Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Ярость, месть, обман и хитрость


[С1] Ярость, месть, обман и хитрость

Сообщений 1 страница 10 из 12

1

http://fc09.deviantart.net/fs70/i/2010/094/5/9/Watch_Out_for_Shredder_by_yapi.jpg

Участники (в порядке отписи):dr.A.Rene(ярость),Shredder(месть),Ayase(обман)(!),Baxter Stockman(хитрость)(!)
(!) - участие игроков под вопросом
Дата и время: 21 апреля, полдень, резиденция Ороку Саки
Краткий анонс: Посланный за тем, чтобы поймать мутантку отряд Футов под предводительством  доктора-ящера Рене и командира отряда Аясе, потерпел поражение. Ярость не справилась с собой, а обман не смог привлечь саламандру к себе. Все очень не просто - четыре мутанта черепахи и одна лисица защищают Мону Лизу, и если бы Рене был сдержаннее, а Аясе находчивее, вероятно, они могли бы обойтись без таких потерь и даже удачно завершить свой поход. Провал... конечно многие из мутантов оказались подавлены морально, и неплохо покалечены физически, но этого мало, для оправданий...
У Рене есть план, который возможно усмирит главу клана. Но прежде ему, и его напарнику предстоит вынести на себе смертельную бурю характера Саки...

+1

2

Ему предстояла не самая приятная беседа. И Ящер хорошо, очень хорошо это понимал. Ступая по широким коридорам ведущим к главному залу, где уже ждет его представления о результатах Шреддер, Рене шел нарочито медленно, растягивая каждый широкий шаг, и то и дело замирая, чтобы по-удобнее перехватить хлипенькую, изгрызанную им в порывах неудержимого бешенства палку, некогда именовавшуюся шестом бо - сейчас это больше было похоже на сточенную зубочистку с обломанными концами, под широкой лапищей единственной целой осталась лишь обмотка, грязная и истрепанная. Обширная группа прекрасно обученных людей, первоклассных солдат, настоящих ниндзя, против четверки мутантов? Двухметровый дракон с огромными когтями, острыми зубами, мощным хвостом и большой, вроде как умной головой против парочки юнцов? Постыдно и низко, признать свое поражение перед столь малочисленным, но как оказалось, достаточно хитрым врагом. И все же Ящер пока не сдался... Проиграл - но не сдался. Наблюдательность - тоже оружие, и в этот раз он должен использовать его во всю, чтобы избежать признания своей некомпетентности.
Проматывая в голове события прошедшей ночи, Алонсо то и дело морщился, находя в своих действиях все больше и больше ошибок. Увы, хладнокровие и сдержанность - не для него. Что ему мешало просто откусить черепашке голову в тот миг, когда он пригвоздил его к стенду? Почему он не был более внимателен к такой мелочи, как чертовы крепления  рекламного щита, а как собака на кость, бросился в сторону дразнящего его подростка? Горячность... бурлящая в жилах кровь сносили потоком всю осторожность и бдительность, превращая его в машину - увидел, убил. Хорошо к концу у него хватило ума не связываться с оставшимися мутантами, а в тихую свалить, чтобы составить более выгодный план действий и перегруппироваться.  На длинномордой, покрытой наростами и жесткой, пестрой чешуей физиономии, отразилась недовольная, мрачная гримаса, сморщив грубую кожу на стыке плоского лба и горбоносой длинной морды. После драки на крышах и в подворотне, на могучем теле ящерицы не осталось никаких следов борьбы. Даже дважды поврежденный в процессе глаз, видел теперь так же четко и ясно, словно ничего не произошло. На широких плечах Лизарда снова свободно спускалась до пола чистая, белая материя докторского халата. С правого бока, широкий карман тянула вниз скрытая в нем пачка фотографий, сделанных Аясе, и кроме того, личные заметки Рене на клетчатых листках, сложенных вчетверо. Остановившись напротив окна, словно бы желая полюбоваться на открывающуюся его взору панораму далеко внизу, ящер положил раскрытую ладонь на прозрачное стекло, неприятно скрипнув кончиками когтей по дребезжащей поверхности.  Обступившие район со всех сторон небоскребы, мешали проникновению бедных, робких, апрельских солнечных лучей. Слабое тепло небесного светила, после немыслимо холодной бури, едва касалось верхних частей зданий, окрашивая их в теплые, золотисто-желтые тона. Внизу же виднелась беспросветная чернь. Изредка темноту разбавляли фары проезжающей по улице машины. После последних событий в городе, благоразумные люди старались без особой причины не покидать свои квартиры.
Все так же пасмурно...
Проводив взглядом два красных огонька удаляющегося автомобиля внизу, ящер прислонил посох к стенке, и полез в карман с бумагами, достав оттуда всю пачку, едва не проткнув ее при этом. С суровым, непривычно серьезным, для вечно, злобно ухмыляющегося доктора лицом, он принялся медленно переворачивать журнал с аккуратно сложенными в нем фото. Мда, Аясе знатно постарался. Тот успел заснять здесь всех, кроме владельца шеста, поскольку, просто не застал его появление. С нескрываемой ненавистью его взгляд едва не сжег бумагу насквозь, разглядывая стройную, хвостатую фигурку саламандры на фоне ночного неба, под струями дождя. Три черепахи на следующих страницах были так же, подвержены тщательному рассмотрению со стороны Лизарда. Откуда же вы, такие хорошие взялись. Когда-нибудь, он лично прижмет каждую из этих черепах и выдавит из них ответы на все свои во множестве своем накопившиеся вопросы. Начнет с того, кто всю эту кашу и заварил. Прыткий черепашонок в фиолетовой повязке, преданный дружок нашей Моны. Они же с Лизардом уже почти подружились, и доктору очень бы хотелось закончить то, что он начал еще тогда, на складе. А завершит выдавливать из черепашек внутренности, словно пасту из тюбика, он, пожалуй, на парнишке с катанами. Доктору очень понравилась их короткая веселая беседа в подворотне. Надо будет в другой раз растянуть ее на подольше. В процессе разговора выпить чаю, и передавить всех остальных зеленых наглецов осмелившихся выйти на тропу войны с Ящером-переростком.
Последняя фотография - лиса.
Доктор подцепил на крючке когтя карточку на палец и поднял ее на свет, словно просматривал картинку рентгеном. Здесь сия особа изображена в полупрофиль, с занесенным над головой обнаженным лезвием, с которого стекают капли крови и дождя вперемешку. Как успел заметить доктор - остальные члены банды не убивают воинов клана... ранят, оглушают, кроме черепахи в красной повязке, но и тот похоже не привычен к такому, а эта...  Пушистый хвост по боевому взметнувшийся к небу. Женщины в этой черепашьей компании похоже все были "боевые нелюди". Она с такой успешностью кромсала воинов направо и налево...Видимо привычное дело. Наемная убийца? Возможно. Черепаха в красной повязке, стоящая за ее спиной, та самая, которая так яростно брызгалась слюной не хуже самого Рене - его горячность вызвала у доктора что-то вроде симпатии даже. Его смешила эта ярость. Следующий лист явил ему и зеленого парня, кому он отослал свой пламенный привет в виде мусорного контейнера в лицо. Слабенький и маленький. Что их связывает всех вместе? Откуда они взялись? Кто научил их вырезать противникам глаза и втыкать по болевым точка? Кто научил их драться как ниндзя?
Доктор снова скривил губы и прищурился, закрывая такой семейный альбом и убирая тот в карман. Каково ощущать себя в цирке? В том номере, когда выступают всякие уродцы - карлики, или наоборот, великаны, женщины с бородой, и тому подобная шваль. И еще, что самое неприятное - осознание того, что ты один из них. Не на долго... Скоро. Очень скоро все измениться, и в этот раз он не проиграет кучке подростков - вряд ли они старше Моны Лизы, раз он заметил некоторую близкую, можно сказать, покровительственную связь между нею и парнишкой с шестом.  К новой встрече, у него будет преимущество и не в силе и количестве окружающих его воинов, дело в том, какую хитрость он применит против сообразительной кучки детей. И доктор уже даже расписал в своих заметках все предположительные варианты, но все они сводились к одному - прежде нужно отловить Мону Лизу. И как это сделать более грамотно и красиво, нежели они затеяли охоту на ящерицу в первый раз, ящер тоже имел идею. В ней не будет его участия - достаточно лишь того, что он приложит свою лапу к ее исполнению. Подняв с пола кольцами тяжелого хвоста шест Донателло, Лизард вновь продолжил свой неспешный путь до тяжелых, высоких, внушительных дверей, перед которыми почувствовал необъяснимую робость, закравшуюся в сердце. Угрюмо встав перед входом, Рене невольно ощутил себя простым школьником перед дверями кабинета директора. Всегда уважаемый всеми доктор, привык сам, решать чью-то судьбу своим словом. А сейчас... Сейчас его судьба на ладони у человека под именем.. Ороку Саки. Ящер не знал, как возможно объяснить его отношение к главе клана, это был одновременно и страх, и затаенная ненависть и презрение к тому, однако,  доктор не собирался сейчас, да и потом, разбираться в себе и своих подлинных ощущениях к главе клана. Он просто молча, поцарапав при этом угол массивной двери, толкнул ее во внутрь...
Знакомый полумрак... кресло на возвышении... молчаливые ряды солдат, выстроившихся шеренгой по обе стороны - их застывшие в одном положении тела, заставляли думать о том, что эти истуканы в черных одеяниях лишены жизни и стоят рядом с Мастером просто так, для красоты. Но блеск припрятанных лезвий, мелькнувший на мгновение, когда Алонсо впустил лишний блик света, явственно говорил - они здесь далеко не для украшения неуютно пустого помещения.
Выйдя в центр, напротив трона, не глядя на грозный силуэт занимающий сиденье наверху, Лизард опустился на одно колено, положив посох рядом с собой и уложив четырехпалую ладонь поверх массивной ступни.  Доктор склонил уродливую голову, нервно облизнув губы, и прикрыл дряблые веки, смотря на смазанное пятно своей собственной тени...
- Мастер Шреддер...

+4

3

Офф

Рене не знал о чем писать особо. Если что прости что писал про жизнь Ведра =)

Прошлый день Шреддер посвятил тренировкам. Его тело должно быть всегда безупречной форме а дух… Дух Ороку Саки был подобен великой Китайской стене его невозможно было разрушить, он будет всегда силен духом.  После Саки проверил работу научного отдела. Мастер хотел убедиться что все идет по задуманному плану. Ученые трудились как пчелы на благо будущего клана, их старания скоро дадут плоды.  Саки также встретился с преступными лидерами которые должны были сложить свое оружие и покориться клану. Город почти в его руках осталось лишь Мэра убрать и воля, городом править Саки. Все эти  дела были жизненно необходимы клану, ведь Саки хотел контролировать  все в городе и для этого ему нужно было устранить другие личности которые также пытаются урвать кусок города.  После этого Саки отдыхал физически но не умственно. Его мозг работал без отдыха. Когда он решал вопросы клана, его голову словно сверлили старые вопросы и сомнения.
Сейчас Саки лежал на своей кровати, его глаза смотрели в потолок словно ища там ответы. Ему уже давно не снились сны, каждый раз когда он засыпал он видел лишь тьму. Сон стал для него лишь необходимостью не более. Иногда лежа так он думал «Ради чего он делает все это?» Для кого он это делает, зачем ему все это. Все это он делал ради мести. «Я отомстил» сам себе говорил Шреддер, но что-то в душе его пожирало не давая насладиться местью, словно он не отомстил.  Его империя это лишь награда за его старания и за жертвы которые он принес клану Фут.  «Мог бы я вообразить в прошлом что стану… таким? Человек который правит самой могущественной организацией в мире? Нет. Мог я представить как я глубоко погружу свои руку в кровь? Нет. Мог я думать что от моего слова будет зависть человеческая жизнь? Что я буду принимать решения, словно Божество! Нет. А остался ли я человеком ?» Саки поднялся с кровати и подошел к зеркалу которое стояло в углу комнаты. Мужчина посмотрел на себя и увидел в отражение свои черные как тьма доспехи, его руки были в крови.  Возле него лежали трупы людей. С права лежал его брат, с лева Хамато. Затем он снова посмотрел на свои руки и на них лежала Шен! Безумные взгляд мастера был не привычен. Мужчина упал на колени  и прижал к груди тело девушки. Вдруг тела ожили и медленно стали приближаться к Саки. Шреддер не мог двигаться, его словно сковали. Мертвые поглотили мастера. «Нет! Я Шреддер!!! Я великий мастер! Прочь от меня твари!»
Ороку очнулся. Все это был сон… возможно один из немногих. Мужчина глубоко дышал. Саки сжимал кулаки, он был готов сразиться с кем угодно. Подскочил он быстрым шагом направился к зеркалу. Парень заглянул туда и увидел лишь себя.  «Сон…чертов сон.» Ороку со всей силы ударил кулаком по зеркалу и разнес его! Стекло разлетелось по большой комнате. Холодную кожу Саки согревала теплая кровь которая шла из его ран на кулаке. Парень не разжимал кулак поднес его к лицу и более внимательно рассмотрел рану. «Я должен отбросить прошлое! Я должен откинуть все сомнения, они лишь мешают мне строить свое будущие.» Подойдя к окну он увидел что солнце встречает его. «Этот кошмар место будильника…интересная задумка.»
Новый день, он несет столько интересного и неожиданного. Правда для Ороку Саки он был вполне обычным. Утро он посвятил тренировке, в которой он получил глубокий порез на спине. Боль, она могла взбудоражить серость утра. После боя с механизмами Саки принял специальную ванную, на удивлении рана зажила словно ее и не было. Все дело в червях с помощи которых Шреддер регенерировался. Неизвестно как они работали но эффект был чудесным. После Саки медитировал пытаясь взять свой гнев под контроль, но у него плохо выходило это. После ему сообщили что новые отряды прибыли и уже размещаются на территории города. Эти силы должны были помочь тем частям что уже в городе для поддержки порядка.
Ороку сообщили что в здание вошли его люди после задания. «Неужели так быстро? Интересно что они мне поведают. Я рассчитываю на победу не меньше.»
Уже через пару минут Саки сидел на своем троне в зале дожидаясь прихода доктора Рене и остальных. Гарнизон из пару десантов воинов были расставлены по всему залу. Они были не для битвы а так для психической атаки, которая куда полезнее.
Вот огромные двери открылись и в зал вошел монстр. Медленно идя Рене держал в лапах деревянный шест. «Откуда у него эта палка? Неужели он хромает.» Рене подошел ближе и встал на колени перед его мастером. «Вот она покорность.» Шреддер смотрел на Рене как на добычу, словно он был хищником а доктор кроликом.   Саки встал с трона и посмотрел на Рене. Монстр смотрел в сторону словно боясь обратить свой взор на своего мастера. Словно щенок который погрыз тапки хозяина и теперь боится наказания.
-Рене докладывай. Я хочу услышать хорошие новости. Ведь ты не мог проиграть. Я хочу знать все до малейших подробностей. Не вздумай меня обманывать. – После Шреддер снова сел на свой трон и чуть наклонился что бы встретиться взглядом с доктором.

+3

4

"Конец Света - это всего лишь начало Тьмы.
А вот полный Провал... вот это уже похоже на Конец." (с)

Это было ни капли не похоже на триумфальное возвращение. На какое так надеялся Аясе, да и все его подчинённые.
Несмотря на то, что Аясе был уверен, что с огромным мутантом, супер наёмницей рыбьего происхождения  в дождик и его многочисленных товарищей более чем достаточно, чтобы поймать какую-то там ящерку. Одна мутантка в разы меньше, чем сам доктор Рене! У них были сети, был усыпляющий газ и тридцать три навороченных сюрикена. Конечно, Аясе ждал потерь, но не таких же! Конечно он понимал, что встреча с мутанткой будет стоить им синяков, быть может кто-то потеряет сознание, но он и подумать не мог, что кто-то может погибнуть на этом задании.
Все до одного из его отряда были подавлены, что не удивительно. Ведь те кто были в состоянии следовать приказу отступать, тащили на себе ещё и раненых футов, которых сейчас укладывали на скамьи прямо в зале или относили в лазарет, не снимая даже этих жутких масок, в которых тяжело было сделать вздох. Возможно они скончались по пути на базу, а то и помрут прямо в коридорах, чуть-чуть не дождавшись медицинской помощи, ведь у многих были довольно сильные повреждения. А некоторым, как и ему самому, пришлось через весь город тащить мёртвые тела своих сотоварищей, которых убили те жуткие мутанты. Жуткие воспоминания пробуждали у Аясе шквал слёз, горечи, обеды, что всё вместе так удачно перерастало в ненависть, ярость и жажду отомстить проклятым рептилиям за смерти своих друзей.
Стиснув зубы, Ая гадал снова и снова, кто же этот безымянный павший воин, которого он укладывал осторожно и мягко на пол. Все, кто погибли на этой миссии сегодня - их имена никогда не узнает свет, как люди не узнают о том, что они погибли защищая то, во что они верили. Сейчас даже сам Саюдзуки понятия не имел кто из его отряда умер, а кто нет, в этих костюмах и масках они все были на одно лицо. Все даже по фигуре были похожи - все натренированные и накаченные, мало даже отличались в росте, хотя каждый из них был личностью, хоть и работали они как одно целое. Как частички одного механизма.
Когда все они были на месте и все тела положили в ряд, остатки отряда, что не побежал в лазарет, в состоянии самостоятельно стоять на ногах, собрались вокруг Аясе. Никто не знал что сказать и можно ли тут что-то вообще сказать. Они все просто стояли, молчали и ждали. Ая преклонил колено, всё так же безмолвно, и стянул маски, обнажая лица погибших. Они побелели, а в тех местах, где были синяки, расползались фиолетовые и стремительно чернеющие омуты трупных пятен. Прошло всего несколько часов, а эти парни похудели, щёки их впали, губы иссохли и потрескались. В этих лицах Аясе узнал Нагису, Со, Гоу и Томаса. Трое были родом из Японии, а Том присоединился к клану уже здесь, в Нью-Йорке. Когда лица погибших были известны, он поднялся с колена и стянул с себя маску. Его примеру последовали все остальные, едва сдерживая чувства. Кто-то не выдержал и всё же ударил кулаком по одному из железных шкафчиков, но после закрыл этим же кулаком глаза, пряча навернувшиеся слёзы. Аясе переждал этот шквал эмоции и поднёс кулак к губам, прокашливаясь и как бы намекая, чтобы все вели себя тихо, он скажет пару слов. Эти ребята заслужили...
- Сегодня мы потеряли не только ценнейших из нашего клана, но и наших друзей. Я знаю, их смерти будут выдуманы, но их мы будем помнить всегда. Эти войны тени сражались и погибли за то, что верили, за то, во что мы все с вами верим. И мы будем помнить их всегда, хотя мало кто вспомнит их, мы - не забудем никогда. Мы - тени, маски, миф, они - люди. Я помню как впервые встретил Томми, - голос Аясе дрогнул и все затрепетали. тот никогда не давал себе слабины и видеть командира в таком состоянии. Это всем давало надежду, что несмотря на всю секретность, хоть кто-то да будет помнить их.
- Кхем, простите... я встретил Томми у ворот этой самой базы. Очень талантливый молодой человек, который никому из нас не давал скучать со своими розыгрышами. В наши суровые тренировки он всегда приносил лучик радости, который часто помогал выстоять даже в самые трудные минуты. Со и Гоу... лучшие друзья, даже в последний миг, они работали вместе и прикрывали друг друга. Преданней и честнее ребят я не знаю... - Ая шмыгнул носом, но не позволил себе проронить ни единой слезинки. Не выдержав он отвернул голову от лежащих и жестом попросил накрыть их, но не закрывать головы... пока не закрывать. Несколько мгновений он молчал, справляясь с эмоциями.
- Нагиса был самым юным из нас. Он умер молодым, горячим и любимым. А теперь официальности. Кхм, прошу сообщить их друзьям и родным об их кончине, как только нам пришлют их официальные причины смерти. Отдельно хочу попросить отнести букет цветов девушке Нагисы, пожалуйста, - он повернулся к ребятам и за его спиной лица трупов накрыли чёрным покрывалом. Все одобрительно закивали.
- У нас ещё много дел, господа, прошу меня простить, - и с этими словами Саюдзуки прорвался сквозь строй окруживших его футовцев. Те поспешили разойтись и унести тела из помещения.
- Ох чёрт, времени совсем мало! Рене наверняка уже готов с докладом! Я знаю, что я уже должен был собрать всё для того, чтобы отчитаться перед Шреддером, но я не мог не уделить несколько минут моим бойцам. Хотя бы такую малость они заслужили. И это должно воодушевить остальных, чтобы они совсем не пали духом, - размышлял Аясе, усаживаясь на комп и подключаясь к сети. Гигабайты информации перетекли в главную систему, где он быстро-быстро всё пытался рассортировать. Информации было много, фотографии не все получились такими чёткими, какими бы хотелось Аясе, но что ж поделать, позировать второй раз ему никто не будет. Собрав несколько основных фотографий по основным всем имеющимся мутантам, он распечатал это всё и послал мальчика на побегужках отправлять это Алонсо. Там были изображения в полный рост каждого из тех, кто им встретился. С оружием и несколько в бою, в движении так сказать. Ая решил, что для начала это будет неплохо и для доктора Рене вполне достаточно. Пусть тот его не ждёт и хоть что-то доложит. Это выиграет для Аясе времени, чтобы получше со всем разобраться и закончить отчёт зелёного доктора.
- Так, что у нас есть? Черепахи, четыре штуки, плюс ящерица, плюс какая-то рыжая лиса и... и что в итоге? Ни черта не понятно! Но по крайней мере это уже тянет на достойное оправдание. Всё-таки шли за одним мутантом, за самкой, а получили целых шесть! Можно и нужно быть готовым ко всему, но это... - Ая помотал головой, нахмурился и его пальцы быстро-быстро заметались по клавиатуре. Комнату разрезал только стук клавишей под тонкими бледными пальцами. Ая даже переодеться не успел - сразу уселся за дела. Ему хотелось есть, спать, приложить лёд к ушибам, но он всё печатал и печатала, принтер работал безостановочно, на галаграфический проектор грузились всё новые и новые изображения. Пока компьютер что-то загружал, он развешивал на стене фотографии и увеличенные детали. Обычно когда ВСЁ перед глазами, разгадка тайны приходит быстрее.
- Ну точно! Ладно просто дикие мутанты... эти твари умели говорить и, более того, драться! И уж я-то знаю все техники и многому обучен, у этих ребят явно был мастер, по силе равный, боюсь сказать, но... Ороку Саки! - тихо себе под нос буркнул фут, потерев подбородок задумчиво. Но тут его взгляд упал электронные часы и бедняга чуть со стула не свалился. Громко прогремев всеми ящиками в  столе и чуть не уронив лампу, он вскочил с места и, прикрепив маску к поясу, ломанулся к двери. Уже вылетев в коридор он понял, что ничего с собой из того что, собственно, ему и нужно, он не взял, Аясе быстро подбежал обратно к столу. Загрузки были завершены и он с силой выдрал проектор из USB-входа, сжимая в руке, чтобы не потерять и снова не забыть.
- Спокойно! паника - не лучший советчик в делах, так что нужно успокоиться! Получить свой смертный приговор я всегда успею... - тяжело сглотнув, Ая понял, что сам себя же только сильнее подстёг. Но, уперевшись ладонями в стол, он прикрыл глаза и выдохнул. Голова сразу же прояснилась и мысли встали на свои места. Он закрыл все окошки, чтобы посторонние глаза зря не знали то, что им не положено. все кому надо имеют доступ к этой информации, а кое-что знает и вовсе только Аясе и так и должно оставаться, чтобы не было никаких неприятных неожиданностей в будущем. Сейчас эта флешка с визора единственный шанс Саюдзуки сохранить голову на плечах.
И вот, не прошло и минуты, как Аясе бежал по коридору. Белый, свободный, с редкими вазами или габеленами... он плавно сменился декорированным коридором. Многое тут было в техно-стиле, но Шреддер любил и уважал традиции, так что скоро белоснежные стены сменили имитации бамбука и ковров. Появилось больше картин и двери стали легче и открывались уже вручную, а не автоматически. тут то Аясе и сбавил ход, приводя дыхание в норму. Собрав всю волю в кулак, он открыл главные двери и вошёл в зал.
- Чёрт, так и знал что немного опоздаю, Рене уже тут... интересно, он успел уже что-нибудь сказать? - Ая нервно прикусил губу и быстрым, но чётки военным шагом пересёк помещение, падая на колено рядом с Рене по его правую лапу. Ороку Саки повергал в благоговейный ужас, что заставило Саюдзуки ещё раз нервно сглотнуть и не сметь поднимать глаза на мастера, пока тот лично к нему не обратиться. Рене тоже молчал, а это значило только одно - не так уж сильно Аясе и опоздал, так что, по идее, за это ему никак не достанется. Хотя, в идеале, им бы стоило синхронно войти в главный зал и предстать перед глазами Шреддера стоя плечом к плечу. Но Рене не было никакого дела до погибших солдат, зато себя вот он подлатать успел или просто регенерация? Чёрт его знает, но Аясе вот занялся делом в первую очередь, забыв о себе и своё состоянии, надеясь, что это ему зачтётся. Хотя он не жалел ни о чём, ни о единой "потерянной" минуте, когда говорил прощальные слова погибшим.
- Мастер... - тихо проговорил юноша, едва заметно кивая головой в знак своего почтения и смирения. но обратился мужчина в сверкающих доспехах к доктору Рене, как к руководящему операцией. Аясе оставалось только нервно лизнуть языком ранку в уголке своих губ, чтобы кровь снова тонкой струйкой не заструилась по его подбородку...

+4

5

Хорошие новости...
Хорошие новости,  смотря как преподнести, такими они и покажутся. С одной стороны, ту, за кем они охотились, они нашли - безусловно хорошее известие. Хотя унижения, что претерпел сегодняшней ночью  Ящер, отнюдь нельзя было назвать "замечательными". В ответ на реплику большого босса, восседающего по своему обыкновению на "троне" (что за деспотичная привычка однако), бывший химик покривил тонкие губы, оттянув уголки вниз, в выражении печального, зубастого Пьеро. - Не совсем... - сипло отозвался Ящер, и тут же захлопнул пасть, прислушиваясь к резкому, раскатистому эху своего голоса, запрыгавшему прямо над сводами пустого зала. Прозвучало почти как насмешка над мутантом со стороны незримого зрителя. Рене даже поднял голову вверх, до скрипа сжав зубы и побегав глазами по потолку, словно в поисках того наглеца, который осмелился над ним посмеяться. На самом деле Лизард лихорадочно соображал, как выдать Мастеру нехорошую весть, и при этом не быть выпотрошенным раньше положенного ему срока. будем надеяться на его благодушное настроение сегодня. Не то, что бы Рене прямо жутко боялся этого человека, что заставляло бы его хвост мелко дрожать, а самого его рыть носом землю, но то, что по его представлению мог с ним сделать тот, во главе элиты своих ниндзя, мягко говоря - ужасало. Да, Алонсо теперь был сильным, регенерирующим мутантом и мог дать отпор, защитить себя. Но ведь не бессмертный же. Никакой ярости, сплошное смирение и покорность, как бы это унизительно не казалось.
Доктор склонился ниже в своеобразном земном поклоне, уперев обе когтистые ладони в гладкий пол, напрягая суставы пальцев: было слышно как скрипят по металлу кончики загнутых когтей, пока руки доктора покрылись мелкой дрожью.
Рядом с ним бесшумно опустилась на колени темная фигура. Явился наконец. На Аясе эта гора под обрезками белой ткани даже не обратила внимания - Алонсо был занят тем, что лихорадочно составлял "объяснительную", которую вот-вот выложит перед своим курирующем лицом, доверившем ему руководить поимкой бывшей студентки. И опять тупая, прямо детская обида на самого себя - надо же быть таким дураком, чтобы упустить одну пташку и нарваться на целую стаю дятлов.
Поднявшись с колен, Рене провел кистью по мятой ткани халата, разглаживая складки:
- Моя ошибка Господин, - третье веко мутанта дернулось, наполовину прикрыв глаза, смотрящие в подножье трона, на тяжелые ступни восседающего на нем воина. На несколько секунд в воздухе, тяжелом и душном, не то что вся та уличная свежесть озона после жуткой ночной грозы, повисла удручающая тишина. Глава клана внимал сбивчивой речи мутанта со всем присущим ему спокойствием. И это откровенно говоря заставляло насторожится еще больше. Причмокнув, проведя языком по ребру правого верхнего клыка, Рене переступил с ноги на ногу, вновь скрючившись в своей привычной позе почти сложившись напополам и вздыбив острым хребтом прикрывающую его уродливое тело одежду. - Все случилось очень неожиданно. И я явно переоценил своего противника, мне жаль Мастер, но ящерица ушла из наших рук. - Тише и ровнее продолжил говорить Лизард, сделав осторожный шаг назад, словно опасаясь, что Шреддер сейчас в яростном порыве слетит вниз и щедро с разгону вмажет своим железным кулаком ему под многострадальную челюсть. К слову, та до сих пор слегка подрагивала и ныла. Удары черепашки по нервным узлам под его пастью, хоть и не отзывались болью от которой хотелось биться головой о стены, но все-еще оставили от себя след из изредка непроизвольно сокращающихся мышц, - К сожалению сильно помешала погода. Мы не были готовы к такому ливню, - О да, можно подумать, что если вдруг вздумается погонять по крышам саламандру-мутанта, тебе непременно стоит прислушаться к вестям от метеослужб. Да и вряд ли этого парня, доверившего  доктору столь важное дело, волнует такой фактор, как погодные условия, - Мы почти поймали ее. Правда оказалось, записей при ней не было, - расслабленно свисающая вдоль сухого бедра ладонь, резко сжалась в гигантский кулак. Чтож, это не удивительно, хотя и была какая-то надежда, что Мона хранит драгоценную книжицу при себе. Теперь то понятно, что эта зараза где-то спрятала дневник с формулой мутагена, и скорее всего... да, у того зеленого паршивца, чье истерзанное оружие сейчас валяется на холодном полу у него за спиной. - Девчонка каким-то образом смогла позвать на помощь своих панцирных приятелей, о которых я говорил Вам прежде. - Морда Рене скривилась в очередной раз, и доктор кинул беглый взгляд, на замершего в одном положении лидера его небольшой группировки. Вот плохо будет особенно, к тому моменту, когда Рене придется известить Шреддера о гибели нескольких его воинов. И хотя прежде Саки говорил, что потери его не интересуют, наверняка ему будет не очень приятно об этом услышать. На кривой крокодилообразной физиономии отразилось болезненное выражение, и доктор молчаливо поднял одну руку, приложившись костяшками пальцев к основанию челюсти. Чертов ребенок:
- Все, что я могу точно рассказать, это то, что черепах оказалось не три, как я предполагал изначально, а четыре. И все они далеко не "домашние любимцы". Довольно хитрые и изворотливые молодые мутанты, каждый из которых владеет боевым искусством ниндзя со своей специализацией... Аясе молодец, провел целую фотосессию в подробностях. При нашей первой встрече у меня не было возможности рассмотреть их боевой стиль...эммм... более подробно. Да, как бы это нелепо не звучало, но эти уродцы не бездумные ползучие гадины, - Пластичный хвост подхватил с гладкого пола то, что некогда называлось шестом бо, и протянул его немного вперед, словно предлагая молчаливому слушателю взять у него этот предмет и повнимательнее его рассмотреть, вместе с парочкой сюрикенов, прочно застрявших в древке, - У одного из этих мальчишек, я сумел отобрать это. Владелец покалечен не менее, чем деревяшка, - Только покалечен, увы, не убит. Ну Рене был уверен в том, что еще сумеет растянуть это незабываемое удовольствие, вытягивая из тел по жилке и обматывая ее вокруг их мертвых конечностей, пока не соберет себе коллекцию коконов. Но об этом - после... Сейчас его очень тихий собеседник таил в себе угрозу, и такая тишина была очень не по вкусу ящеру. - Возможно кроме "Фут" в городе обосновался еще один клан, обучающий мутантов? Кроме черепах в бою участвовала еще лисица. И эта особа, так же схожая по комплекции с человеком, прекрасно знала, для чего ей нужна катана. Прыгала по крышам, как обезьяна, -покривил губы доктор, и заложил руки за спину, склонив голову вниз.
- Мастер Шреддер... - Голос понизился до клокочущего рыка,- Если вы проявите великодушие и простите мне мою ужасную ошибку, мою невнимательность, то уверяю Вас, я возмещу Вам вашу доброту сполна. У меня есть план. Когда мы искали саламандру в прошлый раз, наши действия были спонтанны и необдуманны... но я буду готов к следующей встрече, и если вы мне позволите изъясниться и предоставить Вам свои мысли... если вы доверите мне это дело снова... - Он немного поморщился и с силой выдавил из себя, - Прошу...

+2

6

Шреддер не любил мутантов. Безусловно, кому-то мутация представлялась возможностью улучшить себя, но кому как не владеющему внеземным знанием диктатору знать всю подоплеку экспериментов с мутагеном, в 9 случаях из 10 ведущих к неприятным последствиям. Вот и сейчас перед ним стояло живое подтверждение. Этот ученый мутировал в ящерицу и воспылал жаждой мести, которая и привела его на службу. Пока что он был полезен. Но рано или поздно этот доктор поймет, что все, что от него в данный момент требуется - его когти, которые должны рвать врагов Фут. И в тот момент когда это настанет, когда огонь мести уступит место холодному расчету... Вот тогда Рене станет бесполезен, именно из-за того, что не пожелает терять независимость целиком, забудет одно единственное правило - попав на службу единожды, с нее можно уйти лишь вперед ногами или в данном случае, лапами. Мастер ниндзя восседал на троне в классической позе лотоса, но без доспехов. Это предавало ему определенный эффект, броня Шреддера должна была ассоциироваться лишь с неизбежной смертью. Бояться же слуги должны были Ороку Саки. Презрительный взгляд буквально пригвоздил ящерицу к полу. Алонсо вернулся с позором и не нужно было иметь многолетний опыт управления людьми, чтобы понять это. Остается лишь понять степень этой неудачи и наказать соответственно. Раньше Клан изгонял бесполезных членов. Сейчас же они попросту уничтожались.  Остается лишь надеяться, что Ящер принес что-то кроме собственного некролога, что-что, а мутанты всегда найдутся.
- Избавь меня от банального раболепия. Итак, она сбежала. 
В этом была особенность голоса Шреддера, даже когда на голове не было шлема, звучал он глухо и будто бы чем-то приглушенно. С колен ящерицу поднимать Саки не спешил, зверь должен был знать свое место. И если все именно так плохо как кажется... Тогда и умереть доктору Рене придется стоя.
- Даже с отрядом обученных ниндзя и новыми способностями, ты не смог поймать какую-то девчонку. И что ты мне принес? Палку и ворох оправданий, вместо результатов. И наказание за провал для Фут едино.
В иное время лидер клана Фут посмеялся бы над подобным, но сейчас перед ним был тот, на кого следовало давить страхом и презрением, а вовсе не выставлять на посмешище. Рене наверняка уже осознавал в каком свете его выводила текущая картинка и раз он вернулся, прекрасно осознавая, что ждет его за провал, значит имел нечто ценное, либо же был просто дураком. Из Фут можно уйти только вперед ногами и в зависимости от первого или второго варианта, доктор либо получит второй шанс, либо же будет навсегда отстранен от службы. Легкий жест руки и пара покорных ниндзя подносят ему клинок. Признаться, диктатор никогда не любил мечи, предпочитая им верные тэккокаги, боевые когти, но для показательной казни требовалось подходящее оружие, особенно если жертва - мутант.
- Кажется, доктор, наше сотрудничество было ошибкой. Если конечно у вас нет того, что загладило бы вашу вину.
Ороку Саки сделал пару шагов в сторону Ящера, явственно доводя до него, что лишь от самого Рене зависит, кто именно ответит за его провал. Доктору не хватало изобретательности, он мог бы обвинить Аясе, мог бы принести нечто, способное убедить хозяина в его полезности. А что Алонсо принес? Палку. Которую один из лакеев, до этого поднесший меч, сейчас взял из рук, поднося вождю. Безусловно, это когда-то был боевой шест, привет из антикварного магазина.
- И это все, что ты можешь сказать в свое оправдание, доктор? Клан ниндзя-мутантов-зверей? Звучит жалко. И если ты молишь меня о прощении, то наверняка забыл, что значит имя ШРЕДДЕР!
Не каждый из его клана был силен. Но главное достоинство ниндзя было не в физической мощи, а в хитрости. И объяснения Рене были просто убоги, доктор дал волю фантазии и может быть это бы и прошло, не реши Саки, что его попросту держат за идиота. И несмотря на всю свою прочность, лишился бы мутант головы, если бы взгляд Шреддера, намеренного отшвырнуть палку, не упал на шест бо в последний раз и не...
- Не может быть!
Донателло, сам того не подозревая, спас своего недавнего противника, ведь символ цветка на его оружии был прекрасно знаком Шреддеру. Этот символ он в свое время вытравливал отовсюду, сделал так, чтобы само имя Хамато Йоши было забыто. Бо Рене мог приобрести в ближайшем магазине, но этот символ, знак заклятого врага, никак не мог был быть ему знаком. Мутанты-ниндзя значит?
- Кажется, доктор, вам удалось заработать себе второй шанс. Аясе! Полный отчет о происшествии. Что же до плана... Я слушаю.
Клинок вернулся к лакею, а Саки - на трон. Неужели, неужели призрак этого жалкого предателя будет преследовать его еще долго. Был шанс, что Алонсо лгал, но будь возможность того, что он говорил правду, даже много менее реальной, Шреддер бы все равно проверил ее. Призрак прошлого не мог выжить, но даже если кто-то попросту поднял его наследие из той дыры, в которую оно было забито - Фут раздавит их! Шест хрустнул, сломанный могучими руками, его части отлетели прочь. Ярость, ярость на то, что кажется в этом мире ничто нельзя сделать безупречно, а враги не умирают навсегда, ярость на тупых подчиненных, неспособных выполнить элементарное задание, ярость на самого себя...

+1

7

Аясе было не по себе, когда он находился  в этом огромном и, по большей части, пустом зале. Конечно, это не первый раз, когда он отчитывался перед Шреддером, но и не сотый, чтобы он был спокоен как удав и начал воспринимать подобные отчёты как бытовую рутину. Раньше он вообще мог отчитываться только перед Караи и пусть это было так же смертельно опасно, а всё же от чего-то не так жутко, как перед самим Ороку Саки. Страх и уважение перед ним были столь высоки, что он иному рядовому Футу представлялся как какой-то бессмертный демон самой Смерти. И пусть Аясе был не из тех, кто верил во все эти небылица, что травились в казармах, а всё же было неуютно и даже тяжело под гнётом мощи мастера. Его сила и авторитет были неоспоримы и каждый раз, как Аясе должен был предстать перед мастером, вводили его в панику. Он потел, дыхание стало тяжёлым, но Аясе всё равно пытался успокоить себя. гордость просто не позволит ему так трястись перед кем-то, кто бы это ни был. Он же воин, ниндзя и просто не имеет права позволить себе дать слабину.
Пока доктор Рене описывал ситуацию, Саюдзуки мог вздохнуть свободно. По его докладу было сразу видно, что Рене не один из футовцев. Те бы всё доложили чётко и только по существу, в то время как Рене ходил вокруг да около, что не могло ускользнуть от пытливого взгляда Щреддера. Но Аясе не смел вставить и слова до тех пор, пока босс не обратится к нему напрямую. Поэтому он не дёрнул за остатки халата доктора Рене, не подал ему какого-то сигнала и конечно не вступился, показав то, что ему удалось заснять.
- Пф, пока Рене добывал эту палку, я сделал всю работу... - пронеслось в  голове ниндзя. Но это никак не было в обиду Рене, скорее, Саюдзуки просто сам для себя искал оправдания и отговорки. Потому что как только с Алонсо будет покончено, всё внимание мастера тут же переключиться на него. А это не могло не печалить, потому что у него не было ни ящерицы, не четыре трупа в панцирях, ни лисьего воротника из той заразы, что покромсала его ребят. И тут Ая увидел, что Ороку Саки принесли меч. Идеально заточенное лезвие в одно мгновение перерубало мясо, сухожилия и даже кости - один взмах и даже эта зелёная голова не удержится на мощной шее-колонне. Тяжело сглотнув, впрочем, Аясе так же не сказал ни единого слова. Он не имел право перечить мастеру, даже если Алонсо был ему другом. Но смотреть на гибель ещё одного из его товарищей у Аясе просто не осталось никаких моральных сил и поэтому когда Шреддер поднялся и начал приближаться, Ая ещё сильнее опустил голову и зажмурил глаза. Никогда не знаешь когда на тебя брызнет кровь твоих товарищей или к твоим ногам подкатиться его голова.
Но... тишина затянулась и так и не было слышно звука падающей на пол головы мутанта. Выждав ещё несколько мгновений, Ая перестал задерживать дыхание и вдохнул. И только когда Ороку Саки заговорил, Аясе открыл глаза. Стараясь чтобы это было незаметно, он покосился на Алонсо. но хвала сияющим доспехам Шреддера, тот был жив! Да и цел. А если исходить из сказанного мастером, то всё обошлось.
Но особо и порадоваться то у Аясе времени не было. Когда Шреддер обратился непосредственно к нему, бедного Саюдзуки всего передёрнуло со страху и неожиданности. Но он, без лишних слов, поднялся с колена и подошёл к своему мастеру ближе, тут же вытягивая в руке ему все фотографии, что распечатал. После чего сделал пару шагов назад, положив перед мастером визор и включил его с браслета на запястье. Тут же вспыхнуло пару зелёных перекрёстных лучей. Затеям проявилась такая же сетка и лишь потом в воздухе появилась галлограма в полный рост всех, кого заснял Аясе. Тут были черепахи, лиса и сама Мона Лиза. В полный рост вертелись 3D модели со всеми хвостами, орудиями и прочим. Сбоку появлялись буквы и цифры. Тут были размеры, цвета - тут было всё. И только когда это предстало перед глазами Ороку Саки, Аясе протянул ту самую распечатку крупным планом знак на панцирях черепахах  - цветок.
- Мастер. Объект действительно находилась под защитой большого количество мутантов, до сих пор о существовании которых было неизвестно. Несколько черепах, а так же, по всей видимости, мутировавшая лисица. И это не просто дикие твари, а обученные мастером ниндзя, так же носящие, очевидно, знак своего мастера, - не разгибаясь отрапортовал Ая. У него не было достаточно времени, чтобы погуглить сам знак и понять что за мастер. Однако он надеялся, что полного отсчёта с изображениями мутантов будет достаточно, чтобы его голова осталась на его же плечах. К ому же по глазам Ороку Саки он понял, что этот символ цветка ему и так знаком - именно когда он увидел его, Алонсо миновал, казалось бы, неминуемой гибели. А это что-то, да значило...

+1

8

Блеснувшее в мозолистых ладонях хозяина оружие, уже прогнало по спине холодную неприятную, нервную дрожь. Мутант поежился, слепо кося глазами в стороны и напрягая веки - он побоялся поднимать голову и смотреть на обнаженный клинок прямым взглядом. И хотя Шреддер был достаточно далеко от неприкосновенного" тела мутанта, но это не внушало ощущения безопасности. Отнюдь. Даже услужливо доставляло извращенной фантазии монстра тысяча и один способ эффектного прыжка, дабы обрушиться на его грешную, лобастую, зеленую голову. Произведя мысленно кой-какие простые подсчеты, и решив, что он находится непосредственно на прямой линии возможного огня, ящер скукожился, загребая лапами подол и без того измятого халата, и переступил, плавно, осторожно в сторону, одним широким шажком.
- И это все, что ты можешь сказать в свое оправдание, доктор? Клан ниндзя-мутантов-зверей? Звучит жалко. И если ты молишь меня о прощении, то наверняка забыл, что значит имя ШРЕДДЕР!
Были бы у мутанта уши, он бы их непременно прижал, от мощного, властного рявка,  ударившего его по самому больному - по гордости. И без того уязвленной, истерзанной и замызганной той грязью под вчерашним ночным небом. Грязью, в которой его щедро изваляла кучка подростков. Сколько раз еще ему придется вспоминать это отвратительное чувство поражения, и вкус собственной крови на корне длинного, заостренного языка? Хотя, если он сейчас будет отвечать разгневанному Саки умильными гримасами, корча из себя смертельно обиженного варанчика - ни к чему хорошему это не приведет. В лучшем случае его выпроводят из зала пинками с ехидными насмешками, а в худшем - отрубят голову. Выбор у него, как видите, не большой. Тяжелые конечности ящера-переростка шаркающе сместились назад, царапая идеально ровную поверхность напольного покрытия. Хвост взметнулся вверх, описав дугу за мускулистой спиной доктора, и шипастым поленом лег по другую сторону. - Мастер Шреддер... выслушайте меня, - Черт, судя по пылающему гневом взгляду лидера клана Фут, который даже без своих доспехов испускал волны всеуничтожающего страха, проникающего под кожу ледяными иглами, а может, просто умел создать себе эффектную атмосферу, не суть в этом, но через пару мгновений,  Алонсо прекрасно знал, что получит за свои недочеты сполна. Кулак обычного человека в два раза меньше его собственной руки, но кулак Ороку Саки был явно равен по силе удару бывшего ученого. Это невозможно с точки зрения физически, но гнетущее состояние, внушаемое искусным психологом своей жертве, могло в разы увеличить ощущение прикладываемой им силы и болевые ощущения, испытываемые жертвой. А Мастер Шреддер, неплохо владел своими умениями "убеждать", что кому-то сейчас будет очень больно. - Дайте мне минуту! - Теперь уже на уродливой физиономии мутанта отразилось подобие паники: выпученные зеленые глазищи, обычно спрятанные в узком разрезе, теперь были похожи на глаза лягушки, увеличенные раз в пять, с расширившимся зрачком.  Лизард отклонился назад, перенеся тяжесть своего веса на правое колено, а левую ногу выставил перед собой, развернувшись к потенциальной угрозе полубоком и высоко подняв плечи, как бы заслонившись от нападающего щитом своих натянутых до предела мускулов, которые к своему счастью быстро лечатся, и не ощущают столь сильной и ошеломляющей боли, как его лицо. Оно и так слишком пострадало при последней схватке, стоит его поберечь... инстинктивно хотелось окрыситься на своего темного  босса, но доктор усиленно подавлял в себе желание проявить ответную реакцию. Если он осмелиться, пусть только дернуть верхней губой, чтобы обнажить клыки - доверие к нему будет утеряно раз и навсегда. Крепитесь доктор, вы можете все изменить в свою сторону, если немного поднатужитесь, и спрячете свой норовистый характер в задний карман. Дрогнувшая в оскале пасть, чудом сложилась в услужливо-перепуганную улыбку, со слегка дрожащим подбородком и подернувшейся третьим веком огоньком потемневшей радужки.
  Он приподнял до этого вяло лежащую на полу ладонь, на уровень груди.
  Но... похоже что док, ты либо просто несравненный везунчик, или может, еще больший неудачник, чем сам себе предполагаешь:
  - Кажется, доктор, вам удалось заработать себе второй шанс. Аясе! Полный отчет о происшествии. Что же до плана... Я слушаю.
Это хорошо. Хорошо то, что опасность быть разрезанным на кусочки обошла мутанта стороной. Но, это показывало, что последующее наказание, в случае провала, будет вдвойне страшнее, чем Лизард может себе представить. Перспектива не прельщала, по сему, следует максимально четко продумать все нюансы и несостыковки, которые могут возникнуть в случае претворения надуманного им  плана в жизнь. На это требовалась уйма времени, куча информации, и ни того, ни другого у доктора не было. То, что они узнали о своих врагах - просто крупицы. Примитивные факты, опираясь на которые, он должен провести свою гениальную, беспроигрышную операцию. Хочешь жить - умей вертеться. Если в свое время, у Рене существовал обширный выбор действий, при его профессии очень даже рассматривалось "возможно", то здесь, действовал принцип или-или. Или ты сражаешься и побеждаешь. Или проигрываешь, и склоняешь колено перед плахой в зале своего господина. Награда - или наказание. И теперь Ящеру не отвертеться раз уж он погряз в этом по уши, надо следовать правилам клана. Пока Аясе монотонно докладывал Шреддеру об общей картине, Лизард почти буквально "ковырялся в носу", задумчиво расчесывая кривыми когтями продолговатую морду, сверля пустым, сосредоточенным взглядом приступок прямо перед собой. Мутанты... ниндзя... Целая гвардия чешуйчатых и пушистых, осмелившаяся бросить вызов клану Фут. Это должно было покоробить Саки. Не в обиду ему будет сказано, но если его хваленые элитные ниндзя с этим не справились, то не столь идеален и хорош его клан, и чтобы его оправдать, следовало бы зачистить то, что может показать самые неприглядные места футов. Свои косяки Рене разумно отодвинул в сторону - его провал, его личная ошибка. Тут самого переклинило на ярости.
Поджав губы мутант дождался окончания речи своего "товарища", после чего медленно воздел глаза на сурово молчавшего Саки.
- Теперь насчет плана. - Лизард опустился на землю, уложив локти на непомерно высокие, сильно изогнутые коленные суставы. Пора запихнуть в себе паникера куда поглубже и включить двойной режим ящерицы-меланхолика. Напустив на физиономию скучающе-спокойное выражение, стараясь не заострять внимание на свирепом лице оппонента, Рене, глубоко, шумно втянув в ноздри душный воздух, продолжил...
- Я прекрасно понимаю Ваш гнев, господин Саки, что поделать, да, наша встреча с этими мутантами прошла далеко не самым лучшим образом. Слишком много было горячности с моей стороны, - не стоит упоминать о том, что ниндзя вели себя, как стайка идиотов, тогда доктору точно будет путь заказан. Смиренно свалим все на себя и будем молиться вашим японским богам, что это пройдет, - Поэтому я подумал о том, чтобы быть руководящей, незадействованной в операции стороной. Моя мстительность по отношению к этим мутантам не привела ни к чему хорошему. Как подметил мой дорогой друг, Мона охраняется этой группой, или является одной из них. Следовательно, по цепочке мы сможем выловить всех членов этой компании, чтобы они не мешали Вам, и нам, и нашим разработкам с мутагеном. Они бы послужили как клану, так и науке. Поделить напополам - трех в расход, трех в ряды Футов, из них вышло бы отличное пушечное мясо, которое не так-то просто завалить на первом же задании.
Непосредственно сам план по ловле на живца выглядит примерно так:
Мона Лиза - своенравная девчонка, я ее хорошо знаю уже несколько лет. Она обязательно объявиться в ближайшее время на поверхности. Ее желание исправить положение, намного сильнее инстинкта самосохранения, после нашей дружеской беседы, по идее, эти мутанты засядут как минимум на неделю. Вам не составит труда разбить патрули в самых глухих частях города. Думаю в течении трех дней, мы выловим нашу девочку. -
Ящер немного помолчал, напряженно проводя языком по острому ребру зубов, - В этот раз мы не будем кидаться на нее наобум. Слегка припугнем небольшой группой ниндзя, а заем преподнесем малышке "троянского коня", чтобы наша красавица не вызвала своих зеленых друзей на подмогу, и все нам не испортила опять. Троянским конем - будет Аясе. - Хитрый, зеленый глаз покосился в сторону молодого воина, - Вряд ли девчонка вспомнит его, если он приоденется, как нормальный горожанин. Изобразит из себя сострадательного паренька, которому неожиданно взбрело в голову помочь странному существу, загнанному компанией ниндзя. Все должно выглядеть дружелюбно, искренне и натурально. Если Аясе сможет добиться доверия у барышни, можем считать - вся команда у нас в руках.
Не кулаками, -
широкая ладонь сжалась в кулак, а соседняя мягко накрыла ее сверху, слегка оцарапав костяшки, - Так пирогами... Если при ней не будет записей, не беда. Можно выманить их у черепах, в обмен на ящерицу. Якобы.

+4

9

В этом мире ничто не происходит так как надо без уважения. На вас попросту не посмотрят серьезно и будь вы хоть самим Суперменом, ваши действия обречены на провал. Подручные будут смеяться, враги отмахиваться, как от мухи, а потенциальные союзники попросту сочтут, что вы шутите. Именно поэтому Шреддер поддерживал свой пугающий образ, страх, вот как он завоевывал уважение. А когда появлялся тот, кто пытался назвать подобный подход безумным, оспорить его власть, подобный Хамато Йоши, он сметался с дороги. И далеко не десяток врагов пришлось истребить прежде чем сама мысль оспорить власть дзенина стала казаться смешной. Возвращение старого врага из небытия было не просто оскорблением для самого Ороку Саки, оно показывало, что можно навлечь на себя гнев властелина и... выжить. Подобно крысе скрыться в какой-то дыре, куда никогда не ступит нога человека. Взгляд на стену, где висело знамя. Некоторые считали его лидером Фут, распространенная ошибка, ведь Шреддер и был кланом. Все находящиеся в комнате и за ее пределами были заменимы, кроме одного. Тело не живет без мозга. А значит его ошибка это ошибка каждого члена организации. И наоборот, о чем не следовало забывать Рене. Ему была доверена миссия, которой были достойны лишь члены Фут. Его провал сам по себе ничего не стоил, куда важнее было то, что именно Саки доверил ему подобную операцию. И глядя на то, как боялись его эти двое, мутант и ниндзя, Шреддер невольно думал. понимал ли хоть один из них, что их ошибки на самом деле ничтожны, равно как и потери, имеет значение лишь одно. Мозг отдал приказ, который не был исполнен. Нога не виновата, что наступила на шип, виноват наступивший. Из-за них Фут провалились. Но в этом и заключалась причина, почему ни Алонсо, ни Аясе никогда не станут кем-то большим. Они думали за себя. Он думал за всех и тем неприятнее было вернуться к тем годам, когда вынужден был самостоятельно выполнять грязную работу.
- Неужели, неужели Хамато Йоши до сих пор жив...
Подозрительный взгляд на эту парочку. Если бы они обладали достаточным интеллектом, все это мог бы быть хорошо поставленный обман. Но Рене не Стокман, а Аясе не Хан. Проще говоря, не их это уровень. Да и стоило лишь мельком посмотреть на их лица, чтобы с трудом сдержать смешок. И это доблестные ниндзя клана Фут? Нет. Перед ним были лишь мальчишка, которого в былые годы вышвырнули бы прочь, еще бы, ведь ниндзя должен проливать кровь, а не отводить взгляд, провалившийся товарищ для него - лишь пораженец, пустое место, которому надлежит сделать сэппуку или жить с позором, но Аясе явно сочувствовал начальству, и затравленный зверь, боящийся за свою шкуру, а потому готовый на все. Достойны лишь презрения. И все же каждый из них получит свой второй и на сей раз последний шанс. Ведь какую-то пользу они принесли, а порой даже Шреддеру приходится подчищать за собой хвосты. В частности это была фотосессия, появившаяся пред ним и развеивающая все сомнения.
- Так вот, что ты сделал, Хамато Йоши?! Когда люди тебя отвергли, ты нашел союзников среди этих уродов?!
Алопекс сейчас убивала несколько предателей где-то в Нью-Йорке, единственное существо, приносящее хоть какую-то пользу. Скорее всего она и отправится ловить Черепах. Или же лучше поручить эту работу тому, кто в последнее время много стал о себе думать? Оцените иронию, ведь перед ним сейчас стояли Стокман и Хан, только масштабом поменьше. Вот гордый мозг, которым движет страх наказания. А вот и верный пес, следящий как за ходом миссии, так и за "мозгом".
- Чем больше воды, тем выше корабль, Аясе. Стокмана ко мне на ковер. Немедленно. Пусть прихватит своего робота. 
Последняя фраза была адресована в передатчик, встроенный в ручку трона. Определенно, дворец Синто таил в себе множество сюрпризов для незваных гостей. Одним из них были Маузеры, разработка Бакстера, которую Саки желал употребить по назначению. Осознавал ли Рене, какой подарок принес ему? Навряд ли. Впрочем, его дело нести, а используют это те, кто поумнее. А значит нет и причин отменять наказание.
- Наша встреча с этими мутантами прошла далеко не самым лучшим образом.
Ящерица наглела. Безусловно, в иной ситуации подобное было бы уместно, но сейчас Шреддер ощутил, как его буквально макнули в провал Фут носом. Определенно, лучше бы Рене говорил четко и по делу, не вдаваясь в то, что и без того всем известно. Впрочем, пусть закончит. В конце-концов его ведь волнует в первую очередь девчонка, а потому многосложная комбинация по ее поимке от гигантской ящерицы выглядела как минимум забавно.
- При встрече с Черепахами, ты доказал свою неэффективность. Ими займутся другие. Также ты больше не руководишь операцией, теперь вы с Аясе отвечаете в равной степени. Поймайте эту девчонку и узнайте формулу, иначе оба понесете за провал наказание. А оно будет... мучительным.   
Шреддер поднял руку будто бы показывая, что аудиенция окончена, вряд ли кто-то заметил как именно в глазу Рене появилась вошедшая целиком метательная игла. Даже в прочнейшей броне есть слабые места, а Саки недаром был мастером ниндзя, чтобы на виду у десятков ниндзя метнуть хари так, чтобы никто не заметил. Хуже всего была сила броска, теперь извлечь к счастью не отравленный дротик можно было одним из двух способом, либо окончательно расцарапав когтями глаз, либо вырвав его, понадеявшись на способность к регенерации. Подобное не дарило лидеру Фут удовольствия, но должно было быть сделано. Пусть все видят, что бывает с теми, кто терпит поражение. А новоявленные партнеры пусть знают, что если они оплошают, игла в глазу покажется им пределом мечтаний.
Под конец, Аясе и ящер смогли застать чудом преодолевшего как минимум десяток этажей за минуту, Стокмана, этот ученый видимо уже знал, что не стоит заставлять ждать мастера. За ним двигался робот причудливой конструкции. Заметив Рене, Бакстер предпочел заделать гигантский крюк, но столкнулся с даже не подумавшими разойтись рядами ниндзя, а потому вынужден был просочиться между Аясе и шеренгой.
- Мастер Шреддер.
Стокман никогда не опускался на колени, в этом его особенность и его беда. Гордыня влечет за собой провал, который в свою очередь ведет к наказанию. Остается надеяться, что машина избавлена от этого порока.
- Пора проверить, куда уходят мои деньги. Твой робот действительно так хорош как говорят?
Судя по тому как Бакстер приободрился, видимо в своем творении он был уверен. Остается надеяться, что сие не беспочвенно.
- Если у него есть ДНК, он найдет цель где угодно. Я назвал его...
- Отлично.
Шреддер был не в настроении слушать самовосхваление этого гениального ученого.
- Вот палка. С нее нужно считать ДНК и найти владельца.
Казалось, Бакстер даже немного обижен, что его Маузеру дают столь простое задание. Пара щелчков на пульте и вот робот уже активно грызет остатки Бо... Лишь чтобы броситься в сторону Рене.
- Не этого владельца.
Пауза. Видимо сканеры робота были заняты поиском остаточной ДНК... Лишь чтобы до этого желтый индикатор загорелся красным. Цель была захвачена.
- Когда мои роботы найдут владельца этого примитивного оружия, что с ним сделать?
- Уничтожить.
Жди, Хамато Йоши. То, что ты выжил, лишь досадное недоразумение, не твоя заслуга, а лишь моя недоработка. Старое дело, которое на сей раз закончится раз и навсегда.

+2

10

Мутант захлопнул пасть, втянув голову в плечи и высоко подняв передние лапы на уровень груди, распластав когтистые, кривые пальцы по белой ткани. Это почти тот самый привычный жест для сильно нервничающего офисного работника, поправляющего галстук на шее и отгибающего слишком плотно обхватывающий горло воротник, ища себе отдушину. Рене слегка "вырос" из подвида клерка, так что оправлять воротничок казалось уже не солидно, поэтому рука ящера крайне нервозно растирала и массировала широкую, мускулистую грудную клетку. Лизард шумно, тяжело дышит, нарочито пристально разглядывая ступень в низу лестницы уходящей вверх, к подножью трона Ороку Саки, он просто ждет, когда это удручающее молчание наконец прервется, и Шреддер что-нибудь да скажет. Он вызвал Стокмана... Зачем? Неужели он думает, что Бакстер сможет сделать что-то лучше, чем сам Алонсо? Вряд ли. Лизард был на девяносто девять процентов уверен в провале Стокмана не менее сокрушительном, чем его собственный. Ну пусть его старый друг попытается, в конце-концов, благодаря его стараниям, ящер сейчас здесь, стелется плащиком из змеиной кожи под широкими сапогами лидера этого чертова клана. - При встрече с Черепахами, ты доказал свою неэффективность. Ими займутся другие. - А жаль... Рене поджал тонкие губы и прищурил глаза, подняв морду вверх, к Саки. Мутант разумеется молчал, но широко раздувающиеся ноздри и недобро суженные зрачки, не могли скрыть на его, богатой мимикой физиономии, крайне огорченное, и даже недовольное выражение. Чтож, будем надеяться, если этим "другим" повезет поймать треклятую четверку мутантов с панцирями, они притащат их к стопам своего хозяина живыми, иначе Лизарда ждет страшное разочарование. Уж он отыщет способ подластиться к Власти, маслить начальство у него всегда получалось хорошо, и после забрать парочку мутантов себе. Доктор уже успел пофантазировать на тему, что он сделает с этими ребятами окажись они у него, и для каждого приготовил свой персональный разделочный ножик и специальную вилочку, чтобы ковыряться в их кишках... - Как скажете Мастер, - Сипло выдохнул мутант, скрипнув челюстью и выставив подбородок увенчанный острыми, шероховатыми костяными наростами вперед.
- Также ты больше не руководишь операцией, теперь вы с Аясе отвечаете в равной степени. - Зеленые полосы глаз дрогнули и переместились в сторону воина, стоящего неподалеку. Если это его единственное наказание, значит самое страшное мутанту удалось таки избежать. Но рано радоваться, и Лизард это прекрасно понимал, напряженно вглядываясь в тень здешнего хозяина места. Он лишь кратко, молчаливо кивнул на слова Ороку Саки, и сделал осторожный шаг в сторону дверей, подозревая, что Шреддер собирается отпустить своих подчиненных, столь утомленный и незаинтересованный к концу речи был у него взгляд. Тяжелая пятка аккуратно легла на отполированный пол, а Лизард наклонился вперед, упираясь о жесткую горизонтальную поверхность костяшками своих кулаков. - Поймайте эту девчонку и узнайте формулу, иначе оба понесете за провал наказание. - Доктор сумрачно вздохнул про себя, но предпочел промолчать. Будем надеяться, что в этот раз все пройдет согласно задуманному им плану, и не прервется на половине работы. Во всяком случае, какова бы не была задумка Лидера клана Фут, это может сыграть ему, доктору, на пользу. Или же все перепортить, если само потерпит фиаско, но лидер сам регулировал процессом, и должен был знать, что охота в перспективе может сорваться, стоит двум охотникам напасть на одно стадо. Напуганная новой атакой на ее приятелей Мона Лиза может затаиться на долго. Но разве кому-то было интересно мнение Ящера? Нет. Мутант уже разворачиваясь в сторону дверей, изогнул шипастый хвост дугой и вывернул голову назад, дабы подарить последний взгляд своему хозяину, перед тем, как покинуть зал. - А оно будет... мучительным. - Кривая, мрачная ухмылка пересекающая звериную пасть, мигом исказилась в скорбной гримасе... губы  доктора первые среагировали на дикую, нестерпимую боль, стрелой(буквально), пронзившую его сознание! На секунду ящерица замерла в одной позе, немо распахнув зубастую пасть роняя слюни и пустив роскошную струю крови из продырявленного, вот уже в четвертый раз, многострадального глаза! Пятисантиметровая игла глубоко прошла сквозь глазное яблоко и накрутила на самый кончик весь глазной нерв, словно нитку на веретено, прочно застряв в глазнице свирепого мутанта: этакое экзотическое канапе с кровавым шариком для бокала гурмана... Вместе с кровью по морде мутанта водопадом хлынула глазная жидкость. Черт возьми Саки, он же только восстановил свое истерзанное око! Так и слепым остаться не долго не смотря на все свои способности к регенерированию! Протяжный рев раненого бизона сотряс стены помещения так, что по ним пробежалась внушительная волна, Рене шарахнулся спиной о металлическое покрытие прямо за собой, и пару раз гулко приложился головой о него, борясь с охватившей его болью и отчаянием... гореть вам в аду черепахи, вы все еще ответите за это, вы, и ваша подружка!  - " Я заставлю тебя Мона страдать... мои мучения... по сравнению с тем, что предстоит тебе вскоре - просто... жалки... и ничтожны!"- Как бы не было это "жалко и ничтожно", боль была дика. Кошмарно... А ведь он уже успел позабыть это отвратительное ощущение, когда ты слеп на один глаз. Называется, только обрадовался, как все хорошо зажило. Тихо стеная, размазав по стенам кроваво-склизкую кашу из внутриглазной желеобразной субстанции и крови, мутант замер, вжимаясь в стену широкими плечами, и в бессильной ярости шкрябая когтями панель. Рене мысленно исторгал в сторону всех виноватых в его состоянии, в его боли, в его жизни урода в целом, жесточайшие проклятия, пообещав самому себе однажды разорвать виновных на мелкие кусочки. Из сплюснутого глаза торчал острый наконечник иглы, и Лизард, пока не спешил выковыривать ее оттуда, или вообще как-то трогать, зная, что извлекая инородное тело сейчас, он причинит себе еще больше болезненных ощущений, а ему хватило тех истеричных воплей и роскошных автографов отпечатавшихся по стенкам, от столкновений с страдающей физиономией покалеченного мутанта. - "За все.... я с вами за все расквитаюсь... Вы мне за все ответите..." - в очередной раз слабо простонал он, отклеиваясь от своей сомнительной опоры, готовой провалиться от ударов, и вяло волоча хвост сделал несколько неуверенных шажков в сторону трона, нервно кося единственным глазом и красуясь торчащей иглой с накрученными на нее ошметками мяса. В расширившемся от боли и неконтролируемой злобы внутри зрачке, отражался темный силуэт Шреддера на верхнем мостике. Доктору в пору было обидится на подобное обращение с собой, но мутант пока еще соображал, и все свое недовольство смог выразить лишь в глухом сдавленном рычании, опустив голову на грудь и накрыв лапой поврежденную часть лица,  жалко скукожившись.
  Тяжелые двери широко распахнулись, впустив в помещение еще одно лицо....
Стокман... Дрожащее веко развернулось, приоткрыв оставшийся целым глаз, и яростное око резко метнулось в сторону вошедшего, жадно впившись в его фигуру, словно Рене винил во всем именно несчастного роботехника. И Бакстер, очевидно ощутив странный взгляд мутанта (а так же сполна оценив изуродованную правую часть физиономии доктора), решил обойти застывшего статуей Ящера стороной, да подальше. И правильно сделал. Рене едва переборол в себе желание вновь укрыть под защитной пленкой оставшееся око, дабы не спровоцировать хозяина окончательно ослепить Лизарда. Кто его знает, как тогда поведут себя его восстановительные процессы? Да уж, видимо зря он продемонстрировал когда-то Мастеру свои регенеративные способности, вырезав себе катаной глаз. Кажется ему этот фокус понравился.... - " Ох..." - Мутант молча наблюдал за маленьким механическим существом, медленно ступающем по дороге к трону, с характерным для робота скрежещущим звуком широкими шажками на длинных, массивных ногах с загнутыми "назад" коленями на шарнирах. Отдаленно он напоминал Рене его самого: вышагивающий на двух гнутых конечностях, лишенный грации, кажущийся неуклюжим с огромной головой разделенной на две половинки и образующей мощные, капканообразные челюсти. О "маузерах", Лизард был осведомлен не по наслышке. Стокман уже делился с ним некогда своими задумками и мутант засвидетельствовал чертежи первых ботов. Но "живого" маузера, видел впервые. Прикрывая ладонью глазницу, доктор молчаливо наблюдал за короткой беседой между Бакстером и его "работодателем". Шест, с таким трудом, потом и кровью добытый в поединке с проклятой черепахой, ушел в расход так быстро, как в печи исчез, в бездонной пасти механического существа. Трофей был превращен в щепки, засорившие собой идеально ровный, гладкий пол. После мутанта и его миниатюрного меха-собрата, тут явно требовалась генеральная уборка. Взирая на то, с какой легкостью достаточно прочное древко превращается в кучку трухи, доктор широко ухмыльнулся, уже представляя, как вместо деревяшки в зубах существо будет перемалывать черепаший панцирь. Что тут сказать, Бакстер постарался на сла... Черт!
Мутант выпучив целый глаз молнией метнулся в сторону, едва не сбив со своей дороги Аясе, имевшему несчастье оказаться на пути у раненого и паникующего монстра. Эти самые железные челюсти крыселовки щелкнули в миллиметре от взметнувшегося в воздух змеевидного хвоста. Маузер смешно подпрыгнул, спружинив на своих обманчиво неловких складных ножках, намереваясь вцепиться бульдожьей хваткой в атакуемый по приказу объект, но приземлившись, словно бы в недоумении застыл, прекратив донимать бедного ящера, готового уже заползти на потолок. - "Стокман! Придурок! " - Злобно пропыхтел Алонсо Рене, утирая щеку тыльной стороной ладони от безостановочно стекающей узкой дорожкой к подбородку крови. Ему надо вытащить эту дьявольскую иглу застрявшую в его голове. Нужно вернуться в лабораторию... с инструментами, он достанет из себя эту дрянь... Метнув через плечо свирепый, одноглазый взгляд в спину черномордому придурку, натравившему на него свою психованную игрушечную псину, мутант с грузным, злым топотом поспешил удалиться, пока еще чего на его бедовую маковку не свалилось.
Сегодня явно не его день....
Явно...

Отредактировано dr.A.Rene (2013-11-16 00:38:40)

+3


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Ярость, месть, обман и хитрость