Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на приватную форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя".

Приветствуем на нашем закрытом проекте, посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но также присутствует своя сюжетная линия. В данный момент, на форуме играют всего трое пользователей — троица близких друзей, которым вполне комфортно наедине друг с другом. Мы в одиночку отыгрываем всех необходимых нашему сюжету персонажей. К сожалению, мы не принимаем новых пользователей в игру. Вообще. Никак. Но вся наша игра открыта для прочтения и вы всегда можете оставить отзыв в нашей гостевой.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Альт Вселенная » [А] They lived happily ever after


[А] They lived happily ever after

Сообщений 1 страница 10 из 16

1

http://4.firepic.org/4/images/2014-08/23/vwvk9ql9sfoe.png


Виа Гра – Заклинание
Маликов Дмитрий - Ты одна, ты такая
Rikky Martin – Livin la vida loca

Raphael в роли Шрека

Ninjara в роли принцессы Фионы


Каждая маленькая девочка мечтает о прекрасном принце. Он молод, красив, и всегда будет ее защищать, даря красивые подарки и говоря красивые слова. А потом они поженятся и будут жить долго и счастливо. Но потом девочка выросла и нашла себе парня, в которого влюбилась. И хотя у них случаются ссоры, и их жизнь неидеальна, она почти счастлива. Но приходит время и она должна продемонстрировать свой выбор родным и близким. И что будет, если он им не понравится?
Организация Живите Долго и Счастливо предлагает вам решение: Стать идеальным парнем для своей девушки и ее родственников за 24 часа. И долгая и счастливая жизнь вам обеспечена.
Но не все знают, что колдовство имеет свои побочные эффекты, и способно ставить преграды любому. Но настоящая любовь способна преодолеть все преграды.

Отредактировано Ninjara (2014-08-23 02:33:02)

+1

2

Ничего не предвещало вроде бы,
А теперь не понимаю, быть или не быть.
Почему не совпадают, в чём секрет?
То тебя уже нету, то меня ещё нет.(c)


Тонкие пальцы вскрыли конверт без обратного адреса и сердце молоденькой лисички быстро забилось. Она жестом подозвала к себе своего парня.
-Рафаэль! – Нетерпеливо воскликнула она. – Ты только посмотри! Нас с тобой приглашают на церемонию посвящения шаманов. Конечно, я вряд ли займу место своей бабушки, но для деревни это всегда был большой праздник. Танцы, веселье, угощение. – Она крутанулась пару раз под его рукой. – Поехали. – Она прижалась к его груди и прикрыла глаза. – Тут душно и пыльно. А там природа, свежий воздух. Да и тебе явно пора отдохнуть. Думаю, клан Фут неплохо проведет время и без нас.
В некотором роде Умеко действительно устала. В убежище были постоянно его братья и мастер Сплинтер, что оставаться наедине было чем-то из рода фантастики. Тем более что Раф хоть на какое-то время забудет о своих ночных дозорах и девушка перестанет за него волноваться каждый вечер.
Давай уедем, далеко-далеко. Скроемся за пеленой острова туманов и забудем обо всем на свете, и обо всем, что окружает нас здесь. Там не будет ни косых взглядов, ни запретов. Только безупречная горная природа с безмолвными озерами и стремительными водопадами и только мы вдвоем. Я знаю, ты тоже хочешь этого.  Мы будем танцевать в свете больших костров, и целоваться на фоне луны.

Через несколько дней… Борт самолета в Токио.

Умеко смотрела в окно, на удаляющийся постепенно от них Нью-Йорк, и поймала себя на мысли о том, что сильно нервничает. В прошлый раз ее встретили очень холодно, а если бы не поддержка Рафаэля тогда, они бы оба не выбрались из ада. Интересно, а он вспоминает об этих событиях? Тогда, все посчитали, что мутант ей не пара. Длинные ушки с кисточками слышали много неприятных высказываний. И больше всего тогда лису удивили действия родного брата и Кенджи, который надеялся вернуть их старые отношения. Казалось, что они не понимали, что настолько разные существа могли испытывать друг к другу чувства, особенно такие глубокие как любовь. История долго и счастливо абсолютно не про них. Она будет стареть, а на Рафаэля годы не окажут особого влияния. А ее утрата, может подтолкнуть его к самому краю пропасти. Умеко упрямо замотала головой, отгоняя от себя непрошенные мысли. Они должны наслаждаться тем временем, что у них было. Она отвернулась от окна и села перед Рафаэлем на корточки.
-Спасибо, что поехал со мной. Я не могу обещать тебе более теплый прием, но надеюсь, что этот раз обойдется без опасных приключений. – С этими словами она забралась к нему под плед, и немного поерзав, устроилась, свернувшись калачиком. Лиса посмотрела на их сложенные вместе руки и улыбнулась. Я не хочу думать, что ошиблась, когда выбрала тебя. Когда уехала вместе с тобой назад в Нью-Йорк, снова поступая вразрез с интересами племени. Я всегда была такой – бунтаркой по натуре, которая всегда видела правильный выход в отличии от остальных. Ты много значишь для меня, Рафаэль, и я надеюсь, что с нашего последнего визита и после того, как ты помог мне спасти мою бабушку, все встало на свои места. И никто больше не будет шептаться за нашими спинами.

Япония, остров Туманов, спустя несколько часов после перелета.
В комнате освещенной лишь несколькими огарками свечей стояла полная тишина. Умеко стояла перед старейшинами племени, готовясь на предстоящей церемонии вновь стать его частью. Она сделала все, чтобы забыть их. Она даже взяла себе новое имя и стала называться Ниньярой, но теперь она снова здесь. Вопрос, готова ли она вступить в семью обратно?
-Умеко, зачем ты привезла его сюда? Ему не место в нашем племени! – Зашипел на нее старейшина. – Он принесет нам несчастье.
Умеко смерила холодным взглядом старого лиса и ощутимо вздрогнула. Они могли не принять ее, но Рафаэль. Он же спас деревню от охотника, который погубить бабушку. Лисица уцепилась за этот факт, как утопающий за соломинку и в сердцах воскликнула.
-Он не такой. Бабушка, ну ты ведь знаешь, - лисичка повернулась к шаманке, ища у нее поддержки.
-Прости, Умеко, но они правы. Твой зеленый друг может находиться в нашем племени сколько угодно, и мы окажем ему гостеприимный прием. Но присутствовать на церемонии он не имеет права. Сопровождать тебя на церемонию будет Кенджи, если до этого ты не выберешь кого-то из нашего племени. Ты будешь посвящена в шаманы. И я передам тебе свой дар.
-Ты была бы отличной партией моему сыну. Он влюблен в тебя и постоянно говорит о тебе. – Подал голос седовласый лис, и строптивая лисица ощутила, как у нее начинает дергаться глаз.
-Похоже, что мы все-таки зря сюда приехали, - еле слышно откликнулась лисица и, развернувшись, покинула комнату старейшин.
И стоило ей выйти за дверь, как она увидела на фоне ночного неба силуэт. Рафаэль стоял, развернувшись к ней панцирем, и внимательно разглядывал чистое ночное небо. Умеко с опаской подошла к своему парню.
-Ты все слышал? – Она задала этот вопрос, находясь на расстоянии от него и не решаясь подойти ближе. Она чувствовала негодование в его душе, но ничего не могла с этим поделать. – Прости, нам не следовало приезжать сюда. Они тебя ведь просто еще не знают. Но я знаю, что ты смелый благородный, честный и у тебя есть чистое сердце. А этим мало кто может похвастать из них. Послушай, я могу пропустить церемонию, а завтра утром мы вернемся в Нью-Йорк. – Умеко все это время подходила ближе к нему, и взяла его за руку. В ее глазах не было холода, была лишь печаль. Если так нужно выбирать, то ее выбор очевиден…

Отредактировано Ninjara (2014-08-25 16:42:44)

+1

3

Ты — холодная, как сталь, прекрасная, как лед,
В котором гаснут стрелы огня... (с)

Все мы чем-то жертвуем, это неизбежно, причины разве что могут быть совершенно разными. Смысл только остается неизменен – на плоский алтарь превозносится жертва, и как только она сгорает, просящий замирает в немой молитве ожидая чуда или милосердия. 
Ритуал может иметь разные образы и мотивы, но каждый из живущих хоть раз проводил его.

Рафаэль хмурился. Головой то он понимал, что Умеко осточертела сидеть в темноте канализации, да еще при полном собрании народа, но он не мог оставить братьев и переселиться вместе с возлюбленной куда-нибудь на окраину Нью-Йорка. Время было тревожным, они не раз уже убеждались в том, что не могут защищать семейные ценности находясь порознь. И еще персональные дозоры, которыми изматывал себя мутант… все это отягощало его отношения с лисой, и больше всего они напоминали бочку с тротилом. И бикфордов шнур уже тлел, поэтому стоило попытаться избежать взрыва.
- Ты хочешь поехать? – он держит ее за тонкие пальцы, пока она кружится в танце, и улыбается. Может быть вот он дождь способный потушить разгорающийся пожар? – Почему бы и нет. Разве что твои родичи не обрадуются, когда увидят меня…
Впрочем кого это волнует? Уж точно не Рафа, ему важно лишь то, что Умеко будет рядом, а косые взгляды со стороны лисьего племени он как-нибудь переживёт. К тому же они вроде как должны ему, разве нет?
Он приподнимает ее мордочку за подбородок, и ухмыляется – вот он я, твой герой – и собственнически запечатлеет на губах лисички поцелуй. За неделю мир не рухнет, а если так и случиться, значит это был плохой мир, и тогда Рафаэль своими руками построит для Умеко новый.

Через несколько дней… Борт самолета в Токио.
- Опасность мое второе имя, детка, - он отвечает полусонным голосом, обнимая ее за талию и прижимая к себе. В багажном отсеке самолета не особо тепло, но они оба под одеялом, и признаться – Раф летел бы так всю свою жизнь.
За их спинами всегда идет бурное обсуждение, кто-то с завистью, кто-то с недоумением – но, все что они могут это просто зубоскалить. Раф уверен в себе, особенно после того как Умеко предпочла его Моукошану. Хотя волколак и потрепал нервы мутанту, все решение зависело исключительно от  лисы.
Я бы не умер без твоей любви.
Но и не жил бы. Поэтому саеносец благодарен за все, он прекрасно понимает что девушка могла бы прекрасно жить в своем племени как свободный индивид, не боящийся выйти днем из дома. Но, вместо этого, она прячется вместе с ним в коллекторе, и вот настало время отдать ей этот небольшой долг.
Под крыльями серебристого самолета, крошечными точками появляются первые островки японского архипелага – они молча смотрят на них, взявшись за руки , и прижавшись друг к другу. Там за туманами временный приют для Рафа, и дом для Умеко – и где-то глубоко в душе, мутант понимает, что несмотря на все свои слова и улыбки его девушка скучает по семье. И наверное она даже хотела бы остаться на вечнозеленом плато навсегда…
Но сейчас, у них впереди бескрайние небесные и водные просторы, а после радушная встреча…
- Смотри, как они нам рады, - он хмыкает заметив кислые морды старейшин, которых перекосило, когда они увидели с каким багажом вернулась домой блудная дочь.
Отступать поздно.


Его подвел хороший слух, хотя разговор на повышенных тонах похоже не слышал разве что ленивый. Раф мог поклясться, что видел мелькавшего рядом с домом Кензо, но пока мутант пытался абстрагироваться от услышанного. Он ждал Умеко, нетерпеливо постукивая ладонью по бедру, и успокаивая внутренних демонов. Лишь потому что это была семья лисы, лишь потому что он не хотел ее расстраиваться – по этим причинам он до сих пор не вошел в хлипкий дон, по пути выбивая дверь ногой, и не выпотрошил старейшин на коврики. Куноичи должна сначала сама разобраться в своих чувствах и перипетиях родственных отношений.
Рафаэль мерно вздыхает, сосредоточившись на количестве вдохов, когда она подходит ближе.
- Вас разве что в аду не услышали, - горько усмехнулся он, вспоминая, что даже там знают какое у него «чистое сердце». Больше всего на свете  он хотел бы свалить отсюда немедленно, благо ночной самолет еще не улетел, и они могут на него успеть. Но… чертово но, для лисы было важно остаться здесь, и даже если она говорит по другому, смысла это не меняет, - ты уверена, что хочешь уехать? Я последую с тобой хоть в преисподнюю, и ты это знаешь.
Он протягивает ей ладонь… и тут же над ухом раздается голос.
- Эй, Уме-чан, - Рафаэля перекосило, а сдерживаемая ярость едва не выплеснулась на подошедшего Кензи, - готова к церемонии? - он добродушно рассмеялся, любуясь исключительно Умеко, а потом перевел взгляд на мутанта, - Мы собираемся на мальчишник, так сказать, в чащу… конечно Раф не член клана, но можем сделать исключение…
- И что вы там будете делать, блох друг другу вычесывать?
Лис похоже не просек сарказм и рассмеялся.
- Ну поборемся, выясним кто получит право пригласить на первый танец самую красивую девушку деревни.
Он так откровенно посмотрел на куноичи, что Рафаэль внезапно послал все к черту.
[b]- Отчего же не пойти – побороться,[/b] - он отпустил Умеко, поворачиваясь лицом к лису, который похоже не подозревал, что «бороться» в понимании мутанта, это переломать все кости, выколоть сай глаза и оторвать хвост. И тогда Кензи может танцевать хоть до утра…

В час, когда Луна взойдет, когда твой Бог уснет,
Я знаю, ты услышишь меня... (с)

+1

4

I'm drifting away back on course
Straight back to you,
The storm drives me over the sea
Away from here i search for your tracks in the snow...(с)


Несколько месяцев назад, заброшенная деревня волколаков, Аляска.

Лисица испуганно прижимает уши к голове, услышав звук разбитого стекла, и крепче сжимает локоть сопровождающего ее Моукошана. Она оборачивается и видит злые безжалостные глаза берсерка. Сердце Умеко начинает биться быстрее. Она рада, что Рафаэль уже поправился, после стычки с волками, но разъяренный мутант не дает девушке вставить и слова. Он же пролежал без сознания несколько дней, и конечно она беспокоилась о нем. Но сама лисица была еще слаба. Она потеряла много крови, когда спасала волчицу от охотников. Лиса выпустила локоть Моукошана и попыталась остановить черепаху, но какой там…
-Рафаэль, ты не так понял, - начала, было, лисица, но он не слушать и не желал ее оправданий, хотя она могла бы найти слова, чтобы утихомирить гнев мутанта. В этот момент Умеко ощутила, что  те мелкие трещинки в их отношениях, которые были до этого, сейчас разрастаются, создавая между ними огромную пропасть. Лиса почувствовала, что если сейчас, он не посмотрит в ее сторону, их отношения на этом закончатся навсегда. – Рафаэль, пожалуйста…- В горле встал ком, а голос предательски садится, но он не желает ее слушать, и она обессилено садится на землю. По ее очаровательной мордочке, начинают катиться слезы. Она чувствует, что она теряет Рафа навсегда. Так ведь не должно быть. Моукошан ведь к ней так добр, как и к Рафаэлю. Она не понимала, почему все это происходит, и ее сознание яростно отрицало реальность.
-Прекратите! Прекратите вы оба! - Но эти двое ее слушали, слишком увлеченные друг, другом и пока не подозревали о грозящей ей опасности. – Пожалуйста, остановитесь. – Умоляла лисица, но никто и не слушал ее. И когда из засады выпрыгнули трое белых медведей, она уже раненная и слабая, не успела отскочить от удара в отличие от Рафаэля, Моукошана и остальных. Ее тело все еще хранит шрамы от пуль, как напоминание о том, что именно когда то именно беспечность Рафаэля и его нежелание к ней прислушиваться погубило их отношения. Главное, чтобы это снова не произошло…

Настоящее время, Япония, Остров тумана.

Она подходит к нему медленно, постепенно сокращая расстояние, гадая, что же творится в его душе, и сможет ли она обуздать этот гнев и ненависть на этот раз. Она усмехается в ответ, на его горькую улыбку. Он помнит, как она его вытащила из той передряги, не побоявшись принести собственные жертвы. Тогда он обещал ей, что они уедут. И будут жить отдельно от их братьев и без его ночных рейдов. Когда она говорила о том, что ей нужен был Рафаэль, он нужен был ей полностью, и душой, и телом. И в ответ она была готова ему отдать всю себя, и надеялась на подобную жертвенность в ответ. Но если это мероприятие принесет в себе одни, лишь неприятности и даст новый разлад в их отношениях с Рафом, тогда Умеко в нем не видела смысла. Мутант был для нее важнее, чем собственное племя. Он принял ее, он подарил ей свои чувства, и она не могла не ответить взаимностью на его нежность, заботу и ласку. Она не может еще раз все это потерять…
-Я знаю, и поэтому я люблю тебя, - она улыбнулась впервые, наверное, с момента прилета в Японию. Умеко подает Рафу лапку, когда она слышит знакомый голос. Лисица чуть прищурилась. Кенджи? Лис выглядит весело и добродушно, и Умеко рада видеть своего друга детства. Конечно, их прочили в отличную пару, но это случилось до того, как на поселение напал Чин-Хан. До того, как она уехала в Нью-Йорк. До того, как она встретила Рафаэля. Теперь она и Кенджи просто друзья и Умеко надеялась, что это все понимают.
-Кенджи, - мягко начала Умеко. – Мы с Рафаэлем хотели уехать. К сожалению, мы не успеваем остаться на церемонию.
-Но Умеко, это, же так важно для твоей бабушки, для меня, для нас, для всех нас…
Лисица переглянулась с мутантом. По всей очевидности принимая решение, о котором сможет пожалеть еще не раз. Кенджи продолжить уговаривать Рафаэля, принять участие в забавах деревни, но Умеко хорошо знала этот взгляд своего парня. Пожалуй, даже слишком хорошо. Этот взгляд у Рафаэля появлялся, когда он ревновал свою девушку. Именно таким взглядом он одаривал Моукошана, и именно им сейчас смотрел на Кенджи. Она мягко тронула его за плечо.
-Рафаэль, не надо.
Но тот ее видимо уже не слушал, устремив все свое внимание на Кенджи и возможность побороться за самую красивую девушку деревни. Умеко закусила губу, переводя взгляд с одного драчуна на другого, нутром чувствуя, что этот мальчишник ничем хорошим не закончится, особенно если там будет Рафаэль.
-Ты обещал мне, что изменишься, - дрожащими губами прошептала Умеко, готовая удариться в слезы. Перед глазами снова проплыли картинки их прошлого расставания. Дальше она заговорила так, чтобы исключительно задеть самолюбие Рафаэля. Умеко улыбнувшись и чуть наклонив голову, посмотрела на Кенджи. – Бабушка говорила, что ты будешь сопровождать меня на церемонию, и наш танец будет открывать праздник.
-Но ты, же собиралась уехать… - Попытался возразить ей Кенджи. – Мы собирались устроить соревнование. Думаю, что Рафаэль тоже захочет поучаствовать, но кто позволит чужаку открывать нашу церемонию. Да, Раф пошли, скоро уже начало. – Он поманил черепаху за собой в чащу леса. – Не волнуйся. Умеко. – Он весело подмигнул ей. – В нашей деревне мне нет равных, и на этот раз я тоже не проиграю.
Умеко выразительно скосила взгляд на Рафаэля, в котором ясно читалось, что если ты сейчас уйдешь – я с тобой не разговариваю. Она то знала своего парня лучше всех, и она уже видела этот взгляд, который раздавал приговоры. Вот только Рафаэль, кажется, и не подозревал о том, что он скорее потеряет, чем приобретет, ослепленной гневом и ревностью.

+1

5

А может быть и не было меня – молчи
И сердце без меня само стучит (с)

А ведь она могла погасить этот пожар одним лишь движением, одной лишь фразой – но точно так же как и Рафаэль, Умеко ничуть не изменилась. И вместо того чтобы подтвердить что они уезжают с утра обратно, она враз поменяла всю историю. Взмахнув пушистым хвостом.
Он смотрел в почти наивные глаза Кенджи, и не понимал – лис действительно так прост, как хочет казаться? Больше всего он напоминал Рафу осла – еще чуть-чуть и запоет веселые песни, узнав, что будет сопровождать Умеко на церемонии…
Стоп. Что?
Он пристально смотрит на девушку, медленно разжимая лапу на ее талии, и понимает, что та сказала и все решила назло своему парню. Вот так легко сбить лисичку с пути праведного, и заставить показать характер. А ведь мутант приперся вслед за ней на край света, лишь бы на его сокровище никто не покусился. И пожалуйста – спасибо, дорогой, но я тут посмотрела на звезды, потом послушала своих внутренних тараканов. И знаешь что? Угадай? Да – иди ты на хрен, я буду тусить с себе подобными.
Лис трещит без умолка, но все внимание черепах приковано только к куноичи, которая похоже сама не знает чего хочет. И на морде Рафаэль теперь написано истинное разочарование – он то думал, что она бросит проверять его на прочность, а в результате ничего не изменилось. Что ж в таком случае он тоже может поиграть на ее нервах.
- Ну, раз уж мы остаемся, - он с нажимом произносит последнее слово, и ступает вслед за веселящимся Кенджи, который словно клубок в лабиринте минотавра манит за собой в неизведанный ходы леса-лабиринта, - то, может быть, и мне немного повеселиться, и извлечь выгоду из поездки. Не жди меня, дорогая, выспись перед церемонией.
Раф поправляет пояс с сай, и быстрым шагом нагоняет своего «осла».

Пара часов спустя. За полночь. Чаща.

- Ты идиот Кенджи!! – он пер вперед как танк, разрубая неповинные кустарники сай, как мачете, - это веселье? Здоровые лисы играют в зарницу, блин… Вы бы еще зайцев ловили.
- Ну, Рафаэль-сан, - ныл сзади бредущий лис, - мы не привыкли к настоящим боям, к тому же когда нет реальной опасности. Это считай традиция…
Традиция мне плутать в ваших гребанных лесах, и слушать недовольство старейшин. И ругаться с Умеко.
Он просто игнорировал нытье Кенджи, бредя вперед и вообще не понимая верная ли это дорога к селению. Что ж по крайней мере Умеко будет хохотать узнав что Рафу предложили закрыть глаза и сосчитать до 10, чтобы потом искать кучку лисов по чаще. Вот в жизни бы мутант не подумал, что это можно назвать традицией… идиотизм, лучше слова не найти.
- Рафаэль-сан…
- Что? – рыкнул он останавливаясь и поворачиваясь к лису, тот словно столб стоял посредине небольшой полянки и смотрел куда-то сквозь деревья, показывая для верности на объект наблюдения пальцем, - надеюсь, это что-то стоящее, или я вырву тебе хвост…
На холме пылал костер. На костре стоял котел… и в первую секунду Рафаэль подумал что спятил. Не бывает такого, но в своем время он прошел пару кругов ада, и знал, что на острове тумана может случиться всякое. Старая шаманка в расписной юбке била в бубен и протяжно пела.
- Кто это? – шепотом мутант поинтересовался у притихшего рядом Кенджи.
- Я точно не знаю… но ее кажется выгнали из племени…
- Гости?? – тихий голос женщины заполнил все их сознание, и двое парней не желая того шагнули на открытую местность, - такие славные молодые гости… и что вы хотите  от старой Фреи?
Двое переглянулись и молча было развернулись в обратную сторону – ни у Рафа, ни у Кенджи не было желания связываться с колдовством.
-…может быть, решить твои проблемы с любимой… Рафаэль?
Саеносец резко затормозил и обернулся – над котлом парили две фигуры из дыма. Лисичка, несомненно была Умеко… но вот высокий, стройны лис… В голову разом ударила ревность. Что это за фигня?
- Ох, молодая, буйная голова…
Голос Фреи обволакивал и притягивал к себе.
Можно все изменить? На что ты готов ради любви??
- Рафаэль-сан, это не кажется хорошей идеей…
- Захлопнись.
На что ты готов?
Все погружается в туман, даже лес кажется тонет в белых клубах, но Раф четко видит огонь под котлом, и слышит как за ним спешит лис. Он готов ради Умеко на все, и если этот шанс единственный чтобы наладить с ней отношения, то он должен использовать его.
…только до полуночи…успей поцеловать…пей…
Дурман в голове, ноги как ватные и этот голос будет сниться ему во сне. По своей воли ли он делает глоток, и варево обжигает горло.
…пей…
Туман становиться более плотным и наконец, поглощает мутанта полностью.

Утро. Селение лис.

Два лиса идут по главной улице деревни и взгляды прохожих останавливаются на них, и если первый, рыжий всем давно знаком, то высокого, белошкурого, с красной полосой на шерсти вокруг глаз никто не знает. Этот чужак держится как-то неловко, словно тело не принадлежит ему, и иногда огрызается на собственный роскошный хвост – жители начинают перешептываться, и тогда Кенджи останавливается.
- Я сообщу старейшинам, чтобы не пошли слухи.
- Как хочешь, - густой, бархатный голос незнакомца звучит обволакивающе. Сам же он упрямо и прямолинейно идет к одному единственному дому. Два стука в закрытые ставни окна, - эй, хозяйка, говорят тут самая красивая лисичка в селении живет. Пойдешь со мной на танцы?
Он ухмыляется, и потирает переносицу, проводя когтями по красным разводам на ослепительно-белом меху, что словно бандана опоясывают его песью  морду. Узнает ли?
Он сам мало что помнит, но точно знает, что должен делать, и о чем не должен говорить.

+1

6

Мы закрыли глаза и далёкий придумали остров
Мы придумали ветер и себе имена(с)

Умеко раздраженно передернула плечами. Какой же ты все-таки непроходимый болван! Она развернулась от парней и пошла по направлению к своему дому. Если Рафаэль так хочет сделать все ей назло – пожалуйста. А ей и, правда, нужно было готовиться к церемонии. Умеко должна была получить полноценное звание шамана. Она достает из шкафа цветастое платье с большим количеством пышных юбок, по большей части смахивающее на цыганское. Лисичка упала в кресло вместе с этим платьем, и начала любовно разглаживать складки.
А может быть, сейчас она действительно находится на своем месте. Ее обязанность – быть здесь, среди своего племени, а обязанность Рафаэля - находиться в канализации Нью-Йорка, защищая невинных и  слабых. Может быть, они и в самом деле слишком разные? Умеко потерла глаза, потом медленно поднялась, возвращая платье в шкаф. Пожалуй, ей действительно жизненно необходимо поспать. Наутро все встанет на свои места. И  она проведет первый танцевальный круг на церемонии с Рафаэлем, доверяя мутанту сопровождать себя на самую важную церемонию в своей жизни.
Взгляд Умеко падает на старую музыкальную шкатулку, и она открывает ее. По маленькой комнате тут же начинают разноситься звуки музыки. Она достает оттуда маленькую потрепанную книжечку и начинает ее рассматривать, проводя тонкими пальчиками по растрепанному переплету и потрепанной обложке. Ее дневник, который она вела еще маленькой девочкой. Буквы печатные, скачут со строчки на строчку. Умеко замечает свои собственные рисунки. На самом деле, она никогда не умела рисовать. Но Умеко узнает в торопливых линиях себя, а еще какого-то незнакомого лиса. Да, любая девочка мечтает о принце. Она медленно листает старые страницы и поражается тому, какой она была все-таки милой и наивной в далеком детском возрасте. Она проводит пальцем по большой картинке, повторяя силуэты лиса и самой себя, чувствуя болезненный укол в сердце. Рафаэль так и не вернулся, хотя время уже за полночь. Умеко бросила взгляд в окно. Она очень надеялась, что за ночь он не успеет наделать глупостей. Раскрытая на последней странице книжка остается лежать открытой, а по комнате разносится мелодия шкатулки, мягко убаюкивая свою хозяйку…

Утро следующего дня.

Умеко просыпается от громкого стука в окно, и некоторое время не решается открывать глаза, слушая голос Рафаэля. Она протягивает лапку, чтобы обнять его, но лапа касается только пустоты. Лисица садится на кровати, и до нее долетает окончание фразы. Голос звучит незнакомо, но удивительно приятно на слух. Умеко мотает головой. Конечно, это Рафаэль. Решил над ней немного подшутить. Она слезла с кровати и бросилась поспешно открывать окно. На улицу вылетают звуки музыкальной шкатулки и радостно разносятся по ней, создавая веселое настроение.
-Тебя не было всю ночь! – Голос звучит обвиняющее, но в нем звучат радостные нотки. Она все-таки счастлива, что он вернулся. Но если он думает, что это поможет ему избежать головомойки, то он ошибается. – Ты хотя бы себе представляешь, как я волновалась за тебя? Ты вообще слушаешь меня, Ра… - И тут Умеко осекается, поднимая глаза на своего собеседника. Высокий, статный, белоснежный лис. Его, несомненно, можно бы назвать красавцем. А красные узоры на его морде создавали удивительный контраст с белой шерстью, которая искрилась на солнце.  Девушка невольно отступила на пару шагов в глубину комнаты. – Простите, я перепутала Вас со своим парнем. - Она отвела взгляд. – Вы не видели неподалеку отсюда черепаху?
Наконец Умеко через пару минут оправляется от шока и вспоминает о правилах гостеприимства, столь нераспространенных в этом селении.
-Вы заходите, дверь открыта, мы выпьем чаю, и Вы расскажете мне, откуда Вы прибыли. - Она наклонила голову и лукаво улыбнулась. – Пара на сегодняшний вечеру меня уже есть, но я могу подарить Вам танец. Или Кенджи-сан решил отказаться от своей привилегии открывать сегодняшний вечер?
А после чая она пойдет и три шкуры сдерет с Кенджи, вытряхивая из него информацию о Рафаэле. Где его черти носят? Умеко вздохнула и достала и шкафа скромное платье, одно из тех, которое ей одолжили девушки селения. Лисица закрыла шкатулку и музыка оборвалась. Она выправляет волосы и, оценив в зеркале свой внешний вид, выходит встречать своего загадочного гостя. Он сидит возле открытого окна, солнечный свет струится по комнате и играет на белой шерсти, так что если смотреть на него долго и вовсе можно ослепнуть. Нет, он действительно идеален – мускулистая фигура, пушистая шерсть, длинный красивый хвост.  А эти красные отметины ничуть его не портят, а казалось, придают образу завершенность. Умеко никак не могла поверить в то, что ее нынешний гость настоящий. Ведь не бывает таких идеалов. Да и она не тянет на самую красивую девушку поселения, хотя ей наверняка сейчас многие бы наверняка позавидовали. О, изгнанница чувствует завистливые взгляды даже на расстоянии. Но ей дают шанс вернуться домой. Она должна была им воспользоваться. Она это отчетливо понимала, как и то, что это наверняка очень расстроит Рафаэля. Она снова окинула взглядом комнату, словно почувствовав его присутствие в ней. Но там находился только лис, который беспардонно ухмылялся.

+1

7

А может быть и не было меня – скажи
И кровь, как речка между камней, сама бежит (с)

Пару часов назад.
Первые минуты пробуждения были ужасны – голову нещадно кружило, а вместе с ней кружилась и вся местность. А еще назойливой мухой вился вокруг Кенджи, причитающий что-то о сумасшедших иноземцах, которые повелись на уговоры старой шаманки. Рафаэль честно хотел бы послать его, но это мешала сделать подкатившаяся к горлу тошнота – на языке оставался привкус металла и чего-то травяного. Он смутно помнил, как выпил из протянутой ложки…а  потом мир ухнул в туман.
- Рафаэль-сан, что же вы будете делать теперь?
Убью тебя… вот сейчас встану и убью…
Он медленно поднимается на лапы, почти зажмурившись, только так сохраняя равновесие и хоть какую-то координацию – сквозь полусмеженные веки мелькает рыжая шкура лиса, потом его горло, морда, уши, и Раф понимает, что смотри поверх него, а ведь все это время Кенджи был гораздо выше черепахи.
- Оу, - он раскрывает глаза, слегка покачиваясь, и подносит лапу к морде, - ОУ!! – белая, тонкокостная лапа разве может принадлежать ему? – Что за #$^&? – рыжий лис закрывает морду дланью, глядя как белоснежный собрат крутиться вокруг своей оси, чтобы поймать пушисты длинный хвост, - чертова ведьма превратила меня в пушного зверя??
- Только до полуночи, есть время над чем поразмыслить, верно Рафаэль-сан?
Раф замирает на месте – ему неуютно в этом новом теле, он в шоке, а хвост и уши раздражают. Да, теперь он начинает вспоминать, он сам хотел стать достойным Умеко, и поэтому шаманка подарила ему новый образ на сутки. Бывшая черепаха опускается на землю, садясь в позу лотоса – если в 12 часов лисичка его поцелует, то он останется таким навсегда. Если же нет, то все вернется на круги своя – только вот куноичи об этом знать нельзя. Таковы правила, Раф может пытаться доказать, что белоснежный лис это он, но вот про правила игры не слова.
Все это звучит слишком бредово, но так оно и есть на самом деле – он вновь рассматривает себя с нового ракурса, морщась от густой, белой шерсти, которая аж слепит глаза. Кенджи бестолково крутиться рядом, мелькая перед глазами как надоедливая мошка. В такую переделку мутант явно еще не попадал в своей жизни, но он всем сердцем любит свою девушку, и хочет принести в ее жизнь счастье. И возможно пожертвовав своим обликом, его примут за своего среди народа лис – Умеко станет шаманкой, как ей и предначертано… а он… а что он?
- Черт! Ладно, доведем все до конца, - он резко поднимается на свои новые лапы -  по крайней мере боевые навыки все еще при нем.
- Вам бы штаны найти, Рафаэль-сан…


Из дома доносятся звуки музыки – это играет небольшая музыкальная шкатулка, и когда ставни распахиваются, Раф отступает на шаг назад. Умеко, сонная, с растрепанными волосами, неровными прядями спадающими на глаза, такая радостная ищет взглядом своего парня…а находит лишь белоснежного лиса. Чудо не случается, она не узнала его – Рафаэль хмуриться, видя как в холодных глазах его девушки зажглись любопытные огоньки, когда она пробежала взглядом по его фигуре. О-очень интересно, и что даже пригласишь незнакомца на чай? Бинго.
- Черепаху? – у него даже голос слегка поменялся, стал более глубокий, но все равное если прислушаться, то можно найти в нем чисто рафовские интонации и акценты. Но видимо куноичи слишком растеряна, чтобы замечать подобные тонкости, - потеряли своего домашнего питомца? – он криво ухмыляется, и проводит когтем по деревянным ставням, - с удовольствием выпью с вами чая.
Он входит в домик, и располагается на одном из стульев у окна – чертов хвост мешает ему, да и к росту надо бы еще привыкнуть. Не говоря уже о шерсти – твоею налево, как они вообще существуют в таких телах?
Пока лисичка крутиться за стенкой, подбирая себе гардероб, Раф мечется в сомнениях как же ей сказать о своей трансформации. Сама она точно не догадается, да и кто бы мог понять, что за белой шкурой на самом деле скрывает гигантская черепаха мутант? Дон бы понял наверное, проанализировав всю ситуацию. Лео возможно уловил знакомые движения в повадках лиса. Майк – вряд ли… Но вот от Умеко саеносец, признаться, ожидал большего.
Она выходит в простом платье, и выглядит очень мило – Рафаэль встает ей навстречу, чуть пытаясь в собственном хвосте, который кажется живет собственной жизнью. Что ж это все конечно мило, даже через чур, но у него всего 12 часов в запасе, до полуночи и надо разбираться со своей жизнью, которую похоже просто выворачивает наизнанку, от кардинальных изменений.
- Значит пойдешь танцевать с первым встречным незнакомцем? – он скрещивает лапы на груди и с прищуром смотрит на Умеко – он недоволен, что это еще за флирт такой, за спиной у своего парня? И плевать, что он и является тем самым парнем, - и как часто ты даришь что-то другим мужчинам? – Раф смотрит на девушку сверху вниз. Хвост мечется из стороны в сторону, явно поддерживая настроение своего хозяина, - признаться, Умеко, я думал ты куда менее ветрена. Хорошо что поехал сюда вместе с тобой, - он видит недоумение на ее вытянувшейся мордочке, и вздыхает, пожалев запутавшуюся в конец лисичку, - и ты еще говорила, что видишь меня насквозь, а на деле не узнала, стоило только покрыться эти белым мехом, - он ухмыляется, и тянет к ней лапы, желая обнять за талию, - это я – Рафаэль.

+1

8

А в ней сошлись змея и волк,
И между ними то любовь, а то измена(с)


Она нервно дергает себя за растрепанные каштановые пряди и растерянно ищет кого-то взглядом. Неловко получилось. Она виновато смотрит в сторону лиса. Она накричала на него, приняла за другого. Ей следовало бы загладить свою вину, пригласив его на чашечку чая. А в конце-концов, почему бы и нет. Она не видит в этом ничего опасного, хотя прекрасно понимает, что лис пытается флиртовать с ней. Но сейчас все ее мысли заняты другим, и она расстроена сложившейся ситуацией, так что ей и в голову не приходит ее анализировать.
-Нет, - тихо пробормотала Умеко, снова теряясь. – Он ростом с человека, да и похож на него чем-то, у него красная бандана на голове. Его зовут Рафаэль. – Она поднимает на собеседника глаза и снова дергает себя за прядь – глупо получилось. Она даже не пытается отвечать на его флирт и намеки, она просто пытается быть вежливой. Лисичка щурится на солнечный свет и улыбается незнакомцу, проявляя доброжелательность. И легкий интерес. Он ведь действительно напоминал идеального парня из ее представлений. Нет, он был их воплощением. Он подается вперед и проводит по ставне когтем, ухмыляясь. Лисица мотнула головой, сгоняя наваждение. Умеко отпрянула назад, а во взгляде появился испуг. А не поступила ли она глупо, приглашая незнакомца к себе в дом? Но что сделано, то сделано. Она мило улыбается и выдыхает, когда он исчезает из поля зрения. Прежде, чем закрыть ставни, она снова выглядывает на улицу, пытаясь найти хоть какие-то признаки Рафа, не подозревая о том, что он находится даже ближе, чем она может себе представить.
Она выходит к нему навстречу в простом платье, и он поднимается. Теперь она может оценить фигуру незнакомца в полный рост, и Умеко надо признаться, смотрит на него не без интереса и любопытства, чуть изумленно и немного восхищенно. Она ниже его ростом, потому приходится смотреть немного снизу вверх. Создается ощущение, что хвост мешает ему, но лисичка не берет это в расчет. Он смотрит на нее прищурено и подозрительно, словно бы она перед ним в чем-то провинилась.
Он снова начинает говорить, а голубые глаза Умеко ширятся в ответ и приветливое выражение  на мордочке сменяет праведный гнев.
-Это же праздник для всей деревни, и у нас не принято отказывать гостям. – Она пытается оправдаться чисто на автомате, не пытаясь анализировать, зачем она пытается это делать. Умеко непонимающе моргнула. Она ветрена? Да как ему вообще в голову приходит заявлять подобное. Так, она не собирается слушать всякие нелепицы в свой адрес. Но тут до ее слуха долетает его следующая фраза и Умеко вздрагивает так, словно ее шибануло током. Приехал с ней, но как? Мордочка вытягивается в вопросительном недоумении. Но следующая фраза незнакомца, которая казалось бы должна была заставить ее развеять все сомнения и радостно броситься к нему на шею, еще больше ее настораживает. Лис делает к ней шаг и тянет лапы, стремясь обнять и прижать к себе. Умеко испуганно отскакивает от него, стремясь держать незнакомца на расстоянии. Да и в самом деле, как он может быть Рафаэлем? Ее домашним мутантом, с расцарапанным панцирем и зеленой кожей, сплошь усыпанной шрамами. Лис же был просто идеален. Кипельно-белая шерсть. Мускулистая фигура, глубокий бархатный голос. Умеко непонимающе моргает и с сомнением выдает первую мысль, которую она не решалась до сих пор озвучить.
-Раф?
Она дает ему обнять себя, находясь, скорее в нерешительности, чем от великих проснувшихся чувств. Сама же лисица словно каменная, она не может себя заставить  поверить в то, что незнакомец и Рафаэль это одно и то же. Его прикосновения неожиданно теплые, а сердце бьется чуть быстрее, чем она привыкла его слышать. Такой же, как она. Белый хвост обхватывает ее ноги, и она снова вздрагивает. Наконец звучит тихое:
-Я тебе не верю.
И этим все сказано. Чтобы он сейчас ей не сказал, она все равно не поверит. Лисица просто не чувствовала в нем Рафаэля, хотя повадки, и привычки все осталось тем же. Она чувствует, как его ладони разжимаются. И она отходит от него. Голос у лисицы по-прежнему тихий, гневный и в нем звучит растерянность. Но она уже твердо решила выгнать незнакомца, чтобы дать себе время подумать.
-Пошел вон. – И никакой приветливости в тоне, никаких вежливых обращений. Она нуждается в том, чтобы остаться в одиночестве и обдумать все в спокойной обстановке.
Он поначалу воспринимает ее слова, как шутку, но лисица непреклонна и после нескольких минут препирательств ей удается выставить Рафаэля №2 за дверь. Умеко прислоняется спиной к двери и чувствует его присутствие рядом. Она знает, что он никуда не ушел и еще там. Она проводит когтями по двери и замирает. Со стороны улицы доносятся веселые голоса. В деревне уже вовсю готовятся к празднику. Вот только она одна жалеет, что не улетела еще ночью. Она слышит их совсем близко со своей дверью и Рафаэль №2 что-то отвечает им. Она закрывает глаза, пытаясь представить себе, что это говорит черепаха, но воображение упорно рисует новоявленного прекрасного принца из сказки. Наконец они его уводят, и Умеко прислушивается к внезапной тишине. Ей нужно было хоть что-то. Один единственный факт, чтобы за него зацепиться, чтобы на месте красавца-лиса представить свою домашнюю черепашку.

+1

9

И лед тебя коснется и жар – замри, очнись
Спокойною и легкой рукой листая дни (с)

Он сам бы не поверил. Нет, правда. Если бы однажды к нему пришла симпатичная черепашка женского пола с холодными, голубыми глазами и сказала бы что она Умеко, то Рафаэль без лишних слов выставил самозванку за дверь. Но почему такой расклад не приходил ему в голову, когда он тянул лапы вперед, стремясь обнять лисичку. И та позволила ему это… желтые глаза лиса засверкали. Он одобрительно хмыкнул на ее слабую попытку назвать парня по имени. Что ж возможно все не так и сложно как казалось на первый взгляд, и Умеко действительно ощущает его на таком уровне, который доступен только влюбленным…
- Я тебе не верю.
- Что? – он даже растерялся, когда она вывернулась из объятий, и как то зло посмотрела на лиса снизу вверх, - и какие, интересно, тебе нужны доказательства, - что ж заводиться он так же с одного оборота – гребанный хвост. А куноичи уже попросту выпроваживает его из дома прочь, - Умеко включи голову, где ты видела здесь белоснежных лисов, особенно с таким украшением, - он тычет на красные отметины, оставшиеся от банданы, едва не попадая когтем себе в глаз, - ничего не напоминает?
Но, она не желает думать, она желает включить истерику, и Рафаэль лишь ради того чтобы не орать на всю деревню позволяет вытолкнуть себя за дверь, которую тут же захлопывают перед его мордой.
В деревне праздник, все смеются, а он стоит как идиот прикасаясь ладонью к древесине и не знает, что сказать. Вся идея с переменой своего внешнего облика кажется совершенно дурацкой, и хотя, по словам старой шаманки это не несет никакой особой опасности… но черт возьми, он же делала это специально для своей девушки. Пытался дать ей кусочек счастья, который она действительно заслуживает. Лапа непроизвольно сжимается в кулак, и он скалиться – непривычное мимическое движение, но, пожалуй, первое, что ему нравиться во всей этой песьей анатомии.
- А ты подумал – нужно ли моей внучке все это? – старая лисица медленно подходит ближе, за ней спешит Кенджи, с обеспокоенным выражением на морде – вот же беспокойный сукин сын, который лезет не в свое дело, - пойдем со мной Рафаэль-сан, нам нужно обсудить этот прецедент.
Он с сожалением смотрит на дом, но понимает, что если сейчас попытается войти внутрь, то Умеко просто препарирует его своей катаной. Даже если поверит Кенджи, что перед ней настоящий Рафаэль.


- Я думал у вас тут магия - это обычное дело, - он сидит в позе лотоса за низким столом, хмуро глядя на троих старейшин напротив себя, - что? Вы не были довольны, когда я был черепахой, лисом тоже не угодил?
Раф прекрасно понимает, что разговаривает не особо почтительно с представителями уважаемых семей, но если учесть то, как они встретили его, то это еще довольно вежливое общение со стороны саеносца.
- Магия бывает разной, Рафаэль-сан, и та, что изменила тебя, не совсем обычная… она, как-бы это сказать, с оговорками.
- Да, я в курсе, - он поводит рукой, словно отмахиваясь от взрослых, которые пытаются поучать неразумного подростка, -  если до полуночи Умеко не поцелует меня, то я опять стану черепахой.
Старейшины переглядываются.
- Все немного сложнее, - старая шаманка морщиться, - Фрейя была одной из нас, и мы почитали ее, пока она не потеряла своего возлюбленного. После этого, как шаман, она стала творить странные вещи, и странную магию, которая часто строилась на оговорках и испытаниях. Проще говоря, все то, что должно было быть направлено на добро и помощь, чаще несло зло. Она сама ушла прочь из селения, когда жители начали сторониться ее…
- Что вы имеете в виду? – Рафаэль напрягся.
- Умеко не просто должна поцеловать тебя, она должна полюбить твой новый образ. Если этого не случиться, после полуночи ты действительно примешь свой истинный облик, но моя внучка больше не будет любить тебя.
Лис обескуражено смотрел вперед, словно никого не видел перед собой, а после медленно поднялся из-за стола. Все вдруг стало очень плохо, и в этом был виноват только Рафаэль, целиком и полностью. Старейшины молча, смотрели на него, но в их глазах не было осуждения, скорее внимание, даже слишком пристальное.
- Мы надеемся на твое благоразумие, в деревне праздник…
- Сдался мне ваш праздник, - Раф словно очнулся, направляясь к двери широким шагом, и через плечо кидая слова, - мне нужно заставить девушку полюбить меня!
Слишком мало времени – впору хвататься за свою белоснежную голову, и оторвать ее к черту. Он даже не знал, с чего начать, одно было ясно точно, на празднике он должен явиться под руку с Умеко, чего бы ему это не стоило. Вокруг Рафа тем временем разворачивалось настоящее веселье – какая-то лисичка подбежав и повесила ему на шею бусы, чуть смутившись чмокнула лиса в щеку, и так же быстро убежала. Он недоуменно посмотрел на украшение из цветов и бумаги – ну да, самый просто способ, это показать себя рыцарем. Что там у нас может быть в списке – посветить стих, подарить цветы, спасти от опасности. Где тут лотки с растительностью, и куда интересно запропастился Кенджи?

+1

10

О, как обожаю я Тебя!
Всю боль себе возьми!
В реальности моей Ты мне нужен был!(с)

Тишина дает ей сосредоточиться, но голова все равно идет кругом. Она не билась больше в истерике. Она растеряна и подавлена. Если лис говорит правду, то, что может вернуть ей обратно Рафаэля, а если врет, то где сейчас настоящий Раф и не приключилось ли с ним чего. За дверью Умеко слышит голоса, среди них явственно звучит голос ее бабушки и она зовет пришельца Рафаэлем. Умеко разворачивается, а пальцы замирают на ручке двери. Бабушке она уж точно может доверять. Но она так и не решается ее открыть. Затем снова наступает тишина, но длится она не долго.
-Хей, Уме-чан. – Умеко вновь реагирует слишком резко от стука в дверь и, казалось бы, такого знакомого голоса Кенджи. Она отпирает дверь и поднимает на лиса растерянные глаза. Но первым делом она высматривает белое пятно, и, заметив, что он удаляется в компании старейшин отходит от двери и решается впустить Кенджи.
-Ты! Ты должен рассказать мне, что стало с Рафаэлем, - зашипела Умеко в сторону друга. Она требовала немедленных объяснений от лиса. Ей нужно было хоть какое-то объяснение сложившейся ситуации. Хоть какой-то повод поверить незнакомцу.
-По-моему, он стал гораздо лучше, чем был раньше, - начал было Кенджи, но осекся, поймав на себе убийственный взгляд лисы. – Извини, я не могу рассказать подробностей, но видимо он очень сильно любит тебя, раз решился на это превращение.
Умеко поджала губы. Значит, лис ей не врал, и он и правда был Рафаэлем. Но все равно в груди оставалось смутное ощущение того, что-то здесь было не так. Они с Рафаэлем говорили друг другу слова любви, но кажется, она провалила первое испытание. И все равно она была на него чуточку зла. Она не просила меняться ради нее, пускай ей этого и хотелось иногда. Она не просила его чем-то жертвовать. Она любила того, прежнего Рафаэля. Она привыкла к нему. А этот лис был для нее абсолютно чужим.
-Значит, это все-таки был он. – Медленно произнесла Умеко, признавая свое поражение. Не узнала. Не увидела в нем того, кому клялась в любви и верности. - Ему ведь можно вернуть прежний облик? – Казалось она, совсем не слышала лиса, а ее мысли были заняты абсолютно другим. Ей хотелось немедленно побежать и отыскать Рафа. Тот, наверное, для себя точно так же принял какое-то решение. Им нужно было поговорить спокойно и наедине.
-Можно. Но Фрейя не сказала, как именно. – Умеко дернула ушами с кисточками. Кенджи ей врал. Дал слово Рафаэлю или этой старой перечнице? Но это было неважно. Если лис был Рафаэлем, ей следовало немедленно его найти. Уж вместе то они точно найдут выход из ситуации. Как там говорилось в женских романах – любовь преодолевает любые преграды?
Все еще одолеваемая смутными сомнениями Умеко идет к домику старейшин. Белый лис стоит напротив входа. Кенджи куда-то исчез, но лисичку это не волновало. Она направлялась прямиком к Рафаэлю. Ну а точнее к тому, кто был сейчас Рафаэлем. Не дойдя до лиса нескольких шагов, она остановилась. Взгляд сразу зацепился за венок, на его шее и Умеко ощутила укол ревности. В каком бы виде он ни был он все равно оставался Рафаэлем, учитывая, что это твердили ей со всех сторон. Она робко зовет его по имени.
-Раф? – Он поворачивается к ней и Умеко улыбается уголками губ. Она подходит к нему ближе и берет за руку. – Рафаэль, я, правда, люблю тебя. Просто, мне нужно время, чтобы привыкнуть к тебе, к твоему новому образу. Вместе мы найдем способ вернуть тебе прежний облик. – Она поднимает лапку, чтобы коснуться его морды. И проводит по его щеке успокаивающе. – У нас все будет хорошо, не злись.
Рядом с ним она ощущает себя спокойнее. Ведь главное, что он по-прежнему рядом с ней. И эта глупость. Кто еще помимо Рафаэля будет совершать такие глупости ради нее. Она знала, что он ее любит. И то, что он изменил свой внешний облик лишь только для того, чтобы понравится ее семье и соответствовать своей девушке. Вот только Умеко все это было ненужно. Ей нужно чтобы он просто уделял ей немного больше времени. Она заслужила немного больше его внимания. Но может быть, именно так он показывал, что готов променять все, что у него есть на уединенную жизнь с ней. Но без Нью-Йорка с его быстрыми автострадами он ведь совсем зачахнет. Ему просто нужно было время, чтобы принять на себя ответственность, которую он возложил на свои плечи.
-Нашел себе подружку, пока  меня не было? Такие венки, являются проявлением глубокой симпатии. – Теперь ее тон чуть изменился и звучит обвиняющее, а лапой она касается венка, висящего у него на шее. – Знаешь, если ты хочешь сопровождать меня на вечере, тебе придется научиться танцевать. А то ты даже с собственным хвостом не управляешься. – Она крепче сжимает его ладонь, единственный раз, в жизни заставляя себя верить на слово. Ведь если все поголовно видели и признавали в нем Рафаэля, может быть, ей тоже это удастся?


А далеко в лесу старая ведьма варит новое зелье. Она видит сомнение в голубых глазах лисички и тихонько и зловеще посмеивается отражению в котле и вьющемся над ним призрачному дыму.
-Вы слишком разные, - поет лисица, помешивая варево. – Вам не жить долго и счастливо. – Она с завистью смотрит на Умеко и Рафаэля. Еще никто не проходил ее испытания! А уж лисице и обращенной черепахе их никогда не пройти. Ну и никто еще не запрещал менять правила игры прямо во время ее проведения. Старая шаманка стоит новый план, чтобы разлучить влюбленных.

+1


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Альт Вселенная » [А] They lived happily ever after