Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Поймай меня, если сможешь


[С1] Поймай меня, если сможешь

Сообщений 11 страница 19 из 19

1

Дата и время: Ночь с 20 на 21 апреля. Штормовой ливень.
Участники:
Michelangelo, April O'Neil, Ayse, Raphael, Ninjara, Leonardo
Анонс происходящего:
...сегодняшняя ночь выдалась на удивление насыщенной. Около полуночи гений черепашьей команды получил сигнал о помощи от их общего друга — Моны Лизы, на которую единовременно напали опасный мутант по имени Рене и отряд ниндзя Клана Футов, подосланный Шреддером. Естественно, ребята сразу же бросились ей на выручку... правда, в не совсем привычном им составе. Мало того, что Донателло и Микеланджело пришлось выйти на поверхность без старших братьев, так за ними еще и Эйприл увязалась! В итоге троице пришлось разделиться: Донни взял на себя озверевшего ящера, а вот Майки получил особое задание — увести ниндзя подальше от места схватки. Так началась захватывающая погоня по залитым дождем крышам города, итог которой невозможно предсказать заранее...

0

11

Темная, широкоплечая фигура медленно продвигалась по закоулкам в сторону ... что говориться "по следам разрушений". Слепой на один глаз, с нервно дергающейся жилкой под челюстью, все еще подающей болезненные волны через все тело, Рене быстро, опустившись на четвереньки и зажав рукой поперек длинный, перепачканный в грязи и крови, потрескавшийся с обоих концов шест-бо Лизард широкими шагами мерил огромные лужи под собой, как в длину, так и в глубь - его мозолистые лапищи погружались в воду почти по локоть. Посему передвижение доктора, нельзя было назвать бесшумным и быстрым - с особо громким чавканьем и хлюпаньем, выуживая ноющие конечности из очередного озерца и с приступа нового болезненного эха в мышцах, едва ли не ныряя в воду носом подобно дельфину, Ящер останавливался, садился по середине пустых, безлюдных площадок, едва освещенных старыми покореженными фонарями, обхватывал голову руками и некоторое время тупо сверлил одним целым глазом противоположную стену. На его сухой, длинной физиономии мелькала  озлобленная гримаса, и тут же пропадала. Доктор нервничал. И чувство ущемленной гордости было куда хуже той боли, которую он испытывал. Восстановившееся глазное яблоко с полупрозрачным зрачком с жутким выражением, едва не выпадая из черепа, пялилось в пустоту, пока другой, чувствительный к свету глаз, здоровый и не поврежденный, злобно щурился и скрывался за тонким слоем пленки, пряча нежную оболочку от дождя и слепящих ламп осветительных столбов над ним. Теплые, белые клубы пара вырывались из приоткрытой пасти, с зажатым в мощных зубах посохом, и окутывали печально склоненную голову мутанта. Острые шейные позвонки характерно возвысились лесом за его скрюченной спиной, натянув крапчато-зеленую кожу почти до предела.
Он угнетен...
Бешеный взгляд метался по опустевшему переулку... Грудная клетка гиганта, его живот покрытый желтоватым тонким слоем кожи, испещренный царапинами и рваными полосами после полета вместе с лестницей, длинные, крючковатые пальцы с загнутыми во внутрь черными когтями, стертыми на концах, от того, что он пропахал ими груду металла и стекла... все содрогалось от тяжелого дыхания Алонсо, и с каждым вдохом, боль уступала место слепой ярости, клокочущей где-то в глубине него, зарождающейся в мозгу огненной лавой и растекающейся по венам... Пасть сильнее закусила оружие его врага, чуть не переломив шест на две половинки. Древко под таким напором тихо, жалобно затрещало, предупреждая о том, что в любой момент может превратиться в гору щепок... Хвост мутанта взвился в небо, обхватив ось фонарного столба - в бессильной ярости доктор развернулся, пропахав когтищами асфальт, и дернул фонарь на себя... Тот с натужным скрипом погнулся надвое, коснувшись верхушкой сырого бетона... Еще один рывок, и стекла с хрустом разлетелись на кусочки, а лужа, в которую доктор обмакнув головку фонарного столба, опасно заискрила, разбегаясь волнами оттененными голубоватыми полосками электрического напряжения.
  Ящер резко отскочил в сторону, выронив изо рта шест... Перепуганные мыши, от помойки за его спиной, рванули в разные стороны, пытаясь убежать от неизвестной опасности, как можно быстрее, и как можно дальше. Трое проскочили прямо под доктором... С брезгливо сморщенной в печеное яблоко мордой, Лизард высоко задрал пятку, и обрушил весь свой вес на трех несчастных мышек, имеющих несчастье его задеть, с содроганием сердца прислушавшись к хрусту крошечных косточек, раздавленных его огромной массой. Собственно говоря, он конечно, даже и не почувствовал их под своей ногой. Но само ощущение чьей-то смерти по его вине, пускай малой, пускай ничтожной, но мысль все-равно приятно грела душу.- Я уменьшу тебя черепашонок до вот таких размеров, и ты мирно подохнешь, когда я на тебя наступлю и разотру пока от твоей личины не останется даже напоминания. - Во всяком случае, его противнику сейчас было хуже, гораздо хуже чем Лизарду. И это тоже создавало чувство небольшого самоудовлетворения. Но этого было мало, конечно... Все враги Алонсо Рене прозябали в низах, бомжевали и просили у прохожих денег на буханку хлеба, либо давно покоились глубоко под землей. Нищебродствовать мутанта не заставить никак, так что единственный красивый вариант, представавший перед Лизардом, это похоронить нахальную черепаху. Наверное зря он не воспринял этих мутантов всерьез, теперь нужно придумать тщательный план по отловле не только ящерицы, но и ее дорогих приятелей. Бесившийся доктор пока не мог тщательно обдумать план действий, хотя общие наметки уже были - Мона явно примагничивает к себе эту зеленую компанию, о которой до этого момента никто слыхом не слыхивал.
Но не сейчас... сейчас нужно сваливать отсюда, и как можно скорее. Найти командующего отрядом солдат-ниндзя, и покинуть местность вместе с футами... Главное, придумать хорошую отговорку для Шреддера, и предоставить ему готовый новый план действий. И потом, как доказательство, что они не просто так слонялись по подворотням, а реально столкнулись с проблемой, он принесет ему это оружие. Надо поговорить с Аясе, чтобы парнишка не сболтнул перед хозяином чего лишнего, из-за чего, за безграмотную постановку речи, которая просто обязана "растрогать" каменное сердце его наставника, все не получилось бы с точностью до наоборот и спровоцировать того гнев. Ящеру не хотелось испытывать это на себе...
Замерев в одной позе поджав руку к брюху, над овальной лужицей с утопленной в ней фонарным столбом, Лизард еще раз мрачно осмотрелся вокруг, не глядя подгреб к себе несчастный шест бо лапой, и подобно пещерному человеку(или динозавру), заваливаясь на один бок, спешно побрел вперед, вдоль сплошной черной линии домов. Мутанту не требовалась куча примочек, вроде сверхчувствительных визоров, чтобы уловить свою цель, если не глаза, так нос ему в этом неплохо помогали... После  ряда травм, когда только-только восстановленные ткани вновь подверглись разрыву, и теперь заживали в два раза медленнее, чем ему бы хотелось. Поэтому не сходящее бельмо на глазу страшно раздражало, точнее, просто бесило доктора. То и дело останавливаясь,  мутант прижимался мордой к прохладной, мокрой стене, с еле сдерживаемым желанием отхватить зубами кусок кирпича...
  Проклятая черепаха...
 
  След  вел его в глубины заброшенных дворов.
  Путь доктора преградило нечто темное, мешком мяса валяющееся посреди дороги, между узким проем фасадов.
На карачках  ящер подполз к отдаленно напоминающего человека телу, и поддев его четырехпалой ладонью, не слишком заботясь, на сколько глубоко вошли в мертвеца его когти, перевернул того к себе передом, опрокинув в лужу затылком. Хм... Фут... мертвый фут...
Словно хищник, собравшийся пожрать павшего воина, Лизард странно облизнулся, прикоснувшись кончиком чуть заостренного языка к своей верхней губе, и обдал жарким дыханием спрятанное под маской лицо трупа, после чего еще раз осмотрел одревеневшее тело... Один глаз жадно впивался в съежившегося беднягу, другой отрешенно осматривал общую картину, без особого внимания, почти застыв. Красивая, ровная дырочка в паху, уже не кровоточит... На черном, точнее, темно-бордовом пропитавшимся кровью костюме, внимательный Ящер замечает несколько прилипших к облегающей силуэт ткани, темно-рыжих шерстинок. Вряд-ли этот парень остановился в пылу битвы поиграться с бродячим котом. Интересно, интересно... Перешагнув через тело, лениво и спокойно, Алонсо продолжил свой путь... Спешить не имело смысла, а обдумать, как лучше подступиться, и не схлопотать в спину железку, очень даже. Но все-же, при усилении запаха крови и витающих в воздухе тревог, а так-же перемахнув еще два трупа по дороге, Лизард сменил широкий шаг на бег, вернее, прыжки на длинную дистанцию, вгрызаясь черными крючьями в стену, отталкиваясь от нее к отвесной поверхности дома напротив, и так, перескакивая между двумя многоэтажками, доктор забрался несколько выше, чтобы видеть наконец, за чем, а вернее, за кем, он гонится. Улавливая смазанные движения ниндзя, его людей, и тех, кто боролся с ними, сильно прищурив глаза, доктор всматривался сквозь стену дождя, и, понятное дело, с такого расстояния особо ничего и не увидел. Главное, отсюда он смог наконец ухватить центр событий и уверенно к нему двигаться. В общих чертах все понятно.
По узкой кромке бордюра, цепляясь когтями, все теми-же размашистыми прыжками ящероподобной саранчи,  Рене достаточно скоро преодолел разделяющее между ним и  группой борцов расстояние, и притих на выступе, раскачивая над пропастью волнами длинный хвост, обвив его концом истерзанный посох Донателло. Теперь он мог в деталях разглядеть сражающихся... С места его наблюдения даже видна была улочка, в которую свалилась рыжеволосая девушка.  Молчаливый наблюдатель был опасен не меньше десятка солдат, а его ощеренная пасть, искаженная в злобной усмешке, поместила бы в себя одну из черепашек целиком. Но мутанты слишком заняты пластичной лавиной неизвестных ниндзя, чтобы уделить чуточку внимания странной фигуре в отдалении, тщательно прячущей свою образину в тени.
- " Раз," - зеленый огонек метнулся к расплывчатой фигуре владельца катан внизу. Он помогал девушке. То, что эту черепаху он уже видел единожды, Рене не сомневался. Ему было достаточно узкой полосы света, пробежавшейся по голове черепахи, чтобы вспомнить этот яркий, насыщенный небесный цвет банданы и заметить пляску зайчиков на обнаженных лезвиях.- " Два..." - Широкоплечая фигура спускающаяся по лестнице, с более массивным панцирем поймала на себе взгляд Ящера следующей. Этот тип ему встречался впервые - на складе косметической компании, при первом "свидании" ученого и этих мутантов, Рафаэля не было, но сути не меняет. Красная повязка крепко прилипла к ребристой окантовке верха панциря, а в трехпалых ладонях раскручивалось не менее смертельное оружие, чем катаны - саи.- " Три..."- Щуплый, жилистый черепашонок с оранжевой тряпицей на мордашке, шустро, очень шустро, сбегал по "пожарке" до земли, скача вместе с неумехами-ниндзя, выкобенивая лягушачьими ножками восхитительные па. Этого мальчонку он тоже помнил. Выглядит самым хилым, слабым и менее опасным, нежели его братья... - " ... И четыре," - Рядом с громилой-черепахой приземлилась пластичная фигурка с пышным хвостом. Вне сомнения, ее катана и несколько шерстинок оставили след на найденном им павшем воине. Вполне опасная противница - судя по ее гибкости, скорости и обагренному лезвию единственной катаны. Но похоже она довольствовалась ею. Лиса. Что-то новенькое. Значит четыре черепашки. Наконец, можно сказать, познакомился со всем семейством, как очаровательно. Вся эта масса народу не впечатляла Рене. Плохо одно - убытки они понесли большие, а толку мало. И еще - в самом эпицентре прыгал главнокомандующий их отряда. Вернее.. уже не отряда, а... лень было подсчитывать те крохи, что остались. Похоже он вовремя. Эта куча разделает бравого юнца на кусочки ароматно пахнущего филе, если Лизард не соизволит вмешаться.. Что он собственно и сделал, спустя мгновение...
Еще один толчок от угла, и перепрыгнув на соседнюю стенку, вонзив в кирпич свои крючья, док съехал по ней вниз, словно кошка по дереву, оставляя жильцам на память глубокие следы от когтей, и гору крошеного кирпича и каменной пыли вдоль подножия дома. Мягко коснувшись пятками земли, доктор с лязгом извлек из нутрей кладки свои пальцы, и тряхнув кистями, вновь медленным, широким, бесшумным шагом направился в сторону криков, грохота, шума падающих тел... чего еще можно было ожидать от той свалки, что происходила прямо за углом?
Все мышцы мутанта напряглись, кольца хвоста еще плотнее сжали шест... Тихо подкравшись в тени к стоящим бок о бок лисе и черепашке в красном, словно проказливый чертик из табакерки с улыбкой во всю акулью пасть, Лизард аккуратно высунулся из тени, и набрав в грудь побольше воздуха, оглушительно рявкнул за спинами бойцов ... Склонив голову вниз, Алонсо тараном ринулся вперед, заставив всех броситься в рассыпную.. и тут свою роль сыграл прибереженный для этого случая шест - низко стелющийся по земле хвост держал его горизонтально земле, поэтому те, кто не успел убежать достаточно далеко, получили красивую подножку, едва мокрое древко прошлось по их лодыжкам. Оказавшись рядом с Аясе в кружке врагов, Лизард снова широко ухмыльнулся, лапой прикрыв грудь "напарника", а усеянным шипами хвостом - спину. Надежная броня и защита. Обнаженная катана  вожака ниндзя прикрывала живот Лизарда - его слабое место. Изогнув хвост дугой и уперев конец бо в землю, Рене повернул морду к Ая, все еще приоткрыв пасть и капая слюной на асфальтовую дорожку, - Нам надо уходить.  - Просипел он, вновь резко разворачиваясь к компании, -  Из какого террариума вы выпали господа, чтобы нападать такой кучей против одного...? Извиняюсь... Забыл спросить об этом вашего приятеля. - Свободно свисающая до земли лапища, по-хозяйски водрузилась на верх шеста. Довольно красноречивый жест. - Может если поспешите - застанете его живым черепашата. - Издевательски-ласковый тембр голоса Лизарда, сменился утробным рычанием, пока он аккуратно отходил в тень, придерживая распахнутую когтистую ладонь у груди Аясе. - Командуй отступать, - глухо прорычал Лизард, чуть склонив голову на бок. Спина Рене уперлась в нечто холодное и жесткое. Судя по всему, прямо за ними острым краем, косо стоял мусорный контейнер. Прогнивший местами, полупустой, с отвалившейся крышкой.... Выпустив Аясе на свободу, доктор обхватил двумя руками мусорку, и легко, без особого напряга, воздел ее над головой, помяв той бока когтями, - Полетайте! - мерзко хихикнул он, с размаху швырнув проржавевший короб прямо в кучу. Удачно - черепашку в оранжевой повязке постигла сия кара - смело торпедой вместе с небольшим заборчиком оградой, некогда ею пытались облагородить небольшой участок газона рядом с домом. Сейчас беднягу Микеланджело впечатало в стены панцирем, придавив мусорным контейнером, из дыр которого теперь торчали обломки металлического кованного заграждения. - Кто-нибудь хочет еще? Или добро расстанемся?- Ящер еще раз кинул быстрый взгляд на Аясе. Нужна его команда.

Отредактировано dr.A.Rene (2013-09-26 23:17:33)

+4

12

Дальнейший порядок отписи:

Рафаэль, Ниньяра, Лео, Майки, Эйприл, Аясе, Рене

+1

13

Я вижу избитую собаку в подворотне. Она пытается укусить меня.
В её диком слезливом взгляде не осталось гордости.
Как жаль, что у меня не было лишней ноги...(с)

Капли дождя скользили по водостокам крыш создавая свою неповторимую музыку и исчезали в недрах канализации. Они часто слушали как на поверхности идет дождь, но не имели возможности и смелости подняться из своего логова, чтобы ощутить влагу на своих телах. Рафаэль хорошо помнил тот момент когда впервые подставил морду под косые струи весеннего дождя, сначала его пробрала дрожь до самого кончика хвоста, а потом он просто закрыл глаза, и слизнул пару капель. Именно тогда ощущая вкус пыли города и его смога на кончике своего языка, мутант никогда не чувствовал себя более живым…
Рафаэль сплюнул слюну пропитанную кровью, и тряхнул головой пытаясь избавиться от настойчивых водных капель, что застилали обзор. Сегодня был явно не его день, но даже осознавая это, он не собирался отступать – неуловимым, даже изящным движением он уходит вниз под выброшенную в ударе руку своего противника, и разворачиваясь оказывается за его спиной. Над ними качается и скрипит пожарная лестница, переживая свои не лучшие времена, но Раф видит брата – тот вполне в состоянии сейчас справиться сам, и это развязывает саеносцу лапы. Выпад сай вперед проходит по касательной мимо лица одного из ниндзя, разрывая его маску и обнажая белую кожу человека.
«Какого панциря??» – хочет выкрикнуть Рафаэль, но не успевает даже рта раскрыть, как получает вполне ощутимый удар под бок. Что этим уродам нужно от вполне безобидных мутантов. Он отскакивает назад, становясь лицом к лицу с еще одним ушлепком, что ж в этой подворотне будет сегодня жарко. У него нет времени раздумывать, самое простое что можно придумать, это лобовая атака. Но как только он делает шаг вперед, рыжая молния проноситься по закоулку.
Раф слышит свист катаны, и блеск острых лезвий, который сверкают в тусклом отражение фонарей. Он видит тонкую, звероподобную фигурку, с острыми ушами на макушки, пушистым хвостом и пронзительным голубым взглядом. Она, словно ангел смерти, уносит жизни двоих, не давая им шанса опомниться, но не успевает увернуться от третьего… но тот замирает нанизанный на тонкое лезвие, словно бабочка на иголку, а Раф лишь теперь, выпрямляясь из позиции броска, осознает, что это его рук дело.
Тело падает, и мутант оказывается под ее прямым взглядом, выпрямляясь во всей своей сущности, лишь на секунду разрешая рассмотреть и осознать – что он такое. Ему некогда удивляться, или выяснять отношения, но она каким-то чудом успевает выкрикнуть свое имя – это что выездное собрание клуба знакомств? Мало того, что лисица разобралась с противниками саеносца, так еще теперь хлопот не оберешься выясняя кто она, и много ли подобных индивидов шляются по улицам города. У него нет причин верить ей.
- Славно. А теперь проваливай, - он быстрым шагом идет мимо нее, вытаскивая из трупа свой сай, и тут же словно куль с картошкой с крыши обрушивает Майки, принося в подворотню новых ниндзя и новые проблемы. Рафаэль злобно смотрит на младшенького, словно спрашивает какого лешего здесь вообще твориться, как вновь завязывается потасовка.
Рафаэлю было плевать кто его враг, если он угрожал семье. Здесь его моральные правила были очень зыбкими – женщина, мужчина, старик, собака – он всех нашинкует на мелкую соломку, находясь на вершине своего гнева. А именно к этому состоянию сейчас и подходил саеносец, стараясь не смотреть на лисицу, а грузно, словно танкер направляясь к противнику Майка. И пусть младшенький потом верещит как резанный, что Раф влез не в свой поединок, перед мутантом стояли четкие и ясные цели – вытащить из подворотни братца, и найти еще троих пропащих. Ах да – четверых, Мону он тоже смертельно желает видеть. Но как всегда его планам не суждено было сбыться, ниндзя, шустрый как блоха, предпочел сменить своего напарника, и быстрее тени метнулся от Майка по направлению к Рафаэлю – сверкнула сталь катаны (слишком большая концентрация мечников в подворотне), направленная на черепаху. Он знал этот прием, даром что ли Лео носил звание мастера по холодному оружию, но только вот брат никогда не развивал такой скорости на тренировках, и когда лезвие царапнуло по боковине пластрона, задевая мягкие соединяющие ткани Раф едва не взвыл, однако не зря против катан всегда использую сай – всего два легких движения, и меч заблокирован между двух коротких остриев.
- Слабоват, - он выплюнул слово прямо в лицо наглецу, и стал сильнее сжимать стальные объятия, намериваясь как минимум сломать оружие ниндзя, а как максимум его руки. Зря он попер на того, кто превышал его силой. Саеносец криво ухмыльнулся, прижимая катану к земле, и отставляя правую ногу вперед, всем своим весом подавляя противника, он непременно бы разорвал парня голыми руками если бы не оглушительный рев раздавшийся со спины.
А потом его сбил самосвал, который решил сократить путь через злосчастную подворотню, по другом Раф не мог объяснить то, что он отлетел от своего противника на добрые три метра, врезаясь в мусорные бачки и наконец успокаиваясь рядом с каменной стеной. Ему хватило двух секунд чтобы подняться на ноги, но перед глазами все плыло, и еще он очень сильно ударился головой, что вызвало галлюцинацию в виде огромного динозавра.
Он поднимался из облака пыли словно исполин, и если бы у Рафаэля оставалось чуть больше времени на эмоциональную подгруздку, тот он непременно бы восхитился мощью, силой и уродством Лизарда, но пока все на что хватило саеносца, это покачиваясь переместиться ближе к Майки. Рычащая болтовня ящера отдавалась в голове мутанта глухим эхом, и он мало понимал, что тот говорит, но покровительственно лежащая лапа на груди командира ниндзя, очень прозрачно намекала на то, что этот гуманоид пришел явно не вступить в клуб знакомств.
Перед глазами мелькнул шест, зажатый в хвосте, и у Рафа екнуло сердце, он узнал бы эту деревяшку из тысячи, так как сам не раз порывался сломать ее об колено. Фиолетовая оплетка, истрепалась и почти не была видна, превратившись в тряпку серо-гнойного цвета.
- Гребанная Годзилла, - Рафаэль зарычал не хуже Лизарда, прокручивая в лапах сай, и планируя использовать их по назначению. Для начала он вырежет ему язык. Мутант сделал несколько шагов навстречу парочки, как только те стали пятиться назад – о, да, командуй отступление человек, я буду гнать вас до самой Аляски.
И тут он поскользнулся. Чертов Лео. Неизвестно почему именно лидер пришел ему на ум, может потому что еще три часа назад во время их тренировки Раф допускал те же ошибки, а может он просто привык винить во всем старшего брата, но сейчас приседая чтобы удержать равновесие, мутант сохранил себе жизнь. Над головой словно снаряд из гаубицы пролетел мусорный короб, размером с самого Лизарда, и с грохотом врезался в стену, Рафаэль припал на одно колено оглядываясь, и подсчитывая урон.
- Дьявол, - он кинулся назад, увидев, что начинку из бутерброда «стена-контейнер» составил Майки. С рыком он налег на мусорку пытаясь освободить братца, отчего-то ему казалось, что тому совершенно не комфортно находиться в подобном положении. Чуть расширив зазор, так, чтобы младший мог выползти из-под железяки, Раф тут же развернулся назад.
- Бежишь как трус?? – с его лап сорвался сюрикен устремленный в голову командира ниндзя. Теперь чтобы угомонить разъяренного темперамента им нужно будет закопать его на три метра под землей, - прикрылся этой жертвой теории Дарвина, и думаешь, что я так просто вас отпущу? – еще две смертоносных звездочки отправились в полет, ему просто нужно время для разгона. И тогда он прыгнет, так высоко насколько может.
Остерегаться хвоста – раз. Остерегаться лап – два. Подойти как можно ближе – три. Всадить сай по самую рукоятку в глаза – четыре…

+4

14

So you can move to another town
Hide where you're sure you won't be found
But it's still just you on the inside
You can pretend it'll be alright
Said it to yourself but you know it's just a lie
Cause it's still just you on the inside,
Still you on the inside...(с)

Дождь продолжает звучать в отдалении, а сердце стучит в ушах. Лисица мягко улыбается своему новому знакомому. Он что-то говорит. Голос у него хриплый и низкий и сначала лиса не вслушивается в содержание его речи, но как только она понимает, что именно он сказал, выражение ее лица тут же меняется. Она помотала головой, сгоняя наваждение. Это просто дождь. Этот горькие капли с мятным привкусом. Мир начинает снова приобретать краски, и звук дождя оглушает и ранит, заставляя прислушиваться к себе. Но лиса не привыкла жалеть себя, тем более, что обидчик на данный момент находился в зоне досягаемости. Ты хоть понимаешь, что она поставила под угрозу, когда решила спасти твою жизнь? Конечно нет, тебе же не интересно. Тебя не волнует какая-то незнакомка, которая только что прикончила нескольких человек на твоих глазах.
-Это было грубо, - лиса скусила мордочку. – Мог бы, и поблагодарить, - Уже тише добавила она. Но ее уязвленное самолюбие требовало отдачи. - Только полный идиот  позволит загнать себя в угол, - рявкнула Ниньяра.
Видение развеялось, ведь она может прямо сейчас снести мутанту голову, и тогда ее мастер непременно похвалит ее, за то, что та расправилась с врагами его дражайшего друга. Но это было бы неправильно, но точно также неправильно было полагаться на первое впечатление, хоть оно и было сильным. Ниньяра фыркнула, и перевела взгляд на свою катану. Дождевые капли стирали кровавый след на лезвии оружия, тут же сверху послышался грохот, и на нее и ее нового знакомого сверху упала точно такая же большая черепаха и несколько ниндзя. Он выглядел точной копией мутанта, только был немного ниже ростом, и повязка у него была не красного, а оранжевого цвета. Интересно, сколько в Нью-Йорке таких же странных личностей, тем более настолько виртуозно владеющие искусством, на изучение которого уходило несколько лет, а то и целая жизнь.
Она заостряет свой взгляд на предводителе Фут. Да, черепахи на первый взгляд были мастерами своего дела, но они разбросали элитный отряд, как котят. Ее мастер точно выбрал для себя неправильных союзников, ну или так по крайней мере показалось Ниньяре. Ее встреча с кланом Фут должна была произойти при других обстоятельствах. Теперь ее наверняка ждут новые скитания. И хотя Нью-Йорк это очень большой город, такую личность, как она, найти здесь будет слишком легко и таким образом большой город сужался до размеров маленького яблока. Предоставив умнику в красной повязке самому расправиться с предводителем этого отряда, Ниньяра скрестила свой клинок с мелкой шушерой. Она сейчас приняла сторону победителя. Скрежет металла отрезвляет лисицу, и спокойные голубые глаза смотрят на человека - все лицо которого скрыто маской. Это сражение на равных. Здесь нет жертвы и хищника. Здесь есть те, кто защищает, и те, кто нападает. Здесь нет правых и виноватых - просто каждый сражается за свои цели. Вопрос только в том, что здесь ищет она? Под дождем, запутавшаяся в себе и собственных обещаниях, постоянно пытающаяся убежать от себя. Ниньяра уходит от удара одного из ниндзя и неожиданно спиной она ощущает панцирь. Лисица невольно вздрагивает от холода предмета, с которым она столкнулась. Это был все тот же мутант, за которым она следовала. У нее будет еще время втоптать наглеца в грязь и сделать из его панциря себе украшение. Но это будет позже.
За спиной лисы раздается оглушительное рычание и Ниньяра невольно вздрагивает. А в следующее мгновение ее просто сбивают с ног, и она отлетает, как пушинка. Лисица поднимается на локтях и осоловело трясет головой. Страшный город – враждебный город, и здесь действительно полно странных личностей. Сейчас же лиса смотрела на большого ящера, который держал в лапах длинный шест Бо, на котором моталась какая то серая тряпка, по всей вероятности принадлежавшая прежнему владельцу этого оружия. Расширяющимися от удивления глазами девушка смотрела на то, как ящер защищает своего напарника – предводителя отряда ниндзя. Она не спешит подниматься, поэтому различает каждое слово, которое произносит Лизард. Значит, у этих мутантов есть кто-то еще, кого они рвутся защищать, и они могут застать в живых этого кого-то. Ниньяра поднимается, опираясь на свою катану. Она делает это осторожно, чтобы, не терять концентрацию. Ящер командует отступать, и Ниньяра понимает, что это разумно, но не для нее. Ей же проще, если никто не выберется из этого переулка. Она останавливается в некотором отдалении от черепахи и принимает боевую стойку. Спокойные голубые глаза смотрят на Лизарда и предводителя ниндзя. А ведь сейчас воображение лисы живо рисовало картину, как она стоит по другую сторону баррикад, рядом с этой ящерицей-переростком, и уже он сдерживает ее, чтобы ее катана не сцепилась с саями мутанта. Знатная была бы битва, но кажется, ей не суждено уже состояться. Ниньяра уже выбрала свою сторону в этом сражении.
Лизард кидает в них короб, лисица пригибается к земле, и железяка с жутким грохотом проносится у нее над головой, она оглядывается и замечает, что контейнер угодил в другую черепаху. Предоставив мутанту вызволить своего друга, она напротив, поднимается, выпрямляясь и направляет катану на ящера. В ее глазах нет страха, за свою недолгую жизнь она успела повидать противников и пострашнее.
-Если ты вздумал меня испугать тебе это не удалось, - спокойным голосом ответила лиса.- Что ты умеешь, кроме того, что бросаться ящиками?
И тут мутант с красной повязкой заговорил вновь. Лиса перевела на него взгляд. Интересно, он всегда лезет в самое пекло опасности, рано или поздно, эта привязанность выйдет ему боком. Сейчас же Ниньяре ее новый знакомый больше напоминал клинического кретина.  Она сделала останавливающий жест ладонью. Сейчас ее задача, и задача второго мутанта удержать обладателя красной повязки от необдуманных поступков. Конечно она понимала, что он не станет ее слушать. Это было написано у него на лице. Он был настоящим машиной убийцей. Но она не боялась его гнева, как и не боялась возразить ему. Лиса знала себе цену, и никакое чужое мнение не могло сломить ее упрямство.
-Если они хотят идти, пусть идут, -  пробормотала Ниньяра, призывая своего нового знакомого прислушаться к ней. - Но сначала пусть они нам скажут, где находиться наш приятель. – Она не задумалась и не запнулась, голос у лисы был тихим и спокойным. Она даже точно не знала о ком идет речь, но ей было крайне важно, чтобы ей поверили. Когда ее лезвие в первый раз обагрилось кровью, пути назад уже не было, и Ниньяра это понимала. Она им все расскажет, как только они выберутся из этого переулка, и их жизням перестанет угрожать опасность. Поверят они ей или нет, это уже будет второй проблемой. Сегодня отряд Шреддера лишился одного очень сильного союзника.  Она оглянулась на двух черепах, и крепче сжала катану в руках. Она сделала свой выбор, теперь уже осознанно, переметнувшись к своим врагам.
А чертов дождь все шел не переставая, отрезая Ниньяру стеной от ее прошлого, и заставляя ее снова почувствовать себя одной. Но теперь лисица знала о том, что она выдержит этот удар судьбы. Потому что как бы плохо ей ни было, она все равно останется самой собой, и будет сама выбирать за кого ей сражаться. Теперь она свободна от оков и чужих решений, ей навязанных. Она нашла то самое главное - зачем она вообще начинала изучать это искусство ниндзюцу, что она наконец поняла себя. Как забавно, что осознание самого важного в нашей жизни к нам приходит за какие-то несколько секунд, и их оказывается достаточно, чтобы переосмыслить все и начать жизнь с нуля.

Flip a coin and let it land in your hand:
Heads you gonna stay, but it's tails(с)

Отредактировано Ninjara (2013-09-28 21:48:00)

+4

15

Эйприл, казалось, задумалась о чем-то, уставившись в пространство, и не сказать, что Леонардо от этого стало легче. Он нахмурился, поджав губы, и терпеливо дожидался, когда подруга выйдет из своего рода транса. Что, все настолько плохо?
Черт.. не надо было ему таскаться по крышам под дождем... Если бы мечник вернулся домой вместе с братом и вместе с ним побежал на сигнал о помощи, они бы не потеряли столько времени. И от них двоих было бы больше пользы. Лео не был уверен, что находится по близ братьев, но и не опровергал свои доводы. Из-за дождя и грома он практически ничего не слышал. Он даже не мог понять, где шумит громче: в его голове или снаружи. Ледяные стрелы прошибали его разгоряченное тело и смывали кровь, смешанную с потом. Голова казалась такой тяжелой, а ноги - такими слабыми, и мечника клонило в сон. Погода сама по себе настолько мрачная, что сидеть дома, завернувшись в одеяло - единственный разумный вариант. Но Леонардо  неопределенное количество времени торчал на улице с Рафом, и дома он не успел как следует просохнуть, чтобы снова высунуться на улицу абсолютно замерзшим под ледяной ветер и сплошной непроглядный дождь. Он не выделил себе и пяти минут, чтобы хотя бы обтереться полотенцем и, тем самым, избежать более серьезных простудных неприятностей.
Мутант игнорировал мелкие покалывания в горле и внутренний озноб, унимая дрожь в руках и выпуская изо рта клубы пара, задрав голову кверху, подставляя лицо дождевой воде.
- Лео, ты нужен Майки, он там, наверху! Дон далеко отсюда, на перекрестке, где итальянское кафе, - заговорила вдруг Эйприл, и мечник тут же взял себя в руки, порождая в мутной голове логичные выводы. Микеланджело предположительно должен находиться на крыше одного из этих жилых домов, а Донателло... достаточно далеко отсюда.
Что вообще происходит? Почему между ними такое расстояние? Раз уж сигнал, посланный на черепахофон, был выделен красным и часто мигал, значит произошло что-то серьезное. Точнее, нападение.
И тут  словно вместе со сверкнувшей молнией до мутанта дошло одно обстоятельство: за ними следят. Он скрипнул зубами и развернулся, подозревая в причастности к сложившейся ситуации... громадный и длиннющий хвост с крупной чешуей и острыми зубьями, исчезнувший за перегородками на крыше. Еще больше нахмурившись, Леонардо как можно тише и осторожнее подошел к стороне противоположного дома, опустил девушку, которую до этого все время держал на руках, на землю, и прижал указательный палец ко рту.
- Сиди здесь тихо, поняла? Тебя никто не должен заметить, - тихо говорил мечник, придвинувшись ближе, чтобы сквозь шум дождя его было слышно. Внезапно откуда-то справа раздался очень громкий и неприятный звук: скрежет чего-то острого по камню. И знакомые голоса... - Я вернусь за тобой. Никуда не уходи, - бросил Леонардо, поднявшись, оставил О'Нил свой черепахофон и пробежал вдоль переулка до первого поворота. Осторожничать не было времени: мутант услышал металлический скрежет и  приглушенный вскрик младшего брата, но способность использовать ум трезво не позволила ему открыто выскочить из угла и показать себя. Стоило разобраться, что перед ними за соперник, быстро оценить его преимущества и недостатки, по возможности (если видны) слабые места и разработать стратегию... Так думал Лео, пока не увидел у противников во владении извитый трещинами шест бо. Его концы были изрядно потрепаны, а само оружие, почти все по периметру, было пропитано кровью.
Конспирация, стратегия и другие пункты, подпункты, боль в горле и слабость  вмиг отошли на второй план. Тело напряглось до последней мышцы, глаза мутанта непроизвольно расширились, руки сжались в кулаки, в горле застрял горький ком... Донни...

Наверное, первый раз в жизни он смотрел на кого-то с такой ярой ненавистью в глазах. Мечник, стоя между братьями и противниками, смотрел на последних в упор. Перед ним тоже стоял мутант, напоминающих то ли ящера-переростка, то ли крокодила. Не суть, в общем. По правую руку от него стоял один из футовских солдат. Похоже, с определенной целью - охранять. Лео посмотрел себе за панцирь, в очередной раз завидев  владельца нунчак, прибитого к забору смятой мусорной бочкой, Рафа, гневно сжимающего саи, и одну незнакомую пушистую леди. Похоже, мечник только что лишил брата дикого желания расправиться с этой чешуйчатой тварью, встав перед ними как граница между странами. Просто у Леонардо есть для владельца саев иное задание. Намного более значимое, чем это.
- Я хочу, - заговорил мутант ровным голосом, - чтобы ты нашел Дона, - мечник посмотрел на Рафа, - Мона тоже должна быть недалеко. Итальянское кафе, перед перекрестком. Приведи их домой. Возвращайся, если не найдешь их. Никакой самодеятельности: только туда и обратно. Майки? - Лео посмотрел в другую сторону. Голос его оставался таким же спокойным. - Можешь двигаться?- он подождал, пока весельчак подаст хоть какой-нибудь признак, что он более или менее в сознании, и продолжил, - по карте на черепахофоне найдешь Эйприл. Берешь ее,  вы вместе идете в убежище и больше оттуда не выходите, ясно?
Мутант повел плечом и вытащил из ножен катана. Вид у него был более, чем решительный.
"Дон и Мона ждут нашей помощи..."
- Это приказ лидера.
Лезвия двух ниндзя столкнулись с громким лязгом и скрежетом.
- А я пока выясню, где именно.

+5

16

We have the gift of breath
Of thought and of memory
But what has no price can not be valued
I could not close my eyes
And not see what it means
And what is worse, I can't explain it to you

Что за..? – он содрогается от удара в грудь и по инерции  пятится на пару шагов назад, разгоняя обступивших с тыла людей,  силясь перевести дух, раскрывая для вздоха рот. И таки падает, спотыкаясь о чью-то услужливо подставленную подножку. Нунчаки, описав резкие дуги на инстинктивно дернувшихся для смягчения падения руках, хлестнули своего же владельца по прикрытым  костяной броней бокам, не причиняя вреда.  Дыхание секундами позже возвращается – легкие черепахи топографически расположены ближе к карапаксу, а ребра неподвижны, образуя  панцирь, так что прямой удар в солнечное сплетение не вызывают долговременного сбоя  в системе дыхания. Тем не менее, удар ощутимо отразился на желудке и даже чуть в печень, и Микеланджело ощутимо замутило. Рот сразу наполнился слюной, и он подавил желание явить миру остатки своей трапезы, хотя, быть может, это бы отпугнуло двух оставшихся против него ниндзя. Какой наглый тип этот ваш лидер, а ведь черепахе показалось, что он его тогда достал. Что ж, видимо, недостаток  опыта в бою с верткими людьми сказался, будет на будущее урок. Сглатывая поднимающийся ком от протестующего желудка, мутант вынужденно возвращается в бой, несмотря на то, что доставший его лупоглазый человек успел сменить противника. Обидно, но терпимо, Микеланджело даже может ему посочувствовать – против Рафаэля такой удар вряд ли пройдет. Жаль, пожелать врагу удачи он пока не мог – тошнота заставляла его плотно сжимать челюсти и молча отбиваться, проворно поднявшись на ноги. Улучив момент и, гибко изогнувшись и присев, уходя от очередного быстрого, но  размашистого удара, черепаха сгибает руку, нанося удар по коленной чашечке – раскрученный нунчаку ощутимо  ударяет в цель, заставляя пострадавшего временно отступить подвернувшейся конечностью. Борясь с упорно заполняющей рот слюной и желчью Майк было сосредотачивает свое внимание на втором противнике, но, раньше, чем он успевает стремительно сблизиться с ним, его оглушает чудовищный рев, буквально пригвождая к земле звериным ужасом. Будь у него волосы на головы, встали бы дыбом, он заторможено подпрыгивает на месте и коротко взвизгивает, тут же покатившись кубарем от сильного удара по груди мощным хвостом. Опять ему прилетело  по желудку, что ж за день такой! Тяжело притормозив у стены карапаксом, он поперхнулся и в очередной раз, едва ли не теряя сознания, подавил намерение желудка вылезти через рот и покарать обидчика лично. В ушах гудело, дурнота даже чуть отступила, позволяя ему исподлобья поглядеть на вдруг занявшую почти всю подворотню гигантскую динозавроподобную фигуру и обмереть от дурных предчувствий. Взгляд сфокусировался на этом жутком пополнении компании ниндзя и Майки с мрачной обреченностью узнал того самого урода, с которым должен был вроде как разобраться Донателло. Не может же их быть несколько, правда? Не ясно, то ли мутант успел разглядеть  так же и некий шест бо, то ли просто больше не смог бороться с физиологией, но его в очередной раз боднул практически в горло желудок и он согнулся на четвереньках, мучительно расставаясь со всем его нынешним имуществом. Хорошо, что Рафаэль был в другой стороне от брата в этот критический для того момент, к тому же поглощен ужасом узнавания того, что так хвастливо принялся демонстрировать порядком потрепанный болтливый ящер. К счастью или к сожалению, занятый важным делом весельчак плохо расслышал шелест этого жуткого голоса, уловив основной смысл скорее интуитивно, так как с того мгновения узнавания ожидал чего-то только плохого и касающегося покинутого брата. Вытерев морду дрожащей рукою, Микеланджело со всхлипом поднял ее вверх, подставляя дождю, смывающему с него жидкости тела. Он чувствовал себя вывернутым наизнанку, пустым, и не только потому, что только что срочно эвакуировал из себя едва ли не весь орган целиком, но и от покрывающих кожу мурашками страшных подозрений. Рычание старшего брата только прибавили ему уверенности в том, что он все верно расслышал и понял. На чуть дрожащих от слабости и страха ногах он поднялся, сжимая в руках только одну  нунчаку, и нашел глазами то, что не давало ему покоя. Да, и впрямь, эта штука чертовски походила на шест брата. Брата, которого он оставил один на один с этим страшилой. Он опять с влажным всхлипом вздыхает, глотая дождевую воду, сердце с растущей паникой начинает биться все отчаянней. Неужели этот зверь смог сделать что-то плохое с Донни? Ну конечно, он смог! Как только он согласился оставить его? Он где-то рядом? Надо искать! Он дергается в сторону, отворачиваясь и переставая обращать на ящера внимание, и потому пропускает момент, когда тот с силой швыряет в сторону черепах увесистый мусорный контейнер. Раф, стоящий впереди него, успевает отреагировать и пригнуться, но, отвлекшийся на порыв немедленно отправиться на поиск брата, Майк не успевает предпринять ничего, кроме элементарного  –  рефлекторно попытаться поднять обе руки в попытке прикрыть голову. Получилось так себе, контейнер таки амортизировал о скрещенные предплечья, но металл, покореженный когтями чудища прогнулся, больно врезавшись ребрами в руки и нижнюю часть лица, а ограда, захваченная вместе с этим импровизированным снарядом, не слишком приятно врезалась в пластрон и менее защищенные части тела – бедра. Бросок оказался  такой силы, что черепашку буквально впечатало в кирпичную кладку дома, перекрывая по бокам искривленной оградой. Вот теперь, от такого удара спиной, Микеланджело и впрямь прихватило дыхание, выдавив весь кислород из объёмистых легких. Карапакс, как и положено, в целом выполнил свою роль, защищая внутренние органы гораздо надежнее, нежели простые ребра, но все равно от удара они словно сотряслись. Шокированный, Майк только и смог что сдавленно застонать и сползти на землю, где судорожно зашевелился, стремясь вдохнуть и хоть чуть-чуть отпихнуть от себя смятый контейнер, прогнувшийся так, что принял форму его тела. Какое облегчение, когда рядом оказался Рафаэль и помог ему хоть немного – отодвинул проклятую железяку так, чтобы брат смог самостоятельно покинуть тесные стены ловушки. Микеланджело так и сделал, как-только смог, наконец, после череды конвульсивных движений, сделать судорожный вздох. Заглотив жадно ртом воздух, он с ожесточением толкая ограду, вылез на свободу, царапая кожу и пошатываясь. Не слишком ли много для одного мутанта-подростка? Впрочем, жалеть себя было некогда – в голову вернулся целый рой взволнованно-панических мыслей о Донателло и только присутствие, весьма неожиданное, надо отметить, на месте битвы лидера черепашьей команды, остановило его от начала беспорядочного поиска брата по окрестным подворотням. Вряд ли поиск был удачным в его нынешнем состоянии. Ему стало чуть спокойней от того, что искать Дона отправится Рафаэль. В отличие от него, Майк и думать не желал о мерзкой твари, его словно замкнуло на Доне, которого, как он сейчас думал, он бросил на растерзание. Чувство вины требовало немедленно добраться именно до старшего, отбросив порыв мстить.  Опираясь о стену одной ладонью, он глухо отозвался на зов Леонардо, восстанавливая дыхание и чуть мотая ушибленной головой:

- Да, - он облизывает губы и закрывает глаза. Кажется, опять начало подташнивать. Это начинало утомлять.  – Я в порядке.
Черепахофон. Точно. Дон дал его мне. Он запустил ладонь за пояс, неторопливо размышляя, а не сломался ли тот о его звучный удар о стену, но, о чудо, техника оказалась закреплена сбоку и на увесистом корпусе виднелись лишь смачные царапины, в остальном устройство, на первый взгляд, вроде бы функционировало.  Рядом, очень может быть, разворачивалось нелегкое противостояние, но приложившаяся головой черепашка как-будто этого не замечал, и старался разобраться в виднеющейся на экране карте и мигающих значках на ней. Наконец, он торопливо зашагал, чуть покачиваясь и виляя неровной походкой к выходу из подворотни, на удивление не встретив никаких помех. Вскоре, он и правда обнаружил Эйприл, к тому же чуток пришел в себя и вновь боролся  с тошнотой.
- Эйприл, - он задумчиво уставился в лицо подруги, - С тобой все в порядке? 

Отредактировано Michelangelo (2013-10-01 03:32:25)

+5

17

Леонардо безмолвно напряженно вглядывался в пасмурное, периодически разрезаемое молниями небо, задрав голову запрокинув ее назад. Эйприл так же молча, не без тревоги, пялилась на него снизу вверх широко распахнутыми глазами в которых отражался простой и понятный вопрос. Ну? Чего ты ждешь?! Им нужна помощь! Но вслух девушка не решалась выкрикнуть подобное - она и так внесла слишком много... проблем в эту ситуацию. Концы темно-синей, от впитавшейся влаги банданы прилипли к расцарапанному пластрону лидера черепашьей команды, и сейчас роняли тяжелые, крупные капли, переползающие девчонке на плечо и скатывающиеся за шиворот. - Лео? - Тихо напомнила о себе Эйприл,  поерзав на широких руках черепашки. Но юный мутант никак не отреагировал на тихий, осторожный голос  школьницы. Все так же сурово-молча, он развернулся, и впился взглядом в чернеющую кромку крыши вдали.  У девушки был не такой четкий слух, отсутствовала вытренированная годами наблюдательность, к тому же, сквозь стену дождя она с трудом то и владельца катан видела, что уж говорить о расплывчатом силуэте того "нечто", что проскочило по узкому карнизу темным призраком. - Сиди здесь тихо, поняла? - Внезапно сорвавшись с места, парень широкими шагами, почти бегом, достиг стены противоположного дома, так же резко остановился и опустил подругу на ноги, позволив ей прислониться к бетонному покрытию. Рядом стоял широкий каркас старой мусорки, в этом районе они почти на каждом шагу, отбрасывающий еще больше спасительной тени, в которой можно укрыться от пристальных, враждебных взоров ниндзя - превосходное укрытие, лидер мгновенно оценил обстановку. Не известно, сколько их, парней в черном,  еще осталось. Взгляд девушки тревожно скользнул мимо плеча черепашки в ту подворотню, где бесполезной кучей тряпья в лужах валялись поверженные мутантом солдаты. Или не солдаты... кто они вообще такие? Профессиональное любопытство знать обязывало, но жизнь, дороже всего, поэтому она теперь уж точно не пойдет на поводу у своего разыгравшегося воображения. Блин... да она месяц из дома не вылезет после такого! Хотя кто бы говорил - познакомилась с кулаками шпаны, подружилась с странными существами полузверями, полезла с ними на крышу, ввязалась в невероятную драку... Да боже мой, она говорит о желаемом месяце спокойствия, когда за целую неделю умудрилась пережить такое, во что верилось просто с трудом! Может просто это все... сон? Однако ноющие бока, спина, гудящая голова, а так же широкая, мокрая, трехпалая ладонь, упирающаяся в стену рядом с нею, четко указывали на то, что окружающий девчонку БАРДАК, очень даже реален! Мокрые, рыжие, теперь уже грязные серо-буро-малиновые волосы, прилипли ко лбу и щекам. Девушка подняла руку, и кулаком провела по лбу убирая с глаз налипшую на них спутанную челку. - Тебя никто не должен заметить, - Парень аккуратно прижал палец к губам, покосившись назад, еще раз бегло осмотрев двор.
- Ладно, - Так же тихо, в тон меченосцу ответила она, подняв плечи и обхватив себя двумя руками. Ну да, а что еще теперь она могла сделать? Только предоставить братьям самим рулить ситуацией. Лео достаточно ловко разделался с этими  ребятами в масках, Майки, как она очень надеялась, справится не хуже... а Донни... Она даже представить себе не могла, что приблизительно происходит там. Насколько она успела узнать Мону, та тоже не из робкого десятка. Но против  твари, которую она успела заметить на фоне мигающего стенда ... Одна надежда - мозг Донателло всех вытянет. Может к ним уже спешит Раф? Если Лео здесь - то почему бы и нет? Внезапный( хотя нет, вполне ожидаемый почему-то) грохот в конце улицы, за углом, настолько громкий, что казалось, будто-бы драматическое действие разворачивается прямо у них под боком, заставил девушку вздрогнуть, и вытянувшись в струнку прислушаться. - Я вернусь за тобой. Никуда не уходи, - На это последовал лишь короткий кивок, а через секунду еще два, очень энергичных. - Давай, Лео, иди! - Она даже решительно пихнула парнишку в грудь, словно бы побуждая его наконец оставить Эйприл и устремиться на помощь к остальным. Сработало, или нет, но черепашка, убедившись, что его подруга надежно "спрятана", и точно никуда не попрется искать новых приключений на свою бедовую голову, рванул вперед, не забыв при этом, вложить в ладонь, прижатую к его пластрону, личное мобильное устройство переданное ему Донателло.
Девушка с коротким, тяжким вздохом, перевернула аппарат к себе экранчиком и склонила к нему удрученно-расстроенное лицо... Интересно, тут можно по нему вызвать полицию? Личико покрытое россыпью мелких веснушек на щеках на мгновение воодушевилось, но уголки губ мгновенно снова опустились вниз - полиция вряд ли поймет, что ее друзья, мутанты и просто хорошие ребята, сражающиеся ради добра и все такое... К тому же парни так часто говорят о своей конспирации. Она -типичный горожанин. Чуть что, хвататься за телефон и набирать 911. О'Нил тихо фыркнула , убирая черепахофон в карман - единственное, на что она сейчас годна, это тихо, молча ожидать, когда черепашки разберутся со всем сами. Звуки доносившиеся издали, вовсе не давали Эйприл уверенности в том, что "наши побеждают". - Ребята, возвращайтесь скорее, - шмыгнула носом девушка, спрятав замерзшие руки под подмышками, сжав их в кулаки, и напряженно вглядываясь в размытое граффити на соседней стене. Мысленно она высчитывала минуты в течение всей той суматохи что творилась за пределами ее видимости. Пользы от нее конечно никакой. Ну а на что она надеялась? Они все-таки мутанты, сильные, тренированные, даже Мона Лиза - и то  гибкая и пластичная ящерица, ну а она? Обычный человек, который и в спортзале то был в последний раз не менее, чем год назад. Вся, с позволения сказать, фигура, держится лишь на том, что приходиться много бегать, выискивая "вкусности" для своей будущей карьеры журналиста. Эта мелкая работенка, после занятий, приносила всегда ей незабываемые впечатления и массу удовольствия, и даже сейчас, нет, правда, вышел бы замечательный материал, но вот было одно но - дело слишком серьезное, да и самой ей  как никогда, было по настоящему страшно.
Широкоплечий силуэт, возникший словно ниоткуда, охваченный всполохом света с небес, замер посреди узкой улочки, несколько потерянно оглядываясь по сторонам. До сего момента зажавшись к холодному, помятому боку контейнера девушка тут же выпрямилась и бодро шагнула из тени прочь, навстречу черепашке... Хотела радостно воскликнуть "Лео", но осеклась, озадаченно наморщив лоб... Донни? Майки? Раф? В такой темноте не разберешь, к кому конкретно принадлежит эта массивная фигура, но явно к одному из братьев... единственным освещением был только блекло мигающий экран черепахофона в его  ладони... - Эйприл...
Школьница решительно ускорила шаг, - Майки! Слава богу вы жи...
- С тобой все в порядке?
С минуту над ними нависла зловещая тишина. Разбавляемая лишь перестукиванием капель по металлу и громкими выкриками далеко, за углом. Взгляд Микеланджело как-то осоловело, почти безжизненно, скользнул по встревоженному лицу Эйприл с широко распахнутыми глазами - выражением искреннего ужаса утонувшего глубоко в чернеющих точками зрачках. Юный мутант слабо улыбнулся ей... и устало прижался плечом к холодной, бетонной стене - чудо, что он вообще держался на ногах! Просто кошмар наяву! - Майки... - Эйприл молча закидывает тяжелую руку черепахи за свое плечо, цепляясь рукой за шероховатый край панциря. - Боже мой... - Черепашонок выглядел не просто побитым. Он выглядел так, словно его только что сбил по меньшей мере самосвал! С уголка страдальческой улыбки по подбородку убегает тонкая струйка крови, постепенно редеющая и размытая водой на дергающихся мышцах шеи бедняги. Над правым глазом, на морщинке за надбровными дугами, яркую, зеленую кожу Микеланджело рассекала узкая, сочно-алая полоса открытой плоти - глубокий порез наполненный так же дождевой влагой и кровью. По открытым участкам тела младшей черепашки огромные синяки размером с его кулак, обломки чего-то металлического, многочисленные ссадины и мелкие ранки. Панцирь... Эйприл покосилась за спину несчастного, помогая тому отстраниться от стены. Похоже, что парнишку прижали к рифленой поверхности раздолбленного кирпича, и хорошенько повозили им, сколь много на нем было свежих и достаточно глубоких неровных борозд-царапин. Девушка даже не подозревала, насколько близка ее догадка. Она молча, поудобнее перекинула через плечи усталую руку черепашки, безжизненно свисающую вниз. Эйприл обхватила мозолистые, израненные пальцы мутанта по крепче. Смешно конечно, девушка гораздо мельче и слабее накаченного, тренированного парнишки, а вела себя так, что вот, сейчас легко взвалит паренька  на плечи, мол, держись браток, и лихо его донесет до ближайшего канализационного люка. На самом деле, разумеется, ничего подобного - ей пришлось довольно таки нелегко ощутить на себе даже часть всего веса рептилии, хоть Майк и старался не облокачиваться на девушку всерьез, так, просто чтобы она ощущала себя реально нужной. - А остальные? - сипло выдохнула девчонка, ощущая как жесткие пряди вновь прилипли к глазам, изо всех сил цепляясь за безвольную ладонь парнишки. Рука черепашки, свисающая с ее плеча чуть напряглась, и сжалась на ее ладошке, ободряюще... и успокаивающе... Микеланджело ничего не сказал, он молча сделал широкий шаг вперед, теперь уже не вися на девушке, а даже слегка прижимая ее к своему боку, приобнимая подругу с напряженным видом всматриваясь в грязный проулок впереди. О'Нил молчала лишь потому, что ее напугало то, с какой решительностью, не смотря на то, что бедный то и дело спотыкался и склонялся вниз, Майки уводил ее с опасного места. На обычно улыбчивом лице черепашки с россыпью забавных, зеленых, что было непривычно для человека, собственно, как и все остальное, веснушек, сейчас застыла горестная гримаса - щуря ясно-голубые, явно потерявшие свои сочные краски глаза, сжав вместе плотно кровоточащие губы, под слоем грязи, налипшей на апельсинового цвета бандану, между глаз пролегла глубокая морщинка. Он непривычно серьезен... просто пугающе серьезен... С таким же видом некоторое время назад в ночную тьму под завесой дождя взирал Леонардо.
И не смотря на то, что в подворотне все еще кипит битва, не смотря на то, что семья сейчас за его спиной, Микеланджело упорно идет вперед, не останавливаясь и не замедляя быстрый, размашистый шаг, так что Эйприл едва за ним поспевает. Ему больно и плохо, это она видит по то и дело искажающейся полуулыбке, которую он старается держать, пока  девушка потерянно разглядывает его помятую мордашку. Но едва стоит отвести взгляд - и это снова непроницаемая маска боли и отчаяния. И она почти ощущает то, что испытывает спотыкающийся рядом с ней черепашка. Это чувство ей не знакомо, но оно столь сильно - что незримо просто окутывает ее со всех сторон, подобно теплу солнца, которого так не хватает в эту сырую погоду.
Парень почти падая добредает до одного из колодцев, не без усилия едва сдвинув крышку, еще и двинув ее ногой, поскольку руки у него дрожат, что Эйприл заметила уже давно. Девушка просто стоит, склонившись к черепашке, и растерянно оглядывается назад, не совсем понимая... неужели они так их... здесь и оставят? Майки сидя на краю спуска в канализацию, свесив ноги вниз, все так же молчаливо протягивает ей ладонь, смотря снизу вверх совершенно устало и абсолютно так-же потерянно как и она сама. Эйприл не знает, что сказал Майки Лео, ведь это безусловно он послал забрать школьницу своего младшего брата, но в глазах черепашки, за страхом и переживаниями, смешанными с болью и настоящим шоком, было полное и абсолютное доверие...
Он доверял Лео.
Он верил своим братьям.
И просто молча просил, чтобы Эйприл доверяла им тоже.
Все будет хорошо.

Отредактировано April O'Neil (2013-10-02 20:55:02)

+5

18

Аясе бился как настоящий монстр. Сильный, как лев, ловкий, как обезьяна и видел всё вокруг, словно сокол, ищущий себе добычу в небе. Но всё же он был простым человеком и у него не было каких-то сверхчеловеческих рефлексов, силы и других умений мутанта. Но он старался биться с этими мутантами в броне на равных, а это требовало всей его сноровки, ловкости и опыта в бою. Это занимало всё его внимание, он был максимально сосредоточен и его кровь начинала закипать в венах. Битва опьяняла его разум и каждый новый выпад его меча был не такой, каким тот был в самом начале. Более яростный и сокрушительный, удар уже был не такой рассчитанный и продуманный, но всё ещё так же достигал своей цели и бил наповал.
Но, несмотря на все его старания, его отряд проигрывал и он не мог один вытягивать всех, это было просто невозможно. Невозможно? Да. У Аясе, помимо этой отговорки, было ещё множество других, более логичных и ловко скорректированных. Например, тот факт, что их готовили к встрече с одним мутантом, а не как не с этой безжалостной шестёркой. Они готовились драться с лабораторной крысой, что, пусть и получила свои способности к регенерации, ловкость и невероятную силу, а всё же была девушкой, ассистенткой и в бою ничего не мыслила. А вместо этого им пришлось биться с мутантами, обученными боевым искусствам каким-то великим мастером. У них было оружие, у  них было умение и их эта чёртова мутация. Силы были не равны.
И будь Аясе мудрым командиром, он бы давно командовал отступление и без приказа свыше от доктора Рене. Он ведь видел что происходило, он понимал, что им не выстоять, что им не выиграть эту битву. Но ярость ослепила его и раз потеряв контроль над собой, он уже ничего не мог поделать. Он сорвался с цепи и крушил всё, что видел перед собой не в том же костюме, что  и он сам. Сыпались искры из-под мечей и, казалось, сверкали молнии и били они не с небес вовсе. Битва была в самом разгаре. Футы падали один за другим, но снова поднимались и бежали в бой, который им было не выиграть. Сквозь маску Аясе раздался пронзительный, немного приглушённый, но всё же крик. Всё хладнокровие и расчётливость воина улетучились, его место занял неудержимый берсерк.
Саи и катана сомкнулись со звоном. Визоры Аясе мигнули и воины ринулись друг на друга с новой силой. Аясе упёрся основанием меча, чтобы клинок не надломился, каким бы мастером не был ковавший его, тут уже дело физики. Снова рыкнув, он прибавил сил, но этого не хватало, чтобы перебороть мутанта.... но было достаточно, чтобы быть на равных и не дать тому преимущества. Но тут Ая вдруг резко извернулся, пропуская черепаху вперёд и мощно ударил того под колено. Всю силу черепахи в красной повязки он обратил в удар о землю - кант. Так это называется. И когда рептилия кантанулся, Ая выпрямился и резко дёрнул голвой в сторону.
- Молокосос, куда тебе до меня... - прошипел он сквозь забрахливший помехами от дождя микрофон и переключился на следующего своего противника. И пусть Ая по достоинству оценил ярость, с какой черепаха сражалась, но одного этого было ох как мало, чтобы одолеть командира отряда ниндзя. Всё ещё дитя с большими амбициями и малым опытом.
И только Ая переключился на другого противника, как появился он - огромны ящер. Драный халат, кровавые подтёки и бешеный рёв - Рене всегда умел появиться эффектно, хотя и не всегда вовремя. В смысле, он мог бы догнать их пораньше. У него в  лапах не было ящерицы, а значит её захватила рыбка, что вряд ли, Ая это прекрасно понимал, либо она удрала, что вероятнее всего. Аясе ещё мог бы предположить, что она спрятана, но видя это сумасшествие зверя на морде доктора Рене, Аясе понимал - упустил. Но он не стал ничего говорить тому и обвинять, ему будет ещё что сказать лично Шреддеру, перед Аясе ему отчитываться не было никакого смысла. Аясе просто встал в удобную для них обоих позицию. Не совсем то "плечом к плечу", к которому вы привыкли, но им уже приходилось сражаться подобным образом и это была самая эффективная тактика боя для этой парочки.
- Понял... - коротко, всё с теми же помехами, ответил он ящеру, сощурив глаза, как-будто это было необходимо. просто глаза от потёков воды на маске рефлекторно закрывались, несмотря на то, что влага никак не протекала внутрь костюма.
- *Всем футам, внимание. Отступаем! - уже не слышно для всех присутствующих, кроме футов, прозвучал приказ. Солдаты среагировали молниеносно. Сделав по последнему необходимому удару, отпихивая от себя страшных монстров, те спрятали оружие и поспрыгивали во мрак, где им и было самое место. В тени в следующее же мгновение погасли даже их мигающие окуляры визоров и не осталось ни следа их присутствия. А задачей Рене и Аясе было выиграть каких-то пару минут, чтобы догонять просто было некого.
Удар! Аясе перекрыл обе катаны другого черепахи своим выпадом, защищая нежный животик Алонсо, сделав пару шагов вперёд. Скользящим движением он отвёл удар к земле так, что все катаны стукнулись об асфальт, звонко брякнув в ночи.
- Много о себе возомнил, козявка... - почти на ухо Леонардо процедил сквозь зубы Аясе и прежде чем их катаны снова были подняты, Ая нанёс удар коленом по нервному узлу на его ноге. не дожидаясь пока противник будет в более выгодном положении, он произвёл захват его руки, выворачивая ту и оказываясь у черепахи за спиной. Но эта позиция была опасна и Саюдзуки и сам прекрасно это понимал. Тут же выпустив черепаху из захвата, Аясе пнул того вперёд, ловким движением разворачивая свою катану в удобное ему положение. После чего, казалось, он взмахнёт ей... и он взмахнул! Да вот только локоть быстрее долетел до морды черепахи, чем меч ниндзя развернулся в более удобное положение. Но прежде чем катана Саюдзуки долетела до открытого места у шеи между головой и плечом мутанта в голубой повязке, удар нанёс Рене и пришлось вложить катану в ножны. Среагировав быстрее молнии, Ая ринулся во тьму, где не так давно скрылись его соратники. Но тут он услышал разгневанное послание того, что был в красном. Ая чуть сбавил ход, поворачиваясь на одной ноге и, пока уползал Рене, отбил мечом брошенный сюрикен, громко и показательно фыркнув.
- Ещё легче, чем ты думаешь, урод... - сказал он и сложил руки крест накрест у груди, двигаясь спинйо вперёд. Костюм полностью скрыл его, а потом погасли и визоры. К тому моменту как черепахи добегут до этого мечта, Рене и Аясе уже не будет и следа, уж песочная бомба позаботилась об этом...

+1

19

This world can turn me down
but I won't turn away
And I won't duck and run,
cause I'm not built that way
When everything is gone
there is nothing there to fear
This world cannot bring me down
No cause I'm already here,
I am already here, down on my knees
I am already here, I am already here

  Ящер с довольной улыбкой внимал  произведенному им же самим эффекту. Да, он правильно предполагал - эти четыре черепахи похоже очень тесно друг с другом связаны, судя по тому, с каким безумным взглядом они смотрели на истертый, изломанный посох в его когтистой лапище. А как парнишка в красном, ринулся спасать снесенного его импровизированным снарядом мутанта, с рычанием отодвигая тяжелую бандуру от стены. На несколько коротких мгновений Лизард утерял из виду прижавшуюся к асфальту, в момент полета контейнера, лисицу, но едва заметил полосу света, на влажной от крови и дождя катане, острым концом направленным в его сторону, мигом повернул свою уродливую образину к ней, слегка пригнув голову к земле и сощурив веки. - Ах извиняюсь, - комично прощебетал доктор, приподнял верхнюю потрескавшуюся губу приобнажив ряд не менее остро заточенных желтоватых зубов, чем тонкое лезвие клинка, зажатого в ее изящных ручках. - Не нанимался я развлекать избалованных лисичек. В чем дело дорогая? Хозяин отпустил поводок потому что ты стала кусаться? - Мутант приоткрыл пасть, выдохнув туманное облачко в сторону Ниньяры. И в эту самую секунду пристального разглядывания тонкого женского профиля с пушистым хвостом, доктора отвлек гневный, сдавленный рев черепахи в красной повязке, которая сотрясала воздух извергая к новому владельцу посоха бо самые яркие и смачные ругательства. Ироничная ухмылка на весь рот, стала еще шире, заползая уголком за затылок, пока доктор почти с умилением смотрел на в бессилии сжимающую кулаки черепаху у контейнера. За пределами железного "волшебного ящичка" слышалось отчетливое копошение того, кого Лизард "не нарочно" защемил  конструкцией к стене.
- Бежишь как трус?? – Может раньше это бы и задело гиганта, и  он бы решительно ломанулся в атаку чтобы втоптать наглеца своей широкой ступней его зеленую морду в самую глубокую грязь, которую смог бы здесь найти, но сейчас, яростный, почти по детски-наивный возглас юнца, лишь заставил его странно весело хрюкнуть, скатав губы трубочкой, смешно вытянув их вперед. почти задиристо улюлюкая. По правде говоря, Ящер устал. Да, вы попробуйте пролететь 20 этажей, потом протащиться несколько кварталов прыгая по крышам вверх-вниз, отрываясь от полиции, и после этого еще и кидаться мусорными контейнерами... и при этом не устать? Однако, разве он может показать юнцам, что его энергия на исходе и батарейка его зажигательности вот-вот сядет? Все тот же злобный оскал. Все тот же ярко поблескивающий в сумраке ярко-зеленый огонь его свирепых глаз.
Черепашка резко выбросил руку вперед, метнув  в сторону своих врагов сюрикен - звездочка мельком пронеслась в воздухе оставив после себя смазанный серебристый след, и вонзилась в плечо, вовремя навалившегося на "хрупкого человечка" в своих объятиях доктора. Не самое чувствительное место, к сожалению. Сюрикен так и остался торчать в предплечье мутанта, пока тот неуклюже выпрямлялся, переминаясь на месте для более удобной боевой позы. - прикрылся этой жертвой теории Дарвина, и думаешь, что я так просто вас отпущу? – Юный мутант уже был готов сорваться с места, а в воздухе вновь просвистело маленькое, но очень коварное оружие. В этот раз, Рене уже подготовился к чему-то подобному, и как бы он казался неповоротлив и здоров, но вовремя успел сместить вертикально упирающийся в землю шест на 90 градусов вправо, плавно повернув его параллельно к мостовой и поймав в изгрызанное древко оба сюрикена, один выше, другой почти к центру. Ящер замер, после чего с нескрываемым любопытством перевернул шест к себе, чтобы полюбоваться на две исключительно острых и опасных вещички, вошедших в дерево достаточно глубоко, что вытащить их просто не представлялось возможным. Да, похоже этот мускулистый парнишка зол, как стадо бешеных носорогов. Поставив посох в исходную позицию, прижимая его боковину к своей изогнутой высокой пятке, Лизард убрал руку с плеча Аясе, приготовившись встретить прыжок противника одним из двух вариантов: или твердой черепушкой, пригнув  голову и позволить юнцу прочувствовать стальные пластины своего позвоночника, ранящие ничуть не хуже его железных вилок. Трезубцы парень явно с превеликим удовольствием вонзит по самую рукоять здоровому мутанту в глотку. Или встретить черепаху с шестом его родного брата в лоб, и с четырьмя цепкими когтями правой, свободной руки, которую он уже слегка приподнял загнув свои черные крючья во внутрь и развернув ее ладонью по направлению к Рафаэлю, собравшемуся для прыжка... Которого не последовало.
- Если они хотят идти, пусть идут, -  Рыжая плутовка, доселе молча пытающаяся тыкать в Лизарда своей острой игрушкой, резко перехватила за локоть зеленоглазого глупого мальчишку, дернувшегося вперед в яростном порыве надрать нахальному докторишке его чешуйчатую задницу. Надо было видеть выражение физиономии Алонсо Рене в эти секунды. Он готов был неприлично громко заржать, но все же нашел в себе силы сдержанно, иронично улыбнуться во всю ширь. Просто - улыбнуться. Этож надо. Боец номер один называется и остановила какая-то рыжая баба. - Но сначала пусть они нам скажут, где находиться наш приятель.
- Видимо отпустишь таки меня, мой милый пупсик.- По-бабски захихикал ящер, не без умиления взирая на то, как крепко лисица схватила этого быка за рога. Барышня явно с характером, что просто не могло не позабавить. Вот во что превратилась предполагаемая драка в подворотне. В комедию! Отпустив себе минутку расслабленности, и даже немножко юмора, Рене снова скорчил надменно-агрессивную рожу - повеселились и хватит. Вновь переступив с ноги на ногу, бывший доктор ссутулился, обхватив двумя руками шест, установив его прямо перед собой, ящер уселся на мокрый бетон, свернув толстый, мощный хвост кольцом рядом, прямо в луже. Он молчаливо пронаблюдал за тем, как из подворотни выскочил еще один член этой веселой четверки, с двумя катанами наперевес. Вот теперь Алонсо ощущал себя как на сцене, сколь все казалось ему ненатуральным. И это не смотря на то, что у него в плоти застрял сюрикен, что на декорацию совсем не похоже. Сейчас кожа вокруг инородного, острого предмета слегка воспалилась, в приоткрытую рану попадала грязь стекающая с крыш вместе с водой, в целом, дискомфорт все-таки был, как бы доктор не желал опустить внимание к столь незначительной неприятной детали. Пока черепаха в голубой повязке качала свои права среди здешнего собрания мутантов, Лизард с тихим шипением протянул ладонь к поврежденному плечевому суставу, и аккуратно, легонько подцепил кончиком изогнутого когтя шипастый диск, продев острый конец под разрез наметаллической плоскости и извлек окровавленную пластинку, отшвырнув ее в стену противоположного дома... не так ловко и красиво конечно, как разбрасываются ими ниндзя, зато эффектно - сюрикен застрял в каменной кладке столь же прочно, как и те два, что торчали сейчас в шесте, при этом взметнув сноп искр, который тут же был погашен частыми каплями дождя.
- Это приказ лидера. - Узкий, мутноватый зрачок дернулся в сторону юноши. Лидер значит? Ящер развернулся к мутанту с лисицей полубоком, та все так же сжимала кисть черепахи в красной бандане, а доктор больше обхватив своим вниманием силуэт с парными катанами прямо перед собой. За спиной "лидера", из-за металлического короба с крайне страдальческим выражением, выполз черепашонок в оранжевой повязке. Ему Лизард отослал лишь короткий, преисполненный презрения взгляд. Он явно не был впечатлен отступлением Микеланджело, и теперь прочно навесил на беднягу ярлык слабака, на которого и время то свое тратить жалко.  Но... - " Его тоже можно использовать как приманку." - Следует еще хорошенько поразмыслить над этим вопросом. А пока что, все с тем же гнетущим молчанием, не мигая, Лизард уставился в темные, почти черные глаза Леонардо, взирающие с мрачной решимостью на своих противников из под кромки темной, пропитавшейся влагой банданы. Две застывшие с боку фигуры, пошевелились, чем мгновенно привлекли внимание было застывшего в одном положении мутанта. Они уходили... доктор прищурившись смотрел на то, как здоровяк-черепаха медленно, неохотно разворачивается к нему спиной, давая полюбоваться правильной формой пластин сеточки на панцире. - Эй... ты что это... неужто бежишь, как трус? - ехидно прохрипел ему в затылок Рене, некогда сказанные этим юнцом же слова в его личный адрес. Зеленые огоньки глаз вспыхнули недобрым отблеском, скрытые под сведенными вместе широкими надбровными дугами, усеянными колючими наростами. - Правильно деточка, беги, беги в свою песочницу, - Он полностью онажил свою кошмарную улыбку, опустив голову на грудь, и прикрыв глазное яблоко защитной пленкой. Рене прекрасно видел, как дрогнула от искреннего возмущения и едва сдерживаемой ярости спина Рафаэля, и как крепче перехватила его за локоть лиса, решительно, почти утаскивая саеносца с поля битвы. - "Да ты не только подкаблучник, но еще и слюнтяй." - Еще шире ухмыльнулся мутант, выдохнув тому на прощание подобие смешка...
И в это время за его спиной с лязгом скрестился металл.
  Лизард вздрогнул, и резко обернулся с абсолютно серьезным выражением. Черт, сколько еще может продлиться эта нескончаемая, очень хлопотная, как оказалось, стычка?  Противники отошли от гиганта на несколько метров в сторону. Опять подстраховывать этого пацана, чтобы его случайно не пырнули в живот? Да пожалуй. Медленными, шаркающими шагами доктор направился в сторону сцепившихся мутанта и обычного человека, с любопытством следя за ходом битвы. Массой черепаха явно давила его приятеля, а крепкий панцирь и сильные, узловатые конечности были предназначены для того, чтобы смягчить получаемый удар, и дать ответного, крепкого тумака. Пока доктор приближался, он успел в деталях рассмотреть массивную фигуру юнца, сравнив ее с телосложением его первого недруга. Да, Донателло был явно хилее этого типа. Зато пластичнее. Лизард подметил, что движения Леонардо не столь быстры и стремительны как у черепахи в фиолетовой повязке, или в оранжевой бандане. Зато удары юноша наносил достаточно мощные, что его соперник был просто вынужден отклоняться назад, от той силы, которую мутант вкладывал в свою атаку. Ящер немного ускорился, когда рукоять катаны черепахи задела челюсть оппонента, заставляя того откинуть голову назад... К его счастью - до стены и этих ребят было расстояние примерно вытянутой руки, а были бы они поближе, Аясе схлопотал приличный удар затылком о камень, и скорее всего потерял бы сознание. А тут, везунчику удалось отделаться простым синяком на подбородке. Видимо это серьезно разозлило и подстегнуло парнишку. Проявив упорство, а главное, проворность, чего явно не хватало черепашке сейчас, особенно прыгая по колено в воде, Аясе обезоружил противника...
Красиво, ничего не скажешь.
Ая плавно рассек своим клинком воздух, опуская его лезвие к открытому участку шеи мутанта, но доктор вовремя заметил, как черепаха не менее ловко наступила пяткой на свое оружие, упавшее на землю, подбросив катану в воздух и перехватив за плетеную рукоять, сделала выпад вперед... к открытому, незащищенному торсу воина клана Фут. Хвост  Ящера неожиданно для обоих "дуэлянтов" захлестнулся на кисти мутанта и рывком отбросил его в стену, ту самую, которая возможно могла бы быть причиной преждевременной кончины молодого ниндзя. Нет уж. Этот парень не должен умереть от твоих рук, мой зеленый дружок. Не сегодня. Не сейчас.
Вжимая кисть юноши с зажатым в ней оружием в камень, затянув покрепче свои дьявольские узлы мускулистой пятой конечности, ящер обхватил лапищей свободную руку Леонардо, аналогичным образом вжав ее в кладку и нависнув над юношей безобразной горой. - Не знаю, кто вы такие, детки... но вы меня начинаете дико раздражать. - Доктор отодвинул парня от кирпича, но лишь затем, чтобы снова крепко приложить его плечами, затылком, ну и, конечно, панцирем, о крошащийся под беднягой камень.- Лучше бы твой братишка-худышка не трогал мой мутаген, - Горячее дыхание огнем обдало искривленное от боли лицо бедняги. Ящер склонился к юнцу почти вплотную, приоткрыв пасть, позволяя посчитать в ней весь свой идеальный набор, начиная от двух саблевидно изогнутых клыков, с которых тянулись прямо на зеленую макушку Леонардо тяжелые, вонючие капли слюны. Утробное рычание из разверзнутой челюсти, в которую тебя едва не засунули,  наверное вызвало бы обморок даже у самого бесстрашного воина. Но черепашка держался молодцом, лишь зажмурившись и едва не задохнувшись от смрада. - Может быть, тогда бы тебе бы не было сейчас так больно? - Ящер неожиданно грубо обхватил своей широкой ладонью скулы лидера и снова отодвинув его от поверхности влажной, ледяной стены, с размаху впечатал головой назад. - Тебе просто везет, что у тебя панцирь, мой маленький. - Рявкнул прямо в лицо бедняге Ящер, отпустив черепашку, позволив тому грузно свалиться в выбитую из кладки его же спиной каменную крошку. Доктор присел на корточки, склонившись над подростком и сграбастав в кулак его за узел банданы, подняв к себе и прижавшись ощеренной мордой к переносице юного мутанта.
- Ищи кости черепахи и его подружки в развалинах, думаю, если я сейчас не вырву тебе глаза - не промахнешься. Но я тебе их не вырву... а знаешь почему малыш? Я хочу чтобы ты все видел, и запоминал. Передай своему приятелю, если он еще не подох следующее: я на его костях сыграю похоронный марш для вас всех и этой хвостатой твари, что меня подставила. По вашей вине я стал чудовищем, так пожинайте свои плоды. До встречи, лягушка, - поднявшись с колен, Лизард отбросил от себя концы спутанной повязки Леонардо, позволив ему снова упасть в грязь безжизненным мешком.  После чего тяжелым шагом направился к стенке, дабы подобрать шест, валяющийся у подножия дома, рядом с водосточной трубой. Закинув то, что когда-то было оружием Донателло на порезанное сюрикеном плечо постепенно затягивающееся рубцами, Ящер медленно направился в тень, следом за своим подручным.

- Даже не спрашивай... - огрызнулся Рене, когда лидер группировки что-то хотел сказать, неопределенно взмахнув рукой. Да, Лизард явно не был в высоком расположении духа. Его не очень радовало, что они серьезно покалечили трех, из шести мутантов, когда в этой битве, полегло не менее четырех солдат. Но, как выразился Ороку Саки - важен результат. А результат, черт возьми, был нулевым!
Мутант медленно взбирался по пожарной лестнице вверх, на ближайшую крышу, в то время пока как ниндзя клана стайкой черных грачей разлетелись в стороны, благополучно растворившись в тени, и теперь, на фоне постепенно очищающегося от туч неба, вышагивала лишь мрачная, скрюченная одинокая гигантская фигура, теперь без плаща, абсолютно открытая в своем уродстве. Медленно, устало и неуклюже переваливаясь с боку на бок, волоча по земле свой длинный, зеленый хвост.
Чтож... как бы то не было - эти зеленые, во всех смыслах этого слова, мутанты, точно знают, с кем они связались. Как и Рене теперь в курсе об их возможностях,ему это в плюс. Он старше, опытнее. Умнее! Доктор, хоть и предчувствовал тяжелую руку "вождя" на своей шкуре, но вкус будущей победы, почти как вкус крови на губах, когда Шреддер крепко ему вмажет железным кулаком в нос. У доктора зрел гениальный план, и если все сделать как надо, четко, распланировано, педантично по пунктикам разложить каждую нужную роль - Ящер был уверен, он непременно добьется успеха. Это только начало ребятки, это только начало.

Отредактировано dr.A.Rene (2013-10-14 05:12:22)

+6


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Поймай меня, если сможешь