Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Ярость, месть, обман и хитрость


[С1] Ярость, месть, обман и хитрость

Сообщений 11 страница 12 из 12

11

- Теперь насчет плана. - Аясе уже приготовился мирно дремать. Конечно, у трона Шреддера это был какой-то смертельный номер и даже прикрывать глаза он не намеревался, но отключить мозг хотя бы частично и дать остыть своей голове не помешало бы. Та гудела как закипевший чайник и вообще Ая даже подозревал, что от всей этой беготни под дождём он схватил простуду и у него просто поднялась температура. Поэтому попытка расфокусировать своё сознание и рассеять внимательность были скорее необходимостью, чем его собственной прихотью.
Рене обычно говорил много и выцепить из этого всего можно было пару дельных фраз, которые и составляли весь "хитрый план". Ну и Аясе выцеплял только то, что было важно ему, чужие обязанности не его забота и не его проблемы. И это уже мозг Саюдзуки научился автоматически фильтровать от общей массы огромного потока информации, выливающегося из пасти Алонсо. А ночь у него была долгая, тяжёлая и ужасно напряжённая. Он устал. Он был раздавлен морально и вымотан физически до последней капли. Даже сейчас его ноги и рука, кулаком упирающаяся в пол до боли в костяшках, немного подрагивали от перенапряжения. Но он, конечно, и пикнуть не смел. Он молчал, опустив лицо в пол и не издавал ни звука и даже не шевелился, пока его это всё не касалось и Шреддер не обратится лично к нему.
- ...Троянским конем - будет Аясе. - Ая уже уплыл в свою нирвану где не было ни одной его мысли и голос Рене доносился из-за завесы тугого тумана, когда он услышал своё имя. Это заставило его вынырнуть из этой самой нирваны, едва заметно покачнувшись вперёд, а затем обратно назад, на прежнее своё место. С выпученными глазами он сверлил пол перед собой, судорожно вслушиваясь в текст, где прозвучало его имя. И он рад бы пульнуть был в Алонсо гневный взгляд, да не мог перед мастером поднять головы, не то что повернуть. Приходилось, стиснув до скрипа зубы, слушать всё и не сметь перечить. Он не имел на это права. Если Шреддер одобрит, то он выполнит этот приказ. Хотя после сегодняшней страшной ночи в нём кипела ненависть к этой мутантке. Его глаза горели огнём, его сердце жаждало мести. Он хотел отмщения за своих павших в бою товарищей, но должен был изобразить симпатию к ней? К ней?! Аясе знал, что лучше способа соврать, чем поверить в собственную ложь, просто не существует. но для него это будет сложнее, чем для кого-либо ещё в этом клане... в этом мире. Не найдётся никого, кому было бы тяжелее выполнить этот приказ, но разве кого-то это волновало? Поджав губы, Ая зажмурил глаза, молча соглашаясь со всем и внимательно уже слушая теперь разговор между доктором Рене и мастером Шреддером. Он давал клятву верности Ороку саки и не мог бежать или позорить свою семью пререканиями и попытками переложить эту миссию на кого-то другого. Бегство - не достойно настоящего воина. И Ая решил, что это испытание для него было ниспослано свыше. И если он выполнит его, то перейдёт на новый уровень своего мастерства ниндзя. Да и человека тоже...
Но тут Аясе услышал то, чего боялся, на что надеялся и, словом, смешанные чувства одолели его в этот момент. Шреддер повысил Аясе на эту миссию и теперь они в равной степени отвечали за всю операцию. С одной стороны повышение, конечно, было хорошо. Это был отличный шанс блеснуть перед мастером, выделиться из толпы ещё больше и продвинуться по лесенке вверх, дослужившись до более приятного звания. Но... вспоминая ход миссии и то, как его никто не слушал и этот полный провал из-за их некомпетентности, которую Аясе признавал, хоть это и грозило ему смертной казнью. Он боялся повторить ошибку, что опять Рене выйдет из-под контроля. Но и этот же указ мастера дал ему новых сил и упрямства. Теперь он не позволит никому встать у него на пути. Теперь всё в его руках и всё зависит от него. И на этот раз он не собирался провалиться, даже если для этого ему придётся накачать Рене транквилизаторами, связать и кинуть того отсыпаться в кладовке до окончания этой миссии. Больше он не ударит в грязь лицом перед своим мастером! И никому не позволит ставить ему палки в колёса.
- Да, мастер Шреддер, - ударив кулаков в грудь, коротко ответил воин.
После этого всего Аясе был свободен. Не сразу, пришлось ещё дождаться Стокмана и прочих. Послушать ещё парочку сухих приказов, но потом ему позволили уйти. мастер позволил ему подняться с колен и покинуть зал. Не спеша, воин поднялся, не разгибаясь в очередном продолжительном поклоне, выказывая всё своё уважение к мастеру, которому стольким обязан. Он быстрым, почти торопливым, но чётким марширующим шагом пересёк зал, боясь даже вздохнуть не так и только когда тяжёлые створки двойной двери закрылись за его спиной, он выдохнул, спрятав глаза за своей рукой...

====> Покинул эпизод.

+2

12

Офф

Ну что ж… Приступим-с.
Тут пока немного чего-то нового, но я пока что предпочту свой традиционный метод входа в игру… А дальше – будем только улучшаться ;)

Знаете ли вы, какова ноша учёного в обществе, в котором почти все к науке имеют отношения меньше, чем производитель зубочисток?.. Да какой там. Даже если вы и можете хоть как-то сформулировать свои мысли по этому поводу, то знайте – почти наверняка вы преуменьшаете проблему… За исключением тех случаев, когда вы сами входите в число тех, кто регулярно работает в такой обстановке. В противном случае просто поверьте, что такая жизнь – бочка дёгтя с ложкой мёда.
Почему? Да потому что никто из окружающих тебя не понимает. Вот просто: рассказываешь ты кому-то вещь, которая тебе кажется не просто очевидной, а невообразимо банальной вещью… А твой собеседник смотрит на тебя ничего не понимающим взглядом и поддакивает на каждый твой риторический вопрос. Или когда ты рассказываешь тематическую шутку типа  "Броуновское стояние", а все  смеются только для того, что бы тебе обидно не было… Но только пытаются. И от этого только обиднее… Поневоле станешь злым в такой обстановке.
А ещё эти глупые вопросы под руку: "Ой, а что это?" Впрочем, ладно, это не обидно. Это просто бесит. Это – новейшая разработка, над которой активно кто-то работает, а если твой мозг не способен понять как это работает и кой ляпсус она вообще нужна, то изволь молчать в тряпочку и ждать, когда у разработчика появится время тебе ответить.
Впрочем, как я уже сказал, ложка мёда всё-таки имеется. Причём мёда отборного. Просто из-за того, что у так называемых гуманитариев не хватает мозговых способностей, что бы понять все технические особенности того или иного устройства, у тебя появляется большое количество возможностей, о которых, живя среди других учёных, можно только мечтать, в частности, деньги. Ведь если техник и докатился до такой жизни, то, скорее всего он работает никакого-то влиятельного или просто богатого человека. А власть и деньги для такого – мелочь.

Но это у простых учёных… А у гения своего дела Бакстера Стокмана было несколько иное окружение.
Оно, вообще говоря, само по себе было уникальным, так как мистеру Стокману приходилось работать не с экономистами или юристами, которых, в случае чего, при большом желании, можно подать в суд, нивелировав тем самым весь их потенциальный урон по провалившемуся или сбежавшему учёного… Увы, с ниндзя и мутантами такой фокус не мог прокатить. Вдарят по черепушке худощавого и относительно немощного гения раньше, чем тот успеет сказать "Нет", и всё – Finita la comedia. И это только рядовые члены клана. Что мог сделать с неподчинившемся учёным Шреддер – одному только Ороку Саки известно… Жаль, что это один и тот же человек, а то можно было бы спроситься о судьбе…
Кроме того, в числе знакомых Бакстера значился такой прелюбоовытный объект, если рискнуть так выразиться, как Рене Алонсо, который, несмотря на свой нынешний облик всё-таки оставался не самым глупым человеком в науке, с которым Бакстер иногда даже советовался, в основном, когда у тёмнокожего ученого возникали проблемы с "узкими" местами биоинженерии. В иных случаях Стокман старался избегать работ с Рене, так как очень часто во время работы робототехника и биохимика могли возникнуть вполне нормальные в иных случаях разногласия, однако очевидно, что вступать с гигантским ящером в полемику – не самая лучшая идея.
Вот и приходилось «бедному» учёному работать почти что в одиночку сутками напролёт, разрабатывая и тестируя собственные  гениальные наработки. Хотя… Не так уж это и плохо, по большому-то счёту. В такой обстановке у афроамериканца была свобода действий, а это, уж поверье, уже не мало. Конечно, требовалось выполнять приказы, но, слава богу, все они так или иначе касались специальности учёного, так что лезть в самую гущу битвы и махать кулаками и ногами от него не требовалось.
И вот, Бакстер работал  постоянно, буквально одержимый мыслью, что он может каким-то образом выстрелить и возвыситься над всеми: над своими завистниками, над Рене… И даже над "великим" Шреддером. В конце-концов, он тоже человек, а значит его можно как-то победить… Как – вопрос другой.

Но всё это позже, сейчас требовалось получить как можно больше выгоды. Сейчас он мог работать и наращивать свой гений, накапливая ресурсы на собственный будущий проект. А пока у Стокмана был другой проект, наверное, самый крупный и важный в его жизни. Заказчиком, как не трудно догадаться, был вездесущий Ороку Саки: ну куда ж без него, родимого… Суть была в том, что от Стокмана потребовалось построить роботов, которые были бы если не основной, то хотя бы вспомогательной силой клана Фут. Что ж, очень хороший заказ, который позволил бы не только усилить армию последователей Шреддера, но и помог бы ещё улучшить знания Стокмана в своей любимейшей области. Предела совершенству нет, и Бакстер это прекрасно понимал, хоть никому в этом не признавался, предпочитая указывать внимание на том, что среди всех известных робототехников он – самый успешный, не страдающий излишней скромностью в этом вопросе.
Так или иначе, строить больших и сложных роботов виделось афроамериканскому учёному несколько нелогичным и не выгодным (по крайней мере, пока что). Ведь большие роботы инертны и дороги в обслуживании, и потеря хотя бы одного из таких роботов – большая проблема… Не лучше ли, хотя бы для начала, сделать маленьких роботов-поддержки? Так и порешил Бакстер, придумав, в итоге, маленьких и не самых прочных, но дешёвых и многофункциональных собакоподобных маузеров. По сути, сам по себе маузер был очень прост: весь управляющий блок располагался в "черепе" прибора, а двигательный аппарат – в туловище… Тривиальнейшая конструкция, однако потребовалось не мало времени и терпения, что бы как следует отрегулировать движения и логику работы роботов, прежде чем можно было уверено сказать, что всё идеально работает. Но Бакстер неустанно и фанатично работал, находя во время исследований любопытные закономерности, которые, скорее всего, раньше не были известны человеческому разуму… Это воодушевляло его, вводя в какой-то научный экстаз, и в таком состоянии учёный был готов работать вечно…
И он работал, периодически отчитываясь перед Шреддером. Работал он преимущественно в небоскрёбе, в своей лаборатории, однако иногда он перебирался в свои потайные лаборатории, работая там преимущественно над установкой конвейерного оборудования. В остальное же время он работал в самом центре города, работая над модификацией своих изобретений, периодически пичкая в них всё больше и больше полезных функций на все случаи нелёгкой жизни робо-грызунов. Чего он только не добавил в них в итоге: и систему определения положения, и различные химические сканеры, и спутниковую систему связи с централизованной вычислительной системой… Просто конфетка для технического гения. Сервера он расположил в своём личном распределительном дата-центре, расположенном на отшибе мегаполиса, при этом сам в этом районе появлялся очень редко.
В итоге, Бакстер добавил в маузеров столько приборов, датчиков и вариантов программ работы, что трудно было представить задачу, которую мог дать Шреддер, и с которой не смогли бы справиться маленькие механические грызуны. Даже убийство какого-нибудь гигантского монстра-мутанта не было непосильной задачей, так как слабость и отсутсвие боевых способностей с лихвой компенсируется их количеством… К тому же, были предусмотрены "облегчённые" версии маузеров, без дорогостоящих датчиков типа ДНК-сканера или инфровизоров, но всё ещё обученные базовым движениям и умеющие драться, порой даже лучше своих дорогих собратьев… А самое главное, что все они могли кооперироваться при помощи шифрованной беспроводной связи представляете, какая это сила и мощь?…
И не безосновательно Бакстер верил в своих маузеров, как в своих детей, если не больше… Точнее, как верил бы, если бы они у него были. Впрочем, комплексов по этому поводу у Стокмана не было: дети лишь обуза, на которое требуется драгоценное время…

Но мы как-то ушли от темы. Сам учёный одиноко сидел в большом зале, заваленным кучей всякой всячины и зовущейся его лабораторией, оживлённо перепроверяя настройки маузера при помощи ноутбука, капитально модифицированного в переносной пульт управления.  Понять, какая именно модель была переделана не представлялось невозможным, так как от оригинала осталась только матрица экрана и кнопки клавиатуры. Остальная же начинка пульта не имела с оригинальным прибором ничего общего. В нём было всё, что нужно для экстренной работы с маузерами, а по размерам пульт вышел размером с самый обыкновенный дипломат, да и выглядел он также. Попади подобная модификация в чьи-то руки, незнакомые с "творчеством" афроамериканца, то едва ли он разобрался бы, как этот агрегат вообще запускается и функционирует. Но Стокман, разумеется, прекрасно понимал, как это всё работает и был способен буквально за минуту перепрограммировать свои творения на другую программу.
Но внезапно, ожидание учёного закончилось. Один из рядовых ниндзя Клана появился буквально из ниоткуда, обозначая своим появлением неминуемое отвлечение Бакстера от своих разработок… Впрочем, он не особо-то и занят был, да и бесить Ороку Саки – не самая хорошая мысль, так что решив, что играть с огнём не стоит, Бакстер схватил свой пульт и маузера под мышку и поспешил в сторону лифта.
Поднимаясь в лифте, Бактер спешно перезапускал робота  на нормальный режим работы. Да, он использовал лифт, в отличие от бо́льшей части клана Фут, периодически проскакивающих драконов и и прочих посетителей Шреддера. Но Бакстер Стокман – не ниндзя и даже не спортсмен, и подниматься пешком – не вариант, даже при учёте того, что лифт неспешнее сонной черепахи в аквариуме.
Тем не менее, Бакстер добрался до этажа с единственным большим залом и коридором к нему достаточно быстро, так что упрекать в чём-то учёного было глупо.

В зале было относительно многолюдно… По крайней мере в плане объёма. Рене, который выглядел так, как будто день у него не задался (и, скорее всего, так оно и было), даже находясь на коленях, занимал очень много пространства… Да и спокойным он тоже не выглядел… Вряд ли спокойное существо будет реветь подобно раненому зверю… Хотя, видимо, не подобно. Решив не испытывать судьбу в вопросе «Попадётся ли скромных размеров учёный-афроамериканец под горячую лапу бешеного ящера-мутанта?» Бакстер буквально отпрыгнул в сторону от ящера… и налетел на стройную стену из ниндзя клана Фут. «Отлично! Расставились тут, как шахматные пешки…» – хотел было ругнуться новоиспечённый таран живых стен, но, вспомнив. где он находится, благоразумно остановил себя… Вряд ли Шреддер был бы рад подобным эмоциям.

Мастер Шреддер, – Бакстер поприветствовал главу клана, но опускаться на колени не стал из принципа, продиктованным гордостью. Хоть Шреддер и великий и ужасный, но это был таракан-мутант Стокмана: он наотрез отказывается считать себя «подчинённым»… Да, очень может быть, что эта гордыня его, в итоге, и погубит, но изменять своим принципам не желал.
И Шреддер, как ни странно, не выказывал какого-то баттхёрта по этому поводу. То ли он уже привык, что Стокман ведёт себя подобно горделивому индюку, то ли ещё почему-то… Ороку Саки, вместо этих не нужных вступлений на тему «а ну, подчинись мне», сразу перешёл к делу.
Пора проверить, куда уходят мои деньги. Твой робот действительно так хорош как говорят? – сказал броне-ниндзя, обратив внимание учёного на боевую палку в обмотке. В принципе, Бакстер видел раньше подобное оружие, но никогда особо не интересовался им… И, зная Шреддера, можно было предположить, что эта палка не была оружием клана Фут: сообщество ниндзя было педантично в плане внешнего вида бойцов и оружия, так что фиолетовая обмотка бросалась в глаза, явно показывая свою чужеродность… А, зная Шреддера и его отношение к врагам… В общем, Стокман примерно понял, что от его роботов сейчас потребуется.
Если у него есть ДНК, он найдёт цель где угодно. Я назвал его... – темнокожий учёный хотел уже было начать рассказывать, как именно работает его идея, но не тут-то было… – Отлично, – прервал учёного Ороку Саки. И, разумеется, сказать, что Бакстер был разочарован – ничего не сказать. Он так старательно добывал эти миниатюрные датчики ДНК в секретных китайских лабораториях, а ему даже не дают рассказать что-то о них! Что за несправедливость… Но железный воин, игнорируя немое возмущение учёного, безапелляционно продолжал: – Вот палка. С нее нужно считать ДНК и найти владельца, – ну вот, что и требовалось доказать. Шреддер как всегда хотел растерзать своего врага на кусочки… Так что вопрос кто кого фанатичнее: Стокман или Саки – открыт для вариантов и голосов.

Но раз сказали найти – значит надо найти. Бакстер указал маузеру исследовать палку на ДНК. Увы, датчик был настолько маленьким, что даже относительная тонкая палка была слишком крупна для исследования… Требовалось её уменьшить. К сожалению, палку пришлось при этом уничтожить, но опилки, оставшиеся от неё, были прекрасным материалом для автоматизированного исследования… Увы, многие опилки из сердцевины не имели никаких признаков нерастительных клеток, так что на исследование потребовалось время… Но вот, ДНК определилось и сервер Стокмана отправил на все доступные устройства системы, в том числе и на пульт, цель. Увы, цель не определилась, но всё равно уже неплохо. Встроенный датчик в маузере стал искать цель, и Бакстер был уверен, что потребуется какое-то время и привлечение внешних анализирующих устройств Бакстера, что бы найти цель… Но нет. Не прошло и нескольких секунд, как на экране пульта появилась информация о том, что цель найдена… «Что?... Так быстро?...» – не понял ситуацию учёный…
Впрочем, почти сразу он понял, что случилось. Краем глаза он заметил, что маузер почти сразу же после появления сообщения рванул в сторону. Бакстер сумел среагировать на это движение, несмотря на то, что для него это не было особо важным умением. «Рене?! Так, стоп, что за бред?!» – решив, что не стоит устраивать драку, в которой у маузера не было ни одного шанса, посреди зала Шреддера, Стокман поспешно приостановил выполнение задачи, из-за чего робот мгновенно замер на месте… Вовремя, потому что Алонсо явно не ожидал подобного поворота. Впрочем, он сам виноват: вещдоки надо брать в перчатках и класть в полиэтиленовые пакеты, а не хватать огромной чешуйчатой лаптою. Хорошо ещё, что Бакстер по умолчанию стоял в исключениях к списку потенциальных врагов, а Шреддер держал палку только в металлической перчатке, потому что первый вариант был просто идиотским, то второй – смертельным для всего проекта и, быть может, и самого Бакстера Стокмана.
Не этого владельца, – традиционно коротко прокомментировал ситуацию Ороку Саки. «Да неужели?!» – мысленно ответил темнокожий, искренне надеясь, что Ороку Саки не был, ко всему прочему, ещё и телепатом. Всё-таки, хоть Бакстер и опасался этого мутанта, он всё-таки считал Рене Алонсо если и не другом, то союзником и товарищем – точно, и убивать его не планировал… По крайней мере, пока что.
В итоге, Стокман сразу же изменил настройки программы, добавив Алонсо в исключения из поиска, и запустил поиск ДНК по новой. На этот раз поиск шёл дольше, так как очень много клеток предыдущего владельца, которые могли бы быть идентификатором «находки», были утеряны… Но, всё-таки, владелец этой палки пользовался ей очень много, так что, в конечном счёте, информация была получена… Увы, но этот биологический код снова не был похож ни на что известное. «Почему это не работает?...» – пронеслось в голове учёного, добавив в список «что надо сделать» проверку системы определения ДНК.
На этот раз, поиск не обнаружил цель сразу. Пришлось подключать внешние стационарные датчики, расположенные на крыше почти каждого дома и замаскированные под телевизионные антенны… И новый поиск в новой области определил, что подобное существо действительно существует. Место поиска было примерно определено, и теперь всё было готово к вылазке.
Когда мои роботы найдут владельца этого примитивного оружия, что с ним сделать? – решил поинтересоваться о судьбе первой цели маузеров Стокман. На самом деле, учёный мог и сам предположить ответ, однако для полной уверенности он решил уточнить… И краткий ответ – Уничтожить, – ровным счётом ничего не изменил. Уничтожить – значит уничтожить… Правда, был большой риск, так как Бакстер не знал, что именно он ищет, и даже ДНК не смогло дать ответ… Так что, что уточнять ещё было.
Может быть, мне следует знать что-то, что мы ищем? Анализ ДНК не смог определить, что именно мы ищем… Может потребоваться время, что бы создать достаточно маузеров для успешного результата, – много слов, да, но лучше всё согласовать заранее, чем потом решать недоразумения на почве непонимания и недоговорок. В конце-концов, больше конкретики – больше шансов на успех, формула проста и банальна донельзя.

Отредактировано Baxter Stockman (2013-11-28 14:26:35)

+1


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Ярость, месть, обман и хитрость