Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » II игровой период » [С2] Когда гаснут огни


[С2] Когда гаснут огни

Сообщений 21 страница 30 из 30

1

http://sa.uploads.ru/bWTOS.jpg

— Ты милый. Тупой, но милый. ©

Они сошлись. Волна и камень,
Стихи и проза, лед и пламень
Не столь различны меж собой.
Сперва взаимной разнотой
Они друг другу были скучны;
Потом понравились; потом
Съезжались каждый день верхом
И скоро стали неразлучны.


Время и место: три ночи — со 2-го по 3-е, с 3-го по 4-е и с 4-го по 5-е мая, городские крыши
Участники: Leonardo, Karai
Краткий аннонс:
В последнее время Леонардо все чаще приходится сомневаться в собственных лидерских задатках. Обозленный и разочарованный, он ищет уединения на пустынных крышах города, но даже там ему не дают покоя: отряд ниндзя-убийц следить за каждым шагом юного бойца, чтобы в любой момент незаметно атаковать его со спины. К счастью, Лео не так прост... Заметив слежку, мутант с относительной легкостью расшвыривает противников, что ненадолго облегчает его состояние. Впрочем, самое сложное — еще только впереди, и имя этой сложности — Караи.

Отредактировано Karai (2014-05-19 23:49:40)

+3

21

Неторопливо выпрямившись, Караи теперь уже окончательно забыла про любование древними побрякушками и обернулась к тихонько замершему за ее спиной мечнику, не без любопытства рассматривая его тонущую во мраке физиономию. Надо же, какой сердитый и напряженный... Судя по взволнованному блеску льдисто-голубых глаз, больше всего на свете Лео хотел поскорее убраться с "опасного" участка, где их в любой момент могли засечь сотрудники музея. Что касается самой Караи, то ей по долгу службы (да и по собственному желанию — тоже) доводилось забираться в такие места, которые и не снились этому чрезмерно осторожному, наивному подростку. По сравнению с тамошней стражей, местные обрюзгшие охранники не производили на девушку ровным счетом никакого впечатления. Можно сказать, она чувствовала себя здесь в полной безопасности, и даже сверх того — могла творить все, что заблагорассудится, ни секунды не задумываясь о том, что ее могут поймать и подвергнуть серьезному наказанию. В отличие от Лео, для которого сия тайная вылазка была приравнена к эдакому непростительному святотатству. Караи, не выдержав, расплылась в очередной донельзя умиленной улыбке: до чего же он милый, этот смешной паренек, с его-то почти детскими представлениями о чести и морали!... А уж его фраза насчет якобы несуществующего меча и вовсе жутко ее рассмешила — он же только что видел клинок своими собственными глазами, чуть ли не добрую минуту пропялившись на тот сквозь выпуклые окуляры бинокля! Куда бы она его дела? В лифчик запихнула? Однако прежде, чем куноичи успела откликнуться на рассерженную реплику Лео, или хотя бы даже просто негромко засмеяться, мутант уже крепко схватил ее своей широкой сильной ладонью, ощутимо стиснув закованное в металл запястье. Чего он пытался этим добиться, оставалось лишь догадываться... Видимо, рассчитывал, что сможет удержать Караи на месте, прежде, чем та попытается что-нибудь украсть.

Что ж, его ждало болезненное разочарование. В самом прямом смысле этого слова.

Реакция девушки была мгновенной: резко крутанув плененной рукой, она, в свою очередь, молниеносно ухватилась ею за необъятное предплечье Леонардо, едва ли не до боли впившись в него пальцами, и совершила до крайности банальный прием, разученный ею еще в далеком детстве, но за долгие годы доведенный практически до автоматизма, если не сказать, что "совершенства". Мечник и глазом моргнуть не успел, как его мускулистая, огромная по сравнению с ручонкой Караи лапища оказалась едва ли не до хруста вывернута из плечевого сустава. Вполне возможно, ему грозил бы серьезный вывих, но Караи поступила милосерднее. Не отпуская руки мутанта, она воспользовалась мгновением краткого замешательства и с размаху врезала ногой по чужой лодыжке, и тут же резко дернула бедолагу к себе, отчего последний окончательно потерял равновесие и грузно бухнулся на колени, едва не совершив оборот вокруг собственной оси — помешал его собственный немаленький вес. Впрочем, позиция Лео и без того оказалась до ужаса унизительной: распростершийся по полу щекой и пластроном, высоко задравший задницу, на которой ныне царственно покоилась ступня Караи, юноша едва ли мог даже просто пошевелиться, так как его рука по-прежнему оставалась заломленной ему же за спину, до того болезненного предела, когда любое неосторожное движение грозило обернуться досадной травмой. Пока он приходил в себя после столь предательской выходки, Караи, в свою очередь, пришлось потратить пару-тройку секунд на то, чтобы восстановить сбившееся дыхание — опрокинуть и удержать на месте такую громадину было ох как не просто. Должно быть, завтра эта выходка аукнется ей неприятнейшей ломотой в потянутых мышцах, но сейчас девушка старалась об этом не думать. В конце концов, следовало напомнить этому самоуверенному выскочке о том, с кем он имел дело. Да, она не убила его при первой встрече, и даже при второй, и третьей тоже, и вообще не демонстрировала особого желания протыкать Лео мечом, но кто сказал, что он теперь мог позволить себе безнаказанно хватать "принцессу" Клана Фут за руки, или запрещать ей что-либо? Кем он вообще себя возомнил?

На будущее, — тихо промурлыкала куноичи в своей привычной полу-насмешливой манере, нагнувшись чуть ниже и крепче стиснув жилистое запястье своей жертвы, намеренно причиняя ему боль, — я не люблю, когда мной командуют, так что держи свои лидерские замашки при себе. Это первое, а второе — раскрой глаза пошире, — стальная хватка девушки неожиданно исчезла. Выпустив запястье мутанта, Караи сняла ногу с его выпяченного карапакса и неторопливо обошла его стороной, встав сбоку от поднимающегося с пола юноши и расслабленно уперев руки в бока, предоставляя ему возможность в деталях рассмотреть ту самую витрину, которую он мог видеть получасом ранее, стоя на крыше дома напротив и держа перед носом радушно предоставленный ему бинокль. Великолепный, дивной красоты меч, чей клинок хоть и был отчасти поврежден, но все равно как будто светился изнутри, не то сам по себе, не то отражая приглушенное сияние электрических ламп, направленных на него со всех сторон. Воистину, это было легендарное оружие, и теперь, разглядев его вблизи, Леонардо мог отставить прочь все свои сомнения: перед ним лежал подлинник во всей своей первозданной красе. Какое-то время, ребята с молчаливым благоговением взирали на обитую белым шелком рукоятку, по всей видимости, заново отреставрированную, как и лежавшие чуть ниже темно-алые лакированные ножны. Они и сами не заметили, как подошли практически вплотную к стеклу, дружно склонив головы так, что едва макушки не соприкасались, и жадно рассматривая сверкающее металлическое лезвие. Если и было у этой парочки нечто общее, так это привитое их отцами, почти инстинктивное преклонение перед сего рода древними восточными реликвиями оружейного мастерства. Даже удивительно, особенно, если учесть, как сильно их наставники враждовали между собой... Но ведь не зря же Хамато Йоши и Ороку Саки некогда были лучшими друзьями, верно? Все-таки, существовало немало удивительных вещей, что в былые годы сближали их друг с другом, и любовь к мечам была одной из них, по какому-то ироническому велению судьбы передавшись в конечном итоге их детям.

Он потрясающий, правда? — шепотом обратилась Караи к своему приятелю, не без труда отводя взгляд сияющих восхищением глаз от клинка и переводя тот на изумленную физиономию Лео. — Неужели тебе совсем не жалко оставлять его здесь? Толпы людей ежедневно приходят в этот зал, глядя на него без малейшего проблеска уважения, даже не задумываясь о том, что это за меч и кто его создал... Им лень даже просто почитать о нем в интернете, и единственные, кто, быть может, еще способен восхититься этим удивительным творением — очкастые сотрудники музея да зажиревшие коллекционеры, алчущие заполучить его себе, лишь бы потешить собственное неохватное эго, — на этих словах, девушка аж лицо скривила в охватившем ее неподдельном презрении. — Но даже они не в состоянии постичь всей его красоты. Мы с тобой совсем другие, Лео. Мы оба понимаем, что рано или поздно эту драгоценность уберут обратно в пыльный сейф, где он и будет храниться на протяжении многих и многих лет, пока его не решат в очередной раз ненадолго выставить на музейную витрину — если, конечно, не решат заменить его пустой подделкой. Ты ведь помнишь старую легенду? Говорят, в этом мече заключена душа его создателя. А человека помнят лишь до тех пор, пока живо последнее воспоминание о нем. Я не хочу, чтобы этот меч забыли... поэтому я заберу его с собой, — неожиданно легко и просто закончила Караи свой непривычно серьезный, в чем-то даже одухотворенный монолог, выпрямив спину и растянув полные сочные губы в очередной самонадеянной ухмылке. Отступив на полшага назад, девушка извлекла из рукава странного вида инструмент, больше всего напоминающий обыкновенный циркуль — с той лишь разницей, что вместо обычного карандашного грифеля к нему был прикреплен самый настоящий алмаз. Не обращая внимания на вытянувшуюся морду мутанта, Караи как ни в чем не бывало поднесла свой "гаджет" к стеклянной витрине, очевидно, намереваясь вырезать в ней внушительных размеров дыру.

+2

22

А что он ожидал, спрашивается?

Что юная, не по годам своенравная куноичи посильнее обхватит его мутантскую, надзидательную ладошку и покорно выйдет вслед за ним из музея с пристыженным видом?
Разбежался.
Леонардо и сам не понял, в какие доли секунды он упустил из виду феноменальную способность Караи на любое коварство и теперь валяется мордой вниз, в музейный ковер, бронированной задницей к люстре. С нещадно заломленной рукой и торжественно придавленный ногой девушки. Все произошло так быстро, что мечник даже пикнуть не успел, а уж о возможной блокировке ее внезапного маневра и говорить нечего - куноичи уделала его, как сопливого мальчишку.
Словом, никогда еще Лео так не унижали. Даже недавние провокации Майка выглядят теперь не более, чем тыканье иголочкой в чужие воздушные шарик - больное самолюбие Леонардо вряд ли тогда испытывало большее потрясение.
Честно говоря, лидер был несколько обескуражен тем, с какой легкостью таинственная последовательница Клана Фут разобралась с довольно-таки рослым мутантом и его твердым намерением предотвратить воровство меча...или чего бы там ни было. На ее тихое предупреждение Леонардо мог только досадно скрипнуть зубами, до сих пор не в состоянии переварить ситуацию, в которой так внезапно оказался. Да его буквально раком поставили! А он уже начал было потихоньку радоваться, что приноровился предугадывать ходы Караи и теперь способен если не остановить, то хотя бы попытаться не потерять из виду.
Значит, он ее недооценил...
- Ты такая очаровательная... — не без доли сарказма заметил Лео, немного придя в себя после такой позорной потери позиций. Благо, Караи убрала свою маленькую, но крепкую хватку, и теперь черепашка смог хотя бы подняться на ноги. Встряхнув пострадавшую от залома руку, чтобы размять больно зафиксированные куноичи мышцы, Леонардо снова сурово нахмурился и напустил серьезность, всем видом показывая, что несмотря на проглоченную обиду, ему все равно не нравится находиться здесь, в темном музее, с воровскими намерениями. Но тут его взгляд упал на витрину прямо в нескольких шагах от него, которую он недавно, еще на крыше высотного дома, рассматривал в бинокль. Широко распахнув глаза от изумления, Леонардо не удержался и с замирающим сердцем приблизился к стеклянной коробке на тисовой стойке, обитой черным бархатом.
- Не может быть... - прошептал потрясенный юноша, бросив короткий взгляд на куноичи, которая уже стояла рядом с Лео, с торжествующим видом демонстрируя: "ну, что я говорила?"
Черепашка склонился над экспонатом так низко, что чуть не ткнул носом стекло, за которым покоилось настоящее сокровище, недоступное для них, простых воинов, которые только начали свой тернистый путь.

Меч Хондзё Масамунэ.

Еще несколько часов назад Леонардо был уверен, что рассматривает в бинокль жалкую копию меча, которую выдают за настоящий клинок в целях защиты от загребущих лап охочих до различных утерянных сокровищей грабителей и воров. Обычная, музейная практика, не дающая завладеть оригинальными ценностями. Но чем тщательней юноша разглядывал экспонат, примечая каждую царапинку, каждый скол на сияющем сквозь века лезвии, тем меньше сомневался в подлинности легендарного меча. "Значит, он действительно существует!" В небесно-льдистых глазах Леонардо горел благовейный блеск истинного ценителя антиквариата, которому выпала честь воочию лицезреть давно забытую легенду. Он не мог оторваться от витрины, буквально пожирая меч и его алые ножны восхищенным взглядом, стараясь запечатлеть каждую мелочь этого неотразимого изделия великого мастера, и был так им очарован, что едва не пропустил тихий шепот Караи, которая с не меньшим трепетом смотрела на экспонат.
- Несомненно, - поднял голову Лео, нехотя отрываясь от стеклянного хранилища и уставившись на девушку взглядом, полным сияющего восторга. — Спасибо, что привела меня сюда.

Впрочем, впоследствии, он уже не был ей так благодарен.

Не отрывая глаз от витрины, он молчаливо вслушивался в возбужденную речь девушки насчет судьбы этой потрясающей реликвии, однако чем дольше Караи говорила, тем сумрачнее становился юноша. Последние слова куноичи и вовсе заставили черепашку резко оторваться от созерцания блестящего изделия и, медленно повернувшись к куноичи, уставиться на нее долгим, настороженным взглядом.
Святые панцири, да что она такое мелет?!
Она хочет заграбастать саму легенду из городского музея?
- Этот клинок создавался для того, чтобы его с честью носили истинные воины, мастера своего дела, — мрачно заметил Леонардо, выпрямляясь во весь рост перед напористой девицей. - И душа создателя, заключенная в  мече, вряд ли желала, чтобы столь грациозное оружие попало в руки второсортным воришкам, которые свои выдающиеся способности используют лишь для того, чтобы поскорее закопать еще глубже свою отсутствующую честь, - он сделал шаг  в сторону, отчасти заслонив своим широким пластроном витрину и сокровище, которое дремало под хрупким стекло. - Я надеялся, что ты стоИшь выше, чем преступники из вашего пресловутого Клана, - Леонардо сделал ударение на слове "вашего", тем самым обозначив свое презрение к принадлежности Караи к Клану Фут. - А ты, оказывается, такая, как все они... Я разочарован.

Леонардо не солгал.
За все время знакомства с Караи она казалась ему человеком, что весьма выделяется на фоне всей бездумной, черной массы людей и роботов, преследующих исключительно преступные цели и не ведающих ни чести, ни жалости. Ему импонировало отточенное мастерство этой девицы, которое явно не шло ни в какое сравнение с рядовыми солдатами Клана, и умение сиюминутно подстраиваться под любую ситуацию с помощью своего изощренного искусства ведения боя. Мечник прекрасно понимал, что уступает юной куноичи в ловкости и наглости, позволяющей девушке использовать против него любые средства в обход Кодекса Бусидо и оставаться в заведомо выигрышном положении, пока он, гремя своей "правильностью" пытается продемонстрировать ей свой честный поединок. Так он был воспитан - на честности и стремлении добиваться во всем совершенства.

Но скатиться до простого грабежа, пусть и легендарной реликвии...

Поэтому Леонардо, едва завидев в руке девушки инструмент для резьбы стеклянных поверхностей и прочитав ее явное намерение спереть меч, немедленно вскипел решимостью ни за какие караваи не допустить кражи меча. Одним неуловимым движением ударив ребром ладони по алмазному циркулю, он вынудил Караи оборонить его оземь, и тут же отпрыгнул вбок, на достаточное расстояние от куноичи, чтобы той не взбрело в голову вновь заламывать ему руки вкупе с ударами по лодыжкам. Конечно, девушка могла и поднять инструмент с пола, тем самым продолжив свои преступные действия, но Лео, предвидя это, немедленно пригвоздил циркуль сюрикеном, одним коротким взмахом выбросив металку из внутреннего кармана широкого пояса.
Окатив Караи донельзя гневным взглядом, лидер закинул обе руки за панцирь, схватившись за кожистые рукояти верных ниндзя-то и, со свистом вытащив мечи из ножен,  лязгнул их друг о друга, в твердом намерении остановить куноичи во чтобы то ни стало:
- Мы действительно с тобой другие, Караи. И вряд ли станем единым целым, даже если оба схватимся за один меч.

"А жаль..."

+2

23

Надо же, как сильно он напрягся.

Разумеется, Караи не была столь наивна, чтобы ожидать от своего зеленокожего приятеля моментального переосмысления всех его дореволюционных понятий о чести и благородстве — она уже давно поняла, что Лео воспитан совсем иначе, и что потребуется немало времени, прежде, чем он осознает всю ошибочность подобного мировоззрения и сам захочет измениться... Вместе с тем, будучи от природы нетерпеливой особой, юная наследница Клана Фут с трудом подавляла желание дать собеседнику крепкого мальчишеского тумака, в очередной раз столкнувшись со стеной глухого неприятия со стороны голубоглазого мутанта. То, что сперва так сильно ее забавляло, теперь вызывало искреннее раздражение, которое едва не выплеснулось наружу в тот самый момент, когда трехпалая ладонь мечника одним неуловимым движением выбила циркуль из ее собственной руки. Признаем честно, Караи не смогла предвидеть этого резкого выпада, и в итоге инструмент с тихим звоном отлетел куда-то в темноту помещения, да так и остался лежать в паре метров от замерших у витрины подростков, надежно пригвожденный острием сюрикена к жесткому ковровому ворсу. Несколько мгновений, девушка молча смотрела ему вслед, старательно подавляя растущее внутри детское негодование. Никто и никогда не позволял себе так неуважительно поступать с единственной дочерью Ороку Саки, причем отнюдь не только из благоговейного страха к ее грозному и воинственному отцу. Ну да, откуда Леонардо было знать о Шреддере! Или о том, какой высокий статус был присвоен Караи в ее родном клане... Для него это была всего-навсего вздорная, непослушная девчонка, эдакая хулиганка и оторва, привыкшая всегда поступать по-своему. Не сказать, чтобы он так уж сильно ошибался... Как раз-таки наоборот, Лео прекрасно видел, с кем он имеет дело — и явно не собирался мириться с ее сумасбродными выходками! Это... подкупало? Да, пожалуй. Как бы сильно Караи не злилась, она просто не могла не признать, что ей нравится такое отношение мутанта к ее чрезмерно раздутой эгоцентричной персоне. Не так уж много было в ее окружении людей или мутантов, примерно равных ей по возрасту, но в то же время не испытывавших страха или робости в ее присутствии.

Это-то и делало Леонардо таким особенным в глазах девушки, а вовсе не его здоровенный панцирь, слоновьи ножищи и смешная повязка на глазах.

И все же, даже испытывая своего рода симпатию к этому чуднóму парнише и планируя заполучить его в ряды доблестных бойцов Клана Фут, Караи просто не могла на тормозах спустить ему такую вопиющую дерзость. Нет, ну кем он себя возомнил, а? Всего пару дней знакомы, а он уже думает, что может стоять у нее на пути и наставительно трясти лезвием ниндзя-то в воздухе, пародируя собственного дряхлого наставника!

"Ауч. Ну прямо в самое сердце," — подумала она саркастично, с затаенным огнем в глазах наблюдая за тем, как Лео извлекает свое оружие из ножен. В какой уже по счету раз за эту ночь?

Я так понимаю, что-то из сказанного тобой сейчас должно было меня задеть, да? — небрежно осведомилась куноичи уже вслух, переведя взгляд на тускло поблескивающие клинки в лапах юноши, а затем с протяжным вздохом вытащила собственный вакидзаси, всем своим видом говоря, как ей в западло тратить время на всякого рода глупости, вроде битвы на мечах с решительно настроенным мутантом. Круглое лицо озарила снисходительная улыбка человека, находящего всю эту ситуацию не более серьезной, чем драка на лопаточках с обиженным карапузом в песочнице. — Ну, конечно, мы не станем одинаковыми, глупыш. Ты же большая говорящая черепаха, — молвила она насмешливо, так или иначе, принимая боевую стойку. — Серьезно, Лео, ты не мог придумать что-нибудь по-оригинальнее? Мы ведь уже выяснили, что я круче тебя в бою, — продолжила она как ни в чем не бывало, расслабленно поведя плечами и плавно вскинув лезвие на уровень собственных густо подведенных глаз. Вообще-то, несмотря на все едкие издевки, Караи была готова в очередной раз помериться силами с учеником Хамато Йоши: во-первых, было бы весело еще разок-другой ткнуть его рожей в пыльный музейный ковер, а во-вторых, вся эта ситуация могла сойти за очередное мини-приключение в рамках одной большой кампании, посвященной краже древней японской реликвии. Согласитесь, было бы скучно просто достать меч из-под стекла и отнести его в Клан, так что Леонардо, в какой-то степени, привнес свежую авантюрную струю в этот несложный воровской "квест"... Шире растянув губы в озорной ухмылке, Караи тенью метнулась навстречу противнику, звонко ударив острием вакидзаси по лезвиям предупредительно выставленных вперед ниндзя-то, затем еще и еще раз — вкладывая в каждый свой взмах достаточно силы, чтобы Лео был вынужден отступить на шаг назад, уходя в глухую защиту. Лязг клинков эхом распространялся по всему помещению, и у местных охранников, должно быть, могло создаться обманчивое впечатление, что какие-то из представленных в выставке старинных доспехов вдруг ожили и затеяли полуночную битву за звание самого важного музейного экспоната. Но, на счастье подростков, сейчас тот зал, в котором они столь увлеченно сражались, был совершенно пуст, а иначе бы их "игра" завершилась столь же быстро, как и началась. Хотя, наверное, игрой это являлось ну разве что для самой Караи, в то время как Лео, по всей видимости, всерьез намеревался удержать девушку от позорной кражи.

Наивный.

Ты правда... думаешь... что можешь... встать у меня на пути, Лео? — насмешливо осведомилась Караи в кратких паузах между ударами своей миниатюрной "катаны". Несмотря на весь тот напор, с которым она теснила юношу прочь от заветной витрины, она прекрасно контролировал как собственные силы, так и расход дыхания — в конце концов, это была всего лишь разминка... В тот момент, когда мечник, наконец, сумел выхватить удачный момент и надежно блокировать ее клинок своими двумя, крепко скрестив те в воздухе, Караи, недолго думая, покрепче схватилась руками за рукоять вакидзаси и легонько подпрыгнула, оперевшись ступнями о твердый костяной пластрон мутанта. "Плененное" им лезвие с плавным шелестом выскользнуло наружу, а сама воительница тут же отпрыгнула прочь, совершив изящное по исполнению обратное сальто. Этот маневр не только позволил ей высвободить оружие, но и создать безопасную дистанцию между собой и противником, правда, для кого именно это расстояние можно было назвать "безопасным" — ба-аальшой вопрос, учитывая, что сама Караи чувствовала себя вполне комфортно в этой визуально жаркой и напряженной схватке. Припав на одно колено, девушка игриво зыркнула на Лео исподлобья, а затем вдруг стрелой метнулась в сторону, рывком выдергивая из ковра утерянный ею циркуль. — Ха! — торжествующий смешок куноичи резко оборвался, как только она осознала, что пол резко уходит у нее из-под ног — точнее, не сам пол, а всего лишь коварно выдернутый из-под нее ковер, за чей ворсистый край успел схватиться вроде-как-оставленный-в-дураках Леонардо. — КАКОГО... — увы, даже годами оттренированные навыки бойца-ниндзя не смогли уберечь принцессу Клана Фут от позорного падения. Судорожно взмахнув руками у себя над головой, девушка невольно выпустила циркуль и эффектно приземлилась на бок, аки чемпионка конькобежного спорта при неудачном падении на льду; приподняв голову, Караи ошарашенно проследила взглядом за полетом своего драгоценного инструмента — Лео даже не пришлось подпрыгивать, чтобы схватить его в воздухе. Теперь настал черед мутанта растягивать губы в торжествующей ухмылке... Но прежде, чем он успел насладиться своей маленькой победой, Караи уже вьюном крутанулась на скользком зеркальном полу, размашисто ударив обеими ногами по щиколоткам противника и с чудовищным грохотом опрокинув мечника на его выпуклый черепаший панцирь. Разумеется, циркуль вылетел из его лапени и откатился еще дальше в темноту... Не дожидаясь, пока Лео поднимется, Караи первее него вскочила на ноги и рванула следом, не преминув с разбегу наступить на пластрон мечника — примерно в той области, где, по ее представлениям, должен был находиться живот бедолаги.

Отредактировано Karai (2016-07-23 20:39:37)

+2

24

Интересно, эту девицу вообще способно хоть что-нибудь остановить? Столь поразительная целеустремленность, которую она демонстрировала раз за разом в попытках добраться до заветного меча, не могла не впечатлять. Леонардо начало казаться, что он все  пытается противостоять разрушительной силе стихии, например огромной волне цунами или полету урагана, заранее зная, что будет ими поглощен и раздавлен. И все же уступать Караи ему не хотелось. Конечно, в первую очередь, не позволяла собственная совесть, тоненьким голоском нашептывающая ему, что "хорошие человеки так не поступают". А во-вторых, где-то в глубине своей мятежной души он продолжал жечь лучик надежды, который все пытался посветить на личность девушки в ином ключе. То, что Караи на самом деле не такая уж и плохая, какой хочет казаться.
- Может быть,, - согласно кивнул Леонардо, синхронно крутанув рукояти ниндзя-то вокруг своей оси, - но на каждого крутого воина еще круче найдется, - не то чтобы Лео имел в виду себя, родимого, просто таким образом он как-то хотел...предостеречь(?)девушку, пока она не успела столкнуться с тем, кто действительно способен нашинковать юную куноичи, несмотря на всю ее показную крутость и искусность. На собственные педагогические способности и якобы талант лидера он уже давно перестал надеяться - его и братья-то со скрипом слушались, да и то не всегда, куда уж ему до своенравных девиц Клана Фут, пышущих своей безнаказанностью.
И все-таки...
Она его привлекала.
Вот этой самой дерзостью, вседозволенностью и легкостью, с которой Караи бросала вызов всему миру, не думая о последствиях. Кроме того, воительница была хитра, умна и с большим мастерством скрещивала свой изящный вакидзаси с несколько грубоватыми клинками ниндзя-то приятеля. Словом, Караи обладала всеми качествами, на которые сам Лео вряд ли бы когда-нибудь решился.

Однако как бы он ни восхищался ею украдкой, решение остановить куноичи от преступления закона оставалось непоколебимым, и чем шире скалилась ее белозубая улыбка, тем мрачнее становился лидер. Уперевшись широкими ступнями в пол для устойчивости, Леонардо чуть подался вперед, без труда отразив первый выпад куноичи.
- Слабовато, Караи, - не без иронии отметил он, вторым клинком разделываясь с новым ударом вакидзаси и сверля голубыми глазами насмешку в ее взоре. - Давай еще попробуй! - и еще один замах куноичи был отражен с присущим мастерством самого прилежного ученика Йоши. Однако чем дальше в лес, тем толще партизаны - удары Караи становились все быстрее и довольно напористо сыпались на мечника, который был вынужден закрываться от вездесущего жала вакидзаси, пресекая лезвиями ниндзя-то бреющие замахи противницы. Для удобства Леонардо подался назад, сделав несколько шагов прочь от витрины с заветной легендой холодного оружия. Напрасно Караи думает, что лидер начал отступать от ее выпадов, не в состоянии удерживать позиции. Ничего подобного не происходило. Он просто хотел выиграть время для действительно толкового удара, а вся эта звенящая трясучка по закаленной стали мечей не выглядела серьезней обычной тренировки с мастером Сплинтером, техника боя которого и не снилась этой взбаламошной девице. Так что в какой-то мере мутант все еще был в преимуществе... ну или ему так хотелось казаться. Как бы там ни было, а только Лео, дождавшись момента, когда короткая "катана" девушки сделает свой опасный пируэт прямо рядом с его бледно-зеленым носом, вдруг резко скрестил перед собой широкие лезвия ниндзя-то и, лязгнув их друг о друга на манер гигантских ножниц, изловчился защемить оружие юной куноичи.
- А разве я еще не стою на нем? - усмехнулся Леонардо с нотками торжества в мягком голосе, поднимая голову. Его льдистых глазах сияли огоньками азарта от этой непредсказуемой битвы на краю закона, да и место не располагало к длительному поединку. В любой момент их могли обнаружить остальные охранники музея, лениво обозревая сонные этажи с экспонатами.
Честно говоря, Леонардо нравилось периодически поддразнивать Караи, прикидываясь этаким наивным чурбаном, который до сих пор не понял, с кем имеет дело, и совершает довольно чувствительные промашки. Ведь всегда приятно потом огорошить своими истинными способностями, особенно, когда никто их от тебя не ждет.
Пока же в их бою вела Караи, со своей феноменальной способностью мгновенно реагировать на любые перестановки сил и, совершив какой-нибудь изощренный прием, снова выйти в преимущество. Как сейчас, когда куноичи продемонстрировала мечнику гибкое, акробатическое колесо, буквально пробежавшись вверх по его пластрону, и с присущей ей дерзостью освободила свой вакидзаси из стального зажима ниндзя-то. Леонардо не успел даже подивиться ее трюку, как она уже приземлилась от него в нескольких шагах на безопасном расстоянии, и одарив мутанта очередной насмешкой, девушка умудрилась еще вернуть себе пригвожденный к полу циркуль. Караи оставалось лишь погрывать вновь обретенным инструментом и торжественно ухмыляться юноше, мол, видал как надо, тормоз?
- Ну уж нет! - решительно воскликнул Лео, мгновенно переменившись в лице. Оставив свои рукоплескания мастерству юной воительницы на потом, он всадил в музейный ковер сразу оба лезвия ниндзя-то и тут же их вытащил, поддев грубую, ворсистую ткань почти до основания гард. Потом он резко дернул оружие вверх вместе с нанизанным ковром и стоявшей на нем девушкой, которая немедленно шлепнулась на пол, выпустив из рук циркуль.
- Похоже, теперь мой черед говорить "ХА!"? - не сдержался от ответной насмешки парень, раскрывая широкую ладонь навстречу летящему по ровной дуге циркулю. - Вот видишь, Караи, что бывает....УПС! - и тут же получил от куноичи по ногам, лишившись попытки блеснуть красноречием перед Караи с лучезарной улыбкой победителя. Опрокинувшись на спину, а, точнее, на панцирь с грохотом, наверное, на весь музей, мечник не удержал циркуль и невольно выпустил из рук этот воровской предмет для резки стекол, который, совершив очередное воздушное сальто, по приземлению проскользил в недра темноты зала, надежно скрывшись от глаз подростков. Сам Лео, по инерции качнувшись на панцире, умудрился приложиться шероховатым затылком об край какой-то стойки, однако это не помешало мутанту остаться начеку и рефлекторно среагировать на прыжок девушки через его натренированное тело. Узрев момент, когда грациозная ножка юной воительницы оказалась на жестком пластроне, он все же ухитрился поддеть ее щиколотку ребром ладони, буквально в воздухе меняя траекторию воительницы Фут. Так и не закончив свою "перебежку" через костистый карапакс мечника, Караи невольно рухнула прямо в мускулистые объятия Леонардо, будто принцесса, падающая на голову принцу. Конечно, и тут Лео пришлось среагировать на уровне натренированной молниеносности и невольно сомкнуть руки, чтобы удержать девушку. Снова качнувшись на панцире и стукнувшись затылком об злосчастный угол стойки, Леонардо остолбенело распахнул глаза. Вынужденная близость всего в каких-то нескольких сантиметрах от лица Караи заставила юношу залиться краской от накатившего смущения и, чувствуя себя конченым идиотом, с кривой улыбкой пробормотать, запнувшись:
- Эм... С мягкой посадкой?

+2

25

Глупая была затея.

Нет, ну правда, о чем она только думала?! Что Леонардо, этот хитрожопый рептилоид, согласится мирно лежать у нее под ногами, покорно снося любые удары и издевательства? Как бы не так! Не долго думая, черепашка тут же отбил ребром ладони летевшую ему в живот миниатюрную ступню Караи, спасаясь, таким образом, от обидного (и крайне болезненного) тычка. А что Караи? А Караи ничего — послушно упала на мутанта сверху, вот уже второй раз за минувший вечер позволив тому лишить ее равновесия. Идиотка... Коротко, но емко выругавшись на японском, девушка живописно рухнула точно в гостеприимно распахнутые объятия Леонардо, переливчато звякнув металлическими доспехами и, вдобавок, больно стукнувшись подбородком о чужой пластрон. Повезло еще, что не зубами... Резко вскинув голову, Караи несколько мгновений ошеломленно пялилась в льдисто-голубые глаза мечника, как-то совершенно неожиданно оказавшиеся в жалком сантиметре от ее собственных, тщетно силясь понять, что произошло и как это она, один из лучших воинов Клана, смогла допустить такую грубую оплошность. Круглое лицо девушки при этом выражало абсолютную растерянность... как, впрочем, и скуластая физиономия ее противника. Лео, видимо, сам ничего не понял, судя по изумленному, даже откровенно смущенному взгляду. Ну да, спору нет — здесь было, отчего застесняться, ведь далеко не каждый день к твоему мужественному безволосому пластрону беспомощно жмется в принципе симпатичная азиатка с ногами от ушей и грудью эдак второго размера — увы, надежно спрятанной под стальную броню.

И все бы ничего, если бы только этой милой и трепетной азиаточкой не была Ороку Караи.

"Ах ты сучий черепаший потрох!!" — мгновение, и вроде бы такое привлекательное личико трансформировалось в свирепую рожу древнего восточного демона. Бешено дрыгнувшись всем телом, куноичи попыталась вырваться из крепкой хватки мутанта, но все оказалось тщетно — наверное, Лео понял, что до тех пор, пока он держит объятия сомкнутыми, разъяренная девушка не сможет нанести ему серьезного физического урона. Однако, и с этим вполне можно было поспорить, учитывая, что Лео имел дело с дочерью самого Шреддера — о чем юноша пока что даже не догадался.

Это ты называешь мягкой посадкой?! Вот погоди, только стащу с тебя этот дурацкий панцирь... — утробно прорычала Караи в нос замершему под ней мечнику, все также безнадежно дергая руками и ногами, угрожающе багровея не хуже самого Леонардо, но вовсе не от смущения, а от охватившей девушку бессильной ярости. Вот так и слетела маска привычного бахвальства и вседозволенности, уступив место самой обычной подростковой злости. Растянув слегка кровоточащую после удара губу в каком-то даже полузверином оскале, Караи еще пару раз взмахнула ступнями в воздухе за своей спиной, одновременно силясь подхватить выпавший из ее рук клинок-вакидзаси, но все было тщетно: Лео так крепко прижимал ее конечности к бокам, что даже если бы японка каким-то волшебным образом умудрилась дотянуться до меча, она бы все равно не смогла воткнуть его в многострадальную задницу мутанта. Унизительно... А что хуже всего — юноша явно наслаждался ее беспомощностью! Хотя, вполне возможно, это разыгравшая фантазия Караи пририсовала лицу противника надменную ухмылку, от которой хотелось рвать на части все, что только в зубы подвернется, начиная кожаным ремнем на груди черепашки и заканчивая его же бесстыжей физиономией. В конце концов, девушка снова неподвижно замерла в объятиях Леонардо, как-то подозрительно сощурив желтовато-карие глазищи и уставясь на своего врага, явно что-то замышляя... а затем вдруг с ревом впечатала лбом по чужому носу, вложив в этот удар всю свою досаду и злость. Этот прием сработал на ура: объятия Лео тут же распахнулись, и Караи, не теряя ни секунды драгоценного времени, счастливой пташкой вылетела на свободу. Ну, то есть как — вылетела... Резко уселась на пластроне мечника, подобрав под себя свои длиннющие ноги и на мгновение придавив юношу собственным весом, и уже из этой позиции совершила длинное сальто назад, приземлившись на безопасном по ее меркам расстоянии в несколько метров от развалившегося на полу мутанта.

Лучше лежи там, где лежишь, — пригрозила она хмуро. Подбородок все еще сильно болел после удара о твердую кость, но эта боль не шла ни в какое сравнение с ее задетой гордостью. Сейчас Караи как никогда жалела о том, что вообще связалась с этим самовлюбленным кретином, умудрившимся за одну ночь дважды (!!) поставить ее в дурацкое положение. Небрежным движением утерев кровь с нижней губы, девушка перевела взгляд на брошенный в стороне циркуль... но так и не успела двинуться с места: громкие голоса, раздавшиеся откуда-то из глубин "занятого" ребятами этажа, мигом привлекли к себе внимание обоих подростков.

Ты слыхала это, Джоан? Неужели тот гребаный идиотозавр снова сорвался с креплений... еще чего не хватало.

Ихтиозавр, Фрэнк... Мне кажется, звук был немного другим. Давай на всякий случай проверим все помещения.

Ага, точно. Я пойду в восточное крыло, а ты погляди, что творится в центральном зале...

Все то время, пока охранники переговаривались между собой и другими служащими по рации, обходя одну комнату за другой в поисках источника страшного грохота, Караи и ее спутник неподвижно замерли на своих местах, не решаясь двинуться или заговорить. Лео казался сильно взволнованным, оно и неудивительно, а вот Караи просто была до предела раздражена создавшейся ситуацией. Весь ее план грозил вот-вот пойти насмарку... А все из-за кого? Правильно! Из-за какой-то тупой и бесючей черепахи, возомнившей себя ангелом-хранителем Готэма! Ну вот и что с ним прикажете делать... Негромко скрипнув зубами друг о друга, куноичи недовольно покосилась на Леонардо, мысленно обрушивая на его гладкую макушку все известные ей ругательства и проклятья... за тем вдруг расплылась в акульей улыбке, не предвещавшей ровным счетом ничего хорошего. Что, понадеялся, она передумает и задаст стрекача, пока их обоих не сцапали местные сторожа? Как бы не так!

Какая жалость, — мурлыкнула Караи вполголоса, опуская голову и нарочно игнорируя косой взгляд Лео. — А ведь из нас действительно могла выйти отличная команда... Что ж, раз ты отказываешься сотрудничать, то иди и сдай меня полиции. Давай же, смелее, — девица с ангельским видом вытянула запястья перед собой, словно бы приглашая мечника нацепить на них наручники. — Я больше не стану сопротивляться, честное слово. Что такое? Стесняешься? А, точно, я совсем забыла... Они же сцапают и тебя тоже, едва только увидят твою зеленую физиономию, — продолжая открыто издеваться над мутантом, Караи расслабленно опустила руки вдоль боков. Тонкие пальцы незаметно скользнули к поясу, выуживая несколько сверкающих лезвий-сюрикен. — Бедняга... Наверное, тяжело быть таким правильным и вместе с тем не иметь возможности поступать так, как велит тебе твоя совесть. — подмигнув Лео, воительница неожиданно резко крутанулась на месте, отправив сразу несколько метательных "звездочек" в сторону ближайшего к ним музейного стеллажа. Прежде, чем Леонардо успел среагировать, одна из тяжелых деревянных полок начала опасно крениться набок, сорвавшись с удерживающих ее петель, и вся стоявшая на ней древняя китайская посуда с шорохом заскользила вниз, грозя в любой момент с оглушительным звоном разбиться об пол. Естественно, черепашка не стал просто молча наблюдать за происходящим со своего места, а тотчас рванулся спасать драгоценный фарфор, с потрясающей для таких размеров прытью ловя и подхватывая падающие тут и там тарелки, умудряясь при этом не издавать ни единого подозрительного звука. Караи, разумеется, и не думала ему помогать: удовлетворенно скрестив руки на груди, девушка с улыбкой наблюдала за чужими стараниями, а когда Леонардо, наконец-то, замер, в опасной позе балансируя возле треклятого стеллажа и каким-то чудом удерживая на весу полный комплект сервиза включая крохотную мисочку для специй — негромко хмыкнула, оценив его старания.

Неплохо... вот так и стой, пока я работаю, — наклонившись, Караи как ни в чем не бывало подхватила валявшийся под их ногами циркуль и, покачивая бедрами, двинулась обратно к заветной витрине, всем своим существом олицетворяя один сплошной, здоровеннейших размеров кукиш.

+2

26

Floating down / as colors fill the light
We look up from the ground / in fields of paperwhite
And floating up / you pass us in the night
A future gazing out / a past to overwrite
So come down / far below
We've been waiting to collect the things you know
Come down / far below
We've been waiting to collect what you've let go

За всю свою недолгую черепашью жизнь Леонардо еще не доводилось попадать в столь щекотливые ситуации. Он мог лишь догадываться, каким неуклюжим дятлом выглядит со стороны - весь пунцовый, практически до самых корней отсутствующих волос, что-то сбивчиво мямлящий и отчаянно пытающийся отвести глаза от накатившей волны смущения. Вся ситуация крайне напрягала молодого черепаха, заставляя того чувствовать себя не в своей тарелке. Какой там, к черту, лидер? Забудьте. Сейчас Лео с трудом пытался совладать со своими новыми ощущениями, все еще продолжая смущенно улыбаться.
«Так, отлично, я ее держу. И что теперь?  О, пресвятая черепаха, что бы все это значило?» -неловкое молчание, повисшее между ребятами длилось всего каких-то несколько секунд, но мечнику показалось, что с тех пор минула целая вечность. Раскосые, по-восточному суженные, кофейно-карамельные глаза Караи ярко блестели на лунном свете, который словно по заказу вынырнул из-за скопа плоских облаков и теперь беззастенчиво слепил сквозь высокое музейное окно с резной рамой. Сама девушка тоже лишь хлопала ресницами, с очарованным затишьем уставившись на своего зеленого приятеля.

Неожиданно… волшебно?

Да как он только осмелился думать о подобном, валяясь здесь, посереди закрытого на ночь музея, фактически превратившись в нарушителя? В кои-то веки ему было плевать на выпирающую из пластрона правильность и безупречность, и он проигнорировал мстительные уколы совести, всецело отдавшись непривычным ощущениям.

Впрочем, столь волнующий момент ранней юношеской любви быстро испарился - ведь в мускулистых объятиях черепашки замерла далеко не трепетная девочка-школьница, исправно делающая уроки по вечерам, на радость папы с мамой. Пленить дерзкую, наглую и донельзя свободолюбивую куноичи преступного Клана Фут - все равно, что пытаться удержать голыми руками разъяренного льва в прыжке, нацелившегося на твою хрупкую глотку. За считанные мгновения Караи осатанела настолько, что даже неудержимая, всесокрушающая ярость Рафаэля теперь казалась не более, чем детской обидой, что-то из разряда: «а ну, пшел из моей песочницы и лопатку красную отдай!»  По правде говоря, в какой-то момент Лео струхнул, но все же умудрился довольно быстро собраться и сжать девушку так, словно хотел слиться с ней в пылком объятии, забыв обо всех насущных делах в этом бренном мире. Разумеется, пылкостью здесь и не пахло, зато мечник всеми силами старался надежно зафиксировать Караи и хотя бы ненадолго обезопасить себя от возможной контратаки, наивно рассчитывая, что рано или поздно девушка, которая безустанно извивалась и пиналась в его мускулистых лапах, выдохнется, и с нею совладать станет гораздо проще.
- Давай попробуем...уф!...успокоиться, солнышко, и просто...ай!ой!...поговорим, как…ох!...нормальные черепахи!- словесно успокаивать юную мегеру оказалось куда более провальной попыткой. Нарочито-ласковый тон лидера не только не работал, а наоборот только разжигал и без того немалое бешенство Караи, заставляя ту взбрыкивать с удвоенной силой. Оставалось только диву даваться, откуда в хрупких на вид барышнях водится такая дьявольская мощь. Мысленно лидер уже попрощался со своими братьями и отцом: “Простите меня, ребята. Я пал жертвой весеннего обострения, надеюсь, вы меня поймете правильно и не осудите строго”. 

Тут стоит отвлечься, чтобы поблагодарить мудрейшую мать-природу. Благодаря естественному преимуществу черепашки в виде надежной костяной защиты, Леонардо мог бы продержаться еще довольно продолжительное время, не особо реагируя на пинки и не выпуская из объятий куноичи, пока у него хватало сил и выносливости.  Очевидно, Караи тоже поняла это, поскольку в какой-то момент она вдруг перестала сопротивляться и внезапно успокоилась, буквально распластавшись на груди мечника. Приоткрыв глаза, Леонардо недоверчиво уставился на присмиревшую девушку.
- Что ты на меня так смотришь? – настороженно пробормотал лидер, на всякий случай напрягая мускулистые руки и сцепляя их покрепче. – Уже сдалась? Или я… - договорить он так и не успел, как в его черепашью переносицу со всей дури врезался лоб принцессы Фут, причинив мутанту далеко не шоколадную боль. Кровь фонтаном брызнула в стороны, мелкими пятнами оседая на шероховатой коже и сколотом пластроне черепашки. – ОООХ!-  весь перекосившись от столь резкого нанесенного удара, Леонардо невольно разжал лапы, чтобы рефлекторно схватиться за ушибленную переносицу, скрестив на ней обе ладони. – Точное попадание… Будем считать, что ты растеряла все слова от смущения.
Караи оказалась свободна и, воспользовавшись временным замешательством юноши, отпрыгнула в сальто подальше от зеленого негодяя, который вдруг посмел так нагло зажать ее в своих дрянных лапищах. Кровь из носа текла уже не так сильно, но Леонардо продолжал потирать ушибленную переносицу тыльной стороной ладони, окончательно размазывая ее по всей физиономии. Еще немного, и мечник мог стать отличным украшением любого Хэллоуина, причем с помощью натуральных материалов. Недовольное замечание девицы Леонардо проигнорировал, лишь мельком покосившись на ее торжествующую фигуру поодаль от него. – Салфетка есть? – спросил он иронично, разглядывая грязные обмотки на ладонях и впитавшиеся в бинты кровавые пятна. – Жуткое зрелище ты мне устроила, однако…

Вдруг из темных глубин этажа музея раздались чьи-то голоса, которые заставили мечника резко вскинуть голову и вспомнить о том, что они до сих пор находятся в помещении незаконно. В сердце забилась тревога, а совесть, наконец, прорвалась сквозь разыгравшуюся темную сторону соблазна вседозволенности.

- Приехали… Довольна теперь? – наградив Караи беспокойным  взглядом, Лео поспешил вскочить на ноги, позабыв о переносице. – Надо уходить, только чччч! – он приложил палец к губам, без особой, правда, надежды взывая к благоразумию своей противницы. Разумеется, куноичи благополучно проигнорировала предостережение мечника и совершенно не собиралась делать ноги без драгоценной реликвии, за которой пришла. Более того, она вдруг начала откровенно издеваться над аспектом честности черепашки, вальяжно демонстрируя уверенность в своей абсолютной безнаказанности. Леонардо почувствовал, что в горле вновь поднимается всплеск досады на самого себя и собственную никудышность в качестве лидера. В какой-то момент юноша даже пожалел, что не столь импульсивен как  его брат Рафаэль, иначе вряд ли у Караи получилось так долго провоцировать его, а уж различные подлые приемчики он тем более не стал бы сносить. 

Всю ее ядовитую речь Лео угрюмо молчал, настороженно следя за каждым движением куноичи и готовясь в любую секунду отразить внезапную атаку, либо же отпрыгнуть в тень колоннады, если Караи нарочно растянет время до прихода охраны музея, которая, к слову, была уже относительно недалеко. Закончив источать желчь, девушка вдруг швырнула несколько сюрикенов прямо в экспонаты древней посуды, которые стояли на резных стеллажах у стены. С приоткрытым ртом и застывшим от ужаса лицом, Леонардо как во сне смотрел за тем, как цветастые вазы, блестящие блюдца и изящные чашечки, как одна, медленно двинулись по наклонившимся полкам друг за другом, прямо по направлению к мраморному полу. И если упадет хоть одна из них…

А шаги смотрителей музея приближались…

- Да что ты творишь?! – яростно прошипел Леонардо, а затем сорвался предотвращать возможный шум и лязг от разбитых ваз и чашек дорогого музейного убранства. На бегу перемахнув через стеклянную витрину с императорскими украшениями и там же поднырнув под стойку кинжалов, Леонардо проехался пластроном по скользкому полу, вытянув обе ладони навстречу первой партии падающего сервиза. В руки упали блюдце с чашкой, прямо в собранном комплекте для чаепития, которые мечник с ловкостью жонглера подбросил обратно вверх, дабы изловчиться и сию секунду вскочить на ноги для большей маневренности. Он ловил фарфор руками, головой и панцирем не хуже жонглера, и в конечном итоге явил миру позу вытянутого одноногого аиста, с чашками и блюдцами по всему телу, включая вторую ступню, задранную вверх с пойманной на ней вазой. Зато Караи явно наслаждалась бесплатным цирковым представлением, которое развернулось перед ее самодовольным взглядом.

« И что это, такое, спрашивается?! Как понимать то, что происходит…»

Леонардо мог лишь кисло наблюдать за  тем, как куноичи снова возвращается к легендарному мечу, с подобранным циркулем в руках и снедаться собственным бессилием. Он был скован по рукам и ногам пойманным китайским (очень дорогим!) фарфором, в отчаянии пытаясь сохранить баланс и не уронить особо неустойчивые экспонаты на покатом лбу, панцире и задранной кверху ступней.
Казалось, что выхода из этой ситуации не было – вот-вот здесь появятся охранники и обнаружат странного вида существо в не менее странной позе, и вскрытую витрину без меча Хондзё Масамунэ.

И что он им скажет? Простите, я спасал ваше добро и упустил преступницу? Ах да, я черепашка-ниндзя, меня зовут Леонардо, очень приятно!

- Караи! – негромко позвал мечник на удивление ласковым голосом. – Смотри фокус! – внезапно он, дрогнув всем телом, вдруг подбросил вверх ВСЮ посуду, которую до этого так старательно ловил и, сорвавшись в кульбите вперед, откатился от места предстоявшего грохота. Тарелки и чашки, блюдца и вазы – все разбилось вдребезги, едва столкнувшись с мрамором пола. Раздался страшный перезвон, осколки дорогого фарфора ринулись в разные стороны, чудом не задев стоявшего рядом с проклятым стеллажом мутанта, который не без удовольствия смотрел, как меняется лицо Караи, с фривольно-наглого выражения до полнейшего шока, проходя все стадии потрясения. – А теперь бегом, да побыстрее! Нет, не косись на меч, у тебя нет времени его красть, коли тебе дорога свобода.

Отредактировано Leonardo (2016-10-12 02:53:18)

+2

27

Караи привыкла ощущать себя победительницей.

Что бы она ни делала, за какие бы задачи ни бралась, какие бы цели перед собой ни ставила — все, буквально все давалось ей с поразительной легкостью, отчего многие ей завидовали, а некоторые и вовсе открыто недолюбливали... Но, как уже успел заметить Лео, эту девушку не шибко заботило мнение окружающих. Она всегда получала то, чего она желала, и данный случай не должен был стать исключением: черепашка мог сколь угодно артачиться и сопротивляться, но ему все равно не удалось бы встать на пути "принцессы" Клана Фут... Так думала Караи, неторопливой, даже расслабленной походкой приближаясь к заветной витрине и на ходу небрежно подбрасывая циркуль, как если бы это была какая-то невинная женская побрякушка вроде расчески для волос. Она и впрямь была свято уверена в своей поистине божественной непобедимости, ведь кому в здравом уме могло прийти в голову связываться с дочерью Шреддера! Да и что сейчас мог сделать Леонардо — покатиться следом за ней с древним китайским сервизом наперевес?...

Как выяснилось уже в следующее мгновение, она зря так сильно его недооценивала.

То, что Лео был способен вести себя куда смелее и решительнее, чем он казался или даже был на самом деле, Караи убедилась еще в тот момент, когда он рискнул последовать за ней на территорию музейного комплекса... Но чтобы настолько! Его поступок стал для Ороку полнейшей внезапностью; не ожидая ровным счетом никакого подвоха со стороны притихшего мутанта, девушка недоуменно обернулась на звук собственного имени и вопросительно взглянула в подозрительно спокойную физиономию мечника, мол, ну что тебе еще от меня нужно? Собрался преподать очередную занудную лекцию о том, что правильно и неправильно? Ох, уволь, бога ради! Караи презрительно скривила губы, уже заранее приготовившись вдоволь потоптаться каблуками на чужой вере в Добро и Справедливость, но...

Ах ты маленький...!!! — невысказанное оскорбление так и сгинуло на языке, благополучно заглушенное громким звоном убитого фарфора. Выпучив глаза и едва не выронив свой циркуль, Караи с широко раскрытым ртом уставилась на сверкающий дождь из белоснежных посудных осколков, совершенно отказываясь верить тому, что она сейчас видела. Как же, черт возьми, сильно она ошибалась в Лео, полагая, что ему не хватит духу разбить все эти дурацкие тарелки! Ведь он так отчаянно пытался спасти их от полного уничтожения каких-то жалких тридцать секунд назад... Смешно сказать, но непредсказуемый поступок юноши поверг Караи в такой глубокий ступор, что она далеко не сразу смогла взять себя в руки. У Лео была целая минута на то, чтобы вдоволь полюбоваться на ее совершенно обалдевшее, до отказа вытянувшееся лицо... Но черепашка не собирался тратить время на такие глупости. Пулей пронесясь мимо ошарашенно застывшей на своем месте Караи, он решительно воззвал к здравомыслию девушки — и далеко не сразу получил ответ: сейчас в голове воительницы царил такой жестокий мат-перемат, что у любого телепата мозг свернулся бы в вафельную трубочку. Понадобилось какое-то время, прежде чем Караи, наконец, вернула себе утерянный дар речи; чуть ли не до скрипа стиснув кулаки, она уже начала было разворачиваться к Лео, планируя выместить на его голову весь гнев японских демонов, по сравнению с которым мерк даже ее недавний приступ бешенства в мужественных объятиях мечника... Но не успела: голоса охранников раздались совсем близко, буквально на подступах к тому залу, где ныне прятались ребята, и судя по их ожесточенному звучанию, горе-воришек ожидало настоящее смертоубийство — если только они не успеют вовремя скрыться в соседнем помещении. Думать о мече было уже некогда; резко захлопнув челюсти, так, что аж зубы друг о друга клацнули, Караи вихрем метнулась прочь, ни на шаг не отставая от бегущего впереди Лео, старательно подавляя в себе желание на бегу ускорить его мощным поджопником. Как жаль, что на это тоже не было времени! Волей-неволей пришлось затолкать свою гордость куда поглубже, пока дело не приняло совсем уж скверный оборот.

На полном скаку влетев в следующую галерею, подростки синхронно развернулись в одном направлении и решительно помчались дальше, едва не сшибая ценные музейные экспонаты и не опрокидывая витрины. Где-то высоко над их головами уже вовсю орала сигнализация — не пройдет и минуты, как здание будет оцеплена полицией... Ну, спасибо тебе, Лео, удружил так удружил! Тот факт, что они попали в эту переделку исключительно по ее собственной инициативе, Караи, разумеется, в расчет не брала, предпочтя свалить всю ответственность на выпуклый панцирь приятеля. И пришло же ему в голову расколошматить тот проклятый сервиз! Тупая ты черепаха! Придурок, бака, идиотская ошибка идиотской мутации!! Ороку едва не выплевывала искры из ноздрей, то и дело бросая испепеляющие взгляды на Лео, но того ни капли не беспокоил чужой гнев: все внимание лидера было сосредоточенно на том, чтобы поскорее выбраться из этого дрянного музея и оказаться в безопасности. Желательно, избежав прямой встречи с охранниками и не потеряв какую-нибудь важную часть тела в ходе побега... В момент, когда они готовились свернуть в очередной темный коридор, где-то далеко впереди них снова послышался топот и громкие голоса — похоже, местные сторожа решили перерезать им все пути к отступлению. Резко ударив пятками по тормозам, Караи с предельно мрачным видом выхватила свой вакидзаси, явно не желая сдаваться местной охране без боя, а если быть точнее, просто-напросто вознамерившись прирезать любого, кто мог воспрепятствовать ее побегу... Но ее запястье вот уже в который раз было перехвачено крепкой лапищей Леонардо. Караи агрессивно взметнула челкой, уже приготовившись зубами оттяпать чужую руку — что за балбес, совсем жизнь ничему его не учит! — но что-то все-таки остановило ее от неминуемой расправы над недотепой-мечником. Скорее всего, это был прямой, в какой-то степени даже обезоруживающий взгляд прямиком в глаза, горящий поистине ледяным спокойствием... и тревогой.

Не только за себя, что было логично и ожидаемо, но за них двоих.

И что ты предлагаешь? — грубо выдернув руку, Караи нехотя вложила меч обратно в ножны: и какого рожна она все еще прислушивалась к мнению этой глупой черепахи?! Тем не менее, у Лео явно было что-то на уме. Девушка недоуменно проследила за взглядом юноши, гадая, что он мог задумать... и тут же недоуменно вскинула тонкую бровь. — Ты хочешь сразу покончить жизнь самоубийством? — с неприкрытым сарказмом уточнила она, однако, покорно (!!) разворачиваясь вместе с Лео на 180 градусов и бросаясь к разноцветному витражному окну. Тот факт, что им предстояло с размаху врезаться в стеклянную преграду, а затем, вероятно, пролететь добрый десяток метров до тротуара, разумеется, не мог не смутить юную куноичи... Но Леонардо, видимо, как-то заранее рассчитал их силы. Ну, а Караи привыкла не задавать лишних вопросов в по-настоящему серьезные и ответственные моменты... Мысленно вопрошая себя, какого ляду она вообще доверилась этому безумцу, девушка, тем не менее, и не подумала отступать; в считанных метрах от окна, Леонардо вдруг стремительно развернулся панцирем вперед и с размаху пробил стекло собственным карапаксом, должно быть, перебудив этим грохотом всю округу; прежде чем Караи успела сориентироваться, его ладонь уже вновь сграбастала ее собственную, рывком привлекая девушку на чужой пластрон. И, отчего-то, Ороку вновь не стала противиться этому решительному движению, предпочтя лишь максимально сгруппироваться и на всякий случай вжавшись лбом в жесткие костяные пластины на груди черепашки.

Безумие? Да, пожалуй, оно самое.

"Надеюсь, ты знаешь, что делаешь... В противном случае, я лично вытряхну твою жалкую душонку из панциря и раскатаю по земле — если выживу, конечно," — вроде бы, такая длинная и сложная мысль, но она молнией пронеслась в сознании зажмурившейся куноичи, уже заранее приготовившись к долгому полету до земли... Который, однако, завершился намного быстрее и мягче, чем она могла бы ожидать. Конечно, ребята крепко ушиблись, с грохотом приземлившись на балкон этажом ниже, а Караи так и вовсе впечаталась лбом в чужую броню, заработав очередной синяк — но, в общем-то, это были сущие пустяки, и оба беглеца практически сразу же вскочили на ноги, суетливо отряхиваясь от разноцветных стеклянных осколков... Особенно много их задержалось в густых волосах Караи, на чьем лице, как и у Лео, теперь красовалась парочка неглубоких порезов. Опять же, ерунда — все могло закончиться гораздо хуже и больнее.

Быстро покосившись на разбитое окно, почти идеально передавшее контуры мускулистого черепашьего тела, девушка еще успела подумать о том, какие фантастические гипотезы выстроит пресса и телевидение вокруг их "тайного" проникновения в музей, после чего шустро поскакала прочь следом за Леонардо, длинными прыжками перемахивая с одной площадки на другую, стремительно удаляясь от гудевшего, точно потревоженный пчелиный улей, здания, покуда они оба не оказались на значительном расстоянии от последнего. Только тогда ребята позволили себе остановится и устало упереться руками в собственные колени, чуть дрожащие после пережитого ими волнения, отдуваясь и старательно восстанавливая сбитое дыхание. Прошла, наверное, целая минута или даже две, покуда воцарившееся между ними молчание не было прервано самой Караи. Выпрямившись, она окинула своего спутника донельзя удивленным взглядом, в котором не читалось и следа прежнего гнева. Поступок Лео вынудил ее серьезно призадуматься над случившемся. Не в том плане, что она поступила неправильно или откровенно переоценила собственные возможности, но...

...откуда ты знал про тот балкон?

Отредактировано Karai (2016-11-27 02:56:05)

+2

28

Это уже было слишком.
Слишком дерзко, слишком вызывающе.
Слишком губительно для них.

Еще неделю назад Леонардо и думать не помышлял о том, что окажется способен на такой вопиющий поступок. Что вот так запросто он возьмет и расколотит целую гору хрупких музейных экспонатов, которые представляют...точнее, представляЛИ историческую ценность. Мало того, черепашка совершенно не задумался, каким образом добропорядочным реставраторам теперь восстанавливать столько древностей, да и подлежит ли данная груда осколков восстановлению?
Учитель Сплинтер никогда не одобрил бы такое опрометчивое решение своего любимого ученика - он вообще довольно трепетно относился к любому антиквариату, считая его частичкой определенной эпохи, чудом добравшейся до наших дней.

А тут Леонардо одним резким броском в потолок уничтожил целый быт великих китайских императоров, и даже не жалел об этом. Да и некогда как то было. Того гляди - на черепаший хвост присядут ночные музейные сторожа, которые уже со всех ног мчались прямо к ним, едва по залу эхом пронесся страшный дребезг падающих тарелок.
- Лучше ускорься, Караи! - с места своего “преступления” Леонардо сорвался точно ужаленный, отбив широкими ступнями несколько мелких осколков. - Давай за мной, не раздумывая! - и вихрем пронесся мимо замершей столбом куноичи, которая до сих пор не могла поверить в вопиющую дерзость своего голубоглазого приятеля.

Он был уверен, что девушка помчится за ним... ну хотя бы для того, дабы выместить на его многострадальном панцире всю свою дьявольскую ярость, скопившуюся в ней за какие-то жалкие доли мгновения. А она еще как разозлилась! Даже на всем бегу мечник успел мельком заметить трансформацию азиатского личика младшей Ороку, когда пространственное остолбенение в ее раскосых глазах принялось выжигать бушующее пламя гнева. По правде сказать, Леонардо и сам не был в диком восторге от содеянного, но что ему еще оставалось делать? “Ну прямо герой-герой, - мысленно укорил себя лидер, ловко запрыгнув на архитектурную ступеньку верхнего яруса музейного паркета, где располагалась следующая часть данного этажа. - Только как теперь отсюда выбираться?” - этот вопрос был довольно в тему, поскольку вой музейной сирены уже вовсю разносился по длинным коридорам здания, настырно оповещая о присутствии нарушителях. Главный выход, разумеется, был сразу блокирован с первыми протяжными нотами тревоги, а на единственном музейном лифте поднимались дозорные с нижних этажей. И это еще не говоря о том, что  “красная кнопка” явно давала сигнал в ближайший полицейский участок, стоило только ее коснуться.
- Туда! - краем глаза заметив сравнявшуюся с ним Караи, Леонардо махнул ладонью в сторону прохода, увешенного картинными экспозициями, который сообщал музейные залы между собой. - Там путь к запасному выходу!

Вот недаром он тогда задержался у щита с планом музея, пока прикидывал, где ему разыскивать шуструю нарушительницу, которая намеревалась спереть драгоценный меч! Кто бы мог подумать, что схема залов для посетителей так скоро пригодится парочке, стремящейся побыстрее убраться к чертовой матери из захлопывающегося прямо на глазах капкана. От своей черепашьей природы Леонардо был награжден отличной памятью, и теперь благодаря ей, мечник довольно точно помнил план этажей. Сейчас через картинную галерею в следующий зал, где представлены языческие скульптуры различных японских богов, а там, помнится, уже был короткий коридор, который вел к пожарному выходу.

Перелетев парой пуль сквозь собрание старинных холстов, подростки оказались в центральной части этажа, откуда и предполагалось поскорее оказаться на улице, минуя запасную лестницу для чрезвычайных ситуаций. Бегущий чуть впереди Караи мечник повернул голову и бросил быстрый взгляд на куноичи, дабы элементарно убедиться, что она от него не отстала. Раз уж залезли вместе, то и выбраться неплохо бы вместе, даже несмотря на...кхм, некоторые разногласия на само явление закона. 

До заветного коридора оставалось несколько каких-то метров, и запах свободы уже практически струился по последним ступенькам пожарного выхода, когда незримые уши черепашки отчетливо уловили голоса и громкую движуху служащих, быстро поднимающихся по той лестнице, прямо навстречу дерзкой парочке.

Святые панцири!

Он довольно резко остановился, едва не снеся по инерции гранитную стойку с бюстом неизвестного самурая, и растерянно оглянулся вокруг. Они все-таки попались в ловушку! Спереди и сзади к ним спешила находчивая охрана, которая умудрилась запереть нарушителей в одном из залов, преградив всевозможные пути к отступлению, и не ровен час, как фантастическая зеленая морда засверкает прямо на глазах ошеломленных репортеров. Если, конечно, его вообще не пристрелят на месте, посчитав военной угрозой для мирного населения…

А что тогда будет с ней?

Леонардо быстро повернулся к принцессе Клана Фут, которая уже приготовилась было обороняться от сторожей, и перехватил ее тонкое запястье, чуть потянув на себя. Конечно, он вновь рисковал получить минимум в рожу от Караи за свою упрямую фамильярность, особенно если учесть, что девушка до сих пор пребывала в ярости от сложившейся ситуации. Это хорошо было видно по ее дерганому поведению, но Лео больше заботила сохранность младшей Ороку, а на рассерженное сопение девушки он мало обращал внимания.
- Есть одна мысль, - стараясь придать своему тону хладнокровные нотки, заметил мутант и вместо словесного ответа на вопрос Караи коротко кивнул в сторону широкого расписного окна за спиной куноичи. Не абы какая идея, конечно, но разве у них было из чего выбирать? Да, он даже согласен с Караи, что это прямой путь к самоубийству, однако лидеру уже не раз доводилось принимать довольно рискованные решения, которые, слава панцирю, еще не подводили его под могилу.- Постарайся довериться мне… - больше на словесные уговоры упертой девицы Лео растрачиваться не стал, - если только мысленно,- а рванул к спасительному окну, ловко огибая встающие у него на пути стенды с историческими ценностями. К счастью, Караи неслась позади него, не сбавляя шага, хоть и с застывшем на лице выражением “Да какого, мать твою, хрена?”, и черепашка сосредоточился над исполнением своей отчаянной задумки, бормоча про себя обратный отчет: “Четыре..три...два...” - со всей силы, на какую он только был способен, парень оттолкнулся обеими ногами от пола, одновременно совершив разворот корпуса таким образом, что его твердый панцирь первым влетел в цветастое окно наподобие тарана, со звоном пробив толстое стекло.
- Руку! - в прыжке крикнул мечник подбежавшей куноичи, однако уже и сам потянулся к ней собственной ладонью, опасаясь только одного: он не успеет ее схватить и улетит вниз один, безответственно оставив воительницу Фут наедине с толпой блюстителей музейного порядка. К счастью для обоих, все получилось, и через мгновение Леонардо уже крепко сжимал в объятиях Караи, сосредоточенным журавлем взмыв в предрассветное небо, прочь из проклятого музея. Только сейчас он ощутил, как сильно вцепилась ему в пластрон девушка, которая ко всему прочему, еще и зажмурилась, и не смог не умилиться, приподняв уголки губ в смущенной полуулыбке. В его огромных лапах она казалась такой...юной и беззащитной, что в эту самую минуту мечник готов был простить все ее насмешки и провокации, не говоря уже о разбитом носе. Возможно, Леонардо еще бы успел полюбоваться по-азиатски хорошеньким, круглым личиком Ороку Караи, да только сей романтический полет довольно быстро прервался, едва черепаший панцирь врезался в фигурную мозайку пола, которой был украшен один из балкончиков на нижнем этаже музея, а многострадальный затылок приземлился о его мраморную оградку. Уф! Прилетели...
Разжав мускулистые объятия, лидер пару раз скрябнул ушибленную голову, а затем порывисто вскочил на ноги, которые еще требовалось унести как можно дальше от здания. - Уходим, быстрее! - скорее по привычке скомандовал Леонардо своей соратнице по несостоявшемуся грабежу, и с ловкостью горного тура сиганул на пожарную лестницу соседнего здания, навстречу к долгожданной свободе...

Итак, все позади.

Довольно занятное вышло приключение, надо сказать… Не то чтобы Лео был в восторге, за одну ночь пережив столько чувств, что с лихвой хватило бы на всех его братьев, но он совершенно не жалел ни о чем. Даже о том треклятом сервизе, как бы это ни прискорбно звучало.
— ...откуда ты знал про тот балкон?
- А я и не знал, - взглянув на Караи снизу вверх, усмехнулся мечник. – Импровизировал, - в очередной раз шумно выдохнув, Леонардо выпрямился во весь рост. – Ты, никак,  впечатлена?
Незачем барышне знать, что зоркий глаз черепашки приметил эти балкончики еще когда он пытался рассмотреть сквозь бинокль легендарный меч. Правда, при самом прыжке Лео не шибко представлял, туда ли он летит, где располагаются балкончики, но все же рискнул, надеясь на удачу, которая, к счастью, не подвела. В противном случае, панцирь мутанта неминуемо разлетелся бы вдребезги  от встречи с асфальтом, но сама Караи наверняка осталась бы жива.

Леонардо вдруг засмущался своего рыцарского поступка и поспешил отвернуться от внимательного взгляда куноичи, пока она еще не успела обсмеять его предательски покрасневшие щеки. – Ох ты черт, опять кровь пошла, - с грустью в голосе вздохнул парень, запрокидывая голову назад, чтобы успокоить покореженный нос, который вновь вздумал кровоточить. – Ты мне салфетку дашь, наконец?

Отредактировано Leonardo (2017-01-22 01:05:52)

+2

29

Hey, hey
I’ll let you walk all over me, me
You know that I’m a little tease, tease
But I want it pretty please, please
You know, you know, you know I’m crazy
I just want to be your baby
You can fuck me, you can play me
You can love me or you can hate me

Miss me, miss me
Now you want to kiss me

Импровизировал, значит. Вот как. Серьезно?

Девушка на мгновение запрокинула голову к неумолимо светлеющим небесам, слегка прищуря и без того узкие глаза и тщетно пытаясь найти подвох в чужих словах. Лео, конечно, был тем еще наивным дуралеем, но прыгать куда-то в неизвестность, не зная точно, что его ждет снизу — чудесное спасение либо мгновенная смерть — казалось тем еще безумием, даже по меркам такой сорвиголовы, как Караи. Что уж говорить про вечно осторожничающего тихоню-мутанта... Выходит, юноша лгал ей? Честно говоря, в это тоже верилось с трудом. Если только он, конечно, не вздумал притвориться эдаким лихим и бесстрашным суперменом пред лицом ошеломленной куноичи. В любом случае, то, что он сейчас сделал, действительно потрясло юную Ороку, заставив ее вмиг позабыть про былую ярость. Праведный гнев уступил место искреннему изумлению и, пожалуй, молчаливому одобрению, что вполне явно отразилось во взгляде притихшей японки. Накрыв ладонью собственное бедро, она без тени прежней издевки протянула в ответ на дерзкий вопрос Лео, ничуть ему не рассердившись:

Да. Впечатлена, — и это было искренней правдой. Если Лео действительно не лгал ей, и изначально не имел ни малейшего представления о том, куда вело то окно, это был по-настоящему отважный поступок с его стороны. Абсолютно идиотский, совершенно не стоящий предпринятого риска, способный забрать жизнь как самого Леонардо, так и его случайной "попутчицы"... но все равно, очень и очень смелый. Но даже если подросток просто решил выпендриться, и знал обо всем заранее — что ж, очевидно, ей следовало отдать должное его памяти и наблюдательности. Далеко не каждый станет заранее высматривать альтернативные пути отступления из здания, в которое он намеревается проникнуть; сама Караи, к примеру, даже не задумывалась о том, что в итоге ей придется покидать музей через окно. Так что, Леонардо показал себя очень предусмотрительным и, вдобавок, хладнокровным бойцом, способным найти выход из, казалось бы, совершенно безнадежной ситуации.

Не эти ли качества столь высоко ценились в ее родном клане?

"Я была чертовски права насчет тебя, милый," — Караи слегка улыбнулась, проследив за тем, как Лео резко отвернулся, явно засмущавшись ее похвалы. Видимо, не привык получать искренних комплиментов в свой адрес, бедняга. Особенно, из уст красивых девушек... Ничего-ничего, это исправимо. — "Отец даже не догадывается, какого отличного воина он может упустить... Хорошо, что у него есть я," — заслышав печальное бормотание мечника, Ороку добродушно хмыкнула и неторопливо подплыла к Леонардо со спины, воспользовавшись тем, что паренек был занят своей разбитой физиономией. Обогнув его стороной, Караи встала прямо перед настороженно замершим мутантом и неторопливым движением извлекла из кармана собственный носовой платок.

Откуда я ж тебе ее достану, по-твоему? Надеялся, что из музея стащу по дороге? — мурлыкнула она снисходительно, поднимая руку, чтобы самостоятельно промокнуть тряпицей несколько темных капель крови на чужом лице. Видимо, это движение показалось юноше слишком уж внезапным, а может, он все еще не до конца доверял ее прикосновениям, или просто-напросто смущался столь быстрому развитию событий (вон как щеки "зацвели"!), так как тут же отодвинулся прочь, отчего Караи невольно рассмеялась. — Что, не нравится? Не думай, что я забыла про твою выходку, так что стой смирно, пока я снова не решила тебе врезать, — шагнув поближе к насторожившемуся подростку, Караи с мягким нажимом провела платком по слегка испачканным губам, смазав подсыхающие багровые пятна. Пронзительно-голубые глаза ни секунду не сводили взгляда с ее усмехающегося лица, и Караи снова подумала о том, до чего они были похожи на человеческие. Такие красивые, чистые и яркие — начнешь рассматривать вблизи и засомневаешься, что они действительно принадлежат мутанту... А тем более, сыну предателя и убийцы. Младшую Ороку можно было упрекнуть в чем угодно: в наглости, в коварстве, в жестокости и чрезмерном высокомерии, но только не в отсутствии врожденной чуткости и женской интуиции. Она чувствовала, как сильно этот паренек отличается от остальных людей, и дело тут было вовсе не в его странном облике.

Его просто еще не успели испортить.

Baby, you know I want a little taste, taste
So let me take you all the way, way
You know you’ll never be the same, same
One night
You won’t forget the rest of your life
So come on over to the wild side
Buckle up and baby hold on tight

Miss me, miss me
Now you want to kiss me

Так намного лучше, правда? На, держи, — дождавшись, пока Лео спохватится и возьмет ее платок, Караи устало потянулась, уже заранее представляя, как сильно разболится все ее тело на следующий день. Все-таки, после такого падения... Впрочем, ее это ни капли не беспокоило. Сегодняшнее приключение ужасно ее повеселило, а ведь она так давно не развлекалась вволю! Ради такого стоило ослушаться приказа Шреддера. Караи неожиданно довольно хихикнула себе под нос и тут же заметила на себе пристальный взгляд мечника: мол, ну что смешного-то опять? — Ты такой лгунишка, — умиленно выдохнула она в ответ на вопросительную мину Лео. — Заливал мне о том, как это неправильно — красть мечи из-под витрины, а сам влез в музей посреди ночи, наплевав на сигнализацию и охрану, — на этих словах, девушка принялась театрально загибать пальцы, возведя очи к небесам, — разбил бесценный китайский сервиз, навел шороху на все учреждение, расквасил себе нос, выломал старый витраж, спас врага и сам едва не превратился в мокрое пятно на асфальте, и все ради чего? Чтобы я не дай бог не присвоила меч себе! Ей-богу, что-то у тебя в голове не состыкуется, — она вновь позволила себе снисходительно улыбнуться. — ...но мне это даже нравится. Ты знаешь, Лео, вы с моим отцом чем-то похожи. Он, как и ты, искренне считает, что цель оправдывает любые средства. Может, вам двоим стоило бы познакомиться друг с другом... Это даже можно было бы устроить, не будь вы оба такими упертыми ослами, — добродушно закончила Караи свою мысль и, завидев явное недоумение на лице собеседника, с улыбкой склонила голову набок.

Какой же он все-таки... смешной. Она ведь едва ли не вложила разгадку в его ладонь; стоило лишь еще немного поднапрячь мозги и сделать элементарный логический вывод.

Что, так до сих пор ничего не понял? — осведомилась девушка, уже чуть ли не давясь смехом. Кажется, до Лео все-таки начало что-то доходить, судя по тому, как неуловимо менялось выражение на его округлой зеленой мордахе — теперь он казался по-настоящему ошарашенным и... испуганным? Ну, вообще-то, его вполне можно было понять: все это время, мечник искренне считал Караи не более чем простым рядовым солдатом Клана — ну, может, не вполне солдатом и не совсем рядовым, судя по тому, как самоуверенно она себя вела, — но чтобы она оказалась дочерью Шреддера? В такое было трудно поверить. Сложно... но не невозможно. — Тебе нечего бояться, Лео, — негромко произнесла японка, опережая возможную реплику мутанта. — Шреддер приказал убить тебя и твоих братьев, лишь только у меня появится такая возможность, но я не хочу этого. Он не понимает... Ты ведь совсем другой, не такой, каким он тебя представляет. Теперь я вижу, как сильно он ошибается, и я собираюсь исправить это. А ты? Обещаешь подумать над этим? — опустив взгляд чуть ниже, Караи протянула руку и аккуратно вытерла пальцем еще одно крохотное кровавое пятнышко на чужом подбородке, после чего ободряюще похлопала мечника по накаченному, покрытому целой россыпью мелких порезов плечу, таким образом возвращая Лео к реальности.

Встретимся еще раз завтра, — предложила она с прежней улыбкой. — На том же месте. С тебя новый платок, — отвернувшись, Караи невесомо помчалась вдоль узкого карниза, при том легкомысленно навернув "солнышко" на бегу, после чего прыжком махнула на соседнюю крышу, намеренно взяв направление на восток, прямиком туда, где над горизонтом медленно поднималось вполне себе настоящее, нестерпимо яркое и слепящее глаза солнце — не за чем Лео знать, куда она направлялась. — Обещай, что придешь! — крикнула она уже с порядочного расстояния, перед тем, как ее темный и гибкий силуэт окончательно растворился в рассветных лучах, и Леонардо остался на площадке в полном одиночестве. Ну... не считая испачканной белой тряпицы в его руке. Эдакий прощальный подарок в лучших традициях дешевых рыцарских романов... Если не считать того, что пахло от платка вовсе не душистой шанелью номер пять, а металлом и кровью, а еще, совсем чуть-чуть — порохом.

Все-таки, это была совсем не принцесса.

Choke me because I said so
Stroke me and feed my ego
I’ve been a bad girl, don’t you know?
Come get it, now or never
I’ll let you do whatever
I’ll be your bad girl, here we go

I’ll be your bad girl
I’ll be your bad girl
I’ll be your bad girl
I’ll be your bad girl

+2

30

Birds flying high you know how I feel
Sun in the sky you know how I feel
Reeds drifting on by you know how I feel
It's a new dawn it's a new day it's a new life for me
And I'm feeling good

Вообще-то, по большому счету, Леонардо стоило бы учтиво расшаркаться, присесть в слащавом реверансе и поскорее умчаться в предрассветную даль, сверкнув на прощание узорчатым панцирем. Мол, финита ля комедия, сайонара, пишите письма на почтовых голубях. Однако зеленокожий парень медлил и всячески оттягивал столь досадный момент расставания с сомнительной компанией Караи. Не хотелось ему просто жеманно махнуть ручкой и уйти ни с чем, особенно после всего, что они пережили вместе в этом проклятом музее. Правда, Лео не смог бы ответить даже себе, что именно он ожидает от этой дерзкой, наглой девицы, которая уже с момента их первой встречи явилась с незримой короной вседозволенности на лбу и нахальной усмешкой на пухлых губах, но…  Может быть, он надеется от нее услышать хотя бы обыкновенное «спасибо»?

Тайком взглянув на Караи, Леонардо с неожиданным удивлением отметил про себя, что круглое, по-восточному скуластое лицо молодой японки тоже может излучать приятную мягкость. Когда она вот так вот стоит с ним рядом, на краю какой-то задрипанной крыши, с задумчивым видом наблюдая за алеющим вдалеке рассветом, и совершенно не собирается выкусывать дерзкую, черепашью глотку за столь непростительное поведение в зале музея. Мутант даже вскинул голову, недоверчиво прищурившись в попытке узреть малейший подвох, или хотя бы предугадать момент, когда ему нужно будет отпрыгнуть от внезапного удара во имя мести за все хорошее.«Что она задумала? – терялся в догадках совершенно обескураженный лидер черепашек, невольно наклонившись вперед, словно хотел услышать ответ в стуке ее сердца под литой, легкой броней. – Она же не умеет быть такой простой и понятной...Или умеет?"

Конечно, про салфетку он брякнул совершенно от балды, в неуклюжей попытке сменить тему, однако стоило признать, что мечнику действительно не помешала бы хоть какая-нибудь тряпица, ибо его бледная физиономия окончательно сделалась похожей на какого-то монстра, кровожадно жрущего свой, только что убитый обед.

А еще он совершенно упустил из виду тот момент, что Караи захочет самостоятельно «обработать» кровоподтеки на бледной физиономии мутанта. Вздрогнув от неожиданности, Леонардо машинально резко отклонился назад, когда девушка едва не коснулась его рожи собственным платком. – Только без рук! Кто тебя знает… -  лидер поспешно выставил вперед раскрытую ладонь в сигнале "стоп!", обозначая куноичи, что дальше ни-ни!  При этом его щеки предательски запылали, выдавая мутанта с головой - ну не о том думаешь, мальчик! Где-то глубоко внутри все затрепетало, словно жаждало вкусить всей кожей именно такое бесхитростное и вместе с тем довольно интимное прикосновение девушки.

Разумеется, Караи совершенно не смутило столь неповоротливое шараханье Лео от нее. Звонко расхохотавшись, она вновь потянулась к лицу парня с платком, не забыв пригрозить в своей обычной, вызывающей манере. «Не слишком ли быстро?» - билась паническая и вместе с тем волнующая мысль в голове черепашки, пока куноичи беззастенчиво стирала запекшуюся кровь с его губ. Свое смущение он уже давно не контролировал, мечтая провалиться куда-нибудь сквозь землю, лишь бы не чувствовать столь вопиющего краха собственной личности как сурового мужика лагерной закалки с робкими намеками на главенство в отряде.
Святые панцири… Как, скажите на милость, справиться со всем этим? Что ему требуется сделать, чтобы хотя бы перестать стоять столбом и глупо ухмыляться на ее слова, напрочь позабыв о даре речи? К тому же Ороку Караи вроде как собиралась убить мечника в самом начале их непростого знакомства – что, уже проехали, не имеет значения?

Dragonflies all out in the sun
You know what I mean, don't you know
Butterflies are all having fun
You know what I mean
Sleep in peace
When the day is done
And this old world is new world and a bold world for me

Он даже не сразу понял, что Караи ему что-то сказала.
- А?... Да-да? -  резко скатившись с небес на землю, Леонардо поспешно выхватил из ее рук предложенный платок. - Да, спасибо. Мне так его не хватало все это время, – мечник аккуратно приложил шелковистую ткань к области рассеченной губы. Только сейчас мутант сообразил, что вновь сорвал недавно наложенный шов, и теперь струйка крови беспрепятственно стекала с зеленого подбородка прямо на пластрон.
«Ну вот, опять на поклон к Дону стучаться, - хмуро подумал Лео, цокнув кончиком языка по открывшейся на губе ране.- Может, как-нибудь без него обойдется?»  Уж больно не хотелось парню идти с перевязочным визитом к умнику и выслушивать расспросы о характере ссадин и порезов, ныне украшающих физиономию лидера – он совершенно не был готов объясняться с младшим братом в бесконечном потоке совершенно ненужных ему вопросов. Ну порезался и порезался, не все ли равно где и как?

А Караи все было нипочем. С пристальным вниманием наблюдая за полностью расслабленной и явно не раздумывающей о последствиях музейного приключения куноичи, Леонардо даже почувствовал укол зависти. Услышав, что его назвали «лгунишкой», лидер мрачно прищурился. – Серьезно? А я думал, что я самая честная черепаха на свете…

Храня гробовую тишину, он слушал речь принцессы Фут и морщился на каждый пункт содеянного в зале Феодальной Японии, о котором она беззастенчиво напоминала. «Мне казалось, что на самом деле ты лучше, чем хочешь казаться», - Лео так и подмывало пуститься в вечную дискуссию про добро, зло и полутона, но он благоразумно смолчал, ибо у самого на душе скребли кошки, едва на ум приходили собственные недавние подвиги. М-да… Наворотил, конечно, делов. Если сэнсэй каким-то образом прознает о случившемся – не избежать ему головомойки по всем правилам строгача. – Каков есть, - небрежно пожал плечами Леонардо, едва только девушка закончила говорить. – А отца мне и своего хватает за оба глаз, так что обойдемся без лишних знакомств... – внезапно Леонардо охватило дурное предчувствие. – Так… Постой-постой! Уж не хочешь ли ты сказать, что…

«Поздравляю вас, мистер Леонардо. Вы вляпались окончательно!»

Да, Караи, эта самодовольная дерзкая девица с печатью беспредельщицы оказалась ни много ни мало – самой дочерью главы Клана Фут и злейшего врага Хамато Йоши, Ороку Саки.

Шреддера.

Парень растерянно хлопал глазами, все еще не в силах переварить столь леденящую душу информацию. «Как же так? – мысленно сокрушался он, . – Почему именно она?»
Почему судьба так поиздевалась над ним, устроив черепашке встречу с дочерью Шреддера? Ведь он кровожадный убийца, а Караи, получается…тоже убийца?
Не может быть… Она ведь не такая, насколько мечник успел ее изучить в процессе их встреч. Даже сегодняшний поход в музейные хоромы за легендарным мечом не смог сделать куноичи беспринципной преступницей в глазах мутанта.

Но как бы там ни было – с Караи Лео больше не увидится. Все перевернулось с ног на голову, и она теперь представляет собой куда большую угрозу для его семьи, даже с учетом заверения куноичи, что не желает его убивать. Леонардо не может пойти на такой риск, как бы ему ни хотелось вновь встретиться с девушкой в ближайшем будущем. Спасибо, солнышко, за чудесное времяпровождение, но нам с тобой пора уже прощаться.

Тяжко вздохнув младшей Ороку вслед, он не сводил глаз с ее удаляющейся фигурки, безустанно сетовать на вселенскую несправедливость. Когда она обернулась и прокричала ему издалека об обещании на встречу, мечник покачал головой в знак твердого отказа и крепко-крепко сжал перепачканный пылью и кровью шелковистый платок в трехпалой ладони. – Извини меня, Караи, - Лео меланхолично запрокинул голову к бледно-алому рассветному небу, скривив губы в неопределенной полуулыбке. – Но тебе не стоит больше ждать меня понапрасну.

Разве только в настоящей схватке Кланов мутант и куноичи могут вновь схлестнуться между собой, ожесточенно звеня клинками и перебрасываясь колючими  фразочками, а заодно и вспомнят в двух словах этот смехотворный грабеж музея, благодаря которому Леонардо стал доступен новый волшебный мир, который обычно начинается по весне...
И вот теперь он должен отказаться от сомнительной магии соблазна во имя честности перед самим собой.
Да, Караи определенно права. Он не такой, каким все его привыкли видеть, нравилось это кому-то или нет. Но он обязан с честью и доблестью ступать до конца выбранного пути - такова его воля как лидера Клана Хамато, как старшего брата и просто как доблестного воина, с Кодексом Бусидо подмышкой.

Устало прикрыв глаза от слепящих лучей утреннего солнца, Леонардо едва заметно улыбается: оставить девушку  без ее изящного платка будет тоже нечестно.
Stars when you shine you know how I feel
Scent of the pine you know how I feel
Yeah freedom is my life
And you know how I feel
It's a new dawn it's a new day it's a new life for me
And I'm feeling good

+2


Вы здесь » TMNT: ShellShock » II игровой период » [С2] Когда гаснут огни