Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » II игровой период » [С2] Каждый имеет право на свое хмурое утро.


[С2] Каждый имеет право на свое хмурое утро.

Сообщений 1 страница 10 из 21

1

http://sd.uploads.ru/tpvju.png

Mona Lisa

Ninjara

2 мая, промежуток времени с половины пятого утра и до десяти утра.

Крохотная чашечка крепчайшего кофе утром -
и кажется, что за стеной шумный Лондон или ажурный Париж...
Пустая банка Нескафе - и ты видишь, что это далеко от реальности.

С одной стороны есть она - коротающая утро за чашкой кофе. Сильная и самодостаточная. Она никогда не давала себя в обиду, но дрожащие пальцы на ручке чашки и покрасневшие глаза выдают ее с потрохами. Она разрушила свою жизнь, и теперь расплачивается.
С другой стороны, есть она - жертва обстоятельств. Этот мир для нее абсолютно в новинку, и она каждого считает своим врагом. Все о чем она мечтает это вернуться к своему старому миру, и обрести наконец себя.
Они разные, но их объединяет одно - этот дом за одну ночь стал для них чужим и они нашли утешение там, где и не надеялись его найти.

+1

2

Первое, что почувствовала Мона, разлепив тяжелые, как приклеенные к пудовым гирям веки, это вгрызающуюся в извилины мозга головную боль, и полную дезориентацию. Черный потолок ее тихого угла под лестницей вращался с сумасшедшей скоростью, пол был похож на беговую дорожку в спортзале, пока саламандра пошатываясь села на помятой тахте, а стены издевательски хихикая, Лиза так и слышала их противный смешок в гудящей голове, прыгали на месте. Спустив ноги на пол, саламандра горбилась, обхватив ладонями пульсирующие виски, зажмурилась, с хриплыми, тяжелыми дыханием судорожно наполняя легкие кислородом, опасаясь, что она вот-вот задохнется от душного, спертого воздуха в ветхой каморке. Мутантка съежилась в комок среди вороха одеял сумрачно пытаясь остановить вращение земли вокруг себя и усмирить колокольный звон в недрах собственного черепа. Сонные мысли перебивали друг друга, не давая до конца осознать весь тот ужас положения, в котором оказалась юная ученая, да и память услужливо давая хозяйке чуток оправиться после вчерашнего, отказывалась поставлять воспаленному мозгу информацию о местонахождении ящерицы. Действительно... где это она? Осторожно массируя нахмуренный лоб, бывшая студентка, чем больше вспоминала подробностей прошедшего дня, тем шире раскрывала воспаленные, покрасневшие глаза, безмолвно уставившись в стену напротив, приоткрыв рот и обхватив собственные впалые щеки - живая картина "Крик" перед вами. Так, спокойно.... все хорошо Мона, ничего страшного не произошло - это все мелочи. Да... подумаешь... Группа опасных мутантов-психопатов напала на лабораторию Стокмана, похитила ее, затащила в канализационные тоннели... Саламандра даже не помнила толком, как ее занесли сюда, в логово черепах-ниндзя. Это происходило очень... сумбурно и как в тумане. Вроде бы она кому-то расцарапала щеку, пнула подошвой правой ноги в пластрон и умудрилась соскочить с рук... ааа... Чьи это руки были? Хотя какая разница, у всех четырех одинаково здоровые, зеленые, крепкие лапы! Надо выметаться отсюда, пока ее "надсмотрщики" не решили заглянуть сюда и не принесли тюремную баланду на завтрак. Сколько времени? Сколько вообще времени прошло, после того, как ее сюда перенесли?
Поднявшись со скрипучего матраса, мутантка сильно пошатнулась в сторону, и быстро привалилась плечом к уголку дверного проема, вцепившись острыми коготками в старое дерево. Не хватает только упасть, с невероятным грохотом и задеть все эти расставленные по углам стопки увесистых толмутов, каждый из которых толщиной с ее локоть. Видио бывший владелец этой каморки был знатным книгочеем... Столько научной литературы, саламандра видела только  библиотеке родного колледжа, да у себя дома, по полкам просторных шкафов. Не сдержав любопытства, даже не смотря  на отвратительное самочувствие, почти как с похмелья, а может даже хуже, ящерица устало опустилась на корточки и провела пальцем по пыльным корешкам, оставляя за собой чистую, узкую полосу. Давно же здесь никого не было. Но сидеть в обнимку с " Теоретическим курсом физики" Ландау, саламандра никак не собиралась, поэтому решительно придвинулась к плотно закрытой двери, и осторожно, самыми кончиками пальцев, толкнула ее наружу. Мертвая тишина и натужный скрип старых петель словно вырезаны из плохого фильма ужасов - но ведь ей реально страшно. Странно, они ее не заперли... Значит кто-то должен ее "сторожить", и по сему здоровенный, многосложный замок на ее крохотной камере попросту не требуется.
Осторожно выглянув наружу, прежде всего, сосредоточенно поставив глаза прямо, ящерица внимательно осмотрелась по сторонам, в поисках того, кто должен был караулить юную пленницу. Никого... придирчивым взглядом выхватив из густой темноты вокруг квадратный силуэт продавленного дивана, аккуратного столика с несколькими пустыми коробками из-под пиццы, да старенький телевизор,  видавшей лучшие времена игровой приставкой рядом, искусно заляпанной кетчупом. Пусто... тихо... Весьма подозрительно. Моне было бы намного легче, ели бы перед ее глазами на диване мирно посапывала чья-нибудь фигура... Тогда бывшая студентка хотя-бы знала, как ей обойти живое препятствие, куда ползти, и на что вообще смотреть первым делом. Вернее на кого. Крадущимся шагом, плавно ставя ножку так, как ее некогда учила Алопекс - ни звука, ни шорох на холодном полу убежища, - приподнявшись на носочке и переместив свой вес на пятку, осторожно, не резко, ящерица бесшумно преодолела половину гостиной, держа длинный хвост над головой, чтобы не дай бог не смахнуть чего-нибудь с забардаченного столика, и достигнув спинки диванчика, тихо опустилась на четвереньки, как-то воровато озираясь и высуну зеленую мордашку с двумя желтыми глазам-блюдцами из-за потрепанного подлокотника, ожидая от-от увидеть нерадивого сторожа с распростертыми объятиями бегущего ей на встречу - ловить беглянку и пихать обратно в чулан. Нет, никто ни откуда не выскочил - обстановка ничуть не изменилась и в зле все так же жутковато молчаливо, только вот теперь, со своего места саламандр уловила тонкий аромат свежесваренного кофе. Присмотревшись повнимательнее, мутантка заметила витиеватую линию горячего пара в воздухе исходящую из полуприкрытой двери, очевидно на кухню... Терпкий, тяжелый но невероятно сладкий запах арабики постепенно заполнял собой зал, а тот, кто готовил себе напиток, сидевший до этого абсолютно тихо, начал потихоньку "просыпаться", греметь чашками, возить по полу стул, и эти звуки совершенно не нравились ящерице, решившей во что бы то не стало покинуть сегодня сей "гостеприимный приют". Никуда не годится ее затея, если она всю дорогу трусливо просидит здесь, в тени ветхой мебели, до тех самых пор, пока не проснутся хозяева логова и не посадят Мону под замок. Надо действовать, и действовать быстро. Конечно был очень маленький процент, что ее затея увенчается успехом, но попробовать стоило.
Гибкая саламандра на четвереньках доползла до широкой полосы света, пересекающей ей дорогу и в нерешительности замерла, вслушиваясь в звуки, доносившиеся с кухонного отсека. У нее только одна попытка... Тонкие пальцы осторожно пересекают опасную линию, и кудрявая голова девушки боязливо заглядывает на полностью освещенный "камбуз". Хрупкий, скрючившийся силуэт незнакомки с пышным, темно-рыжим, пушистым хвостом, сиротливо свернувшийся рядом со стулом.

+3

3

как жить теперь когда однажды
ты вдруг решил все что было зря
семь раз отмерь, подумай дважды
и не спеши начинать с нуля


За пару часов до этого…

Говорят, что берсерки могут, если в том есть необходимость, принимать очень даже привлекательный вид. Но он всегда остается зверем. И кто отважится посадить волка на цепь? Она отважилась и не отступала от своей цели, смотря ему прямо в глаза. Слишком глупо и безрассудно, пожалуй даже немного нелепо и по-детски.  Она никогда раньше не сталкивалась с таким сопротивлением, и это лишь подстегивало любопытство. Но как говорится, любопытство погубило кошку и сейчас оно убивало лисицу
Лисичка сжимала в руках татами, пытаясь задушить его вместо Рафаэля. Цепкие коготки оставляли на белой ткани достаточно четкие следы. Она демонстрировала  свои клыки, а хвост бил по ногам, выдавая все недовольство своей хозяйки. Они цапались вот уже минут двадцать и у лисы разве что пар из ушей не шел. Рафаэль же упорно игнорировал ее, даже не смотря на то, что успел получить пару раз тяжелым татами.
-Бл**ь как ты меня за**ал. Ты х**ло. – Срывается с ее острого язычка, и о, это было еще не самое ужасное, что слышали уши Рафаэля, и все равно было  странно, как у него уши не завяли от такого количества нецензурных выражений. Лисица громко хлопнула носом перед дверью мутанта и как то сразу все затихло. Вкус обиды был незнакомым и горьким и застыл на губах. У них еще никогда не было такой крупной ссоры, и, признаться это порядком ее подкосило и к глубоким ранам, которые остались от Лизарда остались еще душевные. И это было гораздо больнее. И почему она вообще должна обращать внимание на эту улитку? Но вышло именно так, как она не могла предугадать.

оглянись назад и начав разбег
оцени что было раньше
и подняв глаза сделай новый шаг вверх
лишь поняв чего ждешь дальше


Настоящее время, кухня в убежище черепашек.

Правило первое – никогда меня не трогай. И смерть ожидала того, кто посмел бы приблизиться к лисице в это время, пока она ложкой пыталась уничтожить сахар в чашке, представляя, как она расправляется с Рафаэлем. Лисичка выдохнула и свернула хвост возле ножек табурета. Конечно, она злилась. Конечно, она не справлялась с эмоциями и конечно она так и не смогла заснуть, борясь собственными сомнениями и мыслями. Это не первая такая ночь, когда она пытается справиться с собой настоящей. И до этого ей всегда удавалось убивать в себе все, что мешало выполнению поставленной задачи. Но на этот раз четкий механизм дал сбой и это пугало.
Это старая привычка – делать горький кофе и насыпать туда много сахара. Только она позволяет ей не переступать за тонкую грань безумия и не срываться на каждого встречного, представляя его в роли выпотрошенного трупа. Тонкие пальцы с темными подушечками дрожат и это слишком заметно на белой ручке чашки. Новые синяки и шрамы еще не зажили и заставляют привыкать к боли. Невольно он вспомнила своего учителя и те годы, когда она была еще молодым лисенком. Ее учили отвечать на боль болью, ее учили давить на противника, когда его внимание ослабевает, ее учили находить болевые точки и ударять именно по ним. Но сейчас Ниньяра чувствовала себя разбитой полностью, кто-то нашел брешь в ее броне и теперь ковырялся в ней тупым ножичком. Противное чувство, которое напрягало и нервировало. Она всегда была сильной, но сейчас ей не хватало сил на то, чтобы лицемерить перед кем бы то ни было. Хорошо, что каждый из черепах заперся в своей комнате, и зализывал свои раны и не мог нарваться на раздраженную лису, которая в порыве чувств могла и запустить чем-нибудь тяжелым.
Правило второе – никогда меня не трогай. Дверь тихонечко приоткрывается. Кто-то явно не хотел разбудить всех домочадцев. Острые ушки с кисточками шевельнулись, улавливая звук. И вот в дверной проем просовывается голова. Новая волна гнева пробуждается в лисе и срабатывает первая реакция – Рафаэль. В предполагаемого Рафа летит чашка и с громким звоном ударяется об косяк. Лиса промазала, но сдаваться не собиралась. Обида все еще тлела в ее душе, и нервировало то, что она отчаянно сопротивлялась своим слабостям. Ведь чувства они были противоположны холодному разуму.
-Мудак. – Еще одно оскорбление улетает в сторону мутанта. Лисица открывает рот, чтобы продолжить их перебранку и тут же осекается, увидев, что вместо грузного мутанта, возле двери стояла саламандра. Девушка была явно напугана этой резкой реакцией лисы. Нужно было вести себя сдержаннее и лисица сразу же одернула себя. Саламандру не касалась эта перебранка никоим образом, да и лисица не собиралась распространяться о своих проблемах. Для этого она была слишком скрытна.
Ниньяра торопливо поднялась со своего места и начала собирать осколки чашки. Интересно, она кого-нибудь разбудила? Впрочем, неважно. Важно было то, что здесь делала саламандра в пятом часу ночи. Лиса подозрительно кинула взгляд на девушку. Еще одна пленница депрессии? Ты хоть знаешь куда бежать, а, малышка?
Она же должна быть просто наблюдателем. Она же должна оставаться безучастной, и если Мона Лиза снова ввяжется в проблемы – это будет уже не ее дело. Но этот мир уже диктует ей свои законы и она поступает согласно им. Ночь откровений не может заменить пару часов хорошего крепкого сна, и Ниньяра знала что лучшее, чем она может отделаться от своей предполагаемой подружки – потрепанные нервы.
-Что тоже бессонница мучает? – Она вернулась на свое место. Донателло вчера сказал, что саламандра потеряла память и теперь девушка никого не узнавала. Да, весело. Значит, она хочет сбежать? О, как бы она хотела поменяться с ней сейчас местами. Но  она должна была поступить правильно, и это убивало. Неважно. Рано или поздно каждый из нас поступает, как должно. И если она думает, что лисице здесь хорошо, то вероятно ошиблась адресатом.
-Думаешь, я не хочу уйти отсюда? Думаешь, я здесь своя? Но эта участь лучше, чем та, которой мы избежали. – Она сделала приглашающий жест рукой и поднялась со своего места, дабы предложить саламандре завтрак. – Завтракать будешь? Или попытаешься снова сбежать?
Ты можешь попытаться сбежать. Но сбежать от себя тебе не удастся. Так что все попытки заранее бесполезны. Все зависит только от того – сможешь ли ты принять ситуацию, или попытаешься ей воспротивиться, даже зная, что попытки ни к чему не приведут.

+3

4

Девушка за столом горбилась, сжималась в комочек, словно пыталась спрятаться где-то под столешницей - огорченная и потерянная, обманчиво хрупкая... несчастная. Зная, что переживала в себе эта нежная, пушистая особа с пышно разбросанными по изящной линии тонких, женственных плеч кудрей, можно было бы почувствовать, проникнуться ее проблемами и выпить вместе с нею по чашечке кофе, утешительно поглаживая лисицу по спутанным черным колечкам волос... Но...
Естественно саламандра ни о чем подобном не помышляла! На кухне отхлебывая горячий экспрессо восседает, пускай на вид просто нежный цветок лотоса в художественной позе символизирующей безграничное отчаяние - но путь к свободе Моне преграждает лютый, жуткий Цербер, владеющий японскими боевыми искусствами так же замечательно как и все четверо подростка-мутанта, и к тому же, достаточно ловкая, гибкая и юркая, чтобы поймать прыткую ящерицу. Да, и еще виртуоз мата, предпочтительно на японском. События прошлой ночи прекрасно показали красношкурую лисицу во всей своей красе, и вспоминая ее приемы, Лиза все больше и больше падала в отчаяние, лихорадочно соображая, что теперь предпринять, дабы не оказаться дурачком-простофилей, который до смешного решил просто так, повыделываться и предпринять донельзя глупую попытку свалить из этого дурдома, в котором каждый его "житель" чего-то, да от него страстно хочет. - " Дьявол", - Мутантка крепко стиснула зубы и осторожно поддалась назад, ставя колени аккуратно-ровно на потертый ковер, стараясь воспроизводить как можно меньше шума... Но чертов хвост! Эта немыслимо длинная конечность порой доставляла немало хлопот - идеальный баланс при высоких прыжках и замечательный " руль" при резких поворотах позволял своей хозяйке с легкостью проделать фактически любой акробатический номер, самое замысловатое и сложное движение... однако, если ты хочешь пройти незамеченным - тут тебе эта бандура за спиной не помощник. Ящерица испытывала постоянное желание зажать собственный кончик хвоста подмышкой, дабы как-то "придержать" это  раздражающее, нервозное покачивание оного из стороны в сторону. Тихий шорох скользящей по полу гладкой, салатовой чешуи, а затем... приглушенный стук от соприкосновения с ножкой кресла неподалеку. С досадой оглянувшись через плечо, Мона с хмурой физиономией вытянула ногу, аккуратно зацепив ступней хвост да подтянув его поближе.
Заметила, нет?
Саламандра чутко прислушалась к мерному постукиванию чайной ложечки о края кофейной чашки, в изящных лапках ее "надсмотрщика". Пока она тут стоит на четвереньках, как суслик на дозоре, дожидаясь неведомо чего, неизвестно какого чуда, пройдет не мало времени, и в конце-концов все проснуться, выйдут в гостиную, и увидят горе-беглянку которая так и не решилась, даже элементарно, преодолеть короткий путь до входной двери, не то что ее взломать и уже бегать по коллектору в поисках пути наверх. Золотистые глаза скользят по стенкам черепашьей обители, и девушка смурно сдвинув вместе тонкие брови, пытается отыскать альтернативные варианты своего побега, где не пришлось бы ползти считай, прямо перед глазами Ниньяры, - " Если я обогну диван, стол и телевизор с другой стороны... там стоит коробка с барахлом... эм..." - Она приподнимается на месте, не понятно зачем пытаясь разглядеть одержимое "картонки", - " ... видеоиграми. Видеоиграми? Очень мило для хорошо обученных, смертельно опасных воинов-ниндзя. " - Иронично растянула губы в ехидной усмешке мутантка. Ну еще бы ей не удивиться - Лиза прожила пускай и не долго, но достаточно для нее самой времени, окруженная обществом, 90% которого составляли вечно холодно-собранные, сдержанные асассины своего дела, идеально обученные люди и мутанты, которые не то что джойстиком пощелкать, не находили даже времени на лишние пару часов сна! И сейчас мутантке было странно видеть подобные вещи в жилище этих ребят, прекрасно владеющих японским оружием. Примерно то же самое, если увидеть в оружейной плюшевого, розового медведя Тедди, висящего с набитым ватой пузом навыкате, рядом к древними кинжалами. Нелепо... Тряхнув тяжелыми кудрями, саламандра уже было собиралась поступить так, как задумала - проползти вокруг мебели и тихонечко пересечь комнату...
Широко распахнув лимонные, круглые глазищи, Мона ошарашенно следит за тем, как чашка снарядом врезается в дверной косяк, прямо у ее носа, и фейверком мелких осколков разлетается в стороны, осыпав мелкой, фарфоровой крошкой зеленый нос бывшей студентки, которая та по несчастью умудрилась высунуть за пределы своего укромного угла... Рывком отпрянув от опасности в виде острых керамических обломков, Мона звучно шлепнулась на мягкую пятую точку, завернув хвост в узел, виноватый в сим происшествии между прочим, спешно закрыв обеими ладонями перепугано исказившуюся мордашку - не дай бог они попадут в глаз, а была не маленькая, прямо скажем, вероятность! - Мудак!
Прошу прощения?
Поняв, что конспирация утеряна бесповоротно, ящерица с грехом пополам, цепляясь за камень когтистыми пальцами одной руки, и все-еще плотно прижимая к векам другую, поднялась на ноги, навалившись плечом на шероховатую, холодную кладку - кто мудак, и зачем швыряться чашками?! Пытаясь унять звон в ушах, мутантка медленно покачала головой, все еще прижимая ладони к исцарапанному лицу и осторожно отняла одну руку - алая полоса оставила четкий след на бледной коже. Похоже все-таки она не избежала внушительной царапины прокладывающей путь поперек переносицы, благодаря радостному залпу из кухонной посуды в ее честь. Молча глядя на взбешенную особу, собирающую осколки под ее ногами сверху вниз, Лиза сгребла вою розовую от размазанной крови, ладошку в кулак, и с непринужденным видом утерла им сочащуюся из пореза жидкость. Ничего страшного конечно, она быстро заживет уже через минут двадцать, но согласитесь - весьма не приятно, когда в вас швыряют предметами из кухонного набора, на манер Безумного Шляпника. Или просто очень злой куноичи.
- Типа того, - Настороженно, тихо отозвалась на вопрос лисицы Мона, еще раз кончиком указательного пальца проведя по бордовой полосе. - Это ты, я так понимаю, не меня значит поджидала? - Она бросила быстрый взгляд вниз, где на деревянной балке осталась внушительная зазубрина "на память". Не маленькая сила в этих женских, нежных ручках, однако. Собственно говоря, Моне было сейчас глубоко все-равно, кому предназначался столь мощный приветственный жест и преисполненные злости и обиды слова - она не знала эту девушку, с какой стати ей вникать в подробности? Но когда сей подарок попадает не тому адресату в лоб, невольно хочется убить обидчика этой милой барышни. Так хотя бы следует знать, кого? Ящерица бдительно следит за спиной Ниньяры, в любой момент готовая отскочить, или сделать попытку обить удар, если в нее полетит... еще что-нибудь, но подходит к столу, вынимая из салфетницы белый квадратик и садиться на свободное место, угрюмо прижав салфетку к ранке. Ладно, сегодня не удачный день, чтобы совершить побег. Может завтра попробуем снова? - Можно, - Едва слышно прошипела сквозь стиснутые Лиза, осторожно промакивая уже потихоньку затягивающуюся ранку и сминая испачканный квадрат бумаги в ком. - Думаю, ели бы ты была здесь "не своя", - Недоверчиво косит на передвигающую сковороду по плите куноичи мутантка, - Ты бы тут не задерживалась. Не думаю, что ты из тех, кому некуда поддаться. Всегда есть масса выходов из ситуации, если ты ищешь решение задачи - просто нужно ее найти. Но только никогда, когда ты пленник в доме, который кишмя кишит мутантами владеющими боевым искусством ниндзюцу! Что... я... здесь... делаю?! - Неожиданно ярко всплеснула ладонями Мона, и сердито откинулась на стуле, вытянув ноги вперед и скрестив руки на груди. Недовольно глянув на суетящуюся Ниньяру из под редких, закрученных прядок челки, оттопырив нижнюю губу, девушка глубоко вздохнула. - Ну и кто это был? Бугай-черепаха с красной тряпкой? - Показательно небрежно фыркнула саламандра, ткнув большим пальце за плечо.

Отредактировано Mona Lisa (2014-07-13 02:30:01)

+3

5

That I am stricken and can't let you go
When the heart is cold, there's no hope, and we know
That I am crippled by all that you've done
Into the abyss will I run(c)


Она ведь не зря была настоящим мастером скрытого искусства. Острые уши с кисточками улавливали в сонном доме буквально каждый шорох, и конечно, она не смогла упустить звук крадущихся шагов. Мягких, осторожных, явно не подходящих для больших лап рептилии. Острые уши поднимаются вверх, среагировав на незваного гостя. Ниньяра шипит и скалится в сторону того, кто посмел потревожить ее покой. Тем более, если это рептилия, тем более, если это Рафаэль. Она еще не простила мутанта за ссору вечером. Она же так пыталась ему помочь, она же специально отыскала пластырь и лекарства. Лисичка потерла запястья, в которые вцепился мертвецкой хваткой Раф. Ведь наверняка синяки остались. Потому никто и ничто не смело тревожить ее покой в этот утренний час, когда ее гордость спешно зализывала раны. Еще одно оскорбление срывается с языка, а тонкие ручки сжимаются в кулачки. Кто сказал, что она трепетная фиалка, которая даже не умеет постоять за себя? Поэтому в предполагаемого Рафаэля полетели предметы посуды, которые находились под рукой.
Но вместо разозленного мутанта, на полу кухни сидела саламандра. Она попыталась отгородиться от летающей утвари, но сделать это ей полностью не удалось, и теперь ладошка ящерки была вся в крови. Ниньяра закусила губу. Мона! Она их и так врагами народа считает, а теперь, наверное, вообще не потерпит их общества рядом. Особенно взбешенную куноичи. Хотя куда она пойдет то в пять часов утра. Верный страж в лице Ниньяры ее вряд ли пустит дальше домашнего порога. Лисица тут же бросилась к ящерице, собирать осколки. Мастеру Сплинтеру явно не понравится то, что она решила раздолбать его драгоценный сервиз. Хотя ему стоило бы лучше присматривать за своими сыновьями. Откуда такая грубость и невежество? Лисичка, наконец, решилась поднять на ящерицу глаза. Кажется, пара осколков все-таки попало в цель. Вот чем плохо быть слишком метким. Лиса знала, что если Мона Лиза сейчас сбежит вся в страхе и слезах, то это будет исключительно ее вина.
-Извини, - тихим голосом пробормотала Ниньяра, виновато посматривая на ящерку. – Не думала, что кому-то придет в голову выпить чашечку кофе до рассвета. – Лисичка была явно смущена, такой странной ситуацией. Однако виду старалась не показывать, считая себя выше подобного. На самом деле саламандра наверняка вчера слышала их с Рафом словесную перебранку, которая едва до драки не дошла. Или дошла, это с какой стороны смотреть. Ниньяра всегда была слишком гордой для того чтобы признать у себя подобную слабость к существу мужского пола.
Лисица поджала губки и вернулась на свое место. Неприятная по всем пунктам выходила ситуация. Она пыталась оправдать свою вину перед мутанткой и тщательно следила, чтобы разговор не переходил на неприятные ей темы, а то саламандра рисковала оставаться крайней в этом противостоянии и разбитая чашка была далеко не пределом возможностей, и не самой тяжелой кухонной утварью, которая находилась в убежище черепашек. Хотя такими темпами, даже мастер Сплинтер ее выгонит отсюда взашей. Она итак вчера поймала пару-тройку его неодобрительных взглядов. И, в данном случае, Ниньяре очень сложно было сдержать язык за зубами и не ляпнуть что-то в присутствии старого сенсея. Ладно, это было дело прошлое, сейчас надо было улыбнуться и приготовить Моне Лизе яичницу, дабы показать себя с самой лучшей стороны.
Ниньяра почти с самого детства обучалась боевым искусствам и явно променяла этот талант на готовку. Готовить лисица не умела от слова совсем, а яичница была буквально венцом торжества ее кулинарии. Потому меню их сегодняшнего завтрака даже не подверглось обсуждению, а Ниньяра встала у плиты. Возможно, разумнее было доверить готовку Моне Лизе, но лисица хотела попробовать загладить перед ней вину.
Газ весело горит, и это придает лисе уверенность в себе. Уж яичницу то она наверняка испортить не сможет. Она осторожно разбивает о край сковороды пару яиц и выливает жидкую массу на сковороду. Потом туда же отправляется пара кусочков ветчины. И она продолжает забавный разговор с Моной Лизой, который уже на раннем этапе рисковал плохо закончиться, примерно так же, как затея с яичницей.
-Не то, чтобы мне было некуда идти. Просто я побывала по обе стороны, и как мне до недавних пор казалось, выбрала верную. - Она замолчала, намеренно делая акцент на недолгой паузе. - Впрочем, неважно. - Ниньяра приподнялась на цыпочки за приправами. Вообще не так давно Микеланджело предпринял попытку научить девушку готовить, сдавшись на ее  уговоры. Попытка провалилась, однако лисица запомнила, где лежат приправы, как они называются и для чего используются.
Она засмеялась на заявление Моны Лизы. Детка, неужели ты на самом деле так наивна, или просто притворяешься? Ой, посмотрите на меня, я вся такая бедная несчастная, меня все время надо спасать. Лисица невольно повела плечами, на спине после недавних событий красовался свежий шрам. Его она получила, потому что решила стать хорошей – а взамен получила только уязвленное самолюбие, синяки шрамы и царапины. Прекрасно!
Она могла бы высказать саламандре все. Что думает о ее нынешнем положении, но Ниньяра промолчала. Нужно было продолжать играть хорошую девочку.
-К слову, я не мутант. - Она очаровательно улыбнулась девушке. - Так что я еще могу поспорить с тобой над тем, кто из нас больше не подходит к жизни в коллекторе. - Забавно, они такие разные, но так похожи. У каждой из них есть свои причины сбежать отсюда, но, ни одна этого не сделает. Это даже было бы забавно, если б не было так грустно. Да и о каком доверии идет речь, если они почти даже не знакомы. Или как Ниньяра поняла из слов Донателло, Мона не помнит всего того, что ее связывало ее с черепахами. Впрочем, это, наверное, к лучшему. Девушка снова приподнялась на цыпочки и достала соль, но следующий вопрос Моны Лизы буквально сбил ее с ног. Ниньяра замерла и замолчала. Ей даже не хотелось признавать к нему симпатию, не говоря уже о чем-то большем. Лисичка поджала губы и изогнула бровь в вежливом вопросе. Тебе и вправду это интересно?
-Его зовут Рафаэль. - Тихо произнесла лиса, заканчивая с простым завтраком и включая чайник. Девушка отошла от плиты и упала на табурет напротив Моны. - Думаю, ты нас вчера слышала. - Действительно, их перебранку было трудно не заметить.  Она усмехнулась. - А у тебя в женихах фиолетовый чувак. Думаю, что у нас нет никакого вкуса на парней. - Она весело засмеялась. Действительно, и что можно было найти в мутантах? У них было одно сокровище - чистое сердце, которое например, к сожалению никогда не будет у нее, как бы она не старалась зайти за хорошую девочку.
Лисица снова поднялась, достала посуду и разложила яичницу по тарелкам и разлила кофе по чашкам. С чего-то надо было начинать и делать первый шаг. Она поставила тарелку и чашку перед Моной Лизой и улыбнулась девушке.
-Думаю, мы неправильно начали. Меня зовут Ниньяра. В Нью-Йорк я приехала вместе со своим мастером Чин-Ханом из Японии. Я его бросила, и теперь он наверняка захочет моей смерти. Поэтому я здесь. Твой черед.
Она слушала саламандру очень внимательно и немного ей завидовала, ведь там когда-то была человеком. И разве можно было променять эту уродскую сущность мутанта, от которых все люди шарахаются. И свое мнение лиса не стала оставлять при себе.
-Я тебе завидую, Мон. Нет, правда, по сравнению со мной твоя жизнь была практически идеальной. И все равно, все, что у нас было, мы променяли на стены коллектора. - Лисица скользнула презрительным взглядом по помещению. - Кстати о мутантах, раз уж ты упомянула Рафаэля. Нет, мне он даже не нравится, мы просто живем в одной комнате. - Она опустила взгляд. И хотя за бурой шерстью этого было незаметно, но она слегка смутилась и покраснела. - Из которой он меня впрочем, недавно выгнал. - Добавила Ниньяра, возвращаясь к реальности, где она зла на Рафаэля. Лисица нервно постучала по крышке стола. Она нуждалась в более обыденной теме разговора, чем та, что происходила у них сейчас. Желательно не связанная с черепахами, мутантами, Алонсо Рене и прочими вытекающими последствиями. И любопытной лисичке ничего не пришло в голову, кроме как спросить.
-А ты когда-нибудь была на Эмпайр-стейт билдинг?

Into the abyss will I run(c)

+3

6

Мона уложила ладони на столешницу, скрестив пальцы и глядя на суетящуюся у плиты Ниньяру  с настороженностью и некоторой иронией. По обе стороны? Что она имеет ввиду? В любом случае, она не была здесь пленницей, как Лиза - и это самое главное! Так что, какие могут быть, в принципе, сравнения?! Правильная сторона... Саламандра глухо фыркнула себе под нос, сдув длинную, завитую прядь, вечно непокорно выбивающуюся из пышной копны растрепанных кудрей. После вчерашнего, на голове творился просто сущий кошмар, но сейчас девчонку беспокоили совсем иные, более важные проблемы. Мутантка нервозно повертела головой по сторонам, словно бы ища среди предметов быта таинственную круглую дверцу, с яркой надписью "выход". Разумеется ничего подобного на кухне не нашлось. - К слову, я не мутант. - Ящерица вновь повернулась к пушистой собеседнице и неопределенно повела плечами, не слишком дружелюбно, наглядно показывая, что ей это все достаточно не интересно. Хотя нет, конечно Мона несколько преувеличивала, делая вид, что происхождение ее похитителей ей глубоко безразлично - что подразумевалось под словами "не мутант"? Какая-то таинственная раса зооморфов из Японии? Значит, там есть такие таинственные закоулки, где обитают столь странные создания? Сама того не заметив, все еще сохраняя на лице выражение полного равнодушия, ящерица прикоснулась рукой к подбородку, подпирая его костяшками прижатых к ладони пальцев и почесывая указательным, гладкий, немного зудящий из-за стремительно затягивающейся ранки, салатовый нос. Хотя, как уже смогла убедится бывшая студентка, в этом мире оказывается слишком много скрыто от наших глаз. Так что удивляться уже не стоит абсолютно ничему. Почти... Мутантка благодарно кивнула новой знакомой, обхватив темно-синюю с белой дужкой кружку за ручку и осторожно поднесла ее к губам - приятная, горячая, ароматная жидкость слегка обожгла нёбо, но Мона все-равно сделала первый, жадный глоток... - А у тебя в женихах фиолетовый чувак. Думаю, что у нас нет никакого вкуса на парней. - .... и тут-же звучно поперхнулась, едва не расплескав весь кофе на стол и вытаращив на лисицу два круглых, лимонно-желтых глаза размером по пять копеек каждый. Поспешно отложив напиток в торону, едва не залив все "изысканное" блюдо в тарелке, представляющее собой чуть подгоревшую яичницу с кусочками свиной вырезки, Лиза закрыла рот двумя руками, согнувшись в три погибели и глухо выкашливая попавшие в дыхательные пути несколько капель подслащенного латте. - Что?! - Хрипло переспросила наконец саламандра, уперев кисть руки в ребро стола и откинувшись на спинку своего стула, яростно утирая кулаком выступившие на глазах от ужасного кашля слезы. Не ответив ей, куноичи хитро улыбается, в то же время участливо поглядывая на покрасневшую от натуги девушку сверху вниз - а вдруг ей понадобиться помощь? Это явно не твой день, Мона - сначала тебе едва не зарядили фарфоровой посудиной прямо в лоб, а потом ты еще едва не задохнулась, услышав столь впечатляющую новость. Это она ее так типа успокаивает? Что этот психопат в фиолетовой маске, чуть ли не обнимающий ее колени дабы мутантка никуда не делась, на самом деле ухаживает за зеленой барышней... А вовсе не горит желанием распластать кудрявую дамочку на операционном столе?  Ящерица прямо так с содроганием видела, как парень с маниакальной улыбкой склоняется к ней, щелкая ножничками "ну-с, приступим дражайшая" - а иначе как объяснить это настойчивое желание вечно хватать мутантку сдерживая ее рядом с собой? Странной привязанностью, симпатией? Ящерица живо покачала головой, разметав локоны - бред! Это если только может быть просто попытка втереться в доверие, причем весьма неуклюжая! - Кхм, - Девушка провела ладошкой по нижней губе и снова потянулась к подостывшему напитку, крепко обхватив теплые, пузатые бока чашки и прижав ее к себе, немного отодвинувшись вместе со стулом назад. Скрестив ноги, все еще осторожно покашливая, мутантка вновь принялась за кофе, держа его двумя руками на уровне губ и безотрывно уставившись на лисицу, довольно мягко и дружелюбно представившаяся настороженной, недоверчивой желтоглазой собеседнице, стараясь завоевать ее расположение к себе. Очередной скептический взгляд на стройную фигуру с пышной грудью и пропорционально широкими бедрами и Мона, прищурившись, откладывает опустевшую кружку на скатерть, прикрыв ее сверху бумажной салфеткой - старая, домашняя привычка. Это напоминало "клуб анонимных алкоголиков", кающихся друг перед другом всеми своими столь похожими грешками с должной бесстрастностью и спокойствием. Но саламандра в эту организацию не вступала, ее сюда силком притащили - так почему она должна что-то, кому-то рассказывать о себе? Некоторое время Лиза молчала, сведя брови на переносице, решая, стоит ли что то отвечать совершенно неизвестной ей девушке, которая была заодно с теми, кого Рене четко обозначил врагами Моны. Смысл? Может они таким способом осторожно выведывают у наивной ученицы Алонсо информацию. С другой стороны - они уже наверняка все про нее знают, и можно не боятся сболтнуть чего лишнего - главное как можно меньше касаться темы об ее учителе, а лучше и вовсе обходить стороной все, что касается Клана Фут.
- Лааадно... - Неуверенно протянула мутантка, убирая с груди волосы, перекидывая их за плечи, и склоняясь к тарелке, осторожно потыкав угощение вилкой. Опять небольшая заминка. - Ну... я Мона Лиза, назвали меня в честь знаменитой картины Леонардо Да Винчи, уже понятно, - Она отправляет в рот маленький кусочек прожаренного бекона, - Мои родители ярые фанаты любого направления художественного искусства, картины, скульптуры, а так же книги, в общем, мое родное гнездо - это огромный музей антикварного старья. - Не слишком охотно отвечала она, предпочитая больше уделить внимание завтраку, чем своему рассказу. - Я коренная жительница Нью-Йорка. Учусь... училась в колледже... Ничего особенного в принципе. - Ящерица неопределенно хмыкнула, - Завидовать нечему, у меня была вполне... обычная для многих девушек этого города жизнь, я не прекрасно обученный ниндзя, я ведь простая студентка. - Кусок яичницы с влажным шлепком упал на пол, под тяжелый вздох саламандры. Девушки одновременно взглянули на его одинокий полет до кафельной плитки. - И ничего я не променяла - меня сюда притащили! - Ворчливо напомнила Лиза, хватая со стола еще один бумажный квадрат и с тихим кряхтение полезла вниз,  отодвинув стул хвостом и опустившись на одно колено, чтобы собрать неловко уроненный на плитку кусочек. В этом доме явно не хватает кота...
- Кстати о мутантах, раз уж ты упомянула Рафаэля. Нет, мне он даже не нравится, мы просто живем в одной комнате. - Лисица наверняка услышала приглушенный смех доносящийся снизу - сдержаться было невозможно, услышав подобный, кхм, каламбур. - Ну да, конечно! - Зеленая мордашка хитро сверкнув золотистыми огоньками, на мгновение показалась над краем стола, продемонстрировав ехидную усмешку. - Оооохотно верю! - Отправив, то, что уронила, в мусорное ведро( расточительство, но что поделать ), Мона снова села на свое место, рассеянно разыскивая взглядом по столу где-то припрятанную вилку, - Конечно видела. Кстати, в Японии я тоже была... и во Франции была, в Италии и в Англии. Но нигде нет места лучше - чем родной дом. Почему ты осталась в Нью-Йорке, а не нашла способ вернутся домой, на родину? Наверняка по ней скучаешь.

+3

7

#«Мне кажется…
я скорее вспомню жизнь,
растраченную неразумно на хрупкие вещи,
чем жизнь, потраченную с умом на то,
чтобы уклоняться от морального долга».(с)

Cause when it feels like a kick in the teeth
I can take it
Throw your stones and you won’t see me break it
Say what you want, take your shots
You’re setting me free with
One more kick in the teeth!(c)

Ниньяра с детства усвоила одну твердую истину. Никому не стоит соваться в чужую жизнь – обычно, это плохо заканчивается. И девушка действовала по принципу – ты не лезешь ко мне, я не лезу к тебе. Но в отношении Моны Лизы следовало проявлять дружелюбие, потому лисица криво улыбнулась. Они и раньше-то не особо общались. Обходили друг друга стороной. Но сейчас, когда она чувствовала этот пинок от Рафаэля, ей просто жизненно необходим был собеседник. В конце-концов не на исповеди они же были.
Ей было наплевать на то, что Мона ей не доверяла. У нее на это было право. Точно такое же, как она могла встать и уйти в любую минуту. Но от чего-то сидела рядом, изучая лису своими янтарными глазами, попивая горько-сладкий напиток. Ниньяра любила кофе. Он согревал, дарил надежду, горько-сладкий вкус успокаивал расстроенные нервы и после чашечки кофе даже серая реальность обретает свои краски. Так она находила в себе силы, чтобы встать и жить дальше. Ведь у каждого есть свой способ снятия стресса – Ниньяра выбрала кофеин.
У каждого из нас есть своя история, но не каждый найдет в себе мужество ее рассказать. Ведь это самая хрупкая вещь, которую можно себе представить. Мы строим вокруг себя стены и тянемся к свету, как мотыльки на огонь. Это чаще всего ничего не дает, кроме сомнений, которые потом делают брешь. И если ударить в это место - стена разрушится, обнажая истинное лицо человека перед тобой.
Первичное знакомство успешно состоялось, и Мона начала осторожно рассказывать о себе. Лисичка слегка приоткрыла рот, обнажая ряд острых белых зубов. Она всегда мечтала об этом. Порой, в Нью-Йорке, неторопливо гуляя по музеям, она видела себя в окружении предметов искусства и антиквариата. Это была та жизнь, которую она бы себе никогда не могла позволить. Да и не сможет. Ведь даже ее поселение было бедным. И прикоснуться к предметам искусства Ниньяра смогла только тогда, когда стала воровкой. Даже сейчас, в ее квартире было спрятано немало интересных и весьма дорогих вещих. Но есть вещи, которые нельзя было украсть. Однако стоило склонить Мону Лизу на свою сторону и сделать так, чтобы та провела ей экскурсию по своему дому. Наверняка, там будет много интересного и неожиданного. Лисица замерла в предвкушении. Хоть что-то хорошее и какая-то награда за труды. Она то думала, что каждый раз будет получать только угрюмый взгляд со стороны Рафаэля и глухое ворчание раненого буйвола.
Она жадно ловила каждое слово саламандры. Ниньяра даже немного подалась вперед, чтобы ничего не упустить из ее рассказа. Она чувствовала этот едкий укол зависти. Все-таки некоторым достается все, а другим ничего, и сейчас лиса была вторым вариантом. Ниньяра поджала губы и снова замкнулась в себе. Саламандра не понимала, каково потерять все. Каково не быть достойным даже простых радостей жизни. Нет, саламандра никогда и ни за что не поймет ее метаний. Ведь она другой жизни, даже не видела.
-Ты не ценила что имела. – Лисица тихо засмеялась. – За это и платишься. Разве нет? – Реакция мутантки была слишком гневной, что даже яичница ее не выдержала и упала на пол. Ниньяра проследила за ее полетом, и чуть наклонила голову с ироничной улыбкой, наблюдая за тем, как саламандра лезет под стол. – И если тебе так здесь не нравится, почему ты до сих пор здесь? У меня нет с собой ни наручников, ни оружия. Ты можешь идти куда хочешь. Почему ты до сих пор здесь, в жизни не поверю, что тебе настолько интересна моя персона.
Она говорила тихо, с мягкими интонациями, не повышая голос. Она не отпугивала ящерицу, напротив, самой Ниньяре было любопытно, почему Мона до сих пор не попыталась бежать, если ее все здесь так не устраивает. Добровольно-принудительные начала, как правило, диктуют всю нашу жизнь. Просто иногда выбор делают за тебя, а тебе приходится с ним смириться. Но никто не знает до конца, какое влияние на твою дальнейшую жизнь он окажет. Он может поднять на самый верх и опустить до самых низов. Это русская рулетка, либо выбираешь ты, - либо выбирают тебя.
Она весело засмеялась на саркастичное замечание Моны Лизы и даже немного покраснела. Она бы в этом не призналась пока никому, даже самой себе. Потому Ниньяра лишь засмеялась, а отсмеявшись, улыбнулась, показывая, что оценила шутку. Но в дальнейшем саламандре так шутить не стоило.
-Ну, пока о дальнейшем рано говорить. Ведь я еще не сплю с ним в одном гамаке. – Девушка кокетливо повела плечом и усмехнулась. Да, у Моны действительно было все хорошая жизнь, к которой она может вернуться, любящий ее парень…
Ниньяра растерянно улыбалась, слушая о том, как саламандра путешествовала. Она ведь обо всем, об этом читала только в книгах, и видела по ТВ. В жизни же она понимала, что никогда не попадет туда. Даже Большое Яблоко для нее недавно было открытием. И она действительно восхищалась Нью-Йорком. Здесь кипела жизнь, город буквально дышал. И это было по-своему волшебно, так что им хотелось восторгаться бесконечно. Этот город был удивительным и прекрасным.
-Дело не в том, что я не скучаю, а в том, что не могу вернуться. – Безжизненный взгляд голубой пары глаз вперился в мутантку. Ты спрашиваешь, почему я умею ценить простые вещи? А вот почему…
-Когда я была маленькой, на мою деревню напал мастер Чин-Хан и его белые ниндзя. Убийства, пожары – все это охватило мою деревню. Однажды, он добрался и до моей семьи. Он убил моих родителей. А меня забрал к себе. С тех пор, мне закрыта дорога домой. – Ниньяра даже не заметила, как голос куноичи задрожал. Ведь если задеть струны души, то вы увидите истинное лицо человека, который перед вами. На голубых холодных глазах выступили слезы. – Я безумно скучаю по своему младшему брату, особенно. Когда вижу черепах вместе, но я так боюсь подвергнуть его лишний раз опасности. Но я уверена, он вырос достойным представителем своего племени. – Она попыталась улыбнуться, но потоки слез еще не прекращались. Она стремилась найти понимание и новую семью, но кажется, ошиблась адресом.
Как бы ей не хотелось сблизиться с кем-нибудь в плане физическом и духовном, она везде встречала отпор. И никакие ее поступки, не могли изменить отношения к ней. Для этого дома, даже Мона Лиза и Эйприл, которая заглядывала раз в неделю, были роднее, чем она. Ниньяра закусила губу, и мысленно заставила себя успокоиться. Для этого требовалось небольшое усилие воли, но у куноичи был железный характер. И обычно она себе не позволяла подобных вольностей. Лиса промокнула глаза салфеткой и уже более спокойно посмотрела на собеседницу.
-Как то у нас с тобой не складывается адекватный диалог. Просто знаешь, когда я впервые увидела Рафаэля и его стремление защитить братьев, я почувствовала в нем родственную душу. Тогда мне показалось то, что это поможет мне выйти из того сумрака, в котором я оказалась. Я просто увидела в его сердце надежду. Он сражается, потому что ему есть что защищать. А вот я… просто застряла на перепутье.
Она с глубоким вздохом откинулась на стул и посмотрела на ящерицу. Это моя исповедь. И не надо на меня так смотреть. Есть вещи, которые тяжело ценить, пока ты их не потеряешь. Есть точка невозврата, когда ты скучаешь по людям и по временам, которые уже не вернуть. Просто потому, что так сложились обстоятельства. Это жизнь, и нужно брать себя в руки и находить силы двигаться дальше, как бы больно не было. Она изменилась с того момента, когда впервые увидела Мону Лизу. Теперь она жила с надеждой. С надеждой на то, что ее мир рано или поздно окажется лучше, чем она себе представляет.

+3

8

There's another world inside of me
That you may never see
There's secrets in this life
That I can't hide
Somewhere in this darkness
There's a light that I can't find
Maybe it's too far away...
Maybe I'm just blind...
Maybe I'm just blind...

Мона настороженно посмотрела лисице в глаза, прозрачные, голубые, широко распахнутые, похожие на холодные льдинки, в которых плещется слишком много боли... Даже пугающе много. Нет, конечно у каждого, жизнь скажем так, не фонтан, и бывшая студентка еще не встречала живых, эм, существ, у которых было бы "шито-крыто", но только отчаяния, по правде говоря, глядя глаза в глаза, ящерица видела впервые... Под этим взглядом мутантка почувствовала себя откровенно неуютно, и поспешила это выразить недовольным ерзаньем на старом, скрипучем стульчике, напряженно покачав хвостом, - Не... можешь? - Пожалуй не следовало спрашивать, потому что ответ Моне больше чем не понравился. Вообще не следовало лезть кому-то в душу с глупыми расспросами, ну, конечно, это поначалу сделано из чистой вежливости, натура Моны просто не позволяла так взять и просто забить на собеседника, если уж она начала разговор - ну не поворачиваться же к лисице мягким местом, демонстрируя абсолютное невежество? Но так, или иначе... ящерице действительно было жаль. Сердце больно кольнуло, при виде чужих слез... конечно девушке, выросшей в семье педантов-аристократов, у которых даже само это слово "семья" имело свое слишком унылое и узкое понятие, было довольно cложно оценить весь масштаб трагедии юной куноичи. В перепончатой ладони саламандры зажата бумажная салфетка - мутантка нервозно трепала ее края, пряча руки под столом, - " А я думала это у меня проблемы" - Ящерица тут же попыталась одернуть себя, разозлившись на собственную наивность и чрезмерную сентиментальность - все-таки она не где-то, а в логове неприятеля, куда ее притащили насильно и не стоит об этом забывать. Но эта девушка напротив нее роняла настоящие, крупные слезы с кулак, и очень реалистично, и потом, история вполне может быть правдоподобной, она не относится к тем факторам, что так настораживают Лизу, так что... Мона верила ей. Однако Лиза и не спешила лезть с утешительными объятиями, предпочитая молча слушать тихо вздыхающую лисицу, чуть склонив голову и вдумчиво, серьезно глядя на нее чуть прищуренными блекло-желтыми глазами, и когда Ниньяра прервалась, Лиза молча, ненавязчиво протянула ей несколько салфеток со стола, - Извини, мне не следовало наверное поднимать эту тему, - Мутантка неловко повела плечами, чувствуя себя донельзя неуютно, косясь в край затертого,изрезанного стола, делая вид, что пристально изучает все его шероховатости, - Я правда, соболезную. - Негромко, смущенно пробормотала ящерица, рассеянно поправляя спутанные кудри и нервозным жестом наматывая одну, слишком длинную прядь на палец, как она делала обычно, когда волновалась, или переживала. - Если твой брат похож на тебя, хоть немного, думаю он не пропадет, - Неуверенно улыбнулась лисе бывшая студентка, надеясь, что это хоть чуточку, да приободрит уже начавшую немного хлюпать носом темноволосую девушку, хотя конечно, звучало это немного странно и неестественно, но ящерице действительно почувствовала себя не в своей тарелке. Обычно у подружек Моны проблемы были менее глобального масштаба, и Лиза привыкла пропускать невнятное щебетание студенток мимо ушей, не вникая в суть их переживаний... Но такой рассказ невольно взволновал привыкшую к совсем к другому девушку, она впервые сталкивалась с наглядной трагедией... и стоило только мутантке лишь представить ту разруху, тот страх, что испытала тогда совсем еще маленькая рыжая лисичка, которую злая судьба в одну секунду лишила ее родных... - " Должно быть нет ничего страшнее..." - впечатленая и ошарашенная, порой весьма досадно иметь столь живую фантазию, Мона снова уткнулась носом в свой  недоеденный завтрак, бездумно ковыряя остатки яичницы, бесцельно гоняя поджаристый белок по тарелке, оставляя масляный след с редкими вкраплениями зелени. Но саламандра вовремя вынырнула из собственной задумчивости, не позволив себе, как обычно, отрешиться от этой мрачной вселенной и заняться своими дремучими тараканами, бдительно прислушавшись к последующим словам лисы. При словах о Рафаэле, мутантка скептически свела брови на переносице, вспоминая  оскаленую, зеленую физиономию вечно взирающую на всех и вся с выражением "чо надо? Пшел на..." кхм...  Может первое впечатление у Моны сложилось обманчивое, но он нисколь не скрывал своего отношения ко всему, что его окружает... С одной стороны подобная "открытость" была бдительной и недоверчивой саламандре на руку, она знала, видела чего можно было ожидать от этого мутанта, в отличие от его слишком дружелюбных братьев, а с другой... а  с другой она бы посоветовала этому мужлану прочитать книжку на тему "Правила хорошего тона", но почему то Мона была  уверена с вероятностью на семьдесят, и пять долей процентов, что эта черепаха вообще не умела читать. Пренебрежительный фырк со стороны углубившейся в полупустую чашку кофе Моны, явственно доказывал все ее отношение к "глубокому и пламенному сердцу" некоего героя , - По моему, он дерется только лишь потому, что ему просто нравится. Может я и не права, может я действительно чего-то не вижу, или вижу совсем не то, что нужно, тебе лучше его знать, но его извечно зверская мина, никогда никому не внушит доверия, или, я там не знаю... Нет, конечно если он тебе нравится, о вкусах не спорят, - мутантка спрятала улыбку за краем чашки, прижав ее к губам, допивая подостывший напиток, - ... может поэтому ты здесь и остаешься? Например... хочешь быть к нему поближе?  А вообще вы похожи, как я успела заметить, и вправду. - Невозмутимым тоном отозвалась ящерица, откладывая пустую посуду в сторону, - Особенно в виртуозным владением японским матом. - Не удержавшись глухо хихикнула саламандра, вставая о стула, и потирая небольшой синяк, оставшийся после "встречи" с недавней в истерике отброшенной в дверной косяк чашкой. - Ну значит... - Она сложила руки на груди, - ... мой главный "тюремщик" который брал у меня вчера кровь, поручил меня тебе, Ниньяра? И.. что мы теперь будем делать? - Она снова подозрительно прищурилась, дожидаясь ответа куноичи. В самом деле, что с нею обираются делать? Позволят  спокойно, лениво прохаживаться по убежищу и оставят мутантку наедине с ее бездельем и тревогами?

+3

9

A company
Always on the run
A destiny
Its the rising sun
I was born
A shotgun in my hands
Behind the gun
I'll make my final stand (с)


Ниньяра отрицательно мотнула головой. Нет, это был просто тяжелый день, да и тяжелая неделя в принципе. Просто, так бывает, когда сдают нервы. Бывают моменты, когда даже самые сильные по характеру люди ломаются под гнетом обстоятельств. Что ты можешь противопоставить мне? Что ты вообще знаешь о жизни? Ты ведь неженка, которую поначалу опекали родители, а теперь это делают Донателло и  как бы их назвать тактичнее… «его свита».  Лисица подняла глаза, и увидела вокруг себя гору салфеток, и беспокойно ерзающую саламандру. Детка, поверь мне, если ты думаешь, что это у тебя есть пара скелетов в шкафу, у остальных может быть целое кладбище.
-Прости, что заговорила на эту тему. Не думаю, впрочем, что кому-то вообще интересна моя прежняя жизнь. – Что было то, прошло. И любой шрам на сердце, любая царапина, любая ошибка и любой выбор делают нас теми, кто мы есть на самом деле. Лисица дружелюбно улыбнулась саламандре и протянула ей руку дружбы, протянув свою лапу. – На самом деле меня зовут Умеко, только пусть эта история  останется между нами. Рафаэль итак на меня слишком подозрительно косится. Позволь задать тебе личный вопрос. Как ты стала, - лисица запнулась, чтобы не ляпнуть нечто колкое в ответ, но тут, же одернула себя, дружелюбно улыбнувшись ящерице, – мутантом?
Нет, интересно, если она так доверяет Рене, она верит в то, что действие мутагена было случайным? Случайно лишить человека нормальной жизни? Случайно сделать из него урода? Теперь Ниньяра видела, какая между ними пропасть, причем не только во внешних данных. Мутантка была наивна. Пожалуй, даже слишком наивна для такого возраста. Ей была полезна подобная встряска. Это помогает переосмыслить ценности этого мира и свое предназначение в нем. Как правило, происходят катастрофы меньшего масштаба, а некоторые люди, так проживают всю жизнь, не смея снять эту пелену с глаз. Просто не каждый решается на это, а переломные обстоятельства происходят не у многих в жизни. Просто есть правила и исключения из них. Так вот они, скорее исключения, чем правила. Тебе был дан шанс увидеть все в ином свете. Воспользуйся им.
Возможно, ей просто нужен был кто-то, кто указал бы ей верный путь. Кто-то, кто указал на то, что она действует неправильно. Кто-то, указывающий ей на ошибки, возможно на собственном примере. Она засмеялась на замечание саламандры. Лисица подалась чуть вперед.
-Многое зависит от того, под каким углом ты смотришь на вещи. – Она принялась раскладывать на столе салфетку.  Она была не слишком сильна в оригами, но сложить журавлика она умела. Когда-то она сделала целую тысячу таких птиц, надеясь на то, что ее желание сбудется, и она найдет семью. Желание так и не сбылось, а потом наивность выбили из нее жестокие тренировки и побои. Все зависит от угла, под которым ты смотришь. Она положила журавля в ладони Моны Лизы и улыбнулась. – До этого это была салфетка, а теперь это красивая птица, которая умеет исполнять желания. Понимаешь, к чему я клоню? – Вещи могут оказаться вовсе не такими, какими кажутся на первый взгляд. Рафаэль, который больше напоминал Цербера на цепи, на самом деле был обычным подростком, который стремился выложиться для семьи. Опасная и жестокая куноичи в душе была маленькой девочкой, которая мечтала о семье и близких. Мона Лиза была права, когда говорила о том, что они похожи. Возможно именно потому, что оба носят маски и боятся, что кто-кто узнает их истинное лицо.
-Он мне не нравится, - Ниньяра вновь замотала головой с острыми ушами. Она отрицала очевидные вещи, это и дураку было ясно. Но сама лисица пока не желала признавать подобной близости с этим хамом. На данный момент она была слишком обижена и ждала извинений с его стороны. Она же просто попыталась ему помочь. Настоящее чудовище. Ниньяра фыркнула и перевела взгляд на Мону Лизу. Она же когда-то была девушкой, у нее наверняка были парни и поклонники, и она наверняка, знала, как помочь в данной ситуации куноичи, хотя бы советом. – Я хотела с ним сблизиться. Но я скорее всего делаю что-то не так и нуждаюсь в совете со стороны. Сегодня я нашла медикаменты и бинты, чтобы помочь ему перевязать раны, а он просто отшвырнул меня как какой-то мусор, - она потерла запястье. Больно уже не было, было просто обидно. Говоря технически, Рафаэль отшвырнул в нее медикаменты, а потом просто выставил за дверь. А она уже в свою очередь не собиралась оставлять подобный жест без внимания. Она провела пальцем по бурой шерсти, открывая тонкую нежную кожу и показывая Моне новенькие гематомы от пальцев мутанта. Что именно она сделала не так? Где она ошиблась? – Не думай, что я не пыталась, но просто подобное обращение с девушкой недопустимо!  - Ниньяра вспыхнула и поджала губы.
Она вновь поняла, что сболтнула лишнего. Нет, надо было успокоиться, и пойти поспать. Завтра, все будет иначе. Все будет в полном порядке. Жизнь вернется на круги своя, а их хрупкий мир с Рафом будет восстановлен. Она удивленно посмотрела на саламандру, поднявшуюся с места. Она скосила глаза в сторону спальни Дона.
-Ну, это было не совсем так, но опуская промежуточные обстоятельства, так оно и вышло. – Она улыбнулась. Что Донни решил оставить мне самое сложное? не боишься, что я могу настроить ее против тебя? Но видимо никто в этом доме не ждал от нее подвоха, кроме Рафаэля, который вот-вот казалось бы выскочит из-за двери с громкой фразой: «ну я, же говорил». Пришло время оправдать ожидания и образ плохой девочки.
-Ты вроде как хотела прогуляться? У меня есть для тебя небольшой сюрприз, который поможет расслабиться нам обеим. – Лиса хитро улыбнулась.
Она была воспитана среди воров и убийц. Все девичьи черты и наивность были безжалостно стерты из ее образа. И они были заменены. Игры с куклами, были заменены на безжалостные тренировки, сострадание стало дерзостью. И это воспитание вылепило из маленькой лисички Ниньяру – безжалостную куноичи. А у взрослых уже были свои радости в жизни.
-Побудь здесь. Я скоро вернусь. – Ее сумка с вещами, которая была собрана наспех, под промежуточную ругань с Рафаэлем стояла в углу в гостиной. Кажется, она кинула в него несколько вещей, когда мутанту удалось довести лису до белого каления. Но наконец, она нашла что искала. Несколько самодельных папирос с табаком. Их идеально умел делать Синджи – крупный японец с насмешливым взглядом – специалист по взрывчатке. А вот и подарок от Юу. Небольшая походная фляжка с крепким напитком, настоянным на полыни и других травах. Он называл это таинственным словом «абсент». Он говорил, что это помогает творчеству. В их отряде Юу и его группа специализировались на электронике. Как это было давно. Ниньяра поднялась с колен, и спрятала все по карманам ярко-голубого плаща. Затем она вернулась к Моне Лизе и взяла ее за руку, потащив за собой.
-Идем. Я не дам тебе сбежать, но думаю, время мы проведем весело. Я берегла это на томный вечер в компании Рафаэля, но видимо этому не суждено было случиться. – В голове лисицы мельком промелькнули картинки из ее воображения. Полутемная комната, окутанная дымом, разум опьяненный алкоголем и поцелуями. А образы, что сплетаются из дыма, ведь почти реальны… И в одном из них она видит себя в настоящий момент… Неважно. Взяв мону Лизу за руку девушки выходят вместе из убежища. Контакт был установлен.

+2

10

Ну и что, что оттолкнул? Подумаешь.... ну больно черепашке, вот он и злиться, пихается, как малый ребенок - все-таки он подросток и ему свойственно боятся. Мона лишь молча пожала плечами, демонстрируя всем своим видом, что не понимает такой глубокой обиды со сторон куноичи, и на ее месте уже давно бы плюнула на капризы этого "большого ребенка", но конкретная ситуация касается только только их самих. пусть сами и разбираются. В конце-концов Мона не нанималась разрешать внутрисемейные конфликты да и... черт возьми, она вообще в этой семье оказалась случайно! Вернее не случайно... Вернее насильно! Она могла бы сбежать, или хотя бы попытаться это сделать, а вместо этого пьет чужой чай, кофе, утирает чужие слезы и обсуждает чужого парня - и сдались ей эти непонятные беседы?! Мона Лиза, сделай милость, ты могла бы внятно пояснить собственные же действия самой себе? - Кажется ты здесь не так давно... - заметила саламандра, наваливаясь плечом на уголок и скрестив руки на груди. Шрам оставленный осколком разбитой чашки затянулся, не оставив и следа, но это место на салатовой физиономии девушки все еще неприятно зудело. Подняв руку, ящерица весьма задумчиво, осторожно пошкрябала кончиком заостренного коготка пораненную переносицу, и шумно вздохнула - плохой из нее домашний психиатр, - ... в силу своего характера, сложно этому молодому мутанту привыкнуть... к женщине. - Глухо пробурчала мутантка, глядя себе под ноги. Да, хорошо сказано. Даже слишком. Прижав ладонь к лицу, бывшая студентка угрюмо фыркнула в кисть - зачем она все-еще пытается поддержать этот разговор? Сама не знала... но беседа продолжалась. - Что? - Она широко растопырила пальцы, взглянув желтым угольком зрачка сквозь них на лисицу, задвигающую стул обратно к обеденному столу и поднявшуюся следом за собеседницей. - Что ты имеешь ввиду под "расслабиться"? - Настороженно отозвалась девушка, отняв руку и с подозрением прищурившись. Только вот куноичи не собиралась так сразу рассказывать зеленохвостой девчонке, что она этакое задумала - хитринки-искорки в глубине бледно голубых, очерченных. как густой подводкой глаз, намекали на то, что лиса задумала что-то... не самое хорошее. Насколько безумной может быть ее задумка, Мона могла только лишь предполагать. - Ладно, подожду, - Не скрывая недоверчивости в голосе, медленно кивнула саламандра, провожая выскочившую из кухонного отсека пушистую соседку, донельзя удивленным взглядом. Слишком легко и беспардонно общалась лисица, настойчиво прорывая баррикаду Моны, нагло разворошив кирпичики бережно возведенной стены и протянув сквозь оную свою темную, когтистую лапку, буквально хватала мутантку за локоть с радостным "О! привет!". Это обезоруживало и саламандра к своей досаде, чувствовала себя пойманной на какую-то хитрую уловку. А знаете как сложно при таком деле строить из себя железную деву, утыканную шипами? У этой куноичи разговорить кудрявую гостью черепашьей обители, получалось куда проще и легче, чем пытался, чуть ли не скуля и елозя коротким хвостом по полу вчера черепашка оливковой расцветки. Откровенно говоря, его опасно маячившее в непосредственной близости от пленницы лицо с щербозубой вымученной улыбкой, так и напрашивалось на то, чтобы и без того нервная барышня, заехала ему по морде еще раз, будто не достаточно. При воспоминании об этом субъекте, именуемом  как Донателло, Лиза раздраженно поежилась, с злобной гримаской сосредоточенно потирая место старого укола - слава богу он спит.
Ниньяра выпорхнула откуда-то из-за угла, чем прилично напугала на несколько минут впавшую в состояние задумчивого ступора Мону. Шорох подола длинного плаща - Ниньяра одета для прогулки в просторное, яркое одеяние, этакое сочетание современного гламура лазурного оттенка, так подходящего к раскосым лисьим глазам, и восточного наряда, некоторые детали, вроде пуговиц, элементов узора на поясе, рукавах и по кромке подола щедро разукрашены  символичными "головками" драконов и японскими иероглифами. Скользнув по оттопыренным карманам плаща, мутантка многозначительно хмыкнула себе под нос, угадав очертания тяжелой фляги - кажется она поняла идею Ниньяры и впрочем, была, что говорится, права насчет "не очень хорошо, а вернее немножко плохо". Вряд ли "тюремщики" в панцирях, одобрили бы подобный жест. Тем паче хотелось им насолить и принять смелое предложение девушки!
Цепкая, красивая ручка схватила мутантку поперек предплечья, потянув ее на выход так быстро, что Мона только и успела, что схватить свою потрепанную куртку, валяющуюся еще со вчерашнего вечера здесь, в гостиной, - Не тяни, спокойно. Я поняла... - Аккуратно забрала у лисицы свою конечность саламандра, с достоинством одернув края собственной дубленки и гордо отбросив пышную шевелюру за спину. - Не сбегу. - Коротко глянула в сторону вышагивающей рядом с нею воительницы Мона. Томный вечер с Рафаэлем. Очень мило. - Теперь еще раз поотрицай, что он тебе несимпатичен, а томный вечер это прикрытие чтобы набить ему, пока он под градусом, морду. - Смешливо фыркнула мутантка, поправив треугольный воротник из мелкого потертого каракуля. - Забавно, но я думала, что став мутантом, я избавилась от этих проблем личного характера. На самом деле из меня плохой советчик. Но могу сказать одно - с такой неприятностью, как у тебя, девушек на земле, - Она красноречиво ткнула пальцем вверх на покатый "потолок" коллекторной трубы, - Около семидесяти и трех с малой долей процентов. А я отношусь к оставшимся двадцати семи - по сему извини если что. Хотя как следствие, то, что он так охотно с тобой ругается - показатель симпатии больше, чем антипатии. Научно доказано, особенно, молодые люди с таким характером, обычно проявляют свои чувства через грубую силу, просто потому, что по другому к сожалению, не умеют. На самом деле, даже не знаю, зачем я тут перед тобой распинаюсь. - Неожиданно резко затормозила саламандра, пропустив Ниньяру мимо себя, и красноречиво развела руками в стороны. Мол, видишь, как глупо вышло?
- Но вообще, я за то, чтобы Рафаэль остался без выпивки на ваш будущий "томный вечер", - Обхватила себя за локти мутантка, нервозно растирая спрятанную под кожезаменителем салатовую чешую, которой даже не смотря на напяленную сверху одежду, все-равно было сыро и холодно. - Ну или обошелся половиной, - Тоскливо мотнула головой Мона, уставившись на кривые проржавевшие "рукава" протянутые вдоль серых, влажных стен. Нет, она не была алкоголичкой, или даже близко, но сейчас пожалуй и впрямь не отказалась от чего-то крепкого и согревающего.... не кофе... крепче.

+3


Вы здесь » TMNT: ShellShock » II игровой период » [С2] Каждый имеет право на свое хмурое утро.