Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на приватную форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя".

Приветствуем на нашем закрытом проекте, посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но также присутствует своя сюжетная линия. В данный момент, на форуме играют всего трое пользователей — троица близких друзей, которым вполне комфортно наедине друг с другом. Мы в одиночку отыгрываем всех необходимых нашему сюжету персонажей. К сожалению, мы не принимаем новых пользователей в игру. Вообще. Никак. Но вся наша игра открыта для прочтения и вы всегда можете оставить отзыв в нашей гостевой.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Альт Вселенная » [А] Как воспитать детей и не рехнуться?


[А] Как воспитать детей и не рехнуться?

Сообщений 21 страница 30 из 31

21

Умеко вышла из их совместной с Рафаэлем спальни и застала как раз тот момент, когда он заботливо убирал в сумку саи, а теперь растерянно смотрел на куклу. Умеко специально для этой поездки купила цветастое платье, и уже фантазировала восторженную реакцию мужа (он же не знает, во сколько оно ей  обошлось, и насколько опустел их семейный бюджет). Она сделала пару шагов по направлению к мужу. Рафаэлю было трудно привыкнуть к новой и спокойной семейной жизни, возможно даже труднее, чем ей. Ее жизнь изменилась практически сразу, поскольку Рафаэль слишком беспокоился о ней, и всегда рвался защищать ее. Но она продолжала видеть в нем героя, и Умеко была уверена в том, что дети тоже видят в отце спасителя миров. Просто… все изменилось, сам мир изменился. Но перестроить Рафаэля было гораздо сложнее. Лиса легким поцелуем коснулась его щеки и улыбнулась. Она осторожно провела рукой по его панцирю, пытаясь вывести его из омута грустных мыслей. Она хотела спросить Рафа о том, что его тревожит, но возможно стоит сделать это немного позже. Возможно, в парке развлечений ему удастся отвлечься от своих дум. Она возвращает куклу Хани и берет дочь за руку. Она снова кидает обеспокоенный взгляд на Рафа и выходит из комнаты.
Умеко весело хохочет и приземляется на лавочку. Хани радостно пища, катается на керамической лошадке, и с карусели машет родителям. У Умеко уже гудят ноги, и потому она рада хотя бы короткой передышке. Лиса поправляет накладные заячьи уши, и слегка наклонив голову, смотрит на мужа. На Рафаэле был большой колпак, похожий на ведьмовской, который ко всему прочему издавал иногда странные звуки и переливался всеми цветами радуги. В руке Рафаэль держал большое пушистое облако сладкой розовой ваты на палочке. Умеко сразу потянулась к сладкому, и отщипнула кусочек.
-Ты не выглядишь особо счастливым. – Она поправила ему съехавший колпак. – Что-то случилось? – Она положила голову к нему на плечо и прикрыла глаза, ощущая уставшие ноги. Рафаэль, ты можешь рассказать мне все. Я всегда постараюсь тебя понять, я же обещала сделать тебя счастливым. Просто наше время ушло, и теперь его уже заняли наши дети, а нам с тобой остается лишь радоваться их успехам и сочувствовать их неудачам и просто быть рядом.
Умеко туже затягивает узел ленты с шариком на запястье и поднимается на встречу Хани, когда малышка подбегает к родителям и тащит их с Рафаэлем на русские горки. Лисичка пристраивается между матерью и отцом и увлеченно вертит головой во все стороны. Поняв, что там пока нет ничего интересного Хани принимается грызть ремень безопасности, но строгий взгляд отца ее останавливает. Умеко же, оперлась на подлокотник своего кресла и невидящим взглядом смотрела в окно. С ее лица не сходила счастливая улыбка, а пальцы, заканчивающиеся острыми когтями, барабанили по подлокотнику в такт музыке, которая лилась из колонок аттракциона. Кабинка неслышно двигается с места и постепенно начинает по рельсам подниматься вверх. И внезапно резко уходит вниз. Иногда Умеко крепко зажмуривается, и ее звонкий голос вторит голосу дочери. Когда лисица открывает глаза, она видит, как Рафаэль хитро ухмыляется, посмеиваясь над ее детскими страхами. Умеко наигранно хмурится. Должны же у нее быть слабости, она же все-таки женщина. Тем более, что она уже давно перестала быть Ниньярой - холодной и безжалостной, воином-ниндзя, которой когда-то было приказано убить Рафаэля. Как же быстро все меняется...
Умеко не чувствовала себя обделенной. Она была просто счастлива, хотя бы потому, что их маленькая семья была снова в сборе. А большего ей и не требовалось. Хотя нет, ей не помешает горячая ванна. У них в номере в отеле как раз стоит такая…

4 года спустя.

-Ма-ам, па-а-ап, - звонкий голос Кевина разносится по квартире, и Умеко поворачивается на источник звука. Сегодня младший из семьи Хамато обещал познакомить родителей со своей девушкой. Рафаэль отнесся к данной вести благосклонно, а вот лиса напротив - была настроена прохладно. Она была напряжена и не в восторге от происходящего. Лисица постоянно бросала взгляд на Рафа. Она явно волновалась, и вот теперь, когда она услышала голос сына, лиса снова навострила уши. Они собрались в гостиной, где был накрыт небольшой ужин. Умеко старалась, и вложила в этот ужин все свои умения. Питер забрал Хани на прогулку, велев Кевину позвонить ему, когда мать остынет. В комнату осторожно входит Кевин и тянет за руку девушку. Мутантка осторожно проходит и кидает смущенные взгляды на Рафаэля и Умеко. Лиса вспомнила эту девушку, именно с ней никак не мог проститься Кевин в день своего отъезда Кевин. Молодая пантера теперь имела неплохую фигурку, а длинные волосы девушки были забраны в высокую прическу. Умеко помнила, что когда Рафаэль указал ей на девушку в первый раз, она фыркнула и не стала обращать на это внимания, увлеченная церемонией, хотя стоило обратить внимание на юную мутантку еще тогда.
-Мам, пап, это Кейт. – Девушка отпустила лапу Кевина и сделала шаг навстречу Рафаэлю и Умеко, и поклонилась. Лиса окинула будущую невестку оценивающим взглядом. Да, девчушка была определенно хороша собой, но лиса никак не могла привыкнуть к мысли о том, возможно, совсем скоро они с Рафаэлем станут бабушкой и дедушкой. Девчушка вела себя тихо, скромно, а под конец вечера даже помогла Умеко убрать со стола и помыть посуду. Под конец вечера, лиса стала относиться к мутантке благосклоннее. И скорее ее больше начала тревожить смена поколений, а своему младшему сыну, она, конечно, желала счастья, и она была рада за него, потому что нашел девушку, с которой возможно будет счастлив всю свою жизнь. Умеко знала, что она привыкнет к присутствию мутантки, и перестанет скалиться в ее сторону, а пока пантера должна была смириться с вздорным характером своей будущей тещи. У них с Рафом будет возможность обсудить будущую невестку, да и это был выбор Кевина, и лиса не стала бы прекословить младшему сыну. Она знала, что подобные вещи решаются сердцем. Так, например, было у них с Рафаэлем. Когда-то она даже не смела подумать о том, что влюбится без памяти в черепаху, и потом у них будет трое детей, и жить они будут долго и счастливо, как гарантировали женские романы.

Через несколько часов, когда дети легли спать, и голоса в их комнатах затихли, Умеко сидела на кровати. Перед ней стояло большое зеркало, которое ей помогли перенести сыновья. Лисица была в своем лучшем платье. Атлас темно-зеленого цвета идеально оттенял бурую шерсть и так подходил к ее большим голубым глазам. Длинные волосы лисы были распущены, а потускневший взгляд скользил по своему отражению. Она слышит шум открывающейся двери и поводит ушами и оборачивается на звук. Она улыбается мужу и снова поворачивается к своему отражению, пытаясь найти там изъян.
-Раф, - она берет его за руку, и за нее притягивает к себе. – Я старая? – Она смотрит прямо ему в глаза и замирает в ожидании ответа, перебирая его пальцы. Она знает, что это все ее домыслы, но именно ласковый голос Рафаэля помог бы ей разрешить все сомнения. Она чуть наклоняет голову, и прищуривает взгляд. - Как она тебе?

+1

22

To get a dream of life again
A little vision of the sight at the end
But all the choirs in my head say (с)


Его лапы обвиваются вокруг тонкого стана жены, затянутого в зеленый атлас, и Рафаэль смотрит на их совместное отражение. Годы благосклонны к нему, но мутанту природой отведено больше лет жизни, и потому печать старости не заметны на серьезном лице. Лиса же теперь выглядит… более трепетной и наконец-то хрупкой в его руках.
- У тебя шестилетняя дочь, как ты можешь быть старой? – он касается губами ее шеи, и улыбается. Его пальцы ненавязчиво растягивают молнию на платье, - ты прекрасна, моя Умеко.
К чему эти разговоры о девушке Кевина, кто знает, как у них все сложиться, она может и не стать его женой, и Рафаэля это не особо и расстроит. А возможно через год они уже будут нянчить внуков, хотя это и несколько рановато. Времена меняются, устои и порядки тоже, и им приходиться подстраиваться. Но во все времена для Рафаэля в приоритете была семья, та маленькая община в канализации, которую создал Сплинтер, стала чем-то вроде идеала, к которому стремился мутант. И сейчас он был вполне доволен своим собственным оплотом – Умеко и дети, братья и их семьи, отец, друзья, все они это был смысл жизни для саеносца. И конечно со временем за семейным столом должны были сесть супруги его детей и их дети. Теперь эгоизм Рафаэля тоже вырос вмести с ним, он хотел счастья и хотел осчастливить своих родных. Поэтом сейчас следовало успокоить жену, у которой случился приступ паники и сравнения себя с юной подружкой сына.
- Кто она? – Раф останавливается, так и не расстегнув молнию полностью, и обнажает одно из плеч Умеко. Мутант нарочито удивленно морщится, и потом закатывает глаза, - да брось. Ты всерьез считаешь, что стоит воспринимать ее как часть жизни Кевина? Мальчишкам всего по 17 лет, завтра может быть какая-нибудь Мари и Натали. У них есть выбор. А у меня его не было…
Он смеется и прижимает к себе плотнее лису, буквально окутывая ее со всех сторон и укрывая от всего внешнего мира. Он всегда будет с ней рядом и никогда не даст почувствовать себя старой или одинокой.

Спустя полгода.

С Днем Рождения Хани! С Днем Рожденья тебя!
Стройный хор голосов закончил выводить праздничную песню и под дружные аплодисменты лисичка задула семь свечек на огромном торте. Раф обнял Умеко за талию, и вместе со всеми поднял бокалы с шампанским на вытянутой руке.
- За Ханимеко Хамато! Единственную и прекрасную представительницу своей семьи!
И это была совершенная правда, лисичка пока была единственной девочкой, что родилась в семье братьев-черепах, и потому самой обожаемой старым дедом Йоши. Тот конечно был доволен, что у сыновей рождаются наследники и даже шутил на тему старояпонских кланов ниндзя, но все прекрасно видели, какой нежностью горят его глаза при виде внучки.
Все подарки уже были подарены, праздник был почти позади, и сейчас за столом остался узкий семейный круг. Рафаэль держал на руках засыпающую дочь, и слушал рассказ Лео о его процветающей школе военных искусств.
- Уверен, что не хочешь попробовать себя как тренер? – лидер улыбнулся, и Раф наверное, впервые в жизни не стал резко отвечать на предложение брата.
- Я подумаю Леонардо, и…
Внезапный звон ножа о стакан прервал его на полуслове, и все кто был в комнате обернулись на стоящего неестественно прямо Питера. Рафаэль удивленно взглянул на старшего сына, и оглянулся на жену, та похоже тоже была в недоумении.
- Пит? – Хани проснулась и, вывернувшись из объятий отца, подбежала к брату. Тот с улыбкой потрепал сестренку по макушку, и подхватил малышку на руки.
- Я прошу прощения, что отвлекаю на себя внимание, когда праздник у лисички, но, я подумал, что так удачно собрать всю семью еще раз получиться не скоро, - саеносец напрягся, и подался вперед. С чего этот благожелательный тон и говор, от которого сводит челюсть? – И поэтому хотел сообщить одну новость. В начале лета я подавал заявление на обучение в Межгалактической Лунной Десантной Академии, и сегодня прислали ответ, - Питер сделал драматическую паузы, и улыбнулся, такой знакомой шкодливой улыбкой, - Меня приняли.
На секунду в гостиной воцарилась тишина, в которой слышался лишь треск камина, после чего с мягким шорохом Сплинтер поднялся из кресла, и пошел к своему старшему внуку, Питер тоже шагнул к деду, протягивая ему руку для опоры.
- Я горожусь тобой Питер-сан, - тихо произнес старый мастер, и обнял лиса и заодно Хани, которая все еще была на руках у старшего брата. И тут же все вновь заговорили, теперь поздравляя парня и расспрашивая его, и Раф подошел к Кевину, который улыбаясь, стоял в стороне.
- Ты знал об этом?
- Да, - младший Хамато пожал плечами, и повернул в руках бокал с шампанским, - он несколько раз улетал сдавать экзамены, а вам с мамой говорил…
- Что летит на концерт, - закончил за сына Раф, и ухмыльнулся, все-таки это была неожиданная и приятная новость. Питер доказал всем, что его заносчивый характер не причина для пущенной под откос жизни. Что ж по крайней мере с братом у них были более чем доверительные отношения.
Через пару часов в гостиной пер камином остались лишь Рафаэль, Умеко и близнецы. Мутант сидел в обнимку с женой в одном кресле, и внимательно слушал старшего сына. Питер с увлечением рассказывал, что поступает на бюджетную основу, и ему уже выдали место в общежитие. Через месяц он начинает обучение, и до этого времени не собирается уезжать из дома.
- Это действительно здорово, - Рафаэль развел руками, и ухмыльнулся, - что ж ты поразил сегодня всех нас. А чем ты планируешь заняться, Кевин?
Младший Хамато неопределенно пожал плечами, и ухмыльнулся, видимо и у того были свои планы и небольшие секреты. Рафаэль и Умеко были в курсе, что их сын много времени проводит в обществе Донателло, но парень никогда особо не хвастался своими успехами. Молчал так же и гений, впрочем с того похоже взяли слово о неразглашении. Но в этот вечер мутанта переполняла гордость за своих сыновей, в конце концов, они определились со своим жизненным путем, и надо сказать, что как отец Рафаэль не мог пожелать им лучшего. Конечно осознание того, что Питер будет обучаться на другой планете немного беспокоило, да и Умеко скорей всего недовольна этим фактом, но Лунная Академия была лучшей во всей галактике, и поступить в нее было крайне тяжело. Тем самым заслуги Питера возвышались стократно.

Для их семьи наступал новый период, и трудно было сказать хороший он или плохой, пока он значился лишь под знаком «новый». Дети подрастали, и это было неизбежно. Лишь одно не менялась – лапы обвивающие тонкий стан в объятии и нежные поцелуи в шею.

+1

23

One life one soul
Forever i know
Follow me follow me
Wherever i go(с)

Умеко поднимает голову и начинает рассматривать  их отражение.  Годы благосклонны к ним, но Умеко все равно сегодня на себе ощутила их тяжесть. Она никогда не пыталась, как то себя омолодить, и теперь уже окончательно разочаровывалась в себе. А что Рафаэль? Он не изменился ничуть, а вот она недавно нашла среди копны своих каштановых волос белый и прозрачный.  Этот факт тоже порядком раздосадовал лису, она все еще надеялась, что Раф видит в своей жене прежнюю лисичку, которая когда-то сумела покорить сердце бравого воина. Умеко улыбается его словам и прикрывает глаза, когда лапа Рафаэля начинает расстегивать молнию. Объятия и нежные поцелуи мужа вселяют в душу, лисы то самое успокоение, которого она так ждала. Большие голубые глаза снова засияли. Она поворачивается к мутанту, и прижимается к нему. Умеко долго рассматривает лицо Рафаэля и проводит пальцами по нему. Она знает наизусть каждую черточку его морды, но когда ее подушечки лап касаются  его гладкой кожи, каждый раз это вызывает приятные ощущения, которые хочется чувствовать вновь и вновь.
-А ты все такой же. Тот же мутант, в которого я влюбилась двадцать лет назад. – Лисица весело смеется и касается его лба губами, закрывая их лица своими волосами. Между Рафом и его лисой существует близость, которую нельзя передать словами. Это можно лишь почувствовать. Взгляды, прикосновения и просто понимания с полуслова. Они действительно до сих пор любят друг друга, и конечно своему сыну Умеко желала найти именно такую девушку, с которой он будет счастлив до конца дней своих.
На ее вопрос Раф начинает отнекиваться и обнажает одно из ее плеч, Умеко снова улыбается и просто следит за его действиями. Она любит его нежные объятия и прикосновения, и конечно хочет большего. Страсть которая сжигала их поначалу теперь сгорела, оставляя после себя тлеющие угли нежности. И эта нежность сохранилась на протяжении всего их брака. После фразы о том, что у него не было выбора, Умеко фыркает и поправляет платье. Лисица отворачивается от мутанта. Конечно, она понимает, что это всего лишь шутка, у нее то в отличие от него был выбор. На лисицу в свое время клало глаз множество парней, но в итоге она все равно выбрала Рафаэля. Может быть потому, что их чувства никогда не угасали, даже когда они находились вдали друг от друга. Она всегда знала о том, что в Нью-Йорке, он смотрит в небо, и думает о ней, так же, как она думает о нем.
-Хочешь сказать, что если бы у тебя был выбор, ты бы выбрал другую?
Рафаэль смеется и прижимает ее к себе. Хмурое выражение пропадает с ее мордочки, и она смеется вместе с ним, заводя ему руки за шею. Она смотрит прямо ему в глаза, и, улыбаясь, произносит фразу, которую говорила ему множество раз, но всегда с неизменным контекстом. Весь смысл ее жизни всегда заключался в этих словах. Это просто говорить, но она еще помнит те мурашки и дрожь, которая проходила по ее спине, когда она в первый раз открывалась ему.
-Я люблю тебя, Рафаэль.


День рождения дочери для Умеко всегда был особым днем. Лиса приготовила для нее множество  небольших сюрпризов и несколько конкурсов, в которых с удовольствием приняла участие вся семья. Теперь же она стояла по правую руку от Рафаэля и держала фужер с шампанским. Она восторженно зааплодировала своей маленькой  дочурке, вместе с остальными членами семьи. Лисичка задула свечки и посмотрела на родителей.
-За тебя! – Умеко отпила глоток и поставила бокал на стол. Праздник только начинался, и как, оказалось, станет поворотным событием не только в жизни младшей Хамато, но и для членов всей их маленькой семьи.
Почти все гости разошлись, и осталась одна семья. Умеко сидела рядом с Рафаэлем, положив ему голову на плечо, и периодически закрывала глаза, утомленная сегодняшним вечером. Она слушала рассказ Лео и представила Рафа в качестве учителя, и тихонько захихикала. Ее Рафаэль справляется  с целым классом? Она бы посмотрела на это зрелище.
-Ты будешь обязан пригласить меня на первую свою тренировку, - лиса улыбнулась мужу и игриво дернула его за край красной банданы.
Когда встал Питер, Умеко встрепенулась. Лисица напряглась. Сын хочет сообщить нечто важное? По мере того, как Пит говорил, улыбка лисицы ширились, а большие голубые глаза наполнялись слезами. Она сжала лапу мужа и сразу после старого мастера подошла к сыну и дочери. Питер смотрел на мать и улыбался. Умеко долго рассматривала лицо сына. Эта ухмылка, эти зеленые озорные глаза. С каждым годом ее старший сын становился все больше похож на Рафаэля, и этот факт очень радовал лисицу.
-У меня просто нет слов. Я горжусь тобой, ты действительно похож на своего отца. – Лисица обняла обоих детей, и, поймав взгляд Рафаэля, подмигнула ему.
Через пару часов все их небольшое семейство расположилось перед камином. Умеко, затаив дыхание, слушала Питера. Конечно, ее пугала перспектива обучения на другой  планете, но Питер же будет приезжать на каникулы. И они так же будут собираться у камина, рассказывая друг другу о том, как провели эти полгода вдали от семьи, увлеченные своими заботами, но никогда не забывающие о том, что есть дом и близкие люди, которые все поймут, и которые всегда будут ждать их возвращения. Она одновременно с Рафом повернулась к Кевину. Она знала, что младший проводит много времени в обществе Дона, возможно со временем он получит Нобелевскую премию за свои открытия, и станет ученым не хуже своего дядюшки Донателло. Пока младший сын скрывал свои успехи от родителей, но придет его время, и он удивит всех.
Умеко в этот момент переполняла гордость за своих детей. Да этот момент действительно станет поворотным в их жизни. Но они с Рафаэлем уже вложили в своих детей все что могли, и следовало только радоваться тому, что каждый из ее сыновей нашел место в жизни. Теперь это уже был их выбор, и их жизненный путь. Но ее сыновья уже несомненно усвоили, что самое главное в жизни - семья. Конечно Умеко продолжит беспокоиться за своих мальчиков, ведь для нее они всегда будут теми пушистыми комочками, которых она взяла впервые на руки.

Умеко была вполне довольна жизнью. Перемены в жизни больше не пугали лисицу, потому что она знала, что уже ничего не сможет испортить их спокойное течение жизни. И пусть она стареет, этого факта уже не изменишь. Зато у нее есть самое потрясающее в жизни – семья и любящий муж, которому она всегда будет шептать слова:
-Я люблю тебя, Рафаэль.

Follow me follow me
Don't let me go(с)

+1

24

«Ты мой», - прошептала она «А я твоя. И если мы умрем, то умрем. Все мужчины должны умирать, Джон Сноу. Но сначала, мы поживем» (с)

- Спина прямее, или ты хочешь чтобы Хайто переломил тебя как прут? – Рафаэль хлопком выпрямил одного из своих младших учеников, пред началом спарринга. Вот уже три месяца как он занимал должность сенсея для групп подрастающих ниндзя в школе боевых искусств Леонардо. Сам лидер с удовольствием поделился половиной своей нагрузки с братом, и теперь имел достаточно времени, чтобы заняться расширением бизнеса.
Мутант вышел за разметку тренировочного поля и скрестив лапы на груди внимательно оглядел пять пар готовых к тренировке учеников. Среди них было несколько человек, мутанты из измерения Икс, и его собственные племянники, дети Лео и Караи. Раф сузил глаза, чувствуя как напряглись дети и усмехнулся.
- Хаджиме!
Спарринг начался, и на протяжении следующего часа саеносец согнал семь потом с несчастных учеников, но за прошедшее время им было не привыкать к таким тяжелым условиям, все знали, что к ниндзютцу братья Хамато относятся более чем серьезно, и не допускают поблажек никому, даже себе. В конце Рафаэль поклонился в ответ юным ниндзя, и отпустил их с чистой совестью, оставаясь в гордом одиночестве в доджо. За окном была серая хмарь ноября, а Нью-Йорк как всегда утопал в смоге и пыли. Мутант затянул потуже концы банданы, на этот раз черного цвета, как и вся униформа в школе Леонардо, и поднял с пола тренировочный шест.
- Как прошло занятие? – лидер стоял в дверях и крутил в руке черепахофон. На морде старшего Хамато не было никаких эмоций, но Рафаэль знал, что впереди будет разговор который они откладывали уже довольно долгое время. Он сдержано повел плечами, давая понять, что тренировка удалась, и особо обсуждать ее не имеет смысла, - семейный ужин в силе?
- Как всегда Лео, в конце концов мы должны решить этот вопрос.
Лидер кивнул и так же хмуро уставился в серый вид города за окном.

Тем же вечером.

- Дон и Кевин опаздывают, - Рафаэль помогал Умеко накрывать на стол, расставляя тарелки по кругу. Все остальные члены семьи были уже на месте, младшие дети слушали сказки дедушки Йоши у камина, братья с женами тихо переговаривались, - собственно они у нас главные лекторы на сегодня… Не смотри на меня так, я сам мало, что знаю.
Раф разложил столовые приборы и вновь оглянулся на дверь, и теперь это было не в пустую, на входе как раз показался гений с племянником. Донателло выглядел обеспокоенным, и нес в руках чертежи. Взгляды всех находящихся в комнате тут же обратились к вошедшим, и словно сговорившись, в их глазах застыл немой вопрос.
- Похоже, ужин подождет, - Кевин грустно улыбнулся, и подошел к матери, чтобы обнять ее, - к сожалению, наши опыты подтвердились, озоновый слой истощен, и скоро перестанет защищать от прямых солнечных лучей. В лучшем случае поднимутся воды мирового океана, в худшем …, - о посмотрел с тревогой на слушающих его младших детей, - в любом случае через пару лет экология Земли будет не приспособлена для жизни.
Дон кивал в такт словам своего ученика, даже не пытаясь того перебивать. Рафаэль молча обнял Умеко за талию, притягивая к себе. Эта информация не была такой уж неожиданной, даже люди понимали, что их планета становиться чем-то вроде вокзала для пришельцев, и в скором времени не будет пригодна для жизни. Дон же предсказывал подобный исход еще лет пять назад. Но все равно тогда им казалась, что до подобного момента еще слишком далеко, чтобы принимать коренные решения, и вот, наконец, этот день наступил. Лео как всегда подал голос первым, быстрее всех, обработав информацию, и задав тот вопрос, который у всех давно был на языке.
- Вы уже подобрали планету для нашего переселения.
Вот так просто решалась их судьба, и даже Рафаэль не мог возразить сейчас своему старшему брату, хотя привык делать это на каждое телодвижение Леонардо. Кевин смущенно опустил взгляд, и слово, наконец, взял Донателло. Он достал из-за пояса один из своих бесконечных гаджетов, включил его и тут же в гостиной материализовалась голограмма, вызвавшая дикий восторг у младшего поколения семьи. Круглый шарик планеты крутился под потолком, почти вся земля на ней была разбита на острова, и не было никакого намека на континенты.
- Планета Эреборн, в квадрате дельта 54. Схожа климатом и экологией с Землей, разве что немного меньше размером, и еще находиться в периоде неолита.
- Каменный век? – Майк недоверчиво посмотрел на брата, - ты предлагаешь нам ассимилировать новую планету?
- Предложи другой вариант, - гений пожал плечами, и присел за стол, - Скоро с Земли поднимутся сотни кораблей для беженцев, которые будут искать новый дом. И мне бы не хотелось отвоевывать территорию с боем. Наш корабль будет готов через полгода, он рассчитан на полсотни пассажиров, так что самое время подумать о них. Умеко, ты планируешь написать Наги?

Спустя пару часов.

- Что ты обо всем этом думаешь? – с некоторых пор у Рафаэля в привычку вошло спрашивать совета у жены. Конечно, это было неотъемлемой частью продолжительной семейной жизни, но сейчас решались вопросы куда более серьезные, - Дон предлагает радикальные меры. Построить свою общину. Словно мы вновь в древней Японии.
Мутант подпер щеку кулаком, смотря как пляшет огонь в камине, и прищурился. Собственно ему было все-равно, куда переезжать, если Умеко и дети будут рядом. Но мнение жены было важным, может быть она хотела поселиться на одной из многочисленных урбанизированных планет, тот же город, те же музеи и театры, только в межгалактическом масштабе. У них есть друзья в Измерении Икс, которые помогут с переездом и подбором жилья. В городе даже можно открыть свой небольшой бизнес, например ресторан. Кевин, конечно, воспротивиться по нему видно как парень зажегся идеей построить свой собственный городок на девственном острове. Но на то он и молодой ученый, но была еще Хани, которая должна в следующем году пойти учиться. Раф закрыл ладонями морду и шумно выдохнул, так или иначе, но проблема будет решена.
- А ведь казалось, что все проблемы остались позади, - он отнял лапы от глаз, и улыбнулся жене, - и я почти нашел себя как преподавателя, - он закатил глаза, осознавая всю глубину сарказма в этом предложении, - но Дон как всегда выдумал нам с тобой проблемы. А младший сын в этом ему помог.
Конечно, это все отговорки, и в любом случае их семья улетит прочь с Земли. Питер так вообще будет счастлив, после того как он поступил на учебу, и дня не проходило, чтобы старший Хамато не прислал гневное сообщение о состоянии своей родной планеты. И в какой-то степени Рафаэль сейчас был рад, что представляется возможность так круто изменить свою жизнь, то застой тихой, семейной жизни в котором он прибывал последнее время нужно было срочно менять.
Он обнял подошедшую Умеко, утыкаясь мордой в ее ладони, и отпуская ситуацию вон из-под контроля, у них есть еще время. Совсем чуть-чуть, но есть…

+1

25

Умеко помогала Рафаэлю накрывать на стол. Он предупредил ее, что сегодня должен состояться важный разговор, однако – всякий раз, когда их большая семья собиралась вместе – это всегда было значимое событие. На замечание мужа лиса кивнула – двое гениев редко отличались пунктуальностью, частенько задерживаясь в лабораториях над очередным экспериментом. Кевину нравилось работать рядом с Доном, хотя пока у него была только должность ассистента. Донателло неоднократно хвалил своего юного ученика, восхищаясь его способностями. Дон был уверен, что очень скоро Кевин получит степень доктора наук, и университет выделит ему свою лабораторию, где он сможет проводить собственные эксперименты.
Когда, наконец, показались Донателло и Кевин, она сначала обняла сына, а затем обеспокоенно взглянула  на них обоих. Лица у них были очень серьезными и обеспокоенными. Лиса напряглась, вслушиваясь в речь младшего сына. Она весь вечер молчала, даже не зная, что стоит возразить и отвечать. Поэтому она просто стояла, уткнувшись в плечо Рафаэля, пытаясь скрыть свое волнение и нервозное состояние. Конечно, она видела, что происходило с Землей, и то, что люди постепенно начали покидать планету. Перемены немного пугали лисицу, которая уже свыклась с мыслью, что ее жизнь перешла в постоянное течение. Но уезжать с Земли было необходимо. Однако планета в период неолита не привлекала Умеко, однако сейчас она не стала возражать ни младшему сыну, ни Донателло. Что сейчас при помощи голограмм рассказывали обо всех прелестях новой планеты и новой жизни, которую они смогут образовать там.

Через пару часов.

Она до последнего старалась не задумываться о том, что их жизни в Нью-Йорке придет конец. Этот город стал для нее вторым домом, она привязалась к нему душой, и конечно не хотела уезжать из него. Но, тем не менее, это решение они с Рафаэлем должны были принять вместе.  Умеко осторожно подходит к мужу, и опирается на подлокотник его кресла. Она не заметила особого рвения в его взгляде, когда Кевин начал рассказывать о том, что их ожидает новая планета. Непостоянный характер Рафаэля нуждался в встряске, и возможно где то в глубине души он мечтал рассекать поля верхом на бизоне, распевая при этом боевые кличи и грозно сотрясая копьем, пугая всю округу.
-А у нас ведь есть выбор? Мне бы не хотелось организовывать новую расу. Может быть, это конечно и почетно, но не думаю, что это выход. Можно было бы поселиться в Измерении Икс, что ты об этом думаешь?
Сейчас, когда существовала реальная нужда в переселении, она бы предпочла бы место с более развитой инфраструктурой. Где можно будет водить Хани в приличную школу, и рассчитывать, хотя бы на нечастые встречи с сыновьями, которых она итак видела крайне редко. Умеко в последнее время стала поклонницей светской жизни и любила посещать различные музеи и мероприятия, и возвращение назад, к истокам ее никак не устраивало, однако, если Рафаэль предпочтет жизнь в диких степях, она беспрекословно последует за ним. Чтобы там ни говорили, для нее с милым рай и в шалаше. Она засмеялась его шутке и подошла ближе. Умеко обняла мужа и тихо вздохнув, сказала:
-Мы справимся, Раф. Перемены они всегда к лучшему. – Мягкий голос лисицы успокаивал, а  пушистые  лапки касались его  лысой головы. Она старалась заверить его, что все будет хорошо, если они будут вместе, вместе они могут преодолеть любые трудности, в том числе и такую малость, как переезд на другую планету. - Знаешь, а ты бы выглядел очень сексуально с копьем в руке и боевой раскраской.

Через месяц.

Умеко запаковала последнюю коробку, держа маркер в зубах. Затем она осторожно поставила ее на пол и написала "стекло". Она со вздохом прислонилась к стене. Все вещи из этого дома, уже переехали в их новый. В старом доме оставалась только крупногабаритная мебель, которую они предпочли не брать с собой. Там уже заканчивался ремонт и со дня на день, они с Рафаэлем и Хани должны были въехать туда. Пока же временно девочка жила у своего деда, а Умеко с Рафом собирали вещи.
Их новый  дом был большой, трехэтажный. Поначалу Умеко даже не знала, что им делать с последним этажом, однако у Рафаэля были кое-какие идеи на этот счет. Так же там была просторная светлая детская, а от их с Рафаэлем спальни она была просто в восторге. Их новый дом находился в центральной части города, и пускай он обошелся им несколько дороже, чем они рассчитывали, Раф заверял ее в том, что все траты оправданы и очень скоро все окупится с лихвой.
Умеко была рада, что они переезжают, но когда она смотрела в окно, взгляд лисицы тускнел. Ведь это была их последняя ночь в Нью-Йорке. Она так привыкла к этому городу, что первое время она, несомненно, будет скучать по его шуму, и яркому свету реклам. Однако, это был тот Нью-Йорк, что сохранился в ее памяти. На самом деле, город уже давно не был таким, каким она его помнила. Однако, эта ночь была особенной во всех смыслах, и Умеко решила придать ей еще больше значимости. Они уезжают, оставляя в этом городе множество воспоминаний, ярких и насыщенных, как сама жизнь, проведенная здесь. Они уезжают, но в их сердцах всегда будет частичка этого города. Ведь именно здесь, они в первый раз поцеловались, первый раз признались друг другу в любви, и именно здесь она согласилась стать его женой, чтобы идти с ним дальше рука об руку.
Она позвонила в ближайшую пиццерию и заказала бутылку и вина и большую пиццу. Пускай, это было  мало похоже на романтический ужин, ей просто хотелось, чтобы эта ночь навсегда осталась в их памяти. И пока Раф договаривался с грузчиками  межпространственного корабля, Умеко даже успела немного украсить комнату к его возвращению. Она достала из коробки несколько свечей и зажгла их, для придания большей романтичности. На ней самой было простое платье, ведь все это получилось так спонтанно. Скромный ужин для простой семейной пары в приятном полумраке свечей. Она встретила его широкой улыбкой и протянула бокал вина. Ей хотелось передать ему хотя бы часть своего настроения, и что бы он проникся атмосферой этого вечера.
-Сегодня особенная ночь. И у меня есть небольшой тост. За новую жизнь! - Слышится звон бокалов, и вкус полусладкого вина, остается на губах, и не перебивается даже вкусом его поцелуев. Они снова наедине, в этой комнате, и лисе кажется, что она чувствует атмосферу того Нью-Йорка. Каждый поцелуй Рафаэля заставляет забыть ее обо всех невзгодах, и перенестись в то время. когда они молоды, и гуляли по крышам, любуясь на ночной город, и вслушиваясь в его музыку.
Она понятия и не имела, что ее тост станет пророческим и сегодня в их семье зародится новая жизнь. И пусть они оба пока об этом не знали, перемены в их жизни наступали именно с этого момента. Но у них была еще целая ночь впереди, чтобы окунуться в воспоминания, и на несколько часов перенестись туда, где все начиналось. На самом деле, Нью-Йорк был удивительным местом, это был город где один день был не похож на другой, и когда умирала старая жизнь, непременно зарождалась новая. И как бы не было тяжело расставаться с ним, частичка этого города всегда будет в их сердцах.

+1

26

Наслаждайся своими победами,
Говори, разгоняй, что ты слабая.
Не лечи меня, детка, советами
Расскажи, расскажи, что ты самая.
Не лечи меня, детка, советами
Расскажи, расскажи, что ты самая (с)

За последние семь лет это был первый вечер когда они остались в доме наедине. Рафаэль стоял посредине пустой гостиной, и не узнавал ее – каждый вздох отдавался эхом, которое отталкивалось от пустых стен и улетало высоко под потолок. Обсерватория долгое время была идеальным домом для всей семьи, но теперь, когда сняты были все картины и убраны шкафы, здание казалось совсем старым и обветшавшим. Признаться, за эту неделю Рафаэль изрядно вымотался, в одну Японию они летали целых три раза – Сплинтер посещал могилу своего мастера, потом они забирали оставшихся лисов из племени Умеко, и наконец посетили ее брата в Тибете. Нага пока отказывался покидать Землю, но вот старейшины-монахи были настроены более лояльно, похоже у них были свои связи с Измерением Х. Мутант отряхнул руки, и побрел в сторону своей супружеской спальни, из которой доносились облики свечного света.
- Завтра в восемь утра мы покинем эту планету, - он принял из ее рук бокал вина, и улыбнувшись тосту, отпил глоток.
Наверное он слишком быстро свыкся с этой мыслью, а может быть никогда не рассматривал землю как свой оплот, особенно после того как узнал о существовании измерения Х. Ему все-равно где жить, если Умеко рядом. Пицца скорей всего успеет остыть, потому что сейчас она интересует Рафаэля меньше всего. Его лапы блуждают по телу жены, исследуя его миллиметр за миллиметром – как это привычно находиться рядом с ней, ощущать ее объятия и слышать запах волос. Он так и не спросил нравиться ли лисе их новый дом, не жаль ей расставаться со старым? Она же верная и преданная семье следовала за черепахой практически в новую жизнь. Все с чистого листа.
Я обещаю, что защищу вас всех.
Я обещаю, что ты никогда не пожалеешь, что разделила этот путь со мной.
Я обещаю, что ты будешь счастлива.

Казалось это ночью ему выпал новый шанс полюбить свою жену заново. Вновь оказаться под чарами ее холодных, голубых глаз. И вновь отдать ей свое сердце. Чувства захватывали их полностью, унося в такие водовороты, что пуритански настроенному читателю даже лучше не фантазировать. Немудрено, что с утра они проспали…

2 недели спустя.
- Это точно последняя коробка? – он поставил скарб перед Умеко, и с сомнением посмотрел на нее. Последние дней пять они пытались собрать обратно свои пожитки, которые унесло на другую планету. Доверяй после этого грузчикам с щупальцами. Что ж Рафаэль вполне готов был купить полностью всю новую обстановку для дома, но кто заменит редкую коллекцию оружия, или японские свитки которые состояли часть приданного лисы? Впрочем все редкие и ценные вещи прибыли в дом в ценности и сохранности, но даже разместив все это по своим предполагаемым местам, оказалось что есть еще довольно много пустых и незаполненных углов. Что ж у них достаточно времени чтобы здесь обжиться.
Дом находился в центральной, «зеленой» части города, рядом с огромным парком и больше напоминал небольшое поместье, но для пустующей территории уже возились строители, там был заложен фундамент боевой школы братьев Хамато. В кои века Леонардо и Рафаэль планировали работать вместе, хотя изначально саеносец хотел открыть свой ресторан, но этот проект был отложен на некоторое время. Микеланджело так же поселился недалеко от братьев, помогая в детском приюте, и ухаживая за мастером Сплинтером. Хотя зная бешенный темп младшего брата, у Рафа складывалось впечатление  что это отец все еще ухаживает за ним. Донателло не отказался от своих притязаний на ассимиляцию новой планеты, именно того самого Эреборна, ему помогал Кевин, хотя сейчас он больше времени помогал родителям обжиться в новом доме.
Хани казалась абсолютно счастливой, она уже успела познакомиться со всеми соседями, и стала общей любимицей. Рафаэль давно не помнил такого момента, о котором можно было сказать – у нас все хорошо. И действительно на горизонте их жизни не было не единого облака, и они это вполне заслужили.
Мутант обнял жену за талию, и оглядел просторную, светлую гостиную в которой пока находился лишь огромный камин да диван и пара кресел. Даже штор не было на окнах.
- Что ж выглядит так, словно у тебя появилась много работы, - он улыбнулся и чмокнул жену в макушку, -можешь организовать с Караи тандем, мне кажется у нее те же проблемы с пустым местом.
Дом семьи Лео находился по соседству, и как раз территорию между братья решили сделать нейтральной и использовать под строительство своего предприятия. Всегда приятно когда от работы до порога собственного дома рукой подать, да и в плане денежных вложений это было куда как выгоднее. Мимо родителей с визгом пронеслась Хани, таща за собой целый ворох игрушек – дядя Дон прислал для нее и другой малышни складной домик на дерево, и пока тот не был установлен мелкие играли во дворе. Раф возвел глаза к потолку – стоит натянуть страховочную сетку вокруг всех деревьев, если он вообще решиться возводить эту конструкцию.

2 месяца спустя.

- Хани, ты обещала дрессировать своего зверя! – Рафаэль недовольно смотрел на младшую дочь, та же обнимала щенка золотистого ретривера, которого недавно получила в подарок. «Чтобы ей было о ком заботиться» - сказала Умеко, а черепаха мысленно побился головой о стену. Ну конечно – заботиться о псе будут все, кроме самой Ханимеко, которая будете его баловать. Вот и сейчас, за полчаса до прихода гостей щенок умудрился стащить со стола праздничную скатерть вместе с вазой и корзинкой хлеб. Хлеб впрочем тут же был съеден.
- Но папа, Всевидящий проголодался, - малышка обняла своего любимца за шею, и надулась, готовая отстаивать его права до конца. Рафа опять перекосило, когда он услышал кличку, интересно кто подал дочери подобную идею. Умеко или Питер? Или дядюшка Леонардо, который казалось никогда не забудет об этом эпизоде из жизни брата.
- Всевидящий будет жить в будке на улице, если он еще раз проголодается в неподходящее время, - мутант хмуро зыркнул на пса, а тот радостно залаял. Видать все же он был глуповат. Ничего его воспитанием тоже нужно будет заняться. От лекции двоих провинившихся спас звонок в дверь, и Рафаэль недовольно бурча пошел открывать первым гостям. Впрочем лучше бы он не спешил этого делать.
- Кто там, пап? – Кевин, спускался по лестнице жуя на ходу бутерброд заметил как замер отец распахнув дверь, и поспешил выглянуть из-за плеча Рафаэля. На пороге стоял здоровенный оборотень, с рыжеватой шерстью, и мудрыми, добрыми глазами. Ничего сверхестественного младший Хамато в нем не видел, мало ли какие у них еще были дальнее и очень дальние родственники. Впрочем этого он видел впервые, и пока не понимал замешательство Рафа, - добрый день.
- Здравствуй, - волк посмотрел на парня поверх головы черепахи, - ты верно Кевин?
Рафаэль наконец отмер, и скрестил лапы на пластроне.
- Моукошан, - резюмировал он, и недобро взглянул куда-то в сторону малой гостиной, откуда доносился голос Умеко, - полагаю, моя жена, выслала тебе приглашение?

+3

27

Да, уже начинает светать.
Неужели я смею летать.
Не чувствуя тяжесть оков.
Да, может так замыкается круг
И только медные струны отбились от рук
Да звенят высоко высоко.(с)

Она заканчивала последние приготовления к вечеринке. Лисица со вздохом подняла скатерть, пока Рафаэль отчитывал младшую и ее любимца. Да, это была ее идея назвать щенка Всевидящим. Ей нравилось это воплощение Рафаэля. Оно напоминало ей о незабываемых ночах, что она провела вместе с Рафом. Они колесили по городу на его байке, а ее лапки цеплялись за его пояс, когда она спокойно доверяла ему свою жизнь и эти моменты для Умеко были самыми романтичными.  Она была абсолютно счастлива с Рафаэлем, и никого другого ей не нужно было в этой жизни, до тех пор, пока в ее дом не постучалось прошлое.
Она расправляет складки на скатерти и поднимает голову. Обычный вечер, в преддверии крупного торжества. Тот момент, когда Умеко на весь день сохраняла себе хорошее настроение, вне зависимости от происходящего. Голос Рафаэля отрывает ее от занятия, и она направляется к входной двери, чтобы встретить старого  друга. Раф хмурится, и она осторожно кладет лапу ему на плечо. Ему давно пора было забыть о старых обидах. Она, улыбаясь, смотрит на Кевина. Она действительно гордилась своим младшим сыном. Дети постоянно вызывали у Умеко улыбку и чувство гордости. она сумела воспитать двух чудесных сыновей и дочку. И больше того, Умеко недавно узнала, что беременна еще одним ребенком. Уже четвертым по счету.
-Да, это мой сын Кевин. Кевин познакомься, это – Моукошан. – Лиса представила своего  старого друга и улыбнулась. Она действительно успела соскучиться по оборотню, ведь они так давно не виделись. Она обвивает лапками шею оборотня. Она хочет показать ему, что она действительно счастлива здесь, окруженная родными и близкими. Но каждый раз, когда на нее смотрят большие грустные глаза, у нее начинает щемить сердце. А что было бы, если она осталась с ним? Она бы прожила спокойно несколько лет в деревне, а потом бы в ее жизнь все равно ворвалась эта внеземная опасность. Она уже видела, как Рафаэль появляется на пороге ее дома и просит пойти за ним…
Она не замечает, как Рафаэль оказывается рядом и смотрит на нее испытующим взглядом. Неужели, ты меня по прежнему ревнуешь? Лисица обнимает мужа и прижимается к нему. Рядом с Рафаэлем она чувствовала себя спокойнее, да и тот наверняка знал, что теперь она даже и подумать и не посмеет о том, чтобы оставить семью. Она была слишком верна и предана черепахе, хоть он и не был идеалом. Но он полностью отдавался ей и детям и лисица знала, чего ему это стоило.
-Правда, хорошо, что он приехал?
Она уже сделала свой выбор, когда согласилась уехать вместе с ним. Она сделала свой выбор, когда согласилась на его предложение руки и сердца. Она сделала свой выбор, когда родила ему очаровательных близнецов и их младшую сестренку. Рафаэль, я выбрала тебя, потому что люблю…

Спустя пару часов…

-Мун Айс, - оборотень хватает ее за руку, и Умеко оборачивается.  Она торопилась на кухню, чтобы сложить в мойку всю посуду, а потом присоединиться к подругам и обсудить последние сплетни и подарки, которые ей подарили на новоселье.  Но невольно она подчиняется грустному взгляду карих глаз Моукошана. Умеко пристраивается в соседнем кресле. Ей все еще кажется он очень грустным и одиноким. Это ведь она ушла от него, посчитав, что так будет лучше. ведь все равно он не смог бы отдать ей свое сердце полностью, как это сделал Рафаэль. Ее выбор целиком и полностью оправдан.
-Ты хотел о чем-то спросить? – Умеко смотрит на оборотня взволнованно.
-Я хотел спросить, счастлива ли ты?
Умеко нашла глазами Рафаэля, который беседовал с каким-то котом мутантом, в кожаной куртке. По всей видимости, кот был другом Донателло, Кевин что-то показывал своему брату на ноутбуке и оживленно спорил с ним. Хани же радостно играла с детьми Лео и Караи. Умеко улыбнулась, глядя на своих домашних.
-Да, я нашла свое счастье, а ты?
Она понимала, что возможно, когда уехала расставшись с ним, она разбила ему сердце, но она ведь не могла поступить иначе. Рафаэль отрывается от разговора с котом и подходит к жене. Умеко улыбается, когда смотрит на него и целует в щеку, прежде чем подняться с места. Мы отдали друг другу сердца, прости...

Вечером, немного позднее…

Лисица замечает Моукошана на выходе. Оборотень уходит самым первым из гостей. Умеко выглядит немного уставшей, но она встревожена столь внезапным уходом одного из гостей. Ей немного не понятно почему Моукошан так быстро уходит с вечеринки, ведь она потратила много времени, чтобы организовать эту вечеринку.
-Уже уходишь? – спрашивает она.
-Я не должен мешать твоему счастью, - откликается Моукошан и открывает дверь. Умеко опускает взгляд. Тогда Рафаэль  ворвался в ее размеренную жизнь и когда он позвал ее с собой, она согласилась быть с ним до конца. Она долго прощалась тогда с оборотнем, а потом целый вечер не произнесла ни слова, просто прижимаясь к Рафаэлю. Ей было тяжело терять такого друга, как Моукошан, но она знала, что либо Рафаэль, либо Моукошан.
Она обнимает оборотня на прощание. Он касается ее щеки губами. И тут Умеко понимает, что она больше его никогда не увидит. Она сжимает кулачки на его шерсти и, вздохнув, отпускает. Она была рада, что он смог к ней приехать, когда она его попросила. Но это не изменит горечи от последней встречи. На глаза у девушки наворачиваются слезы и она не может никак их сдержать. Ты сделала выбор, значит нужно было принять ответственность за последствия.
-Прощай, Умеко. – Наверное, впервые за долгое время с начала их знакомства, он назвал ее настоящим именем. До этого он всегда окликал ее нареченным именем. Лисица всегда чувствовала в оборотне родственную душу. За оборотнем закрывается дверь. И она поворачивается. На нее смотрит Рафаэль и наверняка он видит ее покрасневшие от слез глаза. Сейчас ей как никогда нужна его поддержка. Она медленно подходит к мужу и обнимает его. Взгляд  лисицы падает на их переплетенные ладони с обручальными кольцами. Вот он - ее выбор. Она целует Рафаэля в щеку и улыбается. Я выбрала тебя, потому что люблю… потому что всегда выбирала тебя… потому что всегда знала, что должна провести остаток жизни именно с тобой.
-Я хотела отложить этот разговор на поздний вечер, когда все гости разойдутся. Но думаю сказать тебе это сейчас, пока мы наедине. Ты не поверишь, но я снова беременна…
Умеко опускает взгляд в ожидании реакции мужа. Она знает, что мутант ревнует ее к Моукошану, но теперь он совершенно точно может забыть об оборотне. Они ведь больше не увидятся. Но Умеко нуждалась в этой встрече, она должна была понять, что Моукошан простил ей уход. Он не нашел девушку, чтобы заменила ему королеву. Однако Умеко помнила достаточно амбициозную Сецуну, и то, как оборотниха намекала лисице, что здесь не ее дом. Что ж - теперь у Умеко были и дом и семья и она была абсолютно счастлива, не оглядываясь на прошлое.

+2

28

А нам осталась любовь до умопомрачения
А нам достался апрель, сдавшийся снегам
Среди осколков вселенной, страхов и сомнений
Одна осталась нам, осталась нам
Любовь (с)


Если смотреть со стороны то самым лишним в этой пушисто-хвостатой компании был сам Рафаэль, черт возьми, даже его дети, унаследовавшие больше 80 процентов внешности своей матери сейчас больше походили на оборотня. Что и говорить, а на какой то момент ему захотелось выйти из дома, громко хлопнув дверью и как в старые добрые времена…
Стоп
Рафаэль доброжелательно улыбнулся, и крепко пожал лапу Моукошану, после того как тот обнял его жену. У мутант не было совершенно никаких поводов ревновать Умеко, после всех прожитых вместе лет и событий, он был последним подлецом, если бы обвинил лису в том, что она пригласила на праздник своего старого… друга? Впрочем пусть она сама расскажет детям кто это – маленькая, такая крошечная месть, за то что не предупредила мужа о внезапном госте.
- Добро пожаловать в наш дом, - Раф делает гостеприимный жест рукой позволяя оборотню войти внутрь, и закрывает за ним дверь. Умеко весело болтая уводит Моукошана в гостиную, а мутант провожает их взглядом.
- Кто такой? – рядом материализуется Питер, что-то жующий, и при этом вытирающий руки об тряпку испачканную в мазуте. У старшего сына недавно начались каникулы в академии, и он приехал домой. Теперь парень днями торчал в гараже пытаясь модифицировать обычный байк в летающую модель. Старший из братьев учился на последнем курсе, и в будущем году получал звание лейтенанта. Но сейчас он выглядел как обычный молодой мутант, который наслаждается отдыхом в стенах родного дома.
- Моукошан, - с видом знатока ответил Кевин, так же как и отец наблюдая за уходящими.
- Очень информационный ответ, - фыркнул Пит, и шлепнул грязной тряпкой младшего по голове. Однако одного взгляда отца хватило чтобы братья перестали толкаться – Раф в принципе не был против такого выяснения отношений между сыновьями, благо те были уже в том возрасте, когда подобные стычки не могли выльется во что-то серьезное.
- Старый знакомый вашей матери, в прошлом у нас были некоторые разногласия, но сейчас он гость в этом доме, - черепаха твердо решил поставить точку на личности Моукошана, по крайней мере его сыновья будут уважительно относиться к любому кто получил допуск в домашние пенаты. Братья переглянулись, и на их морда заиграли совершенно одинаковые ухмылки. Видимо они решили, что разговор не окончен.
- Разногласия из-за мамы? – Пит оперся локтем на панцирь отца, и заговорщицки подвигнул Кевину – ученый же сложил руки на пластроне, внимательно изучая как у Рафа задергался глаз, - он имел на нее виды?
- Не забывай о ком ты говоришь, - саеносец сбросил с себя лапу сына, и отвернулся давая понять, что эта тема ему неинтересно. За спиной послышалось хмыканье – такое оставлять безнаказанно не стоило, и Рафаэль тоже ухмыльнулся, бросая из-за плеча единственную фразу, - пытался. Но у нас в семье не принято терпеть поражение. Запомните это.
Из кухни раздался грохот разбившейся вазы и тихий вскрик – трое мужчин семьи Хамато застыли на месте, слушая как с места преступления слышатся спешные шаги побега. Похоже Всевидящий решил развлечь себя фарфоровыми, китайскими вазами династии Мин. К слову они никогда не нравились Рафаэлю, но были по душе его супруге – похоже псина оказалась солидарна с главой семйства.
- Завтра строим конуру? – без особого восторга осведомился Кевин, который как раз был свидетелем обещаний Рафа посадить пса на цепь. Но в этот раз черепаха оказалась более чем лояльна.
- Чтобы в ней ночевала и Хани тоже? Нет уж, просто займемся воспитанием пса.
- Пап? – Кевин отчаянно краснее посмотрел куда-то в сторону, и сняв очки начал тщетно их протирать, - я на выходные пригласил к нам одну особу, хочу вас познакомить с ней.
Рафаэль удивленно посмотрел на сына, а стоявший рядом Питер хохотнул и шлепнул братца по плечу ладонью.
- Я тогда тоже приглашу свою подружку, она учиться вместе со мной, только на пару курсов младше. Устроим предкам двойную встряску.

Вечером, немного позднее…

Прислонившись к косяку он смотрит как оборотень уходит из их дома. И из их жизни. Теперь у Рафа есть твердая уверенность, что он больше никогда не увидит Моукошана – вполне очевидно что вожак волчьего племени приходил сегодня уверовать, что его Мун Айс счастлива. Точнее он желал бы увидеть совершенно противоположный результат, и тогда непременно бы предложил уйти лисе вместе с ним. Как будто бы Раф позволил ей это сделать. Он слышит как захлопывается дверь, и выходит из тени, что скрывала его фигуру до сих пор – из гостиной слышится взрыв хохота, похоже никто больше не заметил ухода их внезапного гостя.
- Знаешь, дорогая, ты жестоко с ним поступила, - он нежно стирает с щеки Умеко слезинку, и прижимает лису у к себе. Нет ревности или злости, просто он понимает, что оборотень все эти годы жил в тоске по ней. Он сам бы так же изводил себя, предпочти лиса его Моукошану, но Рафаэль никогда бы больше не встретился с ней – это был бы слишком сильный удар по его гордости, - но мне совершенно его не жаль.
Может это и звучит жестоко, но по крайней мере это правда. И похоже Умеко солидарна с ним – хочется на это надеется.
- М? – он удивленно смотрит на жену, что еще за разговор наедине. Такое на его памяти случилось дважды, и в оба случае лиса сообщила ему вести о пополнение семейства. Их маленькая семья уже разрослась до размеров настоящего японского клана, впрочем они могли себе это позволить, словно жизнь целиком отдавал долги за детство прожитое в канализации или в подчинении у наемников. Ну и конечно за свое благополучие они должны были благодарить его… - если будет мальчик, назовем его честь отца?
Он поцеловал ее в лоб, и положил трехпалую лапу на едва заметный живот Умеко. Моукошан проиграл свой последний бой еще задолго до появлении на пороге дома Рафаэля, и победил его даже не сам саеносец. Мутант улыбнулся, глядя поверх голову Умеко – жизнь все еще могла удивить его. Не сказать что новость ошарашила Рафа, в первые два раза это было куда неожиданней, а сейчас словно все складывалось по нотам, словно так и должно было быть. Пустая комната на втором этаже скоро обретет своего хозяина – почему то не было сомнений что это мальчик – и этот дом еще долгие годы будет наполнять детский смех.

7 месяцев спустя.

Новенький детский гарнитур озорных ярких цветов был просто чудесен в свете ночника, но к сожалению в комнате еще стоял запах краски, и поэтому ее хозяину искали новое место для ночлега. Раф стоял посредине собственной спальни вперев руки в бока и оглядывался – на большой кровати сидела умиротворенная Умеко с малышом на руках, рядом примостилась Хани, а на коврике лежал Всевидящий, который за это время уже вымахал в большого, добродушного и бестолкового пса.
- Зря не забрали с Земли старую кровать Хани, - пробормотал Рафаэль. Но в самом деле не в гостевую комнату же ему класть новорожденного ребенка. Был еще вариант просто постелить перинку в большой ящик комода, но что-то подсказывало, что Умеко будет против. С первого этажа раздался тихий шепот – похоже кто-то, у кого были ключи проник в дом. Мутант вышел из спальни и оперевшись на перила лестницы посмотрел вниз – там передавая друг другу какой-то огромный сверток топтались Кевин и его подружка Юнона.
- Давайте поднимайтесь, - мутант махнул им лапой, и вернулся в комнату – оттуда выскользнул Всевидящий и побежал встречать гостей, которые вскоре поднялись наверх.
- Мистер и Миссис Хамато, поздравляем Вас, - Юнона мило покраснев и слегка прижав небольшие рыжие ушки к макушке, подалась вперед чтобы рассмотреть новорожденного. Кевин же жестом фокусника сдернул с подарка праздничную обертку, и продемонстрировал всем подвесную колыбельку. Хани захлопала в ладоши от восторга, Раф же одобрительно кивнул.
- Я сейчас ее быстро и повешу, - Кевин сначала подбежал к матери и поцеловал ее в щеку, потом коснулся маленького братца и быстро убежал за инструментами. Юнона внезапно осознала что осталась одна с родней своего молодого человека, и смутилась еще больше, пряча за спину сцепленные в замок лапки, однако блеск обручального кольца на безымянном пальчике ее руки не укрылся не от кого из присутствующий в комнате…

+2

29

Well you cured my January blues
Yeah you made it all alright
I got a feeling I might have lit the very fuse
That you were trying not to light(с)

Сегодня Рафаэль забрал ее из роддома и теперь Умеко сидела на кровати, держа маленького сына на руках. Рядом с ней сидела Хани. Умеко мурлыкала под нос колыбельную, укачивая малыша. Хани болтала ногами в такт. Они назвали сына в честь деда, чему старый мастер был очень рад. Сразу было понятно, что младший внук будет у него любимчиком. Их последний сын был полной копией Умеко и даже без панциря на спине, как у его старших братьев и сестры. Но Рафаэль даже не сказал ей не слова, что это его как то задевало. Ведь это все были их дети. И ему не надо было лишних слов для того, чтобы подтвердить это. Они просто любили друг друга и это читалось в их взглядах, прикосновениях. Тем более теперь, когда Умеко смогла избавиться от призраков прошлого. Моукошан ушел из ее жизни навсегда, и ей не приходилось об этом жалеть. Все-таки она уже выбрала Рафаэля и была счастлива рядом с ним.
В комнату поднимаются Кевин и Юнона. Юнона, милая молодая лисичка из поселения Умеко, была единственной кого одобрила Умеко. И первой к кому лисица по-настоящему по-доброму отнеслась. Из нее вышла бы идеальная теща. И это скорее Юнона обучала Умеко всяким кухонным премудростям и девушка вместе со своей будущей тещей частенько зависали на кухне, чтобы потом Умеко могла порадовать своего мужа, которого она так любила. Рафаэлю нравилось ее новое увлечение кухней, что муж даже подарил им уикэнд на двоих на пляже, где Умеко наконец смогла немного отдохнуть. Она лежала на груди Рафаэля, допивая экзотический коктейль и вслушиваясь в звуки волн. И это был самый лучший подарок для нее. Отдых наедине с любимым мужем. Когда не слышно было детского смеха и лая Всевидящего. Кевин и Питер занялись воспитанием пса. Но Всевидящий был явно не в восторге от дрессировки.
Она улыбнулась Кевину. Ее сын как всегда оказался самым предусмотрительным и наверняка в колыбельке были установлены какие-то гаджеты, которые они потом с Рафаэлем будут тестировать.  Однако Юнона все еще стеснялась оставаться с родными своего парня одна. Лисичка стояла посередине комнаты, прижав ушки к голове и спрятав руки за спину. Однако от цепкого взгляда лисы не укрылось золотое кольцо на безымянном пальце девушки. Значит Кевин все-таки смог пересилить свою стеснительность и сделал девушке предложение. Умеко была уверена что молодые будут счастливы.
-Подойди. – Молвила Умеко. Осторожно, с опаской Юнона подходит ко своей будущей теще и протягивает той лапку. она берет девушку за руку и улыбается, чуть прищуривая взгляд. Немного одобрительно. Умеко любуется, как искрится бриллиант на руке у девушки и, несомненно, одобряет выбор сына. Она бы не стала ему в любом случае препятствовать своему сыну. Это ведь был его выбор.  В комнату возвращается Кевин и Умеко улыбается ему. Значит ее сын нашел свое место в жизни. И оно рядом с прекрасной девушкой, в которую он влюблен. Единственное на что оставалось надеяться Умеко, что ее дети будут так же счастливы, как и она сама рядом с Рафаэлем.
-Значит, вас можно поздравить? И когда свадьба?
Сын светится от счастья. И другой радости им с Рафаэлем как родителям не надо было больше. У них самая счастливая семья.  И скоро она еще больше расширится, и у них с Рафаэлем появятся внуки. И они станут бабушкой и дедушкой и будут нянчить еще и внуков. Рафаэль был прав, сравнив их с маленьким японским кланом и он, как прародитель рода мог гордиться.

Три месяца спустя...

Сегодня был знаменательный день. Умеко с Рафаэлем сидели в первом ряду. Лиса вспоминала церемонию вручения сыновьям звания младших послушников. Умеко укачивала на руках маленького Йоши. Маленький сын был последнее время стал самой большой радостью для Умеко. Медленно открывается дверь и в холле появляется Хани. Умеко сама сделала девочке прическу и Хани смотрелась прелестно в пышном белом платье, словно маленькая порхающая фея. В руках у нее была корзина с цветочными лепестками. Девочка разбрасывала лепестки и делала из них дорожку, по которой вскоре должна была пройти невеста. Хани занимает место рядом со своим братом и все замирают в ожидании самой главной красавицы этого вечера. Умеко свободной рукой поправляет шляпку, которая не держится на ее острых ушах. Она берет Рафаэля за руку и вспоминает, как проходила их собственная свадьба. Это был самый счастливый день в ее жизни. Она хотела чтобы и для Кевина с Юноной этот день стал самым счастливым, как и для них с Рафаэлем.
На Умеко было белое кимоно, а на Рафаэлю черное. Они вместе смотрелись как инь-ян. Они смотрели друг другу в глаза под звездным небом и произносили слова клятвы. Она до сих пор помнила эти слова. Она произносит их неслышно, одними губами, сжимая ладонь Рафаэля, и знает, что он произносит про себя те же слова.
И тут Юнона входит в зал. Облаченная в длинное платье со шлейфом, она медленно идет по залу. И сердце Умеко начинает биться быстрее. Она вспоминает, как она сама спешила к своему жениху со всех ног. Она смотрит на лицо счастливого Кевина и усмехающегося Питера, который выступает свидетелем на свадьбе собственного брата. Сам Питер собрался жениться через несколько месяцев и его невесту Матильду, Умеко так же знала очень хорошо. С этой девушкой Питер познакомился в училище. И с ней Умеко любила ходить по магазинам, так как вкусы у Матильды с будущей тещей совпадали. И платье на сегодняшнюю церемонию выбрала так же она, и от него Умеко была в полном восторге. Обе невестки очень активно помогали лисе и она на обеих не могла нарадоваться.
И вот начинаются слова свадебной клятвы. Священник приносит кольца и Умеко снова улыбается. Она ни разу не нарушила обет, который она когда то-то дала Рафаэлю. Кевин целует свою невесту и все начинают поздравлять молодых. Умеко с Рафаэлем подходят к молодоженам первыми. Раф дарит цветы Юноне, а Умеко по очереди целует молодоженов. С сегодняшнего дня их семья выросла на еще одного человека. И пусть так будет всегда.

Вечером уже позднее, когда они сидели с гостями в ресторане все поздравляли молодых. Умеко сидела между Хани и Рафаэлем. Маленького Йоши уложили спать по всеобщему согласию. Громкая музыка могла повредить режиму малыша. Однако рядом с Умеко лежала радио-няня и она в любой момент могла сорваться с места и броситься к сыну. Однако Рафаэль поднимается с места, когда начинает звучать мелодия вальса и предлагает свой первый танец ей. Потом он пойдет танцевать с невестками, а она с сыновьями. Но первый танец посвящается ей, как самой важной женщине в его жизни. Умеко  протягивает ему свою лапку и так же поднимается со своего места. Хани оживляется, Всевидящего ведь на всю церемонию не пустили и девочка явно скучала. Но теперь она хватает фотоаппарат и запечатлевает каждое движение танцующих, чтобы потом они вместе могли любоваться этой фотографией, спустя даже много времени. Кевин и Питер, которые уже заняли свои места на танцполе. они выходят с Рафаэлем и когда снова звучит музыка они начинают двигаться в такт. Умеко прижимается к мужу и улыбается. Им не надо много слов, чтобы выразить то, что они чувствуют. Сердце у лисички колотится так, словно это ее первый раз. Немного кружится голова, то ли от выпитого шампанского, то ли от движений, то ли от дурманящего запаха одеколона Рафаэля.
-Я люблю тебя. - Голос Умеко звучит тихо-тихо, но она знает, что Рафаэль ее услышит. А когда услышит, улыбнется и крепче прижмет ее к себе. И они действительно счастливы.

Отредактировано Ninjara (2014-03-22 13:10:24)

+2

30

It’s the perfect story... (с)


За полчаса до бракосочетания. Комната жениха.

- И все вместе – сиииииииськи!! – на секунду они все ослепли от вспышки, но потом проморгавши рассмеялись. Питер тут же спроецировал получившуюся фотографию на стену, и выяснилось что как-бы не старалась вся веселая компания а целиком семеро человек на снимке никак не умещаются. В этой версии у Майка было отрезана нижняя часть лица, а от Лео вообще осталась только одна машущая рука, – нам срочно нужен фотограф!
- Оба фотографа в комнате Юноны. И видеооператор там. Похоже про меня все забыли, - страдальчески всхлипнул жених, и поправил бабочку.
- Ну тогда давай быстрее сбежим отсюда, пока тебя насильно не окольцевали, - Пит толкнул брата под бок, и закатил глаза, когда на него разом шикнули все четверо братьев Хамато. Даже Микеланджело – самый младший, и самый неспокойный, казался куда более серьезным в этот день. Близнецы одинаково усмехнулись и принялись опять мучать многострадальную камеру.
Рафаэль же отошел к столу с закусками, и неуверенно посмотрев на них, принялся нервно застегивать и растягивать запонки на рукавах. В горле с самого утра стоял какой-то неприятный, слезливый ком, и папаша заметно нервничал.
- Эй, - добродушный хлопок по плечу, Лео с беспокойством посмотрел на брата, и улыбнулся, - тяжело быть первым, а? Помниться ты всегда стремился им быть, и обогнал меня совершенно на другом поприще, - они оглянулись на своих детей. И в этом момент к компании подошли Дон и Майк.
Странное чувство дрожи пронзило Рафа, когда он стоял рядом со своими братьями по крови и духу. Они конечно постарели, но казалось еще совсем вчера мастер Сплинтер разрешил им первый раз подняться на поверхность. А что же сейчас? Все четверо стоят в одинаковых смокингах, но в неизменных цветных банданах на свадьбе самого старшего из нового поколения мутантов.
- Да ладно вам, - Майк хмыкнул, и подхватил сандвич с подноса, - это еще не событие, вот представьте что будет когда мы будем выдавать замуж Хани.
Их всех передернуло – Ханимеко так и оставалась единственная девочка среди своих многочисленных братьев. Избалованная, любимая и на защиту ее чести собрался бы весь клан.
- Рафа придется связать, - резюмировал Дон, усмехнувшись, - мы привяжем его к скамье в церкви, заткнем пасть и украсим шариками…
Гений успешно увернулся от выкинутого кулака, и братья расхохотались – напряжение ушло ненадолго, тем более что им всем пора было выдвигаться к началу церемонии.

Вечером, когда от двух сотен гостей остался лишь круг приближенных, можно было уже выдохнуть, но Раф продолжал откручивать ни в чем неповинную запонку, сидя за столом рядом с женой. Умеко выглядела довольной до крайности, она похоже прекрасно чувствовала себя в новой роли тещи, тем более что невесткой стала ее соплеменница. И Рафаэль тоже был рад, в конце концов его дорогая супруга славилась весьма прагматичным характером, и Юнона единственная из всех претенденток на гений Кевина смогла выдержать испытания. Чего не скажешь о второй девушке – Матильда, полностью оправдывала свое имя. Бойкая, дерзкая, веселая они с Питером были словно два урагана – даже сейчас вместо того чтобы неспешно вальсировать по залу они исполняли какой-то быстрой гопак, почти перепрыгивая через все препятствия что вставали у них на пути.
Мутант обнял одной рукой лису, и поцеловал ее в висок – та иногда напряженно бросала взгляд на радио-няню, но Йоши похоже не собирался просыпаться. Малыш был утомленно не хуже взрослых, все таки ему пришлось выдержать целую фотосессию, и такое ответственное занятие как хранение колец новобрачных. Раф с усмешкой вспомнил как лису чуть не хватил удар, когда она подумала, что сын проглотил столь важные атрибуты.
- Не подаришь мне танец, дорогая?
Они встают и начинают медленно кружиться по залу, стараясь избегать сокрушительной парочки Пит и Тильды.
- Мы с тобой воспитали замечательных детей, - он грустно улыбается, - и знаешь, я до сих пор не могу поверить что мальчишки выросли. Ты готова к роли бабушки?
Ему на самом деле страшно подумать о ком-то маленьком и называющим его дедом, ведь у Рафа самого родившийся сын на руках. Но наверное стоит уже привыкать к этой мысли, как и к той, что семейный праздники могут проходить в собственных домах его сыновей. Теперь они, как и когда-то Рафаэль, приняли на себя обязанности глав семей, и черепаха очень надеялся что сумел воспитать в близнецах честь, долг и ответственность.
- И я тебя люблю, всегда любил, - он прижимает жену к себе, и на секунду думает, что за подобные моменты счастья нужно платить дорогую цену. Но они уже отдали все свои долги, уже хлебнули чашу горя и неудач, потеряли дом в котором родились, и обрели новый в котором родятся их внуки. Сегодня для них началась новая глава книги приключений длинною в жизнь, и Рафаэль надеялся прочитать еще достаточно много страниц.

20 лет спустя.


Скрип кресла-качалки наполнял веранду. Кресло медленно покачивалось из стороны в сторону, убаюкивая того кто на нем сидел. Клетчатый плед змее скользнул вниз, и упал на раскрытую книгу. Рафаэль вздрогнул от шелеста ткани и раскрыл глаза – в доме раздались быстрые шаги маленьких ножек, и входная дверь распахнулась. На пороге стоял перемазанный кремом ребенок лет пяти – обычный мутант которых теперь в во всех мирах было подавляющее количество.
- Бабушка испекла торт! – сообщил Рафаэлю внук радостную весть, и принялся облизывать липкие пальцы.
- Очень хорошо, - черепаха кивнул и встал с насиженного места, слегка морщась – в последнее время его беспокоили суставы на ногах. Обычная болезнь всех воинов, да и панцирь с каждым годом все становился тяжелее и тяжелей. А так в целом Раф был крайне бодр и весел, и железной рукой управлял школой боевых искусств. Вот и сейчас, после секундной слабины он легко подхватил внука подмышку и двинулся на кухню, на запах выпечки, - разведка донесла, что здесь дают торты.
Он отпустил ребенка, и тот с визгом исчез в недрах дома.
Умеко стояла спиной к вошедшему, вытирая тарелки и озаренная утренним светом – в сливочном юкато, такая же тонкая и стройная как и двадцать лет назад. Лишь только шерсть ее не полыхала огнем как и раньше, да глаза больше не смотрели с холодностью. Она повернулась навстречу мужу.
- Ты не хочешь прогуляться?
Они идут по берегу озера, и с этого расстояния их маленький загородный домик, стоящий на холме кажется почти игрушечным. Над ним развивается воздушный змей, и слышаться веселые крики, смех и лай двух псов. Умеко держит мужа под руку, а он для страховки накрыл ее лапку своей трехпалой дланью – в их движениях нет тех быстрых порывов, теперь они мягкие, заботливые. Настало то время когда они должны быть чутки друг к другу. Черепаший век долог, и больше всего Раф боится коротать его в одиночестве, как это предстоит Лео – жена старшего брата умерла пару лет назад. Тихо и от старости, в окружении любящих детей и внуков, просто вздохнула, улыбнулась и закрыла глаза.
Они останавливаются рядом с скамейкой, которую специально поставили здесь, для любования пейзажем – Раф помогает жене сесть и пристраивается рядом. Сколько прошло лет с тех пор как они поклялись друг другу в верности? Он опять теряется в летоисчислении, все так же думая, что все произошло вчера. Мутант аккуратно обнимает супругу, и загадывает желание, чтобы этот миг продолжался как можно дольше.
- Знаешь чему я действительно рад? – он немного отстраняется, и приподнимает пальцем ее за подбородок, вглядываясь в такие знакомые черты. Для него она навсегда останется молода, юна и игрива, - твои глаза! – он ухмыляется, видя непонимание отразившееся на рыжей мордочке, - я наконец то сумел растопить твой ледяной взгляд, и теперь у них цвет теплого моря.
Все слова и ценности мира не важны для Рафаэля сейчас – у него есть все что может пожелать черепаха-мутант, и даже больше. Замечательные дети, талантливые внуки, верные братья, хорошие друзья и она, та, ради которой он свернул бы все горы Аляски, и шел бы через пустынные бури. Та что поддерживала его все эти года, а он старался поддерживать ее. Умеко та единственная награда, которую он желала получить и небеса его услышали.

На берегу лесного озера сидит пожилая пара, которая понимает молчания друг друга горазда лучше, чем слова. В их объятиях сосредоточена любовь, а во взглядах мудрость веков, а в памяти навсегда запечатлены события и приключения, через которые Рафаэль и Умеко прошли рука об руку.

+3


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Альт Вселенная » [А] Как воспитать детей и не рехнуться?