Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Старый враг, новый друг


[С1] Старый враг, новый друг

Сообщений 11 страница 16 из 16

1

Участники (в порядке отписи): Donatello, Mona Lisa, Verminator, Raphael, Ninjara
Дата и время: 21 апреля, около 10 утра
Краткий анонс: Верминатор возвращается в убежище Моны, принеся с собой еду и медикаменты. Чудом выжившие ребята решают выяснить, кто он и откуда взялся, а главное - по какой причине решил им помочь. Все вместе мутанты пытаются выстроить дальнейшую стратегию действий и выработать план по возвращению в подземное убежище черепах.

+3

11

Необычное приветствие кота, немного смутило девушку, и мутантка едва сдержалась, чтобы не одернуть руку. Она сдержанно, стойко выдержала прикосновение к тыльной стороне своей ладони, с слегка ошеломленным видом, вздернув брови вверх глядя на склонившегося к ее кисти Верминатора. Вернее на одну сторону косматой макушки... - Эм... да было бы за что, - Неловко пожала плечами саламандра, когда широкая ладонь мутанта выпустила ее. Мона сиротливо потопталась на месте, ощущая себя как-то ну совсем уж неуютно. Что же теперь... Да уж, хороший вопрос. Дон ее отпускать видите-ли не желает, а все вместе...Ну почему он не хочет как нормальный че... то есть, мутант, дождаться ночи, а не шататься по подворотням сейчас, судорожно цепляясь за свои раны? Что нужно этому парню, чтобы он наконец осознал свое состояние? Зеркало? Медицинская справка? Что? - Дон, я не говорю, что ты свалишься, ступив два шага от порога, - Ящерица развернулась к гению. Его бледное, исцарапанное, с грязными подтеками и мешками под глазами очень смурное лицо, испускало в сторону бедного кота просто ядовитые волны тщательно прикрытого страха и недоверия. Темные зрачки изобретателя метались от подруги, к новому знакомому. - Эй... - Мона Лиза медленно покачала головой, смотря на абсолютно потерянного юношу, - Не надо этого делать. Ты угробишь себя. Хорошо, ладно, вместе, но только после наступления темноты. - До этого строгий и напряженный тон мутантки по обращению к Донателло, теперь гораздо больше смягчился и стал почти ласково-утешающим. Может он внемлет голосу разума наконец и перестанет вести себя, как неразумный ребенок? - Нельзя же так... - Но слова мутантки неожиданно потонул в грохоте почти сорвавшейся с петель двери от резкого рывка, а затем ворвавшегося в помещение вое холодного ветра. Реакция Дона была быстрее, чем Мона успела подумать, что у них похоже нежданные гости. Неужели их все-таки нашли? Ладно, по крайней мере, их теперь трое... Ладони непроизвольно сжались в кулаки.
  Вот только те, кто заявились столь по-хозяйски едва не снеся ни в чем не повинную дверь, были вовсе не теми, кем посчитала их изначально эта маленькая компания.
— Раф.
Мона заметно расслабилась, когда увидела под этим ворохом мокрой одежды знакомую, зеленую физиономию в красной бандане - ну слава богу. Правда вот яркие, зеленые, прожигающие насквозь глаза старшего брата Донателло, не давали положительного настроя, только ощущение, что один тяжелый этап закончился, и они вдвоем с Доном уже в преддверии второго, не менее морально убивающего и долгого. Ящерица за те несколько дней своего пребывания в логове черепашек, уже успела кое-чего понять. Например то, что характер у этого зеленоглазого парня очень тяжелый, и то, что этот мрачный, угрюмый взгляд устремленный прямо на нее может иметь последствия вроде "придуши приживалку-ящерицу", очень даже, и это не позволяло саламандре разжать кулаки сразу. Да, Мона ощущала себя виноватой за все, что произошло сегодня... и пару дней ранее... Но опускать глаза под напором саеносца мутантка даже не собиралась, слегка прикрыв веки и поджав губы, всем своим видом показывая, что трястись перед ним и заламывать ручки в молебном жесте она не станет. Угрозы, пускай даже немые, что выглядит куда страшнее занесенного кулака - ее не пугают. " - Ага, а теперь рыкни на меня так, чтобы я под кровать забилась." - С иронией усмехнулась про себя Мона, сложив руки на груди и встав в защитную позу за спиной Дона. А за спиной Рафаэля в зеркальной им противоположности маячила фигурка... лисы? Саламандра с постной мордашкой отвернулась от пышущего гневом мутанта, уделив полностью свое внимание неизвестной гостье. Надо же... еще мутант? На этот раз удивления было куда меньше, чем при встрече с котом, возможно, Мона стала постепенно привыкать к тому, что таких существ в городе все больше и больше. Они словно пробуждались от долгой спячки, решив вылезти все разом. Сколько же еще тайн хранит в себе этот город? Лучше не задаваться этим вопросом. Мутантка не хотела это знать.
- Привет, меня зовут Ниньяра. – Мона не смогла сдержать широкой улыбки, когда лисица, к слову имеющая очень симпатичную, остроухую мордочку с густой волной темно-каштановых волос, изобразила поистине скучающий и унылый вид, указав на стоящего рядом в позе "быка" Рафа, – Я типа с ним. - Что-то смогло все-таки немного разрядить обстановку. - Слушай, у тебя есть расческа?
  Вот тут вопрос вогнал саламандру в задумчивый ступор. Сложившаяся ситуация просто не позволяла задуматься, о таком факторе, как поддержание себя в порядке, просто было не до того. Только когда девушку спросили о предмете, нужном, в прочем, каждой уважающей себя даме, саламандра вспомнила, что сама сейчас похожа на взъерошенного ежа, побывавшего в канаве - спутанные, золотисто-шоколадные кудри уже десять раз успели высохнуть, несколько раз побывав под дождем, смялись подушкой, и теперь это было нечто: бесформенное темное, грязное облако за ее плечами. Девушка как-то неловко провела кончиками пальцев по своей, с позволения сказать, прическе, рассеянно глянув на ожидающую ответа лисицу, - Я Мона, очень приятно, - устало пробормотала она, и скрылась за дверцей шкафа, - Угу, сейчас... где-то здесь. - Выглянув из-за створки, ящерка протянула новой знакомой ожидаемую той щетку для волос, и с нескрываемым удивлением уставилась на нее со спины. - Послушай... - было решилась произнести саламандра, но грозная туча в лице саеносца приблизилась к застывшему в нерешительности бедному Донни, и это мигом притянуло к себе пристальный взгляд ящерки и заставило ту замолчать. Лиза совершенно забыла, о чем хотела спросить лисицу.
— Ты немного затянул с ночными прогулкам, пора домой. Идти можешь? — Тяжелая рука опустилась на плечо умника, и Мона сама не заметила, как глубоко вошли ее коготки в хлипенькую створку шкафчика. Вот только не вздумай поднять на него руку, слышишь? Не видишь? Ему и так крепко досталось! Да, к счастью, Рафаэль и сам понимал, что Дон  не в состоянии сносить подзатыльники и поток смачной ругани. Правда что-то в его молчании было... что-то было не так. Утешала только целая черепушка гения, но не гнетущая тишина от "громилы". — Да, конечно... кхм, — Изобретатель обернулся к саламандре, встретившись с ней взглядом. — Так... что там насчет маскировки? — О даааа... Этот бездонный шкаф... Что-то бурча себе под нос, мутантка снова повернулась ко всем спиной, исчезнув в разверзнутом зеве черной дыры, в глубине которой болтался разный хлам на вешалках. Ух, и зачем здесь столько барахла? Саламандра низко нагнулась, выуживая из под горы парочку плащей... -  На, держи. И еще надо собрать... что...? - Ящерка только и успела смести хвостом все более-менее подсохшие книги в стоящую у кровати сумку, и зацепиться за нее концом зеленой, змеевидной конечности, поскольку рука черепашки тут-же крепко перехватила кисть Моны, прижимающую к себе свернутый плащ, предназначенный для нее самой. - Дон пусти, у меня свои ноги есть! - Возмутилась девушка, тормознув уже на улице и разжав ладонь мутанта. Спокойно позволив братьям немного отдалиться вперед, Мона нормально оделась, взяла в руки сумку, уложив ремень на плечо и застегнув молнию, и лишь после всего этого, двинулась следом. Может стоит крикнуть умчавшимся вперед черепашкам "по-медленнее"?  Нет. Пожалуй не стоит.  Подняв воротник стеганного пальто вверх, ящерица провела тыльной стороной ладони по взлохмаченной челке - захочешь, не разглядишь под мокрыми прядями светло-салатовую, блестящую кожу. Только большие, золотые и очень усталые глаза. К счастью, мутантка не слышала вопроса гения, и вряд ли услышит ответ. Пока, изредка бросая тяжелые взгляды на две широкоплечие спины впереди, Мона ушла в размышления с головой, хмуро морща лоб и поправляя сумку. Тяжесть "знаний" в ней, не позволяла ни на минуту расслабиться и позабыть о случившимся. Кроме того, что ей нужно исправить свои ошибки, в дальнейшем придется отдать челобитную Мастеру Сплинтеру за состояние Дона. Весело, ничего не скажешь. Но сама кашу заварила - сама и расхлебывай, прятаться по углам нечего. - Ниньяра? - Тихо обратилась она к спокойно вышагивающей рядом лисе, - А как... как ты с ним, - Мона кивнула в сторону одного зеленого затылка прикрытого рваным капюшоном, - ... встретилась? Я тебя не видела у ребят.

+5

12

Quietly thinking to myself
Sharing half our mind instead of none
The shakings just begun
The pleasantries are gone,
This sad exchange pleased neither one of us(с)

Еще долго его будет преследовать образ Рафаэля и взгляд смерти, похожий на дуло пистолета. Он слишком часто избегал смерти, и даже после того, как он переместился в прошлое, она его нашла. Входная дверь  резко распахнулась и Манкс напрягся. В помещение гаража ворвался холодный воздух и ледяной ветер. Широкие тяжелые шаги заставили мутанта вздрогнуть, а по телу пробежали мурашки. Их ночной гость откидывает с головы капюшон и в этот момент дружелюбная улыбка кота мгновенно превращается в оскал, а лапа автоматически потянулась к бластеру. Воспоминания хлынули на Верма большой и удушающей волной, что он на несколько секунд даже забыл, что находится не в своем времени. Ненависть застелила киборгу взор, и он скрипнул зубами, пока красный неживой глаз с еле слышным шумом фокусировался на мускулистой фигуре черепахи.
-Ты... - Еле слышно произносит мутант, не скрывая в голосе ненависти и презрения.
Три секунды, чтобы достать оружие, секунда, чтобы снять с предохранителя, еще одна уйдет на то, чтобы выстрелить в упор. Нет, Верм, не сейчас, ты только начал выстраивать доверительные отношения. Тебе нужен Донателло, тебе нужна его лаборатория. Ты же знаешь, что только ему под силу построить временной генератор. Манкс еле слышно вздохнул и убрал ладонь с гладкой рукояти бластера. Однако, страх так и не ушел, и перед глазами у Манкса достаточно ясно стояла картина, где Рафаэль целится ему в лоб и на этот раз выстрел достигает своей цели. Он в свое время лишил его глаза, достаточный  повод, для того, чтобы лишить его жизни. Он поднимает глаза на Донателло и мягко улыбается другу. Каких же усилий ему стоило сейчас превратить свой оскал в прежнюю дружелюбную улыбку и не сорваться на Рафаэле прямо здесь и сейчас. Интересно, кто-то заметил эти эмоции, которые промелькнули на его морде, казалось бы всего за секунду. Нужно быть осторожнее, со своими эмоциями и желаниями, ведь он назвался их другом, хотя он практически забыл каково это - иметь друга...
У него никогда не было друзей, по крайней мере эта ситуация продолжалась все то время, что Манкс себя помнил. Единственное исключение из этого большинства составлял Донателло, такой же гений одиночка, пропадающий в лабораториях. Но Манкс долго привыкал к такому понятию, как дружба. И наверное так и не смог к нему привыкнуть, поставив свои цели выше их дружбы. Он сам выстроил эти стены одиночества, и уже слишком давно для себя смешал понятия хорошего и плохого. Он - никто, он вообще не должен сейчас стоять здесь. Он уже не Верминатор, потому что начал испытывать чувства, которые казалось бы не подвластны киборгу. Но он и не Манкс, гений кибернетики, который постоянно кутался в белый халат, потому что тот не вскрыл бы себе череп, заменив его металлической пластиной и кучей проводов.
-Думаю, я вам больше не нужен, раз у вас появились провожатые. – Манкс усмехнулся. Появляться в убежище черепашек пока не входило  в его планы. Мастер Сплинтер с легкостью вычислит его ложь, а это означало, что в этом случае спокойное существование Манкса подходило к концу. Четверка зеленых мутантов уже начала плотно входить в его жизнь, и это случилось раньше, чем он планировал. Ну ладно, это он переживет.
Второй ночной гость приближается к нему и Моне, и Верм, не успевший избавится от кошмаров прошлого, снова напрягается и не сводит немигающего взгляда с лисы. Миз?.. Она тогда стояла в той пещере, сжимая в руках пистолет и не сводя преданных глаз со своего героя. Кот знал, что если Рафаэль промахнется, следующий выстрел будет ее, и Верминатор знал, что лиса не промахнется. Манкс снова оценивающим взглядом окинул Рафа и кота ощутимо передернуло. Он внимательнее присмотрелся к девушке, и когда призраки прошлого отступили, он увидел, что определенные отличия все же были. Нет, она  была гораздо моложе Мизкэл, и имела волнистые волосы, которые сейчас были забраны в хвост. Верм покопался в памяти и вспомнил ее имя. Ниньяра. Смелая девушка, он даже помнил, как эта милая лисичка скрестила свой клинок со Шреддером. Интересно, что в конце-концов, с ней произошло? Впрочем, это неважно. Лиса представилась сама и спросила у Моны расческу. На этой фразе Манкс поднялся с места. Теперь он точно был лишним в этой компании. Кот снял со спинки стула свой плащ, который еще не успел просохнуть от ночного дождя. Плащ сразу скрыл высокую мускулистую фигуру гения. Кот выправил высокий воротник плаща, который неплохо скрывал его морду. Он сделал шаг по направлению к Рафаэлю, держа в лапе кулек с продуктами и медикаментами, что так просила купить Мона Лиза. Верм не смотрит в глаза своему убийце, пусть считают его параноиком, хотя он вовсе не таков. Сегодняшний день попросту выбил его из колеи. Ему стоит отдохнуть, обсохнуть, скурить пачку сигарет и обдумать, что же  ему делать дальше.
Молчаливая дуэль продолжалась несколько секунд, а потом он вкладывает в лапу черепахи пакет. Страх, сковавший Манкса, и холодное дуновение ветра, который принес с собой едва различимый запах сырости и спирта. Запах его смерти...
-Здесь еда и лекарства. Все-таки, носить тяжести девушкам не положено. – Он послал улыбку в их сторону.
Лиса тем временем уже красовалась у зеркала, пытаясь привести себя в порядок. Манкс поджал губы. Следовало попрощаться с девушками, и возможно сказать им пару напутственных слов. Братья всегда были вместе, сплоченной командой. Да у них было много друзей, но, пожалуй, у них никогда не было близкого человека, который постарается их понять, помимо мастера Сплинтера. Верминатор не знал, какое значение в жизни Рафаэля занимала Ниньяра, но судя по закатывающимся периодически глазам, отношения между черепахой и лисой, были достаточно прохладные. Он сделал несколько шагов по направлению к лисе и заговорил тихо так, чтобы его слышала только она. Он скосил глаза в сторону Рафаэля и улыбнулся. И все-таки она так чертовски похожа на Мизкэл, что кота снова бросает в дрожь, от воспоминаний, его преследующих.
-Постарайся отнестись к нему терпимее. Он не такой плохой, каким пытается казаться. Дай ему время.
Да, ему хотелось прострелить Рафаэлю голову, и возможно убить вместе с ним его будущую пассию, чтобы избавиться от кошмаров, которые начали его преследовать. Возможно, именно так он и поступит, он ведь уже изменил ход событий. Он ведь видел, кем стал Рафаэль без своей лисы, и эта перемена невольно поразила Манкса. Ведь тот Раф, с которым он столкнулся в прошлом, был всего лишь подростком, который руководствовался собственными эмоциями. А в будущем Рафаэль был другим, он уже умел здраво рассуждать, и стал более спокойным. Он повернулся к Моне и приблизился к ней. Он снова сжал ладошку саламандры. Манкс благодарно улыбнулся ящерице.
-Было приятно познакомиться, Мона Лиза. Не прибей нашего гения, он нужен мне еще живым. – Он озорно подмигнул ей и размашистым шагом шагнул к двери. Замерев на пороге, Манкс обернулся и посмотрел на Донателло.
-До встречи, Дон. – Он махнул рукой всем присутствующим и потянул на себя тяжеленную дверь. Снова раздался жуткий скрип, но Манкс и ухом не повел. Он вдохнул холодный ночной воздух и скользнул на улицу. Кот шел быстро. Никто, никто в целом мире не должен был знать, что его такого хладнокровного захлестнули ненависть и страх. А пошло все к чертям! Зажигалка выскальзывает из пальцев и падает в ближайшую лужу, подняв кучу брызг. Трясущимися пальцами он закуривает сигарету, прислоняясь к холодной кирпичной кладке. Теперь он знает, что его призраки прошлого поджидают его за углом, и стоит ему сделать неверный шаг, как они тут же вцепятся ему в глотку и разорвут на части. Из легких выходит дым, а Манкс  поднимает воротник плаща и исчезает в одном из переулков.

Мы еще встретимся, Донателло…

Quietly thinking to myself
This sad exchange pleased neither on of us(с)

+4

13

Fear of the dark, fear of the dark
I have constant fear that something's always near
Fear of the dark, fear of the dark
I have a phobia that someone's always there (c)


Тяжелый взгляд исподлобья становится верным спутником Рафаэля, по крайней мере на сегодняшний день, и всю последующую неделю. Он внимательно наблюдает как Дон пытается съежится и исчезнуть в своем панцире, и на морду сама собой проситься злобная ухмылка.
Тебе сильно повезло гений, что тот ящер отделал тебя, как Бог броненосца. Иначе я уже давно вскрыл твой череп сай, чтобы проверить наличие мозга.
Но Донателло словно предчувствовал беду, бочком-бочком, он посеменил к саламандре, под тяжелым взглядом старшего брата – Рафаэль поворачивался в такт передвижения мутанта, словно гребанная балерина на той шкатулке, что играет под музыку. Как же ему хотелось отвесить этому болвану мощный подзатыльник, а потом пинками гнать через весь город, до самого входа в логово. Раф глубоко вздохнул, чувствуя как его персональный барометр закоротило на шкале «Апокалипсис», а глаза наливаются кровью, в тон банданы. Он поймал взгляд Моны, которая внимательно следила за всеми движениями лап мутанта, видимо полагая, что обладатель вспыльчивого характера, тут же начнет быть тарелки и морды. Безусловно эта часть спектакля только впереди, но не здесь, не в присутствии шерстяных мутантов, к слову об этих представителей рода «Песец»…
Фигура в плаще выросла перед Рафаэлем словно гриб после дождя, и он буквально почувствовал как кот провел ему трепанацию мозга своим искусственным глазом. Воздух вокруг них моментально стал заряженным, и без всякой эбонитовой палочки. О, Рафаэль очень хорошо знал эти флюиды – ненависть. С чего бы это? Когда он успел наступить на хвост кошаку? Впрочем все это было лишь секундным порывом, и вот уже на морде усатого мутанта, словно нарисованная тупым пером, появилась улыбка. И именно в этот момент черепахе захотелось выбить ему все клыки.
- С дороги, - буркнул Раф, игнорируя всю джентльменскую чушь, и огибая кота, но те мне менее не выпуская его из вида, - хрупких девушек я здесь не наблюдаю. Одни лишь источники неприятностей. Впрочем, за волонтерскую помощь, спасибо.
Лапы вцепились в пакет – какая никакая гарантия того, что он не станет беспорядочно махать кулаками. Тонкий бумажный слой тут же порвался под таким ярым порывом, но Рафаэль лишь хмуро наблюдал за остальными, те собирались слишком медленно. Черепаха свободной лапой вновь набросил на голову капюшон самодельного плаща, и закрыл шарфом нижнюю часть лица, отгораживаясь от всех. Но тем не менее он прекрасно видел, как кот, совершая прощальный обход всех кто был в гараже, задерживается рядом с лисой, и наклоняясь, что-то шепчет ей. Зеленые глаза сузились, и тут же котировки доверия Ниньяры упали ниже плинтуса. Были ли они заодно? Кто знает, одно лишь понятно было точно, теперь следить нужно не то что в оба глаза, и еще и стать параноиком по части безопасности. Раз уж Дон решил сыграть в беспечного, безответственного, влюбленного простака.
Рафаэль развернулся на пятках и вышел из гаража, без лишних слов. Холодные капли дождя тут же начали впитываться в тонкую ткань, и мутант буквально слышал как они шипят, испаряясь, когда попадают на его разгоряченное лицо. Черепаха действительно пылал как праведным гневом, так и физически, похоже ночные пробежки под ливнем не пройдут для него даром, что ж, он язвительно ухмыльнулся, тогда он для отдушины заразит всех до последней крысы в канализации. И словно в подтверждении этих мыслей, Раф оглушительно чихнул.
- Твою мать, - пробормотал он. Все таки перспектива наматывать сопли на сай не самая воодушевляющая, при том, что болеет мутант долго и со смаком. А, еще один винт в обшивку его персональной термоядерной бомбы, теперь главное не пережать.
- Раф..., что с Майки и Эйприл?
Слова эхом повторились в голове, и на секунду Рафаэль мог поклясться, что увидел падающие капли дождя в замедленном движении. Перед глазами, словно в кинопроекторе, с ужасающей скоростью замелькали кадры – Майк блюющий на грязный асфальт после близкого знакомства с мусорным ящиком, силуэт Лео перед гигантским ящером, и он сам позорно убегающий для того чтобы найти младшего брата. Донни, такого тактичного и проницательного, окруженного книгами, компьютерами и ящиками с инструментами. Донни, который мог починить микроскопическую плату, в этот раз взял самый огромный ключ из своего арсенала, и сорвал с предохранителя чашу терпения Рафаэля.
Он развернулся настолько резко, что вся подворотня поплыла перед глазами, а из пакета вылетела упаковка каких-то таблеток, и рухнула в лужу. Хриплое дыхание вырвалось из-за шарфа, и кто знает, каких усилий стоило Рафаэлю, чтобы не отправить гения в нокаут хуком справа – только лапа и дернулась в конвульсии. Ударная волна рванувшей бомбы оглушила самого мутанта, так что звон в ушах достиг небывалых децибел.
- А что с ними должно быть не так? – он не услышал собственного голоса, лишь по напрягшимся связкам, понял, что сказал это вслух. Кончено, нужно сказать, что все в порядке – ребята немного помятые, но живые. Это был бы правильный ответ, который успокоил бы Дона, и возможно облегчил его возвращение домой. Но дело в том, что Рафаэль не хотел чтобы гений был спокоен, и даже не смотря на взгляд побитого щенка, мутант просто желал чтобы братцу было морально больно. Обязанность старших братьев следить за младшими, оберегать их, пытаться помочь, а что сделал Донателло? Послал Майка на верную гибель, использовал как приманку, и дал ему в помощь девчонку, которая обладает единственной суперспособностью – желанием помочь своим друзьям. И все ради чего? Ах да, ради одной вертлявой саламандры. – А не хочешь спросить, что с Лео? А то он там остался в компании уродливого ящера и остатков отряда недониндзя. – Рафаэль выдохнул сквозь шарф, разобрав под конец фразы свой собственный дребезжащий бас. Надо с этим заканчивать, он едва себя контролирует. – Дома все увидишь, - он поднял лапу, пресекая все возможные слова со стороны брата, - не говори со мной. Если не хочешь обзавестись вмятиной в черепе – просто молчи.
Рафаэль отвернулся и зашагал к ближайшему канализационному люку, настолько быстро, что плащ захлопал полами по бедрам. Во всей этой суете он совершенно забыл о лисе и коте, и если первая похоже планировала проникнуть в логово – а, и шут с ней, Сплинтер разберется, и при надобности нашинкует шпионку на роллы, - то вот силуэт второго, лишь на секунду мелькнул в зоне видимости. Словно тот от чего бежал, на ходу закуривая, и мысленно Раф пожелал этому пришельцу провалиться ко всем чертям, и не возникать больше в их жизни.
Он слышал тихий шепот разговора раздававшийся позади, слышал их шаги, и думал о том, в каком виде они найдут братьев и Эйприл дома. И несомненно еще впереди разбор полетов от отца, но у Рафаэля совершенно не оставалось на это сил, и пусть он не был искалечен как остальные (а, ведь и правда, всего пара царапин и ушибов), но вот морально было ощущение, словно его несколько раз использовали буфером между молотом и наковальней.
Он приподнял крышку люка, отбрасывая ее носком ноги, и первый нырнул в такую родную темноту канализации, даже не касаясь ступеней – просто спрыгнул вниз, мягко приземляясь на бетон, и чуть ли не бегом пускаясь в сторону дома. По пути он сорвал с себя воняющий дождем и этим чертовым городом шарф и плащ, отбрасывая их в сторону. Мутант бежал от собственного страха, которому не позволял овладеть им с того самого момента, когда он увидел смс от Дона. Но теперь, находясь в относительной безопасности, Рафаэль вновь становился подростком, который начинал осознавать сколько раз за эту ночь он мог погибнуть, или потерять братьев – из-за сжатых губ, вырвался сдавленный хрип. Определенно эта ночь меняла если не все, то очень многое…

Отредактировано Raphael (2013-11-05 13:46:32)

+5

14

Офф-топ

Махнулись очередью с Лисой, без паники)

Рафаэль еще даже не успел обернуться до конца, а Донателло уже отшатнулся, крепче вцепившись в собственный локоть и слегка выдвинув вперед здоровое плечо. В темных глазах не было страха — только тревога и настороженность. Он прекрасно видел, как дернулась свободная рука Рафа, незаметно для своего владельца сжавшаяся в напряженный кулак, и этот короткий, порывистый жест был красноречивее любых слов. Лишь каким-то чудом саеносец удержался от того, чтобы наградить брата смачной оплеухой, а то и вовсе выбить тому глаз. Несколько кратких мгновений подростки молча, пристально смотрели друг другу в лицо. Тяжелое, разгоряченное дыхание Рафаэля густым паром клубилось из-под рваного шарфа, отчего создавалось впечатление, что мутант вот-вот взорвется от переполнявшей его ярости... Однако когда он, наконец, заговорил, голос его звучал на удивление холодно. Настолько, что Дон буквально примерз ступнями к земле, напряженно подобравшись и неподвижно взирая на брата со своего места. Несмотря на внешнее спокойствие, или, вернее сказать, кажущиеся собранность и хладнокровие, гений чувствовал себя совсем как там, на вершине проклятой многоэтажки, когда он стоял под проливным дождем напротив огромного, злобно ухмыляющегося доктора Рене. Опять же, он не боялся — но что-то во взгляде и тоне Рафаэля вынудило его на время затаить дыхание, приготовившись к чему-то по-настоящему страшному. Нет, не к удару, и даже не к справедливым упрекам и обвинениям, готовым в любую секунду обрушиться на его многострадальную лысину. К чему-то гораздо, гораздо более худшему... Его догадки, как обычно, оказались верны: его близкие все-таки пострадали. Точнее, как минимум один из них, причем тот, о ком Дон этой ночью беспокоился меньше всех остальных. Не потому, что Леонардо не был ему дорог, что вы, вовсе нет. Просто умник никак не ожидал, что его старший брат неожиданно окажется лицом к лицу с взбесившимся, израненным, жаждущим мести Лизардом. Донателло даже не сразу поверил собственным ушам: до сего момента он полагал, что после сегодняшней схватки Рене предпочтет уползти куда-нибудь в самый дальний и темный угол, дабы зализать раны, но уж никак не отправится мочить оставшихся черепашек. Как... как им вообще "повезло" столкнуться друг с другом?!... Дон судорожно втянул носом холодный воздух, чувствуя, как у него стремительно темнеет перед глазами: не от слабости, но от волнами накатывающего ужаса. Несколько мгновений на посеревшем, вытянувшемся лице изобретателя отражались паника и растерянность, а затем он, сам того не замечая, сделал крохотный, пошатывающийся шажок в направлении злорадно щурящего глаза Рафаэля. Тот, впрочем, не позволил брату приблизиться к нему вплотную: резко вскинув руку, саеносец с отвращением отвернул голову и решительным, чеканным шагом двинулся дальше.
Не говори со мной, — рыкнул он на ходу, и Дон поневоле замер, все также ошарашенно взирая ему вслед. — Если не хочешь обзавестись вмятиной в черепе – просто молчи, — рваное подобие плаща кровавым знаменем взметнулось за спиной мутанта, обрисовав в воздухе подобие запрещающего знака "стоп". Донателло только и оставалось, что потерянно заморгать ему вслед, все еще не в силах переварить поступившую в мозг информацию. Но вот в сознании окончательно что-то щелкнуло, и Донни, вмиг позабыв обо всех предупреждениях, порывисто дернулся следом за старшим братом.
Погоди... Раф... РАФ!... — его отчаянный, звенящий от страха крик потонул в шуме постепенно усиливавшегося дождя. Рафаэль даже не подумал обернуться — наоборот, он, кажется, лишь еще больше ускорил шаг, будто бы стремился как можно скорее оказаться подальше от умника. Но разве Дон мог так просто от него отстать? Все еще бледный как смерть, Донателло чуть ли не бегом рванул за парнем в красной повязке, на какое-то время напрочь позабыв о неторопливо бредущих позади мутантках. Мона с Ниньярой все это время были поглощены своим собственным разговором и вряд ли слышали слова Рафаэля... Оскальзываясь и спотыкаясь, чуть ли не до боли стискивая больное плечо, Дон постарался настигнуть брата раньше, чем тот успеет спрыгнуть в открытый канализационный люк, но опоздал. Не дожидаясь, пока умник схватит его за плечо, саеносец молча сиганул в зияющей чернотой колодец — и Дон поневоле затормозил прямо возле края отверстия, осознавая, что не сможет прыгнуть следом. Естественно, Рафаэль не собирался помочь ему со спуском... да и вообще предпочел поскорее исчезнуть из поля зрения, оставив Донни наедине с Моной и Ниньярой. Наверно, в данной ситуации было разумным дождаться, пока девушки подойдут ближе и подстрахуют раненного мутанта, когда тот будет медленно и аккуратно спускаться вниз по скользким металлическим ступеням... Но Дон был слишком взвинчен и обеспокоен, чтобы задуматься о какой-либо предосторожности. Он должен был как можно скорее оказаться в убежище и лично осмотреть Лео... если тот, конечно, сумел добраться до дома. Зная Рене и его пресловутую кровожадность, следовало ожидать, что, в случае поражения, бедный мечник едва ли сможет самостоятельно доползти до ближайшей подворотни... Страшные, если не сказать ужасающие картинки пронеслись перед внутренним взором Донателло, едва тот представил, что этот злопамятный маньяк мог сотворить с его старшим братом. До скрипа стиснув зубы, гений уперся здоровой рукой на грязный край канализационного люка и стремительно нырнул в колодец следом за Рафаэлем, даже не задумавшись о том, чтобы нащупать ногами опору. Вместо этого он уперся обеими ступнями в ржавые, мокрые поручни по бокам от спускавшейся вниз лесенки и проскользил так до самого дна, пока не шлепнулся панцирем в мутный поток дождевой воды, с журчанием пробегавший сквозь туннель. Вспоротую ключицу дернуло от перенапряжения, но Дон не стал смотреть, что там с его раной: вскочив, парень на всех парах ринулся прямиком в темноту, где несколькими секундами раньше потонул массивный силуэт Рафаэля. Он больше не звал брата по имени, да и вообще не брал целью догнать и остановить тяжело шлепавшего по грязи саеносца. Теперь он просто хотел побыстрее вернуться домой... Пожалуй, Моне с Ниньярой следовало пошевеливаться: оба мутанта могли в любой момент скрыться из виду, оставив девушек в растерянности блуждать по лабиринту подземных ходов.
"Черт... черт!..." — сердце бешено ухало где-то в самом горле, едва ли не выскакивая наружу, а перевязанная рука стреляла болью при каждом взмахе; тем не менее, Дон продолжал упрямо мчаться по туннелю сломя голову. Не глядя перемахнув через валяющийся в луже плащ Рафаэля — хоть какой-никакой ориентир для безнадежно отставших мутанток! — Донателло с шумным топотом побежал дальше: гений так спешил, что даже не задумывался о том, как много шума он производит. В голове билась всего одна-единственная мысль: Лео, Лео, Лео... Только бы он оказался дома, и с ним все было в порядке. И с Майки тоже... И, конечно же, с Эйприл. Со всеми ними... Донателло был до того сильно встревожен, что напрочь позабыл о своих собственных ранах; и лишь когда до убежища оставались считанные метры, он был вынужден резко ударить по тормозам. Держать прежний темп уже не представлялось возможным — в таком-то состоянии. Тем не менее, Дон с упрямым рычанием продолжил ковылять дальше, уже привычно стискивая рукой онемевшее предплечье. Он даже не видел, как на его повязке медленно расползается темное багровое пятно. К черту лопнувший шов, к черту вообще все: ребята нуждались в нем, единственном фельдшере в их маленькой команде, который хоть что-то смыслил в оказании первой помощи... Все остальное было совершенно неважно.
"Пожалуйста... пускай с ними все будет в порядке..."

+3

15

You always want the one that you can't have
Cause love isn't always fair
You are the best romance I've never had
Cause love isn't always fair (с)

С темных волос уже не стекает вода, но они смахивают на мочалку и Ниньяра начинает жалеть о том, что ей пришлось бросить все. Мелкие зубья расчески застревают в пышных темных волосах. Но рука лисицы с занесенной в ней щеткой замирает, когда она поднимает голову, и замечает рядом с собой кота. Тот смотрит на нее изучающе, и, кажется, что его красный глаз тут пустил ее на органы. Лисица ежится, но вместо того, чтобы причинить ей боль, он неожиданно начинает разговор. Голос у кота мягкий вкрадчивый, чуть хриплый, и Ниньяра замирает словно завороженная. Но внимание Ниньяры привлекло не то, как он это сказал, а то, что именно сказал ей кот. Они с Рафом были давно знакомы? Но ведь они даже не обменялись словами приветствия. Тогда откуда, откуда он может знать?
- Постарайся отнестись к нему терпимее. Он не такой плохой, каким пытается казаться. Дай ему время.
Лисица кивает и переводит взгляд на Рафаэля. Он смотрит прямо на нее, глаза его сужены, и уж точно не сулят Ниньяре ничего хорошего. Она смущенно потупляет взор. Она уже потеряла всякую надежду на то, чтобы наладить с ним хорошие отношения. Но если кот советовал дать ему время, то возможно он прав. Возможно, обычно Рафаэль ведет себя иначе. И все же Ниньяра не привыкла испытывать призрачные надежды. И все же ей хотелось услышать, как бьется его сердце. Тот самый трофей, что она так желала, как воровка. Так или иначе, но он заплатит ей за то, что ей пришлось пережить этой ночью.
Ниньяра до сегодняшнего дня и знать не знала о то, что такое страх. И то, что он может так сильно управлять душой и так беспрекословно подчинять, что ты словно марионетка, которую дергают за ниточки.  Она не знала, что такое возможность потерять кого-то из близких или свою собственную жизнь. Ей все давалось достаточно легко, так что молодой куноичи не приходилось обращать внимания  на такие мелочи. Но теперь она начала задаваться вопросами о том, что было действительно важно для нее.
Кот отворил дверь и в помещение ворвался холодный ветер и тот самый запах сырого асфальта, который оседает на улицах после дождя. Заметив, что Рафаэль тоже вышел на улицу, она отложила щетку и схватила плащ, повесив его себе на руку. Вторая черепаха тем временем схватила за руку Мону, и невольно Ниньяра ощутила укол зависти. К ней никто так не относится, она пока была чужой для этой семьи. Интересно, а как они познакомились с Моной? Пока Ниньяра задавалась философскими вопросами, Мона вырвала свою руку из руки черепахи. Ниньяра терпеливо дождалась пока ящерица оденется, и после этого пошла вровень с ней, пропуская черепах вперед.
Ниньяра шла на шаг впереди саламандры. Взгляд голубых глаз скользил по лужам, рассматривая в них расплывчатые очертания отражений. Иногда лисица поднимала голову и начинала рассматривать спину впереди идущего Рафаэля. Тихий голос саламандры вывел лису из состояния оцепенения. Объяснить саламандре вот так с ходу все события сегодняшнего вечера Ниньяра бы не смогла. И потому она сначала даже растерялась. Лисица подняла голову и снова взглянула на Рафаэля, мысленно погружаясь в тот момент, когда через свое мутное окно на крыше она увидела его силуэт. Тогда Рафаэль ей показался одиноким и потерянным.
-Я просто увидела его и решила последовать за ним. – Она метнула быстрый взгляд на саламандру. Она опасалась увидеть в ее  глазах упрек, ее девичьим рассуждениям. – Глупо да? – Лисица мягко улыбнулась и коснулась пальцами края капюшона. – Не знаю, мне просто стало интересно, что может искать мутант дождливой ночью. Как оказалось, он искал свою семью. - Она снова смотрит на Рафаэля, возможно, она надеется, что он обернется, и посмотрит на нее в ответ. – Знаешь, а я в чем-то его понимаю. У меня тоже есть младший брат. Не представляю, как бы я себя чувствовала, если бы с ним что-то произошло или ему угрожала какая-то опасность. – Здесь Ниньяра запнулась, решаясь, стоит ли рассказывать Моне о том, что произошло в том переулке. Наверное, она должна быть с ней откровенна. Вдруг Мона знает про того ящера, одно воспоминание о котором вызывало у Ниньяры дрожь. – Когда мы пришли, там уже разворачивалось сражение. Еще одна черепаха в оранжевой повязке дралась с ниндзя. – Ниньяра не стала упоминать название клана. Пока ей хватало подозрительных взглядов Рафаэля, которые прожигали в ней две такие аккуратные небольшие дырочки. -  А потом появился огромный ящер и скомандовал им отступать. – Лисица обхватила себя руками, внезапный приступ страха и паники охватил девушку. – Он такой сильный. В его руках был деревянный шест с темной оплеткой, и он настолько сильный. Он даже смог запустить в воздух ящик и припечатать им того в оранжевой повязке. Да и командующий этих ниндзя был очень сильным, он смог даже победить Рафаэля. – Она снова перевела взгляд на черепаху. Он был действительно очень сильным, и невольно тем самым восхищал лисицу. Она старалась не показывать этого новой знакомой, но, тем не менее, ее голос становился тише, а холодный взгляд голубых глаз смягчался, когда на нее случайно падал взгляд зеленых глаз.
Пока Ниньяра была увлечена своим рассказом, они с Моной успели отстать от мутантов. Ниньяру ждала неприглядная мрачность канализации. Девушка спускалась по ступеням крайне аккуратно. И когда ее лапы достигли земли она даже немного растерялась. Лисица снова опустила голову. Они с Моной даже не стали ускорять шаг, все равно одного из черепах они видели вдалеке. Взгляд лисы падает на плащ Рафаэля и снова ее пронизывает страх. Казалось, что им была пропитана эта вещица. Лисица скидывает свой плащ и с удовольствием ощущает свободу от этой вещи и от событий прошлой ночи. Она переглянулась с ящерицей и ускорила шаг. В идеале ей хотелось догнать Рафаэля.  Ей хотелось объяснить ему все. Все слова крутятся у нее в голове, пока она быстро шагает по темной канализации, но как только тонкие пальцы Ниньяры касаются толстой двери, все слова улетучиваются из ее головы.
Первое, что она делает, зайдя в помещение, так это находит глазами Рафаэля. Она окликает его по имени. на этот раз им обоим некуда бежать, и страх наконец нагоняет Ниньяру и обрушивается на нее сокрушительной волной. И поэтому она ищет защиты у того, кем она восхищается. Нет, она никогда не скажет этого, по крайней мере пока, пусть попытается это понять по ее жестам и прикосновениям и тому как теплеет холодный взгляд голубых глаз и как на сердце молодой куноичи тает лед.
-Рафаэль. - Губы девушки дрожат и она впервые посмела перед кем-то обнажить свои чувства, находясь настолько близко.
Ниньяра приближается к нему осторожно, словно опасаясь, что он снова ее оттолкнет. Она проводит по его руке, и осторожно сплетает пальцы, это своеобразная гарантия. Ниньяра прекрасно понимает, что в этот момент она смела между ними все мосты. Она обнимает черепаху и прижимается к нему всем телом. Она слышит как бьется его сердце и для уставшей Ниньяры именно это становится лучшей наградой. И постепенно страх, сжавший ее сердце своей ледяной рукой наконец отступает. В нос ударяет резкий запах канализации, который въелся в кожу черепахи, но лиса не смеет даже шелохнуться. Ниньяра говорит тихим шепотом.
-Спасибо.
И это все, что она хочет ему сказать. Просто спасибо за все, что ты сделал для меня. Спасибо за то, что спас мне жизнь. Спасибо, за то, что тогда не бросил в подворотне, мокнуть под дождем. И за то, что сейчас, когда я стою рядом с тобой страх уходит и я чувствую себя защишенной - впервые в этой жизни. Когда-то он показался ей потерянным и одиноким для этого города, для этой ночи. Когда все было окутано ночью и страхом, он появился словно герой и привел заблудших путников домой. Дом? Неужели это место станет ее домом?..
Ты больше не будешь одинок... Я всегда буду с тобой, потому ничего не бойся...Как же хорошо, что я встретила тебя…

Love isn't always fair!(с)

+3

16

Саламандра проводила краем глаза широкую спину кота, тенью исчезнувшего за углом гаража, на прощание ответив ему легким кивком - нарастающее напряжение вокруг ребят, не позволило ей нормально попрощаться с новым другом, но мутантка надеялась, что кот их поймет и не станет осуждать. С легким укором относительно явственно различимого в разреженном воздухе запаха свежезакуренной сигареты покачав головой, Мона подняла рукой широкий, стеганый ворот пальто, и тихо, хрипло вздохнула в теплую болоньевую ткань, прижимая ее ладонью к влажной щеке. Угу, прибьешь его. Этот герой провисит на сыплющем искрами  рекламном щите, насаженный на когти гигантского ящера, словно бабочка на булавку, пролетит почти десяток этажей, и вон, бодрый, резвый, скачет впереди рядом с братом который мрачной тучей двигаеться в сторону подворотни, исчезающей в тени невысоких стареньких домишек трущобного района. Ниньяра притормозила, поравнявшись ближе с сутулившейся саламандрой, уныло волочащей свой длинный хвост по лужам. Желтоватые полоски из под дрожащих, сощуренных век, подернулись в сторону, когда лисица, наконец, кажется готова была ответить на, казалось-бы достаточно простой и вполне логичный, при таком положении дел, вопрос. Проследив за ясным, ярко-голубым взором статной девушки с рубиново-коричневой шерстью поблескивающей из-под подвернутых рукавов плаща, саламандра приметила, что Ниньяра слишком уж как-то жадно впивается в очертания панциря Рафаэля, прикрытого серой тканью... Мда, глядя на братьев со стороны, мутантка не смогла сдержать легкой усмешки: прилипшая к зеленому телу юных мутантов одежда, еще четче показывала различия, между широкоплечей, можно сказать "амбалистой" фигурой коренастого Рафа, и слегка заваливающегося на бок, периодически хватающегося за свою рану Донателло, чей силуэт был стройнее, выше, плечи уже, более легкий, атлетического и пропорционально динамичного для скорости и пластичного строения... панцирь сужается к затылку и... Мона, приди в себя, чем ты сейчас занимаешься? Выпав из реального окружения, увлеченная рассматриванием синхронно двигающихся почти шаг в шаг черепашек впереди, мутантка совсем потеряла нить беседы, и похлопав большими, апельсиновыми шарами, уставилась на Ниньяру с таким видом, будто чему-то восторгалась в разговоре с нею. А, хорошо, та только начала говорить, и ничего самого важного Мона Лиза пока не пропустила.
- Я просто увидела его и решила последовать за ним. – Мона с интересом кинула взгляд на спины мальчишек, постепенно отдаляющиеся от неспешно шагающих девушек. Если бы ящерица знала, почему черепахи едва не спотыкаются о затаенные в глубоких лужах(да что скромничать - озерах!), она бы наверное очень даже поспешила. А пока, более-менее успокоившись под влиянием своих высоких измыслов, касательно физики, проекции и строения тела, саламандра мягко улыбаясь вслушивалась в речь своей новой знакомой, - Глупо да?
Тихий, глухой смех мутантки утонул в ватном слое подкладки пальто, - Ну это как сказать. - Еще бы. Ей ли не знать? Еще четыре дня назад, они с Доном и не подозревали о существовании друг-друга. Он посчитал ее воришкой, а когда странная девчонка объяснила ему на пальцах, на кой бес ей сдался косметический завод, парень не мешкая ринулся за ней следом, даже толком не разобравшись что к чему. Саламандра повела плечами - безрассудный мальчишка. Медленно, но верно ее сумбурные мысли переключились к поцелую на старом мосту, чьи размытые формы виднелись далеко, справа, за шашечкой рабицы и за плотным, густым киселем тумана. Беглый взгляд в ту сторону, и по спине поползли странные, колючие мурашки, а на холодных щеках разлилась теплая, пунцовая краска. к счастью не видна ее собеседнице... Мона до сих пор не могла понять весь смысл действий гения там, и сполна оценить всю глубину его чувств, хотя и определенно... частично понимала всю отчаянность, с которой Дон пытался ее защитить. Это щемило сердце, это безусловно задевало какие-то тайные ей самой неизвестные струнки, но именно по этой причине она и становилось все упрямее, все норовистее, и все больше желала оставить изобретателя в покое, вернуть его к прежней жизни. Но обещание, есть обещание, и слов назад не воротишь. – Не знаю, мне просто стало интересно, что может искать мутант дождливой ночью. Как оказалось, он искал свою семью. - Вполне логично - скорее всего, родные Донни заволновались и отправили Рафа, чтобы найти младшего брата, – Знаешь, а я в чем-то его понимаю. У меня тоже есть младший брат. Не представляю, как бы я себя чувствовала, если бы с ним что-то произошло или ему угрожала какая-то опасность.
- Везучая. - Сумка неприятно тащила за собой куда-то в бок, и Мона едва не завалилась в самую глубокую лужицу, поскользнувшись на какой-то железке. - Ух... близко. Кхм. Я в семье одна была. Ни братьев, ни сестер. Даже домашних животных не было. И знаешь... - Но только мутантка так и застыла с открытым ртом и застрявшими внутри словами, – Когда мы пришли, там уже разворачивалось сражение. Еще одна черепаха в оранжевой повязке дралась с ниндзя. – Оранжевом... Микеланджело? Майки?! Майки!!! Саламандра застыла на секунду, как-будто ее чем-то тяжелым огрели по самому темечку. Стоп! Значит... Раф искал не... Дона?! Что там делал Майки?! Спокойно! Так, успокойся Мона, этого быть не может. Может ниндзя случайно наткнулись на парнишку? Но нет, нет же, она своими глазами видела, как эта толпа, которая ее чуть не избила, стремительно рассосалась, стоило только на стенде появился Дону. Донни! Донателло, ты кретин!!! -  А потом появился огромный ящер и скомандовал им отступать. – Холодная, когтистая ладошка мутантки до боли стиснула широкий, потертый кожаный ремень тяжелой сумки на плече, и ноша показалась просто невыносимой! О боже.. Боже, там был доктор Рене! Кажется на внутренней стороне ладони показались алые, яркие капли, тут-же смываемые мелкой моросью дождя, вниз по гладкой салатовой коже кисти ящерки. Сквозь пелену, постепенно заволакивающую сознание, звеневшее целым сонмом тревожных мыслей, с ярчайшими картинами размазанных по асфальту несчастных братьев Дона, побледневшая рептилия, на автомате шагая в ногу со спокойно разглагольствующей лисицей, не отрываясь смотрела на ее симпатичную, остроухую мордочку, – Он такой сильный. В его руках был деревянный шест с темной оплеткой, и он настолько сильный. Он даже смог запустить в воздух ящик и припечатать им того в оранжевой повязке. Да и командующий этих ниндзя был очень сильным, он смог даже победить Рафаэля.
Было бы у мутантки немного другое, хм, настроение, она бы с веселой ноткой подметила это ненароком проскользнувшее, восхищенное "даже", что явно свидетельствовало о самом глубоком расположении молодой лисички к угрюмому богатырю в красной маске. Но поверьте, ей было сейчас вовсе не до веселья. То, что Мона уже успела выяснить, что Майки возможно серьезно ранен, по ее вине, заставляло девушку не просто дико нервничать, не просто переживать... Гораздо, много глубже! О, еще этого не хватало - задумавшись, чувствуя знакомое ощущение подкатывающей паники, как тогда, на панели рекламного щита, раскачиваясь на высоте двадцатиэтажного дома вместе с безумно храбрым черепашкой,  мутантка едва не упала в грязь коленями, словно сумища с томами в конец переломила ее хрупкое тело и прибила к земле, но цепкие пальчики ее новой подруги, мигом подхватили падающую саламандру за локоть, и резко выпрямили, поставив крепко на ноги. Ниньяра промолчала, видимо посчитав, что побелевшая Мона просто-напросто поскользнулась, ну с кем не бывает.
Господи... ну ей же хватило... хватило случая с Донни, чтобы понять, насколько все обернулось против нее, что это опасно, что поступок ее был очень опрометчивым. Она все поняла! Так почему же это должно опять случиться?! Черт, Дон, ты жалкий лгун!!! Слабости и предобморочному состоянию место уступила ярость и лютая, закипающая злость на бестолкового изобретателя, который подверг опасности как минимум - двух братьев, один из которых заслужил не известно какие повреждения, после того, как Рене познакомил его со своим кулаком. "Сильный, такой сильный..." - эхо гулко ползало внутри черепа, отскакивая от стенок и сосредотачиваясь по центру в голове бедной Моны. Уж кому, как ни ей знать о силе, вкладываемой Лизардом в удар. Бедный Микеланджело! Где этот паршивец в фиолетовой повязке!?
Мона переглянулась с Нинярой, и обе леди живо ускорили шаг, почти бегом достигнув открытого люка... Мутантка мрачная, аки небо в данный момент над Нью-Йорком, помогла лисе спуститься вниз, и аккуратно закрыла за собой крышку люка, после чего, не шибко церемонясь в отличие от лисы, спрыгнула на влажный пол коллектора. Кулаки непроизвольно сжались в бессильной ярости, но ящерица не спешила... Пальто аналогично плащу ее спутницы легло небрежным комом где-то в углу, и Мона танком пошлепала дальше, совершенно ничего не замечая... ну разве что сброшенного кем-то, да все-равно кем, плаща, по которому она спокойно прошла... Лисица уже обогнала саламандру, буквально порхая над кирпичной поверхностью, летя следом, за, собственно, понятно уже кем. А удрученное состояние смертельно уставшей, морально измученной и страшно злой на наглую ложь, ну, или, если правильнее сказать, молчание со стороны Донателло, ящерицы, никак нельзя назвать окрыленным. Так что доползла содрогающаяся, представляющая собой один сплошной тугой комок нервов саламандра самой последней. Сначала, убедиться, что все живы - потом убить Донателло, и затем воскресить, чтобы он ответил ей... почему?! Почему он так поступил с нею, ничего не сказав?!
Хороший план.
Да уж...

Отредактировано Mona Lisa (2013-11-10 03:19:27)

+3


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Старый враг, новый друг