Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » II игровой период » [С2] Держись за меня!


[С2] Держись за меня!

Сообщений 11 страница 17 из 17

11

Ситуация требовала решительных мер. Но в голову ничего не приходило, отчего Леонардо каждый раз мысленно давал себе подзатыльники. Это был тот самый редкий случай, когда лидер слишком поверхностно понимал, как стоит ему действовать, чтобы защитить девушек. А они в этом нуждались. Кроме него, в данный момент, больше некому это делать.
Надо ли говорить, что он понимал, что такая ситуация имела место быть? Тогда где же план, о Бесстрашный? Все было довольно непросто. В толпе скрываться уже получалось довольно слабо. Люди открыто паниковали, звонили в полицию, судорожно пытаясь объяснить ситуацию. Явно не каждый день можно увидеть картину, как трое подростков, закутанные в одежду снизу доверху, отбивались от звездочек, летящих во все стороны. Правда, преимущественно все-таки в сторону троицы, но инстинкт самосохранения говорил обратное. Получить такую штучку себе в лоб никому не хотелось, так что ниндзя понимал их панику.
Суета сбивала с правильного потока мыслей. Он шел, сам не ведая куда. Хотя с виду и был уверен в своих действиях, что придавало бодрости духа девчонкам. А он им был даже нужнее, чем самому Лео.
Эйприл выдвинула идею позвать подмогу, после чего воин ночи даже просиял ненадолго. Помощь была бы очень кстати. Только вот если бы была возможность этой самой "помощи", то пошел бы на это дело не только Леонардо. Майки и мастер могли бы прийти, как только на экране черепахофона появится изображение девочек, но это было не менее рискованно, чем сейчас вступать в открытый бой с противником. Изобретательные ниндзя находят все, что только можно. В том числе такой расклад соблаговолит им найти их временное убежище и устроить облаву еще раз, если в этот раз не добьются успеха. Мечник хотел, чтобы действительно у них у этот раз ничего не получилось. Вспоминания о прошлых неудачах до сих пор давили и делали из лидера тряпку, об которую топчутся все кому не лень.
Очередная атака со стороны врага уже была более ожидаема, но страх за девочек молниеносно отпечатался в голове. Рыжеволосую уже второй раз судьба спасала от такой нелепой смерти, и наблюдать за этим, пытаясь помочь, было непросто.
- Ты в порядке? - спрашивал он у Эйприл, плюнув и забыв уже о несчастном черепахофоне, по которому уже вряд ли удастся дозвониться. По внешним признакам, с девушкой было все хорошо. Да и по сильному желанию убраться отсюда, шок ее миновал. Наверное, после первого раза такая ситуация воспринималась с должной стойкостью, которой рыжеволосой было не занимать. Лео мог бы порадоваться за девчушку и ее рвению, да вот ситуация не предрасполагала к хвалебным одам. Чем раньше они уберутся с открытой местности, тем меньше шанса противнику еще раз заставить их врасплох.
Озираясь по сторонам, Леонардо представлял, куда им лучше всего направиться. Но вперед него идею предложила Мона, уже вовсю взяв командование маленькой группы на себя. Рифленый забор не был преградой для воина ночи, но в первую очередь он пропускал дам, давай тем возможность первыми его преодолеть во избежания еще одной серии сюрикенов. Мона Лиза сделала это первой, еще раз показывая свои способности: ловкая и быстрая рептилия без проблем взобралась на забор и протягивала руку подруге, которая обладала куда более меньшими навыками в преодолении таких препятствий. Да уж, бетонные джунгли полны сюрпризов и еще большой вопрос, кому они помогут в этот раз.
Град звездочек в очередной раз был направлен на троицу, и черепашка не мог больше ждать, немного грубо толкнув девушек за другую сторону забора. Те от неожиданности издали короткий вопль, чем-то похожий на визг, и познакомились с его величеством грязной лужей. Сам Лео тоже замарал ботинки в вязкой и мокрой земле, но он не сильно обращал на это внимание.
Было немного времени для того, чтобы осмотреться и сориентироваться на месте. Открытая местность, с неприятными для бойца условиями. Пытаться пройти здесь в надежде уйти от погони - довольно глупая затея. Лидер даже просчитал, через какое время их догонят и поймают для выяснения дальнейших обстоятельств. Это было не то место, где он может защитить подруг от ниндзя.
Но, видимо, для Эйприл эти самые приключения все же сказались довольно печально. Как только Мона помогла ей встать, та едва ли уже могла так быстро шевелить ногами, даже несмотря на ландшафт. А противник не дремлет и не будет ждать, когда они соизволят наконец-то спрятаться в уголке какого-нибудь незаурядного домишки в ожидании чуда. Зато рыжеволосая верно указала на старое здание, где они смогут укрыться. Ну или, по крайне мере, попытаться обороняться. Все-таки воин ночи больше рассчитывает на выгодные условия, чем на одну лишь силу мускулов. Карие глаза, находящиеся в тени из-за широкополой шляпы, всматривались в театр. Возможно, у мечника были неплохие варианты, как в итоге действовать.
- Надеюсь, у нас это получится, - сейчас ни в чем нельзя быть уверенным и Леонардо это знает. И в этот раз не обойдется без плана Б, который черепахе надо придумать, пока они добираются. А чтобы быстрее это сделать, мутант, заблаговременно закрепив чехол от виолончели за спину на двух поясах, подхватывает О'Нил на руки и вместе с Моной преодолевает расстояние к театру. Так они это сделали довольно быстро. По крайне мере, видимых следов присутствия преследователей пока что не было. Это давало некоторое время, чтобы подготовиться.

Внутри театр казался еще более старым, чем снаружи. Даже как-то сомнительно было, что он все это время на реставрации. Да что там, тут следов присутствия человека давно не было. Это как раз было на руку мутантам, которым лучше бы избегать контакт с другими людьми. Тот пример с резвым грубияном еще оставался в памяти лидера. Да и у девчат тоже.
- Так, теперь нам нужно как можно лучше затаиться, - Лео поставил Эйприл на землю, а сам стал снимать обувь. Вся прилипшая грязь теперь была на ней и он со спокойной душой избавился от них, бросив в какую-то урну внутри. Теперь ниндзя не оставлял следов на полу, передвигаясь поразительно тихо. - Эйп, тебе стоит снять обувь и верхнюю одежду. Если мы наследим, то у ищеек в черном будет больше шансов нас отыскать, - плохо было то, что Мона слишком быстро избавилась от одежды и теперь ее ноги были все в грязи. Единственное, лишь тряпка, чем-то отдаленно напоминающая штору, висела на петельке и ею можно было вытереть ступни. А пока мечник благородно отдал плащ Эйприл, которой без куртки было явно не очень тепло в закрытом, но довольно холодном помещении. Стоило еще, наконец, вернуть ниндзя-то на свое законное место, раз вся идея с переодеванием пошла прахом. А также стоило прихватить звездочки, которые остались на чехле и панцире черепашки. Последние он получил как раз тогда, когда они всей компанией перебирались через забор. Лишние боеприпасы буду всегда кстати, а у этих ребят было довольно качественное оружие.
Теперь стоило бы подумать о том, где бы им укрыться. Сняв шляпу, чтобы та не закрывала обзор сверху, Леонардо пытался прикинуть, в каком месте ему лучше всего будет защищать подруг от ненастья. Вообще хорошо было бы, если бы их вообще не нашли, но на такой подарок судьбы больно карма у них злосчастная: сколько не гляди, а моментов везения было совсем немного. Хоть живы, и на том спасибо.
Актовый зал, куда направилась группа, мог бы стать как раз тем местом, где можно было бы укрыться. Но опять же, слишком большое помещение. В таком достаточно легко разделить их компанию и прикончить поодиночке. Это больше всего не нравилось Леонардо.
"Ах да, ведь тот коротышка что-то кричал про кошку и собаку на двух ногах. Если это мутанты, то они своим обонянием могут легко нас вычислить. Нужно что-то с этим делать." - против ищеек, у лидера был свой способ борьбы. Он вытащил из-за пояса небольшую баночку кайенской смеси. Такая штука неплохо помогает уничтожить обаятельные рефлексы у собак. Значит и на подобных им тоже должно сработать.
- Девчат, отойдите немного, - уже открывая банку сказал воин ночи, распространяя эту жгучую отраву для противника. Достаточно было не очень много этого порошка, чтобы сбить след в театре.
- А теперь пошли, - скомандовал Лео, уводя подруг в сторону закулисья. Может там будет то самое место, где они найдут свое временное укрытие.

Отредактировано Leonardo (2014-03-24 19:42:51)

+4

12

- " Две безмозглые волосатые курицы," - Обречено воздел темный взор к небу юноша, когда вроде-бы вышколенная мутантка-конспиратор стала причиной диких воплей скандального мужика. Звери. Они хоть на двух ногах и владеющие языком, да что там, оружием, но для Ксевера оставались все равно, они оставались большими и неразумными тварями. Юный вор еще никак не мог привыкнуть к тому, что Мастер Шреддер с недавнего времени начал пользоваться услугами мутантов. Видимо Саки имел свой, личный подход к данной ситуации, считая, что никто лучше не сможет справится с этим заданием, кроме как другой мутант. Существо к существу... И конечно, может это и было правильным, кто в конце концов он такой, чтобы оспаривать решение хозяина, мастера, но никто не отменял мнения парня - эти твари должны сидеть в клетках. Они нелюди, зверье, неуправляемы и в любой момент могут предать, стоит, наверное, их инстинктам взять верх над разумом. Ксевер им не верил... и не скрывал своего недоверия и презрения к пушистым и чешуйчатым особам, являющимися новыми членами клана. И в пользу их он не верил - сами посудите, одна из этих милых "плюшевых" барышень привлекла к себе столько внимания, сколько вряд ли сумел словить ниндзя-человек, так же столкнувшись с неспокойным горожанином за мусорными бачками. Юноша находился все это время в тени, не принимая никакого участия в общей потасовке и обстрелом сюрикенами потенциальных жертв. Но долго в стороне похоже ему оставаться не придется, нужно же спасать положение и даму в беде. На ходу доставая нож, последуя знаменитой детской считалочке про "месяц", вор плавно вынырнул из дымной завесы от рядом стоящей железной бочкой, чье содержимое потихоньку сгорало внутри и грело своим теплом обступившую ее троицу бомжей. Его никто и не заметил... сейчас всем было не до худощавого молодого темнокожего, который сновал в общей суете, аккуратно подбираясь к источнику неистовых воплей: обогнув железные баки по дуге, не беспокоясь о собственной скрытности, он буквально нос к носу столкнулся с истерично верещащим клерком, присевшим на корточки перед ошарашенной волчицей и закрывающим свое пухлощекое лицо дрожащими ладонями, мол, сгинь, сгинь нечистая сила. Увидев невозмутимо спокойного юношу, бедолага, очевидно решивший, что сходит с ума, в молитвенном жесте воздел обе ладони к нему на встречу. В ответ же Ксевер скорчил до ужаса кислую мину, глядя на съежившегося горожанина сверху вниз, как на насекомое под подошвой своего сапога. Вор предусмотрительно спрятал руку с зажатым в ней лезвием за спину, дабы этот истеричный увалень еще громче не завизжал от испуга. Молча утомленно вздохнув, юноша сделал широкий шаг вперед, приблизившись к лепечущему молитвы и благодарственные речи жалкому человечишке(и куда делась вся его спесь и высокомерие?) и не глядя крепко приложил его рукоятью ножа в затылок, стоило тому на секунду повернуться к нему спиной, чтобы в диком страхе в очередной раз ткнуть пальцем в сторону Сакуры. Ловко подхватив одной рукой сползающего на землю офисного работника за локоть, вор  довольно таки небрежно, грузно привалил его обмякшее тело к стене дома, придвинув носком ботинка к нему парочку туго завязанных мешков с отбросами. За бомжа, или пьяницу сойдет. Лениво отряхнув руки и убрав нож во внутренний карман жилета, потратив на это целую минуту, и лишь после этого обратился к волчице, недовольно прищурив глаза и ядовито улыбнувшись одними краешками губ, -  Милая, может тебе просто тяжело нормально спрятаться? - С поддельным участием, процедив сквозь зубы "нормально", что для его дорогой напарницы сейчас звучало синонимом с "отвратительно". Троица за спиной уже спешно сорвалась с места, слившись с людским потоком. Юный бандит выпрямился, из-за плеча проследив за смазанным движением черных пятен по верхам зданий и едва заметному движению в густой тени справа от себя. Славно, что эти не теряют бдительности, в отличии от... Сколько он уже раз про себя похвалил людей и проклял мутантов? - Шевелись, пушистая, - Он развернулся к мутантке спиной, сунув руки в карманы, - У тебя красивый воротничок... даже слишком. Не хотелось бы, чтобы Мастер его испортил. Если ты провалишь это дело... - Прошипел вор, прежде чем скрыться за нагромождением мусора и оставить Сакуру одну. Глупое создание.
Ксевер не спешил - он так же двигался с прохожими в одном ритме, не отставая от маленькой подозрительной группы, но и не забегая вперед. Сопровождающие воины немного спешили. По его мнению, но они следовали за Алопекс, окружая белую лису как стая мух, скрывая от чужих взглядов возможные белые участки на ее теле. Они бдительно наблюдали за жертвами, не позволяя им скрыться от взора. И не позвать на помощь. Юноша прошел еще немного вперед и притормозил, подобрав с земли брошенный, испорченный черепахофон. Повертев с любопытством поломанный аппарат в руках, и решив, что это может им в последствии пригодится, Ксевер аккуратно извлек из корпуса те металлические звездочки, что смог, и спрятал его в задний карман джинсов.
Вору уже стало любопытно, что же сделают загнанные, затравленные существа - ни спрятаться, ни сбежать, ни подмогу позвать. Долго они так колесить по городу не смогут - стоит только им метнуться в одну из подворотен, чтобы срезать путь, или чего получше, попытаться улизнуть используя свое мастерство скрытности, как тут же гроздьями на них попадают футы во главе двух хвостатых куночи. И Ксевер ждал этого момента, зрелища битвы, и своего главного, дебютного выхода - увлечь ящерицу мутантку подальше от эпицентра сражения, накачать снотворным и отнести в штаб. Все гениальное - просто. А как будут разгребаться дамочки и солдаты с взбешенной черепахой, его совершенно не волнует.
Хитрецы...
Ксевер застыл на месте, наблюдая за тем, как преследуемые перемахнули через забор заброшенной стройки.
Хреново...
Площадь строительной площадки могла занимать достаточно пространства, чтобы атакующие, хочешь ты этого, ли нет, но вышли из тени. И не известно, какие сооружения скрывались за этим высоким ограждением, в которых можно бы было спрятаться. Нет чтобы спрятаться  в проулке, надо вечно все усложнять!  Спокойный шаг сменился быстрой трусцой до забора - не хотелось бы потерять этих ребят на финишной прямой. Оказавшись на ребре забора, Ксевер по кошачьи замер на нем, легко баланстируя на узкой кромке и внимательно осматривая раскинувшиеся грязные просторы. Старый, заброшенный театр впереди, и жуткое месиво глины и песка под ногами. Вон в углублении под досками ограды валяется грязный ком одежды,  а дальше глубокие следы... и судя по отпечаткам двухпалых ступней, глубоко ушедшим в грязь, с целью они не ошиблись. Взмахнув длинной, худой рукой, как-то искусственно и кажется неуклюже и сиганул вниз, с звучным "хлюп-хлюп" увязнув чуть ли не по колени в отвратительной жиже.  Похожий на цаплю - высокий, нескладный и худощавый, Ксевер высоко поднимая колени уверенно шлепал по жуткому болоту вперед, в ту сторону, где укрылись подростки. Неприятно конечно, джинсы и ботинки испорчены на прочь, но не оставлять же это дело как есть... А то потом придется и о своей милой мордашке беспокоится больше, чем об испорченной одежде.

+2

13

Бесшумная и незаметная для окружающих даже не смотря на свою расцветку, Алопекс неспешно скользила в тени, следуя за быстро идущими вперёд Леонардо, Моной и Эйприл. Она, в отличии от своих подчинённых, не атаковала и не спешила хоть как-то обнаруживать себя, потому что вовсе не собиралась постоянно оставаться позади тех, за кем они охотятся - нет, она ждала подходящего момента для того, чтобы опередить их, и большинство других ниндзя оставались просто отвлекающим манёвром - до поры до времени, конечно, пока не будет нужды в атаке - а она... Пожалуй, что-то вроде неожиданного оружия.

Уголки тёмных губ мутанта дрогнули в подобии улыбки при таком сравнении. Алопекс слегка прикрыла глаза, наблюдая за тем, как футы закидывают незадачливую троицу сюрикенами, машинально отметила отличную реакцию парня с футляром от виолончели - он, очевидно, был неплохим ниндзя. Правда, похоже, мнил он о себе больше, чем было на самом деле - иначе разве остался бы единственным защитником для своих спутниц, когда нельзя было исключить ни малейшей вероятности того, что они будут обнаружены и уж тем более нельзя было исключить то, что их попытаются поймать?
Судя по всему эта Мона Лиза была очень важна для Шреддера и доктора Рене, иначе зачем было отправлять в подобную погоню целый отряд? Рыжая девчонка не представляла совершенно никакой опасности, единственным, кто мог как-то помешать похищению, был Леонардо - но Белая смогла бы и их выследить, и его отвлечь в одиночку. Для этого задания хватило бы её - и Ксевера, того, кому было поручено само похищение.

Впрочем, футы ещё больше облегчали задачу, кроме того, позволяли осуществить план с опережением - а значит, были не бесполезны. И раз ей было велено вести отряд, сделать иначе она не могла - да, она была способна оспорить приказ Караи, но не приказ Шреддера - своему учителю Белая подчинялась беспрекословно всю свою жизнь, и навряд ли что-то могло повлиять на это негласное правило. По крайней мере, сейчас. Алоис не обращала ни малейшего внимания на паникующих людей вокруг - людей она вообще предпочитала не замечать, и сама оставалась для них незаметной - не только сейчас, но и вообще всё время. Бытность мутантом заставляла её скрываться от окружающих, и она привыкла к этому настолько, что казалось, что если она прямо сейчас встанет перед носом у какого-нибудь человека, тот даже не заметит её. А вот те трое, за кем они охотились, скрываться совершенно не умели. Все их жалкие попытки смешаться с толпой обращались в прах с каждой новой порцией остроконечных звёздочек - люди, их окружавшие, мгновенно отступали, не зная, что футы обучены настолько хорошо, что без приказа никого лишнего вокруг не зацепит, и Эйприл, Мона Лиза и Леонардо оказывались лёгкой мишенью.

Наконец они резко свернули, уходя прочь от своей дороги. Алоис неслышно хмыкнула - "хоть что-то" - хотя выражение её лица не лишилось своей отрешённости. Вот она, та самая возможность нагнать и перегнать их так, чтобы они ничего не поняли - словно сыграть в игру, в которой правила написаны с учётом пожеланий одной из команд - впрочем, Ал играла в игры настолько давно, что уже вовсе позабыла правила любой из них, не видя в этом ни нужды, ни пользы. Отбежав чуть дальше, она почти одновременно с компанией ловко перебралась через высокий забор, чуть сморщила нос, когда пришлось испачкать белоснежные лапы в неприятной жидкой слякоти по ту сторону. Огляделась, хмыкнула вновь: место, выбранное для очередной попытки побега, было крайне неудачным - большое расстояние абсолютно открытой местности простиралось вплоть до здания старого театра, закрытого на реставрацию. Хотя, с другой стороны, как ей было легко отследить здесь врага, так и этому самому врагу было куда проще увидеть Алопекс на пустыре, нежели в переплетении переулков или в лабиринтах залов разрушающегося от времени здания.

Однако троица не была достаточно внимательна - очередная ошибка. Похоже, что учитель у них был довольно бездарен, раз уж они, попав в ситуацию вылеживания и погони, настолько потеряли концентрацию, что не могут заметить, что враг идёт за ними по пятам. Алоис была разочарована - всё же она предпочитала более сложные мишени. Обогнав Эйприл, Мону и Леонардо, Белая на несколько секунд раньше них проникла в театр через одно из разбитых боковых окон. На секунду задержавшись в проёме, она беззвучно спрыгнула вниз, чтобы остаться незамеченной - и после этого затаилась в нише между колоннами, бесстрастно продолжая наблюдать за троицей. Они и не подозревали об её присутствии - второпях скидывали с себя лишнюю одежду, чтобы остаться налегке и оставить как можно меньше следов. В отличие от них, Алопекс не очень волновала грязь на её собственных ногах - в конце концов, какая разница, оставит ли следы охотник на самом последнем этапе погони? Добыча всё равно уже в ловушке.

Двое из тех, кого они преследовали, действительно оказались мутантами. Мону Лизу, цель всей миссии, трудно было с кем-то спутать - девушка-саламандра волей-неволей заставляла себя рассматривать, настолько необычно она выглядела. Конечно - Алопекс усмехнулась - тот, кто встречался с доктором Рене, будет совершенно иначе относиться к антропоморфным рептилиям. В любом случае, сейчас, как объект наблюдения, Мона интересовала Белую ненамного больше, чем самый беспомощный член их команды, рыжеволосая девчонка. Гораздо больше Алоис интересовал Леонардо: память услужливо предоставила эпизод с Караи, ножом и фотографией. Пусть мутант фотографию видела мельком, но не узнать на ней лидера черепашек было трудно, и это заставило Ал задуматься на секунду - может быть, стоит его убить?
Впрочем, есть ли ей разница до Караи? Пускай Тёмная Принцесса утоляет свою ненависть самостоятельно - она вполне способна это сделать. А приказ, отданный Алопекс, был предельно точно сформулирован - способствовать в похищении Моны Лизы. Касательно её спутников ничего сказано не было - а значит, мутант была вольна поступать с ними по своему усмотрению. На счастье Леонардо и Эйприл, желания убивать кого-то Алопекс не испытывала.

Пока троица застыла в холле театра, распространяя вокруг себя отвратительно воняющую смесь, Алоис, тенью скользнув вдоль стены, бесшумно взбежала по одной из двух лестниц, ведущих на второй этаж - некогда красивой, а теперь захламленной, затемнённой и запылённой. Сейчас за всё время преследования была наибольшая вероятность того, что Леонардо, Мона Лиза и Эйприл её заметят - но этого не случилось, а если и случилось, то никак не повлияло на решение следовать в актовый зал. И мутант вошла следом, слыша, как за ними внизу следуют футы. Алопекс вовсе не интересовало, чем руководствовались беглецы, так неудачно пытаясь скрыться при очевидном численном преимуществе противника - нет, сейчас она просто тоже вошла в актовый зал через дверь, ведущую в одну из лож, и оттуда следила за тем, как они проходят по залу, держа путь к сцене. Как только они скрылись за кулисами, Белая тихо спрыгнула вниз и последовала за ними, зная, что не больше, чем через пару минут её отряд тоже явится сюда.

Закулисье театра являло собой великое множество просторных и не очень помещений, соединённых меж собой узкими коридорами и перегородками, заваленное старым реквизитом и костюмами, которые иначе, как хламом, назвать было нельзя. Впрочем, Алопекс этот беспорядок мало волновал - ровно так же, как то, что спрятаться здесь было куда легче, чем где-либо. То, что эти трое попытаются укрыться здесь, не значило ровным счётом ничего - ведь она может найти их по запаху, и сбивать след следовало именно здесь, а не на входе в театр. Скорее, это было даже небольшим преимуществом - ей будет легче остаться незамеченной, хотя скоро необходимость в этом отпадёт, ведь они приступят к основным действиям. Футы и Ксевер были уже в здании, а значит, пора начинать: что может быть лучшим сигналом к началу операции, чем звуки борьбы?
Скрывшись среди огромного нагромождения разномастных коробок с неизвестным содержимым, Алопекс дожидалась удачного момента. Ждать пришлось недолго - рыжая девчонка в какое-то мгновение оказалась чуть дальше от своих спутников и чуть ближе к Алоис, чем можно было. Белая не преминула этим воспользоваться - и в следующую же секунду оказалась за спиной Эйприл. Короткий и точный, но не слишком сильный удар в затылок - неважно, заметила её рыжая или нет, всё произошло слишком быстро - и обмякшая девушка повалилась на пол. Перехватив её одной рукой за волосы, другой рукой Алоис вытащила меч. Звуки, которыми это сопровождалось, пусть и не громкие, но отчётливые, должны были привлечь внимание Леонардо и Моны Лизы, а потому следующие слова являлись чистой формальностью, и в какой-то степени сигналом.

- Черепаха, - негромко и ровно сказала Алопекс, приподнимая бесчувственную Эйприл чуть выше и приставляя к её горлу лезвие. - Если не хочешь, чтобы она не очнулась, подойди ближе, - короткий взгляд янтарных глаз в сторону Моны. - Один.

+4

14

Пожалуй попытка скрыться в развалинах театра, была не самой лучшей затеей... Это Мона явственно ощутила на себе, когда со смачным шлепком оказалась по колено в вязкой грязи, под шатким забором с кривыми досками и торчащими шляпками гвоздей, на которые благополучно зацепила чуть ли не половину своего камуфляжа, так что теперь на ней остались считай жалкие лохмотья - прекрасная картина. Мрачно глянув верх, на обрывок рукава, болтающегося на зацепке ограды, затем на собственный обнажившийся локоть, с широкой царапиной, Мона подняла изляпанную во влажной глине кисть, и брезгливо тряхнула ею, с таким видом, ну точь в точь кошка, нечаянно угодившая в лужу и отряхивающая, до этого такие чистые, такие сухие лапки. - Надо выбираться отсюда, - Сумрачно пробормотала мутантка, поднимаясь из своей грязевой ванны... рывок, еще рывок - ну и грязи в Нью-Йорке поле обильных дождей, - почти что зыбучие пески, и уж вляпавшись, не выйдешь, не потеряв при этом ботинка, это если обойдется малой кровью, а то и полностью весь лишишься одежды... как например сейчас! Так что, чтобы встать на ноги, несчастной ящерице пришлось чудом выпутаться из-под плотно намотанных вещей, а затем еще и вытаскивать из месива бедную Эйприл, которой пришлось еще хуже - за время своего вынужденного пребывания в шкуре чешуйчатой рептилии, гибкой, легкой и сильной одновременно, с хорошей реакцией и умением быстро регенерировать, девушка уже и подзабыла, каково это - быть простым человеком. Хрупким и слабым, совершенно не приспособленным к такой непростой ситуации - даже Мона, не смотря на ее невысокий рост, даже ниже Эйприл, находясь по пояс глинистой жиже, поднялась с места падения куда легче, балансируя длинным, перепачканным хвостом, чем еле-еле отклеившаяся от земляного пласта школьница, отчаянно цепляющаяся за перепончатые ладони саламандры.
Черт возьми, но Донни был прав. Мастер Сплинтер был прав. Да что там, и Лео был прав, хоть и все-равно сдался на упрямые уговоры девчонок, решив сопроводить барышень до кабинета знакомого доктора О'Нил... Они все были правы - эта затея успеха не должна была иметь. Никак. Никогда... Вообще! Ох, можно было бы догадаться, верно? Но поздно было сетовать на свою неосмотрительность - главное теперь выбраться из этой передряги, и постараться больше не искушать судьбу прогулками по улицам, когда тебя ищет целый клан хорошо натренированных воинов. Перехватив рыжеволосую девушку за плечи, саламандра заботливо прислонила вздрагивающую от холода Эйприл к собственному чешуйчатому боку, и задрала голову верх, дожидаясь когда Лео спрыгнет следом... О, ну спасибо! Резко вскинув локоть, прикрыв глаза от тучи брызг, поднятых сиганушим с верхушки забора черепашкой, мутантка свела брови на переносице, подтолкнув О'Нил ближе к так же погрязшему в смеси красной глины и песка юноше, а сама пригнулась, прижавшись плечом к гнилым докам, выглянув черед щель, шириной с ребро ладони, на людный переулок. Холодная, белая ручка подруги осторожно прикоснулась к нервно вздернутым плечам саламандры, покрытым коркой грязи и обрывками верхней одежды и Мона обнадеживающе положила свою когтистую лапку сверху, слегка сжав бледные пальцы.
Страшно? Страшно ли ей было? Бывшая студентка никогда не была робкой, перепуганной, не была такой, чтобы при первом тревожном сигнале замаячившей на горизонте опасности нырять за чью-либо спину и мелко дрожать, покрываясь липким потом от ужаса, и никогда не падала в обморок - за свою жизнь навидалась достаточно всякого, отчего у любой бы девушки седина пробилась раньше положенного срока. Но те, кто не ведают страха - глупцы. И не значит, что если мутантка смело бросалась вперед, глядя глаза в глаза своему противнику, в любой момент готовая принять удар... она не боялась. Саламандра была действительно перепугана, да и еще как - резкие, дерганные движения, отчаянный взгляд медовых глаз, мечущийся по лицам друзей, придвинувшихся друг к другу вплотную, искусанные в кровь губы с черными мазками мокрой глины, безвкусно "хрустящей" на зубах... Паника постепенно набирала обороты, стоило только увидеть обветшалые постройки вдали - и что... там они планируют скрыться от погони? Хотя был ли у загнанных в угол подростков какой-то иной выход? Судьба просто обожала всячески издеваться над бедными подростками, не позволяя и дня прожить нормально, чтобы не угодить в очередную переделку - сколько раз за последние несколько недель мутантка оказывалась в плотном окружении? Сколько раз оказывалась на волосок от гибели, понадеявшись на свои, собственные силы? Серьезных стычек было две, и оба раза ящерицу выручал из беды никто иной, как Донателло, подставляя свой панцирь на манер щита, вытягивая Мону из всей той дряни, в которой она, по врожденной везучести своей, словно нарочно увязала прямо по пояс. Но сегодня его не было рядом... сегодня на его месте бессменный лидер черепашьей команды, он защищает непутевых подруг, и Лиза точно знала, чего просто не могла допустить - чтобы за ее ошибки кто-то пострадал. Как это было с Донни - их с гением падение с высоты двадцатиэтажного дома, и ощеренная пасть Лизарда у окровавленного плеча юного мутанта еще долго ей будут сниться в кошмарах, что впрочем не удивительно...
- " Нет уж. Хватит", - мрачно хмуриться Мона, глядя на покрытые ссадинами прозрачные ладони рыжеволосой девушки, которые обхватывают мускулистую шею поднявшего ее в воздух Леонардо.
Хватит с нее кровавой каши и изувеченных панцирей.
Прыгая следом за черепашкой на манер кенгуру, отталкиваясь сильными ногами от вязкой жижи, мутантка  то и дело оборачивалась, опасаясь града сюрикенов, который угодит им в спины, спотыкалась, и чуть ли не тонула в этом ужасном болоте. Проклятые стройплощадки.... Проклятые весенние дожди в Нью-Йорке! Добравшись до порога недостроенного здания, чьи колонны искривлялись у них над головами не хуже пизанской башни, уставшая, раздраженная, немыслимо грязная саламандра возжелала упасть прямо посреди наполовину отстроенного зала в позе морской звезды - и куда хотите - туда и несите. Но разумеется, нужно взять себя в руки. Нельзя подвести ребят - они устали не меньше ее. И Эйприл... Прежде всего стоит подумать о самом слабом члене их маленькой команды - О'Нил даже убежать не сможет, если на них, как горох, с доисторических креплений потолка театра посыпятся солдаты Фут. Достаточно было уже косых взглядов в сторону зеленой, хвостатой гостьи в убежище мутантов-ниндзя: " эта та приживалка? Которая подвергла опасности всю нашу семью? Та баба, которая вынуждает нашего младшего/старшего брата вести себя, как идиот? Та наглая, беспардонная особа, которая... и благодаря которой мы лишились половины дома и любимого деревца?". И она не позволит, чтобы к ее прекрасному "послужному" списку прибавилось еще и то, что Леонардо и Эйприл О'Нил, которых в общем-то, не должны касаться ни каким боком эти проблемы, огребут от крепких кулаков враждебно настроенных воинов. Она не допустит этого... Рассеянно вытирая ноги старой портьерой, свисающей с покоившейся балки, она бегло оглядывалась по сторонам, в поисках примерного пути отступления. - Девчат, отойдите немного, - Перехватив Эйприл под локоть, девушки одновременно одним широким шагом отступили назад, в искреннем недоумении взирая на то, как черепашка распыляет в воздухе порошок. Было возникший вопрос быстро отпал сам собой, едва до носов замерших в отдалении девчонок достиг пряный и терпкий "аромат" молотого перца. Без комментариев.
- А капканов ты с собой не носишь, на медведей? - Попыталась немного разрядить напряженную обстановку шуткой не в тему Лиза, и сразу поджала скупо улыбающиеся губы, чувствуя, что сейчас точно никому не до смеха... Впрочем, ей тоже. - Нам нельзя здесь оставаться, Лео, - Тихо обратилась она к лидеру, держа О'Нил за руку и помогая ей взобраться на прогнившую сцену, - ... Эйприл.... Простите ребят, то я втянула и вас в это. - Тяжело вздохнула саламандра, запустив свободную ладонь во взъерошенные, грязные локоны.
Коридоры...
Темные, захламленные, пыльные, в каждом углу чудился угрожающий силуэт, а по потолкам развешены сети паутины с раскаивающимися на ней гроздьями дохлых мух и по-хозяйски прохаживающихся вдоль переплетающихся белых нитей. Не заметно для себя, Мона жалась ближе к владельцу голубой банданы, отчаянно не желая ступать в тень от реквизита расставленного в беспорядке на всем пути. Пожалуй все-же была у нее маленькая, детская фобия - старые, заброшенные домишки, в которых того и гляди на тебя выскочит кто пострашнее самого Рене. - Поскорее бы все это закончилось, - Пробормотала она себе под нос, подавляя в себе неприличное желание тихонечко взвизгнуть, когда наступила на брошенную кем-то давным давно запылившуюся куклу. Это чертово "ма-мааа", произнесенное одноглазым пупсом под ее ступней, дало почувствовать рухнувшее в пятки сердце... оно сейчас истерично стучало и ухало, а саламандра нервно стискивала мускулистое плечо юноши. Правда хватка Моны сразу ослабла и девушка неловко опустила ладонь, обхватив собственный широкий ремень и опустив голову вниз. И вот именно в этот момент, стоило ей только потерять идущую рядом Эйприл из виду... Лиза оказывается ближе, к вынырнувшей из тени пушистой особе, стискивающей в лапах беспомощную, потерявшую сознание подругу. Мутанты разворачиваются к своей противнице лицом, и саламандра слышит за спиной тихий шелест металл - Леонардо вытаскивает на бедный свет сквозь грязное стекло многочисленных окон вдоль коридора свои ниндзя-то, готовый к бою. Краем глаза ящерица видит отплясывающий по мрачным сооружениям маленький зайчик от блестящего металла.
Как же она не хотела, чтобы это произошло...
- Отпусти ее немедленно... - Злобно шипит на незнакомую мутантку ящерица, пригнувшись вниз, как для броска, яростно размахивая хлестким хвостом и до боли сжав кулаки. Две пары ярких, желтых глаз устремлены друг на друга, и ни один не горит к другому любовью и дружелюбием.

+5

15

Если бы у них было бы чуть больше времени на подготовку к осаде, Леонардо мог с уверенностью сказать, что даже втроем у них были бы шансы отбить атаку надвигающихся противников и остаться в целом невредимыми. В той части театра, в которой они оказались, была неплохой ареной для боя. А при наличии возможности атаковать с нужной позиции, все пошло бы по маслу.
Но последнее время если такое и случается, именно, что все идет как надо, то очень редко. Мутант это начинал понимать, когда почувствовал чужое присутствием в помещении, и этот кто-то явно появился в здании раньше них, ожидая засады. Лео точно мог сказать, что на сей раз противник куда более профессионален, нежели предыдущие преследователи. Но не мог точно сказать, с какой стороны ждать подвоха и на кого, в целом, враг обрушит свой клинок.
Шутка про капканы точно была не к месту, особенно в такой напряженной ситуации, однако лидер все же краешком губ улыбнулся в благодарность за попытку сгладить обстановку. Но последующие слова уже были встречены с некой разочарованностью. В отношении себя.
- Мы все в какой-то мере виноваты в случившемся. Я не исключение. Но сейчас далеко не о самобичевании нужно думать, - совсем тихо произнес ниндзя, ступая по коридорам театра, продолжая выслеживать незваного гостя. - Большой удачей будет, если мы выберемся отсюда живыми, при этом не раскрыв данные о местоположении убежища. Держимся вместе, хорошо? - если девушки будут рядом с ним и никуда не станут уходить, Леонардо сможет их защитить. А в особенности О'Нил, которой больше всего необходима будет помощь, когда дело дойдет до драки. А она несомненно будет, сомневаться в этом совершенно бессмысленно. Вспоминая предыдущие их вылазки и покалеченную Эйприл, которая еще умудрялась помочь ему и братьям после возвращения домой, Лео беспокоился за девочку и не мог не думать, что ответственен за ее жизнь. И за жизнь Моны. Но саламандра на уровне инстинктов все же могла постоять за себя, если дело касается рядовых ниндзя или маленьких роботов-грызунов. А вот если ты человек подросткового возраста, волей случая втянутый в историю мутантов с самого начала и не обладающий какими-либо навыками для настоящего смертельного сражения, то в таких делах подобного рода люди становятся хорошими заложниками, чтобы манипулировать более сильным противником, делая из него, по сути, марионетку.
Но лидер старался не думать об этом. Ему нужно было раньше выследить неприятеля и не допустить попыток им контроля ситуации.
Отсутствие света как такового в театре не смущало Леонардо. Как раз он был привыкшим к темноте и это позволяло ему лучше сливаться с местностью заброшенного помещения, где последнее время не наблюдалось людей как таковых. А вот Мона Лиза, кажется, была не совсем в восторге от пребывания в таком пугающем месте. Неуверенный шаг, периодическое вздрагивание, которое мутант чувствовал собственной кожей, будучи сосредоточенным поисками противника и направлением к безопасной позиции для отражение натиска скрытого врага. А уж когда Лео ощутил руку девушки, стиснутой на его плече, позволил себе повернуть лицо с сторону саламандры, ободряюще положив собственную трехпалую ладонь на кудрявую макушку. Кажется, это немного помогло и она ослабила хватку. Но этих долей секунд хватило неприятелю, чтобы обернуть все так, как и боялся лидер больше всего.
И минуты не понадобилось воину ночи, чтобы найти по звуку вышедшего из своего укрытия противника. Им оказалась, что уже как-то неудивительно, мутантка. Белый, густой мех и пара янтарных глаз, рассматривающих черепаху и саламандру. Но отнюдь не особенности врага сейчас интересовали Леонардо. Эйприл О'Нил, схваченная за волосы и находящаяся без сознания - этого было вполне достаточно, чтобы желать очередному эксперименту с мутагеном смерти.
Только сейчас определенно не стоило выходить из себя, показывая свою слабости. Ненависть не поможет спасти девушку, и сейчас именно от Лео зависит ее сохранность и безопасность. Допустить неконтролируемых действий, даже несмотря на некоторое подавленное состояние, он не мог. Никак не мог, даже если бы был точно уверен, что ничего не выйдет.
А вот Мона Лиза явно не скрывала своей агрессии, показывая свое настроение и желание выдрать противнице всю ее шерсть и пустить на шубу. Но обращение незнакомки было именно к лидеру, судя по всему считающая именно его настоящей угрозой их плану. И неважно, что им нужно сейчас - задача лидера не дать им совершить задуманное.
- Хорошо, - спокойно ответил он на слова пушистой, подходя к противнику ближе, несмотря на недовольное лицо ящерицы, явно не ожидая, что парень пойдет на уступки. Если бы все так было просто. Ниндзя держал ладони на рукояти ниндзя-то, с тихим звуком трения метала о кожу вынимая оружие. Но не до конца. Нужно было, чтобы мутантка заострила внимание на руках черепахи, именно оттуда ожидая подвоха или обыкновенной атаки. Уж ей-то не знать, что никто не будет покладисто идти и ждать, когда противник смилуется и отпустит девушку. И Леонардо знал, что слова эти далеко не истинны, а лишь повод разделить их всех друг от друга для удобной поимки или же убийства. Поэтому атака будет ожидаемой для полузверя. Он не недооценивал противника.
Ну что же, посмотрим, у кого же план будет лучше.
Солнечный зайчик бродил по темной комнате, привлекая все свое внимание к оружию, от которого он и отплясывал свой маленький танец. Взгляд мутанта был сосредоточен на противнике, какие глаза совсем недобро останавливался на клинке мутантки, искоса следя за тем, чтобы он не навредил Эйприл. Наконец Лео подошел ближе, держа руки наготове.
Когда они втроем только вошли в театр, воин ночи изучил его структуру и примерно знал, как стоит действовать, чтобы, при срыве возможности обосноваться и отбивать атаки именно в помещении, сбежать. Определенно они тут уже не одни и при любом резком движении в комнату ввалится куча рядовых ниндзя, просто задавливая их числом. Лидер сейчас как никогда желал оказаться в такой ситуации вместе с кем-нибудь из братьев. Тогда никакое мохнатое чудо не помешало бы дать отпор или благополучно оторваться от преследователей.
"Смогу ли я?"
Леонардо резко делает взмах руками, как если бы он вытащил оружие из ножен полностью. Однако черепаха лишь отпустила рукояти и ниндзя-то с небольшим хлопком вернулись в исходное положение. Вместе со взмахом руками, юноша с ноги выбил оружие у зверя, заставив ту растеряться и отпустить О'Нил, подавшись чуть назад. Лео одной рукой подхватил едва не упавшую на пол девушку, а второй вытащил наконец клинок и в паре, рассекающих воздух, ударов незначительно, но задел мутантку. Этому свидетельствовало несколько порезов, из которых на чистую белую шерсть стекала алая кровь.
Держа клинок наготове, лидер резко отходит назад к Моне, чтобы оставаться с ней на достаточно близком расстоянии и не потерять еще и ее, как это было с Эйприл. Кажется, с самой девушкой было все в порядке, только сознание потеряла. Нужно было аккуратно перебросить ее через плечо, что мечник и сделал. Переглянувшись с саламандрой и придя к негласному мнению, что тут им больше ловить нечего, Леонардо снял с крепления на поясе дымовую гранату и бросил ее на пол, вызвав густое облако дыма, в котором очертание троицы поначалу смазалось, а потом и вовсе исчезло, оставаясь только предполагать, куда они запропастились.

+4

16

Пока клан во главе с пушистой белой куноичи проник в здание, следом за беглецами, Ксевер, наоборот, не спешил лезть вместе со всеми в дружной толпе, застыв где-то на пороге, перед каменными ступенями, утопающими в половину своих размеров в грязи. С чувством вытерев подошву своих тяжелых ботинок о старое тряпье, служившее некогда навесом для незаконченного каркаса театра, юноша критично осмотрел покосившиеся двери главного входа, и повернул в другую сторону, планируя обойти строение вокруг. Ему то спешить не куда. Основной задачей вора было поймать овцу в загоне, пока послушные "овчарки" мастера бегают и суетятся, направляя в его руки оную добычу. Юноша ни секунды не сомневался в успехе операции, и никогда, в принципе, вообще не ставил под сомнение собственные силы. Иначе - это был бы не Ксевер. - Вы, двое, - Вскинув кудрявую голову, он лениво махнул рукой парочке фигур, которые готовились протиснуться в окно следом за своей антропоморфной предводительницей. Солдаты Фут послушно замерли на месте, внимательно глядя на бандита верху вниз сквозь бордовые окуляры. Как всегда молча и с холодным спокойствием дожидаясь приказов. Отчасти, порой юноше казалось, что перед ним и вовсе не люди, а заранее запрограммированные машины для убийства, распознающие лишь четкий набор команд и безоговорочно приступающее к их исполнению. Однако же если бы их тела были из железа, а мозги кучка спутанных проводков, по мнению Ксевера, было бы гораздо легче и экономичнее. После каждой миссии отмывать рубашку от крови не слишком весело, тело хрупкое, башка тупая, и все, на что они только и были способны - играть роль пушечного мяса. Ксевер красноречиво поманил замершую горгульями "сладкую парочку" в трико пальцем. В самом деле, богатею Шреддеру стоит подумать о замене низкоранговых воинов на простую и практичную механику. -... идете со мной. - Тихо бормотнул бандит, запихивая руки глубоко в карманы грязных джинсов и трусцой двинулся вдоль покосившихся колонн, низко пригибаясь и бросая косые взгляды за спину, где его по пятам преследовали тонкие, расплывающиеся в тени массивных, обшарпанных стен, гибкие фигуры солдат. По идее, если не огромные дыры в камне, такого размера, что "тонкая троица" могла бы просочиться во внутрь, кроме парадного, должен был быть предусмотрен запасной выход, где-то за кулисами, чуть дальше... а может и нет. Оказавшись с обратной стороны старого театра, Ксевер молчаливо полюбовался на гладкую, изляпанную потрескавшейся и облезшей краской стену, с усталым видом, при этом весьма художественно изогнув тонкую бровь дугой.
  Глаза чуть выше...
Почти под самой крышей, дырявой и в половину обвалившейся во внутрь строения, красуется витражное, полукруглое растянутое от края до края окно, с грубыми подтеками грязи, от разноцветных стекол, по задумке кропотливого архитектора, которые должны были радовать гостей театра красочной мозаикой. А теперь от них осталось лишь напоминание, в виде нескольких вертикальных, треугольных осколков, блеклых и пыльно-серых: чья-то голодная, широко распахнутая пасть с гнилыми "кинжалами" зубов. Напряженно поджатые темные губы тронула кривая ухмылка - хороший знак. Глаза еще немного выше. - " Прекрасно. Даже лучше, чем я мог себе представить", - оставалось только довольно потереть ладошки друг о друга. Когда стройка оказалась заморожена, к счастью для этих ребят, убрали далеко не все строительные леса - как и вся панорама обветшалые и изломанные непогодой. Их край виднелся за ребром крыши, и при желании с них можно спокойно дотянутся до изуродованного витражного окна. - Пройдем там. - Ксевер сорвался с места в несколько прыжков достигнув переплетенных между собой металлических труб высокой стойки. Ухватившись за нижнюю из крестообразно соединенных между собой перекладин, юный бандит рывком подтянул себя на первую прогнившую платформу. Черные, стройные силуэты взлетели следом за ним, не отставая ни на шаг. - Будете ждать меня здесь. - Буркнул он напоследок, небрежно двинув плечом, прежде чем закинуть ногу за край невысокого бордюра от пола чердачного помещения, до пестрящей тускло поблескивающими обломками, некогда привлекательной витрины.
Бесшумно спрыгнув на прогнутые доски, настеленные вдоль и поперек, просто поразительно, как эта труха еще не осыпалась, Ксевер вновь замер на несколько мгновений, очень внимательно прислушиваясь, что происходит там, внизу, прямо под его ступнями. Юноша сильно согнулся, уложив ладони плашмя на дерево, оставляя на ровном слое пыли собственные отпечатки. Тихие, едва слышные шаги, приглушенные голоса - направляются в его сторону, почти неразличимые. А вот становятся громче, кто-то проходит по коридору прямо под ним, и двигается дальше... Пока компания находится на одном с Ксевером уровне, вор припадает глазом к щели между неплотно прижатыми друг к другу досками. Цель обнаружена - лысая макушка мутанта со змеящейся по ребру панциря небесно-голубой лентой, медно-рыжая, гладко зачесанная головка девчонки, идущей за ним, и пышная копна каштановых кудрей, мокрых и грязных, принадлежащих их "заблудшей овечке". Нервничают. Дергаются. И правильно делают. Дальше мелькает и пушистый хвост Алопекс - куноичи неотступно следует за загнанными в угол щенятами. Пора приступать к завершающему этапу их похода. Давно пора - надоело.
Выпрямившись, вор крадучись, быстро и аккуратно, внимательно относясь к тому, как и куда ставить ногу, короткими перебежками двигался вперед. Он шел позади всей процессии, давая время Фут и несчастным подросткам встретится и по-дружески побеседовать. Стычка.
Он так же без звука пересек место начавшегося конфликта и ушел от них далеко вперед. О, замечательно. Тут половицы прогнуты и одряхлели настолько, что достаточно просто посильнее топнуть - и провалишься вниз. Вот тут Ксевер и решил приготовить засаду, присев рядом с темным полукругом сгнившего дерева, и затаившись, как волк на охоте.
С одним ударом тяжелого ботинка доски с треском ломаются пополам, и дождь из щепок, сырой трухи и ржавых насквозь гвоздей обрушивается прямиком на головы беглецов - рифленая подошва с глухим стуком впечатывается в хмурый зеленый лоб черепахи, когда Ксевер спрыгивает вниз, и подросток "целует" крепким панцирем стенку позади, сильно прижимая к себе бессознательную рыжеволосую девочку. Бандит не дает мальчишке очухаться, а его хвостатой зеленой подружке нанести по нему точный удар - вор с разворота бьет мутанта по ногам, ниже защищенного колена, притормаживая его "побег" и ответную атаку - руки то заняты. Гибкий, изумрудный хвост свистит в воздухе, и длинноногий бандит прыгает через него, как через скакалку, на ходу вынимая из потаенного кармашка жилета давно ждущую своего часа дозу снотворного. Темпераментная барышня нападает на него - но у кого здесь больше опыта? Зажав перепончатые ладошки подмышкой, Ксевер с издевкой хмыкнув, схватил прыткую девку за несколько свисающих на лицо прядей, отогнув ей голову вбок, и стащив колпачок зубами, с особым остервенением вонзил иглу в мягкую, розовую плоть... Мона сдавленно вскрикнула, дернувшись в захвате - видимо хотела накрыть место укола рукой. Поздно. Пустой шприц отлетает в сторону. Чернокожий юноша громко свистнул, вцепившись бульдожьей хваткой в изгибающееся тело девчонки, не позволяя той выскочить на волю, и не теряя времени, рывками потащил вырывающуюся девицу назад. Черт, тяжелая однако тварь. Еще один резкий рывок - и почти сломленная снотворным Мона Лиза, валиться на пол, не в силах подняться, а Ксевер оказывается под надежной защитой примчавшейся на его лихой посвист Футов. Он лениво утер влажные капли пота со лба и недовольно вытер испачканную руку о белую футболку, с любопытством поглядывая из-за плеч солдатов на глухо рычащее, кареглазое существо с ниндзя-то крепко зажатыми в огромных лапах. Зверь пошатывается и морщиться - еще-бы не больно, Кевер расчитывал на болевые точки, все-таки. Хорошо, что эта тварь имеет более-менее сходное строение с человеко, а то кто знает, может на автомате у Ксевера бы ничего не вышло. Юный вор удовлетворенно посмотрел на распластавшееся у его ног мерно вздыхающее тело, с легким презрением двинув мутантку под ребра носком сапога. - Не переходи дорогу клану, дружок. - Белозубая улыбка темнокожего ехидным полумесяцем обращена к Леонардо. Отсалютовав черепахе, парень наклонился, и подхватив девушку под руку, закинул ее себе на плечи, - Весит тонну. Алопекс - твоя очередь развлекаться.
Пройдя сквозь отряд, волоча девицу за собой, периодически переворачивая ее и так, и этак, чтобы было удобнее тащить, парень игнорируя происходящее за своей спиной, донес мутантку до лестницы ведущей в чердачный отек. Закрытый, но это не оказалось большой проблемой... а вот втащить девушку, имеющую длинный, вечно мешающийся под ногами хвост - это действительно небольшая неприятность. Черт бы побрал этих... мутантов...
- Фут! - басисто рявкнул парень, раздраженно грохнув телом-поклажей о старые доски. Не слишком уважительно, по отношению к даме. Две красноглазые головы осторожно выглянули из того места, где в стене красовалась "дыра" витража. Да, шеф? - Долго стоять будем? Хватайте ее, и проваливаем отсюда. Дело сделано...

+2

17

Ситуация заведомо становилось очень печальной для группы подростков. Все было как будто бы просчитано, даже то, что они пойдут сюда, в этот старый и давно забытый театр, казалось четко спланировано если не самими футовцами, то злодейкой судьбой, что так вероломно перешла на сторону зла. Невозможно было обвинить в этом провале Леонардо, но тот в будущем еще не раз вспомнит этот случай и будет зол на себя, что не оказался столь решительным, когда требовалось. Образ лидера ускользал от юноши и перед реальностью он представал без защиты, без своей маски, которую носил всю свою жизнь. Да, то, что казалось нормальным и правдоподобным со стороны старшего брата, на деле имело другую грань, им же самим и придуманную. Когда-то в детстве нужен был младшим кто-то, кто станет для них примером и опорой в будущем. А Лео, как мелкий благородный романтик, взял на себя эту роль, хотя для нее, в этом свете, едва ли годился. Почему?
Потому что он не такой правильный, как многим хочет казаться.
Удар по лбу откуда-то сверху не просто заставил врасплох, а на некоторое время выбил из равновесия и только стена позади спасла черепашку от падения вместе с Эйприл. Но хватка мутанта и его упертая стойкость, когда ситуация выходит из-под контроля, помогла ему за достаточно непродолжительное время вернуться в строй, пусть и с грузом, мешающим сражаться. Отпустить О'Нил было невозможно, когда вокруг одни враги и приходилось действовать так. Только ответный маневр не получился: чернокожий засранец, в котором Леонардо узнал того подозрительного паренька на улице, ударил по ногам, когда не было возможности уйти от атаки. Не будь у него девушки на руках, которую приходилось еще защищать, можно было бы попробовать что-то сделать. А так, по сути Мона осталась сражаться в одиночку с этим вертким созданием с прической, как заварной крем на торте. Только черный.
И ведь когда появился шанс броситься на помощь, лидера окружили рядовые футовцы, как по щелчку принялись исполнять свою роль в этом спектакле. А у Лео была довольно незавидная роль, в попытке сражаться с пехотой вражеского клана.
"Я не... смогу... помочь".
Ящерица со сдавленным криком медленно оседает на пол и этим привлекает внимание Леонардо снова. Его лицо, наполненное страхом и тревогой, полностью выдавало себя в этой какофонии чувств, наполнившие его сейчас. И как бы злость за самого себя сейчас не пыталась дать юноше сил - ему не удалось бы распинать одним махом кучу людей и засунуть один из ниндзя-то прямо этому кудрявому в зад. И не важно, есть там у него геморрой или нет.
- Не говори так самоуверенно, - рявкнул он в ответ. - Сегодня ты выиграл, но война только начинается.
В словах звучало явное смирение к происходящему. Да, он проиграл и даже то, что до сих пор Мона находится рядышком, не умаляет одного факта - лидер черепашьей команды всухую проиграл клану, который только и ждал, когда на их головы свалится такой лакомый кусочек удачи в виде безответственности их противника.
Ксевер уже скрылся из виду с трофеем, а ниндзя продолжал драку. Рядовые прикрывали путь к отступлению, а белый пуховик с алыми крапинками, которые Лео собственноручно оставил, возглавил группировку и притеснял одного единственного сражающегося с ними мутанта. Какая прелесть, куча народу, и все ради одной чертовой черепахи. Это в какой-то мере делает честь, если бы еще от нее был толк. В такие моменты задумываешься вовсе не об этом, а хочешь скорее закончить это недоразумение и спокойно вздохнуть. Боли в мышцах от перенапряжения и легких порезов мало-помалу давали о себе знать и периодически раздражали мечника, фырча и скалясь продолжая сдерживать натиск врага, только и делая, что отступая. Сражение, по ощущениям, казалось каким-то затянутым, даже слишком долгим. Но в конечном итоге, группка исчезла, получив приказ о возвращении. Их задание состояло не в том, чтобы забить подростков до смерти. Получив сокровище в виде зеленой упрямой ящерицы, от них не осталось и следа. Хотя каков был шанс добить оставшуюся парочку или, по крайне мере, также взять их в плен и использовать для своих корыстных целей. Но нет, Леонардо и Эйприл остались в итоге одни в этом заброшенном местечке. Девушка еще не пришла в сознание, держащий ее на руках лидер положил несчастную на сцену, положив под голову сбитую в комок ткань. Оставшаяся на ней уйма пыли затронула веснушчатый кончик носа О'Нил. Нельзя было сказать, что пробуждение в старом театре, рядом с зеленым мутантом, приятным - чих на все это тухлое здание тому подтверждение. Окунувшийся в свои мысли, Лео очень эмоционально воспринял пробуждение подруги, чуть ли не с криком дернувшись. Даже толком не вглядываясь в лицо, можно было понять, что мечник был сильно подавлен этой битвой. Не мудрено, что он осознал это сейчас, когда эмоции улеглись, а легкие раны потихоньку затягивались. Юноша стал думать трезвее и судя по растерянному лицу, совершенно не понимал, как оповестит Дона о случившемся. Ведь лидер просто-напросто взял, и отдал Мону Лизу врагам на растерзание, практически без боя. Оно понятно, что его оправдывало защита другой юной особы, что попалась к врагам не очень удачно, но ведь... было обидно.
Банально горько и обидно за собственный промах.
- Что... произошло, Лео? - окончательно придя в себя, спросила Эйп, озадаченно разглядывая лицо Лео, с которого каждым разом сходило удивление и легкий испуг. Лицо его становилось все мрачнее, а догадки становились в голове девчушки самыми настоящими теориями.
- Они забрали Мону, - ровно ответил он, сжимая и разжимая руки, пытаясь совладать с не очень приятными мыслями в голове. - И я ничего не мог сделать, чтобы ей помочь. Все, что я мог - защитить тебя.
Леонардо опускает голову, не в силах бесстрашно, как раньше, смотреть в глаза собеседнику. Мутант не выглядел той опорой, на которую можно положиться, не было той уверенности, что сквозила в нем при первой встрече. Трещина в образе благородного героя в этот момент стало видна невооруженным глазом, обладатель сей маски не пытался скрывать сейчас свои собственные переживания. Но нет, так будет длиться недолго. В конце концов, Лео встанет и направится на выход, помогая девушке идти. Он сохранит еще ненадолго этот образ.
Для того, кому сейчас нужна была помощь. Тому, кто остался с ним.

+2


Вы здесь » TMNT: ShellShock » II игровой период » [С2] Держись за меня!