Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Поймай меня, если сможешь


[С1] Поймай меня, если сможешь

Сообщений 1 страница 10 из 19

1

Дата и время: Ночь с 20 на 21 апреля. Штормовой ливень.
Участники:
Michelangelo, April O'Neil, Ayse, Raphael, Ninjara, Leonardo
Анонс происходящего:
...сегодняшняя ночь выдалась на удивление насыщенной. Около полуночи гений черепашьей команды получил сигнал о помощи от их общего друга — Моны Лизы, на которую единовременно напали опасный мутант по имени Рене и отряд ниндзя Клана Футов, подосланный Шреддером. Естественно, ребята сразу же бросились ей на выручку... правда, в не совсем привычном им составе. Мало того, что Донателло и Микеланджело пришлось выйти на поверхность без старших братьев, так за ними еще и Эйприл увязалась! В итоге троице пришлось разделиться: Донни взял на себя озверевшего ящера, а вот Майки получил особое задание — увести ниндзя подальше от места схватки. Так началась захватывающая погоня по залитым дождем крышам города, итог которой невозможно предсказать заранее...

0

2

Может, он перестарался?
Как лихо и почти мгновенно среагировали на него неизвестные ниндзя, это усложняло дело.  Микеланджело довольно быстро понял, что подписался отнюдь не на тренировочный бег-разминку, а, кажется, на очень серьезное предприятие. Топота позади него не слышалось, конечно, зато было слышно шлепанье по лужам и, судя по интенсивности этих звуков, его преследователи так же обладали легкими ногами и неслись за ним настораживающе-бодро и быстро. Нет, на такое он как-то не рассчитывал. Он обдумал, куда поведет погоню, прикинул, сколько форы им предоставит, предположил, скольких уведет Эйприл. Понадеялся, что в какой-то момент сможет объединить эти две погони и под шумок укрыть подругу где-то среди чердаков, уводя на своем хвосте оба потока. Но как-то не подумал, что ниндзя разделятся на целые отряды, что не всех получится утянуть за собой, что кто-то таки останется там, на крыше с рекламным стендом, куда направил свои стопы его старший брат для того, чтобы вступиться за ящерицу с чем-то ужасающим. К последнему он, впрочем, был все же внутренне как-никак, а готов. Хоть и надеялся, что его самые худшие ожидания не оправдаются. Но, увы, у ниндзя был лидер, и преследователи оказались организованы куда лучше, чем можно было представить. Того же явно не хватало черепашке в оранжевой маске, который предусмотрел все, что мог, кроме очевидного.

Надеюсь, ты справишься, - мысли скакали, словно пена на волнах, не имея определенного адресата, и относились ко всем троим его друзьям. Он берег дыхание и бежал, экономя силы, ища глазами, где можно было бы создать простые ловушки, без затраты времени. Пока еще тщетно.

Микеланджело перемахнул через очередной пролет в пяти домах от того, на котором искрил стенд и метались темнеющие на его фоне фигуры, и, в полете оглянувшись, запечатлел в глазах преследователей. Приземлившись, он побежал дальше, теперь более внимательно оценивая увиденное – один быстрый взгляд – сколько там было ниндзя? Как далеко они находились? Задачи на развитие зрительной памяти не были его самыми любимыми, но хотя бы не требовали от него философских трактовок всяких сенсейских баек, так что Микеланджело освоил такой способ счета на раз, и сейчас он ему очень даже пригодился. Уивденая картина не обнадеживала. Черепашка-мутант закусил губу, недовольный - слишком мало. Смаргивая воду, заливающую глаза, он уже не мог позволить себе остановится – ниндзя шли на таком коварном расстоянии, что если дать себе хотя бы ненадолго остановится – значит, подарить врагу непозволительную фору. Сейчас этого никак нельзя было допустить, и черепашка продолжал свой неустанный бег, проламываясь в стене дождя, теряясь в его серой массе. Усталость пока еще не овладела им, и чувствовал он себя достаточно бодро, чтобы смотреть в будущее с позитивом – еще пара крыш впереди, и можно будет сменить направление, предположительно туда, куда двинулась Эйприл. Там, возможно, если найдет ее и ее преследователей, он спустится вниз, чтобы два отряда невольно объединись. Умный ли это ход? Сложно сказать, Микеланджело не был стратегом, но одно знал точно – долго его подруга скрываться от обученных ниндзюцу она не сможет. А сможет ли скрыться он сам, когда сочтет, что это уже необходимо?  Одно хорошо – его силуэт, с темным панцирем и синеватой кожей, прекрасно поглощался окружающей средой – стена дождя в ночи укрывала его под своим серебристо-синим пологом, лишь маска, его яркая оранжевая маска, могла демаскировать его, но она, хоть в чем-то плюс, была насквозь мокрой, и о ярком танце развевающихся концов банданы можно было лишь мечтать. Противнику, разумеется. Один из ниндзя был ближе, чем ему бы хотелось, но черепаха  надеялся, что остальные преследователи не так хорошо его видят, как этот. Пора его скинуть с хвоста, а то насел, весь панцирь насквозь просмотрел. О! Сзади донеслось что-то вроде «Постой!». Громко фыркнув, хотя, кто ж это услышит во время такого ливня, Микеланджело  оглянулся и со всем доступным в такой ситуации обаянием, ухмыльнулся, показав преследователю массивный и, во многих отношениях впечатляющий, средний палец. Ага, как же. Так и замер на месте.

Пришло время начать вертеться – он ушел на достаточное расстояние, чтобы заигрывания с погоней не могли нанести вред оставшимся позади Донателло и Моне Лизе. Даже если его сейчас поймают, вернуться сразу на место старта ниндзя не смогут. Интересно, на каком расстоянии его фигура полностью потеряется в дожде и крышах? Его самый близкий преследователь наверняка все еще его прекрасно видит. Надо увеличить дистанцию, скрыться из глаз, уничтожить, в конце концов. Микеланджело ощущал дрожь волнения, зарождающуюся в нем от предвкушения веселья. Немного с горчинкой, он волновался за брата и подруг, но все-таки пришло время предпринять что-то еще, кроме бега от этих гончих.

Удачно, - Микеланджело метнулся вбок, перекатываясь, скрываясь от взоров за бетонной клетушкой с дверью на чердак. Его цель – крыша слева, оскальзываясь на луже, он быстро побежал, пригибаясь, едва ли не на четвереньках и, чуть не споткнувшись на черте как раскинутых растрепанной лапшой проводах, перемахнул на соседнюю крышу, куда планировал, ругаясь себе под нос на нерадивых монтажников, из—за которых вполне мог свернуть себе шею. Оказавшись на месте, позволил себе оглянуться и  сразу, - не глядя, нырнул с головой в заросли зелени – эта крыша была с садом, собственно, именно этим она и привлекла внимание подростка. Хлипкий кустик расступился, Микеланджело оказался по лодыжки в разъезжающемся от грязи газоне и поспешил к покрытому водой настилу – по крайней мере, травы он там не увидел, когда очередная молния прочертила по небу замысловатый зигзаг, освещая все вокруг. Дождь  заливал этот чужеродный кусочек природы, из темноты проступили чуть скособоченная беседка и  пара шезлонгов с живописно вывороченными зонтиками по бокам. Не двигайся он, сосредоточенный на своей задаче – испугался бы их страшных силуэтов, принимая за чудовищ. Сейчас же все его мысли были направлены на задачу, поставленную перед ним, так что любая тень – его союзник, непознанная фигура – либо враг, либо укрытие. Тут нет места страху, созданному воображением от безделья, были лишь объекты, несущие либо пользу, либо вред. За один такой он  скользнул, не надеясь, впрочем, задержатся надолго – остановится, значит, попасться. Схватив лапой сломанный металлический стержень зонта, сглатывая воду, он  придвинулся к краю, огороженному чугунной оградой, пряча массивное тело в тени этой конструкции, не дожидаясь, когда из кустов вслед за ним появится еще чье-то тело. Найдя подходящее место, он воткнул зонт в размякший грунт и метнулся обратно в растительность, надеясь, что зонт оттянет на себя какое-то внимание и даст ему время . Быстро оглядевшись, он пробежался до чугунной ограды и полез по ней вверх – подтягиваясь на соседствующую более высокую часть того же дома. И нырнул в темноту.

+4

3

Мутант больше не проронил ни слова за всю дорогу, что они уже пробежали. А, впрочем, и так было совершенно ясно, что это был отвлекающий манёвр. Просто вызывающее действие, чтобы отвлечь всё внимание на себя, но за кого этот панцирь с ножками себя принимает!? Да, у Аясе с самого начала миссия не заладилась из-за всех этих приказов, которые не были услышаны и выполнены в последствии. Но он, всё-таки, тренированный годами боец, тактик, стратег и просто умный парень. Это никуда не делось и неужели этот мутант думал, что Аясе купится на такой дешёвый трюк? Он тут не в детские игры играет, тут всё серьёзно и смертельно опасно. И недооценивать себя Аясе просто не позволит, это будет слишком мощный удар как по его гордости, так и по чести ниндзя.
Сложись всё немного иначе сегодня, Аясе, может, даже не обратил бы внимания на оклик, все эти громкие издевательские слова и погоню, продолжая свою миссию и сконцентрировавшись на главном объекте. Его интересовала ящерица, нужна была ему - ящерица и до других ему дела не было. Он бы не потратил и больше двух футов на ликвидацию неожиданного случайного свидетеля. Но... это был не просто какой-то подросток, глупый парень с улицы, случайно забравшийся на крышу в дождь чудак, нет! Не простой случайный очевидец творящегося здесь беспредела. Это был мутант, мутант, о котором футовца не предупреждали и он должен был узнать о нём максимум всего, если уж и не доставит на базу его как пленного... Ая слишком уже разочаровался в ходе миссии и своих подчинённых, так что не надеялся на большее. Пусть в чудо он не верил, как и в успех начатого им дела, но это не значило, что он теперь собирался делать дела в пол силы. Нет, он по прежнему будет выкладываться на все сто, чтобы выполнить задание несмотря ни на что.
Поэтому погоня продолжалась. Поэтому он двигался быстро и ловко, несмотря на дождь и лужи. Поэтому его визоры постоянно переключались, крутились и тихо жужжали, не перебивая этим звуком шум дождя. Если бы не тихие шлепки по лужам, его вообще было бы не слышно. А уж когда он огибал особо опасные места, прыгая на стенку, отталкиваясь от неё ногами и минуя глубокую лужу, то его вообще можно было потерять из виду. Не услышать, так увидеть можно было пару светящихся круглых линз, встроенных в его маску. В остальном он сливался костюмом с полумраком и тенями большого города.
Он пристально следил, чтобы по сторонам не встречалось никаких теплокровных объектов. Да и вообще, каких-то посторонних. Во-первых, важна была скрытность этой их якобы "тайной" операции. Народу много, но если мутантам плевать, то его задача, чтобы гражданские жили в неведении о мутантах и тайных кланах японских в Нью-Йорке. А во-вторых, не хотелось угодить в ловушку. А через визоры Ая видел ясно и чётко, что никого нет вокруг, никто не притаился и не нанесёт внезапного удара, к которому он может быть не был готов. Если такое возможно вообще. На заданиях Ая всегда максимально собран и его трудно застать врасплох... даже собственному отряду. Ведь он продолжал выкручиваться, верно? Несмотря на все трудности, операция ещё не провалена и уже не будет полностью провалена, потому что у него данных на четыре гигабайта память. И всё ещё пополняется! Так что он был готов отразить любой удар. Он не отставал ни на шаг, следуя по пятам за черепахой и тоже молчал. Только шлёпанье по лужам, шум дождя и одному ему слышное жужжание крутящихся и настраивающихся визоров.
Аясе так же сумел поймать разговоры футов на своей частоте, а ещё через несколько минут и увидел тени по обе стороны от себя. Несколько метнулись слева и ушли чуть вниз. А несколько появились справа и тут же скрылись, перемещаясь на ярус выше. Их цель не меняла направления и бежала, в общем-то, по большей части, просто вперёд. Аясе не мог потратить всё ночь на игру в догонялки, поэтому взмахнул сначала левой, а затем правой рукой своим футоам. пора было заканчивать всю эту беготню и захватывать черепаху в кольцо. Как раз в этот момент тот метнулся в сторону. Ая, при этом, даже не сбавил скорости и метнулся следом. Не так ловко, всё же это было неожиданно, но не потерял ни времени, ни скорости. Чуть присев, он почти остановился на четвереньках и снова рванул вперёд. Пара непонятных жестов рукой в воздухе и футы сменили направление, перемещая кольцо, но не сжимая его... пока не сжимая...
Но, вдруг, черепаха подскользнулась, из-за чего Саюдзуки пришлсоь почти остановиться, чтобы понять, куда его занесёт, упадёт ли, прикидывается ли и, соответственно, что делать при каждом из этих возможных раскладов. Но черепаха не упал, а нырнул в какой-то застеклённый сад. Верхнее оконце которого было приоткрыто. Ловко. Но Аясе не спешил прыгать за ним следом. Он остановился у единственного входа с крыши и начал отдавать приказания. снова рука поднялась и с помощью нескольких жестов, понятных только футам, он велел одной части отряда оставаться тут, в то время как другая, большая часть, были посланы вниз, перекрыть все воможные выходы с нижних этажей. Сам же Аясе только сейчас прыгнул вниз, оставив у окошка сторожить пару своих солдат. Он тихо приземлился на корточки, упираясь рукой в мягкую мерзкую почву под собой. Кулак чуть потонул в сырой земле, но грязь не пугала воина. Он сосредоточено вертел головой, настраивая визоры.
- Умный паренёк, ха... - подумал он. В листве действительно было легче спрятаться кому угодно. Трусливо, но так и со следы сбить можно. Однако Аясе имел новейшее оборудование и тут же засёк движение в листве. Дабы не оставлять следов на мокрой земле, он забрался на дерево. небольшое, но его ветви выдерживали вес футовца. Потом ладонью затёр свой след и медленно, как можно тише, направился к черепахе. Послышалось движение и Ая выскочил из своего укрытия, но... за зонтом уже никого не было. По мокрым грязным следам, фото которых он так же не забыл по-быстрому сделать, он ринулся за мутантом дальше, через ограду наверх.
-* У нас проблемы, периметр прорван. Покинуть посты и продолжить преследование! высылаю координаты! - уже в голос сказал он. Он том что Ая наступает зелёному парню на пятки, тот и так, наверняка, в курсе. пусть ая потерял эффект неожиданности, но с отрядом у него было численное преимущество. И не догонит сам, так футы окружат и заставят его остановиться... что те и сделали через несколько минут, взяв мутанта в кольцо. Аясе догнал его и остановился.
- Сдавайся, мутант... бежать некуда!

+3

4

Пока Майки водил своих преследователей по крышам, Эйприл возглавляла марафон в подворотне. Самочувствие девушки в последние минуты стремительно опускалось к нулю, от недостатка кислорода в лёгких и постоянной нагрузки у неё начала понемногу кружиться голова, ослабли руки, а от сильного притока крови отваливалась печень.
Казалось, что выхода уже никакого нет и, что буквально через несколько секунд, она уже будет лежать на земле, окружённая со всех сторон хороводом из этих свирепых чёрных ниндзя, которых она сама на себя же и натравила… Но, внезапно, взору Эйприл предстал подъезд, одна из двух дверей которого была на распашку открыта. Она, словно очень гостеприимная хозяйка, приглашала девушку скорее войти в её таинственные апартаменты, чтобы помочь бедняжке укрыться от, нависшей над её головой, угрозы. И ведь, действительно, этот подъезд будто и впрямь возник из неоткуда,  Эйприл на секунду показалось, что это какой-то своеобразный знак свыше. За всё это время она пробежала не один и не два дома, там было множество открытых дверей, и ни одна из них, чёрт возьми, не притягивала её сознание так, как эта.
Из последних сил репортёрша шестого канала рванула вовнутрь этого странного жилого объекта. Позади что-то громыхнуло, что заставило сердце девушки сжаться в тройной мере и произвести следующие действия настолько молниеносно, что позже она совсем потеряет их из памяти, а именно то, что первым делом, забежав в подъезд, она обнаружила какой-то, отломанный от чего-то, вероятно от оконной решётки, металлический прут. Моментально сообразив, О’Нил захлопнула дверь и вставила прут в ручки, он пришёлся туда в самый раз.
«-Неужели я спасусь?» - пронеслось в её голове, как вдруг двери сотряслись от сильного удара из вне, заставив девушку от страха врезаться спиной в противоположную стену. Ужас вновь наполнил каждую клеточку её измученного организма. Сломя голову, она побежала вверх по лестнице. Спотыкаясь в темноте и наступив разок какому-то коту на хвост, (вероятно животное просто не успело вовремя поскрестись о дверь квартиры, до того, как его хозяева легли спать, а может он просто решил спрятаться здесь от дождя, не думая о том, что в итоге его жестоко унизит женский белый сапог... ) вскоре, когда Эйприл достигла самого последнего этажа этого дома, до неё наконец-то дошло, что погоня за её несчастной душонкой наконец прекратилась…
Сделав глубокий вздох, О’Нил медленно присела на лестницу, предав себя цели отдышаться и прийти в чувство, насколько это будет возможным для неё.
Тьма ещё некоторое время освещала закрытое вокруг пространство под громкое и жадное женское дыхание; оно прорезало переполненный густотой мрак и отдавалось эхом в бездушный ледяной бетон. Стены здесь, как губка, впитывали всю внутривозникающую  информацию, и, как хороший психолог, никогда не выдавали чужих тайн.

«- Надеюсь, ребятам сейчас лучше, чем мне…»  - думала девушка. После одышки, когда головокружение утихло, Эйприл всерьёз задумалась о том, что же сейчас происходит с её друзьями. Смог ли Микеланджело убежать, не пришибла ли та здоровая и злобная ящерица Донателло и Мону? Нет, это ей сейчас лучше, чем им, её никто не бьёт… пока ещё.
«- Я верю в вас, мальчики, пожалуйста, не подведите меня…» - проговорила про себя Эйприл, словно в то же время просила Господа снизойти на её друзей и протянуть им руку помощи. Уткнувшись лбом в коленки, она закрыла глаза и облокотилась плечом о перилла.
С такой жизнью точно станешь психом или неврастеником… Если бы только Эйприл могла хоть как-нибудь узнать, что с черепашками всё хорошо, если хотя бы на секундочку она смогла бы увидеть их в целости, то этот факт однозначно бы дал ей сил двигаться дальше...

Не приснившийся покой вскоре стал доставлять Эйприл дискомфорт. Громкая тишина стала отбрасывать на себя тень подозрения, но что неприятнее, это возникшее чувство присутствия рядом кого-то ещё… Девушка напряглась, хотя, возможно, что это была просто галлюцинация, образовавшаяся на почве лютого стресса, так рассуждал её, пока ещё вроде бы трезвый, мозг. Шорохов О’Нил не слышала и ничего подозрительного так же не замечала за последние несколько минут. Тогда что это было?
Страшная опасность, грозящая причинить вред человеческой жизни, способна вызывать обострение практически всех чувств, будь то слух или нюх, к примеру, а бывало даже, что возрастали и физические способности. Так, человек, который раньше страдал отдышками после двух минут ходьбы, мог бы без труда разбежаться и запрыгнуть на двухметровый забор, спасаясь от злобной, бешеной собаки.
Неведомо что, какое-то шестое чувство, вдруг заставило Эйприл вскочить с лестницы и ринуться вниз, и, как ни странно, чувство её не обмануло. Девушка понимала, что, скорее всего, в самом низу её будет ждать западня, поэтому она выскочила через битое окно на хлипкий многовековой балкон, вниз от которого тянулась пожарная лестница. От одной стороны к другой была протянута длинная бельевая верёвка, Эйприл хотела перебраться по ней на противоположный балкон, одна  её нога уже ступила на расшатанную изгородь, но тут  же отпрянула назад, спиной О’Нил почувствовала, как врезалась во что-то, весьма мягкое, для бетонной стены. В следующее мгновение её руки были уже плотно прижаты к спине, сцепленные мёртвой хваткой сильных мужских рук. Она попалась. На балкон спрыгнули ещё двое ребят в чёрном одеянии. Эйприл нервно сглотнула. Добегалась девочка, теперь, в лучшем случае её могут взять в плен, а может и нет…
Отправив большую часть тяжести своего тела на фута, что крепко держал её руки за спиной, она, что есть силы, ударила ногами в балконную перегородку. Хлипкие болты, уже и без того расшатанные прыжками ниндзя и подвигами Эйприл, наконец вылетели из своей резьбы, балкон покачнулся и с громким и не выносимым скрежетом, точно криком какого-то мощного поверженного зверя, полетел вниз, вместе со всем своим содержимым. Но тут их ожидал ещё один неожиданный сюрприз, балкон «повис» на пожарной лестнице и с внезапным толчком за его пределы вывалилось несколько пассажиров. Что-то внизу ещё держало эту конструкцию на плаву, вероятно оставшиеся несколько болтов.
- Зайцам на этом экспрессе не место! – крикнула Эйприл вслед, трём улетевшим во мрак ниндзя. Девушка успела подстраховаться на этот случай, вот только она не смогла предугадать того, что и нижние болты могут рано или поздно «покинуть свои гнёзда»…
Крик репортёра в жёлтеньком комбинезоне моментально разлетелся на несколько кварталов вокруг, заглушив собой шум дождя. Через мгновение она уже лежала на земле в куче каких-то огромных коробок. Падение оказалось более-менее  мягким, если так вообще можно было сказать. Где она находилось? О’Нил уже ничего не понимала, она довела себя до ручки. Уставшая и побитая при чём благодаря лишь своим собственным стараниям! Глупо как-то вышло…
Оставшаяся часть преследователей, человека четыре, а может пять, уже стояли вокруг её обездвиженного тела. О’Нил чувствовала, как сейчас, среди этих людей, решается её дальнейшая судьба, а быть может у них уже всё и так давно решено....

+3

5

Плечо саднило, но больше всего была ущемлена гордость. О да, Раф буквально чувствовал, что этот спарринг со старшем братцем войдет в историю как худший и позорный для саеносца. Начать с того, что в разыгравшейся непогоде лапы Рафаэля скользили в лужах, и он постоянно пропускал удары, злился, накручивал себя и вместо ловкого, идеально бойца превращался в толстую бабу на чайник, которая вздумала тягаться с великим воином. И в результате он так и не дослушал речь Лео на тему «скажи самообладанию - да», а обматерил мастера катан на чем свет стоит и плюнув в ближайшую лужу побрел домой, оставив братца в гордом одиночестве. Ему просто надо было подспустить пар, и тогда возможно он даже вечером поговорит с мастером об уроках медитации, конечно Раф понимал где-то глубоко внутри души, что его горячность никому из команды не идет в плюс. Но, черт возьми, какого панциря он должен был сдерживать себя?? Мутант пнул стену коллектора, словно та была виновницей всех его проблем и несчастий, и ввалился в убежище мокрый, злой и голодный. Он уже глубоко сочувствовал тому из младшеньких, что первый попадется ему под кулак, он с удовольствием сотрет улыбку с морды Майки, если тот рискнет пошутить на любую, пространственную тему.
К удивлению Рафаэля в логове было крайне тихо, хотя он особо и не ожидал бурной деятельности в час ночи. К его удивлению на диване перед телевизором сидела только открытая коробка с холодной пиццей, Майка же не было видно. Вряд ли младшенький обрел добродетель, и как послушная черепашка свалил спать в полночь, оставив пиццу (!!) не съеденной. Саеносец задумчиво подхватил треугольник теста с начинкой, и жуя его побрел к дверям лаборатории Дона. В ней работало все, кроме самого гения, которого на месте не оказалось.
Какого панциря?
Он уже начал ощутимо нервничать, пятой точкой на панцире чувствуя подвох, либо младшенькие сейчас вылетят из темного угла, с воплями «кошелек или жизнь». Но до Хеллуина еще как до Китая пешком, он закинул в рот последний кусочек пиццы, и хмуро осмотрел лабораторию на наличие подсказок к этой головоломке, но не нашел никого кроме копошащегося паука. Судорожно сглотнув, и прокляв про себя Дона с его домашними зверушками, он уже было попятился к выходу, как на компьютерном столе ожил забытый гением черепахофон. Сначала у него было желание проигнорировать сигнал, но потом Рафаэль вспомнил, что сейчас довольно таки поздно, и в отсутствие Лео в логове лидером становиться он. Власть ударившая в голову (пусть она была и крайне эфемерной) и вот Раф, вообразив себя бесстрашным героем с пафосным видом щелкнул крышкой передатчика. Сначала текст сообщения не уместился у него в голове, да и как-то мало верилось, что младшие братья сейчас в ночном городе вляпались в неприятности – а он в этом не принимает участия!!! Какого хрена, они не взяли развлекаться Лео и Рафа?? Почему сразу не переслали сигналы бедствия? Саеносец, скрипя зубами, вытащил собственный телефон и с удивлением обнаружил, что он разряжен – а, ну хотя бы с этим стало все понятно.
Поправляя на ходу ремень, он метнулся к выходу из убежища, мимолетная мысль – а, не стоит ли дождаться Лео – задержалась в голове лишь на ту долю секунды, что он пересылал ему тревожные сообщения с телефона Донателло. В конце концов лидер сам виноват, что не пошел сразу домой, а решил помедитировать на дождь. Мутант ухватился за прутья лестницы ведущей к канализационному люку, и в который раз за эту ночь оказался по уши в льющемуся с неба ливню и проблемах, которые щедро сыпались на их семейку в последнее время.


Если что-то и раздражало этой ночью Рафаэля кроме Лео, дождя и пустого желудка, так это навигация в черепахофоне. Он уже трижды сбивался с пути, петляя по крышам, и напрочь сбив себе дыхание. И вот уже когда он оказался почти на окраине города, саеносец был в таком бешенстве, что будь рядом тот-кто–смастерил-гаджет, он бы уже давно горестно вздыхал на обломками своего творения и заодно шеста. Пролетев по инерции и упрямости пару крыш, мутант готов был сдаться, и вернуться к исходной точки, но вот на горизонте замигали сине-красные мигалки, и открылся чудесный вид на побоище устроенное явно не ради развлечение местного населения. Рафаэль скрылся в тени дымоходов, внимательно осматривая снующих полицейских, тут и еже было ясно, что поработали люди не боящиеся высоты. Как минимум очень ловкие бандиты, как максимум кто знает...
-Что это еще за говнюки? - он прищурив глаза рассматривал останки рекламного баннера, висевшего на одних соплях. Если бы у саеносца была возможность подобраться как можно ближе к месту сражения, он бы гораздо быстрее людей вычислил путь, куда ниндзя отправились сражаться дальше. Как-то до этого момента ему не приходило в голову, что все настолько серьезно – пожалуй кроме Дона, по голове достанется и саламандре, как камню преткновения всех проблем. Он в бессилии стукнул кулаков в каменную кладку трубы – какого черта Дон позволил Майку быть приманкой?? Конечно это была одна из их тактик в битве, но лишь тогда, когда все члены команды были на месте. У гения похожи иногда случались помутнения, и после того как они познакомились с Моной, случались эти переклины все чаще и чаще. Полицейские тем временем тоже не теряли время, и похоже с помощью местных жителей определили направление куда ушла погоня – Раф заметил как молодой лейтенант, махал куда-то на северо-восток города, что ж этого было более чем достаточно. Мутант развернулся, и припустился в бег.
Ливень застилал глаза, Рафаэль буквально бежал наобум, лишь предполагая какой путь выбрал бы Майк. Ему не хотелось думать, что он фатально ошибся, руки сжались в кулаки в бессильной ярости – какого дьявола эта ночь превращалась в догонялки по лабиринту сотканному из воды. В какой-то момент он разогнался, и совершив сальто оказался на одной из самых высокой точки ближайшего дома – поверхность водонапорной башни скользила под лапами, но он поймал равновесие и теперь судорожно вглядывался в дождь, не понимая – действительно ли он различает силуэты в миле от себя, или это иллюзия созданная ливнем. Но иллюзия не могла применить на практике прыжок, которые Рафаэль без сомнения узнал бы из тысячи – мутант с ухмылкой потянулся, и сорвался с воданопорки вниз. Теперь то он точно повеселиться, скорей всего Майку надоело солировать и изображать из себя героя, количество врагов явно было преувеличенно на один черепаший панцирь. Саеносец полагал вписаться в битву подобно ледоколу, проходящему сквозь крупные льдины, если бы не заметил, что под домом его братцу уготована засада, в виде еще одного странных парней в трико. Ими явно кто-то командовал, кто-то достаточно хитрый, что бы понимать, что для поимки мутанта нужно много народа. Особенно для такого прыткого как мастер нунчак.
Рафу некогда было рассуждать о причинах этого нападения, он итак знал, что началось все с Моны, которую сейчас благородно спасал Дон. Мутанта перекосило от бессильной злобы – какого черта он поставил эту ящерицу в основу всего, пожертвовав безопасностью брата? Он бежал едва касаясь покрытия крыши лапами, и вот достигнув бортика крыши сорвался с него вниз, обрушиваясь на людей как лавина – те явно не ожидали, что дождь кроме воды принесет с собой еще одну гигантскую черепаху. Рафаэль выпрямился, зло глядя на врагов, и провернув зажатые в лапах сай,  с рычанием бросился в атаку. Где-то над ним сражался Микеланджело, он слышал как стонет конструкция пожарной лестницы, было бы неплохо если б братец присоединился к нему, но сейчас лезть под руку саеносца было опасно. Тот словно берсерк косил всех, кого видел на своем пути, сражаясь сразу с двумя, и не подозревая, что его загоняют в угол.

Отредактировано Raphael (2013-08-31 14:03:29)

+5

6

In the dead of night she came to him
with darkness in her eyes
Wearing a mourning gown
Sweet words as her disguise. (с)

Ниньяра замерев, сидела на чердаке и через загрязненное окно, наблюдала за каплями, которые стекали по грязному стеклу. Она не любила этот город. Она недавно переехала сюда со своим мастером, но в Нью-Йорке было все далеко не так, как расписывал мастер Чин-Хан. Нью-Йорк был грязным серым городом, которым плюсом ко всему приветствовал лису промозглой погодой. Всю неделю, что она находилась, здесь лил дождь, а на улицах царила грязь и слякоть. Мастер говорил, что у него здесь дело, и Ниньяра должна участвовать в переговорах и  предотвратит, если что-то пойдет не так. А точнее не по плану, который обрисовал ей хозяин. Все остальное время Ниньяра должна была сидеть здесь, на чердаке этого заброшенного дома. Ниньяра однажды позволила себе короткую вылазку до музея. Кажется, он назывался Метрополитен, она побродила там пару часов, до возвращения хозяина, пообещав себе, что вернется туда снова. Вообще предметы искусства восхищали Ниньяру, она могла по нескольку минут рассматривать одну и ту же вещь, находя для себя что-то новое. Лиса вздохнула, свернувшись клубочком и положив голову на лапы. Дождь продолжал идти стеной, а Ниньяра вглядывалась в крыши ночного города, пытаясь высмотреть там что-то новое для себя. Неожиданно тень возле дымоходов шевельнулась. Лисица приподнялась на лапах, вглядываясь в ночную темноту. Крупный силуэт, напоминающий местами человека, срывается с места и лиса провожает его удивленным взглядом. Кто это был? Еще один ниндзя? Мастер рассказывал, что весь Нью-Йорк находится под крылом некого клана Фут, над которым главенствовал некто по имени Ороку Саки. Лисе была не особо интересна история японских кланов, которые внезапно решили перебраться в Нью-Йорк. И все-таки, она решает последовать за тем, человеком, чей силуэт пару минут назад промелькнул в ее окне. Она не понимает для чего она это делает, но что-то ей подсказывает, что она поступает как должно.
На улице с адской силой льет дождь, так что лиса мгновенно промокает до нитки. Ниньяра осторожна, она старается, чтобы он не услышал ее шагов, но мало что можно понять из-за шума дождя, звуков грома и свиста ветра, гуляющего по крышам, который мгновенно заставляет промерзать до костей. В глубине души она проклинает себя за свое любопытство и то, что ей не сиделось на теплом чердаке. Какого вообще черта она пошла за ним? Она перебирается из одного неосвещенного места в другое, пытаясь среди стены дождя высмотреть прежний силуэт. И вот она заметила его снова, и любопытство взяло верх над лисой, и она решила проследовать за ним, гадая,  что же ведет путника сквозь ночь и дождь. Она видит, что он идет наугад, потому что за этой стеной дождя, стоя на скользкой крыше, легко потерять направление. Он петляет делает круги, но в конце-концов они оказываются возле нужного места. Она останавливается, следя за его грациозным прыжком  до водонапорной башни. И здесь сквозь звуки дождя она услышала звуки сирен и людские крики. Но они шли дальше, на звук оружия и скрежет стали, которые пока скрывал дождь.  Он спрыгивает с водонапорной башни на крышу, видимо найдя, что искал. Ей пора возвращаться, мастер будет за нее беспокоиться, но лиса колеблется, делая выбор. С одной стороны есть мастер, которому она поклялась в верности, а с другой, неизвестный парень, за которым она внезапно решила пойти. На первый взгляд выбор очевиден, но Ниньяра умела смотреть в будущее, ведь если с ней не будет ее мастера, она останется в чужом городе абсолютно одна. Она ведь сбежала из дома и у нее не осталось никого кроме ее брата, которому она постоянно слала письма и который находился от нее за тысячи километров и мастера Чин-Хана. Силуэт снова скрывается за пеленой дождя, но теперь Ниньяра знает его примерный маршрут. Она останавливается возле бортика крыши, и наблюдает за разворачивающимся под ней сражением. Лисица не должна вмешиваться. Это ее не касается. Больше того, если она сейчас вмешается для нее все это может плохо закончиться.
Она замечает, как такого же крупного парня, как ее новый знакомый, осаждают на крыше, но тот пока справлялся со своими проблемами, а вот ее новому знакомому везло явно меньше. Не рассчитав свои собственные силы, он сражался сразу против двоих, не замечая, как к нему приближаются третий, четвертый и пятый, загоняя в угол. Все-таки это глупо идти в одиночку на такую толпу людей. Зоркий глаз лисы различил темные одежды и красные эмблемы. Это Фут, о котором она была так наслышана. Ее мастер стремился заручиться  поддержкой Саки. Но Ниньяра не могла просто стоять и смотреть на то, как Фут теснят ее новых знакомых. Она не знает на чьей стороне они выступают, но почему то ей кажется, что правильную. Только настоящий ниндзя - следующий своим принципам будет выступать против такой толпы народа. Значит ему есть что защищать, и это благородно. Да те парни тоже оказались ниндзя, и сражались они достаточно неплохо для своей комплекции. И она принимает безрассудное решение, которое так свойственно переменчивому нраву лисицы. Она без страха бросается на выручку своему новому знакомому, еще не зная, что это событие перевернет ее жизнь.
Она пускает пару  сюрикенов в сторону Фут, не особо заботясь о том, куда она попадет, просто стараясь привлечь к себе внимание. Когда несколько пар глаз оказываются, устремлены на нее и пара смертельных звездочек прилетает ей в ответ, Ниньяра легко преодолевает расстояние, которое разделяет ее и противников. Одним движением она вытаскивает катану, выпрямляясь после прыжка и моментально оценивая ситуацию. Лестница трясется, один из новых знакомых знакомых лисы прорывает себе путь вперед. Она должна помочь и расчистить путь. Все звучало просто, за исключением обстоятельств. Эта ночь действительно станет решающей для многих из них. Она наносит удар рукоятью катаны в шею одному из ниндзя. Если хоть один из них проболтается о том, что это лисица расстроила планы клана Фут, то уже ей тогда придется искать защиты. А у кого она будет ее искать в городе, где она никого не знает? У своих новых знакомых? Да она даже не знает кто это. Она не может просить их об услуге, по крайней мере пока. Она грациозно уходит с линии атаки, влево нанося один точный удар в живот. Она знает, что в обычное снаряжение ниндзя входят легкие доспехи, которые можно пробить катаной. Она знает их слабые места. Она училась убивать у лучших мастеров этого дела, и теперь своим противникам она не оставит и шанса. Ниньяра разворачивается, чтобы нанести третьему ниндзя удар, но замечает в его животе окровавленный сай. Футовец падает замертво, открыв Ниньяре лицо ее нового знакомого.
Лиса невольно замирает, пораженная, в некотором недоумении рассматривая черепаху, размером с человека, имевшего при этом все черты человеческого лица. Она рассматривает черты его лица и зеленые глаза, которые виднеются за прорезями красной повязки. Она рассматривает в некотором восхищении зеленую кожу, покрытую мелкими чешуйками и множеством свежих царапин от орудий Фут, по которой стекают капли дождя. Сердце пропускает удар, а затем начинает биться  в ускоренном темпе. Кровь приливает к вискам, а дождь начинает звучать где-то в отдалении. В этот момент, не смотря на смущение и неловкость Ниньяра почувствовала, что их встреча должна была состояться. Между двумя антропоморфами наступает неловкое молчание, и лиса решает нарушить его первой, она делает шаг к нему навстречу. Она хочет, чтобы он поверил в то, что она хочет помочь и она на их стороне, хотя она даже не знает, как его зовут, и почему они сражаются с Фут. Они изначально были по разные стороны баррикад, но она как всегда разрушила все барьеры.
-Меня зовут Ниньяра. – Она запнулась, наверняка он  думает кто она такая, почему бросилась помогать ему, почему следила за ним довольно таки долгое время. От ее нового знакомого веяло одиночеством, и на это откликнулось трепещущее сердце девушки. Две одиночки, два вечных изгоя встретились дождливой ночью в одном из переулков Нью-Йорка. Теперь судьба изменится для каждого из них…

+5

7

Задержавшись на улице, Леонардо медленным шагом брел по канализации, то и дело довольно журясь и потягиваясь. После нескольких дней затишья он наконец хорошо размялся при свежеймвоздухе и теперь чувствовал полное удовлетворение и легкую усталость после весьма и весьма ожесточенной тренировки с братом, которая, несомненно, пошла на пользу им обоим: таким образом, некоторые забывшиеся приемы как защиты, так и нападения снова всплыли в их памяти. Раф, очевидно, расстроился, но сегодня он хорошо себя показал - Лео пришлось сильно постараться, чтобы победить. Да и погодные условия не были на стороне брата: уж слишком часто тот просто подскальзывался и терялся посреди водяной завесы.
"Все было бы хорошо, если бы кое-кто не пренебрегал дополнительными тренировками и медитацией", - утвердительно подумал мечник и, остановившись рядом с металлической лестницей, ведущей на поверхность, подпрыгнул, ухватился за железку и подтянулся несколько раз. Прилив бодрости никак не хотел его оставлять, но Лео был уверен, что как только он зайдет в свою комнату, ему захочется спать. Настолько спокойная и ровная атмосфера вечно витает там, под потолком.
Но сначала горячий душ. Дождь, к слову, был не на пару минут и лил сплошной стеной. На улицах сразу похолодало, и мечник заметно продрог. Простуда ему никак не приглядывалась - стоило выпить несколько таблеток перед сном.
В убежище оказалось весьма тихо. Почему нет, раз скоро ложиться спать? Мечник посмотрел на часы, висящие на ближайшей стене, и оказался прав.
- Всем умываться и по койкам! - крикнул он в коллектор и хрустнул пальцами, сложив их в замок. - Завтра рано вставать.
Для Лео не было никакой проблемы подняться с утра пораньше, - его организм привыкал к подобному режиму на протяжении шестнадцати лет, - а выдергивать сонных братьев из кровати вообще было любимым занятием. Хобби. Сразу ощущаешь себя справедливо-старшим, чувствуешь ответственность и важность своего статуса. Есть в этом что-то приятное и светлое.
Остановившись напротив ванной комнаты, мутант заглянул внутрь и... никого не увидел. Более того, он не слышал разочарованных разглагольствований Майки, вечно жалующегося на ранний отбой и столь же ранний подъем, Рафа, пинающего мебель после поражения на тренировке, и Дона с Моной, недовольно вываливаясь из кресел и топая по комнатам.  Но ладно - ящерица, она как-то обратилась, что хочет заглянуть в свое убежище, чтобы что-то забрать...
Проходя мимо комнаты владельца нунчак, Лео приоткрыл дверь и снова никого не увидел. Это заставило его подозрительно нахмуриться и пройтись дальше. Рафа тоже не было. В лаборатории гения привычно горел холодный свет, работали мониторы компьютеров и гудели различные механизмы, но кресло пустовало, из чего мечник сделал вывод: кроме, возможно, Сплинтера, он в убежище один.
"Это еще что за черт?" - думал мутант, разминая шею.
Он даже догадывался, за кем поспешили его братья. Просто так, даже не дождавшись его и не оповестив, без разрешения. Лео почувствовал себя немного оскорбленным. "Может, мастер им разрешил?" - но комната Сплинтера была наглухо закрыта, видимо, мутант уже спал. Как давно они ушли? Поставили ли отца в известность?
Мечник нервно оглядывал рабочий стол брата и искал, предположительно, хотя бы записку, но кроме чертежей ничего не находил. Хотя нет, была одна вещь, привлекшая его внимание. Что-то разобранное, видимо, незаконченное, лежащее на стопке бумаг и напоминающее обычную, земноводную черепашку. Поверхность точно панцирь, только цвета светлее. Без рук, без ног, с торчащими наружу проводами и изредка вылетающими искрами. Лео подошел поближе и наклонился, чтобы разглядеть. Это оказался черепахофон, какой есть у Дона. Только тот был собранный и работающий, а этот весь какой-то неустойчивый и дохлый... но любопытство взяло верх. Мутант осторожно взял в руки две половины почти телефона и развел их в стороны, смотря на висящие провода. Количество их, казалось, превышало количество пальцев на обеих руках. Еще внутри были какие-то схемы и чипы, куда мучник решил благополучно не лезть. Он лишь чуть примял провода, согнул их несколько раз и соединил половинки черепахофона. Когда раздался громкий щелчок, Лео замер на месте с ощущением, что если он двинется, развалится не только телефон, но и вся аппаратура вокруг. А еще это могла быть мини-бомба, вживленная в якобы телефон, и последствия после его встряски рисовались перед глазами как нельзя ясно.
Мечник бы постоял еще, обдумывая свою теорию, если бы экран изобретения не загорелся красным и не запищал громко-громко. Вздрогнув от неожиданности, мутант потерялся бы в способах заткнуть эту штуковину, если бы не наткнулся взглядом на жирную, большую и красную надпись "SOS", постоянно мигающую. Вторым изображением частично показывалась зеленая, как он понял, карта мегаполиса, где на темном квадрате горела красная точка.
- Сигнал о помощи? - вслух спросил Лео, и почти сразу же кинулся к выходу из убежища, оставив черепахофон при себе для  эксплуатации.

Дождь все не прекращался. Было темно и скользко, мечник почти угадывал расстояние между крышами и постоянно сверялся с красной точкой, мигающей на экране. Благо, телефон не реагировал на капли воды и продолжал работать, ни разу не погаснув и не отключившись. Казалось, прошло уже с полчаса после того, как мутант выбрался на поверхность и побежал на сигнал, но точка ни на сколько не приблизилась. Она продолжала мигать "на горизонте", показывая, насколько далеко от него  носитель другого черепахофона.
Лео порядком вымотался, вспотел, но ледяной дождь остужал его тело. Несмотря на то, что мутант активно двигался, бежал не останавливаясь, он нисколько не согревался. Он замерзал, но не обращал на это внимания.
И когда легкие стало разрывать горячим кислородом, когда горло пересохло, а холод проник под кожу и глубже, мечник оказался совсем близко к окраине города. Повинуясь шестому чувству, мутант, выдыхая пар, спустился с небоскреба и пошел переулками. Где-то справа, метрах в ста от него, вдруг что-то обрушилось, поднялась пыль, послышался тонкий женский голосок. Забыв про точку, мигающую на экране, Лео побежал туда.
Теперь у него кружилась голова и потемнело в глазах, в горле саднило. Он должен был медленно отдышаться и посмотреть, что произошло на той стороне переулка, но пока участок окутан пылью - бесполезно туда соваться. Этого времени мечнику как раз хватит, чтобы прийти в себя. Он встряхнул негнущиеся ноги, потер лицо ладонями, стряхивая следы дождя и глубоко вдохнул. Почти.
Выудив из-за панциря катана, Лео крепко сжал челюсти, чтобы зубы не стучали друг о друга, и вышел из своего укрытия. Почти сразу он заметил обрушившуюся плиту балкона, теперь разбитую на камни и булыжники, а на ней лежала его подруга, Эйприл. Ее желтый комбинезон темнел и пачкался грязью, сама девушка глубоко дышала, выглядела помятой и не решалась открывать глаза - вокруг нее столпились вражеские солдаты с символическим красным знаком.
- Отошли от нее, - твердо и громко произнес Лео, выставив катана вперед, по направлению к Футам. - Я ваш противник.
Ниндзя похватали оружия и выстроились напротив него. Мутант нахмурился: рядом с Эйприл все же остались два солдата, вынимающие из-за пазухи ножи. Значит, следует быстро разобраться с этими типами и забрать репортерку отсюда. Она упала с внушительной высоты и не двигается. Черт, если это что-то серьезное...
Мечник отбил атаку, за которой посыпались множество других. От них отбиться было гораздо сложнее, не говоря уже о том, чтобы попытаться нанести удар. Но на кону стоит жизнь  подруги Лео. Еще он должен отыскать своих братьев и уложить, наконец, по кроватям.
Мутант пригнулся, миновав атаку сверху, и подпрыгнул, минуя подножку футовца. Почти сразу на него напали откуда-то сбоку, и Лео еле успел выставить перед собой лезвие, которое держал одной рукой. Напор противника был сильнее, поэтому нужно было срочно что-то предпринять.  Один из солдатов, стоящий рядом с Эйприл, подбежал на помощь своим товарищам, видимо, предвидя конец одного из четырех черепашек-мутантов.
Что делать? Мечник ослабил хватку катана, нанес удар другой, тем самым отвлеча футовца, и ударил ногой последнего по сплетению. Заметив наступление других трех солдат, Лео опустился на руки и, оттолкнувшись от земли, развел ноги в стороны и раскрутился. Перед глазами тут же все поплыло, но в скором времени солдаты обнаружились разбросанными по тротуару.
- Эй, Эйп, - позвал Лео, прочистив горло: он заметно наглотался пыли, - ты в порядке? Можешь встать? - спрашивал он, подходя к груде камней. - Давай помогу, - он, присев на корточки, не стал церемониться. Просто обхватил девушку поперек спины и под коленками и поднял над землей. - Держись за меня, - выдохнул мутант и, поудобнее перехватив тело подруги, поспешно скрылся за переулком.
- Где мои братья?

+7

8

Нет, у него однозначно большие проблемы, прямо таки огромные. Ближайший ниндзя не отставал, да и по сторонам от себя, в некоем отдалении, Микеланджело ощущал еще преследователей. Интуиция у него была развита в достаточной мере, чтобы регулярно умудряться выбираться из не самых удачных для себя ситуаций, но происходящее сейчас выбивалось из общего ряда прошлых, довольно таки бытовых проблем, даже не на корпус, а на десяточек сразу. Чувство преследования будоражило черепашку и тонизировало, чувства обострились, а мышцы, казалось, не знали усталости, несмотря на промозглый холод и жуткую непогоду. Он легко преодолел преграду и помчался дальше, отмечая, как смыкается кольцо теней по периметру крыши. Лапы на автомате сжали нунчаки, он готов был пробиться  сквозь ряды ниндзя, но все же  надеялся, что успеет ускользнуть до того, как они полностью перекроют ему путь. Удивительно, но усталые воины таки смогли его окружить и вынудить остановиться, и мутант-подросток замер, вытащив свое оружие из креплений и выполнив подмышечный захват обеих нунчак. Позади раздался звук чужого смачного приземления в лужу, непривычно сосредоточенный Микеланджело развернулся боком, поглядывая на окружившие его силуэты и их, очевидно, лидера. Мелодраматично даже.

- Сдавайся, мутант... бежать некуда!  - в ответ подросток блеснул белоснежной улыбкой, а позади его осветила очередная молния, и, словно рухнув, сверху раскатился  оглушающий раскат грома.
- С чего бы это, жердь? – юношеский голос звенел откровенной издевкой, прорываясь сквозь шум  ливня и ветра, а уверенная улыбка словно намекала о чем-то, о чем враждебный ниндзя пока попросту не догадывался. Быть может, мутант успел устроить пару ловушек, а? Черепаха сделал пару едва уловимых шагов, принимая более удачную позу для старта, продолжая сверкать зубами. Льющиеся с неба потоки воды скрыли звуки его осторожные перемещения своим шелестом и замаскировали течением перекаты мышц. Учитель всегда внушал, что мир на поверхности чрезвычайно опасен для них, что нужно держаться вместе, избегать боя один на один, действовать совместно и из тени, и никогда не недооценивать противника. И Микеланджело, даже будучи самым младшим и беспечным, сейчас очень даже хорошо помнил уроки Сплинтера и не намеревался расслабляться. Его уже окружили, а этот факт сложно недооценивать. И все-таки, он был полон решимости не сдаваться. Он выиграл слишком мало времени для Донателло и Моны, чтобы можно было сейчас сбавить обороты. Отвернувшись  от лидера преследователей, оббегая взглядом синхронно сужающих кольцо ниндзя, он внезапно напрягает мышцы ног и резко рванул вбок, вытянувшись стрелой над землей, в какой-то момент в конце прыжка, оттолкнулся ладонью от покрытой водой крыши. Этот рывок доставил его прямиком к лидеру гончих и, не теряя драгоценных секунд, черепаха нанес безжалостный удар снизу вверх прямо под челюсть, надеясь, что это закончится нокаутированием противника. Ударив, он все той же рукой спихнул противника со своего пути и спрыгнул с кувырком  вниз, прямо туда, откуда  совсем недавно появился, устремившись к замеченной им ранее пожарной лестнице, которую он пометил зонтом. Спрыгнув на нее, на бегу убрал нунчаки обратно за пояс и понесся, громыхая шаткой конструкцией каждым своим шагом, стремясь закрепить свой успех в отрыве от погони. Впрочем, бежать  без проблем  долго не получилось – кое-кто из преследовавших его ниндзя сторожил на этой самой лестнице и был предупреждён заранее ее растущими колебаниями о  приближении черепахи. Микеланджело так же заметил неожиданную преграду на своем пути и, едва лишь чуть притормозив, прыгнул с верхней площадки прямо на ожидающего его  человека, справедливо полагая, что преимущество в массе на его стороне. Прижав по инерции всем своим далеко не мягким телом тощего воина к перилам и выбив из того если не дух, так весь воздух, мутант быстро ударил его  в основание черепа, окончательно выводя из строя, и укладывая на решетчатый пол.

Лестница тряслась, натужно скрипя, нетривиально намекая, что надо шевелиться, и он помчался дальше, перепрыгивая с площадки на площадку, срывая ржавчину и местами выламывая  крепления своим весом. Внизу замелькали тени, и мутант осознал, что внизу к его появлению тоже уже готовы, и, в безотчётной попытке найти другие пути для отступления, он задирает голову, оценивая, насколько близки преследователи с крыши, и имеет ли смысл подождать их здесь, или уж ринуться вниз, надеясь нахрапом взять тех, кто ожидает внизу? Особенного выбора, тем не менее, он не увидел, и продолжил спуск в более экстремальной манере. Снизу в него уже полетели первые сюрикены, а сверху не отставая, но и не уменьшая дистанцию, шли проклятые ниндзя.
Да откуда ж вас столько, - с тоской подумал Майк, успев отвернуть морду от блеснувшего в полете через толщу дождевой стены сюрикена. И ведь не всех увести смог, а, поди ж ты, обложили со всех сторон. Может, теперь то все ниндзя здесь, оставив в покое Донни и Мону? До асфальта оставалась еще пара этажей, сверху за ним шел в среднем десяток теневых воинов, и значит, снизу не должно быть много их товарищей, так? Если думать, что подкреплений не было. Что лучше, продолжить лихой спуск вниз или схватится с теми, кто идет за ним?

Он остановился, ловя ртом влажный воздух и глянул вниз, обратив внимание на то, что количество металла, летящего в него оттуда как-то упало, и с воодушевлением заметил мечущуюся между тонконогими ниндзя бочкообразную фигуру брата. Как он тут оказался? Микеланджело меньше всего сейчас помнил о черепахофоне, который ему выдал Донателло перед тем, как они разделились. Вот мелькнула сталь, значит, это не Дон, но большего ему и не нужно было знать, Раф или Лео, одно из двух. Значит, надо позаботится о тех, кто прёт сверху. Микеланджело вновь задрал голову, ловя взглядом мелькающие сверху тени – одна из них как раз почти бесшумно, мягко ступила на решетку. Приподнявшись на поручне, Микеланджело  схватил ее за лодыжку и с силой дернул к себе, снизу вбок, вырывая приглушенный маской  вскрик не ожидавшего такого нападения ниндзя. Широко ухмыльнувшись, он выпустил ногу распростертого на полу уровнем выше человека и ударом пяткой в грудь встретил его товарища, спрыгнувшего к нему из пролета. По инерции тот попятился и шлепнулся на ступени, задевая плечами идущего следом и вызвав очередное содрогание шаткой конструкции. Решив, что создавшейся свалкой не грех воспользоваться, Микеланджело продолжил спуск, и вскоре спрыгнул на черный, скрытый под водой, асфальт и откатился ближе к стене дома, в более глубокую тень. Хотя дождь шел все той же сплошной стеной, фонари в какой-то степени дотягивались скудным рассеянным светом до этой части улицы. Поблизости бился Рафаэль, теперь Микеланджело его узнал, и еще кто-то, явно не человек. Издав удивленный возглас, мутант взмахнул рукой, приветствуя брата, не уверенный, что тот заметит его сейчас. Впрочем, ему особо некогда было приставать к Рафу за объяснениями  - его преследователи уже один за другим спрыгивали с пожарной лестницы и парами приближались к нему, по всей видимости, хорошо различая его, вновь укрывшегося в тени. Нунчаки вновь оказались в лапах Майка и очень скоро он ринулся в нападение.

+6

9

Склонившиеся над девушкой худощавые  фигуры заслонили Эйприл от дождя, неприятно хлеставшего по щекам, но отчего-то, говорить "спасибо", за такую любезность, она не спешила, с широко раскрытыми, небесно-голубыми глазами взирая на зловещие лица, тщательно скрытые черными масками. О'Нил беспомощным котенком вжалась в нагромождение коробок за спиной, и судорожно сглотнув, крепко зажмурилась, опасаясь шевелиться на этой куче мусора с обломками упавшего яруса под собой, чьи бетонные осколки и искореженные металлические прутья торчали во все стороны. В  отличие от ее друзей, она не мутант, и даже не пластичный ниндзя, гораздо более... нежная, и менее крепкая девчонка, которой просто доставляет удовольствие влипать в подобные неприятности и ломать себе в них руки и ноги.  Необыкновенное везение сопутствовало ей, когда она заметила, опасливо приоткрыв глаз, что острый, торчащий вертикально кусок арматуры находился прямо рядом с ее коленом, порвав штанину и немного оцарапав бледную кожу. Сильных повреждений ей удалось избежать - кроме нескольких царапин, синяков и вывиха, Эйп была очень даже целенькой. Однако секундная радость мгновенно омрачилась осознанием своего безвыходного положения. Ну почему она такая неуклюжая? Если она выберется из этой передряги, нужно будет попросить у ребят несколько уроков по самообороне. Лязг металла спрятанных под рукавами ножей ниндзя, прямо над головой тупо замершей в одной позе, окоченевшей рыжеволосой девушкой, заставил ее вздрогнуть и беспомощно пискнуть, словно потерявшийся щенок, которого вот-вот раздавит чья-то гигантская подошва. Спасите же, кто-нибудь? - Отвалите от меня, козлы! - хотела грозно окрыситься она, цепляясь тонкими пальцами за подлокотники трона из коробок вокруг, до состояния побелевших костяшек, но вместо этого, у нее получился  хриплый, надтреснутый шепот загнанной в угол змеи. Интересно, им приказали убивать всех? Или была какая-то надежда на то, что ее пожалеют и просто-напросто вырубят мешающуюся под ногами нахальную девку?
Вряд ли.
" - Влипла ты, подруга. Причем по-крупному. Надеюсь о моей смерти выпустят тридцатиминутный репортаж с возложением венков к могиле под этим барахлом, - " иронично покривив губы, Эйприл молча воззрилась на заостренный, поблескивающий кончик холодного, карманного оружия, тянущийся к взлохмаченным, грязным, рыжим концам волос, загнутым в разные стороны.
- Отошли от нее, -  Как гром и молния в сильных руках олимпийских богов, прозвучал сей властный голос, ниспосланный самой благодатью на выручку явно переоценившей свои силы рыжеволосой девчонке. Массивная, широкоплечая темная фигура вырисовалась из черни теней под электрическим, голубым свечением подергивающихся, полуразбитых ламп подворотни, - Я ваш противник. - Это было почти-что, как команда для не спешащих разделаться с неопасным объектом воинов клана. Угроза, а это была явная угроза, получила мгновенную, ответную реакцию. Агрессия передавалась по цепочке, как заразная болезнь. Только что спокойные и холоднокровные убийцы, показались со стороны слишком, неожиданно горячими и менее расчетливыми, чем лидер черепашек. Смешно... сколь они выглядели теперь неуклюжими, даже больше, чем сама Эйприл. Правда порадоваться их провалам по причине невнимательности, мешало одно маленькое "но"... Даже не смотря на то, что большинство из людей в черной одежде отвлеклись на черепашку, двое из них не забыли о рыжегривой нахалке. Предоставив остальным разделываться со странным существом, эти перехватили  отчаянно барахтающуюся в коробках девушку за запястья, вознамерившись от благородной фамилии О'Нил, оставить только одно одинокое "О".
Лео! Тебе лучше поспешить!
Но лидер, на то и лидер - ему не нужно лишних напоминаний и доводов вроде отрезанного уха подруги.
Довольно быстро, можно было пронаблюдать со стороны, как черепашка эффектно вошел чуть-ли не в штопор, ловко и красиво разметав всех своих противников. Любопытно, когда они очнуться, каковы будут потери? Всмысле... чьих рук и ног, и сколько, после такого лазерного шоу на концах лезвий катан просвистевших у вас прямо пред носом, будет не хватать? Задаваться этим вопросом было совершенно некогда. Во всяком случае - они по любому заслужили это. Нет, Эйприл не была жестокой, или мстительной, но просто все то, что происходило сейчас под проливным дождем, и неудержимо ноющая вывернутая лодыжка, пробуждали в ней отнюдь не благожелательный настрой. Зло посмотрев на одного из солдат, пускающего пузыри в луже, Эйприл страшно пожалела о том, что не может встать и заехать ногой этому ублюдку под ребра.
- Эй, Эйп, -
Яростный взгляд взметнулся к квадратному силуэту с парой мечей на перевес, и девушка шумно шмыгнула носом в ответ, - ты в порядке? Можешь встать? - Леонардо широкими шагами достиг развалившейся на камнях "неспящей красавице", и присел рядом с угрюмой девчонкой на корточки, смотря на нее сверху вниз вроде и тревожно, но в то же время без единой капли паники, или еще чего-то, что могло бы сойти за малодушие. Почти безжизненно короче...  И все-таки, О'Нил никак не могла пока что привыкнуть к их столь необычному, нечеловеческому виду, и если бы не повязки, цвет глаз и разнообразие японского оружия в трехпалых ладонях, она их даже возможно спутала. Кроме того, у каждого было что-то свое, немного пугающее и непонятное. Вот у лидера черепашьей команды, например, это пустые и холодные, ледяные глаза. Безэмоциональность... Безжизненность. - Почти, - Юный репортер возжелала мужественно опереться о по-братски подставленное ей плечо, и попрыгать за черепашкой на одной ноге, но само-собой, этого сделать ей не дали. Парень и сам прекрасно видел, что с нею не все так гладко, как хотелось-бы. Поэтому пришлось покорно позволить взять себя на руки, и сколько угодно можешь строить недовольную физиономию, - Мне повезло упасть на груду мусора. К счастью отделалась только вывихом... - Пробурчала она себе под нос, не довольная итогом своих действий. Ну корова же.
- Где мои братья?
Очень логичный вопрос, очень в тему.
Эйприл замолчала, на секунду зависнув взглядом в пустом пространстве, а затем резко задрала голову вверх так, что пламенно-рыжие пряди облепили ее щеки и заслонили весь обзор глазам. А ведь Микеланджело сейчас гораздо труднее приходиться! Что насчет Донателло, если вспомнить то кошмарное существо, с которым  умник вызвался сразиться ради сохранности Моны... тут у Эйприл не было никаких мыслей на этот счет. Разве что им повезло бы удрать от инопланетного монстра. - Лео, ты нужен Майки, он там, - тонкий пальчик указал кончиком в небо, - Наверху! Дон далеко отсюда, на перекрестке, где итальянское кафе. - О подробностях, чем его младший братишка там занимается, она умолчала. Говорить - долгое и утомительное занятие, а тут нужно действовать быстро, четко и слажено( такая умная, как будто сама ниндзя. С кем поведешься, как говорится). У владельца нунчак сейчас каждая секунда на счету, и сначала, следует помочь  "ближнему младшему брату".

+4

10

"Кто решил что победит меня, тот просто спятил.
Поверьте моего огня надолго хватит!
Ну а если кто-нибудь рискнёт,
Тот костей не соберёт!" (с)

Чёртова черепаха не переставала сыпать остроумными, по его мнению, шуточками и обзывательствами. Ну да, может для такого молокососа несовершеннолетнего это и было смешно, а вот Асе уже готов был рвать и метать. Нет, не из-за его шуточек, он был в целом раздражён ситуацией. Всё летело ящерице под хвост и влетит при этом ему. Влетит сначала от кучи незапланированных мутантов, а потом, что куда страшнее парочки годзилл, влетит от Ороку Саки. Вот этой мысли сжималось сердечко. И не только оно... и именно по этой причине Аясе не прекратил преследование. Даже когда чёртовой рептилии снова и снова удавалось выскочить за пределы сжимающегося кольца ниндзя, он перегруппировывал своих ребят и бежал дальше. Снова и снова раздавал указания. Он отдавал приказы, потому что полностью разочаровался в компетентности своего напарника - доктора Рене. Конечно, ящер был не подарок, у него был довольно мерзкий характер, но, тем не менее, этим двоим удалось найти общий язык и поладить. Можно было, если не друзьями, то смело назвать их добрыми приятелями. Рене не был общительным и чаще всего весь отдавался работе. Но уж если с кем и перекидывался парой словечек, то именно с Аясе. По этой же причине из всех футов на эту миссию с Рене отправили именно Саюдзуки. Уж эти двое смогут работать сообща, сражаясь плечом к плечу... так казалось даже самому Аясе до поры до времени. Жаль только, что всё рухнуло так быстро и до нелепости сокрушительно. Вся их миссия полетела к чертям с самого начала, не успев начаться. Радовало хотя бы то, что та золотая рыбка с острым язычком куда-то делась. то ли уплыла в ближайшую канаву вместе с огромными потоками дождевой воды, то ли ему ещё стоит ждать её внезапного появления, которое снова всё испортит. Но... думать или радоваться о таких, на данный момент, посторонних вещах, у него просто не было времени и сил. ему нужно было думать как закончить эту беготню, а до того момента просто бежать...
А чёртова беготня ему так осточертела! Он всю ночь уже носится по городу и не то чтобы прямо совсем устал, но это капало ещё одним раздражителем в его копилку терпения. Оно было не безграничным и Ая больше всего боялся потерять самоконтроль. Потому что если не он, то кто справится с этим заданием? Наёмница испарилась, Рене тоже отстал, а его футы так растеряны и измотаны, что готовы опустить руки несмотря на весь благоговейный ужас перед Шреддером. Нужно было действовать и быстро. Во-первых, пока футы не наплевали на всё, потеряв настрой. Во-вторых, пока сам не сорвался с цепи. Потому что если он вспылит, то хана всему - он уже не будет ничего соображать. Подобно берсерку, он переступит черту, забудет о всех приказах и порубит всех вокруг на черепаший суп. А уж что что, а утрату столь ценных "образцов" ему не простит ни босс, ни уж тем более Рене. Останется только гадать, кто первый его уничтожит: Щреддер, который порубит его тонкими ломтиками или целиком заглотит чешуйчатый доктор. Эта весёлая мысль только сильнее подстёгивала фута и тот прибавил ходу, словно в нём открылось второе дыхание. Он снова начал двигаться удивительно ловко и изящно. Он скользил по водной глади почти бесшумно. Прыжок, поворот, перекат - всё так стремительно и отлажено, как-будто он всю жизнь репетировал и готовился к этому марафону под дождём.
И Аясе очень вовремя собрался, потому что именно в этот момент мутант понял, что Ая слишком близко и нанёс удар. На такой скорости было сложно увернуться, но футу это удалось. Он так сильно прогнулся назад, что встал на руки. После пружиной взметнулся ногами в небо и, сделав сальто, приземлился на ноги так, что последующий удар черепахи так же его не достал. Рука Аясе снова была у виска, настраивая визор. Сейчас он был так близко к мутанту - буквально лицом к лицу, так что сумел вдоволь разглядеть его чудную не то черепашью, не то человеческую морду лица. И конечно же он не забыл наделать кучу снимков. Оранжевая повязка, пара нунчаков, толстый панцирь - 3D модель создания уже вертелась по своей оси на левом визоре Аясе на полупрозрачном фоне, чтобы изображение не мешало видеть убегающего мутанта. Теперь он знал его вдоль и поперёк, куда надо бить, а куда не стоит. И более-менее представлял его стиль боя. Во-первых - из-за его оружия и во-вторых - за время погони можно понять эту импульсивность, раж, энергию. Он действовал ярко, но явно не продумано. Он хороший боец, но плохой стратег...
Сохранив всю информацию и сразу отправляя её на дополнительный хард, Ая продолжил преследование. Несмотря на парочку бойцов, что наступали на черепаху, Аясе уже был на месте первее них. Но его остановило наличие точно такого же мутанта. Ещё пара снимков и вот, когда боец с нунчаками ринулся на ту парочку, он выскользнул неожиданным третьим противников как раз между ними. В прыжке он вытянул обе ноги вперёд, целясь пятками в его солнечное сплетение.
Глупо? Вы можете так подумать, ведь панцирь защищает грудь и спину мутанта лучше любого доспеха... но это не так! В Японии у Аясе было много тренировок и медитаций, которых он не переносил и чаще всего просто возился у пруда с утками и черепашками. Так что с этими животными он уже знаком и вдоволь разглядел в детстве. Конечно он и предположить не мог, что такие знания ему пригодятся, но это был шанс. Всё же панцирь не доспех и он довольно упругий, гибкий так сказать, поэтому Ая точно знал, что если ударит в эту точку, где квадратные узоры сходятся, тот начнёт задыхаться. Панцирь прогнётся, нажимая на рёбра, а те, в свою очередь, надавят на лёгкие. Да и пусть черепаха крупный парень, а всё же явно не взрослая особь, в отличие от Аясе и такой силы удар легко собьёт того с ног. Эффект неожиданности, плюс удар такой силы... в общем, атака была идеально продуманной и так же идеально выполненной. А та парочка, что служила отвлекающим манёвром, прикрывала его со всех сторон.
Но один, почти сразу после приземления Аясе, вдруг отлетел в сторону и Ая вдруг осознал, что мутанты не просто так носят с собой оружие и обучались не в кружке каком-то. У них был мастер, который научил их всему что знал по высшему уровню. И ребята усердно тренировались, поэтому ситуация задела Аясе и заставила понервничать. Пусть мутанты, но они тоже элитный отряд! И чтобы дать парочке тортилл их всех распинать?! ну уж нет! Аясе еле держал себя в руках, но когда одна черепаха подучила один из его ударов, Ая сразу же решил перейти на вторую. Он быстрым движением забросил руку за спину и достал свой меч. Серебряное лезвие катаны блеснуло и пара капель дождя звякнуло о него. Удар был нанесён не со спины, а сбоку от Рафаеля. Пусть футы и скрытый клан и бесшумное убийство считается лучшим, но... честь воина не позволила Аясе атаковать врага со спины, как крысе. И кое-какими принципа он не поступался, даже если так было бы лучше для отряда и миссии. Это делало его мужчиной, воином, достойного человека. И смотрясь в зеркало по утрам, Аясе не сожалел ни о чём и не стыдился того, кем он был.

Отредактировано Ayase (2013-09-26 00:22:08)

+3


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Поймай меня, если сможешь