Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Флэшбэк » [ФБ] Oppa Harlem style!


[ФБ] Oppa Harlem style!

Сообщений 1 страница 10 из 26

1

http://sd.uploads.ru/QNvPp.png

Время и место: 17 апреля, поздний вечер; крохотный проулок на окраине Гарлема
Участники: Michelangelo, Raphael, April O'Neil, Donatello, Leonardo
Краткий анонс

Спустя день после их необычного знакомства, черепашки и Эйприл вновь сталкиваются посреди темной подворотни. Девушке предстоит окончательно смириться с тем фактом, что в городских подземельях обитает семейка разумных мутантов, обученных искусству ниндзюцу, а также показать своим новым знакомым, что из себя представляет жизнь "на поверхности"... А кто сказал, что будет легко?

+3

2

Невероятный сон!
Эйприл слабо приоткрыла покрасневший, бледно-голубой глаз, щурясь и морщась от ослепительно ярких, алого оттенка лучей уже заходящего солнца, бьющих ей прямо в лицо из не занавешенного окна. Распахнутого? Она приоткрывает аналогично и второй глаз, резко садиться на кровати, чуть не свалившись через ее край, оказавшись неловко запутанной в собственном одеяле. Прекрасно, а теперь еще парочка вопросов - почему у нее все так ужасно болит, и она спит в одежде? В грязной... одежде...? Сколько время? Семь часов вечера?! Отлично, прогуляла! То есть все на свете проспала! Кряхтя и мысленно вознося к безжалостно серым, близвечерним небесам целую поэму в виде самых простых ругательств, девушка все-таки встала на ноги, пару раз в бессильной ярости пнув коварное покрывало, не желающее выпускать рыжеволосую из своего плена. Ну ничего себе, она валялась в постели не только в одежде, мятой, с огромными, черными размывами и дырами с кулак, но и в кроссовках! Дойти до такого, можно было исключительно только с большого бодуна! Пошатываясь и хватаясь за стены, пихнув при этом распахнутую оконную створку так, что стекло оной протяжно зазвенело, встретившись с рамой, Эйприл направилась в коридор, прямиком к большому зеркалу, занимавшему свое законное место в стенке стенного шкафа. Встав напротив своего бледного, усталого отражения, будто ночь и вовсе не спала, О'Нил с тихим шипением, осторожно приподняла подол прилипшей к телу футболки. И тут же испуганно натянула ее вниз, до самых колен, в панике вытаращившись на свое отражение  - синяки с кулак по ребрам, если не весь живот - один сплошной синяк! Господи боже, где она была вчера?!
- " Я так даже не просыпалась после школьного пати, когда ребята принесли ведро фруктового ликера." - Ошарашено опустившись на стул в коридоре, и тут же громко ойкнув, похоже, ее пятая точка пострадала не меньше, девушка в молчаливом ужасе обхватила собственную голову двумя руками, просто пытаясь вспомнить, каким образом она умудрилась прошлым вечером заработать себе такие ушибы. Что она делала? Вчера были занятия в группе, обычная рутина, ничего особенного. Она собрала учебники, немного задержалась по пути, встретившись с Ирмой и с энтузиазмом расписывая ей, как обычно, очередной гениальный сюжет, который попытается всучить сотрудникам "шестого канала", задобрив их лишней порцией кофе с зефирками. А потом... стемнело? Что было после того, как на улицах зажгли фонари?
Требовательный телефонный звонок со стороны кухни, мигом  развеял все мысли, так тщательно собираемые Эйприл в кучку, по углам. Раздраженно сопя и потирая многочисленные, ушибленные места и устало пришаркивая, школьница доползла до подпрыгивающей на аппарате трубки, лихорадочно схватив ее и плюхнувшись грудью на барную стойку, - ДА! Ирма? - Она немного помолчала, слушая перепуганный голос подруги, довольно отрешенно и задумчиво разглядывая потолок собственной квартиры. Умница Ирма, слышала в последних новостях, что в районе, где живет ее лучшая подружка, были замечены "пурпурные драконы", местная бандитская шайка, оказались страшно избитые. Должно быть была кошмарная драка и конкурент был весьма серьезный -  этой группировкой мало кто связывался, негодяи и грабители они были отвязные, и нарваться на них было раз плюнуть. Ирма само собой переживала и беспокоилась за нее, ушедшую так поздно... и путь Эйприл проходил как раз "в сторону" этого инцидента. Причем Эйприл не показалась сегодня в школе, наверняка что-то случилось! - Не знаю... в порядке ли я... - Заторможенно ответила рыжая, буравя взглядом стены. - Знаю только, что я проснулась побитая и в кросовках... А... и еще мне кажется я знаю, кто перебил "драконов". Большие... прямоходящие... почти двухметровые... черепахи... Ирма, мне пора, поговорим завтра! - С силой шлепнув трубку обратно на аппарат, мигом взбодрившаяся Эйприл прытко заметалась по комнате, на ходу, айкая и ойкая, стягивая  себя старое шмотье, оставляя его валяться раскиданным по комнатам и побежала за новой порцией чистого белья... а так же за фотоаппаратом, записной книжкой, запихивая все это в сумку на плечо и наливая себе на ходу "кока-колу". Она видела их! Да! Это был... НЕ СОН! Гигантские черепахи, раскидавшие мужиков как мух! Гигантские кунг-фу черепахи! Нет, она должна убедится, что это ей и вправду не приснилось!
...
Пока она дошла до того места, где на ее памяти, на девушку напала группа этих разбойников, небо уже совсем почернело, и еще не оправившейся после последних событий Эйп, было мягко скажем, не по себе. - Страшно то как, - тихо вздохнула про себя школьница, доставая из сумки фотоаппарат и снимая с головы капюшон потертой куртки с нашивками ее школы на плечах. О'Нил задрала голову вверх, разглядывая квадратный кусок темно-синего полотна  редкими звездами - как типично, хочешь что-то снять, обязательно матушка погода все испортит. Кучерявые облака гнали всех по домам. Особенно в такое позднее время. Но только не Эйприл О'Нил, нет уж! Нетушки! Сняв крышку  окуляра, Эйприл прижалась лицом к фотографическому аппарату, разглядывая сквозь выпуклый "глазок" очертания пожарной лестницы, перевернутых мусорных бачков в углу, и роскошных вмятин из битого кирпича в изрисованной стене. Но мятые крышки мусорки не доказательство! Ну что-нибудь... там... кусочек панциря может? Или выбитый чей-нибудь зуб?! Яркая вспышка осветила расстояние от дома до дома, охватив всю панораму. Эприл пристально, недовольно поджав губы, смотрит на свеженькую фотографию. Подворотня, как подворотня, разве только перила на пожарке чуть погнуты, да все более замусоренно, чем в соседнем переулке. О... а это что? Чуть шире распахнув глаза, девушка заметила на фото яркий отблеск... вон там... Рядом с мусорным контейнером! Через секунду оказавшись уже на месте, чувствуя себя пиратом с картой сокровищ зажатой в кулаке, О'Нил низко наклонилась вниз, выуживая из лужи крохотную, металлическую звездочку. Повертев ее перед лицом, побледневшим настолько, что веснушки почернели, Эйприл осторожно попробовала ее заостренные концы, приложив большой палец...
- ХЭЙ! Привет! - Радостный голос за спиной школьницы  вынудил ее, во первых, от неожиданности порезать руку о края сюрикена, а во вторых, выронив тот обратно в ту же самую лужицу, О'Нил резко развернулась, и коротко взвизгнув, заслонилась фотоаппаратом, не забыв нажать кнопку, озарив незнакомца ослепляющей вспышкой и приготовившись дать деру!
Улыбочку!

+3

3

Ninjara as Michelangelo

#California...knows how to party
California...knows how to party
In the city of L.A.
In the city of good ol' Watts
In the city, the city of Compton
We keep it rockin! We keep it rockin!(c)

http://sd.uploads.ru/TQaSY.gif

Майк поднял крышку люка канализации и осмотрелся. Что бы там ни говорил мастер, а Нью-Йорк был прекрасен и неповторим. И почему их до этого не выпускали из дома? До этого они не видели саму жизнь, не видели это буйство красок, которое было присуще только Большому яблоку, да и младшему братцу всегда было в радость выбраться лишний раз на поверхность. Когда он смотрел на реальность через монитор компьютера или телевизор. Все казалось чем-то очень далеким и иллюзорным. А здесь… Здесь можно было все потрогать, понюхать, почувствовать. Нью-Йорк больше не был иллюзией со страниц столь любимых комиксов. Он был настоящим. Он был живым, и это было просто потрясающе. Хотелось кричать и поделиться радостью, и даже предыдущая встреча с ниндзя не испортила Микеланджело настроения. Ведь в самом вкусном яблоке всегда была червоточина – для Нью-Йорка этой червоточиной был и оставались преступники, как например те, что недавно напали на их новую подругу – Эйприл О’Нил. Но сегодня они не посмеют испортить ему эту экскурсию по городу. И этой ночью его ждут незабываемые приключения, если…
Майк скосил взгляд на Донателло, который тоже выбрался из люка и теперь обеспокоенно озирался. Ему в пару, как и всегда впрочем, достался зануда-гений, или как их ласково называл Раф: «команда Б». В некотором роде, это даже звучало обидно. Ведь лидер и бугай были в команде А, которая превосходила Майка и Дона по всем параметрам. Да, вот такое распределение по социальному неравенству. А кто вам сказал, что черепахам-мутантам в Нью-Йорке приходится  легко?
Микеланджело с легкостью взобрался по пожарной лестнице на крышу и огляделся. Ветер, гуляющий на крыше, пьянил и возбуждал, хотелось ощутить его каждой клеточкой своего тело и сохранить это чувство. Черт, почему они раньше не выходили на улицу?! Здесь же так прекрасно.
-Никто не погасит… - Громкий голос Микеланджело эхом разносился по всей округе, и черепашка невольно заслушался его звучанием. Вот она – настоящая сцена, где он наконец-то может быть самим собой и никого не изображать из себя.
-…Пламя в наших сердцах…
Микеланджело сложил руки, словно воспарившая к небу птица, и поднял одну ногу. В комиксах, которые он читал эта поза – была неким паролем, для того, чтобы проникнуть в логово злодеев. А еще там была красивая драка с зомби. Глаза Майка засветились недобрым огоньком и он «воспарил» в позе феникса. Потом он кинул взгляд на Дона.
-Ну же, Донни, одному этого делать не интересно. – Он подбежал к брату, который что-то с интересом рассматривал и повернул его голову к себе.
-Сейчас я буду обучать тебя позе «феникса». Но только она абсолютно секретна, так что ты не должен никому ее показывать! – Микеланджело понизил голос, показывая всем, что это секрет и этот секрет, несомненно, поможет им с Дном стать лучше и обойти Леонардо и Рафаэля. – Так правую ногу вперед и вверх,  левую руку за голову, правую вытянуть горизонтально. Так, хорошо. – Майк придирчиво осмотрел свое «произведение искусства». Он встал от него по правую руку. – А теперь громко и выразительно:
НИКТО НЕ ПОГАСИТ ПЛАМЯ В НАШИХ СЕРДЦАХ! МЫ – ФЕНИКСЫ!

На середине фразы Донателло не удержал равновесия, чем вызвал приступ оглушительного смеха из груди Микеланджело. Она помог брату подняться, и уже оттряхивая его пластрон от каменной крошки и пыли отметил.
-Плохой из тебя конспиратор. Нас бы сразу заметили и отдали бы на корм зомби. – Разочарованно протянул Майк, однако его печаль длилась недолго. Ровно до тех пор, пока он не заметил новую неоновую вывеску, которая мигала яркими красками и освещала наверняка половину квартала. Очертания фигуры были несколько странными и незнакомыми, что Микеланджело замер, на несколько секунд настороженно разглядывая невиданного зверя.
-Это грудь? – Недоуменно протянул Микеланджело, наклонив голову. Хотя это была скорее девушка, а точнее ее силуэт, ну а если еще точнее самые выдающиеся его части. Да, именно так и состоялось первое знакомство подростков с женщинами. Хотя до настоящих им все равно было далеко.
Спустя час после увлекательной прогулки и множества открытий братья добрались до первого памятного места. Здесь они спасли Эйприл, здесь они показали, что могут действовать, как единая команда. И тут Микеланджело заметил, как вспыхнуло что-то яркое. Он поспешил туда, где он увидел это и заметил тень. Чуть приглядевшись, Микеланджело даже в темноте различил, что их внезапным гостем оказалась Эйприл. Он поспешил к девушке. Она ведь наверняка обрадуется этой внезапной встрече. Он подскочил к ней со спины и, подняв правую лапу вверх, выпалил:
-ХЭЙ! Привет! – Вспышка ослепила Майка на несколько секунд, и он непонимающе заморгал. – Эйп, это же Майк. Мы виделись недавно. Это мы спасли тебя от бандитов, - он подтащил Дона за панцирь к себе поближе, чтобы показать вот этот зеленый чувак тоже в этом участвовал.
Он хмуро глянул на сюрикен в ее руке. Девушка порезалась об острое лезвие. Майку стало не по себе. По ее руке текла кровь. Ему стало страшно, а что если они вот так случайно могут ранить кого-то еще, или вообще убить?..
-Рафаэль, вечно свои игрушки разбрасывает, где ни попадя. Ты в порядке?

поза "феникса"

http://sd.uploads.ru/R4wXG.jpg

Отредактировано Ninjara (2014-08-27 21:00:39)

+2

4

Oh, sometimes I gotta get a good feeling, yeah
You don’t feel it that I never never never never had before, no no
Gotta get a good feeling, yeah

Донателло относился к их вылазкам на поверхность со смешанным чувством. С одной стороны, это был потрясающий, ни с чем не сравнимый опыт — неиссякаемый источник новых ощущений и позитивных эмоций. Огромный, переливающийся мириадами разноцветных огней мегаполис буквально захватывал воображение, да с такой силой, что впору было собрать чемоданы и переселиться на городские крыши, раз и навсегда распрощавшись с наскучившим серым подземельем и душной мастерской, которая прежде казалась ему самым интересным местом на всей Земле. С другой стороны, каждый их выход сопровождался серьезным риском — замечтавшихся подростков могли заметить обычные люди или, что хуже, полиция; их фотографии могли попасть на страницы газет и привлечь внимание ученых и политиков; а если бы кому-то пришло в голову проследить за мутантами и отыскать их убежище? Словом, было отчего схватиться за голову в очередном приступе паранойи, что в их семье было присуще скорее гипер-ответственному Леонардо, чем спокойному и рассудительному изобретателю... Потому, Дон сомневался, что им с Микеланджело стоило идти в город вдвоем. Тем более, что мастер четко сказал: братья должны держаться вместе. Тем не менее, идея отпускать Майка наверх в одиночестве показалась ему еще более бредовой, так что гению не оставалось ничего иного, кроме как покорно последовать за воодушевленным шутником, стараясь не подать виду, что ему и самому жутко хотелось еще раз подняться на поверхность... Взяв с Майки обещание быть паинькой (хотя, кому он верил?), Донателло уже с чуть большей уверенностью в своих силах высунул голову из канализационного колодца и пристально огляделся по сторонам, проверяя, не заметил ли их кто из припозднившихся прохожих. Микеланджело уже проворно взбирался на крышу по старой пожарной лестнице, и Дон спешно последовал его примеру, стараясь не издавать лишних звуков — ступени оказались расшатанными и жутко скрипучими, но подростки не зря потратили целое десятилетие на усердные тренировки. Правда, все их уроки вмиг оказались позабыты, лишь стоило мутантам подняться на вершину пятиэтажки. Открывшаяся им панорама залитого сиянием Манхэттена было до того красивой, что Майки аж распелся от переизбытка чувств, плюнув на всякую конспирацию. Дон, впрочем, не стал его перебивать: закатив глаза с доброй, снисходительной улыбкой, гений быстро переключил свое внимание на большой электронный стенд, заинтересовавшись мелькающим на экране рекламным роликом — все-то ему было в новинку и все вызывало живой интерес, в первую очередь, своим устройством. Все-таки, люди были очень изобретательны...

I gotta feeling that tonight's gonna be a good night
That tonight's gonna be a good night
That tonight's gonna be a good, good night

Ну же, Донни, одному этого делать не интересно, — голос Майки заставил его вынырнуть из собственных мыслей, переключив внимание на то, чем в данный момент был занят младший брат... Покорно повернув голову в сторону весельчака, Дон с трудом удержался от тяжкого вздоха.
Ты только что это придумал, — обличающим тоном заявил он, все же, вставая рядом с Микеланджело и нехотя повторяя его движения. — Так? — Донателло постарался как можно точнее повторить то, что показал ему брат, и даже заслужил похвалу последнего. Стоило признать, поза была откровенно... необычная, но Дон не спешил менять положения, терпеливо дожидаясь, пока Майки покажет, что надо делать дальше. Его оглушительный вопль заставил гения поперхнуться от неожиданности, и он, вмиг оглохнув, неуклюже повалился на панцирь — попробуй-ка, сохрани равновесие, когда ты стоишь на одной ноге и тебя еще, вдобавок, сносит волной децибелов! Майк немедленно разразился оглушительным хохотом, и Дон, вместо того, чтобы справедливо обидеться, лишь столь же рассмеялся в ответ.
Эй, я не ожидал, что ты решишь завопить на весь район, — с притворным возмущением воскликнул он, впрочем, с ухмылкой хватаясь за протянутую ему ладонь и вновь поднимаясь на ноги. — Все же, постарайся вести себя чуточку потише, ладно? — так и не дождавшись ответа и, вдобавок, заметив странное выражение, застывшее на веснушчатой физиономии брата, Дон перестал ржать и недоуменно обернулся назад, проследив за чужим взглядом... Увиденное вмиг заставило его слегка покраснеть. Жаль, но одергивать Майка было уже поздно — тот все прекрасно рассмотрел и запомнил, так что теперь оставалось лишь отвлечь его внимание на что-нибудь менее... неприличное.
Да, Майки, это грудь, — со вздохом признал изобретатель, ненавязчиво закрывая глаза (и еще добрых поллица) Майка своей широченной зеленой ладонью и таким образом утягивая его следом за собой к краю площадки. — А еще я вижу впереди отличный участок для паркура... — многозначительно протянул он. — Ну же, не отставай! — отпустив брата, Донателло с неожиданной для него прытью сорвался с места и первым рванул прочь с крыши, вынуждая Микеланджело оставить рекламную вывеску в покое и последовать за братом. Смеясь и поддразнивая друг друга, подростки увлеченно соревновались в скорости прохождения импровизированной полосы препятствий, находя это занятие куда более увлекательным и полезным, нежели их обычные растяжки и отжимания. Жаль, что мастер не мог оценить их со стороны... Несомненно, он бы включил эту пробежку в комплекс их ежедневных упражнений, для пущего эффекта удлинив ее на пару-тройку часов.

Tonight's the night (HEY!)
Let's live it up (lets live it up!)
I got my money (I'm paid!)
Let's spend it up (Lets spend it up!)
Go out and smash it (Smash it!)
Like Oh My God (Like Oh My God!)
Jump off that sofa (Come On!)
Let's kick it OFF!

Майки, ты куда? — крикнул Донателло спустя какое-то время после того, как они галопом обежали полрайона и несколько раз передохнули возле отдельных запоминающихся строений, любуясь городскими красотами и просто наблюдая за кипящей на улицах жизнью. Заметив, что его брат свернул с намеченного пути и замер возле края очередной площадки, Дон немедленно подскочил ближе к нему, с любопытством заглянув в темную подворотню. Он тоже помнил это место: именно здесь подростки первый раз в жизни контактировали с человеком, а если быть точнее — то с рыжеволосой школьницей по имени Эйприл О'Нил, угодившей в лапы местной бандитской шайки. Разумеется, черепашки выручили бедняжку из беды, и даже более того: они отнесли девушку в убежище, где раскрыли ей тайну своего происхождения и заодно как следует подлатали. Должно быть, она еще нескоро забудет эту удивительную встречу... если вообще забудет. Донателло слегка призадумался, гадая, чем сейчас занимается их новая знакомая. Наверно, отсыпается у себя дома — оно и неудивительно, столько новых впечатлений! И еще эти неприятные увечья... Эйприл по определению требовался выходной, а лучше даже два, чтобы поднабраться сил и слегка отвлечься от воспоминаний о странной семейке мутантов, живущей под ногами у обычных горожан. Быстро окинув взглядом узкий проулок, Дон шлепнул брата ладонью по панцирю. — Идем уже, — позвал он с легкой улыбкой, однако Микеланджело и не подумал уходить: внимание шутника привлекла какая-то яркая вспышка, и тот немедленно сиганул вниз, оставив Дона в растерянности топтаться на крыше. — Майки!... — недолго думая, Донателло и сам прыгнул следом за братом, несколько раз бесшумно спружинив широкими ступнями о перила пожарной лестницы и, наконец, мягко приземлившись на залитый водой асфальт, прямиком за спиной у Эйприл. Он уже заметил девушку и даже успел изумиться ее присутствию в подворотне — ну надо же, какая упрямая... И чего ей дома не сидится?
ХЭЙ! Привет! — радостно поприветствовал рыжую Майк, на что та испуганно взвизгнула и отпрянула прочь, загородившись фотокамерой. Щелк! — и вытянутое от удивление лицо мутанта вмиг оказалось запечатлено на пленке. Вот тебе и вылетела... птичка. "Феникс," — мысленно вздохнул Дон, выпрямляясь после прыжка. Эйприл попятилась прямо в его сторону, так что Донателло торопливо поднял ладони на уровень глаз, не желая чтобы его глаза пострадали от яркой вспышки.
Воу-воу, полегче, — воскликнул он, приветливо улыбаясь. — Это всего лишь мы — Донни и Майки, — весельчак "вытянул" его из-за плеча Эйприл, и гений послушно встал рядом с братом, как будто позируя для дружеского снимка. — Черепашки... мутанты... подростки и ниндзя, — скороговоркой перечислил он, надеясь, что хоть что-то из этого списка успокоит девушку и заставит ее опустить свое фоторужье, пока ребята окончательно не ослепли.
Это мы спасли тебя от бандитов, — поддакнул Микеланджело, но, кажется, Эйприл куда больше заинтересовал неглубокий порез на собственном пальце. Заметив кровь, Дон мигом посерьезнел и сделал шаг к знакомой, успокаивающе протягивая к ней руки.
Дай-ка я взгляну, — произнес он доброжелательно, аккуратно перехватив чужое запястье и внимательно осмотрев ранку. — А ну-ка, секундочку... — Дон порылся рукой в кармашке на собственном поясе и выудил на свет новенький пластырь, который тут же с поразительной легкостью налепил на пострадавший палец, вмиг остановив кровотечение — оставалось лишь подивиться его оперативности. — Вот и все, — довольно воскликнул гений, отступая на шаг и выпуская чужую кисть. Взгляд мутанта светился дружелюбием и заботой. — Как твои ребра? Не сильно беспокоят?

+2

5

Рыжая округлила голубые глаза, приоткрыв рот глядя на два плечистых силуэта, шокировано разглядывая угловатые черты мускулистых плеч, затененные полумраком размахрившиеся полосы разноцветных масок, пурпурной и оранжевой ткани, с широкими, неровными прорезями для глаз... у них панцирь... ПАНЦИРЬ! Большой, круглый, в пятиконечных призмах, твердый... А какие руки... пожалуй ни один знакомый мужчина Эйприл, не мог бы похвастаться ладонью, которая сравнилась бы размером с лапищами этих мутантов. Девушка хорошо запомнила с прошлого раза жесткий, неудобный, покрытый трещинами пластрон, на ощупь напоминающий чем-то разделочную доску, грубые, шершавые мозоли на узловатых пальцах и четыре участливые физиономии, маячившие над ее головой, достаточно близко с покрывалами, чаем и бинтами наперевес. Запрокинутая на шею тонкая лямка фотоаппарата оказалась весьма кстати - выпавший и цепких ручонок  дорогой "canon", подаренный ей отцом на день рождения. шлепнулся школьнице на грудь и криво повис вывернув лямочку наизнанку. А так бы - прощай камера на мокром асфальте вдребезги. - Вы... - сипло выдохнула девушка, оттопырив пораненный палец и неистово потрясая им в воздухе, роняя на землю мелкие капли крови... Эйприл неловко замолчала, не найдя подходящих слов, чтобы разом выразить все свои чувства, что обуревали ее сейчас. Черепашка, что повыше, воспринял этот бурный жест по-своему - широкая трехпалая ладонь мелькнула перед носом изумленной Эйприл осторожно перехватывая руку девушки и ненавязчиво приблизив ее палец к собственному лицу. Секундная шальная мысль " сейчас откусит", и  юный мутант впускает ее кисть, выхватывая, словно фокусник, из ряда карманов на своем широком поясе тонкую полоску пластыря, налепив ее точнехонько на тонкий, указательный палец новой знакомой, на который и пришелся этот болезненный укол при развороте сюрикена, безвозвратно исчезнувшего в глубокой луже. Школьница ошарашено, еще несколько секунд "попялилась" на ровную, белую полоску охватывающую порезанную подушечку, полностью проигнорировав слова зеленого доктора обращенные к ней.  - Вы... - снова торжественно воздела порезанный перст к небу О'Нил, азартно сверкая голубыми глазищами, -... вы мне не приснились! Точно! Да! - Она широко улыбнулась, аж зажмурившись и сжав  руки в кулаки от накатившего "счастья", - ЙЕС я еще не сошла с ума! Ой ой... - не стоило же так резко подпрыгивать от радости на месте. Схватившись за бок, Эйп шумно выдохнула, сложившись пополам... да, точно... ребра. А она и забыла о них совсем. - Все нормально, - она медленно выпрямилась, с досадой наморщив конопатый нос и уперев обе ладони в поясницу, прищурившись глядя на черепах снизу вверх, - До этого момента - не беспокоили. - Пробубнила школьница, поправив скособоченную куртку. Но такая мелочь, как ноющие ушибы не могла испортить впечатления Эйприл, уж точно. Подумать только, существа которые могут быть лишь в чьей-то фантазии, в воображении, стоят перед нею во плоти. Вчера девушке казалось, что это в ее бреду, где О'Нил избитую и почти без сознания, провозят по коридорам больницы. Однако уже сам тот факт, что она проснулась дома, а не в больничной палате, указывал на то, что тут все далеко не так просто... Да еще и Ирма... опс, она же обещала о них никому не говорить! Но рассказала подруге... Хотя вряд ли она конечно поверила в этот бессвязный, сонный бред О'Нил и ее шумное дыхание в трубку. Дико и смешно... но так похоже на взбалмошную, любопытную Эйприл. - Мутанты... ниндзя... черепашки... подростки? - О'Нил осторожно двинулась с места, с широко распахнутыми глазами с нескромным любопытством разглядывая массивных рептилий. - Да... точно. - Она очень осторожно ткнула в панцирь Микеланджело кончиком ногтя. - А он... тяжелый наверное, да? - Любопытство конечно вещь страшная, но если его не удовлетворить, оно потом съест тебя изнутри, и  Эйприл очень осторожно, ненавязчиво, но все же спросила то, что интересовало ее больше всего. Не зеленая кожа и отсутствие ярко выраженного, как у людей, носа, или трехпалые руки и ноги, где каждая ладонь размером со сковороду, а ступня так вообще. Нет! Конечно-же главная гордость всех черепах на планете Земля - панцирь. Крепкий, толстый - отличная, завидная, природная броня вся в трещинах и царапинах. - Сколько же он весит... ам, простите ребят, если что, мне просто интересно, я впервые вижу ээээ... мутантов. Раньше только как-то по телевизору... - в фильмах, ага. В фантастической анимации. Вчера все воспринималось куда проще. - А ты значит, что-то вроде домашнего врача? - Она перевела свой блестящий взгляд на Донателло, - Вправляешь ребра и сломанные носы? И часто вы бьете Пурпурных драконов? - Вот что значит, будущая профессия репортера, когда вопросы сыпятся, как горох и руки волей-неволей тянутся к фотоаппарату, но стоп сигнал в виде добродушно улыбающейся бурой крысы в халате с резной тростью, слишком сильно повлиял на девушку перебарывая ее "инстинкты", и О'Нил просто радовалась тому, что может узнать об окружающем ее мире, чуть больше. Еще бы... вряд ли кто-то мог похватать такими экзотичными знакомыми. Она замолчала, суетливым движением поправляя сползающую с плеча сумку, да бегло оглядываясь по сторонам, - Нам лучше будет уйти с этого места, а то вдруг вас кто-нибудь увидит, -  Эйприл красноречиво махнула в сторону стройного ряда темных окон, этажом выше. Шум может разбудить жильцов. И если Эйприл дала обещание хранить существование клана Хамато в тайне, то этим людям о таком обещании не положено знать, и те непременно захотят посмотреть на "чудо" поближе, не забыв созвать всех своих соседей.

+2

6

Ninjara as Michelangelo

You’re a one man wrecking ball
Bombs away
You’re a big screen drama queen
Wind her up and watch her scream
So cold but so hot
You’re no class white trash
Royal pain right in the ass
But I’m here to stay
So bombs away(c)

http://se.uploads.ru/wP9pv.gif

Город всегда ждет своих героев. Честных, благородных, готовых защищать слабых и протягивать руку помощи сильным. Да, себя и своих братьев мутант с удовольствием причислял к той почти вымершей касте защитников. И особый накал ему придавал еще юношеский максимализм, который цветком лотоса расцветал в груди черепахи. И пускай для него это была лишь выдумка, и вряд ли бы кто-то стал покупать комиксы о зеленых уродцах. Совсем другое дело - котики. Котики - милые, котиков все любят. Наверняка, комикс о котятках побил бы все рекорды продаж! Гениальная идея!
Майк недоуменно рассматривал девушку. Его немного пугала столь настороженная реакция. Они же вроде как виделись, вроде как разговаривали. А теперь она смотрит на них чуть ли не как на восьмое чуда света и не может поверить, что они настоящие. Для него это было в неком порядке вещей. Майк протянул руку к девушке и легонько ущипнул. Она не спит. Черт, да ему самому такое бы даже в страшном сне не приснилось. Ну, вот как то будем откровенны, себя да и свое семейство все вместе взятое Майк супер красавцами не считал. Больше того, если бы он сам был на месте Эйприл, он бы наверняка струсил, завизжал как девчонка и грохнулся бы в обморок. Ну и когда там были пурпурные драконы, он был близок к этому состоянию. Ведь одно дело тренировки с братьями и учителем, а во всем другое столкнуться с реальной опасностью. Он тогда изрядно перетрусил, но никому об этом знать не стоило, иначе Раф будет этим попрекать его до конца дней. И ладно бы просто попрекать, так он может еще и платьице женское купит. Ну, или точнее закажет по интернету, как обычно они поступали с пиццей.
Черепашки…Мутанты…Ниндзя…Подростки…Нет, не так. Подростки мутанты черепашки-ниндзя. Нет, ну а что? Отлично звучит. Прямо как слоган феникса… Микеланджело давно думал, что им необходима какая-то ключевая фраза, которая сразу будет обозначать их присутствие. Так, чтобы у Пурпурных драконов поджилки начинали трястись, когда во мраке ночи появлялись герои Нью-Йорка. Нечто броское яркое и таинственное... как "феникс"
- Мы отправляемся по самой неизведанной тропе. У нас есть цель, отвага и уважение, порожденные нашим страхом. БУЯКАША! – Он хлопнул Дона по плечу, указывая на то, что старший братик должен оценить его задумку и потуги к сочинительству. Слово "буякаша" не несло в себе никакого смысла, но должно было произвести нужный эффект на преступников и прочих правонарушителей.
К слову об этом. Сколько он себя помнил, он всегда любил сочинять. И если раньше это были коротки рассказы и зарисовки, записанные на каких-то клочках бумаги, то сейчас в планах у Микеланджело была целая книга. Фантастический рассказ, наполненный незабываемыми интересными приключениями. И обязательно некой толикой романтики, которой так не достает в жизни черепашек. И все его знания о романтике обычно ограничивались флешбеками в комиксах и мелодрамами, которые любил смотреть Сплинтер. В конце-концов у каждого в их семье были свои странности. Почему бы и не мелодрамы в конце-концов.
Эйприл ткнула его в панцирь, и Майки испуганно отскочил от девушки, юркой газелькой, разом эдак метра на два. Женщина, не прикасайся ко мне, будто я непонятная неведомая фигня, от которой ты еще и рискуешь заразиться неведомой болезнью. Майк отмахнулся от Эйприл.
-Да ну нет. Он же с нами с рождения. Мы все к нему привыкли. Это часть нас. Это как у улитки – собственный домик. – Микеланджело хмыкнул, представив огромную мутанта-улитку. – Вот и у нас, панцирь  это наш маленький домик, в котором мы можем спрятаться. – Он наглядно спрятал голову и донесся его утробный голос. – Меня не видно. – Потом резко вытащил голову. – А теперь – видно.
Он бы еще долго мог бы так дурачиться, благо совесть позволяла, а Рафа или Лео, которые могли поставить взбалмошного Майка на место одним лишь словом или взглядом, ну или в  случае Рафаэля кулаком, который неоднократно грозился пересчитать младшему черепашке все зубы. Но это лирика, угрозы на Микеланджело действовали редко. От них, так же, как и от наказаний Сплинтера спасали быстрые ноги и пара мест в коллекторе, о которых никто не знал.
Эйприл снова засуетилась, и торопливо и испугано оглядела местность. Микеланджело перехватил ее запуганный взгляд и внимательно проследил за движением руки, вскидывая взгляд вверх на темные окна спящих домов. В словах девушки был резон. Им нужно было где-то спрятаться, и тут Майку пришла в голову отличная идея. А почему бы им не совместить приятное с полезным. Судя по его данным, неподалеку располагалась пиццерия, распространяющие запахи пеперонни и запеченного сыра на весь квартал. Он поманил брата и девушку за собой, подмигивая Эйприл.
-Хей! За то, что мы спасли тебе жизнь, не думаешь ли ты, что должна угостить пару кусочков пиццы. Мы же – твои герои. Мы – подростки мутанты черепашки-ниндзя.
Они – словно Темный рыцарь во мраке ночи, на страже своего огромного года. Они живут под землей, подобно великому Брюсу Уэйну, и редко показываются на глаза. Их существование окутано тайной, но это не мешает оставаться им героями по своей сути.

Отредактировано Ninjara (2014-09-12 14:45:29)

+2

7

Destroy this City of Delusion
Break these walls down
I will avenge
Justify my reasons
With your blam (c)


Интересно, кому первому в голову пришла эта потрясающая идея – разделиться? И главное разделиться не потому, что этого требует стратегия (слово-то какое!), чтобы застать врага врасплох, например. Да и какие там враги-то? Помоечные крысы и облезлые собаки, страдающие бешенством? Хоть день назад и случилась стычка с мужиками мрачных наружностей, которые посмели обидеть одну рыжеволосую девчонку, только ко вселенскому разочарованию Рафаэля она быстро закончилась. Четыре брата с легкостью напинали численно превосходившей шайке, щедро оставив на память разбитые рожи и поломанные конечности. Вот и вся битва. Смешно даже. Не о таком мечтал Рафаэль, мужественно терпевший все эти шестнадцать лет зловонные испарения сточных труб (это если зайти подальше от логова). А эта девчонка… человек…  Эйприл... Вдруг она уже побежала всем рассказывать про них? Ведь не каждый день тебе встречаются на пути  гигантские рептилии, которые еще и спасают тебя от уличных хулиганов... Впрочем, даже если и побежала – кто ей поверит в этот горячечный бред о здоровых черепахах.
Тем не менее, Рафаэль не мог не признать, что биться с настоящими противниками, ему сказочно понравилось. Когда адреналин вскипает в надутых венах, сердце бьется о грудную клетку как ненормальное, а руки еще крепче сжимают рукояти пары сай, которые синхронно вонзаются остриями в стену практически рядом с висками нахала… И страх, безграничный страх в широко распахнутых глазах злодея, перекошенная от ужаса бледная рожа, одеревеневшее тело, которое словно заковано между торчащими в бетоне саями… А другой злодей пожертвовал челюсть ради впечатляющего знакомства с прямым ударом ноги…  А третий… А третьего вырубил Леонардо, едрить его в панцирь!
Словом, Рафаэль все мог бы отдать ради того, чтобы еще раз ощутить весь этот азарт драки, когда демонстрируешь козлам, что не зря ты торчал столько лет на изнуряющих не по возрасту тренировках, не зря пинал братьев в спаррингах, доказывая им свою несокрушимость. И вот оно, свершилось.
А чтобы оно свершилось еще раз, Рафаэль твердо решил вместо запланированной экскурсии по новым впечатлениям от необъятного и практически незнакомого города, найти вчерашних бандитов. Ну должны же они где-то кантоваться, чтобы зализать раны, верно? А вдруг Рафу посчастливится, и он выйдет на самого-самого главного?  То-то потом разговору будет! Пока братья любуются красотами огней большого города, Раф будет предотвращать преступления, которые могут совершить эти отморозки в необозримом будущем! Не слабо, а?
Именно по этой честолюбивой причине Рафаэль, под каким-то хлипким предлогом отвалившись от Леонардо, блуждал в одиночестве по порядочно надоевшей уже трубе, силясь вспомнить, где это они вчера так удачно вылезли, что практически сразу же наткнулись на тот задрипанный переулок и кинулись резво спасать барышню.
-  Здесь что ли? – Рафаэль остановился у очередной металлической лестницы и задрал голову наверх, наморщено припоминая хотя бы вид нужного ему люка.- Да, так-то, конечно определишь… Но, кажется, это все-таки было здесь.
Он ловко вскарабкался по ржавым ступенькам, поднапряг мышцы рук и с силой откинул массивную крышку канализационного люка. Не для него это бестолковое занятие – приподняв тяжеленный блин, осторожно пучить глазами по сторонам. Если его кто-нибудь даже и увидит, то черепашка  запросто растворится в темноте прежде, чем этот « кто-то» дотумкает об этом.
Рафаэль эффективно выпрыгнул чертиком  из коробочки, сделав в прыжке одинарное сальто. Приземлившись на ноги, он осмотрелся.
- Кажется, я не ошибся, - ухмыльнувшись, заметил саеносец. – Знакомый дом, знакомая помойка… Даже жвачка Майки до сих пор прилеплена на каком-то раздолбанном ящике. Да, оно определенно!
Не теряя времени, он с легкостью взлетел по пожарной лестнице на крышу ближайшего дома и вдруг услышал голоса.
«О! А вот и наши клиенты!»
Черепашка вытащила сай и, крадучись,  переместилась с края крыши за чердачную каморку, которая входит в состав любой крыши и дает выход прямо на открытые воздушные пространства.
Прохладный ветер приятно обдувал рельефные плечи Рафа, снизу открывался потрясающий вид сверкающих огней Нью-Йорка, а над головой сияли бледные звезды. Романтика с большой буквы! Это вам не скудные впечатления канализационных труб!
Но в данный момент Рафу было плевать на все это великолепие, ведь враг не дремлет, и он рядом! Черт, плохо вот только видно фигуры бандитов с такого загораживаемого чердачной стенкой ракурса! А подойти поближе тут же себя обнаружишь... Впрочем, пускай Лео  тактики плетет, а Раф больше не может позорно прятаться в тени чердачной будки!
Мутант даже дожидаться не стал конструктивного и хотя бы понятного диалога между членами шайки – с нетерпеливым ревом сделал вброс с воздух, и в длинном прыжке приземлился прямо на спину одного из злодеев, который, ойкнув от неожиданности, брякнулся  под весом Рафаэля на бетонный пол крыши.
- Попался, гаденыш! Стой смирно, а то я… – Раф заткнулся на полуслове, когда внезапно обнаружил, что придавил чей-то очень знакомый панцирь. Его желтые глаза на мгновение сделались круглыми от изумления, но затем брови сдвинулись в тусклой мине, и саеносец рявкнул от разочарования: -  Майки! Какого рожна ты тут делаешь, едрить тебя в панцирь?! – Оглянувшись и заметив, что брат был не один, добавил: - Едрить вас всех в панцири!

Отредактировано Raphael (2015-11-06 16:44:04)

+2

8

Было довольно интересно и вместе с тем отчасти неловко наблюдать за молниеносной сменой эмоций на веснушчатом, основательно вытянувшемся лице девушки, в те самые мгновения, когда она, чуть приоткрыв рот от изумления и пораженно выкатив глаза из орбит, с напрочь онемевшим видом разглядывала возникшую перед ней парочку мутантов. Создавалось впечатление, будто она видела их впервые в жизни, хотя не далее как прошлой ночью они бок о бок сидели на потертом ковре в доджо и, затаив дыхание, слушали неторопливый рассказ мастера Сплинтера, раскрывавший Эйприл тайну их происхождения. Хм, любопытно, о чем же она все-таки сейчас думала, эта смешная, худенькая школьница с огненным, почти красным цветом слегка растрепавшихся волос? Донни терпеливо ждал ответной реакции, вместе с тем отрешенно размышляя о том, какой же она все-таки будет, эта реакция. Честно говоря, молчание слишком уж затягивалось, и в воцарившейся тишине, кажется, даже можно было расслышать легкое поскрипывание глазных яблок гения, то и дело косившего на замершего рядышком Микеланджело, и едва уловимый скрежет демонстрируемых в голливудской улыбке ослепительно-белых зубов — почти как звук расстроенной скрипки.

К счастью, слишком долго "давить" из себя вежливую лыбу, одновременно с тем готовясь в любой момент драпануть с места в карьер, прежде, чем Эйприл справится с охватившим ее ступором и, к примеру, решит запустить в черепашек своим дорогим фотоаппаратом, не пришлось. Едва придя в чувство, девица чуть было не сорвалась в дикий пляс, лихо потрясая кулаками в воздухе и плеща ногами по грязным лужам. Честно говоря, в глазах изобретателя это выглядело довольно-таки странно, однако... Кто еще мог спокойно отреагировать на подобные выкрутасы, если не Донателло, всю свою сознательную (и несознательную) жизнь проживший бок о бок с таким шумным и непредсказуемым существом, как Майки? В некотором замешательстве проследив взглядом за триумфально скачущей по подворотне Эйприл, гений еще раз вопросительно переглянулся с младшим братом, а затем вновь обратил взор на их рыжеволосую знакомую, решив все-таки никак не комментировать происходящее, пускай даже он совершенно не представлял, что именно могло послужить источником такой неудержимой радости. У каждого свои причуды, не так ли? Главное, что Эйприл не собиралась убегать от них с истеричными воплями на всю улицу, а также бить ни в чем не повинных, но таких жутких, на первый взгляд, мутантов дамской сумочкой по круглым узорчатым панцирям. Да уж, подобная реакция, несмотря на всю свою парадоксальность, была куда приятнее... Если бы только Эйприл вовремя вспомнила о своих поврежденных ребрах. Промелькнувшая было на губах юноши сдержанная улыбка (теперь уже куда более естественная, по сравнению с тем нарочито дружелюбным и миролюбивым оскалом, который он демонстрировал минутою раньше) мигом сменилась выражением искреннее тревоги, которое, в свою очередь, переросло в смущенную и отчасти даже виноватую гримасу: слова школьницы прозвучали так, будто это именно появление черепашек заставило ее испытать новый приступ боли... Ну, вообще-то, так оно и было. Вряд ли Эйприл стала бы так дико подпрыгивать, окажись она здесь совершенно одна, не правда ли?

Тебе лучше воздержаться от прыжков на какое-то время, — заметил Дон осторожно и в то же время слегка укоризненно. Впрочем, едва ли кто-то вообще услышал, что он там сказал — слишком уж велик был тот восторг, что охватывал юную журналистку, равно как и ее волнение. Похоже, что она все еще не могла до конца поверить во все происходящее с ней.

Мутанты... ниндзя... черепашки... подростки? — настороженно пробормотала она, теперь уже куда более пристально рассматривая зеленокожих подростков. От ее внимательного, буквально ощупывающего взгляда, Дону стало как-то не по себе. — Да... точно, — крохотный, облепленный свежим пластырем пальчик едва ощутимо ткнулся в грудной пластрон Майка, словно бы в попытке проверить, настоящий ли он. — А он... тяжелый наверное, да? Сколько же он весит... — в ее бормотании все более отчетливо слышались нотки искреннего... восхищения? Еще одна странность. Дон недоуменно вскинул бровные дуги, наблюдая за тем, как Эйприл с завороженным видом разглядывает костяную броню его спутника. Майк, естественно, не возражал — уж кто-кто, а этот весельчак всегда любил быть под "прицелом" чужого внимания.

Да ну, нет, — Микеланджело с коротким фырком помахал трехпалой ладонью в воздухе, сам того не осознавая, но даря Эйприл еще один повод сожрать его взглядом. — Он же с нами с рождения. Мы все к нему привыкли. Это часть нас. Это как у улитки – собственный домик. Вот и у нас, панцирь  это наш маленький домик, в котором мы можем спрятаться, — треща без умолку, юноша пару раз наглядно продемонстрировал свое умение прятать голову в панцирь, совсем как настоящая черепашка. Для привыкшего к подобным дурачества Дона это выглядело как нечто само собой разумеющееся, но вот для Эйприл, конечно же, было в новинку. — Меня не видно. А теперь – видно! — ха-ха-ха. Дон украдкой возвел глаза к темным небесам у себя над головой, впрочем, не особо раздражаясь всем этим выходкам. Будь здесь Раф, тот бы давно поймал удачный момент и от души треснул Майкстера по затылку, но Донни был куда более терпелив и снисходителен. Тем более, что временами Майки действительно демонстрировал отличное чувство юмора... о чем, разумеется, Дон никогда бы не сказал вслух. У его брата и без того была целая куча поводов считать себя самым крутым и неотразимым в черепашьей команде, куда уж больше-то?

А ты значит, что-то вроде домашнего врача? — поймав на себе заинтригованный взгляд ярких сине-зеленых глаз, Дон даже моргнул от неожиданности. — Вправляешь ребра и сломанные носы? И часто вы бьете Пурпурных драконов? — новые вопросы так и сыпались на головы мальчишек, как из мифического рога изобилия, однако гений прилежно старался ответить на все по порядку — причем как можно быстрее, чтобы не успело накопиться новых.

Ну, "врач" — это слишком сильно сказано, — он снова улыбнулся, добродушно взирая на девушку сверху вниз. Серебристо-серые глаза изобретателя озорно сверкнули в полумраке, отразив слабый свет от ближайшего уличного фонаря. — Я инженер, а не доктор... Вещи "лечить" проще, чем мутантов или людей, — на этих словах, гений слегка прижмурился и все с той же скромной улыбкой поскреб рукой в затылке, как бы говоря: "ну, вот, как-то так у меня сложилось". — Так что, если у тебя вдруг что-нибудь сломается из техники, то ты можешь просто отдать это мне, а я, в свою очередь, постараюсь это починить. Что касается Пурпурных драконов... — тут гений слегка нахмурился. — Мы понятия не имели, что это они, пока не увидели их татуировки. По новостям часто передают репортажи с мест преступлений, где засветились участники этой банды... И, признаться, у нас с братьями не раз мелькала мысль о том, что этих парней неплохо бы проучить. Но мы никогда не думали об этом всерьез, — "а ведь Рафу бы наверняка понравилась эта затея," — уже мысленно подытожил умник. Интересно, чем сейчас занимался его старший брат? Донателло не удивился бы, прознав о том, что Рафаэль прямо в этот самый момент скачет где-нибудь по крышам, разыскивая пару-тройку бандитов, просто так, для развлечения.

К слову, о крышах...

Да, ты права, нам лучше подняться выше, — согласился Дон, выслушав исполненное тревоги замечание школьницы. И тут же серьезно-озабоченное выражение его лица сменилось трогательно-заботливым: — Тебе это по силам? Если хочешь, мы можем тебя понести, — в самом деле, с такими-то ушибами, какие красовались на ребрах девушки, высоко без чужой помощи не залезешь... Было бы как минимум невежливо требовать от Эйприл бодро скакать по крышам и лестницам, тщетно пытаясь угнаться за ловкими и быстроногими мутантами.

Хей! — Микеланджело неожиданно высунулся вперед, опережая брата и сверкая коварной, прямо-таки предвкушающей улыбкой во всю зеленую физиономию. — За то, что мы спасли тебе жизнь, не думаешь ли ты, что должна угостить парой кусочков пиццы? Мы же – твои герои. Мы – подростки мутанты черепашки-ниндзя, — нет, ну он точно обнаглел! Конечно, затея подкрепиться вкусной, горячей пиццей была вовсе не так плоха, но требовать от Эйприл кормить их задаром? Да, они спасли ее от Пурпурных драконов, но... Не слишком ли это беспардонно с их стороны?

Майки! — возмущенно оглянулся на шутника Донателло, уже даже не пытаясь скрыть сердитого неодобрения. — То, что мы ей помогли, еще не означает, что ты имеешь право эксплуатировать чужой кошелек! И разве у тебя не припасен десяток замороженных пицц дома в холодильнике? — уперев здоровенные кулаки в закованные толстыми костяными пластинами бока, Донни казался похожим на строгого преподавателя или даже гувернера, строго взирающего на Микеланджело с высоты своего немаленького роста — а тот, в свою очередь, просто не мог удержаться от того, чтобы не скорчить ехидную гримасу в ответ, высунув язык и тут же нырнув обратно за панцирь старшего товарища. — Идем, — все еще досадуя на Майка за проявленную им бесцеремонность, Дон повернулся обратно к Эйприл и махнул рукой в сторону пожарной лестницы, на миг вернув своему лицу более доброе и приветливое выражение, — если будешь подниматься осторожно, то все будет в порядке. Если что, мы с Майком тебя подхватим, не беспокойся! — и оба подростка с неожиданным проворством рванули вверх по ржавым скрипучим переплетам, даже не думая воспользоваться таким обыденным и скучным человеческим изобретением, как лестничные ступени. Им не приходилось задумываться о том, чтобы упростить себе задачу и подняться на крышу, как все нормальные люди — ничего удивительного, что Эйприл в итоге сильно от них отстала. Да что уж там, она даже с места-то сойти не успела, а мутанты уже приветливо махали ей лапами с самого последнего этажа, терпеливо дожидаясь, пока девочка вскарабкается следом. Разумеется, ей потребовалось немного больше времени на восхождение, но в итоге, лишь стоило рыжеволосой оказаться на одном уровне с черепашками, как те дружно подхватили ее под мышки с двух сторон и помогли вскочить на край широкого, залитого дождем карниза, откуда Эйприл могла уже самостоятельно спуститься на ровную площадку крыши... Однако, стоило запрыгнувшему следом гению на мгновение отвернуться от младшего брата, чтобы галантно подать девушке руку, как Майки немедленно влип в очередной глупый переплет. Точнее, это очередной глупый переплет с размаху влепился в ничего не подозревающего Микеланджело, буквально низринувшись тому на голову откуда-то сверху, кажется, с верхушки хлипкой чердачной будки. Дон даже не сразу понял, что, собственно, произошло с его спутником: вот буквально только что он стоял рядом, наблюдая за тем, как Эйприл осторожно спускает сначала одну, а после и другую ногу, опираясь при этом на широченное запястье гения, полностью сосредоточенная на том, чтобы лишний раз не потревожить ноющие ребра... а вот он морской звездой пластается в грязной дождевой луже, прижатый чьей-то квадратной, увесистой тушкой. Естественно, реакция умника была молниеносной... ну, почти. Резко обернувшись, Донателло по наитию выбросил одну руку в сторону, преграждая путь Эйприл и в то же время закрывая ее от возможной атаки со стороны пришельца. Серые глаза настороженно сузились, на миг подернувшись знакомой белой пеленой — явный признак готовности к бою... Но зловещие бельма пропали столь же внезапно, как и появились, лишь стоило гению услыхать голос неприятеля. Низкий, рычащий, полный злобного ликования и нарочитой угрозы...

Раф! — запоздало воскликнул Дон, и не пытаясь скрыть охватившего его изумления. И в самом деле, какого панциря он творит? Неужто впотьмах принял братьев за Пурпурных драконов? Пока умник с молчаливым удивлением рассматривал невесть откуда свалившегося мутанта, тот уже и сам понял свою ошибку... Но, разумеется, никаких извинений от него ждать не приходилось.

Какого рожна ты тут делаешь, едрить тебя в панцирь?! — вот тебе и все раскаяние. Рыкнув на Майка от разочарования и, кажется, едва не "отблагодарив" брата увесистым подзатыльником, саеносец перевел взгляд на замерших в сторонке Дона и Эйприл, после чего решительно добавил, словно бы извиняясь и перед ними тоже: — Едрить вас всех в панцири!

И тебе не хворать, — на автомате откликнулся Донателло. — А где Лео? — неужто их бесстрашный лидер остался сидеть в убежище, пока его братья развлекались на поверхности? Как-то с трудом в это верилось. Так или иначе, но Раф, похоже, был здесь совершенно один. Дождавшись, пока Раф слезет с панциря Майка, Дон со вздохом нагнулся и подал брату свою ладонь, помогая встать на ноги. — Только не говори, что пытался самостоятельно выследить тех придурков, — в голосе умника отчетливо послышалась легкая усталость, смешанная с иронией. Рафаэль не обманул ожиданий, но тот факт, что догадки техника подтвердились, не прибавлял ему ни грамма оптимизма. — Мог бы и нас позвать, раз тебе так не терпится набить чью-нибудь физиономию.

+2

9

Buddy you’re a boy make a big noise
Playin’ in the street gonna be a big man some day
You got mud on yo’ face
You big disgrace
Kickin’ your can all over the place

Как всегда - занудство изобретателя порой просто зашкаливало, и Майк видел в старшем братце не столько брата, сколько ужасно доставучую нянечку. Как часто мысленно парень надевал на шестоносца очаровательный кружевной чепчик и накрахмаленный передничек - просто не счесть.
Весельчак выглянул с одной стороны массивной фигуры умника, при этом коварно прищурив один прозрачно-голубой глаз и приподняв плечи, с ехидной ухмылкой слушая Донателло и при этом невидимой для брата трехпалой ладонью, находящейся за его спиной, комично изобразил зеленого губастого монстрика, разевающего "рот" в такт преисполненного искреннего возмущения монологе "воспитателя", незаметно выглядывая из-за плеча шестоносца так, чтобы Эйприл видела эту пародию на "маппет шоу". А бла бла бла бла Донни, бла бла бла... Нет, Майки и сам конечно с удовольствием бы покривлялся встав в позу, в какую любил вставать умник, - плечи назад, панцирь подтянут, ноги в стороны и пятки наружу, - но он был слишком занят изображая из себя смиренную покорность с ноткой недовольства и сожаления. Краем этого самого сощуренного в хитром выражении глаза, парень заметил, как веснушчатая девушка улыбается, глядя на его маленькое и опасное представление за панцирем ворчащего Дона. Еще один плюсик в копилку очарования и шарма красавчика Микеланджело. Нет ну в самом деле - она же не злится на его предложение? Судя по всему - совершенно не злится. Это обнадеживало и давало надежду на то, что его голодное состояние смениться состоянием куда более сытым и довольным, благодаря их новой знакомой, но повторно вымогать угощение не стал - пожалуй это будет уже просто нагло и неприлично, а ведь весельчак совсем не хотел пугать эту симпатичную, рыженькую девчушку своей настойчивостью, и ежеминутно напоминать что "мы тебя де спасли и ты у нас вроде как в должниках".
Не собираясь больше тратить время на лишние разговоры, подросток игриво подмигнул девушке, и сразу стартанул следом за братом, спружинив с места использовав панцирь брата вместо трамплина, оттолкнулся ступней о неровную, покатую поверхность чужого карапакса и довольно изящно, не смотря на габаритность своего закованного в костяную броню мускулистого тела, приземлился на перила первого лестничного пролета. Хлипкая конструкция несчастно, натужно скрипнула, едва заметно просев под весом совой на жердочке рассевшегося подростка, а Микеланджело молча протянул руку вниз чтобы "подхватить" в прыжке шестоносца, который, в свою очередь, оказавшись уровнем выше с подачи брата, при помощи своего посоха и банальной физики, помог весельчаку перескочить вообще на крышу здания, где тот и застыл на мгновение на бордюрчике эдакой горбатой горгульей на фоне ночного неба. Уж не знаем как там Донни, но обладателю оранжевой банданы было определенно приятно показывать свою непомерную крутость пред эти прелестные голубые очи. И это еще далеко не все, на что он способен! Энергично махнув Эйприл с верхотуры, мол, давай двигай сюда к нам, юноша грузно спрыгнул с парапета на холодное, грязное бетонное покрытие, стараясь не оплошать и не сигануть прямой наводкой в растекшуюся в пол крыши лужу, и отойдя на пару шагов в сторону, лениво прислонился плечами к исцарапанной стенке тесной каморки украшающей центр верха многоэтажки. Сунув руки в карманы и отставив пятку в сторону, подросток задумчиво наблюдал за тем, как Донателло помогает отдувающейся школьнице, хватающейся ладонью за ноющие бока, спуститься к ним вниз. Майка так и подмывало из легкой зависти (что поделать, не кидаться же наперебой хватать барышню и поднимать ее, верно?), сделать губки бантиком, бровки домиком и изобразить нашего джентельмена с палкой за плечами.
Переведя взгляд с умника и их новой знакомой на усеянное сияющими, белыми точками звезд небо, черепашка широко, бездумно улыбнулся, на несколько долгих секунд позабыв о том, кто рядом с ним, и зачем они здесь, просто отдавшись упоительному чувству свободы и бесконечности... даааа... над головой у него не толстый асфальт и лабиринт сырых, ржавых труб, а бесконечное пространство, пустота, космос, небо, звезды, луна... Ох да, и огни вокруг подсвечивающие всю эту ночную потрясающую красоту. Майк так неловко вывернул шею, с восторгом пялясь вверх, что едва ли не касался затылком ребра собственного панциря.
А затем его беззаботная, широченная лыба резко исчезла, сменившись испуганным, и даже растерянным выражением, когда чей-то темный силуэт закрыл от него шикарную панораму россыпи звезд, мигом сбив всю романтику, да и просто напугав не ожидавшего нападения из неоткуда подростка. С коротким воплем рухнув лицом вниз, рефлекторно сложив кисти перед собой и лишь благодаря этому не расквасив себе физиономию, Майк громко, натужно выдохнул под весом нечто, рухнувшего на него сверху... черт, да он чуть не помер от неожиданности и нехватки воздуха!
Слепо лупя кулаками по лужам, выпучив глаза с навернувшимися на них слезами, бедняга вымученно просипел, - Воздуууууууух... бхээээээээээ, - и рухнул в итоге рожей в грязь. Не смотря на предобморочное состояние... окай, почти предобморочное, ведь подобное случалось и не раз, и постоянно, оказываясь под чьей-то накаченной черепашьей задницей, бедный Микеланджело думал о том, что хрен он этим козлам потом будет устраивать вечера вкусной выпечки. Так вот... не смотря на предобморочное состояние, естественно он узнал неповторимый, грубый басок саеносца... причем узнал брата не только по голосу. На мгновение отняв конопатую зеленую мордаху от забетонированной площадки, Майки успел заметить, как самоотверженно заслонил собой Эйприл умник, и это зрелище еще больше расстроило и без того буквально "растоптанного" и униженного подростка - скорчив шестоносцу обиженную мину, Майк снова со страдающим видом ткнулся лбом в камень.
Ну да, хренов герой блин - я защищу женщину, а брат пускай тут помирает раздавленный под весом сто плюс дохрена киллограмовой черепахи переростка. Конечно! Этож Майк! Он, гад, живучий! Подняв дрожащую руку вверх, юноша не глядя ткнул пальцем в сторону Донателло, - Я тебя ненавижу. - Сурово пробулькал в лужу весельчак, а затем этот же палец ткнул Рафаэля в накаченную ягодицу, - И тебя тоже! - Правда едва ли наша бронированная черепашка-танк это прочувствовала.
Когда с него наконец слезли, боже, какое не передаваемое словами облегчение, Микеланджело еще полминуты потратил на то, чтобы перевести дух, прежде чем отклеить собственный пластрон от прямоугольных каменных плит у мутантов под ногами. Честно говоря состояние было не веселым. Мрачным донельзя, и в кои то веки извечный оптимизм подростка растворился в сумраке, оставив место безудержной печали и унижению, сейчас Майк заговорит стихами взывая к природе, трагично заламывая руки... короче у него не было даже желания пошутить "поднимите мне веки, руки, ноги". Этож надо было его так... опростоволосить перед единственной живой девчонкой которую он увидел, спустя аж пятнадцать лет! Господи, стыдобища то какая... С крайне недовольной, даже откровенно сердитой миной, парень медленно перекатился на панцирь, а затем сел, угрюмо глядя на всю компанию снизу вверх, свесив кисти с коленей и не спеша вставать на ноги. Все так же молча проведя ладонью по перепачканной морде с ставшей грязно-бурой маской, испачкав и размазав грязь лишь еще больше, подросток громко, протяжно вздохнул... и молча уставился на протянутую ему, издевательски чистую руку помощи. Скользнув глазами выше по напряженным мускулам под потрепанной обмоткой, парень мысленно покрутил в голове маленькую, но сладкую месть, непреодолимо возжелав не просто схватить умника за руку, но еще и грубо дернуть его вниз. От неожиданности Дон конечно сам шлепнется пятой точкой в лужу, в которой только что красиво купался Микеланджело, а затем Майк лично сядет на него сверху да еще и с превеликим удовольствием поелозит - больно ты зараза чистый! Но мечты-мечтами, а весельчак с глухим бухтением ухватился обеими скользкими лапами за протянутую к нему кисть, рывком поднимаясь с неуютного каменного пола. Оглядев себя с ног до головы, подросток сумрачно качнул головой - полюбуйтесь на шикарный видок. - Огромное, блин, тебе спасибо чувак, что прикрыл тылы, - буркнул Дону он, размашисто хлопнув его ладонью по центру костяных пластин на груди, оставив смачный трехпалый отпечаток, и отвернулся, стаскивая с себя мятую, просто ужас как выглядящую жилетку. Счастье какое-то, что дурацкие саи Рафа не оставили на ней дыр.
- Эй, ты как, не сильно ушибся? - Сочувствующе и осторожно обратилась к нему девушка, выйдя из тени гения и приблизившись к горбящемуся младшему, пытающемуся очистить свой ненаглядный прикид. Тот аж вздрогнул, порывисто обернувшись к школьнице. Ага, единственное чистое место, что у него осталось, это его извечно прикрытый потрепанной толстовкой панцирь, и теперь крохотная бледная ладошка тихонько по нему похлопывала.
- А... да нет, не беспокойся, - Нервозно и смущенно откликнулся паренек, спешно снова облачаясь в любимую жилетку и поправляя рваный капюшон еле прикрывавший ребро выглядывающего карапакса, - Так бывает. - С легким оттенком раздражения добавил черепашка, разворачиваясь лицом к озадаченной Эйприл и к братьям, обсуждающим жажду Рафа, как всегда, намять чьи-нибудь бока. - Видишь того жирдяя, - Недолго слушая короткую, то ли перепалку, то ли мирную беседу между ребятами, Микеланджело неожиданно с загадочной улыбкой склонился к уху рыжеволосой, все еще поглядывая на массивные силуэты прямо перед ними. Почему то сейчас, на фоне огней постоянно освещающих улицы мегаполиса, эти грузные тени, раскачивающиеся на краю ребра, напомнили ему своеобразный театр теней. И это заставило его улыбнуться, немного разогнав невеселые мысли. Короткий кивок школьницы доказал, что она его внимательно слушает. Огненная прядка щекочет ему нос, отчего черепашка улыбается еще шире, чувствуя как постепенно улетучивается из головы все неприятное, а в груди назревает лихой огонек жажды приключений и озорства. Собственное падение в грязь начинает казаться ему донельзя смешным, он даже тихо посмеивается про себя, и тут же снова возвращает свое внимание к притихшей Эйприл, - Это мой брат. Ты помнишь, его зовут Рафаэль - вообще грубый и скучный тип если честно. Они все скучные... Сейчас мы можем простоять здесь целый час. Когда нет Леонардо - это наш старший брат, Дон начинает нудеть и пытаться быть ответственным за нас, как Лео. Но Рафи считает, что по старшинству  это его забота. Во во, сейчас Раф огрызнется, смотри, - Подросток пригнулся чуть ниже, словно игривый щенок, приготовившийся выскочить из засады на двух взрослых солидных бульдогов, - Слушай, - Тихий голос весельчака понизился до загадочного шепота, - Ты когда-нибудь видела черепашьи гонки? Нет, не те, где маленькие черепашки плывут по своей "беговой дорожке" только прямо до приза-яблока, а настоящие черепашьи гонки! Это ветер в ушах, это скорость, и пропасть под ногами! - С каким увлечением говорил он это своей новой подруге, что та и не заметила, как перестала вслушиваться в чужую беседу, сосредоточившись на голосе обладателя оранжевой банданы, аккуратно прижимаясь к плечу склонившейся к ней черепашки.
- Я покажу тебе. Только успей схватить Дона за шею... - Заговорщически шепнул девушке Майк, доставая из креплений нунчаки и со звоном выпуская второе парное древко, крепко зажав в кулаках свое оружие.
- Зачем? - Непонимающе хлопнула ресницами школьница, бегло взглянув на покачивающиеся нунчаки.
- Сейчас поймешь.
Внезапно расхохотавшись, дерзко привлекая к себе внимание братьев, Микеланджело одним прыжком оказался на верхушке той злосчастной будки, с которой на него ранее коршуном спикировал Рафаэль, и замер на ней, широко расставив ноги и задиристо, со свистом раскручивая парное древко, описывающее размытый, идеальный круг, смазывающий очертания крепких, натренированных рук подростка. Короткая палка делает еще один полный оборот, и парень внезапно зажимает оружие подмышками, останавливая это безумное вращение и приседает на корточки, пристально уставившись на своих спутников с возвышения, - Я Донателло и я самый умный, - оттопырив нижнюю губу, пытаясь в точности скопировать голос гения внезапно заговорил юноша как-то испуганно вздернув бровные дуги, - Ути нехороший Раф, а что бы Лео сказал на это, - Майк резко выпрямился, чуть ли не подскочив, повернувшись к друзьям спиной, поднял руки, все еще сжимая в кулаках нунчаки, и напряг мускулы словно силач в мультиках, или бодибилдер, - А я Рафаэль, - Под нарастающее хихиканье Эйприл басом пророкотал черепашка, - Я тягаю штанги из утюгов и компьютеров моего гениального брата! И я умею БИТЬ МОРДУ! РАФ БИТЬ МОРДУ! РАААРРРРЪ - Свирепо оскалился весельчак на невидимого врага где-то в темноте впереди, уже чувствуя всеми многоугольниками собственного панциря, как свистит чайничек в голове саеносца. Разозлить Рафи да за раз плюнуть. - Что, непохоже? - Повернувшись в бок, Майк снова сделал задумчивое лицо, мечтательно глядя в небо и делая вид, что зачем-то тянется за плечо, - Оупс! - убрав один палец и выпустив парное древко, звякнувшее цепью и гулко стукнувшее его по карапаксу, парень деликатно шаркнул ножкой по шифернному покрытию. - Кажется я забыл свой шест дома. Ох, как теперь я буду открывать мусорный контейнер без моего рычага! Сила рычага... физика... блабла я знаю, я такой зануда! - Изящно махнул ладонью подросток, наблюдая за реакцией молчаливого изобретателя. Да, Дон хмурится, верный признак того, что подколы пришлись к месту, хотя это все дурачество, просто мальчишеские игры, хоть и с некоей доли безобидной мести - они все это прекрасно понимали.
Они же братья!
Прыжок с сальто, красиво описав дугу, не забыв прокрутить пару раз свое оружие над головой, сделав свое приземление на площадку мягче и плавнее, Майк едва ли не скатывается прямиком по спине Донателло, перепрыгнув через долговязого паренька, опираясь в прыжке рукой о его плечо. Пригнувшись, шутник оказывается за спиной неповоротливого саеносца, и нунчаки не больно гулко барабанят по карапаксу брата, словно призывая его поиграть с их владельцем. Проскользнув под локтем силача и поддев носком бо умника, вынудив то выскользнуть одним толчком босой ступни обладателя оранжевой банданы из крепления, Майки кошкой рванул в сторону, притормозив на углу крыши, и игриво оскалив белоснежные зубы в вызывающей улыбке, глядя на ошарашенных братьев исподлобья.
- Я вас осалил. Кто последний - чур тот драит все убежище! - Ветер жестко дернул концы рваной, измалеванной в грязи и каменной пыли апельсиновой маски, и Микеланджело, словно повинуясь этому порыву, с громким "йаху", низвергнулся ласточкой вниз, расставив руки в стороны... Только ребята и видели, как его силуэт скользит вниз по металлическому тросу протянутому между домами, при этом подросток очень удачно использовал обе пары нунчак, чтобы перебраться на ту сторону. Достигнув края, парень, все еще так же наглядно красуясь перед остальными, кульбитом шлепнулся за бордюр, раскачавшись на троссе и перекинув туда свое тело.
- ЧЕГО СПИМ, НАРОД?
Это относилось не только к тормозящим мутантам и их подруге.
Этот крик был обращен ко всему городу, который, как казалось подростку был слишком сонным.

We will we will rock you
We will we will rock you

+1

10

- Я Лео не нянька, - раздраженно пробухтел Рафаэль в ответ на вопрос Донни. –  Он, вероятно, был слишком занят соитием с духом сакуры!
Синхронно крутанув в руках саи, Рафаэль ловким движением отправил их в чехлы на поясе, где они обычно покоились, и, крякнув, неторопливо слез с панциря младшего брата, попутно получив от того чувствительный тычок пальцем прямо в область филейной части.
- Эй, мужик, не переусердствуй! – Раф картинно потер задницу трехпалой ручищей, хотя вряд ли он там что-то мог болевое почувствовать – уж слишком хорошо мускулатуру качал. – Я ведь и обидеться могу!
Досадно, конечно вышло. Жаждал какой-нибудь заварушки, да даже самой плюгавенькой и задрипанной, но с очевидным составом преступления – а вышли опять семейные встречи, от которых уже подташнивает, честно говоря. Да еще и с новой подружкой. Кстати, откуда она тут взялась? Мутант устремил колючий взгляд на девушку, выглядывающую из-за долговязой тушки Дона, которую тот любезно предоставил ей в качестве защиты. Курам на смех. От Рафаэля разве может быть защита?

Впрочем,Дон наконец-то покинул свое творческое состояние «защитник сирых и убогих», зато включил «ну кто, если не я?»  - и, отлепившись от рыжеволосой, двинулся помогать до сих пор плавающему в луже Майку.
- Обойдешься, Донни, - получил умник в ответ от Рафа на его высказанное желание разделить стремление старшего брата напинать Пурпурным Драконам. Ну или вообще кому-нибудь напинать. – Я как-нибудь сам, без твоих теорий и практик.
А Рафаэль тем временем подошел к Эйприл. Надо сказать, он даже несколько стушевался, ибо совершенно не представлял, как себя вести с девушками, и в особенности с людскими. Черепашки вообще никогда не входили ни с кем в контакт, кроме своего Мастера, а тут целый мир людей. И вот она, его представительница. Что с ней делать? 
Хоть она уже и пережила первые потрясения от знакомства с их чешуйчатой семейкой, до этого Раф как-то не стремился к задушевным беседам с  девчонкой.  Так, вклинивался вместе со всей толпой, что, разумеется,  куда проще диалогов наедине.
Конечно, гигантская черепаха-мутант – это вам не изящный кавалер с волшебными манерами обслуживания разносортных дамочек, но все же подросток довольно приветливо, хоть и несколько неуклюже, махнул лапищей. Даже вечно кислую мину на морде разгладил.
- ЗдорОво, жертва темных улиц. – Он попытался придать своему грудному баску хотя бы отголосок мягкости, чтобы девчонка могла увидеть – я хоть и неотесанный мужлан, пинающий ногами бочки и бетонные стены, но я довольно неплохой парень, подруга!Уже получше самочувствие?
Возможно, Раф и рассчитывал на более продолжительный диалог с новой знакомой,  да вот только Эйприл, мило улыбнувшись и кивнув в ответ, бросилась сочувствовать этому капитану лужного плавания в рыжей (точнее, грязно-рыжей) бандане. Кисляк немедленно вернулся обратно на морду саеносца. Наблюдая за тем, как Микеланджело обступили брат с Эйприл, охая и ахая вокруг него словно сердобольные бабки, Рафаэль почувствовал, что в эту самую минуту он готов сократить их братское поголовье. Злобно сверкнув ярко-желтыми глазищами и едва уняв чесотку пальцев, которые зазывно вздрагивали около закрепленных саев на поясе, он все же приблизился к компании, чтобы как раз услышать из уст Майка уничтожительную характеристику о себе.
- Это мой брат. Его зовут Рафаэль - вообще грубый и скучный тип если честно. Они все скучные... Сейчас мы можем простоять здесь целый час.

Раф вряд ли бы смог не среагировать на столь откровенную провокацию. Руки сжались в стальные кулаки, бешенство повалило паром из ушей (или что у них там за слуховой аппарат идет?), а бандана, кажись, покраснела еще больше от ярости.
- Нарываешься, Майки… - скрипнул зубами мутант, тяжелой поступью приближаясь  к провокатору. - Давно не били?
Но тому, походу и горя было мало. Он также игриво-нахально проехался по Донателло, и, кажется, умник тоже не сильно продавился от смеха.  А Майк вообще запрыгнул на чердачную будку, которая послужила Рафу временным убежищем, и совсем разошелся, бессовестно копируя повадки братьев и уже откровенно издеваясь над ними. Это он так красовался перед девушкой? Глупая идея… Очень глупая… Не брат, а клоун бродячего цирка.
Не сводя с мелкого цепкого взгляда, охреневший 0Рафаэль цедит сквозь зубы, тяжело сплевывая слова:
- Мне кажется, что кое-кто сейчас уткнет морду в асфальт еще раз. Как ты думаешь, Донни, кто бы это мог быть?
Следующая выходка, где Микеланджело прыгает обратно к братьям, проскальзывает мимо них, попутно спародировав их в очередной раз, и безнаказанно сваливает с крыши, бросив лишь на прощание «Йааахууу!»  окончательно вывела Рафаэля из себя. Если бы рядом взорвался вулкан – он вряд ли бы затмил ярость саеносца, которая уже фонтанировала изо всех щелей, жаря и обжигая ночной воздух вокруг.
- Я ТЕБЕ СЕЙЧАС ПОКАЖУ САЛОЧКИ! – взревел он, пулей подлетая к краю крыши. – Я тебе такие салки устрою, едрить тебя в панцирь!  - Но брат уже был далеко в виде черного, рьяно скачущего по крышам силуэта, и угроз, конечно не слышал.
Какие, к чертям собачьим,  Пурпурные Драконы?! Вот оно, истинное зло, притворяющееся недалеким тупицей с постоянно обкуренным хихикающим настроением!
- Дон! – Рафаэль поворачивается к такому же хмурому гению и Эйприл, которая, похоже, вообще не поняла, что тут только что произошло. – Давай догоним этого идиота и врежем ему за всю хурму! – Он бьет себя кулаком по ладони, демонстрируя гигантское желание отсыпать весельчаку как следует.  – Только вот Эйприл…  за нами не поспеет.
Окинув ее оценивающим взглядом, Раф недолго думая, аккуратным рывком взгромождает девушку на шею умнику, и затем в сальто прыгает с крыши на пожарную лестницу соседнего дома. Обернулся и крикнул шестоносцу, сложив ладони в рупор:
- Ну не тупи, Дон! Погнали!

Отредактировано Raphael (2015-11-19 02:36:12)

+2


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Флэшбэк » [ФБ] Oppa Harlem style!