Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Маузеры отакуэ!


[С1] Маузеры отакуэ!

Сообщений 21 страница 29 из 29

1

http://s6.uploads.ru/b8okR.gif

...или обычный день в обычном черепашьем убежище.

Спустя несколько дней после поединка с Рене и футами, черепашки и их новые друзья (а вернее сказать, подруги) собираются в доджо. Мастер Сплинтер хочет посмотреть, на что способны Мона и Ниньяра, однако в самый разгар тренировки в убежище неожиданно врываются очень странные роботы. Маузеры — а именно так называются эти маленькие, но чертовски опасные боты — были натравлены Бакстером Стокманом по личному приказу Шреддера, однако подростки об этом еще не знают. Честно говоря, сейчас их в гораздо больше степени волнует, как именно им отбиться от столь внезапного нападения...


Участники: Мастер Сплинтер, Мона Лиза, Ниньяра, Леонардо, Рафаэль, Донателло, Микеланджело
Время и место: раннее утро 23-го апреля, подземное убежище черепашек

+3

21

Госпожа Фортуна прямо-таки измывалась над бедным Доном, чуть ли не ежедневно подставляя его панцирь под жесточайшие удары судьбы и в самый последний момент неизменно оттаскивая его прочь — не то жалея, не то просто смеясь над несчастным изобретателем и его жалкими попытками взять ситуацию под контроль. По крайней мере, сам Донателло все чаще ощущал себя эдакой мелкой рыбешкой, тщетно пытающимся справиться со встречным течением, которое неизменно уволакивало его назад, не позволяя сделать ни единого рывка или даже просто коротенькой передышки. Вот и на сей раз, подросток испытал сильнейшее ощущение déjà vu, оказываясь в скрюченном состоянии под неконтролируемым потоком камней, готовым вот-вот обрушиться на его многострадальную лысину. И ладно бы под обвалом оказался только он один! Моне, как назло, везло не больше, чем ему самому, то бишь — никак, вообще. Дон крепко зажмурился, инстинктивно стиснув объятия и проигнорировав настойчивое, но вполне естественное желание спрятать голову в панцирь. К черту, его черепушка еще и не такое выдерживала, а вот саламандру вполне могло покалечить. В его глазах это было совершенно недопустимо, и не только потому, что Мона была его другом. Просто она была единственной, кто мог воссоздать формулу мутагенной сыворотки, из-за которой, собственно, и заварилась вся эта каша с доктором Рене и его чертовым омолаживающим кремом. И если бы девушка получила сотрясение мозга, а то и вовсе погибла... Словом, Донателло не мог позволить случиться чему-либо подобному.
Как и Лео.
Неожиданный рывок моментально лишил юношу равновесия — он не ожидал, что кому-то придет в голову нырять под обвал и с риском для жизни вытаскивать злочастную парочку из-под каменного града. На несколько мгновений все смешалось: густое облако пыли полностью застлало обзор, мешая мутантам разглядеть друг друга; страшный грохот осыпающегося бетона и пронзительный скрежет механических деталей маузеров лишь еще больше усугублял всеобщий хаос. Дон даже не заметил, как выпустил Мону и тяжело повалился на щедро засыпанный осколками пол, на чистом инстинкте сжав поврежденную руку так, чтобы не сломать ее в довесок к уже полученной травме. Сухо кашляя, черепашка фактически вслепую нашарил оброненный им посох и попытался встать на ноги, используя его на манер костыля. Как ни странно, ему это удалось, причем с меньшим трудом, чем можно было ожидать в подобной ситуации... Спешно протерев слезящиеся глаза, Донателло отыскал взглядом Лео и Мону и, недолго думая, бросился к ним, даже не замечая, как сильно сбилась набок его посеревшая от пыли маска. К счастью, ребята были в полном порядке... ну, если не считать многочисленных ссадин и синяков, а также возможных вывихов и растяжений. Но все это было сущей ерундой; главное, что никто из них не пострадал слишком сильно — то есть, до такой степени, что ему пришлось бы немедленно оказывать неотложную медицинскую помощь. Подхватив Мону за перепачканные локти, Донни неуклюже помог ей выпрямиться — жаль, что приходилось действовать одной рукой, да еще и с зажатым в ней древком Бо. Скажем так, это было не очень удобно.
Как ты? Лео, ты в порядке? — встревоженное бормотание гения потонуло в очередном треске и чьем-то гортанном, злобном рявке: это Рафаэль, отвлекшись на братьев, прозевал нападение маузера. Все еще прокашливаясь, Дон с донельзя сумрачным видом оглядел то немногое, что еще оставалось от доджо. Пожалуй, даже хорошо, что выход завалило — по крайней мере, теперь мышеловы не станут крушить логово, а сосредоточатся на самих черепахах... Стоп, он что, сказал про себя "хорошо"?
Я в норме, — отрывисто бросил Донни замаячившему рядышком Майки: тот казался не на шутку напуганным, впрочем, как и все остальные. Даже мастер Сплинтер — даже в его глазах читался страх, а ведь он был достаточно опытным бойцом, повидавшим на своем веку немало страшных и удивтельных вещей... Донателло прекрасно понимал, чем именно был вызван этот страх. Они все понимали. И, должно быть, именно по этой причине никто не стал возражать отданному приказу, пускай осознавали, что маузерам не стоило больших усилий перегрызть толстый древесный ствол. Это был лишь вопрос времени... С другой стороны, разве у мутантов имелись какие-то иные варианты? Коротко кивнув в ответ на команду Сплинтера, Дон вслед за остальными ринулся к центру разрушенного зала. Взгляд его был прикован к Моне и оставался до крайности встревожен, но, кажется, девушка не испытала проблем с залезанием на дерево. В отличие от самого Донателло, чья перевязь по-прежнему мешала ему совершать даже самые элементарные прыжки. Замешкавшись у корней, Дон был вынужден еще и отмахнуться посохом от подскочивших к ногам маузеров, заставив их выписать несколько красивых дуг в воздухе. Вот ведь мерзкие железяки...
Давай, — грубый оклик Рафа вынудил отвлечься от неравной схватки: брат уже стоял рядом, сгорбившись и сцепив ладони крепким замком, на который можно было бы поставить ногу, — живо залезай, — дважды требовать не пришлось: опершись здоровой рукой, а вернее, крепко сжимающим посох кулаком о мускулистое плечо саеносца, Дон ласточкой взлетел наверх, где его запястье достаточно крепко перехватил свесившийся с ветвей Микеланджело. Весьма кстати: сиганувший следом маузер хлопнул челюстями впустую, оставшись без закуски, а в следующий миг его и вовсе отшвырнул крепкий удар деревянной трости. Мастер Сплинтер вскочил на дерево самым последним, с удивительной для своего возраста грацией балансируя на толстых, узловатых ветвях. Еще парочка мышероботов попыталась прыгнуть за ним, но оказалась предсказуемо отброшена вниз, дополнительно заработав несколько глубоких вмятин на железных корпусах. Быть может, именно это заставило их сородичей отказаться от дальнейших прыжков... если, конечно, у этих тварей имелся хоть какой-то разум.
Мы не можем долго задерживаться на дереве, — угрюмо заключил Раф, глядя на рыскающих среди обломков ботов, — судя по тому, что эти выродки сделали со стеной – дерево для них будет десертом.
Может... есть у кого-нибудь идеи, как бы разом... их всех уничтожить? — откликнулся Лео, с пыхтением дергая пальцами небольшую решетку над головам присутствующих — что, разумеется, не возымело совершенно никакого результата, слишком уж высоко та была расположена. Дон быстро и молча отмерил взглядом расстояние от самой верхней ветки, на которой сейчас расположился его старший брат, и до потолка зала. Пожалуй, они смогли бы сорвать эту старую железяку, если бы кто-то один взобрался на чужие плечи и просунул что-нибудь острое в щель под крышкой — к примеру, лезвие катаны. Да, из меча вышел бы прекрасный рычаг, но прежде всего мутантам было необходимо выиграть хоть какое-то время: снизу уже доносились весьма характерные скрежечущие звуки, недвусмысленно намекавшие на то, что ребятам следовало как можно скорее убираться с этого проклятого дерева. Приподнявшись на своей ветке, Дон напряженно оглядел до отказа заполненное маузерами помещение — Лео прав, помимо того, чтобы выбраться из подземелья живыми, нужно было подумать еще и над тем, как не оставить их родной дом на растерзание врагу. Второго такого убежища у них больше него было, увы...
"Как будто мало того, что кто-то объявил охоту на меня и мою семью," — раздраженно и устало проворчал Донателло, впрочем, не собираясь озвучивать эти мысли вслух. — "Я не могу позволить, чтобы этот кто-то уничтожил наш дом... Я и так уже слишком сильно всех подвел," — темно-серые глаза с воспалившимися белками сузились в две напряженные щелочки, по мере того, как их зрачки безостановочно метались из стороны в сторону, изредка замирая на отдельных предметах, чудом уцелевших после обвала. Думай, Донни, думай... соображай. Каждая секунда на счету... Пышная древесная крона, на которой зеленой гирляндой расположилось семейство мутантов, уже начинала ощутимо раскачиваться из стороны в сторону — пока что еще не слишком сильно, но это был всего лишь вопрос времени.
Майки, — Дон постарался, чтобы его голос не дрожал слишком явно, а звучал твердо и решительно, — помоги Лео дотянуться до люка на потолке и высадить решетку. Будет гораздо быстрее, если ты подсадишь его к себе на плечи. Раф, Ниньяра, нам, скорее всего, понадобится ваше оружие, — с этими словами, юноша слегка переполз по ветке, вытягивая здоровую руку в направлении проходящей вдоль стены водопроводной трубы, отчасти пострадавшей при обвале: тоненькая струйка воды сочилась в образовавшуюся между подкладками щель. — Видите эту трубу? Раф, нужно, чтобы ты окончательно ее сорвал... Сможешь попасть в нее своим кинжалом? Нужен напор по-мощнее, — Дон, нахмурясь, повернул голову к сидящим рядом подросткам. — Я думаю, единственное, что способно вывести этих роботов из строя — это перегрев системы. Если мы просто пустим на них воду, этого может оказаться недостаточно: я уверен, что их стальные корпуса водонепроницаемы, иначе бы они сгорели еще при спуске в канализацию... — дерево под мутантам снова дрогнуло и неожиданно слегка накренилось, отчего всем присутствующим пришлось покрепче ухватиться за свои ветви. Понимая, что его лекция слишком затягивается, Дон уже быстрее, чуть ли не скороговоркой  продолжил: — Под потолком проходит кабель, его нужно разорвать. При соприкосновении с водой он даст разряд необходимой мощности, и маузеры просто самоуничтожатся... Дерево не проводит электричество, так что мы в безопасности. Главное — не сорваться вниз.

+5

22

Сквозь шум и гам сражения с механической мышеловной братией Микеланджело, согласно приказу мастера,  протащил слабо сопротивляющегося Леонардо к дереву и нетерпеливо подпихнул в спину, мол, залезай, раз уж «я-сам», и, пока болезненный брат, корячась, влезал под раскидистую крону их временного убежища, раскидывал свою порцию ботов по сторонам, нервозно кусая губы и отдуваясь, по возможности целясь в тонкие узлы креплений между частями маузеров. Оглянувшись на лидера, уже забравшегося повыше, он поспешил присоединиться к нему, быстренько расчистив путь приближающимся товарищам. Порыкивающий Рафаэль сменил его на посту  и занялся проблемой железяк, ну а Микеланджело подпрыгнул  и, уцепившись в нижнюю ветвь их прекрасного дерева, легко закинул себя на нее и осторожно встал, балансируя на качающейся ветке, с пересохшим от волнения ртом наблюдая за тем, что творилось внизу и мысленно подгоняя остальных. Вот Раф чуть нагибается, складывая руки в замок и помогая Дону забраться вверх, и Майк торопливо перехватывает его ищущую опору кисть, затаскивая практически на дерево, ближе к стволу, опасаясь, как бы ветвь под ним от таких нагрузок не сломалась.

- Держишься? – с легкой одышкой спросил он у Дона, мельком оглядывая его болезненное лицо и избегая его взгляда. Вид у гения так себе, краше только бледный Лео, и Майк отворачивается, оглядывая соседствующих по разным сторонам от него девушек. Вроде бы все целы, только у Моны беда с хвостом, но, кажется, он уже подживает. Наконец, и мастер Сплинтер буквально взлетает к ним, вынуждая Майка испуганно шарахнутся к стволу дерева, как бы не свергнуться вниз, в это полчище грохочущих челюстями роботов наверняка безумного какого-нибудь ученого с немецкой фамилией. Вибрация от дерева втекала в его ладони, и он и без слова Рафа быстренько сообразил, что мышеловы вот-вот превратятся в бобров и займутся вплотную проблемой их недолговечного убежища. Он как-то беззащитно оглядывается по сторонам, на отца, на Лео и Дона, даже на Рафа, ожидая, что кто-то из них сейчас достанет блестящую идею спасения, как маг кролика из черного цилиндра. Лично у него идей пока больше не возникало – но благодаря той, что с ним уже приключилась  у них сейчас есть немного времени пошевелить мощно встряхнутыми этими событиями извилинами. Майк очень надеялся, что озарение не заставит себя ждать и посетит сейчас кого-нибудь из их компании. Ему не хотелось становиться обедом, ему вообще не хотелось умирать, а мысли о страшной смерти как-то потихоньку начинали в него закрадываться, чем больше он смотрел на треугольные ряды блестящих зубов маузеров.

И вот, наконец, как солнышко из-за тучек, голос надежды подал Дон. Правда, довольно хрипловато и напряженно, но в их ситуации, как расценил Майк, вполне сойдет. Он с готовностью кивнул, выслушал просьбу и с экономной ловкостью подобрался к старшему брату, намереваясь выполнить наказ. Правда, он с большим скепсисом оглядел Лео и искреннее засомневался в его возможностях выполнить задуманное, но это можно проверить лишь на деле. Встав поустойчивее, крепко держась за гнущиеся тонкие ветви (они ведь на самом верху) он опустился на корточки, давая брату возможность забраться на свои плечи, и, пока дерево судорожно сотрясалось от неистового натиска маузеров и так и норовило скинуть вмиг потяжелевшего со своей ношей Микеланджело, выпрямился, изо всех сил стараясь удержать и себя и Лео в этом странном родео. Рядом с лицом мелькнуло лезвие – Майк совсем не оказался рад такой соседству и мысленно пожелал Лео справиться с задачей как можно шустрее, иначе ниндзя-то определенно полетит вниз, где бесславно будет затоптано проклятыми интервентами. Идея дона казалась ему несколько неудачной в том плане, что Лео болел и младший черепаха, как бы и не был уверен в неуязвимости и всесильности брата, сейчас как-то очень четко ощущал, настолько Лео тяжело орудовать оружием где-то высоко над собой. Ноги лидера, казалось, все менее сильно сжимают его туловище и сам лидер как-то все сильнее раскачивался. Опускал руки, чтобы дать им отдых и, судя по слабому скрежету, дело там продвигалось так себе. Майк услышал, как что-то клацнуло и вниз хлынул поток воды, что ж, хоть одна часть плана сработала как надо, а вот их тандем с Лео пока не приносил результата – судя по всему, Леонардо выдохся, потому как он опустил руки вниз и чуть нагнулся вперед, нависая над головой Майка. Тот едва не свалился с ветки, увлекаемый смещенным центром тяжести и судорожно скрипнул зубами, пытаясь выровняться. Удача, что как раз в этот критический момент на помощь пришла Ниньяра – лисица верно уловила грозящую двух мутантам опасность и, ухватив младшего за пояс, потащила в противоположную от завала  сторону.
- Спасибо, - прокряхтел мутант в ответ, как только смог справится  с опасным крёном. – Лео, так не пойдет. Давай лучше я… - лучше или не лучше, а дело Майк решил взять в свои руки – маузеры внизу не брали тайм-аутов и продолжали с упоением вгрызаться в мягкую древесину, игнорируя постепенное заполнение помещения водой. Действительно, им-то какое дело до этого, они же водонепроницаемые.  Майк помог Лео спуститься со своих плеч и торопливо уставился вверх, глядя на ненавистную неподдающуюся решетку. Можно, конечно, позвать сюда Рафаэля, но пока Лео освободит брату место на верхушке, а сам Раф взгромоздится, очень может быть, что дерево, наконец, сломается и со стоном упадет. Высоковато, но решетка сама по себе в воздухе не висит – под потолком проходят вентиляционные  трубы, и не только,  а еще – провода. Все-таки это место не обычный дом, а часть коммуникационной и канализационной системы города, пусть и заброшенной. Для других черепах забраться туда, куда планирует сейчас Майк, было бы делом невозможным, но обладает рядом талантов, которые вполне смогут ему помочь в задуманном. Ему надо только хорошенько подгадать момент и удачно оттолкнуться от раскачивающейся опоры и попробовать ухватится…да, вот именно за эту трубу. Вряд ли, конечно, кому-то понравился его пируэт, но дело уже сделало и Майк подтягивается на руках, цепляясь ногами за начавшую прогибаться под его весом трубу. Или что это? Ну, не важно, главное, что оно пока держится в креплениях и разве что чуть-чуть трещит и прогибается. Главное, дотянуться до вентиляции, а ему это сделать отсюда гораздо легче. Он повисает вдоль трубы и осторожно перебирает конечностями, подбираясь поближе к люку, концы маски свисают по бокам от головы, немного раздражая цветным мельтешением. На ощупь  Майк вытаскивает из-за пояса сюрикен и  начинает ковырять болты, удерживающие решетчатый люк вентиляционной шахты, старательно игнорируя возможные ругательства в свою сторону. Ребята там внизу трясутся в обнимку с деревом, так что он торопится, с панически бьющимся сердцем,  режет пальцы, но отвинчивает, а местами и выламывает ржавые крепления, уронив один из сюрикенов, но тотчас заменив его вторым. Наконец, остается последний болт, или заклепка, черт его разберет, чем это монтируется, и мутант просто доламывает погнутую решетку и скидывает ее вниз. Пусть свободен, и он свешивается вниз, обнимая трубу ногами, и протягивает руки вниз, чтобы помочь ребятам подняться. На лице против воли расплывается дурацкая шаловливая улыбка:

- Ну-с, кто первый прочь от белых кроликов?

Отредактировано Michelangelo (2014-06-03 18:17:21)

+6

23

Опять это гадостное чувство беспомощности вкупе со сдавливающей грудную клетку ощущением вины. Желание убиться к чертям, просто спрыгнув с этого дурацкого дерева, или же врезать по крепкому стволу ногой так, чтобы сломать ее, словно сухую палку - все это сводило саламандру с ума. Она молча бесилась, ерзая на своем месте, как потрепанный кошкой воробей, такая же жалкая и взъерошенная, старалась найти в себе затерявшиеся в панике и гневе оставшиеся крупицы спокойствия. Это какой-то ужас.
Она с внутренним напряжением проследила за тем, как все поднимались за нею, следом на ящерицей, на безопасное плетение ветвей, готовая в любой момент сорваться с места и помочь, но ее протянутой руки, так никому и не понадобилось. Мутантка молчала, внимательно прислушиваясь к остальным, и чувствуя едва уловимое, легкое раздражение от непрекращающегося кокетства Ниньяры с Рафаэлем. Раздражение и... немножко зависть? Ей тоже хотелось почувствовать себя легко... перестать быть отягощенной совестью, ответственностью за содеянное, осознанием того, что по ее вине эти механические твари, заполонившие собой все пространство доджо, нашли это убежище. Этот дом не заслужил такого. Лисица легко и просто воспринимала любую беду и напасть, умело противостояла им, Ниньяре просто хватало в себе смелости и уверенности - ей не зачем сдерживать и корить себя за что-то. Но все равно, конечно, сейчас, на взгляд Моны, подобное поведение было более, чем неуместно. Не удержавшись, ящерица с неподдельной иронией покосилась в сторону укладывающей свои роскошные локоны лисицы, и с усталым видом уложила перепончатую ладонь на исцарапанное после камнепада лицо.
Угу. Еще пригласи его на ужин на двоих. Прямо сейчас.
Ящерица громко выдыхает, запрокинув голову к потолку и жестом приглаживает спутанные, тяжелые кудри, перекинув их за плечи пышной копной. Леонардо на верхнем ярусе кроны дергает тяжелую, широкую решетку, возможно ведущую в вентиляционную шахту, с характерным, металлическим скрежетом приподнимая и опуская ту, не в силах бороться с плотно завинченными в пазы гайками. Слабые пальцы больного мутанта, вряд ли с этим справятся. Но сама идея хорошая, тут не поспоришь - главное, чтобы ребята смогли там пролезть. О, будет круто, если Рафаэль застрянет на полпути, как Винни Пух, просто потому, что кто-то слишком много ест... и много из себя ставит. Кинув беглый взгляд на мускулистые, зеленые плечи восседающего рядом с рыжей куноичи черепашку, саламандра мстительно усмехнулась, просто представив себе столь нелепую, но заманчивую картину. Ну хватит тебе Мона задумываться о таких глупостях, тут дело действительно серьезное, и они все рискуют остаться здесь навечно грудой обглоданных костей, если эти мышеловки действительно умеют раздирать плоть до скелета. Девушка решает, что лучшее, что она может сейчас сделать для остальных - это не отсвечивать лишний раз. Ну и не больно то и хотелось. Обхватив локти руками, с силой прижимая чуть дрожащие пальцы к гладкой коже, Лиза молча окидывает взглядом полуразрушенное помещение, чувствуя, как ей становится плохо не только из-за бесконечно раскачивающегося бонсая-переростка под нею, и кошмарных скрежещущих звуков внизу, словно прямо тут же установили работающую пилораму, но и от вида жалких руин, ободранных стен и огрызков коры, а так же белой стружки, осыпающейся с несчастного исполина, столь давно спокойно стоявшего здесь не один год... ужасно. Золотистые угольки глаз метнулись к зеленой команде, чтобы еще раз убедиться, что все более-менее в порядке, и тут же сердце сжимает ледяная рука - как же больно смотреть на усталых и избитых братьев, двое из которых могли сражаться только каким-то чудом. А тем временем, гений уже деловито раздавал необходимые указания, подав блестящую идею, как можно вывести из строя роботов. Ток и вода... Старо, как мир, но более, чем действенно - теперь следовало поскорее воплотить задумку Донателло, потому что время у мутантов поджимало. Спасительный ствол был почти раздроблен мощными, механическими челюстями напополам и ощутимо накренился на бок, почему Моне и ее "соседям", приходилось периодически пересаживаться чуть ближе к середине, иначе они просто рисковали соскользнуть прямо в разверзнутые железные пасти, похожие то ли на голодных крошек-птенцов, то ли вообще на жутких клыкастых драконов с назревающим глубоко в глотке алым пламенем - искусственной красной подсветкой ламп.
Так, хорошо... он всем нашел занятие, кроме Мона и Мастера Сплинтера. Ну и себя, но Дон сейчас играл роль воеводы, командующего роте согласно поставленному плану. Хамато Йоши был у сыновей на подхвате, стоя стройной березкой на раскачивающемся стволе своего "старого товарища", под которым не раз медитировал, а Мона Лиза...  А Лиза бедной сироткой, все так же, не говоря ни слова, жалась в уголке, свесив вниз искусанный хвост, раздумывая, как бы ей влезть в общее дело и быть чем то полезной. Но пожалуй, после того, как от ее нежелания "спрятаться на кухне", благодаря чему маузеры чуть не оттяпали ей пол хвоста, Дон даже слушать ее не захочет, к тому же, она рисковала заслужить себе еще больше "любви" от Рафаэля и Леонардо своим упорством сейчас. Так что, что ей оставалось делать, как не играть роль изнеженной принцессы? Может завалиться к Дону на руки, эм, на одну руку, и в испуге пропищать что-нибудь, судорожно хватая его за шею? Пожалуй он это даже больше поймет, чем ее рвение помочь. Раф и Ниньяра достаточно быстро разделались с трубой, а Микеланджело, по совету черепашки в фиолетовой бандане, бодро водрузил на собственные плечи покачивающегося лидера. Мда.. лучше бы он это предоставил сделать самому Майку, вставшему на плечи Рафаэлю... хотя... Саеносец далеко не балерина - прямо в гущу маузеров эпично бы рухнул и он, и Майк, и все остальные следом. Но глядя на дрожащие руки владельца ниндзя-то, мутантка просто не могла не кусать губы. Ну же.
В итоге... младший черепашка делает вообще по своему! И кое у кого в зале, глядя на его головокружительный полет над замершими, повернувшими хором свои уродливые морды маузерами в сторону перепрыгнувшего на трубу весельчака, наверняка в этот момент случился... почти инфаркт. У девушки так точно! Саламандра даже вскочила на ноги, вытянувшись в струнку и обхватывая хвостом ветвь для поддержания равновесия. - Майк, аккуратнее... - тревожно бормочет она, чувствуя спиной, как все так же, с бесконечной тревогой во взгляде, наблюдают, как юный ниндзя вися кверху тормашками сосредоточенно выкручивает сюрикеном болты, сдерживающие крышку люка в потолке. С большим облегчением компания проследила за полетом тяжелой решетки, которая не хуже чем настоящий снаряд, свалилась прямо на парочку тесно прижимающихся друг к другу в общей толчее роботов, и превратила их в спрессованный металлолом-вафлю.
- Ну-с, кто первый прочь от белых кроликов?
Ящерица широко улыбается - просто молодчина Майки, и начинает осторожно переступать по узкому бревну, ближе к остальным. Хвост саламандры нехотя выпускает свою опору, и высоко поднимается над головой, плавно изгибаясь, вторя ее шагам. Донателло нервозно возится на своей ветке, и кажется, похоже примеривается, как бы ему самому заняться обрезанием проводов. И что, он хочет сказать, что вот так, с одной перевязанной рукой, он полезет... туда? Даже если Донни и планировал поручить это важное дело кому-то другому, то явно не Моне. - Пусть первым идет Лео. - Наконец достаточно громко, перекрывая лязгающий шум и скрежет, произнесла мутантка, оказываясь между изобретателем и Ниньярой, - Если первым пойдет Раф - то рискует там застрять и перекрыть всем выход на свободу, - Ящерица чуть отклонилась назад, прекрасно балансируя над пропастью, чтобы словить преисполненный злобы взгляд черепашки в красной маске, и вновь возвращается в исходное, прямое положение. - Ниньяра, я могу одолжить у тебя катану? - О... да... она прекрасно знала о чем говорили эти глаза напротив серого цвета, стоило ей только развернуться с оружием в руках к Донателло. Кажется он мгновенно сообразил, что к чему, и зачем саламандре понадобилась эта острая штука. Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза, обмениваясь неозвученным элементарным диалогом, который уже у них обоих уже вошел... почти в привычку.
"- Ты не пойдешь - нет, я пойду!".
Девушка даже подметила, как рефлекторно дернулась к ее кисти трехпалая ладонь юноши, чтобы схватить непокорную в охапку и перекинуть ее прямиком на руки младшего брата - сей груз не для подобной тяжкой работы, но тут же он вновь опускает руку, сжимая ладонь в плотный, напряженный кулак. - Я с меньшей вероятностью окажусь разорванной на части, чем кто-либо из вас. - И Дон прекрасно это понимал. Маленькая, юркая, почти невесомая Мона как нельзя лучше подходила на роль "скалолаза", по трубам, к плетению проводов под потолком. Но вот пожалуй, про "разорванного на части", она сказала зря - у паренька сразу странно вытянулось лицо, а оливковая кожа приобрела мутно-синеватый, болезненнй оттенок. Не удержавшись, девушка раздраженно закатила глаза, - Перестань. Я умирать сегодня не собираюсь.
Развернувшись к гению спиной и поправив набедренный ремень, подтянув его чуть повыше к талии, ящерица, словно обезьяна, перепрыгнула с ветки на ветку, мысленно чертыхаясь, что катана - это вам далеко не компактный перочинный ножик. Пока была такая возможность, бывшая студентка зажимала рукоять в тонких пальцах, одновременно пытаясь ухватить неровную кору коготками, но ровно до тех пор, пока она не перебралась на самый верх, где лезвие пришлось по-пиратски закусить зубами, а иначе было никак - подобную бандуру заткнуть за пояс абы как не получилось бы - не дай бог она отрежет ей хвост. Некоторые холодные трубы, те, что потоньше, использовались Лизой для того, чтобы раскачаться, а те, что были помассивнее, с широкими, ржавыми кольцами, были для нее путеводными дорожками к кабелю, который проходил прямо между параллелями таких толстых мини-акведуков. Острые колени плотно обхватывали прохладное железо с запотевшими ледяными каплями, которые неприятно падали прямо на чувствительный живот, отчего она ежилась, морщилась, но упрямо лезла дальше... Гибкий хвост прочно захлестывался на скользкой трубе, надежно страхуя саламандру в том случае, если руки соскользнут с гладкой, скользкой поверхности. Это был один из тех немногих случаев в ее короткой жизни мутанта, когда Мона порадовалась тому, что она длиннохвостая, антропоморфная рептилия. Так... а вот и провода.
Достигнув заветной цели, Мона покрепче вцепилась когтями в шаткую опору под собой, так, что пробила насквозь ржавую поверхность да дыр, и теперь под ее ладонями сочились холодные ручейки, по каплям стекая с локтей... Хвост извернулся, "забирая" у своей хозяйки острую катану, давая ей возможность обернуться через плечо. Пока она сюда лезла, девушка и не подумала. как же она будет в темпе прыгать обратно... придется показать мастер-класс акробатики, чтобы сорвать аплодисменты и остаться в живых. Стоит ли говорить, что ничего подобного, мутантка еще не делала?   Ладно, ладно, главное перерезать этот проклятый кабель!
Поза была конечно феноменальная - закинув руку за один прогибающийся металлический рукав, второй поудобнее перехватив рукоять, хвостом дотягиваясь до одной из линий труб, которая должна будет послужить для сильного толчка, чтобы мутантку снова перекинуло обратно чуть ближе, чем если спокойно ползти, как сонный хамелеон, одна нога обхватывает трубу, другая прижимается к ней коленом... осталось только завязаться узлом. Натужный скрип несчастного древа, и нервные восклицания с останков древесной кроны, побуждают быть чуточку активнее и торопиться... Мона подцепляет острием плотно прижатый к покрытию кабель, и использует лезвие рычагом, хотя на весу в столь неудобной позе, это было безусловно жутко неудобно. Но выбирать не приходилось, - Даваааааааай... - Сделано на совесть, черт.

+5

24

Red or Black

Она  нарочито медленно завязала хвост и только тогда подняла голову, чтобы посмотреть на Рафаэля. Он смотрел на нее снизу вверх, пользуясь тем, что она находится в сидячем положении, хотя она и немного выше его ростом. Она стойко выдержала его взгляд. Затем Ниньяра поднялась, медленно и осторожно, опасаясь упасть. И снова взгляд в глаза. Она чувствовала, что Рафаэль относится к ней с подозрением. Он не доверял случайным  встречам. Хотя лиса поступала точно так же. Она не позволяла никому лезть в тот свой тесный мирок. Лиса ждала возможности открыться Рафаэлю, но опасалась его негативной реакции. Но она далеко не такая, какой может показаться на первый взгляд. И вот  это отличный способ доказать, что она тоже может быть членом команды.
- Не переоценивай себя. – Откликнулась лисица. Она чуть прищурилась, когда Рафаэль закончил фразу. Он сделал несколько преждевременными ошибочных выводов, в отношении нее и своего участия в ее жизни. В этот момент ей захотелось, чтобы на голову мутанта обрушилась часть потолка. Однако хватит препирательств, их жизни еще находятся в опасности. – Ты еще меня совсем не знаешь.
Ног Рафа коснулся ее хвост, а Ниньяра прикинула, сумеет ли она забраться повыше. Маузеры, словно стая бобров начали прогрызать дерево. И если вспомнить, что им нипочем оказалась стена из бетона и кирпича, то долго ли выдержит это дерево? А главное, сколько выдержат они? Она чувствовала, как включился отсчет времени, который им предназначен.
- Ты бы еще подорвал и нас. – С саркастичной усмешкой ответила лиса. Нет, для взрывчатых веществ они находятся слишком близко. Нужно было действовать хитрее и осторожнее. Но как? Очевидных решений пока не находилось, предстояло ждать пока кого-нибудь из них посетит светлая идея, или пока маузеры, клацая своими острыми челюстями не доберутся до них. И хотя на самом деле прошла пара минут, лисице это время показалось вечностью. Голос подал Донателло, и у гения как всегда был план о том, как им избавиться от очередной заварушки, внезапно свалившейся к ним на головы.

"love or die?"

Она повернула голову в сторону Донателло, который звал их с Рафаэлем со своей ветки. Она кивнула на просьбу Дона, чтобы она ни значила. Она выслушала гения до конца. План, конечно, имел шероховатости, но другого у них не было. Тем более что пока они слушали Донателло, дерево начало раскачиваться и теперь, чтобы сохранить равновесие приходилось держаться. Ниньяра подошла к самому краю ветки и слегка пригнулась. Она ждала, пока Рафаэль метнет сай, чтобы парочкой сюрикенов закончить дело и окончательно разорвать обшивку трубы. Точные броски прошли прямо в цель. Из трубы мощным напором хлынула вода. Нескольких маузеров откинуло к стене струей воды. Их работа была завершена.
-Пора убираться отсюда. – Буркнула лисица, поднимаясь. Теперь все слова тонули в гуле, и приходилось кричать, чтобы хоть кто-то услышал. Это напоминало шум водопада, вот только помещение было слишком маленьким, и потому звук оглушал, и отдавался эхом во всех уголках комнаты. Маузеры тем временем тоже не теряли времени даром. Дерево в очередной раз опасно зашаталось, лапка лисы соскользнула со своей ветки, оставляя на прощание дереву несколько глубоких царапин. Голова ощутимо ударилась о ствол, и она чудом удержалась, отчасти потому что Рафаэль находился рядом. Теперь она была зажата между ним и стволом дерева. Ниньяра неожиданно смутилась, и ей стало неловко. Сердце внезапно быстро забилось, а она отвела взгляд от черепахи. Из головы не выходили последние его слова, и она всем естеством сопротивлялась им.
Впрочем от необходимости что-то говорить ее избавил Микеланджело, который тщетно пытался сохранить равновесие, удерживая Леонардо. Не теряя времени Ниньяра взобралась наверх, поближе к парням. Она схватила Майка за пояс и резким движением притянула к себе подальше от завала. Хотя две черепахи весили порядочно, лисе удалось перехватить их за пару мгновений до того, как они оба стали кормом для маузеров. Она улыбнулась Майку и Лео. Да они еще легко отделаются и выберутся из этой заварушки с парой синяков и ушибов. Ниньяра аккуратно дотронулась пальца ми до затылка. Голова болела, но крови не было, а значит все обошлось.
-Будьте осторожнее, ребята. – Она держится за ветку, и взволнованно наблюдает за Майком. Как тот сначала осторожно ползет по трубе к решетке вентиляции, а потом сюрикеном отворачивает болты. У нее каждый раз невольно екало сердце, когда болт ударялся о тело маузера. Наконец ему удается открыть решетку. Невыносимый грохот слышно даже за гулом воды, которая хлестала изо всех щелей.
Ниньяра невольно выдохнула. Еще пара шагов и все будет кончено. Она кивнула на предложение Моны. Это было логично посылать сначала самых легких. Значит после Лео пойдет либо она, либо Мона Лиза. Она засмеялась над шуткой мутантки. Рафаэль и Микеланджело были самыми габаритными, значит, они должны бы замыкать процессию.
Она протянула Моне Лизе катану. Отдавать оружие ей, конечно, не хотелось, ведь к своему мечу лиса привыкла. Но она не совершит этот путь. Она сорвется, не зацепившись когтями за гладкую поверхность, а перепончатые пальцы саламандры могли удержать ее в такой опасный момент. У Моны Лизы это получится намного быстрее. Она может лишь стоять и наблюдать. Или…

"how alive?"

Или…она может ей помочь. Пускай с далекого расстояния, но может. Ниньяра подобралась к краю своей ветки, и прищурилась прицеливаясь. Права на ошибку у нее нет, ведь отсчет времени, которое было им отведен стремительно кончается. Два лезвия смогут порвать кабель, нужен лишь один точный удар.
Дальше все проходило для нее словно в замедленной съемке. С ее руки сорвалась смертельная звездочка, со свистом сюрикен разрезал воздух. Если она ошиблась хоть на миллиметр, она может ранить саламандру. Ниньяра следила за полетом, затаив дыхание и не смея шелохнуться. Лезвие  разрезало обшивку кабеля и несколько проводов, тем самым облегчая путь катане. Моне удается  разрезать кабель с другой стороны, и теперь, шнур, опасно искрился и извивался в непосредственной близости от саламандры. Уровень воды в помещении стремительно повышался, но до кабеля пока не доставал. Дерево в очередной раз зашаталось. Теперь точно пора было уходить.
В помещении поднимался пар от воды, повсюду летала пыль и водяные брызги, которые мешали видимости. Она тоже успела получить пару легких царапин и теперь кончики бурой шерсти окрасились в ярко-алый цвет. Каменная крошка оседала на одежде и шерсти, а в ее квартире был душ с холодной водой. Это будет ее небольшая плата за гостеприимство черепашек. И она может предложить кому-нибудь ночлег. Конечно, ее квартирка тесная и так непохожа на их просторный дом в канализации, но это было все, что она может предложить.
-Мона, - закричала Ниньяра. – Убирайся оттуда немедленно!
И в этот момент, беспокоясь о судьбе саламандры и братьев-мутантов больше, чем о своей собственной, Ниньяра поняла одну важную вещь. Все это было действительно не зря. Она не чувствовала, что этот момент лучший в ее жизни, но возможно именно он поможет ей измениться. Прежняя Ниньяра бы сбежала сразу как только открылся бы путь на свободу. Она же осталась, и старалась всем помочь. Она спасла Майка и Лео, она помогла Моне Лизе перерезать этот кабель. Возможно, в этом есть и его влияние. Она взглянула на ничего подозревающего Рафаэля и улыбнулась. Перемены – это всегда непросто…

+4

25

Кажется, не так много времени было у лидера, чтобы размениваться на какие-то относительные мелочи. Если кто-то из их группы мог перебрасываться какими-то жестами, говорить о чем-то, что не касается непосредственно дела, а роботы меж тем без всяких на то препятствий прогрызали их последнее пристанище и защиту в этом убежище, то у него просто сил нет. Дела были не то чтобы плохи, но отнюдь не оптимистичны. А в таком состоянии, Леонардо плохо держался на ногах. Казалось, что мутант сейчас свалится на съедение чудесной технике, которой самый умный из братьев поначалу даже восхищался.
Однако Лео выслушал идею Донателло и принял к сведению. Хотя ему в таком состоянии будет непросто выполнить свою часть работы, но он попытается. Так же, с усердием, невзирая на болячки и накатившую слабость, когда адреналина уже и нет, чтобы поддерживать тело в тонусе. Он ведь не был недееспособным - просто слабым и уставшим. Даже поначалу черепахе показалось, что более не чувствует препятствий для дальнейших сражений. Но то скорее была хорошая мотивация - парень сейчас бы не отказался вернуться в кровать и заснуть крепким-крепким сном, желательно без мучительных сновидений о Рене. Только пока нужно было убедиться, что все они окажутся в безопасности, а роботы не смогут прознать про убежище. Как раз по первому пункту, тот, что про безопасность, и должны были позаботиться Леонардо и Микеланджело.
Направленный на него взгляд Рафаэля, лидер все же заметил, хотя и был весьма рассеянным и растерянным. Видимо, об этом и еще нескольких фактах паршивого состояния старшего брата он подумал. Лео кивнул ему, мол, не переживай, уж на дереве продержится. А может даже сможет помочь. И лишь после того, как оглядел всех присутствующих на дереве и не застал никого внизу, ниндзя собрал все свои силы для важной части их с Майком работы. Тот, кстати, уже готов был посадить старшего на свои плечи, чтобы было удобнее откручивать шурупы. Леонардо, по сути, был не таким уж и тяжелым - маленький, малогабаритный в плане мышечной массы. Примерно как обладатель оранжевой повязки, только тот его повыше был. Надо было, наверное, Рафа занять этой работой. Но раз уж так в данный момент решили, то ничего не поделаешь. У лидера, честно говоря, не было даже сил что-либо возразить, к тому же сами идеи шли как-то заторможено.
Да и сама попытка открыть эту решетку успехов не приносила. Даже орудуя одним клинком, на весу, без более менее четкой опоры, было непросто. Вокруг все пространство было размазано, черепаха не видела, где у шурупа горизонтальная выемка, за которую можно было бы зацепиться. Да еще был расчет, что препятствие окажется побитым временем и даже в таком состоянии, каким располагал сейчас мутант, смог бы без труда справиться с отведенной миссией. Но, видимо, обстоятельства решили иначе. А ее позыв можно было четко проследить, когда их небольшая черепашья башенка стала качаться настолько, что, не будь Ниньяры рядом, точно бы свалились на корм железякам. Мечник даже не сразу понял, какая угроза миновала его и брата, отчего спешно, но также весьма рассеянно, ответил на жест лисицы словесной благодарностью.
- Спасибо, - а когда Микеладжело опустил его на ветку, лицо Лео в тот момент было наполнено сожалением. Так хотелось помочь в эту трудную минуту, но оказаться уже на грани: он сейчас старался усесться покрепче, так как стоять и балансировать уже не мог. Нужно было подкопить силы для последнего рывка. - Прости меня, Майки, в данной ситуации одного желания сделать что-то... полезное... мало. - Под конец предложения создавалось впечатление, будто говорящему не хватает воздуха, и он с жадностью пытается вдохнуть еще и еще, не имея возможности насытиться. Однако тот факт, что Майк решил сам во всем разобраться, не внушал чувств радости. Как он сможет один-то? Все-таки до отверстия рукой не подать, в одиночку это возможно, если...
"Он с ума что ли сошел?!" - Хотел было прокричать Леонардо, но его мнение по-прежнему остались только в его мыслях. Будь он сейчас в порядке, то точно не подпустил братишку к такому опасному занятию. Хотя, что уж там, к таким мерам и приходить не пришлось бы. Ведь у него самого был прекрасный шанс справиться с меньшей опасностью. Если бы не болел.
Вода, которая стремительно набиралась, довольно поздно стала объектом внимания лидера. Только и делал последние несколько минут, что с опаской и тяжестью на душе смотрел, как Микеладжело откручивает болтики с решетки с помощью сюрикена, будучи максимально напряжен. Если бы сейчас Лео ту реплику все же озвучил, вполне бы мог сбить концентрацию брату и тот, не дай боже, свалился. Поэтому все это время, поджав губы и покрепче держась за ветку, старший наблюдал за Майки, про себя надеясь, что все получится. Даже думал о том, что придется подхватывать молодого камикадзе, так как Леонардо был ближе всех к нему. И каково же было его облегчение, когда все получилось. Наверное, Леонардо было в этот момент горд за брата - такая улыбка на лице, пусть и немного вымученная, могла означать лишь это. А еще некоторый оптимизм по отношению к их выходке. Теперь незачем беспокоиться за возможные пути отступления.
Многие поддержали предложение того, что именно Леонардо пойдет первым. В принципе, возражений на этот счет не было. Сил у ниндзя хватило принять поддержку, зацепиться за отверстие и залезть внутрь. Оттуда он, увы, не видел уже всех манипуляций, связанных с нейтрализацией маузеров, но Мона должна была справиться.
Было еще неплохо узнать, как там Донателло. Мастер Сплинтер должен был о нем позаботиться, помочь перебраться с дерева в проем, в котором сейчас находился лидер. Учителю будет это куда более сподручнее, как считал старший. Сам он готов был приняться поддержку, если случится какой казус. Все-таки проблемы с рукой в таких делах - это серьезно.
Крик Ниньяры в отношении саламандры заставил Лео посмотреть в их сторону, хотя практически ничего не видел. Лишь слышал после, как искрился провод, готовый вот-вот соприкоснуться с водой и вывести из строя всех тех роботов, что посягали на дерево. Кстати оно уже держалось едва ли не на соплях - то критическое покачивание тому пример. Тем, кто еще остался на нем, стоило поторопиться.
На какой-то момент Леонардо задержал свой взгляд на окружающем. Тот дом, который он так любил, за какие-то минуты обратился в руины, словно всем своим видом показывая «ваша жизнь изменилась, ребята: дороги назад больше нет». Стало так больно на душе, вспоминая детство, проведенное здесь, часть юности. Все так круто изменилось в их жизни, что, наверное, единственный, кто не поспевал за этими изменениями, так это Лео. Лидер был в растерянности не только из-за болезни - все эти изменения были ему в новинку. Хотя сейчас они не были настолько критичными, к ним можно было привыкнуть. Однако разрушение их родного дома, на котором была завязана вся их жизнь когда-то, все-таки оставила отпечаток в душе старшего брата. Что-то он здесь оставит. То, что уже никогда не сможет вернуть.
Никогда.

+4

26

И каждый раз, врываясь вверх,
Ловлю на мысли: Это бег!
В котором тысячи помех,
И я кричу ему...

Я и не стремлюсь узнать тебя.
Эти слова так и не  были озвучены, лишь потому что Раф считал что для выяснения отношений сейчас не время и не место. В конец концов это не он был озабоченной девицей – ни одной из них. Поэтому мутант просто не удостоил ответа мутную беседу, переключая внимание на остальных… и, черт возьми, ловя взгляд Моны Лизы, в котором сквозила неприкрытая зависть. Саеносец насмешливо вскинул бровь и презрительно наморщился – похоже героине романа Дона было мало того что гений вывернулся ради нее наизнанку и поссорился с семьей. Впрочем, ничего сказать он не успел, так как слово взял сам умник.
Раньше, в домоновую эпоху, Рафаэль доверял брату почти безоговорочно, не подвергая сомнениям планы и расчеты. Но сейчас все поменялось в худшую сторону, и вроде Дон говорит умные слова и вроде толково все объясняет, но почему весь план кажется бредом сумасшедшего? Еле держащегося на ногах Лео он посылает балансировать на мелком Майке, а более мощному Рафаэлю предстоит играть в Леголаса.
Ох, держи себя в руках Рафи, просто ты ищешь к чему придраться…
Он лишь кивает в ответ и вместе с лисой пробирается по ветвям, чтобы выбрать лучшее место для броска. И еще он не старается смотреть вниз, там твориться ад, и летят щепки от ствола дерева, которое каким-то чудом еще держалось бастионом против толпы маузеров. Железные челюсти смыкались и размыкались, не зная усталости, и Рафаэль даже не хотел думать, сколько именно мощных жевков перенесет его собственный панцирь, прежде чем металлические зубы вонзятся в мягкую плоть.
Лиса становиться первой и пригибается, давая саеносцу возможность совершиться первый бросок. Три последних куная улетают в железную трубу, вонзаясь в нее и образуя аккуратные пробоины. Если через них провести прямые, то получиться ровный треугольник. Ниньяра изящным и метким броском кисти заканчивает его рисунок, и в трубе прорывает брешь из которой тут же начинает хлестать вода.
Он кивает на вскрик лисы, и тут же дерево начинает клониться в бок – они все-таки добились своего. Рафаэль стискивает зубы, и без звука почти кидается на падающую вниз куноичи прижимая ее к стволу и сам вцепляясь в ветки. Она внезапно оказалась слишком близко, еще от качки ниндзя неловко ткнулся мордой сначала в пышную шевелюру, а потом и вовсе чуть не чмокнул девушку в лоб.
- Я подсажу, - пробубнил он, сгибая колено и упираясь им в ствол дерева, тем самым сооружая для Ниньяры ступень, от которой она тут же оттолкнулась и молнией взлетела выше, игнорируя протянутую ладонь Рафаэля. Он только и успел заметить лихорадочно блестящие глаза, которые выдавали смущение обладательницы рыжей шкурки – что ж, видимо за ее хамоватым и распутным поведением, скрывается тонкая душа принцессы в розовом платье и короне.  Дерево качнуло еще раз, и мутант съехал ниже, едва не встав на голову ближайшего маузера, пришлось стремительно взбираться на ближайшую ветвь, и он как раз успел заметить маневр Майка.
Ну что ж, значит, не он один заметил огрехи в плане Дона, хотя если это сделал младший, то значит дело совсем плохо. Микеланджело, честь ему и хвала, сейчас действовал куда как осторожно и без своей вечной усмешки – Рафаэль напряженно следил за братом, понимая. Что если тот сорвется, придется раскидывать маузеров голыми лапами, чтобы помочь Майки…хм… «подняться». Впрочем, пока все его гимнастические и силовые упражнении прошли без эксцессов – Раф подтянулся на руках, поднимаясь еще на одну ветку и почти ложась на нее всем телом. Естественно сейчас не время для усталости, но он ничего не мог с собой поделать.
Только пара секунд…
- Если первым пойдет Раф - то рискует там застрять и перекрыть всем выход на свободу…
И тут же как последняя капля насмешливый смех лисы – он дернулся, и видит бог лапа потянулась к кунаю, которого на счастье саламандры не оказалось в держателе.
- Хочешь, чтобы я пошел последним и сдох здесь, а ты без проблем разместила свой хвостатый зад в центре семьи?? – прошипел мутант, резко поднимаясь на ноги. Никто не смеет смеяться над ним, особенно лимитчица с амбициями короля горы. Это насколько крутое у нее самомнение, если она возомнила себе, что она может отдавать приказы Рафаэлю.
Мутант качнулся вместе с деревом, сжимая кулаки, и бессильно наблюдая за тонкой фигурой Моны, которая… да бросьте?? Ох, да гори оно все адовым огнем из задницы Сатаны – она пошла прощаться и успокаивать Дона. Рафаэль издал вопль раненного бизона, в котором смешалось просто все – отчаянье, ненависть, презрение и желание убивать. В обычное время он бы еще издал и блюющий звук, но на это уже просто не хватило фантазии. И саеносец сделал то, что всегда давалось ему с большим успехом – пошел бить морды врагам. Уж очень сильно было желание раскачать дерево и посмотреть, как эквилибристка Мона от вибраций спикирует ласточкой на пол.
Он просто съезжает вниз, пятой отталкивая подпрыгивающего маузера, и зацепившись сай за ствол тормозит свое движение.
- Иди сюда, урод, - работая одним лезвием он конечно много не накромсает, но хотя бы поточит сай. Чертовы механизмы разрушили его дом, обгрызли его дерево (ствол держится на одних соплях и честном слове) и все из-за кого? Верно, из-за того что кто-то не может быть пай-девочкой и сидеть на попе ровно в новом «доме».  По ноге скользи железо и он с яростью отпихивает от себя сразу пару жадных до черепашьего мяса дронов – сверху раздается крик лисы,  ее силуэт виднелся в паре.
А потом, наконец, раздался треск электрических искр. Он не видел их, но почувствовал запах, и еще по позвоночнику прошла холодная дрожь. Раф представил, что стоит ему соприкоснуться, хоть на секунду с бурлящей водой ив се мечты Моны разом осуществляться. Пора было брать лапы в лапы и валить на турбо скорости.
- Твою мать…
Словно большая мартышка он пополз наверх, подальше от воды и щелкающих челюстей маузеров. Нога саднила, в глазах слезилось, а руки начали неметь. Рафаэль вцепился в ветки, наблюдая, как остальные перебираются к входу, проделанному Майком. Что ж в словах Моны был свой резон, ему действительно стоит уходить последним, и не потому что так велела саламандра, а потому что для Рафа сохранность отца и братьев было превыше всего. Юкато мастера Сплинтера всполохом метнулось где-то рядом, и это принесло в душу Рафаэля спокойствие – он уже вполне бодро и быстро достиг опрокинутой трубы, следуя к «норе кролика».
И, кто-бы мог подумать, сейчас не видя четко выражения на мордах братьев Рафаэль думал в одном ключе со своим старшим братом. Сейчас, так поспешно покидая логово, что за пятнадцать лет стало для них не просто домом, а нечто большим, они оставляли тут часть себя. Воспоминания, первый дни рождения, вес первого оружия в своих руках, прикосновения к древу, и их тренировки. Раф не был сентиментальным и разжалобить его было ой как сложно, но сейчас, щемящее чувство досады и чего-то доселе неизвестно поселилось в душе. Он запрещал себе оборачиваться или даже просто отводить глаза от намеченной цели, он подумает обо всем этом позже, не сейчас.
Если он обернется сейчас, то никогда не сможет уйти, и будет отбивать свой дом у роботов до последнего вздоха.

Отредактировано Raphael (2014-08-22 23:54:45)

+5

27

Да, это было далеко не то гениальное решение проблемы, на которое могли рассчитывать близкие Донателло. В нем имелись свои серьезные огрехи — к примеру, Лео оказался слишком слаб, чтобы выломать решетку без посторонней помощи, пускай даже он приложил к этому все возможные усилия, и в итоге ребята потеряли несколько драгоценных мгновений. Но если бы Микеланджело сам влез на плечи шатающегося мечника, или вместо шутника на вершину кроны забрался массивный Рафаэль, то все могло бы закончиться гораздо хуже и быстрее. Будь у гения побольше времени, он бы непременно продумал все эти досадные мелочи и составил более адекватный план действий, но ситуация была отчаянной. Умник нервничал и торопился, беспокоясь за сохранность родных. Он не был столь хладнокровен, как Леонардо или мастер Сплинтер, но... он мог подать идею. Кто сказал, что механик должен решать эту проблему в одиночку? Видимо, остальные понимали это не хуже самого Донателло, так как довольно шустро сориентировались и местами даже поменялись ролями: к примеру, Лео спустился обратно на ветку, передав инициативу младшему брату, в то время как Раф с Ниньярой сообща прорвали водопроводную трубу. Все-таки они умели действовать как единая команда, и в этом заключался ключ к их спасению. Нервозно пронаблюдав за тем, как Майки выкручивает болты из крышки люка, Донателло выпучил предплечье сидящего рядом Леонардо и, убедившись в том, что лидер может обойтись без его поддержки, осторожно отполз ближе к концу ветки, решая, как поступить с проводкой. За спиной раздался пронзительный лязг металла, и Донни невольно вздрогнул от испуга, тут же обернувшись — все ли в порядке с Микеланджело? Да, вполне, судя по его хитро ухмыляющейся, перевернутой физиономии и гостеприимно протянутых к братьям рук. Путь наверх был свободен.
Пусть первым идет Лео, — громко воскликнула Мона, перекрывая рев воды. Мощная струя била точно в центр помещения, снося отдельных маузеров, но те, кажется, совсем не обращали внимания на рукотворный потоп: как и предполагал Дон, их корпуса оказались водонепроницаемыми. Раф что-то злобно прорычал в ответ на реплику саламандры, но сейчас не самое удачное время для очередного скандала. Постаравшись не отвлекаться на чужие голоса, Донателло еще немного сдвинулся вверх по толстому суку, вместе с этим лихорадочно изучая взглядом потолок убежища. До проводов нужно было как-то добраться... Разумеется, сам он туда лезть и не планировал, с больной-то рукой, но, кажется, со стороны это выглядело иначе. На деле же гений просто старался облегчить задачу добровольцу, заранее "проложив" для того более-менее удобный маршрут.
Ниньяра, я могу одолжить у тебя катану? — Дон так резко крутанул шеей, что, кажется, едва не заработал серьезное растяжение. Да, это было вполне логично — легкая и пластичная Мона с легкостью выполнит все необходимые акробатические приемы и без лишних проблем достигнет нужного участка потолка, вдоль которого змеилась связка электрических кабелей, но... — Я с меньшей вероятностью окажусь разорванной на части, чем кто-либо из вас, — ну, разумеется, девушка не смогла проигнорировать его пристальный, озабоченный взгляд. К черту логику, к черту разумные доводы. Что, если ты сорвешься, глупая?... — Перестань. Я умирать сегодня не собираюсь, — фыркнула саламандра уже с отчетливой ноткой раздражения. За спинами подростков раздался протяжный, звериный полурык, полустон авторства Рафаэля: черт подери, нашли же время!...
Будь осторожна, — одним губами произнес черепашка, с тревогой пронаблюдав за тем, как Мона проворно карабкается вверх по тонким ветвям и цепляется за трубы под потолком, стиснув зубами лезвие позаимствованной у лисы катаны. Она справится... иначе и быть не может.
Раф, — усилием отведя взгляд от тонкого хвостатого силуэта, Донателло переключился на спустившего вниз саеносца. Тот с ожесточением протыкал кинжалами грызущих дерево маузеров, не то выигрывая время, не то просто выплескивая скопившуюся злость. — Раф, оставь это! — ну, разумеется, брат его не слышит. Или не желает реагировать? Дон вновь обеспокоенно озирается на своих родных: Лео и Ниньяра уже выбрались через люк, и теперь очередь за остальными. Но гений не торопился схватиться за протянутую ладонь Микеланджело: что-то останавливало его, вынуждая бросать тревожные взгляды то на рычащего внизу Рафаэля, то на возящуюся с проводами Мону, и лишь сердитый окрик сэнсэя вынудил его втянуть шею в панцирь и покорно вцепиться в запястье младшего брата, который немедленно потянул мутанта наверх. К сожалению, Дон не мог помочь ему второй рукой, что сильно тормозило процесс... Несмотря на шум стремительно набирающейся в зал воды, можно было отчетливо расслышать сухой электрический треск: Мона все-таки справилась со своей задачей, жаль только, что заполнивший воздух густой пар мешал проверить, сумела ли ящерица вернуться на дерево.
Мона, убирайся оттуда немедленно! — рявкнула лиса, после чего крепко ухватилась за ладонь гения, свесив пышную грудь и помогая Микеланджело затащить брата-инвалида в люк. Сообща подростки справились с этой непростой задачей; едва очутившись рядом с ними, гений торопливо отполз в сторонку, давая проход взметнувшемся следом мастеру — к вящему облегчению Донни, под мышкой сэнсэя тряпичной куклой болталась Мона Лиза. Рафаэль вскарабкался самым последним.... и очень вовремя, так как едва он оказался рядом с остальными, покосившееся дерево с натужным скрипом опрокинулось набок, взметнув огромный фонтан водяных брызг вперемешку с обломками маузеров. Воздух немедленно заполнила вонь паленой проводки и горящей древесины...
"Вот и все," — Донателло с тяжелым вздохом откинулся на панцирь, устало прикрывая глаза. Ему, как и всем остальным, требовалось немного времени, чтобы прийти в себя после пережитого страха и мощного всплеска адреналина... но, как ни крути, рано или поздно им нужно было двигаться дальше. Только вот куда? Заброшенный канализационный колодец, в котором они очутились, вел прямиком на поверхность, к яркому солнечному свету, туда, где мутантов могли увидеть простые люди и без лишних колебаний сдать властям. И негде больше укрыться, и не у кого просить защиты... А все из-за того, что кое-кто недооценил опасность и, как обычно, подставил все семейство под смертельную угрозу. Чуть отдышавшись, черепашка вновь с хмурым лицом принял сидячее положение и внимательно оглядел присутствующих, желая убедиться, что все они были в порядке и не заработали серьезных увечий. Лео выглядел, мягко говоря, паршиво; у Рафа и Моны наблюдались кровоточащие порезы, а на ладони Майки нельзя было взглянуть без слез, но, в целом, никто из них не нуждался в срочной госпитализации. Уже неплохо. Отец заговорил, и Дон заставил себя прислушаться к его словам, не желая пропустить что-нибудь важное. Отправиться к Эйприл О'Нил? Отчаянные времена требуют отчаянных решений, это правда. Девушка и впрямь могла дать им приют на какое-то время, а после мутанты могли вернуться в убежище и отстроить разрушенное доджо. Донателло с тяжелым вздохом покосился на люк: одна надежда на то, что электрический разряд уничтожил всех маузеров без исключения, ведь иначе информация о точном расположении логова мутантов окажется в руках злодеев. К тому же, не все, что было разрушено в процессе битвы, подлежало восстановлению. В первую очередь это, конечно же, касалось рухнувшего дерева... С другой стороны, их семья только что спаслась от страшной гибели в челюстях маузеров, а это многого стоило.
По крайней мере, они все еще живы и держатся вместе. А что будет дальше... будушее покажет.

+4

28

В кои-то веки, подростки без каких-либо возражений повиновались отцовскому приказу. Дождавшись, пока Рафаэль поможет брату совершить прыжок и вскарабкается следом, Йоши и сам взлетел на одну из толстых нижних ветвей, напоследок размашисто ударив тростью по голове особо настырного робота. Разбитый маузер немедленно отлетел прочь, сшибя по дороге парочку "сородичей", но это была лишь жалкая капля в океане скрипящего, жужжащего, лязгающего металлолома. Мутант напряженно оглядел доджо, вполуха прислушиваясь к голосам сыновей и их подруг. Ребята живо обсуждали сложившуюся ситуацию, в то время как Сплинтер намеренно не участвовал в дискуссии, пристально наблюдая за тем, как многочисленные зубастые челюсти с аппетитом вгрызаются в крепкую древесину. Он, как и Донателло, лихорадочно размышлял над дальнейшими действиями семейства; при этом вид у старика был донельзя собранный и суровый. К счастью, план созрел достаточно быстро, пускай и не мог похвастаться особой продуманностью в мелочах, но, учитывая ту непростую ситуацию, в которой оказались Йоши и его ученики, это было самое лучшее, что они могли сделать. Позволив ребятам самостоятельно распределить роли и обязанности, Сплинтер, в свою очередь, озаботился теми маузерами, что по-прежнему пытались вскарабкаться вверх по спинам других роботов, усердно точащих основание дерева. Некоторые особенно упрямые мышеловы умудрялись даже допрыгнуть до нижних ветвей, но неизменно оказывались сброшены вниз — Йоши не дремал, точными и сокрушительными ударами избавляясь от нежелательных соседей. Время от времени, мутант бросал тревожные взгляды на детей, следя за тем, чтобы кто-нибудь из них не сорвался вниз, прямиком в хищные пасти маузеров. Он видел, как Леонардо безуспешно пытался сорвать решетку, а затем на его место встал Микеланджело. Действия младшего черепашки были рискованными и опасными, но он благополучно справился с поставленной перед ним задачей. Теперь путь наверх был свободен, но прежде мутантам следовало разобраться с заполнившими доджо ботами.
Яме, — сухо воскликнул мастер, прерывая разгорающийся спор между Моной и Рафаэлем. Нехотя оставив саламандру в покое, саеносец спустился ниже по древесному стволу, помогая учителю отбивать атаки маузеров, в то время как остальные ребята были заняты тем, что помогали друг другу выбраться из помещение сквозь узкое отверстие в потолке. С этим определенно следовало поспешить, так как дерево кренилось все сильнее и могло рухнуть в любой момент. К счастью, хлынувшая в помещение вода слегка притормозила деятельность механических грызунов... А уж когда оборванные провода коснулись залитого пола — маузеры так и вовсе отвлеклись от исполинского "бонсая", бешено заискрив и начав взрываться, один за другим. Вода бурлила и кипела от мощного электрического разряда, горячий пар вперемешку с густым черным дымом стремительно заполняли пространство комнаты... Словом, следовало уходить, да поскорее. Убедившись, что Рафаэль вскарабкался на вершину кроны, Сплинтер несколькими изящными прыжками вознес себя следом за сыном и замер, балансируя длинным голым хвостом: его взгляд был прикован к хрупкой фигурке саламандры, что так быстро, чуть ли не в панике ползла по трубам обратно к люку. Огромные желтые глаза были распахнуты во всю ширь, а губы были сжаты в тонкую, напряженную ниточку — Мона явно старалась успеть к дереву раньше, чем то начнет рушиться в воду... В итоге, именно спешка ее и подвела: рука девушки сорвалась, чиркнув коготками по железной трубе, но, к счастью для Моны, она оказалась на достаточном расстоянии от ветвей, чтобы Сплинтер успел крутануться на месте, совершая стремительный замах хвостом, и крепко обмотать ее упомянутой конечностью за талию. Разумеется, долго держать ее в подобном состоянии мутант не мог, а потому рывком привлек к себе и, буквально подхватив несчастную ящерицу подмышку, тут же стрелой метнулся прямиком в люк, пока ветка не разломилась под двойным весом. Рафаэль прыгнул следом, повиснув на руках над бушующим водоворотом, образовавшемся на месте рухнувшего дерева...
Все-таки успели.
Опустив Мону рядом с Донателло и Ниньярой, Сплинтер нагнулся к люку и крепко ухватил сына за руку, втягивая внутрь — вопреки ожиданиям, массивный панцирь саеносца все-таки прошел сквозь узкое отверстие. Похоже, что вся семья была в безопасности... а все маузеры, наоборот, оказались благополучно уничтожены. Несколько мгновений мутанты молча наблюдали за последними искрящимися всполохами в воде, а затем издали дружный вздох облегчения. Но не время было расслабляться, и Йоши немедленно заставил себя собраться. Им всем нужно было как можно скорее убраться из подземелий, пока сюда не пришли другие маузеры или, что хуже, люди Рене... Опустив голову, мастер пару раз напряженно подергал рукой за собственную бороду, не забыв при этом скользнуть внимательным взглядом по лицам подростков. Все они выглядели очень усталыми, даже выбитыми из сил, а кое-кому требовалась серьезная передышка. Чем скорее они найдут новое укрытие, тем лучше для них всех...
Пора уходить, дети мои, — наконец, негромко, но твердо произнес Сплинтер, обращаясь ко всем присутствующим. — Отныне канализация не может служить нам убежищем. Мне жаль это признавать, но единственное существо, способное дать нам приют — это Эйприл О'Нил... остается надеяться, что эти роботы не смогут найти нас на поверхности. Идем, — встав с колен, старик первым начал взбираться вверх по металлическим скобам, вплавленным в бетонные стены колодца. Ребята за его спиной с тихим кряхтением поднимались на ноги, помогая друг другу и в особенности тем, кто не мог карабкаться по лестнице самостоятельно — к примеру, Лео и Донателло. Сам Йоши был сосредоточен на том, чтобы обезопасить дальнейший путь и убедиться в том, что мутантов никто не сможет заметить. Похоже, самое время было выйти из темной затхлой норы на яркий солнечный свет, позабыв о былых страхах и сомнениях... Свежий воздух щедро заполнил легкие, впервые за долгие годы, и старик неожиданно с большим удивлением обнаружил, как сильно он соскучился по яркому голубому небу у себя над головой.

+4

29

Как начинают свой день все нормальные люди?
Просыпаясь в своей кровати, они слепо нашаркивают под ее ножками любимые тапочки, часто путая правый и левый, встают, позевывая и потягиваясь, поправляя сбившуюся за ночь пижаму, и плетутся тихим ходом в ванную, умываться, чистить зубы, вставлять спички в слипающиеся глаза и все такое, попутно мечтая о горячей, ароматной кружке пенящегося какао с молоком. Они смотрят на часы в ванной, или в коридоре, понимают, что страшно опаздывают и начинают метаться по квартире с вытаращенными глазами, отыскав в себе до селе дремавший заряд энергии, которая вскоре, правда, быстро кончается, иссякает прямо перед дверями школы-офиса-университета, в зависимости от того, кто перед нами - подросток, или взрослый, а может, что-то среднее. Но так, или иначе, обычно утро встречают все довольно одинаково, лениво и до скучной зевоты однообразно. Все... но есть такие исключения, вроде семьи О'Нил. Где глава семейства зачастую, и засыпает и встает на работе, прямо не сходя с места, а его неугомонная, любимая дочурка носится по вечерам невесть где, или с фотоаппаратом, видеокамерой и записной книжкой, вместо того, чтобы заниматься дома, сидя на мягком диване и жуя свежеиспеченные вафли, или же проводит вечера в весьма мутной компании, о которой ходят слухи по всему городу, но никто ни разу не видел эту компанию "инопланетян" живьем. Кроме, разумеется, рыжеволосой, любопытной школьницы. Так как начинает свой день Эйприл О'Нил?
Встает, натягивает халат, всовывает босые ноги в пушистые, голубые с красными подошвами тапочки, подходит к окну, подняв единственную раздвижную створку вверх - ее целью было определить погоду на сегодня, все же скоро бежать по делам... И в изумлении натыкается широко распахнутыми, васильковыми глазами на тесно жмущихся друг к другу мутантов, всей "счастливой семеркой" уместившихся на небольшой площадке пожарной лестницы, прямо напротив окна квартиры О'Нил, готовые робко постучаться в апартаменты.
Это что ли в гости? А не слишком рано?!
- Ээээ... Доброе утро Мастер Сплинтер, и всем... привет... - Она выгибает тонкие брови дугой, и они тут же исчезают под пышной, взъерошенной челкой, огненной соломой торчащей в разные стороны. Она переводит взгляд на подростков, за спиной донельзя усталого крыса, с понурившимися жесткими усищами, ошарашенно отметив про себя, что все без исключения с порезами, с синяками, обморочно валяться на плечи соседа и опасно пошатываются. Лео так вообще сравнялся цветом с обоями у нее дома, в спальне - желтовато-салатовыми, только без мелкого горошка, хотя что-то такое было на скорбной физиономии лидера, в болезненную крапинку, которого придерживали с двух сторон Микеланджело и Рафаэль. Девушки черепашьей команды, прятались за широкими плечами высокого Донателло, который стоял, навалившись на ось ржавой лестницы, придерживая одной исцарапанной ладонью свою больную кисть. - Ого, что произошло то? - Эйприл ступила в глубь комнаты, радушно пропуская мутантов через, эм, окно... Да, глупо было требовать от ее друзей, по-человечески пройти через подъезд и позвонить в дверь. И дело даже не в том, что они "нелюди", ну просто смешно представить, как они будут шарахаться по углам поднимаясь  на этаж рыжей подружки, боясь, что кто-то их увидит. Сложно не заметить такую "толпу". Жаль вот только окна у нее не предназначены для таких гостей, особенно для плечистых и грузных, габаритных черепах, с большим панцирем и литой мускулатурой. Мона, Ниньяра и Сплинтер без труда скользнули во внутрь, а вот мальчишкам пришлось изрядно попотеть, чтобы просочиться в квартиру подруги - Раф так и вовсе едва не разбил текло, упираясь в раму ребром панциря и проталкивая свое тело следом за приземистым Лео, гибким Майком, или худоватым Доном. - " Пора менять окна", - Мысленно отметила про себя О'Нил, усаживая всю честную компанию на диван и кресла, перед телевизором, а сама убежала на кухню, без лишних вопросов - для всеобщего успокоения нужен чай. Желательно с мятой, или мелиссой... Мягкий, чуть терпкий, зеленый чай с несколькими плавающими мятными листиками был поставлен на стол в пузатом заварнике, тут же большой чайник с кипятком и семь расписных чайных чашек. Пришлось для такого количества гостей в доме, распаковать любимый папин сервиз. - Так что произошло у вас, ребята? - Эйприл аккуратно садится напротив мутантов на притащенный из кухни стул, и мужественно готова внимать всем ужасам, в изобилии обрушившимся на головы бедных подростков этой ночью. За все то время, пока ей доходчиво объясняли проблему, рыжеволосая ни слова не произнесла, изредка хмурясь и поджимая губы. Разрушенное убежище... Надо же. У них в канализации все так тщательно скрыто, столько ловушек, замков, а после стычки с солдатами Фут на крышах, Дон вообще сделал из черепашьей хатки какую-то неприступную крепость. Голос пожилого крыса звучит очень устало, с явным оттенком горечи, да и у всех молчавших, предоставивших слово наставнику, юных ниндзя, лица просто похоронные. Ужасно... Ужасно, что нельзя вернутся домой и без того отвергнутым обществом существам, вынужденным ютится в канализации. Эйприл осторожно подает в тонкие пальцы пожилого сенсея дымящуюся теплую чашку, - Я сожалею... Но главное, что все остались живы. Конечно, я помогу вам, - она небрежно махнула ладонью, - Вы можете жить здесь столько, сколько потребуется, прошу, располагайтесь. Там, - Она ткнула пальцем в сторону, - ... кухня. Ванна и туалет дальше по коридору. У меня две спальни и диван, ну и кресла раскладные, правда, - Она скептически окинула взглядом потирающего предплечье Майка, находящегося к ней ближе всех, - ... не знаю, поместитесь ли вы на разложенных креслах. Вы по человеческим меркам э... крупноваты. Только не обижайтесь! - Примирительно вкинула белые ладошки с россыпью веснушек Эйп, - Если что, в кладовке, маленькая дверь, рядом с ванной комнатой, там есть три свернутых матраса, их можно постелить, где угодно. Белья на вас всех у меня хватит. Мой папа - человек запасливый. - Она немного помолчала, глядя на притихшую компанию, которой явно было очень неудобно просить школьницу о пристанище. Все понимали, что будет ох как не легко, особенно учитывая..., - Только старайтесь не шуметь и не высовываться в окна и не стоит выходить на балкон, ладно? У меня нервные соседи. Особенно соседка сверху, - Эйприл неприязненно поморщилась, вспоминая пышнотелую даму в бигудях, с ее дурацким котом подмышкой. О'Нил неспешно поднялась со своего места, чуть отодвинув стул и упираясь о его спинку кулаком. - Отец завтра уезжает по работе, так что я в квартире одна до конца месяца. Надеюсь вам здесь будет уютно, - Широко, ободряюще улыбнулась девушка, чуть вздернув плечи.
А иначе для чего нужны друзья, как не помочь в трудную минуту?
Вот так и начинается утро О'Нил. Самое... обычное... утро....

+2


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Маузеры отакуэ!