Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » II игровой период » [С2] Куда Донни черепашек не гонял


[С2] Куда Донни черепашек не гонял

Сообщений 1 страница 10 из 11

1

Участники (в порядке отписи): Donatello, Leonardo
Дата и время: 26 апреля, поздний вечер
Краткий анонс:
Прошло уже почти два дня с момента исчезновения Моны, а у черепашек по-прежнему не имеется ни единой зацепки по поводу того, где она может быть. Донателло потихоньку впадает в отчаяние: уверенный, что ошибся где-то, гений вынуждает братьев по несколько раз прочесывать одни и те же районы, без особого толка выискивая следы похищенной саламандры. В один из таких заходов, Леонардо пытается убедить Дона, что все бесполезно, и что будет гораздо лучше, если они вернутся домой и немного передохнут. В конце концов, на свежую голову и думать проще, верно? Но Дон не желает сдаваться вот так запросто. Их поначалу мирный разговор перерастает в оживленный спор, который не может не привлечь внимания посторонних...

+2

2

Два дня.
Почти два дня черепашки без какого-либо толку обшаривали многочисленные подворотни и закоулки этого огромного шумного города, то и дело рискуя попасться на глазам обычным жителям.
Почти два дня подростки бессонно носились по залитым дождем крышам, безуспешно отыскивая следы пропавшей девушки — раз за разом, одни и те же маршруты, одни и те же обозленные, усталые лица.
Два дня — и ни единой зацепки.
Плохо старались? Да черта с два. Дону даже не приходилось уговаривать братьев, чтобы те помогли ему с поисками. Несмотря на все старые обиды и явное недопонимание между Моной и Рафаэлем, последний даже не заикался о том, чтобы бросить попытки отыскать похищенную. А саламандру определенно точно похитили, в этом не было никаких сомнений... если, конечно, она не была мертва. Об этом Донни старался не думать вовсе.
Только вот, у гения не имелось ни малейших зацепок по поводу того, где их враги могли бы держать плененную мутантку. Все, что он мог — это вновь и вновь прочесывать улицы, лишь бы отыскать следы похитителей. Но чем дольше черепашки носились по городу, тем призрачнее становилась надежда когда-нибудь увидеть Мону живой и невредимой. Все это время девушку могли истязать, держать в кошмарнейших условиях или принуждать работать на безумного доктора Рене... а то и все сразу. Вариантов было много, один ужаснее другого. Донателло требовалось все его хладнокровия и выдержка, чтобы не удариться в панику и не начать беспорядочно метаться по округе. Хватало того, что подросткам и так приходилось выходить на поверхность не дожидаясь наступления сумерек, по нескольку раз в сутки, разбавляя поиски кратковременным отдыхом и редкими перерывами на еду. Что касается Дона, так тот и вовсе не спал все это время. Разумеется, долго это продолжаться не могло, но изобретатель просто не мог позволить себе сомкнуть глаза, до тех самых пор, пока он не нащупает нужную ему ниточку. Поэтому в то время, когда Донни не носился по крышам вместе с братьями, он запирался в своей лаборатории и с головой погружался в изучение карты Нью-Йорка и его окрестностей, после чего задавал команде новый план розыска.
Если бы от этого был хоть какой-то толк!...
Этим вечером черепашки вновь выбрались из канализации, чтобы в который уже по счету раз промчаться по хорошо знакомым им кварталам и снова убедиться в том, что Моны Лизы нигде нет. Дабы сэкономить время, ребята разделились на две группы — в прошлый раз Дон работал на пару с Майки; теперь же вместо неунывающего, то и дело подбадривающего брата весельчака с ним в поход отправился молчаливый и сосредоточенный Леонардо. Последний, кажется, все еще винил себя в том, что именно он позволил тем ниндзя отвлечь его от саламандры. Донателло не упрекал лидера ни в чем, но и не находил в себе сил на то, чтобы провести с ним какую-то психологическую беседу. Никто из братьев не стремился начать разговор — оба просто молча бежали вперед, внимательно озираясь по сторонам и время от времени спускаясь в безлюдные переулки, проверяя, не найдется ли там каких-нибудь следов. Спустя час молчаливых поисков, по закованным в костяную броню спинам подростков гулко застучали дождевые капли. Прислушиваясь к этому звуку, Донателло как-то отрешенно подумал о том, что, не пройди в городе хороший ливень, они с ребятами могли бы попытаться отыскать девушку по кровавым следам, оставленным раненными ниндзя... или самой Моной.
Безумная, отчаянная мысль... Ему не следовало ее допускать.
Давай направо, — тихо, но отчетливо скомандовал Дон, обращаясь к чуть поотставшему брату, и сам тут же свернул в сторону, решив еще разок проверить одну из труднодоступных высоток, темневшую в сотне метров от них. Едва ли те ниндзя, да и сама Мона, могли забраться туда в пылу погони или сражения... но мало ли. Пробежав какое-то расстояние до цели, Донателло нехотя притормозил: пускай не сразу, но он понял, что Лео больше не бежит следом, а, наоборот, неподвижно стоит посреди крыши, как-то странно глядя на умника — серьезно, собрано, но в то же время с проскальзывающим во взгляде состраданием. Дон нахмурился, не понимая, из-за чего тот остановился.
Лео, у нас мало времени, — напомнил он нетерпеливо, настойчиво отгоняя от себя неприятную догадку. Кажется... кажется, он знал, о чем именно хочет сказать ему Леонардо. И меньше всего на свете Донателло хотел заводить подобный разговор. Напрягшись, Донателло теперь уже всем корпусом обернулся к мечнику, ожидая, пока тот наконец заговорит.

+4

3

Мы не всесильны.
Леонардо каждый день поисков говорил себе это. Говорил и продолжал идти за братьями, обыскивая каждый уголок Нью-Йорка, где могла быть их похищенная подруга. Он хотел пойти против своих утверждений, дать надежду, что их поиски не напрасны. Только что-то последнее время удача им особо не улыбалась, а мысли лидера все больше склонялись в сторону их недееспособности в данной ситуации.
За столь короткое время, обхватывающее их приключения вне канализации, ребята натворили столько бед, что теперь не исправить и половины так быстро и так просто. Лео не мог простить себе ту ошибку, из-за которой его брат не находит себе места, пытаясь осуществить невозможное мероприятие. Город огромен, а те ребята в черном тоже отнюдь не дураки, чтобы прятать Мону в таких злачных местах, вроде этого. Мастер меча остановился у одной из крыш и вместе с Доном осматривал каждый уголок, каждый камешек, который не так лежит. За эти два дня стали мерещиться различные секретные ходы, где могла быть база врага и связанная по рукам и ногам саламандра. Мутант потер переносицу, отгоняя наваждение, и снова двинулся в путь, когда младший брат вновь заметил в знаком до одури месте какую-то зацепку.
Он чувствовал вину. Леонардо обещал защищать девушек, но не справился. Опять. Куча мерзких отвратительных людей в масках, облепившие его со всех сторон и их предводитель-женщина, желающая помериться силами с воином ночи. Та битва не выходит из головы, а лязг сталь о сталь до сих пор звенит у него в ушах. Поражение за поражением, как огромные булыжники, сваливались на голову, все больше подавляя его прежде сильную личность, с которой враг считался. А сейчас? Для врага он не больше мелкой мухи, мешавшей их планам. Да и сам себя ощущал не лучшим образом. Хоть мастер Сплинтер и пытался поговорить со своим сыном, но Лео избегал учителя, бегая вот так вот с братом по крышам в поисках их подруги. Он глубоко уважал отца, но был не готов. Да, их всеподражаемый брат Леонардо был не готов столкнуться со всей тяжестью поражений, метясь из стороны в сторону по злачным улочкам города.
Он боялся. Всю жизнь в канализации ему удавалось сохранять порядок и держать все под контролем. Когда же дело коснулось жизни на поверхности, все стало потихоньку рушиться. С появлением новых ценностей в жизни братьев, мастер меча не мог удержать их потенциал, да и в последнее время мало кто его мнения спрашивал. Только под тяжестью ран они могли согласиться не идти сражаться, не высовывать свои носы дальше их временного убежища. Леонардо знал, что иного решения, кроме как ему пойти вместе с девушками не было. Единственное, приходила в голову идея подождать, пока все не уляжется и уже всей компанией выходить наружу. Но кто знает, чем могли бы заняться их потенциальные противники. Если они нашли их убежище, то кто сказал, что они не найдут квартиру Эйприл? Да это был стопроцентный вариант и тогда лидер не мог представить, что бы произошло. Это сейчас им ненужны черепахи и их друзья, когда главный объект их поисков пойман и спрятан от глаз простых смертных. Они не считались с их силой. Зря или нет воин ночи не знал, лишь констатировал факт.
Он устал. Все дурные мысли приходили как раз во время безрезультатных поисков, отягощая этим состояние мечника еще больше. Лео не сомневался, что и Донателло порядочно устал нуждался в отдыхе. Сама идея этих поисков была обречена на провал с самого начала и только если удача им улыбнется и они найдут Мону Лизу, но скептик-Леонардо сомневался в этом. Только не хватало решимости заговорить с братом и расставить все точки над "i". Да, гению сейчас было не легче и эта привязанность к саламандре делала ситуацию еще более отягощенной, а сказанные лидером слова могли восприниматься в штыки. Что может привести к беседе на повышенных тонах, а этого Леонардо не хотел.
Стал накрапывать дождик. Погода с каждой секунды их пребывания на поверхности только сильнее портилась, словно посылала им сигналы в пользу сворачивания операции. Только это Дона даже не останавливало и он готов был сутками бегать в поисках следов похищенной девушки. А вот лидеру эта бессмысленная упертость уже порядочно надоела. Им нужен другой план. Если эти два дня ни к чему, кроме разочарования, не привели, то стоит ли оно того? Не лучшим будет отдохнуть и прийти в себя?
Очередную тихую команду брата Лео выслушал, но в исполнение не привел. Он стал идти медленнее, вынуждая Дона остановиться и обратить внимание на себя. Возможно, гений догадался к чему клонит лидер, но всеми силами старался оттянуть этот момент.
- Донни, - стараясь как можно мягче начать разговор, Леонардо в голове перебирал наиболее верные слова, чтобы как можно меньше задеть брата, - мы в поисках уже двое суток, а результата нет. Я понимаю, что Мона тебе очень дорога, но так мы ее не найдем. Тебе и всем нам нужен отдых и хороший план действий, который принесет результат, - мутант говорил довольно негромко, но этого было достаточно, чтобы услышать все его сказанные слова. И уловить ту легкую горечь, которую все никак не мог подавить в себе мастер меча, дабы сохранить в себе спокойствие и хладнокровие, присущее лидеру.
- Давай... пойдем домой. Сейчас даже погода против нас, - подойдя поближе к брату, Лео положил руку на его плечо. Хотелось как-то ободряюще улыбнуться, но из этого все равно бы ничего не вышло. Это Майки обладал какой-то чудодейственной силой сохранять оптимизм даже в таких сложных ситуациях. Леонардо же таким не мог похвастаться, а на его лице можно было увидеть лишь понимание и сочувствие. Только что-то подсказывало мечнику, что его не послушают. Опять.

+5

4

Донателло стоило больших трудов сдержать отчасти раздраженный, отчасти утомленный вздох. Все верно... Лео всегда говорил правильные вещи, на удивление точно подбирая слова — совсем как мастер Сплинтер. Дон ценил это качество, правда ценил; он даже был готов признать его правоту, но... Знаете то самое ощущение, когда разум вроде бы соглашается с приведенными доводами, а на сердце все равно тяжко и досадно, вот хоть ты тресни? Примерно это чувствовал сейчас Донателло, стоя напротив старшего брата и как-то болезненно сжимая ладони в кулаки. Нет... так не пойдет. Лео прекрасно понимает: изобретатель сейчас не в том состоянии, чтобы развернуться и спокойно вернуться в убежище. Он просто... не может. Не может бросить Мону, пускай и осознает, что так он в жизни ее не отыщет. Бестолку носясь по городу и в слепой надежде заглядывая в каждую встречную урну, Донателло хотя бы отчасти оправдывал свое бессилие. По крайней мере, он хоть что-то делал, точнее, пытался сделать, а не сидел на месте сложа руки. От этой мысли ему становилось чуточку легче.
Жаль, что саму ситуацию это ни капли не меняло.
Прикрыв глаза и шумно втянув в себя холодный, пропахший сыростью воздух, Дон усилием воли заставил себя расслабить кулаки и уже гораздо спокойнее взглянуть в глаза Лео. Тот между делом осторожно приблизился и мягко накрыл двупалой ладонью его мокрое от дождя плечо, явно стремясь подбодрить и утешить. Какое там... Сейчас только одно существо во всем мире смогло бы его угомонить — сама Мона Лиза, живая и невредимая. Да вот только ее не было рядом, и шестоносцу приходилось справляться со стрессом без ее помощи.
План... Лео, у меня нет такого плана, — помолчав, с хорошо различимой горечью откликнулся Донателло. Отведя взгляд от брата, он сделал шаг в сторону — рука Лео соскользнула с его плеча, расслабленно повиснув вдоль тела мечника, а вот Дон, наоборот, с явным напряжением в движениях и во взгляде, принялся мерить шагами мокрую крышу, избегая при этом смотреть на черепашку в голубой повязке. — У меня... у меня даже нет ни единой зацепки, ты понимаешь? Ни следа, ни отпечатка, ни обрывка униформы, ни-че-го-шень-ки. Все, что мы знаем — вас атаковали все те же загадочные люди в черных одеждах, до зубов вооруженные холодным оружием и прекрасно обученные искусству ниндзюцу... Ни ты, ни ребята не увидели, в каком направлении скрылась Мона и была ли за ней погоня. Я не виню тебя, — Донни замер на мгновение, бросив извиняющийся взгляд на притихшего Лео, а затем развернулся и принялся сосредоточенно вышагивать в противоположную сторону, как будто бы не замечая тяжелых дождевых капель, с шумом ударяющих по ребристым пластинам панциря. Сейчас Дон старался вести себя максимально сдержанно и спокойно, но его эмоции выдавали резкие и порывистые жесты, а также нервный блеск в глазах. — Но, согласись, мне совершенно не за что уцепиться. Если бы я только был там вместе с вами... вместе с ней... быть может, все сложилось бы иначе. И я... что это? — Донателло резко вскинул голову, оборвав себя буквально на полуслове. Быть может, ему показалось, но где-то в стороне от разговаривающих мутантов послышался довольно громкий плеск воды... Выразительно переглянувшись с Лео, Донни молча вытащил посох из крепления и встал лицом по направлению к предполагаемому источнику звука. Раны на плече мутанта еще не зажили окончательно, так что он все еще был в бинтах, но повязка уже не перехватывала его поврежденную руку, мешая телодвижениям. Другое дело, что в данный момент гению меньше всего хотелось ввязываться в драку с кем-либо. Мягко говоря, ему было совершенно не до того. Наверно, примерно те же самые мысли посетили и голову Леонардо, но мечник, тем не менее, вытащил мечи из ножен и первым сделал шаг в сторону небольшой вентиляционной трубы — последняя отбрасывала собой весьма внушительную тень, в которой легко мог бы спрятаться любой из братьев. Еще разок переглянувшись, черепашки приблизились к импровизированному укрытию гостя, не решаясь, впрочем, подходить слишком близко. Мало ли, кто там мог скрываться... А вдруг за ними была организована слежка? Что, если те загадочные ниндзя снова вышли на след учеников Сплинтера и теперь собирали информацию... или, что хуже, пытались выяснить, где расположен вход в их тайное убежище. Догадки, признаться, были одна неприятнее другой. С другой стороны, если это и вправду были те самые люди в черных одеяниях, то они, в свою очередь, могли бы отвести ребят прямиком к тому месту, где в данный момент держали Мону. Донателло нервно сглотнул вставший поперек горла комок и, покрепче стиснув влажную рукоять посоха, встал точно сбоку от Леонардо, готовый в любую секунду отразить атаку или броситься вдогонку за опростоволосившимся "шпионом"... если тот, конечно, вообще существовал, а не был плодом его больной фантазии. Учитывая, что ребята уже второй день толком не могли выспаться, а Дон и вовсе не смыкал глаз, то они вполне могли принять за чужака обычного дворового кота или уличную крысу.

+3

5

Попытаться понять ситуацию, посочувствовать, поддержать. Леонардо пытался это делать. Если бы сам не был в довольно плачевной ситуации. Все, что у него пока выходит, так это неуклюже двигаться вперед по жизни, все время оглядываясь назад. На свои промахи и ошибки. И то, что позволял слишком многое, что в итоге привело к печальному финалу сначала один раз, затем второй. Лео винил себя, пошел на поводу у девочек и в итоге не справился с бесчисленным количеством противников. Надеялся, что все пройдет гладко. А с чего бы оно все так шло?
Лидер слегка опустил голову, когда его рука медленно соскользнул с плеча брата. Взглянув на свою трехпалую ладонь, которой только что пытался приободрить Дона, мечник вздохнул. Все как и предполагал, его гениальный брат будет продолжать настаивать на бессмысленной затеи, за неимением других вариантов. Но тут было что возразить.
- Но Донни, когда тебя это останавливало? Ты всегда был из тех, кто стремился даже в самой безвыходной ситуации вытащить кролика из шляпы, тем самым всех нас ошарашить, - тут Леонардо поднял глаза и уже более строго смотрел на Донателло. Тот, в свою очередь, пытался не смотреть в глаза, да и вообще обращать свой взор в сторону черепахи, и этим только сильнее подбивал к этому спору. Было заметно, что братец зол. Он пытался оправдать свое бессилие, будто был самым главным виновником в сложившийся ситуации. Мучает себя, почем зря. Если говорить языком механики, то черепашка сейчас буквально разобрана на части и ее готовы сдать в утиль. Хотелось зацепиться за что-то, что могло бы помочь брату вновь собраться и действовать более продуктивно. Мечник прекрасно знал, что Дон способен на большее, чем эта бессмысленная беготня. - То, что мы сейчас делаем, не приведет к желаемому результату. Пока мы здесь все высматриваем, эти люди в черном сидят по своим углам, не рискуя с нами связываться, - ровный голос лидера приобрел стальные нотки, а лицо заместо сочувствия стало отображать напряжение, копившиеся в душе воина ночи столь долгое время. Лишь оставшиеся здравомыслие не дало ему сорваться и накричать, прекрасно зная о том, что это ни к чему не приведет. Сколько бы гений говорил, что не винит своего брата, Лео будет так или иначе чувствовать за собой эту вину. Ведь именно он упустил Мону Лизу, без которой теперь Донателло сходит с ума. Но как-то вставить мозги на место получалось скудно. Казалось, что Дон осознает, что все те действия действительно бессмысленны. И если бы над ним преобладал холодный разум, то он бы несомненно согласился с доводами Леонардо и прекратил эти многочасовые гуляния по крышам Нью-Йорка. Но...
Вдруг в этот самый момент мечник услышал плеск воды. И показалось, что в лужу наступило что-то поболее кошки, не нашедшей себе приюта в такую пасмурную погоду. Даже Донни резко замолчал, вслушиваясь в подозрительные звуки. Они молча переглянулись, точно понимая, что им это не послышалось. Следом за приготовленным к любой напасти посохом, оружие Лео также оказалось наизготове. Медленно и бесшумно передвигаясь к месту, где был слышен этот странный звук, Леонардо резко отогнал от себя все скопившиеся в его голове мысли, уступая место хладнокровию и готовностью в любой момент атаковать противника. Если это был один из шпионов, то была просто невероятная возможность отловить его и хоть что-то разузнать о Моне. Остальные варианты Леонардо просто отметал, именно этот факт подстегивал к действиям. Если какая-та зацепка поможет Дону в его, главным образом, поисках, он из кожи вон вылезет и сделает все возможное. Провал сейчас неприемлем, поставлено слишком много на карту.
Холодный моросящий весенний дождь сейчас очень хорошо бодрил черепах, сутками напролет патрулирующие окраины Нью-Йорка. Самому Лео тоже мало везло со сном, а пара часов дремы в перерыве на перекус как-то слабо походила на полноценные объятия Морфея в за эти два дня полюбившейся кровати. В такие дни осознаешь прелести простых радостей, вроде того, что можно есть до отвалу вкусную пищу, хорошо и крепко спать, приятно провести время с братьями за мирным просмотром какой-нибудь киношки.
А самая главная радость, так это то, что все дома. Целые, невредимые и полные сил. Мечнику также хотелось вернуть Мону домой и готов был ради этого на многое. Вот и сейчас, остановившись неподалеку от того места, где был услышан тот странный звук, Леонардо чуть наклонился и подался вперед, дабы в любой момент сорваться и побежать на полной скорости за предполагаемым шпионом. И в то же время, он следил, нет ли поблизости еще кого. Мало ли какую ловушку решили организовать эти ниндзя, чтобы пополнить коллекцию еще парочкой мутантов.
Хватит!
Пора оборвать эту бесконечную нить неудач.

+3

6

Напряжение росло. Казалось, что еще немного — и парни, не выдержав, с душераздирающим воплем рванут в атаку на невидимого врага, истерично замолотив мечами и посохом по темному участку за трубой, до тех пор, пока не проделают в ней дыру размером с Гарлем... Словно бы в издевку над их натянутыми нервами, в тени что-то явственно закопошилось, из-за чего Дон едва не забыл, как дышать от волнения. Вылупив глаза и крепко зажав Бо обеими руками, черепашка сделал еще один крадущийся шаг вперед, готовый в любой момент наброситься на "шпиона" и вырубить того одним-единственным ударом по голове... но был остановлен неожиданным прикосновением лезвия ниндзя-то к собственному пластрону. Леонардо все еще командовал парадом, и именно ему предстояло решить, что делать дальше — дождаться, пока незваный гость сам выйдет на свет, или же вытащить его оттуда силком. Что ж, в обычной ситуации Дон бы полностью доверился чутью лидера... но сейчас, когда, возможно, от действий подростков напрямую зависело то, сумеют ли они вытащить Мону из очередной передряги, ну, или хотя бы напасть на ее след, гений не смог удержаться от того, что бросить на Лео донельзя напряженный взгляд — "какого панциря мы ждем?..." Ну просто второй Рафаэль, не иначе. Хотя, будь здесь их нетерпеливый братец, он бы уже давным-давно набросился на пришельца... и, наверно, был бы совершенно прав. Дон неожиданно осознал, что не стал бы возражать против такого расклада: на краткое мгновение ему действительно захотелось, чтобы на месте хладнокровного и рассудительного Леонардо оказался саеносец с его излюбленным девизом "сначала действуй, а потом подумай". Однако прежде, чем он успел над этим призадуматься, как в темноте вновь что-то шевельнулось, и Донни, наконец-то, понял, в чем причина такого странного поведения старшего брата: прямиком под ноги ребятам с писком выкатилась обыкновенная подвальная (или правильнее сказать "чердачная") крыса. Донателло еще пару мгновений немо пялился на грызуна, пока тот, настороженно шевеля усами, принюхивался к незнакомцам, а затем с тихим, обескураженным вздохом опустил свой посох, мысленно поставив себе диагноз "прогрессирующее параноидное расстройство личности". Его худое лицо с темными синяками под глазами вновь приняло унылое, если не сказать что скорбное выражение — кажется, этому парню точно требовалась печенька... или даже две. А лучше сразу целая миска теплых печенюшек, причем как можно скорее. Жаль только, что вкусная домашняя выпечка не смогла бы волшебным образом изменить создавшуюся ситуацию... Кажется, Лео пытался как-то его взбодрить, а может, снова предлагал вернуться домой, Донни особо не вслушивался в его речь. Спугнутая крыса вновь убежала куда-то в тень, в то время как гений с отрешенным видом отвернулся и, повинуясь решению мечника, бредущей походкой направился куда-то в обратном направлении — в самом деле, хватит уже...
...или все-таки нет. Пропустив Лео вперед, Дон на автомате приподнял голову, бросив рассеянный и донельзя усталый взгляд куда-то поверх залитых дождем крыш... и замер, подобно ищейке, почуявшей лисий след. Нет, определенно, он не мог ошибиться на этот раз: там точно кто-то был! Прямо через дорогу от них с братом, на площадке соседней пятиэтажки... Быстрая черная тень, на мгновение промелькнувшая в поле зрения и тут же скрывшаяся из виду. Показалось? Как бы не так! Заметив, что его спутник замер посреди крыши, Леонардо вновь обернулся к нему, по всей видимости, раздраженный проявленным непослушанием... Но Донателло даже не подумал слушать его нотации, оборвав мечника буквально на полуслове. Вид у него был необычайно взволнованный, если не сказать, что нездоровый: еще бы, так усиленно пялиться куда-то в темноту, как если бы он только что увидал нечто совершенно сверхъестественное.
Там кто-то был, — одними губами прошипел Дон, после чего стремительно сорвался с места, предупреждая недоуменный вопрос Леонардо. Он вообще не смотрел на брата и не интересовался его ответной реакцией — вполне возможно, что Лео сейчас взволнованно кричал ему в след, перекрывая шум постепенно усиливающегося ливня, или, наоборот, молча последовал за шестоносцем, доверившись его интуиции. Но на сей раз это действительно не было галлюцинацией, или игрой теней, или бог весть знает какой чертовщиной... Лихо перемахнув на соседнюю площадку (для этого ему пришлось воспользоваться посохом, подобно тому, как это делали легкоатлеты во время прыжков в высоту), Дон, наконец-то, притормозил, бдительно озираясь по сторонам в поисках незнакомца. Этой короткой заминки хватило, чтобы Лео успел догнать умника и встать рядом с ним...
Я точно кого-то видел, прямо на этом месте, — напряженно зашептал Донателло, продолжая рыскать взглядом по округе. — И это был человек... вот он!... — его голос дрогнул от волнения, а сам гений, забыв о конспирации, торжествующе ткнул пальцем в темный силуэт, неподвижно замерший примерно в десятке метров от мутантов. Высокая, гибкая фигура, облаченная в плотный черный костюм — Донателло уже видел эту униформу раньше, когда в первый раз столкнулся с Рене на крыше высотного здания. Тогда с Ящером был целый отряд ниндзя, так почему же этот человек был здесь совершенно один...? Прежде, чем гений успел как следует озадачиться этим вопросом, рядом с воином ночи неожиданно материализовались еще несколько точно таких бойцов; похоже, что их тут было человек пять, не меньше. Однако они не спешили вступать в драку с мутантами, предпочтя безмолвно наблюдать за ними со стороны. Леонардо так и не успел отдать приказ: забыв обо всем на свете, Донни с глухим рычанием сорвался с места, на сей раз твердо вознамерившись добиться своего. Заметив его движение, ниндзя немедленно ринулись врассыпную. Оставалось лишь догадываться, почему они не атаковали в ответ. Возможно, у них была какая-то своя, особая миссия... а может, они просто испугались огромной говорящей черепахи с посохом Бо в руках. Дон точно знал одно: эти парни могли вывести его прямиком к убежищу Лизарда, и этот шанс нельзя было упускать.
Они уходят, Лео! Скорее! — рявкнул он, не оборачиваясь. Сейчас вся усталость, голод и недосып отошли далеко на задний план. Гения точно оса под панцирь ужалила, с таким остервенением он бросился вдогонку этим наемникам, вмиг ускакав достаточно далеко от замешкавшегося лидера. К черту приказы, к черту здравомыслие — перед гением стояла одна-единственная цель, и он не был намерен отступать. Пускай это ловушка, но он должен был докопаться до истины, чего бы это ему не стоило...
Вполне возможно, что именно от этого зависела жизнь Моны.

+4

7

Никогда прежде Лео был настолько напряжен. Вся ситуация в семье и похищение Моны уже можно было читать по телу черепахи, готового в любую секунду наброситься не просто на предполагаемую слежку, а готов был разодрать в клочья все то, что скрывало это существо. Но часть здравомыслия все же имела место быть, поэтому лидер и не делал резких движений и уж тем более не спешил пугать создание. Да, Леонардо вполне мог допускать, что они так переполошились из-за какой-то мелочи. Нужно было удостовериться, так оно или нет, медленно подбираясь к месту звука.
А вот Дон, кажется, из последних сил сдерживал себя, все же чуть-чуть понимая, кто из них лидер и у кого сейчас голова на плечах, предлагающая здравые решения, а не пустую беготню по такому огромному городу, как Нью-Йорк. Серьезно, куда делся гений Донателло, работающий извилинами, а не старательно их выпрямляющий под действием разбушевавшихся гормонов. Хотя и самому мечнику было над чем ужаснуться: с чего это он начал так язвить, пусть и не вслух? Ох, как бы хотел мутант списать все это на недостаток сна и зацикленность на похищенной Моне, которая уже столько бед принесла их семье. Точнее то, что она делает с младшим. Еще не раз ниндзя мысленно вздохнет и разведет руками от уже никуда не девающегося факта. Слишком сильно он бросался в глаза и слишком Лео заботился о состоянии брата, который уже потихоньку начал сходить с ума. Да, юноша был похож на безумца, движимый одной лишь целью, не обращая внимая на другие обстоятельства.
Болезнь, пришедшая к Леонардо еще после первой битвы с Лизардом, укрыла множество фактов от самого больного. Ребята стали более самостоятельными в решении каких-то не было вопросов, уже мало что их удерживало от чего-то необдуманного, опасного и, что самое главное, не имеющего должного результат. Ну вот что сталось с того, что они мотались по городу? Уставшие и раздраженные, они так напряженно реагировали на всего-навсего... крысу? Боже мой, лидер сейчас мечтал отправиться в свою койку, только почувствовав, насколько бешено бьется его сердце. Он и впрямь думал, что сейчас они, несмотря ни на что, нашли зацепку. Разочарование нахлынуло на мечника, пытаясь в этот момент немного расслабиться. Кажется, мышцам с того самого дня, как мутант упустил Мону, защищая Эйприл, не было возможности чуток отдохнуть и не напрягаться. А в самом деле, разве был нормальный отдых? Вот именно, что нет, оттого все и раздражение, напряжение... злость. Лео не мог узнать самого себя с этими внутренними издевками и желанием наорать на Дона, влепить с десяток пощечин, чтобы тот наконец пришел в себя и стал старым добрым Донателло, которого некогда Леонардо знал и уважал.
Нужно было уходить. Хватит с того, что сегодня было. Им обоим необходим отдых, иначе точно что-то случиться нехорошее и даже холодный дождь не поможет заглушить гамму скопившейся отрицательной энергии вокруг подростков.
- Донни, такая сейчас мерзкая погода. Пошли уже, ничего тут уже не найдем, - кажется, его вообще не слышат. Упрямый гений даже не сдвинулся с места, что-то там разглядывая. Это начинало уже порядком бесить, как бы не хотелось это гадкое чувство скрыть и не признать его наличия. Как бы не пришлось за панцирь его домой тащить. - Ну хватит, нет там уже никого! В таком состоянии можно и в Санта Клауса поверить, - да его просто не слышали, игнорировали, еще так уперто, не считаясь с мнением лидера ни на йоту. Даже не заметит подвоха, если старший просто плюнет и уйдет, оставив брата в таком нездоровом состояние. Диагноз уже мысленно был определен, осталось только организовать лечение, даже если сам больной этого не захочет.
Только не хотел он идти на такие меры. Все же Дону гораздо хуже сейчас, нежели кому-то другому, хотя бы тому же Лео. Мечник продолжал свои попытки оставить затею гения с воображаемым шпионом, как-то не задумываясь о том, что может спугнуть в действительности того, кто... следил за ними? Да не может быть, каким самоубийцей надо быть, чтобы в одиночку рядовой Фут наблюдал за двумя недружелюбно настроенными черепашками, один из которых всю дурь выбьет, чтобы узнать место пленения саламандры. Леонардо не мог поверить, что это безумное предположение может действительно воплотиться, а он возьмет, и испортит все подчистую. Ну конечно, даже сквозь обильный ливень нетрудно различить достаточно громкий голос лидера, уже и вовсе растерявшись и несколько отстав от Донателло, что уже бросился в погоню за ниндзя. Правда, юноше удалось быстро собраться и нагнать младшего, даже вырываясь вперед. Он и впрямь что-то видел, видел, как зацепка ускользает от них, оставляя лишь крохотные шансы на успех поимки. Практически ничего не было видно вокруг, только совсем какие-то небольшие силуэты, за которыми братья и пустились в погоню.
- Почему, черт подери, ты оказываешься прав именно тогда, когда уже, казалось бы, шансов ну просто никаких?! - если и чувствовалась в словах раздраженность, то совсем небольшая - у Лео сейчас были неоднозначные эмоции по поводу всего происходящего. И ноющее чувство в груди снова вопило о том, что он оплошал, дав волю ненужному никому негативу, от которого сейчас зависела жизнь Моны Лизы. Леонардо поэтому и вышел вперед, преследуя одного из шпионов, который отделился от общей шушеры, предоставив Донни заняться другим. Лидеру и не нужно было отдавать приказ - гений и в таком состоянии понимал, как лучше всего поступить. Он так стремился выровнять собственное положение в качестве надежного бойца, на которого команда может положиться, что готов был оставить все мысли и предрассудки, но докопаться до зацепки, где держали их боевую подругу.

+2

8

Time after time I lose again
Night after night I wake up shaking
'Cause my world is breaking
Fool enough to fall again
Night after night I wake up crying
'Cause I feel like dying

Кажется, Лео кричал ему вслед, и Донни при большом желании мог бы различить его слова и даже что-то ответить, но... такого желания у него не было. Честно говоря, единственной вещью во всем целом мире, которая в настоящий момент занимала его мозг, было преследование невесть откуда взявшихся ниндзя, вернее, только одного из них — того, что сразу же оторвался от группы и ринулся вправо, держа какой-то небольшой короб. Таким образом, гений рассчитывал догнать этого бойца быстрее всех остальных: все же, бежать и прыгать с грузом в руках было не так-то просто. Донателло не собирался гадать, что же находится внутри ящика. Скорее всего, он бы даже не стал заглядывать внутрь... по крайней мере, сразу. Эти ниндзя могли промышлять чем угодно, хоть кражами, хоть отмыванием денег, гения это совершенно не интересовало. Его основной целью было вытрясти из своей быстроногой "жертвы" всю нужную ему информацию о нынешнем логове Лизарда. Ну, а далее... далее следовало немного подумать. Но это все потом, когда они с Лео, наконец-то, прижмут этого бойца к стенке. Дон коротко обернулся на бегу, желая убедиться, что старший брат несется бок о бок с ним, но, к удивлению изобретателя, мечник предпочел свернуть в противоположную сторону. В какой-то степени, это было логично, но... вдвоем им было бы куда проще загнать этого ниндзя в тупик. Ладно, к черту стратегии, главное — не сбавлять темп и не выпускать "жертву" из поля зрения. К слову, это оказалось довольно-таки сложно, так как ниндзя был облачен в плотные черные одежды, сливающиеся с темно-серым небом и мрачными силуэтами дымовых труб... Вдобавок, он двигался совершенно бесшумно, что еще больше затрудняло погоню. Усилившийся дождь гулко барабанил по панцирю изобретателя; ледяные капли безжалостно хлестали мутанта по макушке и плечам, стекали под отяжелевшую от влаги маску, попадая в глаза и вынуждая часто-часто моргать, чтобы хоть что-то рассмотреть.
"Да когда же ты наконец устанешь," — с досадой подумал умник, обращаясь к мельтешащей далеко впереди спине безымянного бойца. В самом деле, они бежали уже достаточно долго, то и дело сворачивая и петляя по залитым водой крышам, но расстояние между двумя ниндзя не сокращалось ни на йоту. В какой-то момент они оба притормозили — чужак метнулся в обход стеклянной оранжереи, в то время как Дон предпочел рвануть с другой ее стороны. Маневр сработал: они выскочили на открытую площадку фактически одновременно, оказавшись в считанных метрах друг от друга. Короткий обмен взглядами — и ниндзя торопливо отбежал в сторону, трепетно прижимая коробку к груди, как если бы в ней лежало что-то по-настоящему ценное. Наверно, так оно и было. Не долго думая, Донни рванул следом и, обогнув вентиляционную шахту, оказался на пути футовца. Тот, кажется, слегка растерялся, но быстро сориентировался и метнулся в другом направлении, прыжком перемахнув на соседнюю крышу. Донателло не отставал ни на шаг...
Происходящее все больше напоминало игру в салочки.
Да стой же ты! У меня всего пара вопросов!... — наконец, в отчаянии рявкнул Дон, когда ниндзя в очередной раз избежал неожиданного столкновения и за долю секунды выбрал новый путь отступления. Разумеется, беглец и не подумал останавливаться, равно как и вступать в беседу. С каких это пор Клан Фут вообще соглашался вести мирные переговоры? Было как-то наивно ожидать, что этот тип решит задержаться и поболтать с преследовавшей его тортиллой... Ну, попробовать все же стоило. В какой-то момент вышло так, что ниндзя воспользовался своим ящиком на манер "бегунка", перекинув его через натянутый под углом электрический провод, взявшись за ручки по бокам короба и скользнув таким образом вниз, прямиком на тротуар. Дон резко ударил по тормозам, забалансировав на самом краю крыши и с досадой проследив за тем, как его добыча скрывается во тьме ближайшей подворотни. "Ну уж нет... так просто ты от меня не уйдешь!" — тяжело дыша, Донателло спешно выхватил посох из крепления и, в свою очередь, перебросил его через трос, после чего крепко ухватился руками за оба его деревянных конца. Взбреди это в голову кому-нибудь из братьев, Дон непременно изошелся бы в протестующих восклицаниях, но... отчаянные ситуации требовали отчаянных мер, так что в этот раз гений решил наплевать на осторожность. К счастью, Бо выдержал вес мутанта, хотя столкновение с землей нельзя было назвать мягким — Донни слишком торопился, чтобы заботиться о всякого рода мелочах. Запнувшись и едва ли не вывихнув щиколотку, подросток отработанным движением перекатился через плечо, гася силу удара, после чего сразу же вскочил на ноги и, слегка прихрамывая, метнулся ко входу в темный проулок. Заходить туда сразу он, впрочем, не стал, предпочтя на пару мгновений прижаться панцирем к холодной бетонной стене и покрепче ухватиться за собственный шест. Механик не видел, чтобы этот боец взобрался обратно на крыши, а значит, он все еще был где-то в подворотне. Недолго думая, Донателло с грозным криком выскочил из-за угла и наставил древко посоха прямиком на своего противника... ну, или, точнее сказать, на то место, где тот, по всем условиям игры, должен был сейчас находиться. Но тупик был совершенно пуст и безлюден — только дождь уныло хлестал по залитому лужами асфальту да тихонько поскрипывала ржавая крышка переполненного мусорного контейнера. Донни обескураженно моргнул, не понимая, как такое могло произойти. Если бы этот ниндзя решил вскарабкаться вверх по пожарной лестнице, гений заметил бы это еще раньше, чем спустился с крыши. Что-то здесь было не так... Все еще не веря в собственную неудачу, Донателло опустил Бо и медленно приблизился к баку, зачем-то заглянув в его вонючие глубины. Пусто...
"Да как такое может быть?!..." — Дон с чувством захлопнул чертову крышку, в отчаянии метнувшись прочь из проулка. Взобравшись обратно на вершину здания, гений приставил ладонь ко лбу и огляделся по сторонам, напряженно щуря покрасневшие от недосыпа глаза. Куда же делся этот проклятый...
Лео! — едва заметив брата, гений как ужаленный метнулся ему навстречу. Осознав, что он позорно упустил собственную жертву, Донателло понадеялся, что мечнику, в отличие от братца-неудачника, удастся поймать оставшихся ниндзя, раз уж он так уверенно помчался следом за ними, но... Леонардо пришел сюда совершенно один, и вид у него был какой-то потерянный. Дон молча уставился ему в лицо, не зная, что и сказать. Точнее, он-то как раз прекрасно знал... так или иначе, но в итоге нужные слова сами пришли ему на язык.
Да что б тебя!... — несчастный Бо с грохотом бухнулся в лужу, с силой отскочив от земли. — Какого панциря, Лео?! Мы упустили их всех! — гения в отчаянии схватился за голову и начал гневно вышагивать взад-вперед по крыше, не в состоянии справиться с охватившей его бурей негативных эмоций. Его буквально распирало изнутри — наверно, никогда прежде Дон не злился на брата с такой силой... И его вполне можно было понять: они только что похерили свой последний шанс напасть на след Моны Лизы. Резко остановившись, изобретатель обвиняюще наставил на мечника указательный палец, как если бы тот был целиком и полностью виноват в случившемся. — Ты должен был остаться со мной, Лео! Вместе мы бы обязательно догнали этого разодетого ублюдка... Почему ты ушел в другую сторону?! Мне нужна была твоя помощь!... — сейчас юноша меньше всего на свете походил на самого себя, спокойного и здравомыслящего Донателло. Градус отчаяния был настолько велик, что гений неосознанно скопировал излюбленную тактику Рафаэля — свалить всю вину на плечи лидера. А что еще ему оставалось делать?

+3

9

Все, что кричал Лео, так и не нашло ответа. А хотелось бы хоть что-то внятное услышать от своего гениального брата в этот момент. То, какое между ними нарастало напряжение, не скрылось от глаз лидера. И он, честно говоря, хотел что-нибудь с этим сделать. И все большая неуверенность нарастала внутри черепахи, когда Донни был столь поглощен своей целью. Возможно именно это заставило не преследовать брата, чтобы поймать одну цель, а пойти за другой шайкой. Как лидер, он не мог оправдать свои действия, но как подросток чувствовал, что не может. Просто не может видеть спину Донателло, видеть, как он выкладывается ради саламандры.
Отбросив все мысли, мечник рванул за оставшейся группой футов, что так резво от него убегали. Надо сказать, мутант был не очень в форме, но благодаря старанию и упорству, до сих пор держался от них недалеко. Это ниндзя не понравилось, чем и выразили свои чувства, бросив в преследователя пару дымовых шашек. В непрекращающемся дожде, Леонардо и не заметил одну, попав под ее влияние и чуть не потеряв группу из виду. Странно, что их самовлюбленное эго до сих пор не вынудило сразиться с измотанной черепашкой. Раньше им ничего не мешало это сделать... так почему?
Перебегая с крыши на крышу, Лео уже ощутимо чувствовал, как готов буквально здесь и сейчас упасть на более менее ровную поверхность и проваляться под дождем до следующего дня того же времени. Не имело значения, найдет ли его кто, что с ним станется после такого опыта далеко не солнечной погоды. Все это было не первостепенным и не значимым для уставшего воина. Только голое желание и двигало лидером следовать за своим противником. И вот, кажется, удача улыбнулась ему, когда приметил явно сниженную скорость футов и небольшой чердак, крыша которого идеально подходило для плана, что вообразил в своей голове Леонардо. Раз, и он в два действа залезает на верхушку маленькой пристройки, два, разбегается, используя по полной небольшое количество места для рывка, три, прыгает прямо на самом отставшего от группы ниндзя, сбивая его с ног. Тот, явно не ожидавший такой подставы, даже ойкнуть не успел, как груда черепашьего мяса свалилась на него откуда-то сверху. А его сподвижники не сразу из-за дождя заметили, что одного не хватает.
- Ну сейчас ты у меня быстренько расколешься, - сквозь зубы процедил мечник, чуть сильнее придавливая к полу несчастного футовца. Но тот, крепкий орешек попался, нисколечко не пискнул, оставаясь в том самом положении, что задал ему мутант. А тот зря расслабился, посчитав, что он тут на коне. Вернувшиеся собратья вновь пустили в худ дымовые шашки прямо перед носом черепашки. Не видя ничего, Лео только ориентировался на чувства и отчетливо осознавал, что им удалось вытащить своего напарник из лап преследователя. Лидер хотел было возразить, обнажил клинки, но когда дым рассеялся, то все, что осталось ему от ниндзя, было лишь лоскут ткани и кровь одного из тех, кто нарвался случайно на оружие неприятия. У Леонардо подкосило ноги: он упустил их. Позорно упустил, хотя был так близок, так близок.
Отчаянный рев, кажется, можно было услышать дальше нескольких кварталов Нью-Йорка.
Не составило после найти брата вновь. Судя по его, мягко говоря, расстроенному виду, у того тоже ничего не получилось. Хотя у гения куда больше шансов было отловить одного единственного футовца, не встретив сопротивления. В эту секунду, Лео мельком подумал, каким Дон выглядит болваном и неумехой. Сделать такой прокол было непозволительно.
А что самое уморительное, в кавычках, Донателло ничего умного не придумал, как свалить все на лидера! Вот так вот взять, направить свой мокрый от дождя палец на старшего и обвинить его во всех грехах! Казалось, в тем моменты, когда Леонардо преследовал ниндзя, о том напряжении удалось на какое-то время забыть и сосредоточиться на погоне, но вся эта истерика, уже ставшая нормой для гения и окружающих, а после и совсем необоснованных обвинений, терпение мечника лопнуло. Да еще со стороны показалось, что какой-то хлопок произошел - оттого сильное напряжение испытывал Лео. Лицо его сильно исказилось, напряглось все тело, он подошел к Дону, чей голос в ушах звенел тысячью визжащими мультяшками, и бросил в лицо брату тот кусок тряпки, что остался ему от футов и доселе сжимал в руке старший.
- Ах вот ты как заговорил! - теперь настал черед Леонардо выдвигать свою позицию на заседании суда в качестве подсудимого. - Позволь тебе напомнить, это ты нас всех довел до такой степени, что мы уже не способны отловить паршивого футовца и устроить тому допрос с пристрастиями! Меня обвиняешь? На себя бы глянул, умник! Что за отмазки о просьбе помочь, когда дошло до такого, что тебе так трудно поймать одного малюсенького парня в трико, да еще и с каким-то грузом в придачу? - мутант подошел еще ближе и ткнул прямо в чужой пластрон. Его карие глаза, с некогда мягким и добрым взглядом, походили теперь на звериные. Это неистовое бешенство охватило юношу.  -Я пошел другим путем, потому что в той части города у них был долгое времени не было возможности скрыться, но из-за того, что их была группа, они оставили мне только этот кусок ткани. У меня не было сил держать одного в тисках, а отбиваться от других, признаю! - на секунду замолчав, Лео прикрыл глаза, только сейчас, с пылу, почувствовал холодные весенние капли дождя на своем лице. И, кажется, гнев уходил. По крайне мере, интонация уже не походила на такую яростную, как прежде. - Говорил же, что всякий раз прочесывать район не вариант. Когда найдется какая-нибудь зацепка, мы не будет способны за нее зацепиться. Но конечно, кто же послушает меня, ведь старший брат идиот и вечно попадает впросак, какое дело ему не дай! - шумно выдыхая, Леонардо уже заметно стал спокойнее, а злость сменилась отражением той правды, что он сказал о себе. Ведь все правильно: старший брат идиот и именно он упустил Мону Лизу из виду. И в первую очередь именно Лео должен чесать районы, как проклятый, что, собственно, и делает. Однако и в этот раз облажался, что негласно уже становится нормой. Да что же с ним не так-то?! Почему? Почему все из рук вон плохо, если за дело берется тот, у кого все в былые времена лучше всего получалось? И так ли истинны слова о том, что именно старший лучший ученик и надежда для старого отца?

+3

10

Было очень сложно представить, чтобы два брата, некогда духовно близких и всегда понимавших друг друга с полуслова, если не с полужеста, могли так эгоистично злиться и орать, позабыв о былом единстве. Но, тем не менее, это все же происходило — сейчас ни Донни, ни Лео не походили на самих себя, спеша излить скопившееся внутри напряжение вкупе с непередаваемым отчаянием, да еще делая это с таким иступленным гневом и слепым забвением, будто они никогда раньше не были особо дружны. Замолчав, Донателло со злостью уставился в обезображенное гримасой ярости лицо мечника, нехотя, но в то же время с каким-то мазохистским наслаждением впитывая каждое его резкое слово. Вот, значит, как ты на самом деле думаешь, о, Бесстрашный? Выходит, все твои прежние заверения, что братья ни за что не оставят гения в беде, были лицемерной ложью, не так ли? На самом деле, Донни знал это с самого начала, знал, что остальные не одобряют его действий и решений, так что сказанное черепашкой в голубой повязке не стало для него сюрпризом. Тем не менее, получить устное подтверждение всем своим мрачным догадкам было в любом случае неприятно. А уж когда Лео заявил, что его дражайший брат-безумец не смог элементарно догнать и задержать какого-то рядового ниндзя... Донателло крепко стиснул кулаки, с ненавистью глядя в карие глаза мутанта. Еще одно скрытое опасение на проверку оказалось верным — в команде умника считали слабым звеном. Отлично, просто прекрасно! Злость на Леонардо волшебным образом мешалась с болезненной досадой на самого себя, на свою никчемность как бойца и стратега. Откуда Дону было знать, что Лео испытывает примерно те же чувства, что и он сам? Механик отшатнулся, почувствовав грубый тычок в пластрон, и теперь уже уставился на брата с совсем иным выражением, не смея прервать его гневный монолог. Его собственная ярость стремительно вымывалась дождем и чувством вины: пускай запоздало, но до юноши начинало доходить, что на сей раз он здорово перегнул палку и осознанно спровоцировал в принципе неконфликтного и сдержанного Лео на ссору. Сцена вышла откровенно жуткой и безобразной, учитывая, что никогда прежде Леонардо не позволял себе поднимать голос на умника — впрочем, как и он сам ни разу не пытался перекричать их лидера. И как так вышло, что Лео неожиданно начал оправдываться перед ним? Легкой утраченный контроль над эмоциями медленно, но верно возвращался к подросткам, однако было уже слишком поздно: сказанного не воротить, услышанного не позабыть и не вырвать из сердца. Никакая прежняя склока не шла в сравнение с этой, и Донателло было втройне больно и неприятно сознавать, до чего их довела вся эта дурацкая история с Моной и Рене. Склонив голову и как-то сразу поникнув, Донни опустил взгляд к залитой водой, грязной бетонной площадке у себя под ногами. Гнев ушел, оставив после себя ощущение бесконечной пустоты и какого-то странного, необъяснимого холода. В который уже раз он признавал правоту Леонардо: упрямство изобретателя и его тупая зацикленность на одном-единственном варианте поисков, в конце концов, приведут к окончательному разладу в команде. А что он сможет сделать в одиночку, без помощи братьев? Ничего. Вот то, о чем ему пытались втолковать остальные, и вот то, о чем он сам ни разу толком не задумался. Почему? Почему, Донни?
"Для личности столь умной и интеллигентной, порой ты умудряешься не замечать очевидных вещей," — Сплинтер часто любил повторять эту фразу, и всякий раз Донателло нехотя признавал правоту учителя, соглашаясь с тем, что временами он слишком уж глубоко "копает" в поисках ответа на свой вопрос, в то время, как самое просто и легкое решение находится буквально под самым его носом. Слова Мастера оказались справедливы и в этом случае. Только вот нынешнее состояние гения не позволяло ему так быстро успокоиться и самостоятельно прийти к какому-то правильному выводу. Слишком уж высока была цена, которую он мог заплатить за очередную ошибку. На кону стояла чужая жизнь.
...с другой стороны, продолжая вести себя подобным образом, он мог потерять не только Мону.
Ты не идиот, Лео, — тяжело откликнулся Донателло, поднимая на брата усталый взгляд. Он уже не злился, и даже не чувствовал обиды — скорее, просто был разбит и морально выпотрошен. — Я никогда так не считал, — добавил он уже чуть тише. Было бы неплохо попросить прощения за свою вспышку, но сил это уже не оставалось. После пережитого ими сегодня провала, гению просто хотелось вернуться домой и лечь в постель. Жаль, что он не мог позволить себе даже этого короткого, ничтожного отдыха... Ну, по-крайней мере, у него будет возможность еще раз проанализировать создавшуюся ситуацию. Пересмотреть карты, обдумать варианты дальнейших поисков... Просто взглянуть на проблему немного с другого ракурса. Наклонившись, Дон молча поднял посох с земли и бездумно засунул древко в крепление, после чего приблизился к Лео и осторожно накрыл ладонью его плечо. Он боялся, что брат сбросит его руку после такого бурного скандала, а то и вовсе оставит его одного на крыше. В принципе, это было бы вполне справедливо.
Идем домой, — просто сказал Донни, обращаясь к угрюмо притихшему мечнику. Хватит с них беготни и криков — не только Донателло нуждался в передышке. В главную очередь, это требовалось их лидеру. Так смешно и глупо: зациклившись на собственных переживаниях, умник совсем перестал считаться с нуждами братьев, а ведь когда-то они стояли для него на первом месте. Похоже, он действительно помешался на своей любимой саламандре, раз прекратил заботиться о родной семье.
Моне бы это жутко не понравилось.

+3


Вы здесь » TMNT: ShellShock » II игровой период » [С2] Куда Донни черепашек не гонял