Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Маузеры отакуэ!


[С1] Маузеры отакуэ!

Сообщений 11 страница 20 из 29

1

http://s6.uploads.ru/b8okR.gif

...или обычный день в обычном черепашьем убежище.

Спустя несколько дней после поединка с Рене и футами, черепашки и их новые друзья (а вернее сказать, подруги) собираются в доджо. Мастер Сплинтер хочет посмотреть, на что способны Мона и Ниньяра, однако в самый разгар тренировки в убежище неожиданно врываются очень странные роботы. Маузеры — а именно так называются эти маленькие, но чертовски опасные боты — были натравлены Бакстером Стокманом по личному приказу Шреддера, однако подростки об этом еще не знают. Честно говоря, сейчас их в гораздо больше степени волнует, как именно им отбиться от столь внезапного нападения...


Участники: Мастер Сплинтер, Мона Лиза, Ниньяра, Леонардо, Рафаэль, Донателло, Микеланджело
Время и место: раннее утро 23-го апреля, подземное убежище черепашек

+3

11

It's the little things
It's just the little things
Aw it's the little things
It's just the little things
Yeah it's the little things
That drive me wild(c)

Они продолжают кружиться в смертельном танце. Мутант против мутанта, их ведь не зря поставили друг напротив друга. Чтобы показать насколько они разные, словно огонь и лед схлестнулись в поединке из которого победителем может выйти только один. Ниньяра тихо рычит, Рафаэль не так прост, каким показался на первый взгляд. Она только что чуть не сломала ногти о его пластрон. Ниньяра громко фыркнула, что этот мутант о себе возомнил.  А еще, кажется, они идут на свидание, и можно считать, что он ее официально пригласил. Внезапно Рафаэль решает поменяться противниками. Лиса сжимает зубы. Что ты задумал? Неделю будешь спать без одеяла, наглец. Более быстрый, но менее точный Микеланджело ей вообще не помеха, но она чувствует здесь не только  стратегию, но и что-то иное. Рафаэль не стратег, им всегда руководят чувства, это было видно сразу, после того сражения с доктором Рене.
На секунду Ниньяра прикрывает глаза, и чувствует, каким гневом пылает сердце Рафаэля. Она чувствовала пламя, которое распространялось по всему додзе, отбрасывая яркие искры. В этом пламени можно было обжечься или сгореть самому. Она открывает глаза и обнаруживает рядом с собой Микеланджело. Она оскаливается на младшего из братьев и пытается сделать все, чтобы убрать его. Сначала следует серия яростных ударов, потом еще два по болевым точкам на теле черепахи. Она довольно хорошо изучила строение их тел, пока наблюдала за Рафаэлем, не выпуская зеленоглазого мутанта из поля своего зрения. Теперь ее противник голубоглазый шут, менее темпераментный и менее предсказуемый, но все же вспыльчивая лисица воспринимает происходящее, как насмешку над собой. А этого она просто так не оставит, просто потому что гордость не позволит ей этого сделать.
-Убирайся! - Зашипела Майку Ниньяра, как только ее губы оказались возле его уха.
Она чувствовала, как волны гнева пронзают небольшое помещение. И это грозило опасностью Моне Лизе, прежде всего. И Рафаэлю, что не мог себя контролировать во вторую. Рядом с ней снова раздается бубнеж Майка. Он окончательно выводит темпераментную лисицу из себя. Она делает ему подсечку, и Микеланджело из последних сил пытается ее остановить, разведя руки в стороны. Но вскоре и это становится ненужным. Ниньяра опускает лапы и просто молча, начинает наблюдать за происходящим. События развивались слишком быстро, что она не успевала их контролировать. Раф делает Моне Лизе стремительную подсечку, отчего девушка с грохотом падает на пол. Донателло тут же бросается на ее защиту. Однако она отлично понимала чувства Рафаэля, и как это ни странно была на его стороне. Ей было понятно его негодование и привязанность к семье. Ее тоже воспитывали в таких правилах, но она успела о них позабыть за время своего изгнания. Но находящийся рядом мутант подчеркивал, что для него на первом месте братья и семья. Гордую лисицу это задевало, хотя они еще и не перешли к столь близкой стадии отношений.
Донателло пытается доказать, что Мона Лиза необходима им. Но необходима ИМ, или конкретно ЕМУ? Межвидовые связи еще никто не запрещал. И было заметно, что Донателло был неравно душен к ящерице. Она же рядом с Рафаэлем вела себя иначе, потому что бескомпромиссный характер Ниньяры диктовал свои правила. И тут берет слово старый мастер. Голос Сплинтера звучит успокаивающе, он не хочет лишний раз разозлить Рафаэля. Лисица же знала, что к мутанту просто нужен подход, и в тот момент, когда вся его семья поддерживает решение Донателло, должен быть хоть кто-то, кто поддержит его точку зрения. Мастер Сплинтер разрешил конфликт между двумя братьями, но Ниньяра ощутила, что огонь гнева в душе Рафаэля не погас. Мягкая лапа ложится к нему на плечо и осторожно сжимает его. Одно лишнее движение, и  она точно так же, как Мона красиво полетит ласточкой, только вот ее подхватывать уже будет некому.
-Если хочешь знать, я считаю, что ты прав. – Шепнула Ниньяра Рафаэлю.
Она поклонилась сначала ему, потом Майку, как своим противникам, и подчинилась приказу старого мастера. Сделав пару шагов, острые ушки с кисточками шевельнулись. Она уловила тихий посторонний скрежет и, кажется, он шел из-за соседней стены. Остальные пока тоже ничего не слышали, и лишь на лицо старого крыса легла тень беспокойства. Ниньяра не стала терять времени, и пока все остальные испуганно жались к мастеру Йоши, и любовались на проявляющиеся трещины в стене, лисица скользнула на свое место, где она оставила свою катану. Она вынимает ее из ножен и, не отрывая взгляда от трещин, которые становились все более заметны, медленно  задом шагает к остальным. Остальные тоже решили последовать ее примеру и вместе с парнями, она занимает позицию. Да, она девушка, но в защите она не нуждалась. Она была слишком гордая, и стремилась показать все свои способности. Да ей еще многому предстояло научиться и она бы с радостью продолжила обучение, но при условии, что обстановка будет более спокойной.
Лисица не отрывала взгляд от существ. Она никогда до этого не видела столь странных механизмов. Они напоминали странную помесь облезлого кота и крокодила, на родство с водными хищниками намекала массивная  челюсть, которая была вдвое больше маленького щуплого тельца, где содержались микросхемы. А еще существа из металла были похожи на динозавра, которого лисицам видела в музее, кажется, его называли велоцираптор. Кто-то настоящий гений и плюсом ко всему, настоящий псих, раз ему удалось создать  столь буйных, но разумных существ. Тишину в комнате заглушили лязги металлических челюстей. Итак, у нее опять новые противники.
Она чувствует спиной пластины панциря, и ей не надо лишний раз оглядываться, чтобы заметить хвостики красной банданы, которые случайно легли ей на плечо. А этому умнику в красной повязке, она еще даст по ушам за его дерзкую выходку. Она делает резкий выпад и с одного размаха сносит головы двоим механическим штукам.  Она легко управляет своей злостью, и может ее направить в нужное русло, например на маленьких троглодитов. Оголенные провода опасно искрятся, но Ниньяра на это не обращает внимания. Поскольку маленькие металлические динозаврики продолжают свое нашествие на додзе.
-Так значит, вот так ты сбегаешь от девушки, подставляя вместо себя своего брата. – Их глаза встречаются лишь на одну секунду. – На свидании интересно ты поступаешь так же? - На лисицу набрасываются сразу трое металлических существ, и она вынуждена отступать под их натиском. Рафаэль бросается ей на выручку, насаживая маузеров на сай, словно шашлык. Она проводит ладонью вниз по его руке и когда сталкиваются, катана и сай слышится скрежет металла. Она с самого начала говорила, что они идеальные противники, которые могут стать еще ближе.
В пылу сражения и легкого флирта Ниньяре некогда оглядываться, но громкий крик Моны привлек внимание каждого, кто находился в этом тесном помещении. На покрашенных светлой краской стенах в додзе алеют капли крови. Лисица негромко охает, но потом вспоминает, что у ящерицы хвост потом может отрасти, а вот за своим ей надо лучше следить. Но когда лисица видит рядом широкую спину защитника бояться ей нечего. Она, как и Мона, ему не семья, но возможно ей надеется место в его мире?

I'm like a mad dog
I'm on a short leash
I'm on a tight rope
Hanging by a thread(с)

+4

12

Леонардо наблюдал за разворачивающимися перед ним событиями, не вмешиваясь. Поначалу все складывалось относительно гладко: боеспособные братья и девушки проводили спарринг, каждый раз делай рокировку партнеров. Надо сказать, идея неплохая и можно было понаблюдать за разными ситуациями в бою. А раз доля лидера сидеть и смотреть, то есть возможность занять себя оценкой действий дерущихся. Сейчас, наверное, он вел себя как мастер, затеявший всю эту тренировку. Только если Сплинтер думал над тем, где у девушек были пробелы в технике, Лео размышлял над самим искусством сражения. Ниньяра - так, кажется, звали лисицу, действовала как настоящая куноити. Отточенные годами движения выглядели уверенно и в тоже время так легко и свободно. Женщины-ниндзя всегда отличались неким изяществом. Конечно, в живую воин ночи такое видел впервые, но учитель одно время рассказывал об обучении девушек искусству убивать. Это было одновременно увлекательно в плане познания истории и в тоже время тяжело было смириться с той жестокостью, с которой они сталкивались. Плюнуть на честь и собственное достоинство, чтобы, под маскировкой куртизанки, очаровать, а после убить свою цель.
"Коварная и хитрая особа. Рафу стоило бы держать голову на плечах при общении с ней". - не сказать, что Леонардо не доверял лисице. Она, как-никак, помогла им в трудную минуту и черепашки были в долгу перед ней. Но все же слишком мало они знали о Ниньяре. Мало ли это какой план по внедрению шпиона в команду по другую сторону баррикад.
Нет, ведь даже мастер Сплинтер позволил ей остаться. Это какое-никакое, а проявление доверия. И не стоит так беспокоиться. Видимо недуг еще не до конца выветрился из головы мутанта, раз лезут такие глупые мысли.
Мона, к слову, тоже заставила подивиться своими способностями. Она чем-то таким занималась? Или превращение в саламандру на уровне инстинктов подарила такие возможности? Вот уж действительно, если учитель займется ее обучением, то из нее выйдет очень неплохой боец. А пока ей при каждой удобной возможности подсказывает Донателло, беспокоящийся за состояние подруги. Лео перевел взгляд на брата и с улыбкой наблюдал за его поведением. Даже будучи в небоеспособном состоянии, он старался помочь справится против такого грозного соперника, как Рафаэль. Да, тень от той истории до сих пор стоит над всеми ними и только их вспыльчивый брат не сдерживал в себе какие-либо чувства по поводу всего произошедшего. И это стало причиной нового конфликта.
Шаткая идиллия вновь разбилась, а лицо Леонардо приобрело хмурый вид. Больное горло вновь дало о себе знать и, пару раз кашлянув в кулак, лидер пытался прочистить горло и хоть как-нибудь попытаться заговорить. Это было важно, иначе скандала не избежать. Ах, как же не вовремя! Именно в тот самый момент, когда все более менее пришло в норму. Когда стоило прежде всего залатать раны и уж после решать, кто прав, а кто виноват.
- Ре... - начал было хриплым голосом говорить Лео, принимая попытки успокоить братьев, но вмешался мастер Сплинтер и своей фразой дал понять, что дискуссия на эту тему окончена. Можно было сделать глубокий вдох и отблагодарить отца за своевременное вмешательство. Пускай лишь скромным поклоном, но в данной ситуации воин ночи не мог иначе. Беспокоить связки было нежелательно, да и все состояние в целом было на порядок ниже среднего.
Встав со своего места, Леонардо решил проверить, не сильно ли там ушиблась Мона. После подсечки брата, она хорошо приложилась головой о пол, что заставило чувство беспокойства охватить мечника. Все-таки она была еще неподготовленным бойцом и, даже несмотря на ускоренную регенерацию, ей нужна была помощь.
Только вот странные шорохи за стеной не давали покоя. И когда они стали уже отчетливо слышаться в ушах лидера, тот осознал, что происходит. Это не по душу мышей. Это самые настоящие маузеры.
"Как всегда, они очень вовремя". - не без злобы отметил ниндзя, обнажая оружие. Это уже сработал как рефлекс после всех событий на поверхности. Любая опасность встречалась с мечом и Лео был готов начать сражение против мышеловок с лапами. Лишь голос мастера заставил вспомнить теперешнее состояние. Дрожавшие руки были не готовы крепко держать ниндзя-то, чтобы сделать хотя бы взмах, похожий на атаку. Укол разочарования сильно задел Леонардо, если посмотреть на его беспомощное выражение лица, и он стал отходить назад, к учителю Сплинтеру, убирая в ножны один из мечей и крепко вцепившись в рукоять другого. Мандраж охватил мечника, теряясь в мыслях, как поступить правильнее. Пускай маузеры не такие серьезные противники, в их нынешнем состоянии они могли причинить массу неудобств. Пара маузеров направились в сторону лидера, сжимая и разжимая свои челюсти, еще не познавшие крови живых. Один из них первым решился исправить это недоразумение и бросился в атаку. Отскочив назад, Лео сделал взмах и разрубил механического противника на два непропорциональных куска. Тоже самое произошло и со вторым маузером. Ощущение преимущества прибавила уверенности воину ночи. Дрожь постепенно утихала, а движения обрели силу. Можно было вполне присоединиться к боеспособным братьям и помочь им. Но здравый смысл говорил держаться поближе к мастеру. Это стоило сделать Моне и Дону, но они были в самой гуще сражения. И пока лидер колебался насчет того, помочь им или нет, крик саламандры все поставил на свои места.
Не обращая обращая внимания на кровь, мечник добрался до ребят и встал впереди, подобно стене. После Леонардо стал отбивался от роботов. Ну или, по возможности, хотя бы не дать ранить позади стоящих.
- Уходим на... выход, - с большим усилием выдавив эту фразу хриплым тоном, Лео пытался сконцентрировать все внимание на противниках, которые не ждали, когда лидер скажет всю фразу целиком, - вместе. Это... не обсуждается. Они справятся, - еще одна железяка бросилась на мечника, возжелавшая откусить большой и аппетитный палец черепашки. Вовремя блокировав, Леонардо отбросил маузера как можно дальше, предоставляя остальным надрать его железный зад. Жаль, конечно, что состояние сейчас отнюдь не боевое. Он бы показал, чего стоит.

Отредактировано Leonardo (2014-02-04 00:58:34)

+6

13

Ревность. Да. Ревность. Она сведет тебя с ума (с)

В самом деле, ему на некоторое время удалось прийти в себя, и холодным взглядом оценить сложившуюся ситуацию – что ж, похоже на своего нового «противника» он наводил куда больше страха, чем на Ниньяру. И это приятное осознание теплым адреналином разливалось по венам, Раф почти наслаждался боем, если бы не одно исключительно важное НО… Дон тарахтел как сломанный трактор посредине не вскопанной грядки. Что бы тебе провалиться гений, хотя, признаться, все его советы шли на руку только лишь Рафаэлю. Ну, какой толк в советах, когда их слышит и тот против кого они направленны? Мутант с легкостью изменял траекторию боя, с удовольствием наблюдая как злиться Мона Лиза. А подросток тем временем выжидал… нельзя было не признать, что саламандра что-то да умеет, кроме пустого трепа и доставки неприятностей на дом. Все ее удары были хлесткие словно взмах плети, и ощущение оставляли такое же, и хотя черепахе пока удавалось блокировать все нападения Моны – все же опыта в подобных спаррингах у него было больше – Рафаэль знал, что ссадины от ее нежных ручек будут заживать с пару недель. Впрочем, это его мало волновала, боль ощущаешь всегда, просто ее не надо бояться.
А еще его до крайности бесило амплуа девчонки, вон лиса абсолютно не скрывала своего мнения, а в этой же был целый каньон с чертями и подводными камнями. Она без проблем притворялась невинной жертвой, а на самом деле могла без мыла влезть в любую щель. Вот и сейчас, поняв, что ей не пробить блок Рафа, саламандра наконец решила использовать знания о слабых местах своих квартиродателей. Где она подсмотрела это прием неизвестно, но вот саеносец совсем не ожидал, что извернувшись в очередной раз, она вдруг пойдет на него почти в лобовую, пытаясь протаранить танк. И ей это удалось по двум причинам, от неожиданности мутант поддался, а когда понял, что задумала Мона еще и попытался не рассмеяться, поэтому и потерял координацию. Нет, ну, в самом деле, с таким же успехом он может пойти поиграть с уличным котенком. А героиня дня решила и вовсе добить своего противника, и пообщаться посреди боя с местным Ромео, он же комментатор. За что и получила ребром ладони в лоб. Так в пол силы, в воспитательных целях, чтоб знала свое место. Из циновки поднялось облачко пыли, когда девушка шлепнулась на нее пятой точкой, и пусть хоть кто-то вякнет Рафу, что «справился со слабой громила?». Он не лез с ней в драку.
Находясь в Риме, действуй как римлян! Слишком сложно для тебя любительница розовых платочков? Спроси у гения, он тебе все наглядно покажет и расскажет, и еще и схемы притащит.
Впрочем, этот цирк успел надоесть.

Презрительно цыкнув в сторону, Рафаэль резко схватил за плечи упавшую Мону и поднял ее с пола, для порядка и отдушины тряхнув саламандру в воздухе. Рядом словно чертик из табакерки материализовался Дон, и тут же получил в свои объятия девчонку - Рафаэль просто оттолкнул ее от себя, словно ненужный предмет мебели.
- Такая же бесполезная в бою, как и половина твоих изобретений, - он презрительно смерил парочку взглядом и ухмыльнулся.
О, да бросьте!  Этот гневный взгляд предназначался ему? И вдруг в доджо образовался плотный вакуум, который отделил Дона и его брата от всех. Путь за спиной что-то бормочет Майк, или слышится шипение лисы. Пусть затаился как мышь в углу Лео, а мастер Сплинтер недовольно пытается взглядом остановить надвигающуюся бурю. Пусть даже саламандра находиться так непостижимо близко, все равно, для Рафаэля он остался с гением наедине.
2 акт гребанного цирка.
- Она дала отпор Рене и спасла мне жизнь. Или это не имеет для тебя никакого значения?
- Значит бесполезен ТЫ! – гаркнул Раф игнорируя писк Моны, которая вновь приняла личину униженной и оскорблённой, и чуть ли не пихала Донателло под нос каждый свой синяк, при этом утверждая, что «все в порядке, Донни». Это этого ее – Донни, все становилось только хуже. Раф шагнул вперед, намереваясь подробно и в деталях разъяснить ослепленному брату ху из ху, если бы не Сплинтре. Тот мастерски обошел все преграды, останавливая так и не начавшуюся ссору.
Саеносец замер на месте, так и не взглянув на отца, и дыша как загнанный бык перед раненным тореадором, весь его вид так и обещал продолжение беседы в более тесной обстановке, и без лишних свидетелей. На плече ложиться чужая ладонь, и подросток резко оборачивается, и очередной дикий взгляд прилетает уже лисе. Что? Не хочу я ничего знать, о твоих пристрастиях. Мне вообще все до лампочки.
Акт 3, эквилибристы.
Он так и не сдвинулся вперед, глядя на всех исподлобья словно был в окружении врагов, а не семьи. Где-то рядом терся Майк, но желание к драке пропало, он может навалять младшенькому и без указаний Сплинтера. Но тренировку надо продолжать, тем более, когда половина зондер-команды походит на инвалидов, вон Лео разве что на катану вместо костыля не опирается.
Рафаэль со вздохом разворачивается, призывая на помощь весь свой дзен, но тот осыпается как каменная крошка со стены. Хорошее сравнение… было бы если б это не было правдой. Классическое «что за…» тут не прокатит – стена реально рушиться, а за ней раздаются клацающие, копошащиеся звуки. Явно это не свежая пицца к обеду – сай сами собой оказываются в лапах, еще раньше, чем Раф смог испугаться, или послушаться учителя. У него вообще туго с быстротой реакции – стоит на месте как приклеенный и не колышется. А стоило бы, эти железные твари, что решили поселиться в их логове точно не будут ждать.
Возможно, другие участники 3 акта пытались проанализировать и осознать что они видят перед собой, но Раф уже для себя определился точно – враги. Враги механические в большом количестве, на которых можно срывать злость, и они не побегут жаловаться на плохого ниндзя его же брату. Улыбка скользнула по губам, и мутант подался вперед, тогда как другие напротив жались за спиной Сплинтера – детишки, не волнуйтесь, в семье еще остались воины и мужчины.
Уже когда лезвия сай вошли в первого из маузеров, он запоздало подумал – а ведь у них должен быть алгоритм боя? Но ощутимый укус в икру тут же опроверг эту мысль - Рафаэль с яростным рявком отфутболил от себя железяку с зубами прямо в потолок, где она с ударом и рассыпалась на составные детали. Где-то рядом мелькнул быстрой тенью Майк, а сзади слышалась возня остальных. Похоже появилась возможность на себе узнать вкус слова «передовая», мутант быстро оглядывается, чтобы проверить как-там братья-«калеки», но натыкается взглядом лишь на лисы, которая решила, что сейчас самое время поболтать.
- Хватит трещать, - он прерывает ее разговор, и стряхивает с лезвий еще одного маузера, сразу же наступая на грудину железяки ногой, и проминая ее, - сначала бой, потом разго… - окончить фразу ему не удается, так как все доджо оглашает визг Моны. Вот именно в этот момент хочется закатить глаза и придерживая Дона за затылок, чтобы тот не отводил взгляд, проорать что-то вроде – я же говорил, что она пустышка с самомнением размером с космос!!  Но куда там, слушать наших советов. Рафаэль более чем уверен, что Дон увидав лужу крови, что хлещет из надкушенного хвоста саламандры, уже не увидит и не услышит ничего вокруг. И даже не почувствует, что маузеры попытаются вскрыть ему панцирь. Слава банке с мутагеном Леонардо догадался, оттеснить их к выходу, - проваливайте отсюда к черту, мы их задержим.
Он с лязгом скрещивает лезвия сай, и вновь мощным пинком запускает на орбиту еще одного из уродцев. Только вот есть очевидная проблема, сколько не пинайся, а роботов становиться все больше и больше.
Заметка на будущее – подумать, как нас нашли эти уроды, и если туту участие лисы и саламандры!
Рафаэль с хрипом выдыхает, он начинает уставать, и теперь неосознанно сам тесниться к выходу из доджо, ощущая рядом отца, Микеланджело и лису. Интересно смогли ли выбраться остальные? Ответом ему служит рушащиеся потолочные балки…

+4

14

Честно говоря, Дон ожидал какого угодно ответа — Раф и раньше мог выкрикнуть что-нибудь обидное не подумав, и братья уже давно привыкли к подобной резкости. Тем более, что после таких громких ссор Раф зачастую первым просил прощения за свою грубость, видимо, осознавая, что немного переборщил. Так было всегда, и, скорее всего, так должно было произойти и сегодня, но...
Значит бесполезен ТЫ! — гений замер, не веря собственным ушам и даже не замечая, как стремительно вытягивается его физиономия. Заранее приготовленная реплика замерла где-то на полпути, вмиг позабывшись, и Дон просто молча уставился на старшего брата, даже не найдясь, что ему на это ответить. Бесполезен... он — бесполезен? На несколько кратких мгновений между спорщиками повисла звенящая пауза, в течение которой Донателло продолжал с каменным лицом смотреть в глаза Рафа, вроде бы совершенно не замечая повисшей на его здоровом плече Моны: последняя отчаянно тянула приятеля за руку, жалобно бормоча что-то себе под нос и, кажется, только еще больше раздражая черепашку в красной повязке. Последний явно не собирался брать свои слова обратно и, скорее всего, был только рад вывалить на брата еще немало других упреков, однако в этот момент братьев с головой накрыла чья-то тень. То был Сплинтер, как-то совершенно незаметно приблизившийся к сыновьям и теперь с неодобрительным видом взирающий на них с высоты своего роста.
Донателло, — строго произнес он, задержав взгляд на изобретателе, отчего последний едва подавил в себе желание втянуть голову в панцирь, — вернись на свое место, — с этим приказом сложно было поспорить. Донателло опустил глаза, избегая смотреть на Рафаэля и остальных, и молча позволил Моне уволочь себя обратно на циновку. В горле стоял напряженный, горький комок — обидные слова Рафа все еще звенели у него в сознании, не давая покоя. Усилием воли взяв эмоции под контроль и расслабив сжатые в кулаки ладони, Дон переключил внимание на суетящуюся рядышком саламандру. Та продолжала что-то обеспокоенно говорить, но умник почти не слушал. Подняв руку, он осторожно коснулся наливающегося синяка на лбу Моны — вот тебе и потренировалась... Зачем Рафаэлю вообще взбрело в голову поменяться противниками по спаррингу? Он ведь прекрасно осознавал, что девушке будет нереально его одолеть... Майки-то хоть знал меру в своих ударах.
Нужно приложить лед, — вздохнул Дон, убирая руку от лица Моны. — Давай-ка я схожу на кухню и...
Это всего-лишь синяк, — как-то уж слишком беззаботно откликнулась мутантка. — А на мне они заживают гораздо быстрее, чем на тебе, — добавила она, присаживаясь на циновку. Дон нехотя опустился на колени рядом с ней, по-прежнему избегая смотреть на Сплинтера и остальных. Тем более, что последние уже отвлеклись на слова мастера. — И потом... он в кое-чем прав, — Донателло вздрогнул, неверяще уставясь в лицо подруги, и та спешно пояснила: — Я о том, что боец из меня так себе, и ты сам это хорошо понимаешь.
Но это не давало ему права бить тебя по голове, — проворчал Донни в ответ. — И ты вовсе не бесполезна, как он утверждает. Попробовал бы он сказать это тебе после месяца тренировок с мастером... — шестоносец резко смолк, заметив, как Мона с напряженно сморщенной мордашкой прикладывает ладонь к месту ушиба. Ох, что бы она ни говорила о своей хваленой регенерации, а лед приложить стоило... Дон решительно приподнялся с места, опираясь на свой посох, но не успел даже толком выпрямиться и твердо встать на обе ноги, как его внимание привлек довольно-таки громкий скрежет и треск. Изумленно округлив глаза, юноша уставился туда же, куда в данный момент смотрело все его разношерстное семейство: подозрительные звуки насторожили каждого.
Что это...? — никто не успел ответить на этот вопрос, тем более, что он был совершенно риторическим. Затаив дыхание, мутанты молча наблюдали за разрастающимися трещинами в толстой каменной кладке... Какого размера тварь продиралась сквозь эту преграду, желая проникнуть в убежище черепашек? Прежде, чем кто-нибудь из присутствующих успел озвучить свою догадку, часть стены с грохотом обрушилась, и глазам изумленных подростков и их сэнсэя предстала целая армия странных механических существ, размерами едва ли превышающих обычного дворового кота. Но их было очень много, и все они были оснащены мощными зубастыми челюстями, способными с легкостью дробить камни и бетон.
Встаньте за мной, — сухо скомандовал Сплинтер. Дон с Моной послушно отступили за спину учителя, не отрывая взгляда от чудных изобретений. Не оставалось ни малейших сомнений, что этих роботов прислали сюда не крыс ловить... а кого-то гораздо, гораздо больше.
Поразительно, — воскликнул Донателло, чувствуя, тем не менее, стремительно растущий восторг — его цепкий взгляд уже успел выхватить и инфракрасные сенсоры, и водонепроницаемую стальную оболочку, и даже крутящиеся в чреве одного из широко распахнувших пасть существ шестеренки. — Я ни разу в жизни не видел ничего подобного... только посмотрите на эти челюсти! — словно бы красуясь, один из маузером резко спружинил лапами и ринулся прямиком на ребят, но почти сразу же оказался разрублен напополам плавным взмахом меча. Дон едва сдержал разочарованный вздох, но быстро спохватился — все-таки, это была не та ситуация, когда можно было спокойно стоять на месте и любоваться сим шедевром технологической мысли. Роботы как один бросились в атаку, но тут же встретили более чем достойное сопротивление... По крайней мере, Рафаэль, Майки и Ниньяра живо отшвырнули часть ботов назад, не позволяя им наброситься сразу всем скопом, да и Сплинтер не стоял без дела, тем более, что на него как раз-таки прыгали в первую очередь. Наверно, проблема заключалась в том, что мастер был отчасти грызуном... Покрепче ухватив свой Бо, Дон также сделал небольшой шаг вперед, желая помочь сэнсэю и в то же время не оказаться в самом эпицентре боя. От больной руки было мало толку, увы, но это вовсе не означало, что юноша собирался стоять в сторонке, наблюдая за тем, как его родные сражаются с полчищем зубастых крысоловов.
Старайтесь отрывать им головы, — это было самым первым советом, пришедшим на ум молодому гению. — Ну... или просто протыкать их насквозь, — добавил он уже запоздало, видя, с каким наслаждением и агрессией Раф всаживает свой сай прямиком в ярко-алый сенсор одного из роботов. Второй маузер с лязгом откатился в сторонку и, распахнув пасть, бросился прямиком на Дона. Спас вовремя выставленный вперед шест — вонзив зубы в тонкую рукоять, робот увесистой тушкой повис в воздухе, не желая отпускать свою "добычу". Донателло без особого толку потряс посохом, пытаясь сбросить бота на землю прежде, чем тот перегрызет его оружие напополам.
Мона, иди в гостиную! Спрячься там! — бросил он, напряженно пыхтя и продолжая размахивать маузером аки британским флагом. Естественно, упрямая ящерица даже не подумала уходить, встав поближе к другу и таким образом прикрывая его тыл.
Я к проблемам спиной не поворачиваюсь, — заявила она, гордо тряхнув каштановой гривой волос, — и друзей в беде не бросаю... АЙ! — вскрикнув, бедная Мона, в свою очередь, бешено затрясла прокушенным хвостом, на котором тем временем с урчанием повис еще один зубастый бот. Ага, попробуй, сбрось-ка этого паразита!...
Что я говорил?! — не удержавшись, с досадой воскликнул Донни. Будь его воля, он бы сразу же пришел на подмогу саламандре, но в данный момент это было довольно-таки затруднительно: упрямый робот все еще висел на посохе изобретателя, не позволяя атаковать второго маузера. Несколько мгновений ребята как последние идиоты бестолку размахивали посохом и хвостом, норовя отшвырнуть механических противников прочь, а затем, коротко переглянувшись, с силой ударили роботов друг о друга — только запчасти в разные стороны полетели.
Все в порядке? — убедившись, что оба маузера разрушены, Дон тревожно склонился над бедной студенткой, положив руку с зажатым в ней посохом на спину последней. Все-таки, хвост — не бесчувственная деревяшка, и можно было представить, какую боль испытывала Мона в том месте, куда только что хищно вонзались остро заточенные челюсти крысолова...
Уходим на... выход, — неожиданно возникший перед ними Леонардо вмиг оборвал все лишние разговоры. Было заметно, что мечнику не просто выдавать какие-либо команды, да и просто отбивать все новые и новые атаки маузеров. — ...вместе. Это... не обсуждается. Они справятся, — Дон, помешкав, согласно кивнул и, убрав руку с плеча Моны, принялся медленно, но настойчиво теснить девушку панцирем, вынуждая отступить в гостиную. Лео двинулся за ними, по-прежнему плавно взмахивая мечами и удерживая роботов на более-менее безопасном расстоянии... Однако ребята едва ли успели сделать и пару шагов: прямиком над их головами вновь раздался оглушительный треск и шум осыпающихся камней. Донателло резко вскинул голову, в ужасе уставясь на покрывающийся трещинами бетон.
Лео, назад! — отчаянно выкрикнул он, только и успевая, что рывком подтащить к себе Мону и закрыть ее собой, подставив твердые костяные пластины под рушащийся потолок. Он не видел реакции старшего брата и лишь искренне надеялся, что тот успеет отскочить подальше от опасного места.

+3

15

Обычно Майки с интересом и азартом следил за стычками и драками братьев, иногда вспыхивающих из-за какой-нибудь ерунды, но сегодня был особенный случай, смешным который отнюдь не был. Тем не менее, он изрядно переживал, принимая все довольно близко к сердцу, разогретый активной тренировкой, пусть даже ладони впустую сжимали нунчаки, а сам мутант стоял без движения, с кислым выражением лица наблюдая перепалку между Донни и Рафом. В какой-то степени, ее можно было предугадать, но теперь уже в  любом случае было поздно. Микеланджело не считал это своим делом, чтобы влезать, так что довольствовался ролью зрителя и  вмешательством учителя. К тому же, сами ребята вряд ли оценили бы чужое вмешательство, а с тем изяществом, с каким Майки умел влезать в чужие разговоры он вполне мог бы получить от обоих по лбу, что-то вроде: «ты совсем не помогаешь» и «заткнись, Майки». К счастью, развития особого эта резкая ссора не получила, обменявшись парами реплик разной степени грубости она была пресечена Сплинтером. Майк тихонько перевел дыхание и шумно потянулся, убирая оружие в крепления. Явно же, что на этом все веселье окончено. Как особо внимательный индивид в семействе, он ожидаемо прослушал все загадочные шумы и подозрительные шорохи за стеной, хотя в вечернее время наверняка бы уже трясся у кого-то на голове даже от единичного шороха где-то на кухне. Особенно, если его внимание было простимулировано добротным фильмом ужаса. А так, посреди дня, балбесине было не то всяких там высоких предчувствий и тому подобной ерунды. Поэтому не удивительно, что самым удивленным в этой кампании мутантов был именно Микеланджело, завертевший головой только когда по стене зазмеились трещины, а из-за нее стали раздаваться внушающие уважение и трепет стремные звуки – скрежет, стон гнущегося металла и постукивание осыпающихся обломков кладки. Это все неспроста, сразу осознал мутант и благоразумно шагнул к мастеру Сплинтеру, выполняя его наказ на некотором автоматизме. Даже вооружится успел.

- Что еще за фигняция? – выразил, как он считал, общее недоумение, еще не осознавая весь масштаб созревшей  проблемы. Стена шевелилась, будто вспучиваясь водой/муравьями/пауками/крысами/еще какой дрянью, но реальность превзошла все его ожидания. Один кусок за другим вывалились внутрь Убежища и свет упал на яркий металлический бок робота с кошмарными челюстями. Точнее, на двух. Нет, трех. Или их четыре? Емае…!  Сколько здесь этих робоцыпов?! Похоже на тех странных червяков на окорочках  из «Дрожь земли»! Он никогда их не любил. Не успел он оглянуться, как Рафаэль и Ниньяра уже выступили вперед, загораживая остальных, и его самого в том числе. Хотя, строго говоря. Технически он еще стоял и позади мастера Сплинтера… Не очень славная позиция для того, кто на самом деле в состоянии сражаться, а это, между прочим, уже начали делать все, кроме разве что пучащего голубые глаза Микеланджело. Ну, оно и понятно. Эти боты только что разрушили стену их дома. Медленно, но верно эта мысль осенила все закрома черепушки мутанта и тот, как и все остальные, воспылал по этому поводу понятным возмущением. Железяки шустро бегали и широко распахивали свои челюсти, для того, чтобы звучно, прямо-таки оглушающе их захлопнуть, переломив что-то меж огромных треугольных зубьев. Микеланджело быстро представил, как его ногу перекусывает пополам она из этих штуковин и изрядно струхнул их пинать, хотя такой соблазн был. Как оказалось, вполне неплохо получалось разрушать маузеров двойным ударом нунчаками, а еще можно было их раскидывать направо и налево, но лучше в стену, потому как не всегда удавалось вывести из строя именно то местечко, где конструктор  разместил их «мозг», чип или что там у у них заставляет это полированное металлическое туловище свирепо набрасывается на все живое вокруг и особенно на мастера Сплинтера. Собственно говоря, повышенный интерес крысоловов к учителю и вынудил мутанта не отходить от него далеко, предоставляя независимость сражения Рафу и Ниньяре. Они вполне успешно сработались  в паре, так что ситуация на линии «фронта» выглядела вполне контролируемой, пока не раздался леденящий душу крик Моны. Майки сильно вздрогнул от этого звука, чуть не пропустил мимо себя деловито семенящего маузера к Сплинтеру, но исправил положение, пнув-таки его по закругленному брюшку, хотя весь бой избегал этого делать, опасаясь за свои ценные прыгучие качества, которые уж наверняка пострадают, позволь он этим челюстям отгрызть ему палец или полстопы. Робоцып ничего не откусил, но само собой, но мутант  ушибся, неудачно врезав по корпусу робота, а не ловко поддев под туловище, как планировал. Ему пришлось проглотить еще парочку неодобренных цензорами телевидения слов, поджав ушибленную конечность, зато он мог позволить себе оглянутся и проверить, что там с Моной и вообще, с ребятами. Лео где-то там, с ними рядом, значит, все должно наладиться. Крови он не успел заметить, так что никто не поколебало его уверенность и концентрацию на противостоянии с полчищем маузеров, прущих к мастеру Сплинтеру. Один из этих монстриков умудрился перехватить нунчаку челюстями и мутант возмущенно завопил, размахивая оружием с изрядно тяжелым роботом во все стороны, сбивая других, вынудив даже отца пару раз пригнуться и отступить подальше от него, обрушивая экономные, но всегда успешные удары посохом на скрежещущих механизмами маузеров. Рядом продолжает ширится дыра в стене, а дальше, далеко в стороне, ближе к выходу из тренировочного зала, начинает рушится потолок. Развернувшись всем корпусом, с повисшим аки пес на косточке, маузером на нунчаку, Микеланджело с раскрытым ртом ловит воздух, ошарашенно разглядывая руины стены и ребят, присыпанных бетонной крошкой. Он и не успел испугаться больше, чем уже есть, а все вроде шевелились. Все живы, да. И еще отовсюду, куда ни глянь, как ручейки  в общий поток, выходят роботы, блестя металлическими полированными поверхностями, топая  и щелкая челюстями, забивая все вокруг этим непрекращающимся шумом.  Все враз стало еще хуже и, кажется, но прозвучала команда на отступление? Он в очередной раз с силой опускает нунчаку с маузером на другого робота и, наконец, избавляется от этого выматывающего балласта. Эта рука у него жутко устала и теперь мелко дрожит, он не уверен, что сможет с должной силой наносить ею  удары. Он оставляет подступающих к нему крысоловов и бежит в сторону остальной семьи, показывая на ходу на дерево, растущее в доджо. О боже, это какой-то кошмар. Если ниндзя не может победить в битве – следует отступить, в этом не должно быть каких-то проблем. Ведь так? Некогда думать,

Майки, некогда. Действуй. Ему со сторон было отлично видно, где безопаснее всего, и еще – что его травмированная часть семейства изрядно сдает. Он кричит назад Рафу и Ниньяре, призывая их бросить все и уходить тоже, ведь промедли – и они будут отделены от них прослойкой маузеров. Он настигает ребят, по ходу отшвырнув по пути парочку неповоротливых роботов, и оглядывает братьев и Мону. В белой бетонной крошке ему не видно крови, но он, конечно же, замечает, что с саламандрой что-то не так. Впрочем, так же «не так» и с Лео и с Доном. Прям один сквернее другого. Чувствуется, что очень много сил забрал этот обвал, ведь пришлось помогать выбираться из него Дону и Моне.
- Лео! Донни! Вы целы? Мона? – пыль еще кружится вокруг и Майки чихает, беспокойно оглядывая напряженные фигуры братьев и ящерицы. – Можете идти? Нам надо отходить. Ну, к дереву, что ли. Выходов-то нет..

+4

16

Сколько же их было?...
Поток маузеров, просачивающийся сквозь образовавшуюся в стене дыру, казался нескончаемым. Один за другим, клацая зазубренными челюстями и мигая ярко-алыми сенсорами, они входили внутрь, заполняя пространство доджо своими однообразными металлическими корпусами, скрипя, жужжа и толкаясь, точно оголодавшие падальщики в предвкушении еще теплой добычи. От такого зрелища даже у Сплинтера невольно засосало под ложечкой, а ведь он навидался всякого за свою долгую и насыщенную жизнь. Нет, мастер боялся не за себя — хотя при виде такого большого количества механических противников его посетили вполне обоснованные сомнения по поводу того, сумеет ли он выйти сухим из воды, не оставив в зубах роботов клока собственной шерсти или внушительного куска кимоно. В первую очередь, Йоши, конечно же, переживал за детей. Далеко не все они были способны драться в настоящий момент... С другой стороны, разве они могли сдаться врагу без боя? Разве могли оставить убежище, их единственный дом и оплот? Взгляд пожилого мутанта стал холодным и жестким. Пригнувшись ниже к земле, крыс крепче сжал трость и напрягся всем телом, готовясь в любой момент отразить атаку причудливых существ... если их вообще можно было так назвать. Долго ждать не пришлось: не прошло и нескольких секунд, как маузеры единым скопом сорвались с места и рванули вперед... чтобы уже спустя долю мгновения напороться на лезвие катаны, острия сай и жесткие рукояти нунчак. Увы, деревянная трость едва ли могла соперничать с вооружением подростков, но Йоши это ни капли не смутило. В руках настоящего ниндзя даже крохотная игла для вышивания могла стать смертоносным оружием. Хотя, конечно, стальной робот-мышелов — не совсем обычный противник для пожилого мастера боевых искусств... Сплинтер не был так силен в науке, как Донателло, но и не привык бить наобум, как Микеланджело или Рафаэль — лишь бы отшвырнуть маузера подальше от себя. Учитывая количество нападающих и то, с какой частотой они бросались в атаку, Йоши и его ученики могли сражаться хоть до самой ночи. Следовательно, им нужно было экономить силы. Все удары нужно было наносить максимально точно, с большей вероятностью вывести ботов из строя, чтобы один раз отлетев от противника они уже не могли приблизиться к нему повторно. Тут как нельзя кстати пришелся совет Донателло... Внешне спокойный и сосредоточенный, Сплинтер, кажется, совершенно не беспокоился о том, что роботы избрали его своей основной мишенью: его движения были точны и уверены, и в то же время стремительны. Пожалуй, будь он чуть помоложе, то справился бы с этими надоедливыми механизмами без посторонней помощи, даже несмотря на то, что их было не меньше полусотни... Но возраст, как ни крути, давал о себе знать. Реакция Йоши была уже не такой молниеносной, а удары трости пусть и казались сокрушительными, но все же их силы было недостаточно, чтобы с первого раза пробить толстые металлические корпуса. Большая части усилий мастера уходила на то, чтобы уклониться от укусов стальных челюстей, и крыс, сам того не замечая, постепенно отходил к выходу из доджо, тесня стоявших позади ребят — а вместе со своим учителем пятились и Рафаэль с Микеланджело и Ниньярой. В какой-то момент, рванувший вперед маузер все-таки сумел повиснуть на рукаве старого одеяния, оставив на память уродливую дыру от острых зубов; к счастью, Сплинтер очень быстро избавился от этого наглеца, одним крепким ударом отправив его прямиком в самую гущу наступающих на мутантов роботов. Их количество, кажется, продолжало увеличиваться... Сплинтер понятия не имел, сколько еще крысоловов ждет своего часа в тоннеле за обрушившейся стеной. Вполне возможно, что их там были сотни.
Он не мог так сильно рисковать своей семьей.
Рафаэль, — мастер говорил сухо, но громко и отчетливо, перекрывая скрип пружин и лязг металлических челюстей, — Микеланджело. Отступаем, — последняя реплика сэнсэя потонула в очередном грохоте: резко обернувшись, Сплинтер выбросил руки в стороны, останавливая сыновей и лисицу и в какой-то степени защищая их своим телом от осыпающихся камней. Ему пришлось на несколько секунд зажмурить глаза от взвившейся в воздух пыли.
Мальчики, — впервые за прошедшее время что-то ощутимо дрогнуло в голосе пожилого мутанта. Он не видел, что стряслось с Леонардо и Донателло, но мог предположить, что они и Мона Лиза угодили прямиком под обвал... К огромному облегчению Йоши, уже спустя пару мгновений парочка знакомых (пускай и значительно припорошенных пылью и каменной крошкой) панцирей показалась из-под кусков обрушившегося потолка, а следом и сами ребята дали понять, что с ними все в относительном порядке. Кажется, Леонардо все же успел отдернуть брата и саламандру назад, прежде, чем их успело засыпать. Коротко выдохнув, Сплинтер вновь обернулся к подступающим маузерам — не хватало только зазеваться и получить пару глубоких укусов в спину или, кхм, ягодицы. Теперь ситуация казалась по-настоящему напряженной: мутанты оказались отрезаны от остальной части убежища, а единственный выход из доджо заполняла толпа агрессивно настроенных роботов. Сделав еще пару шагов к завалу, Сплинтер наклонился и ухватил Лео за плечи, помогая тому подняться на ноги.
Все целы? — весьма лаконично осведомился он, не скрывая, впрочем, охватывающей его тревоги. Шутка ли — чуть было не стать свидетелем гибели родных сыновей! Слава богу, что никто не получил тяжелых увечий: на первый взгляд казалось, что подростки отделались незначительными синяками и царапинами.
Нам надо отходить, — воскликнул Микеланджело не менее обеспокоенно, оглядываясь на семью через мускулистое плечо. —  Ну, к дереву, что ли. Выходов-то нет... — Сплинтер быстро покосился на стоящее поодаль дерево, решая, стоит ли пытаться пробить дорогу к его корням. Пожалуй, это и вправду было единственным, что им оставалось... Кивнув, Йоши перехватил трость и вновь бросился в атаку, отбрасывая маузеров крепкими, размашистыми ударами.
Все на дерево, — скомандовал он, не отвлекаясь от своего занятия. — Живо. Рафаэль, Микеланджело — помогите вашим братьям. Ниньяра — позаботься о Моне, — плавный взмах тонкого хвоста отшвыривает сразу нескольких роботов, давая ребятам возможность приблизиться к дереву. И пускай металлические челюсти рано или поздно перегрызут старый древесный ствол — эта краткая передышка определенно пойдет им на пользу.

+3

17

На укоризненное восклицание умника рядом, саламандре непреодолимо захотелось шваркнуть его по самой маковке  этим самым роботом повисшем у нее на кончике хвоста - трясущим с противным скрежетом своими крепкими, трехпалыми конечностями и задиристо мигающим алым огоньком на капканообразной башке. Циклопище... - Отцепись от меня мерзкая железяка! - Мутантка яростно взмахнула хвостом вверх, и резко опустила его, шумно повозив по плетеному настилу грузным, металлическим телом. Однако бот вольготно задрав лапы вверх, не высказывая никакого неудовольствия, спокойно проехался круглыми боками по полу, и снова взметнулся к потолку вместе с длинной, змеевидной конечностью - несколько таких движений юлой завертевшись на месте, и ей уже было не до Донателло, размахивающего в свою очередь аналогичным образом вцепившегося в его шест тяжелым ботом. "Зажигательные" танцы с потрясанием железяк вместо маракасов, ящерице совершенно не нравились, особенно учитывая, что фактически отгрызающие кончик ее драгоценного "украшения" массивные челюсти, причиняли достаточно боли и неудобства. С тихим рычанием, Мона ухватилась двумя ладошками за основание металлической головы, с отчаянием потянув ее на себя, что естественно, не принесло никаких результатов - наседающие со всех сторон "крошки-ножки" просто не давали приложить достаточно усилий к тому, чтобы оторвать озверевшее существо от собственной конечности: приходилось то и дело отвлекаться, чтобы сделать шаг в лево, или в право, избегая того, что на ней, как лампочки на гирлянде повиснут с десяток таких же зубастиков. Саламандра с радостью бы желала озвучить свое мнение по поводу сложившейся ситуации в одной короткой, но весьма крепкой, сочной фразе.  Господи, когда эта дрянь уже оставит ее несчастный хвост в покое!? - " Блин, осторожнее!"- девушка вовремя поднырнула под просвистевшим над ее головой посохом, во время одного неловкого движения Дона, и выпрямившись, гневно сверкнула  глазами в сторону изобретателя. Парень развернулся прямо к ней, потряхивая гремевшим аки связка пустых консервных банок на бампере свадебной колесницы роботом. Подростки некоторое время разглядывали жутких тварей украшающих хвост и шест, а затем, с кивком в унисон, сделали круговое движение в разные стороны приподнявшись на носках, эпично столкнув агрессивные творения между собой, высекая тем самым сноп искр и буквально сплющив тех от удара корпуса ботов друг о друга. Оказавшийся на свободе хвост мутантка спешно притянула к себе, придерживая его одной рукой - не хватало, чтобы его опять использовали как тарзанку - ну просто бесплатное развлечение для наших механических друзей. Прокатись с ветерком на чужом хвосте, получи кусок оного в приз.
— Все в порядке? — Высокая тень гения накрыла лихорадочно подгребающую перепачканный в крови, погрызанный хвост к себе, саламандру, и та резко подняла голову вверх. Молодой мутант аккуратно придерживал девушку за плечи, словно опасался что она вот-вот готова упасть в обморок. Серебристо-серые глаза с непередаваемой тревогой взирали на нее сверху вниз. А Мона лишь слегка раздраженно фыркнула себе под нос, сдувая налипшую на лоб вьющуюся прядь взлохмаченных пышной мочалкой волос. Ну хватит, это всего-лишь хвост, она не хрустальная, не разобьется. - Умирать не собираюсь, - негромко пробурчала она в ответ, отодвигая локтем приобнимающую ее руку. Прямо перед парой вперед вынырнул Леонардо с острым лезвием ниндзя-то зажатым в кулаке , агрессивно разведя кисти в стороны: разрезав напополам подпрыгнувших ближе роботов одним плавным взмахом клинка. В отличие от этих двоих "бестолочей", и не смотря на то, что он был болен, движения лидера были куда увереннее... и сосредоточеннее. Что же, на то он и лидер все-таки, верно? Одна из железок на кривых ходулях проковыляла мимо Лео, прямиком к нашей парочке, и Мона с особым чувством мстительного удовольствия от всей души врезала пяткой в разверзнутую металлическую пасть, не задумываясь, что эта тварь может так же и в лодыжку вцепится - к счастью робот успешно нокаутировался и совершил полет по дуге над склоненной головой черепашки в голубой бандане, сбив как шаром для боулинга еще парочку из первой линии наступающих маузеров. Да... теперь мутантка точно вспомнила, как называются это изобретение, чей чертеж она подглядела на столе Рене когда-то давно. - Н-на зараза!... Господи, чтоб провалиться тому парню, кто придумал этих маузеров, - Тихонечко проскулила она, покачивая искусанной конечностью.
  - Уходим на... выход, - На выдохе произнес владелец ниндзя-то железным тоном. Ну, почти железным - он сильно хрипел и чуть-ли не кашлял. Однако тон, не смотря на болезненное "сопровождение" сей короткой речи, с которым обратился юноша к брату и его подружке, возражений явно бы не принял,  - вместе. Это... не обсуждается. Они справятся...
Ящерица тревожным взглядом покосилась в сторону остальных мутантов, размахивающих тростью, нунчаками, саями и катанами в самом центре колыхающегося моля железных "ищеек". Хотя по честному, чем на могла помочь, кроме как не подставить себя под удар? Да-да, очень смешно Мона. И потом, выбора ей похоже не оставили - два панциря перед носом буквально выпихивали мутантку в сторону выхода, показывая тем самым, что если саламандра вздумает вякнуть что-то супротив - ее взвалят на плечо и попросту вынесут отсюда от греха подальше. Каково было искушение  врезать поочередно по карапаксам защитников всей подошвой. Но в чем они виноваты? Что защищали по бунтарски настроенную девушку? Взирая на картину боя впереди, буквально не сводя с нее глаз, по-настоящему беспокоясь о исходе этой неравной схватки, никто и внимания не обратил на разрастающуюся щель по стенке от того места, откуда в убежище проникла толпа мелких роботов. А стоило бы...
Та росла, росла... и доросла по потолку прямо до проема, через которой планировала выйти троица. С хрустом, осыпая на головы невезучей компании каменную крошку и пыль, потолок и стена  подобно брошенной мозаике, обрушившись всей своей массой вниз. Без лишних церемоний Мона неожиданно для самой себя оказалась сжатой в крепкие объятия широких ладоней умника, уткнувшись лицом в жесткие костяные пластины - тот едва успел молниеносно подгрести девчонку к себе и согнуться к ней ниже, высоко подняв плечи и подставив под обвал собственный панцирь.
Правда побыть отважным героем, погибнуть столь героическим способом - под завалом камней, прижимая к себе в момент совсем офигевшую мутантку, которая шумно пыхтела ему в грудь, Дону "к сожалению" не дали. Слегка дрожащие пальцы Леонардо словно из другого мира потянулись вперед сквозь осыпающуюся дождем каменную крошку, и цепко схватили брата за край панциря, а сжимаемую им в лихорадочных объятиях девушку, за кожаный ремень на бедрах, дернув этих двоих, трагически изображающих главных героев "Титаника" назад... Грохот от падения мутантов был не менее эпичным и громким, чем лавина обрушившихся вниз камней.
  Мона же во всей этой суматохе волшебным образом оказалась восседающей на торсе лидера,  высоко подняв колени и ошарашенно покачиваясь взад-вперед на сим импровизированном стульчике - Леонардо все еще цепко держал легкую, по сравнению с Доном конечно, девушку, за кожаную полоску пояса. Пропыхтев что-то неразборчивое из под длинного, запыленного свернувшегося кольцом хвоста, мечник выпустил наконец поясок мутантки, позволяя ей встать. Да ну кто еще поднимет находящуюся в легком трансе девчонку, кроме как не Донателло, хотя он и сам то, похоже едва на ногах стоял.
Сплинтер уже оказался рядом со старшим черепашкой, помогая ему, а к Дону и Моне навстречу летел владелец нунчак. - Лео! Донни! Вы целы? Мона? Можете идти? Нам надо отходить. Ну, к дереву, что ли. Выходов-то нет... - Если только не идти по головам маузеров. Прижав ко лбу тыльную сторону ладони, ящерица мрачно заключила про себя, что хоть они все и старались, потратили немало сил, чтобы очистить убежище хотя бы наполовину, но все их старания были какими-то... жалкими. Маленьких железок стало не только не меньше, но они еще и увеличились раза в два. И уверенно обступали топчущихся на месте мутантов. Мастер Йоши сорвался с места, делая замах тонкой тростью, — Все на дерево, — Маузеры веером полетели в стороны от сильных ударов пожилого учителя. На дерево? Глаза девушки скользнули по шершавому толстому стволу и пышным ветвям бросающим тень на поле битвы - разрушенное доджо не назовешь иначе. И что они там, воробьями рассядутся, ожидать будут, когда роботы сточат зубы о древесину? — Живо. Рафаэль, Микеланджело — помогите вашим братьям. Ниньяра — позаботься о Моне, — Твердый, если не сказать слишком жесткий, приказ, повлиял на девушку отрезвляюще, словно на нее вылили ушат холодной воды. Во всяком случае, это действительно единственный видимый ею путь...  что-то, где еще не побывали эти треклятые механические "собаки". Правда указание Сплинтера "Ниньяра, помогай Моне", не слишком понравилось хвостатой зеленой особе. Да, конечно оказавшись под обвалом она выглядела смешно и жалко - такого нежного, зеленовато-белого цвета с серыми спутанными кудрями, но, вашу же дивизию, не до такой же степени, что она не сможет самолично взобраться на нижнюю ветку! Тонкие пальцы лисицы чуть прихватывают пыльные плечи саламандры и... то ли она Мону подсадить собралась, то ли вообще на руки взять, но ни тот, ни другой способ, не пришлись желтоглазой девчонке по душе, - Н-не стоит, - Мутантка чуть ли не выпутывается из объятий куноичи, - Да я на ногах стою, все нормально... - Если она самая мелкая среди них всех, это вовсе не значит, что она самая слабая. Но даже если и так, хорошо, не нужно ее уж совсем так опускать. - Я... сама... - вскидывает она обе ладони вверх - не дай черт, боже, сейчас еще кому нибудь взбредет в голову хватать упрямую девку, а потом передавать ее друг другу по кругу. Пружинисто отскочив от пола, ящерица ухватывается за самую нижнюю ветвь, и плавно раскачавшись, перекинула свое гибкое тело прямо в крону древа, усевшись на развилке, свесив ноги и хвост вниз и с крайне недовольным видом сложив руки на груди, нахохлившись, как курица на насесте.

Отредактировано Mona Lisa (2014-04-02 17:36:46)

+3

18

Лисица фыркнула на предложение Рафаэля и то, что он так бесцеремонно с ней обошелся. Если он думает, что она всякий раз будет закрывать глаза, то он ошибается. Катана, протыкает одного  маузера вместо грудины черепахи.  Она бы очень хотела достать его сердце и убедиться в том, что оно у мутанта все-таки присутствует. Сейчас она может только скалиться и про себя отмечает, что он все-таки прав. Лисица сцепила зубы и зашипела Рафаэлю в ответ.
-Но мы еще вернемся к этому разговору. - Она отводит взгляд от мутанта и переводит его на железные машины, которые тем временем продолжали уничтожать все на своем пути. Она бы с удовольствием скормила бы мутанта маузерам, но сейчас не время было о кровной мести и собственной злости. Она концентрирует внимание на нападающих. Дыхание лисицы выравнивается. Она не оглядывается, она знает, что Рафаэль рядом, и этого знания ей достаточно, чтобы в доли секунды планировать свои атаки. Катана со свистом прорезает воздух и на секунду опережает сай с красной обмоткой. А Рафаэль получает насмешливый взгляд. Чтобы заставить ее бояться нужно что-то посильнее...
Такая девушка, как она обратила внимание на него – невзрачного мутанта. Он должен быть хоть немного благодарен ей. В конце-концов, что он о себе возомнил.  Но у нее будет возможность высказать ему это без свидетелей. Тем более что можно было считать, что он уже пригласил ее на свидание. И это был прогресс и очко в ее пользу.  И теперь пусть он только попробует отвязаться от своих собственных слов. А сейчас лучше потратить все силы и возможности на то, чтобы отогнать непрошенных гостей. Она же умеет себя контролировать и именно этому ее учили столь долгое время. И в отличие от того же Рафаэля она с легкостью контролирует свои эмоции. И может дать ему парочку уроков о том, как это делается. Но ей сложно контролировать себя рядом с ним. Но никто до него не пытался задеть гордость куноичи, тем более таким варварским  способом. Да, она готова его поддержать и считает, что он прав в этой ситуации. Но это все, что он от нее дождется на данный момент - молчаливое понимание, пока вся его семья всячески поддерживает первую любовь Донателло.
Она поворачивает голову и кивает Лео. Из них с Рафаэлем получилась неплохая команда и кажется, сам мутант этого не отрицает, предлагая ей остаться рядом, чтобы задержать маузеров. Точнее здесь ее мнения даже не спросили, Раф сам решил за нее. Она усмехнулась и, взмахнув хвостом, кинулась за Рафаэлем в атаку. Их двоих вполне достаточно, чтобы сдержать непрекращающийся поток железных машин, и оттеснять их некоторое время от остальных. Тем более что Мона первой получила ранение и сейчас наверняка была не в лучшей форме. Лисица не привыкла работать в команде, но под технику Рафаэля ей было легко подстроиться и поэтому, ей было легко рядом с ним. Когда маузеры начали их оттеснять, она скорее это ощутила, чем увидела и тоже начала отступать, видя, что им не справиться с  таким количеством маузеров.
Однако лисица была уже на пределе своего терпения и эмоций, и когда очередной маузер подскочил к ней, она оскалилась. Девушка взмахнула катаной и поразила своего противника. Она старалась измениться, стать мягче, но иногда в ней проявлялось ее прошлое. И так и случилось на этот раз. Она лишь чуть ослабила контроль над собой и злость вырвалась наружу.
-Chimpoko no atama!* - С пренебрежением бросила лисица.
Воспитанные в Америке, мутанты вряд ли хорошо знали японский сленг. И девушка, которая росла среди наемников и убийц просто не могла выражаться по-другому, особенно когда все летело под откос. В следующий миг на нее напали справа и слева. Она отразила атаку слева, нанесла удар направо и поразила врага. Она делает шаг вперед наперевес выставленной катаной. И протыкает следующего маузера насквозь. Она выпрямляется и замечает на себе недоуменные взгляды остальных членов команды. Ниньяра усмехается и снова бросается в бой. Эта пушистая чертовка скрывает еще множество секретов себе, хотя наверняка старого мастера покоробило от такого использования родного языка. У лисы еще не настолько хорошо все было с английским, чтобы он достаточно точно выражал ее эмоции, так как это делал японский. Они все знали о ее японском происхождении, однако до этого у нее не было возможности его лишний раз продемонстрировать. И да, мальчики, вас она тоже может посвятить в тайны японского языка.
Оглушительный грохот раздается внезапно, так что они с Рафом едва успевают отскочить. В додзе обрушился потолок, оглушив всех адским грохотом. Лисица оглушительно чихает и стряхивает с длинной челки каменную крошку и пыль. Она открывает глаза и смотрит восхищенно на старого мастера, который постарался защитить их от обвала. Крыс стоял раскинув руки, и лисица обернулась на стоявших рядом с ней Микеланджело и Рафаэля. Майк соображал быстрее, чем она с Рафаэлем и поэтому она схватила мутанта за локоть и потянула за собой, к остальным. Им нельзя сейчас сильно увлекаться боем, иначе они могут быть похоронены здесь заживо. Тонкие пальчики крепко держали мутанта и лисица надеялась, что он поймет мотивацию ее поступков и то, что им нужно отступать и держаться вместе с остальными. Ведь их тоже могло ранить! Внезапное предположение пугает девушку, но никто, кроме саламандры, кажется не получил видимых повреждений. Неудачница, - подумала лиса оглядывая свой пушистый хвост. Если ей оторвать хвост, она наверняка бы уже здесь умирала от потери крови. И именно поэтому она была крайне осторожна.
Успевают они на достаточно любопытный диалог. Ниньяра иронично поднимает бровь. Отступать на дерево? Простите, что? Она вопросительно изгибает бровь, но, кажется другого выхода у них нет. Лисица закатила глаза, показывая все свое отношение к этой затее. Хотя возможно, это был какой то хитроумный план, о котором она не знала. Она кивает старому мастеру и разворачивается к раненой саламандре. Девушка выглядит бойкой и все еще способной сражаться.  Она подхватывает мутантку под локоть, но ящерица выпутывается из ее рук. Лисица не возражает. Раз она такая деловая, то флаг в руки – электричку навстречу. Она не собирается навязывать свою помощь тем, кто ее отвергает. Мона тем временем занимает свое место на ветке дерева. Раз подопечная добралась до пункта назначения, девушке не оставалось делать ничего, кроме как последовать ее примеру.
-Как угодно. – Куноичи делает грациозное  сальто  и быстро взбирается на одну из нижних ветвей дерева. Она перелезает на ветвь повыше и устраивается поудобнее. Здесь их не достанут маузеры и эти желязяки могут сколько угодно клацать своими челюстями. Ниньяра распускает волосы и начинает вытряхивать из них каменную крошку. У них есть небольшой перерыв и она решила не терять времени даром. Весь мусор сыплется на ни в чем не подозревающего Рафаэля, который оказался рядом с лисицей. Она притворно взмахивает руками и оттряхивает штукатурку с плеч мутанта. - А ты был неплох. - Она усмехается и небрежным движением головы, откидывает волосы назад. Он по-прежнему интересен ей, не смотря на все свои очевидные недостатки.

*- Прим. первод с яп. - членоголовый, залупа.

Отредактировано Ninjara (2014-03-03 20:54:38)

+3

19

Ситуация менялась с завидной периодичностью. Лео едва успевал следить за действиями тех, кому ему, в данный момент, надо оттащить подальше от сражения. Да и самому мечнику лучше не встревать в сражение слишком активно, иначе новые синяки обеспечат ему билет на недельный отдых на родной, но уже всем сердцем ненавидящей, койке. Мутант был в этом плане слишком упертый, когда все вокруг выкладываются в меру своих возможностей, а он на правах больного лежит и хлебает бульончик, который принесет кто-то из особо заботливых. Не для него такая жизнь.
Поэтому Леонардо сейчас больше всего надо было беречь себя и не лезть спасать всех, кто попал в эту передрягу. Еще не до конца воспаленный простудой мозг отчетливо сфокусировал план, где ему нужно помочь Дону и Моне. Они больше всех из присутствующих, не включая лидера, пострадали за два сражения в целом. Беспокойство за них и привело мечника к такому решению. Не мог он оставаться в стороне. Остальные же куда более лучше справлялись с положением дел.
Пока ниндзя медленно отходил подальше от железяк, не давая тем напасть на брата и его подругу, он не сразу заметил еще одну проблему, назревавшую над их головами. И лишь опять, по воле голоса, только уже гения, болезный воин ночи среагировал быстро, выхватывая гения за панцирь, а девушку, успевая убрать оружие в ножны, за пояс, и вытащил ребят из-под обвала. Когда пыль рассеялась, Лео уже лежал на панцире, несколько запоздало почувствовав боль от падения. Но девушку долгое время не выпускал, когда еще не понимал, что все в порядке. Да и сама Мона выглядела несколько шокировано: сначала ее схватил Дон, подставляя панцирь под камни, а тут еще Леонардо выполз и оттолкнул от опасной точки этой комнаты. И что самое обидное, так это то, что теперь выход был завален, а значит они были замурованы. Здесь, в родном убежище, где всегда можно было чувствовать себя в безопасности. В собственном доме, как в ловушке.
Ниндзя хрипло по этому поводу проворчал, но никто толком не понял его слов, и отпустил саламандру. Как раз рядом Дон поспешил на помощь девушке, помогая ей встать. Самому ниндзя помог с этим мастер, аккуратно поднимая сына за плечи. Мечник, вроде как, не сильно пострадал, да вот только вместе с болезнью это вылилось в неприятные ощущения по всему телу.
Учитель после этого обратился ко всем сражающимся, а мутант видел, как лицо отца было напряжено. Тот обвал ни на шутку напугал мастера Сплинтера. Лео это понял, потому что сам ни на шутку испугался за Дона и Мону. Мечник понимал эти чувство. Они еще были слишком свежие.
- Кажет...ся да, мастер, - хрипло ответил лидер, потирая ушибленное плечо и восстанавливая сбитое дыхание. Кажется, он немного неудачно спланировал при падении, задев не только панцирь, который уже столько за свое время настрадался, но и руку. Но там ничего особо страшного. По сравнению со встречей один на один со стеной некоторое время назад, это - цветочки!
Майки к этому времени тоже спешно решил узнать, как там ребята. Ответить ему должным образом не удалось, так как горло до сих пор драло, но утвердительный кивок вместо слов говорил, что все более менее. А предложение брата сначала лидер воспринял скептически. Роботы так или иначе могу прогрызть дерево и они все окажутся в очень невыгодном положении. А с другой стороны, это был единственный вариант в нынешней ситуации. Там же как раз была решетка, которую, если выбить, можно выбраться наверх. А значит появилась возможность покинуть убежище, раз основной выход оказался завален. Как ни странно, но Микеланджело тоже умеет придумывать годные идеи. Лидер бы его похвалил, если бы не горло.
За все время короткого обсуждения плана действий, все те, кто более менее крепко стоял на ногах, не давали подойди роботам ближе. Сам Леонардо мог бы помочь им, но его уже вовсю толкали к дереву, предлагая свою помощь. Но лидер и сам мог справиться. А вот Донателло со своей рукой может испытывать трудности при попытки вскарабкаться на одну из веток дерева. Лучше либо ему помочь, либо встать в защиту, пока все не окажутся наверху. Так склонялся думать воин ночи, уже расположившись на одном из самых верхних ветках дерева. Он проверял, хорошо ли поддастся решетка. Лео заметил что если ее чем-нибудь поддеть, то это вполне реально. Правда ниндзя-то для этого не подходит, а вот что-то вроде саев Рафаэля прекрасно справится с этой задачей.
Только покидать убежище никто не спешил. Да и сам мечник задумывался над тем, что оставлять противника в собственном доме как-то неправильно. Да что там, это вообще недопустимо! Мало ли что они умеют, раз им каким-то образом удалось найти это место. Но их было слишком много. Даже будь они все целы и готовы к сражению, это бы заняло очень много времени и сил. Противник не силен, но прижимает к углу своим количеством. Так обычно любят делать Футы, как успел заметить Лео. Тут бы подошло что-то взрывоопасное, чтобы вот так выдернуть чику, бросить в толпу роботов и насладиться красивым фейерверком. Правда, даже при наличии чего-то такого, использовать в закрытом помещении сделало бы из убежища руины, а их самих - историей. Но молча сидеть и отгонять противника от дерева тоже не вариант:
- Может... есть у кого-нибудь идеи, как бы разом... их всех уничтожить? - Леонардо обращался ко всем, так как сам сейчас не особо представлял что делать. Все болячки и события сказались на лидере, мысленно чувствую себя осень изнеможенно, отчего ему самому пришлось выступать в роли того, кто задаст этот животрепещущий вопрос. Ведь Майку удалось бросить годную идею, почему бы этого не может сделать кто-то другой?

+4

20

I say ya kill your heroes and
Fly fly baby don't cry
No need to worry
'Cuz everybody will die (с)


Еще недавно все было хорошо, хоть и скучно.
Иметь братьев не так уж и плохо, особенно если не лезут в его комнату, и вполне сносно общаются. Тут не на что жаловаться. Иногда  с ними даже весело.
Эй, потренируемся?
Как думаешь, тостер можно починить? Чой-то сразу я сломал, он…эм… упал!
Спорим, я обыграю тебя в приставку?

У них же полноценная семья – отец никогда не давал повода чтобы черепахи почувствовали себя обездоленными или брошенными сиротами. Он мудр и снисходителен, иногда даже слишком, по мнению Рафаэля, впрочем мутант никогда не высказывал этого в слух.
А еще у них есть дом – и Раф любит его. Он любит свою комнату, гостиную, каменные своды, и шум отдаленно проезжающих поездов. Он привык к запаху настолько, что воздух города кажется непереносимым. И при необходимости Рафаэль будет сражаться за свою семью и свой дом – но только не в том случае когда все настолько очевидно рушиться.
Это было близко…
Он почти увидел, как деревянный брусок рушиться на его голову, делая из нее кровавую лепешку на полу доджо. Но собственная реакция и толчок лисы продлили жизнь Рафу – он осоловело посмотрел на балку, одну из нескольких, что рухнули с потолка и отрезали им путь к побегу. Какого же черта тут происходит? Никто, к сожалению, не ответит на этот вопрос – времени нет, да и желание тоже скорей всего. Рафаэль оглушительно чихает от поднявшейся пыли – он вообще слишком резко реагирует на подобные раздражители. А признаться сейчас их вокруг предостаточно. Острая боль пронизывает ногу – мутант с матом и воем отшвыривает от себя маузера, стараясь не замечать как и прокушенной икры сочиться алая кровь. Что он барышня кисейная, чтобы кудахтать теперь и требовать бинтов-йода-зеленки. От потери крови не помрет… в ближайшие полчаса точно.
Сай в лапах сверкают как молнии, он прикрывает спину отца, пока остальные отступают к дереву. Что тут обсуждать? Да и нет у Рафа других идей, чтобы сейчас встревать в разговор, и говорить что с такими то зубами маузеры в раз перегрызут ствол и повалят его на пол. И принесут еще больше разрушения в его дом. Бедра касается хвост лисы, и он лишь на пару мгновений отвлекается на нее – и признаться сейчас, в пылу битвы она кажется ему гораздо соблазнительней, чем в обычной жизни. На секунду ему хочется выглядеть и в ее глазах круто, словно герой, сильный и смелый. Наверное, поэтому он старается как можно эффектней поразить пару маузеров, что словно почуяли пролившуюся кровь из ноги Рафа, и теперь желают закончить начатое.

Ему нравиться этот звук – лезвие проникает под железный панцирь, и путаются и прорезают провода и механизмы. Маузер дергается, выкидывает искры, захлебывается и затихает, лишь иногда по инерции перебирая своими неуклюжими лапами. Немного жаль что эта железка не ощущает боли – Рафу хочется чтобы каждый кто посмел покуситься на его дом или жизнь братьев испытал боль. Может быть для удовлетворения этой потребности надо найти создателя железных уродцев? Наверное впервые ему осознанно хочется причинить боль живому созданию – не в шутку, не ради тренировки или спортивного интереса, а именно наказать и дать понять что с ним такие шутки шутить нельзя.
Робот сползает с опущенных сай, и Раф шумно, устало выдыхает – им нет конца – подсечка и сразу двое отлетают в сторону, но буквально сразу встают на свои металлические ноги и упрямо щелкая челюстями прут в лобовую. У дронов явное преимущество, они не чувствуют усталости, и как это не прискорбно признавать – единственный вариант теперь это дерево.
Рафаэль ощущает спиной как позади копошиться кто-то из отстающих, он резко разворачивается замечает Дона – с губ уже готов сорваться злобный оклик, и приказ поторопиться, но вместо этого он лишь злобно рычит и сцепляет ладони замком, предлагая брату подножку.
- Давай, живо залезай, - зеленые глаза мечут молнии, Раф совершенно не рад находиться в таком полусидящем положении да к тому же подставляя хвост злобным роботам, но чего не сделаешь ради этих идиотов, - Майк помоги ему!
Сзади слышится щелканье металлических зубов, и мутант наугад пинается ногой, слышится звук удара – попал. На его морде видна кривая, злая, улыбка – Рафаэль зол как черт. Он подтягивается на руках, стремясь оказаться как можно выше от земли – и тут в глаза начинает сыпаться мусор, мешая сосредоточиться, а где-то сбоку слышится мелодичный голос лисы. Чертова кукла. Само собой ей наплевать кто и что рушит его дом, у нее тут просто временный ночлег и бесплатная жрачка. Вот и сейчас она сидит на ветке, словно на берегу реки в солнечный день и приводит свою прическу в порядок. Рафаэль подтягивается еще выше, преодолевая желание случайно задеть Ниньяру плечом и скинуть ее вниз – это же нехорошо?
- Неплох? - Рафаэль встает на ветку, выпрямляясь во весь рост, и придерживаясь за ствол одной лапой, смотрит на нее сверху вниз. Странная характеристика его очевидных способностей, особенно если учесть что все свои комментарии она сдабривает мощной толикой сарказма, - Думаю, я лучшее что ты видела в жизни, судя по твоим выражениям на японском.
И тут дело не в мастерстве или технике боя – Раф не знает, в каком окружении росла лиса, но почему-то кажется, что вечера за пианино они не коротали, и сказки на ночь ей в детстве никто не читал. Зато есть прекрасный запас ругательств на разных языках, дерзкий взгляд и какая-то… малодушность наверное? Рафаэлю почти ее жалко, наверное, поэтому он сейчас смотрит на нее как на маленького ребенка, который вроде и сделала доброе дело, но потом сморозил очевидную глупость – такие глупости не огорчают и не злят, они разочаровывают.
Мутант отвлекается от холодных, пустых глаз и оглядывает дерево – наверху, словно лунь нахохлился Леонардо, судя по всему ему на редкость хреново, раз уж лидер обеспокоен тем, чтобы не свалиться вниз. Раф прикинул, успеет ли он поймать братца, если тот действительно не сможет удержаться.
- Вот именно сегодня я оставил свой запас гранат в комнате, - буркнул мутант, мрачно глядя вниз, где маузеры как заведенные подпрыгивали в тщетных попытках достать своих жертв. Тот один то другой принимались нервно покусывать дерево, но пока еще не приступали к тотальному уничтожению древесины. Раф прикинул – у него было порядка десятка сюрикенов, и два сай – но все это было словно мертвому припарки, даже если он сможет точными бросками вывести из строя 12, то - что делать с другими? – мы не можем долго задерживаться на дереве, судя по тому, что эти выродки сделали со стеной – дерево для них будет десертом.
Мутант мягко и аккуратно, что было совсем нетипично для его комплекции, продвинулся вперед – почему он раньше не уделял должного внимания потолку в их доме, вот если бы допрыгнуть до не разрушенных балок. То можно спокойно добраться до верхнего люка канализации ведущего в один из верхних уровней коллектора.
Он это сможет без сомнения – но смогут ли другие. Рафаэль с сомнением оглядывается назад и сталкивается взглядами с Майком. Братец кажется растерянным и напуганным, или это так падает тень ему на морду?
Мутант застывает в нерешительности, все решают какие-то мелочи, если бы он действовал в одиночку все было бы гораздо легче, но сейчас беспокоиться надо о всей команде.
Сегодня из этой заварухи должны выйти все и без видимых повреждений. Хватит с них этого дерьма.

+5


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Маузеры отакуэ!