всё встало на свои места и она явно прошла испытание или пытку, что бы это ни было. И прошла достойна. Конечно, она не сомневалась в себе и всё же её распирала гордость.
- Вот это мне уже больше нравится... ну, по крайней мере та часть, где я гостья, а не та, что со стиранием памяти, - ответила девушка и тряхнула головой, убирая назойливые пряди волос за спину. сейчас бы она не отказалась от расчёски... женщины, даже в такой ситуации думают только о своём внешнем виде. Что ж поделать, так они устроены. Но делать было нечего, кроме как слушаться. И терпеть своё пребывание здесь без расчёски и прочих благ цивилизации.
Так что, на этот раз без лишних разговоров и мордобоя, Алекс следовала за мужчиной. Сейчас она знала, что в безопасности, хотя бы на время. ей стали более-менее ясны мотивы этого чудака в маскарадном костюме. Ну и, конечно, пусть запоздало, но она поняла, что этот парень спас ей жизнь минуту назад. Но благодарить не собиралась. в конце концов, так и должно было произойти. он виноват в том, что она подверглась риску и он же это исправил. его корыто, его люди, ему и отвечать за всё, что тут происходит.
- Похоже, у вас тут технические неполадки, - она покосилась себе за спину. После снова повернулась к мужчине, сложив губки бантиком и потирая запястья.
- Конечно. Я а полном порядке и не против спаринга. Вот только хотелось бы узнать ваше имя... всё равно память мне сотрут, что вам стоит? - аргументировала она.
- А то как-то нечестно. Обо мне вы почитали всё, от имени, до любимой еды и цвета, а я о вас ничего не знаю. проявите уважение к противнику... будьте любезны, - она усмехнулась, окидывая взглядом зал, оценивая обстановку и разминалась, то покрутив головой, то руками.

+1

10

Имперская база "Приют". Территориальные воды Соединенных Штатов.
18:24

Двери зала закрылись за спиной Вейдера, лязгнули запоры. Его личное пространство, наверное, единственное на всем корабле, за исключением медицинского блока. Когда он заходил сюда, тревожить Лорда не смел никто из экипажа, только неустрашимая Айзенн Исард иногда осмеливалась прервать его занятия какими-нибудь срочными сообщениями, но оттачивать свои навыки директор и лучшая оперативница разведки все равно предпочитала в другом, более комфортабельном месте. Зал проектировал Вейдер лично, и он же его собирал с расчетом на себя лично, так что про какие-либо удобства вроде матов на полу или зеркал на стенах, как во многих додзе, можно было забыть. Голый металл, способный по приказу хозяина ощетиниться всевозможным оружием, выпустить боевых роботов или голографическую угрозу. У Вейдера не было спарринг-партнеров с тех пор, как он стал Вейдером, просто потому, что он всегда сражался всерьез. Когда-то Делак Креннель презрел опасность и попросил своего Лорда о тренировочном бое с настоящим оружием. Вейдер не стал отказывать главе штурмового корпуса, и теперь тот щеголял протезом части лица, сделанным самим Темным Лордом.
И вот теперь он решился отступить от своих правил и традиций. Самому тупому штурмовику на корабле было понятно, что, не будучи мастером, драться с Вейдером всерьез - это самоубийство. Девчонка мастером не была, просто не могла быть - возраста не хватит, чтобы по-настоящему научиться убивать. Да и образ жизни... Так что придется ее жалеть - и не жалеть одновременно.
"Никакой гипноз не сотрет память полностью. Я могу только заблокировать ее, но под действительно серьезным давлением мой барьер сломается..."
Придется Алексис Шепард пережить немало неприятных минут в обществе Темного Лорда, чтобы научиться выдерживать то самое серьезное давление. Вейдер сам не отдавал себе полного отчета насчет того, почему он так возится с этой девчонкой. Империя никогда не жалела жизней, ни чужих людей, ни своих, так почему? Это требовало тщательного анализа, который Лорд решил оставить на потом. Тем более, что Шепард задала ему вполне логичный вопрос.
"Странно, я думал, что мое имя уже звучало. Должно быть, у нее был шок."
- Я - лорд Дарт Вейдер, - черная маска повернулась к женщине, - Я человек, мужского пола, мне сорок пять лет. Этого вам должно быть достаточно.
Вейдер был лаконичен, как и всегда. Ни слова сверх необходимого. Будто потеряв интерес к разминавшейся Алексис, он прошелся вдоль зала и резким движением выбросил вбок правую руку, давая команду компьютеру. Тусклая полоса стали прорезала воздух, и вылетевший из крепления в стене меч лег рукояткой в ладонь. Вейдер почти что ласково сомкнул пальцы на шершавой ткани обмотки. Катана, не обычный полуторный клинок - его удар сложнее остановить, девчонка пока не выдержит такого натиска.
- Возьмите оружие, без него вам будет сложнее.
Это всего лишь иайто, незаточенный, хоть и закаленный, меч. Идеально сбалансированный, выкованный Вейдером когда-то ради интереса. Он не мог предположить, что придется пускать его в дело против реального партнера. Выполнять ката или рубить в салат дронов лучше заточенным клинком, а этот пылился без дела уже несколько месяцев. Лорду показалось, что сталь запела от удовольствия, когда, наконец, вылетела из ножен.
- Если ты хочешь увидеть чью-то душу, ничто не сравнится с боем на мечах. Рукопашный бой может перейти в драку, этот - никогда.
Деревянные ножны упали на пол, когда Вейдер принял стойку. Позиция хассо, его любимый способ выжидания действий противника, меч, захваченный двумя руками, замер справа от головы. Это классическая выжидательная позиция, известная каждому, кто начинает практиковать кэндо, но, увлекаясь сложными приемами, многие забывают, что самый страшный противник - тот, кто досконально изучил базовые техники. Вейдер относился к таким.
- Начинайте.

Отредактировано Vader (2013-07-18 19:21:20)

0


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Заброшенные игровые эпизоды » 2.7. Storm is coming...