Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Флэшбэк » [ФБ] Oppa Harlem style!


[ФБ] Oppa Harlem style!

Сообщений 11 страница 20 из 26

1

http://sd.uploads.ru/QNvPp.png

Время и место: 17 апреля, поздний вечер; крохотный проулок на окраине Гарлема
Участники: Michelangelo, Raphael, April O'Neil, Donatello, Leonardo
Краткий анонс

Спустя день после их необычного знакомства, черепашки и Эйприл вновь сталкиваются посреди темной подворотни. Девушке предстоит окончательно смириться с тем фактом, что в городских подземельях обитает семейка разумных мутантов, обученных искусству ниндзюцу, а также показать своим новым знакомым, что из себя представляет жизнь "на поверхности"... А кто сказал, что будет легко?

+3

11

Вообще-то, когда Эйприл сказала "уйти с места", она имела ввиду немного другое.
Растерянно хлопнув яркими, рыжеватыми ресницами, школьница медленно задрала голову, прищурившись и как-то растерянно разглядывая старую пожарную лестницу, поскрипывающую и слабо покачивающуюся на ветру, того и гляди грозящую сорваться со своих трухлявых креплений. Туда? Серьезно? Осторожно сглотнув, девушка тут же нацепив самое что ни на есть невозмутимое выражение конопатой физиономии, да фигня, она каждый день после стаканчика сока паркурит как бог, как супергерой и вообще крыши высоток это ее любимое место где она гуляет темными ночами,
разбросав рыжие, взлохмаченные волосы по плечам. И тут же устремила пристальный, удивленный взгляд на черепашку-кривляку, чуть ли не подпрыгивающего рядом со старшим (она еще не до конца уяснила кто из них старше, но судя по тому, как держался мутант-лекарь, он был в этом тандеме кажется чуточку главнее), и откровенно говоря задумалась над его... вопросом, требованием, предложением? Ну что правда, то правда, эта странная компания спасла ее шкуру от местного криминала, О'Нил даже думать не хотелось, чем могло это все закончится, если бы не ее необычные спасители, так что да, она была бы не в прочь выразить им свою благодарность, даже стыдно что она сама до этого не додумалась. Неловко улыбнувшись весельчаку, девушка перевела взгляд на подбоченившегося Донателло, - Да нет-нет! - Вскинула она бледную ладонь, словно желая остановить подростка отчитывающего чересчур наглого братишку, - Он все правильно... - Она запнулась, покосившись за мускулистое плечо шестоносца, заметив странные манипуляции рук  Микеланджело. Как мило он дразнит умника за его спиной, ловко разевая "кукольный рот" своей ненастоящей марионетки, словно бы повторяя его слова. Какой смешной - Эйприл просто не могла сдержать снисходительную улыбку на все эти закидоны. Как ни крути, какими бы они не были... да перед ней просто мальчишки, веселые, взбалмошные, или же более серьезные и деловые, обыкновенные подростки. Вели они себя так, как множество ее знакомых.

Она в некоторой задумчивости проследила за прытким синхронным движением двух зеленых торпед, метнувшихся к пожарной лестнице, и едва заметно вздрогнула, чуть шире распахнув иссиня-изумрудные глазищи, - Ух ты, - Тихо выдохнула школьница, вот уже второй раз задрав подбородок, с немым восхищением заметив как гибко, как необычно легко и фантастически слаженно действует пара мутантов, чтобы забраться на самый верх.
Потрясающе!
Руки так и чешутся схватить болтающийся на шее фотоаппарат и запечатлеть эту невероятную парную подстраховку.  Грузные, кажущиеся неповоротливыми, огромные - все это стиралось в считанные мгновения, черепахи почти взлетели на крышу, зайцами прыгая по тяжело "охающим" под их весом перекладинам, используя собственные спины  и дюжую силу, для очередного рывка. Если бы Эйприл захотела с чем-то сравнивать это зрелище, она бы непременно вспомнила цирковых акробатов-эквелебристов, летающих под куполом палатки шапито без какой-либо подстраховки, поддерживаемые лишь руками своих партнеров. Вися в воздухе, высоко над ареной... Конечно в этом случае падать было бы не так далеко - подумаешь малоэтажка, да и с их мощной броней такое расстояние вообще казалось смешным. Но если представить что перед ними небоскреб, коими был знаменит город, и они так стремительно взбираются вверх, или балансируют над пропастью перебегая на самую верхотуру - просто дух захватывало! Эйприл бы хотела это увидеть.
Ей было интересно буквально ВСЕ! И... она просто в очередной раз порадовалась, что ее фантазии оказались вовсе не ночным кошмаром, и что она не сошла с ума.
Это просто... просто...
Все слова куда-то исчезали, оставив лишь дикий, безумный восторг которому подвержена любая интересующаяся всем необычным личность, любой начинающий репортер, вроде Эйприл. До того это было потрясающе, невероятно, таким приключениям девушка завидовала сама себе, ей богу. - " Так, спокойно Эйп, держи себя в руках," - Глубоко вздохнув, надеясь постичь дзен и привести прыгающие словно стая зеленых черепашек, пардон, лягушек, мысли в порядок, ОНил молча сняла с себя любимый "кэнон", аккуратно и чрезмерно дотошно свернув ремешок вдвое и запаковав в футляр, убрала его в сумку, поправила выбившиеся из тугого хвостика рыжеватые прядки, и решительно взялась рукой за старенькие перила. - Ну, поехали! - Чувствуя себя как минимум первопроходцем на луне, девушка сделала широкий шаг, подтягиваясь на перекладинах ржавой лестницы, покряхтывая и отдуваясь.
Наверное зря она отказалась от посещения фитнес-центра в свое время по пригласительному билету от более гламурных подруг - теперь ползущая по лестничным пролетам словно тяжеловесная улитка, по сравнению с шустрыми братьями, Эйприл чертыхалась и молилась одновременно, то и дело притормаживала, останавливаясь на пару минут на очередном лестничном пролете, чтобы с ужасом порассматривать темный квадрат асфальта где-то внизу. - А, спасибо Донателло, - Увидев огромную, оливковую ладонь, покачивающуюся у нее над головой, школьница незамедлительно схватилась за нее обеими руками, неловко и опасливо, спеша поскорее перебраться на ровную и устойчивую площадку крыши.
Что говорить. Выше дерева в пару этажей, девчонка никуда ни разу в жизни не лазила.

Потратив немного времени чтобы отдышаться, хватаясь одной рукой за покалывающие ребра, стоя рядом с здоровенной черепахой в фиолетовой маске, очень шумно и громко (тренировки, тренировки, надо запомнить обязательно на ближайших выходных использовать этот чертов билет) девушка как то упустила из виду тот момент, когда на голову свободно прислонившемуся к стеночке в сторонке Микеланджело откуда то сверху мешком рухнуло что-то темное, страшное, желтоглазое, с двумя ярко-алыми хвостами, как оказалось, лентами багровой банданы украшающей угрюмую мину. Тихо пискнув от неожиданности, она чуть не навернулась с крыши вниз, панически взмахнув руками подобно вспугнутой птице и опасно покачнувшись на самом краю. К счастью появление Рафаэля не стало причиной эпического падения школьницы с многоэтажного дома. Пошатнувшись и переступив на месте, Эйприл поспешно отошла от опасного края, с любопытством уставившись на развернувшуюся перед ней сценку милых братских обнимашек, если так можно назвать гордое восседание мускулистого саеносца на братском панцире и неистовые вопли второго. Бедный весельчак весь покрылся характерными, после купания в луже то, темно-кофейными пятнами грязи, усеивающими его конопатую возмущенную мордаху и серую куртку подростка, теперь та стала грязной, пыльной, камуфляжной благодаря пропитавшей ее грязи раскраски. Подать голос среди разборок юных мутантов она пока не решилась, молча слушая напряженную беседу между умником и булькающим, ворчливым Рафаэлем, и слегка тревожно прислушиваясь к плаксивым завываниям на фоне принадлежащим Майку. И часто у них так?
Все так же молча клипая глазами, Эйприл молча уставилась на приблизившегося к ней саеносца, решившего наконец освободит умирающе сипящего младшего братишку. Сейчас, в более-менее спокойной обстановке, девушка рассматривала каждого паренька из четверки по новому, внимательно, примечая их индивидуальные особенности, такие как рост, цвет кожи, цвет глаз, а не только разные маски. Тогда она была так шокирована и напугана, что сними черепашки тогда, в сырой канализации свои маски, девушка наверное далеко не сразу бы их отличила. - " Ого!,"- С долей опаски восхитилась ОНил, опустив взгляд с островатой, слегка нахмуренной морды подростка, на его плечи. На такие мускулы не хочешь, а обратишь внимание. Канатом натянутые бицепсы, широкие запястья, несколько шире чем у его братьев, а ей еще казалось что эта парочка, что топталась позади широкого карапакса угрюмого юноши была весьма "крепкой". - При...вет, - с запинкой отозвалась школьница, аккуратно отодвинувшись в сторонку - парнишка выглядел куда более опасным чем все ее новые знакомые. Еще раз бегло скользнув глазами по сколотому во многих местах бледному пластрону саеносца, отметив кроме того огромное количество глубоких царапин и сколов, она снова подняла голову и чуть улыбнулась, - Спасибо, вы были тогда... очень вовремя. - На мгновение зажмурившись, чуть выше приподняв уголки губ, девушка кивнула, и отошла в сторону сгорбившегося, обиженного Микеланджело. Ей показалось, что сейчас парочка теплых слов ему как-то нужнее.

Он был похож на маленького ребенка.

По крайней мере его надутые губы и округлившиеся жесткие, чешуйчатые щеки, создавали именно такой образ. Кому-то плохо знающему Микеланджело, непременно захотелось бы утешить и пожалеть это большое, голубоглазое дитя. - Эй, - Бледная ладошка усыпанная россыпью темных веснушек, осторожно прикоснулась к многоугольному, гладкому узору выпуклого панциря, который в отличие от толстовки, которую сгорбившийся подросток пытался кое-как очистить, сиял, начищенный как медный пятак. Пронаблюдав за тем, как юноша подобрался, нацепив невозмутимое выражение на изляпанную курносую мину, Эйприл покорно развернулась к нему спиной, внимательно слушая тихий голос подростка и с легкой усмешкой отреагировав на недовольное восклицание Рафаэля - кажется поспешила она этого веселого оболтуса жалеть, раз он так смело и даже нагло мог подшучивать над братьями, словно нарочно провоцируя на новую неприятность на свой панцирь. Наверное у мальчишек это часто так, своеобразная "традиция" в их отношениях, которую они не осмелились бы нарушить даже в присутствии кого-то постороннего. Это определенно мило.
Минуточку... - Зачем?! - Резко повернула к подростку голову школьница, слегка округлив яркие глазищи. Да, действительно, что за нелепость? Зачем ей хватать за шею Донателло?!
Однако ей ничего толком не объяснили - Майк лишь коротко хохотнул, и резво взлетел на башенку по середине крыши, с которой несколькими минутами раннее на него рухнул мешком картошки саеносец. И что это было?

Сократив расстояние между остальными, сделав всего пару шажков в их сторону, Эйприл, как и все здесь присутствующие, публика у сцены на которой выделывался наш великий пародист, уставилась на юношу, на данный момент изо всех сил вздувшего свои и без того не малые бицепсы, пытаясь накачать их силой воли до размеров старшего брата, наплевав на то множество тренировок, которые так обожает рано поутру саеносец. Кроме очаровательного чувства юмора, парнишка похоже обожает фильмы и комиксы - довольно искусно спародировав характерный оскал старшего, Майки привел довольно удачный пример сравнения с Зеленым монстром, покосившись, Эйприл отметила просто поразительное сходство сжавшего свои пудовые кулаки и оскалившегося аналогично весельчаку Рафаэля, с знаменитым героем в "фиолетовых шортах" из комиксвселенной marvel. Разве растрепанной, короткой черной шевелюры не хватает. Когда настала очередь умника, быть изображенным на сцене, рыжеволосая не удержавшись сдержанно хихикнула - доля жеманства, педантичности, ну и конечно шест, который так легко был заменен парными нунчаками - да у шутника просто актерский талант!
И она опять восхитилась как ловко и грациозно проделал свой маневр Микеланджело, взаимодействуя с братьями, вызывая их на шутливый поединок. Как лихо он лишил Донателло его оружия, одним движением носка, как оттарабанил по чужому панцирю мелодию напоминающую начало арии "короля горных троллей", и как дикой кошкой вскочил на бордюр, задиристо улыбаясь во весь свой большой рот и щуря прозрачные, раскосые глаза.

И лишь когда юноша с обалдевшим, радостным воплем ухнул куда то вниз и его массивная фигура устремилась по спуску на соседний дом, девушка осознала что он имел ввиду, говоря о черепашьих бегах и шее изобретателя. Особенно когда услышала суровое рафово "догоним", ей срочно захотелось слезть с крыши с громкими протестами. На такой аттракцион она не подписывалась. Уже было развернувшись в ту сторону, где виднелись края перил лестницы, девушка только подняла ногу, как с коротким вскриком была подхвачена сильными лапищами саеносца за талию. Повесив перепуганную девицу на техника словно сумку, плотно зафиксировав ее побелевшие ручонки на жилистой шее изобретателя, Рафаэль с грудным рычанием рванул вперед, с нескрываемым желанием всыпать улетевшему далеко Майкстеру за все насмешки по первое число.
- Мамочки, - Облапив пластрон и шею умника, с риском просто задушить бедолагу носильщика, Эйприл сдавленно икнула, с ужасом глядя на те кульбиты, которые вытворял Раф, просто представив, что Донателло будет с такой же скоростью выполнять те же акробатические трюки с нею за плечами! - Без обид - но я даже на пони боюсь кататься! М-можно попросить без ваших этих... яху? - Она опустила глаза вниз, когда Дон покорно встал на краю, и тут же сильнее вжалась в его панцирь щекой. - Господи. Страшно то как.

+2

12

При упоминании горячо обожаемого мечником духа сакуры, выражение лица Дона поневоле смягчилось, хотя и не сказать, что раньше оно казалось больно строгим или недовольным. Порой речевые обороты Рафа немало его веселили, пускай даже техник не стремился этого демонстрировать. Утаив вспыхнувшие в глубине темно-серых глаз озорные огоньки, умник вновь повернулся к Микеланджело, который, впрочем, совсем не был рад его запоздалому вниманию к собственной пострадавшей персоне. Очевидно, юноша был донельзя обижен тем фактом, что гений предпочел защищать Эйприл, а не младшего братишку. Донни лишь с виноватым видом пожал плечами в ответ, чуть разведя трехпалые руки в стороны, мол, ну прости, что так вышло. Была бы возможность — с удовольствием прикрыл бы твой драгоценный панцирь... ну, хотя... нет, пожалуй. Слишком уж велика, кхм, честь (а точнее, задница Рафаэля), как бы самому шею не свернуть под гнетом такой большой, ммм, нет, просто огромной ответственности. Донни ненароком прикрыл ладонью собственную ироничную усмешку, краем глаза наблюдая за тем, с каким ворчанием Майки отряхивает любимую рваную жилетку, а затем вновь сосредоточился на Рафаэле, который к тому моменту уже обратил внимание на странно притихшую Эйприл и решил — ну надо же! — поприветствовать ее в своей излюбленной манере. Это было довольно-таки... мило? Коли уж на то пошло, никто из братьев раньше не имел дела с людьми, и уж тем более с симпатичными рыженькими школьницами. Было довольно-таки забавно наблюдать за тем, как старина Рафи проявляет подобие дружеского соучастия, неловко балансируя на тонкой грани между годами отшлифованным образом брутального хамоватого качка и обычного подростка. Словно бы ощутив его старания, Эйприл ответила мутанту спокойной, приветливой улыбкой. Отлично, контакт установлен, состыковка прошла нормально. Как только девушка отошла поближе к расстроенному Майку, Дон, не удержавшись, украдкой подмигнул оставшемуся рядом с ним Рафаэлю:

Неплохо для первого раза. "Жертва темных улиц"? Не знал, что ты такой романтик, — в отличие от языкастого и временами откровенно ехидного Майки, Донни отпускал свои насмешки мягко и беззлобно, не пытаясь всерьез зацепить чужое достоинство — но и вовсе удержаться от какого-либо комментария он просто не мог. Предоставив брату возможность осмыслить сказанное и решить, что же это все-таки было — комплимент или завуалированная издевка, Дон устремил чуточку рассеянный взгляд в направлении сияющих небоскребов Манхэттена, не то любуясь открывающейся ему панорамой, не то просто думая о чем-то своем. Впрочем, из этого непонятного состояния его уже очень скоро вывели задиристые реплики Майка; удивленно моргнув, Донателло повернулся обратно к шутнику и с растущим недоумением уставился в его сторону, еще не вполне сознавая, с чего тут вдруг решил устроить им выездной спектакль под открытым небом с кричащим названием "Бенефис Хамато Микеланджело".

Эй! — с ноткой справедливого возмущения и укоризны откликнулся он в конце концов. — Вовсе я не пытаюсь нудеть! — ну, конечно же, это восклицание прозвучало в пустоту, и односторонний поток любезностей возобновился с прежней силой. Не удержавшись, оба старших брата обменялись донельзя кислыми, многозначительными взглядами, а затем вновь уставились на раззадорившегося черепашку, будто решая, что же им с ним делать.

Мне кажется, — утробно прорычал замерший рядом с гением Рафаэль, с явным трудом сдерживая нахлынувшую на него жаркую волну раздражения, — что кое-кто сейчас уткнет морду в асфальт еще раз. Как ты думаешь, Донни, кто бы это мог быть? — не спеша с ответом, Дон состроил до крайности глубокомысленную мину и задумчиво потер подбородок, возведя очи к темным небесам.

Хммм, — протянул он в конце концов, вновь опуская руку и адресуя Майку теперь уже откровенно скептический взгляд, — скажем так, у меня есть некоторые предположения... — а тем временем, паренек в оранжевой повязке уже с грацией лесной косули вскочил на верхотуру, широко расставив ноги и с задиристым смехом выхватив нунчаки из креплений, тут же уверенно раскрутив один из них у себя над головой. Дон молчаливо вскинул бровь в ответ на очередную "гениальную", во всех смыслах этого слова, пародию. Ах, вот как, значит, он выглядит со стороны? Нет, умник, конечно же, высоко ценил актерский талант своего непоседливого братишки, но порой он заметно перебарщивал... Особенно, сейчас, не то пытаясь лишний раз выпендриться перед Эйприл, не то просто надышавшись свежего кислороду с поверхности. Давненько он не вел себя так беспечно в присутствии Рафа, которому только дай повод, и он с бычьим ревом протаранит несчастную будку собственной зеленой макушкой, лишь бы сбросить проказника с его импровизированной сцены и как следует напинать ему по панцирю. Признаться, сейчас изобретатель и сам не отказался бы выдать Майкстеру наставнического подзатыльника, просто чтобы тот держал себя под контролем и не позорил лишний раз их славное братство пред лицом сторонних наблюдателей, коим в данном случае являлась откровенно недоумевающая Эйприл. Строго нахмурившись, Донни уже чуточку напряженно пронаблюдал за залихватским кульбитом, совершенным Майком в пылу безудержной клоунады, пока что еще с горем пополам контролируя собственное недовольство... но лишь до того момента, как вконец обнаглевший брат не решил вовлечь его в сомнительную игру под названием "чехарда", упершись обеими руками в чужой панцирь, отчего Дону пришлось резко наклониться, с трудом удержавшись на ногах под чужим весом, а под конец еще и вытолкнул его шест из крепления. Гению волей-неволей пришлось резко обернуться, выпучив глаза из орбит и торопливо подхватив бо у самой земли, с той же трепетностью и переживанием, с которым он мог бы предотвратить падение любимой фарфоровой вазы сэнсэя, или же какое-нибудь особенно ценное, только-только завершенное им сложное (и хрупкое!) механическое устройство. Вышло отчасти неуклюже: зажав бедный посох промеж локтей, согнувшись в три погибели и уронив длиннющие концы фиолетовой ленты себе на нос, Дон проводил шутника донельзя мрачным взглядом. Нет, ну не муда... дурак ли? Выпрямившись, гений теперь уже с угрюмым видом сунул оружие обратно в крепление — разумеется, Майки к тому моменту уже успел удрать от него куда-то на соседнюю крышу, взбесившейся мартышкой проносясь над головами у мирно спящих в своих квартирах горожан и оглашая район невнятными воплями, способными поднять мертвых из могил... или Сплинтера из коллектора, что не намного лучше.

Дон! — ну, разумеется, Раф с легкостью поддается на чужую провокацию, рывком обернувшись к умнику и привлекая к себе его внимание. — Давай догоним этого идиота и врежем ему за всю хурму! — как бы ни было велико желание отвесить себе размашистый фэйспалм, Донни, все-таки, не сумел отказаться от столь соблазнительного предложения. Ладно... раз уж Майк так сильно хочет, чтобы братья устроили за ним красочную погоню с воем полицейских сирен и разноцветными мигалками — пусть будет так. Лишь бы только это не обернулось для черепашек лишними неприятностями... В конце концов, мастер четко сказал: их никто не должен видеть, и слышать тоже. "Проще сказать, чем сделать," — Дон негромко вздохнул, прислушиваясь к душераздирающим крикам Майка в отдалении... а затем и сам негромко ойкнул, неожиданно ощутив чужой вес на собственных плечах. Весила Эйприл, конечно же, намного меньше, чем его родные братья, но все-таки ситуация вышла донельзя смущающей. Чуть покачнувшись, Донни, тем не менее, торопливо подхватил девушку под острые худенькие коленки, пока та, чего доброго, не ухнула вниз с его покатого, гладкого панциря. Тонкие ручонки школьницы с неожиданной силой обхватили жилистую шею изобретателя, отчего тот снова неловко пошатнулся — ничего себе, ну и хватка у этой малышки! А с виду и не скажешь...

Ну не тупи, Дон! Погнали! — к тому моменту, как Донателло вышел из охватившего его невольного ступора, Раф уже лихо перемахнул на стену ближайшего здания, воспользовавшись пожарной лестницей для пущего удобства. Эйприл позади испуганно вжала голову в плечи, покрепче вцепившись пальцами в чужой пластрон — ну, разумеется, ей было чертовски страшно! Донателло успокаивающе улыбнулся, скосив взгляд за щербатый воротник панциря, и легким движением подбросил Эйп чуть повыше, чтобы ей было удобнее держаться на его спине. Жаль, посох уже не вытащишь, так бы можно было использовать его на манер более устойчивого сидения... Но, в принципе, и так сойдет. Легко вскочив на краешек каменного карниза, балансируя на высоте пары десятков метров, Дон взглядом оценил расстояние до следующего дома, решая, что лучше — прыгнуть на лестницу следом за Рафаэлем, или поискать пути отхода.

Господи. Страшно-то как, — тихонечко пробормотала Эйприл, опасаясь даже просто посмотреть вниз и всем телом вжимаясь в карапакс изобретателя, чем вызвала очередную его добрую усмешку.

Эй, не бойся, — ободряюще воскликнул Дон, вновь покосившись на девушку из-за собственного мускулистого плеча. — Я тебя не отпущу, — пообещал он, уже отворачиваясь обратно к пропасти. Чуть попятившись, гений замер на долю мгновения, согнув колени и отведя одну стопу, а затем стрелой бросился вперед, взяв небольшой разбег перед прыжком — руки у него были заняты, так что приходилось полагаться лишь на собственный талант непризнанного олимпийского прыгуна... Встречный ветер растрепал короткие рыжие волосы Эйприл и дернул концы банданы ее верного "скакуна"; затем последовал несильный толчок — это гений приземлился на край соседней площадки и, не замедляя движения, рванул следом за умчавшимися далеко вперед Рафом и Майком. Просьба О'Нил оказалась услышана и принята к сведению: Донни, в отличие от братьев, не стремился поразить девушку чудесами акробатики, а всего лишь несся по прямой линии, лишь изредка обходя встречные препятствия либо высоким прыжком отрываясь от земли и преодолевая очередной узкий проем между зданиями. Возможно, благодаря этому, ему удалось довольно быстро настичь остальных мутантов и даже присесть им на "хвост", держась, впрочем, в некотором отдалении: он совсем не стремился повторить их сумасшедшие трюки, а просто наслаждался этой веселой пробежкой по крышам мирно спящего города. Эйприл все также судорожно цеплялась руками за его панцирь, явно опасаясь выглядывать из-за плеча умника, уж больно быстро тот мчался вперед, так что мимо них на огромной скорости проносились вентиляционные и каминные трубы — казалось, еще чуть-чуть, и юноша почти наверняка впишется носом в одну из них, и тогда уж точно костей не оберешься... Весело ухмыльнувшись, гений все же решил немного "растрясти" свою испуганную пассажирку, разумеется, не буквально, а всего лишь продемонстрировав ей главную прелесть ночной пробежки по темным городским высоткам. Перемахнув на очередную крышу, на сей раз двускатную, с обеих сторон укрытую вычурной железной черепицей, Дон помчался по узкому каменному перешейку в верхней ее части: отсюда открывался чудесный вид на мегаполис, и ему хотелось, чтобы Эйприл сполна насладилась этим необычным зрелищем.

Открой глаза! — крикнул он, обращаясь к уткнувшейся носом в чужой панцирь школьнице. Жаль, нельзя было взглянуть, последовала ли Эйприл его совету; какое-то время гений просто молча бежал вперед, позволяя девушке вдоволь полюбоваться теплыми красноватыми огнями Чайна-тауна. В конце концов, Дон все-таки добрался до противоположного конца этой длиннющей крыши и уже оттуда плавно скользнул широченными стопами по одному из туго натянутых между домами проводов с висящими на нем разноцветными узорчатыми фонариками, совершая при этом изящный оборот вокруг собственной оси — ну, разве он не заслужил права чуток покрасоваться перед Эйприл? Не все же его братьям строить из себя крутых паркурщиков! Донни, в конце концов, тоже кое-что умел, причем некоторые трюки давались ему даже проще, чем, к примеру, массивному Рафаэлю, что он и продемонстрировал сейчас, точно заправской канатоходец перебравшись на следующую постройку — и заметьте, ему даже не понадобились руки, чтобы удержать равновесие! Правда, и провод был не слишком-то длинным, но все равно навыки юного черепашки-ниндзя впечатляли, не правда ли?

Эй, Раф! — снова подал голос Донни, привлекая к себе внимание бегущего поодаль подростка. — Видал, как мы умеем? Эйприл, скажи, неплохо получилось! — и гений мягко, заливисто рассмеялся, довольно жмуря раскосые глаза. Встречный ветер снова игриво подбросил концы его темно-фиолетовой маски, освежающей прохладой овеял разгоряченное лицо... Подпрыгнув, гений с коротеньким "ю-хуу!" скатился задницей по наклонному скату крыши, по-прежнему крепко держа Эйприл под колени и наслаждаясь ее звонким, все еще слегка неуверенным смехом.

Все-таки, хорошо, что они повстречали ее этой ночью.

+3

13

Стоило ли говорить о том, что первый выход на поверхность во всех подробностях и приукрасах не слетал с уст черепашек ни на минуту? Лео был рад, что все вернулись живыми и относительно невредимыми, и сам был не прочь повторить полуночное приключение, и, впрочем, не он один. Парень хорошо понимал, что братьев теперь хлебом не корми - дай выбраться из канализации по любому поводу или даже без него. Относиться к этому можно по-разному: мириться невозможно, бороться - бессмысленно, но как-то сосуществовать необходимо, поэтому Лео избрал тактику выразительного молчания, и все реплики, начинающиеся со слов "а давайте..." затухали под суровым надломом зеленых и лысых бровей. "А давайте усадим задницы за стол переговоров и обсудим правила хорошего поведения на поверхности" - с этими словами как-то раз Лео возник на пути братьев суровым таким железным самоваром, и на этом моменте Раф выразительно засунул два пальца в рот, Майки прикинулся глухим идиотом, а Донни сочувственно пожал плечами: бесполезно. Лео оставалось с содроганием ждать той минуты, когда же к ним нагрянет ядерная война, имя которой - безудержная импровизация.
Стоило отвлечься на горячий душ, как их жилище опустело, не хватало лишь выразительно переваливающегося в попутном ветру куста перекати-поля - стыла пицца на столе, валялся джойстик на диване, грустно лежала корешком вниз раскрытая книга.
Надо ли объяснять, почему у Лео не возникло сомнений, куда подевались его братья?...

Увы, мастер Йоши учил ребят одинаково хорошо, и братья в буквальном смысле растворились без следа в необъятном городе - порыскав вокруг выхода, Лео крепко задумался, почесывая лысый подбородок. Где их искать? Внутри нервно мигала красным иконка"Alarm" при мысли о том, что отец заметит их отсутствие раньше, чем старшему брату удастся собрать всю семью, ведь Лео был уверен: любые люля, полученные друг от друга, заживают быстрее, чем чувство лютого стыда от укоризненного взгляда мастера. Видел бы он, что парой-тройкой кварталов дальше Майки выдает театрализированное шоу "в гостях у Кащенко", распевая песни во все горло... Зная Лео, оставалось только порадоваться, что весь этот перфоманс прошел мимо него.
В общем, к тому моменту, как Леонардо нашел-таки братьев, те уже вовсю веселились, гоняя по крышам в полной уверенности, что их никто не засечет. Им казалось, что они бесшумны, невидимы и совершенно неуязвимы. Казалось. Кхм. Казалось... Если учесть, что вся семья слышит, как бесшумный и ловкий ниндзя, по имени, к примеру, Майки, ночью гремит холодильником, а Раф со звуками шкрябающих о камень ногтей чешет задницу по пути к туалету - да, им казалось.
Их нужно было остановить, пока они не разбудили половину округи. И Лео, кинувшись им наперерез, цапнул по пути веревку с полощущимся на ней влажным бельем и лихорадочно соображал - как...

Лучше б он они в шахматисты подались... Майки замысловатой траекторией бежит эдаким незабываемым фейерверком, которому пройти по прямой без приключений - задачка из области невыполнимых, Рафаэль сурово так и самозабвенно выписывает чудеса спортивной эквилибристики, а Донни несется по крыше по прямой, улыбаясь, что аж щеки парусами раздуваются. Еще и на спине что-то за собой тащит. Рюкзак?... разглядывать времени не было, пришлось действовать.
Застав Рафаэля в эффектном прыжке-сальто на стыке двух крыш, на черепаху, раззявив "рот", набросился метко брошенный братом мокрый пододеяльник, в буквальном смысле сожрав саеносца и превратив его в белый матерящийся ком. Вторым действием досталось Майки - бедолаге в физиономию прилетели мокрые трусы, брошенные комом и в полете расправившиеся красочной демонстрацией набора разнокалиберных сердечек. Хорошие такие, большие семейные трусы... естественно, залепив забрало зазевавшемуся Майки.
С Донни все получилось гораздо проще - в его сторону жестом "стоп" была безапелляционно выставлена укоризненная братская длань...
Подняв глаза, Лео медленно и выжидающе обвел взглядом черепашек, задавая тон выразительному молчанию. Ну что, братья, финита, бл*, комедия... и говорить-то ничего не хотелось, все и без слов все знали. А раз знали, то зачем сделали?...

+4

14

I don't go to school every Monday
I've got my reason to sleep
Don't you tell me how I should be

Как почетный гражданин Америки, Микеланджело всегда был за свободу. Он свободная черепашка!
Ему нельзя запрещать вопить на весь Нью-Йорк и бегать сломя голову по крышам многоэтажек запрещать тоже нельзя. Можно ткнуть  носом на их необычную внешность, требующую повышенной скрытности, дабы не перепугать насмерть обыкновенных людей, но подростка это как-то заботило меньше всего. По своей то ли наивности, то ли врожденной привычке видеть во всем только хорошее, ну, по крайней мере выделять это и ставить на первое место, Майк считал, оптимист, стакан наполовину полон, чем пуст, что горожане были бы невпрочь познакомиться с таким веселым и активным парнем, как Микеланджело.
И в конце-концов это расизм какой-то - ну зеленый, ну панцирь, каких только причуд  сейчас не существует! Есть панки, готы - почему не быть черепашке? Дон бы объяснил разницу между субкультурами и видовой принадлежностью, но он сейчас был слишком занят - на его горбу вольготно расположился маленький рыжеволосый пассажир, с подачки Рафа, который мигом просек, чего хотел от них не в меру разыгравшийся подросток. Догонялки - любимая игра весельчака с детства, наравне с прятками и твистером, а уж когда ты играешь в салочки под открытым небом, со свистом ветра в ушах, с шумом вечно не спящего города, это просто восхитительно. Это собственно и есть та свобода, о которой так мечтал в свое время шутник, да и не только он один. Лео кое в чем был действительно прав - они давно этого ждали. И все еще не могли сполна вобрать в себя все это... все эти запахи, звуки, ощущения. Братья были в этом куда сдержаннее и осторожнее, а Майк вбирал в себя атмосферу жадно, глубоко, похожий на большую разумную губку с гигантскими порами. Он наслаждался каждым мгновением. И знал, что будет чувствовать это еще долго. От восторга он даже забыл о некоторых досадных мелочах, вроде как того момента, когда толстозадый Рафи-флаффи придавил его всей своей немаленькой тушей и бедный Майк прилично так вытер собственной физиономией грязные бетонные плиты площадки крыши. Сейчас он просто летел вперед, подставив зажмуренную конопатую мордаху под хлесткие струи ветра. И лишь вспомнив о том, что он не один, резко затормозил, с широченной улыбкой обернувшись к остальным, широко распахнул рот, чтобы выдать очередную восторженную и вместе с тем подбадривающую панцирных копуш фразу, да так и застыл с открытым ртом и округлившимися глазищами, увидев с какой мордой, брутальным танком несется на него тяжелая артиллерия в виде Рафаэля, на ходу, вернее на бегу, разминающего кулаки. Изначально у паренька не было цели довести брата-драчуна до точки кипения... ну окей, ладно, ему хотелось вывести этого зазнайку из себя, нечего с ним было так обращаться, но вот чего он точно не хотел, так это чтобы ему хорошенько воспитательно накостыляли за его безобидные дразнилки.

Made up my mind about the music
Made up my mind about the style
I know that I'm stable and able to settle down
But I keep

Молча посмотрев на быстро приближающегося саеносца секунду-другую, Микеланджело прямо, солдатиком, вытянув руки по швам развернулся на 180 градусов, и зайцем снова рванул с места в карьер, с присущей ему прыткостью довольно легко перепрыгнув через один из низких, старомодных кирпичных дымоходов, оказавшихся у него на пути. Взмахнув на прощание перед носом взрычавшего что-то вроде "вернись поганец!" желтоглазого мутанта длинными шелковыми лентами апельсиновой банданы, Микеланджело усвистал вперед по крышам, "включив" ускорение. - " Святая банка мутагена!" - Вот теперь безобидные догоняшки-обнимашки были для перетрусившего от перспективы расправы шутника настоящей "гонкой на смерть".
О да, теперь он мчался с истерическим хохотом (и все-же в этом была своя прелесть, вне всяких сомнений: страшно аж весело), не оглядываясь, петляя гусеницей промеж возможных препятствий, взмахивая трехпалыми ручищами, чтобы удержать равновесие, напоминающий большую, горбатую птицу в грязной серой толстовке, и думал только о том... придумывал какой-никакой годный фокус отвлечения вошедших в охотничий азарт братьев, чтобы избежать вполне заслуженного наказания.
Хорошо, наказывать его будет скорее всего только Раф - Дону там несомненно здорово с хихикающей цыпочкой за плечами. А чья заслуга, что Эйприл так весело? Что они вот так свободно бегут и ни о чем не думают? Что они не торчат в душном доджо выполняя очередное скучное ката под пристальным взглядом сенсея? Кто, а? А? Конечно умница Майки, но кто об этом сейчас вспомнит?
Совершив кульбит через голову, оттолкнувшись от узкого бордюра верхушки здания и плавно приземлившись на одно колено на площадку ниже, подросток наконец рискнул обернуться, чтобы проверить, не слишком ли он улетел вперед и оставил остальных далеко позади? Он конечно не хвастался, но был самым быстрым черепашкой в семье, кроме того, что самым красивым и несомненно самым гибким - Дон длинный, Раф грузный (зачеркнуть - толстый), а Лео... просто это Лео, что-то среднее между Ди и Рафи. Такой... толстовато-длинный. Нет, не так уж и далеко он убежал оказывается, но подождать следует.

Они уже в паре шагов от китайского квартала с его привычными украшениями и остроконечными крышами пестрящими вывесками в восточном оформлении. Заметив неоновую надпись с ярким, красным изображением изрыгающего пламя дракона, Майкстер потратил немного время на разглядывание этой фигуры, опасно подпустив к себе уже немного запыхавшегося саеносца почти вплотную. - Смотри ка чувак. Мне кажется, или он похож на тебя? - Показательно удивленно воскликнул подросток, аж руками всплеснув, мол, - ты погляди, какая неожиданность! - и благополучно увернулся от размашистой затрещины, присев на корточки с ехидной ухмылкой во всю конопатую мину, и пока саеносец разбирался что к чему, плавненько перекатился через панцирь тому за спину. На этот раз выстукивать нунчаками марш по чужому карапаксу он не стал, просто отскочив чуть назад, позволяя саеносцу развернуться, как опасному великану пытавшемуся поймать мальчика-с-пальчика, размахивающему своими огромными, мускулистыми лапищами. Еще разок отпрянув назад, уворачиваясь от таких загребущих объятий, юноша дождался момента, когда брат захлестнет кисти на собственном панцире, сопроводив все это характерным шлепающим звуком и слегка нагнется по инерции вперед, Микеланджело отточенным жестом просто перепрыгнул через мутанта, широко расставив в полете ноги и бессовестно уперев слегка вспотевшие ладони в чужую зеленую макушку. Глухо стукнувшись сквозь плотную ткань своим панцирем с внушительной костяной защитой саеносца, парень вновь спешно ретировался с места преступления, ухнув куда-то вниз, прямо на едва выступающий над пропастью подоконник, и не теряя времени сместился со своего перевалочного пункта на новую дорожку - двускатные китайские воротца из красного кирпича с черной черепицей, очень удобно служащие мостиком от обычных серых зданий к разноцветной кучке лавочек, магазинчиков и просто экзотических домишек, так притягивающих к себе взгляд. - Отлично, - пробормотал хулиган, соскользнув с крохотного приступка на скользкую тропинку, слегка пошатнувшись, сохраняя равновесие, и в темпе переставляя ступни, добежал до первого продолговатого строения, с игривыми черными фонариками по углам, с красными хвостами колышущихся лент. Ага, а вон и Дон поспевает следом за пыхтящим аки паровоз саеносцем - гораздо медленнее чем обычно. Видимо в угоду Эйприл, чьи огненные волосы флагом трепыхались за овальным воротником черепашьего панциря. Хотел он заорать "Дон-копуша!", да больно времени мало - его опасно настигал массивный силуэт старшего брата, ринувшегося аккурат по той же ненадежной дороге за "дурнем".

Окай.

F-F-F-Falling
Down with the sun
I can't give it up
The night is calling me like a drum
I keep on F-F-F-Falling

Скачок через пролет между двумя магазинчиками с сувенирами, поджав ноги, коленями едва не касаясь подбородка, и Майки скользит по покатому ребру заостренного верха, едва не отрывая черепицу, чтобы взять разгон и красиво перепрыгнуть вон на те апартаменты, на косую старую пожарную лестницу, если она вообще выдержит его вес. Аккурат перебежав по Чайна-тауну до соседней улочки, окунувшись в родную блеклость и темень - все-же каким бы не был мутант безрассудным и безбашенным, а интуитивно черепашка стремился все-же слиться с тенью, вопреки своим убеждениям что "ну и пускай видят, и да, я черепаха". Может это в нем говорила та его сторона, которая отвечала за "профессиональные навыки ниндзюцу". Как ни крути, а сенсей учил их держаться темной стороны, чтобы всегда можно было просто раствориться в черноте ночи. Красиво, бесшумно. Так умел каждый из них. Так, что никто и не заметит, как настоящий ма...

- МЕНЯ АТАКУЮТ! - С дуру басом проорал бедный весельчак, комично взмахнув лапами, когда что-то мокрое, пестрое и непонятное влетело ему прямо в лицо, и панически зашатался, чувствуя, что неконтролируемо улетает куда-то вниз, вслепую, это было ожидаемо - а снять противное тряпье с морды не догадался, - ПРОВАЛ МИССИИ, МЫ ТЕРЯЕМ ВЫСОТУУУууууууууууууууууууууууууу, - с коротким воплем навернувшись вниз головой с края скользкой поверхности покрытия покатого верха, весельчак изчез из поля зрения застывших братьев и ошарашенно вылупившейся на все это веселое действо Эйприл, осторожно выглядывающей из-за мускулистого плеча изобретателя.
А Майк в это время лежал на земле, вернее, на куче мусорных пакетов с трусами в крапчатых сердцах на лысине, вольготно раскинув по мешкам руки и ноги в самой причудливой позе, рядом с задней дверью китайского ресторанчика, на крыше которого его так нагло "подбили".
Охреневший от подобной катастрофы владелец нунчак не спешил стаскивать со своей многострадальной головы  чужие "семейки", да и вообще, ему пришлось осторожно застыть в подобной скрюченной позиции. Почему? Потому что дверь ресторана открылась, выпустив оттуда облако аппетитных ароматов имбиря, рыбы и вареных овощей, а на приступок порога вышел работник каффетерия, с огромным, гораздо менее притягательно пахнущим черным, туго набитым целофановым мешком, который не глядя был отправлен прямо в пластрон затаившего дыхание черепашки, взирающего на человека (я бы познакомился чувак, но...)  сквозь одну из дыр в трусах. Не сдержавшись бедняга громко ухнул от тяжести пакета торпедой врезавшегося в живот, и чем они его набивают, но на его счастье обслуга удалилась обратно под крышу ресторана, громко хлопнув дверью. Так что страдальческого пыхтения подростка не слышал никто, кроме его любимой семьи, в двух шагах, прямо над головой ничего не подозревающего работника.

Наконец стянув с головы панталоны, Майкстер тихо ругаясь себе под нос пытался выбраться из-под вонючего завала, два раза неловко шлепнувшись задницей обратно, прежде чем твердо встал на ноги, после чего с довольно хмурой миной полез наверх по мусорным бакам, благополучно уронив к чертям один, произведя невероятный грохот, и высыпав содержимое другого, запнувшись о крышку.
Оказавшись рядом с братьями, подросток молчаливо приподнял капюшон, вывалив всем под ноги как из ковша горстку картофельных очисток, все так же ни слова не говоря запустил руку за шиворот, извлек оттуда хрупкий рыбий скелетик, и щелчком отправил его куда-то в сторону. - Только... посмейте... заржать! - Оттопырил указательный палец шутник, грозно нахмурив бровные дуги и нет... он даже не попытался оправдываться перед строго взирающем на него сверху вниз мечником. Он лишь громко чихнул, едва не уткнувшись в его костистый торс...
А затем со шмыгом утерев нос, потянулся рукой к братской морде, сняв с его переносицы луковую шелуху, которая при громком "апчхи" весельчака, полетела от него в разные стороны.
- Хм... как... дела бро?

+4

15

Честно говоря, Рафаэль считал себя крайне добрым и милым парнем, который вполне мог бы выкидывать упаковки чипсов строго в помойку и делать скворечники из жестяных банок для городских воробьев. Но этот очаровашка уже давно покоился на очень значительной глубине души, надежно прижатый истинным нутром саеносца – вспыльчивым, заводящимся с полпинка и готового разорвать любого обидчика, даже если это будет враг, брат, враг моего врага или брат моего брата. 

Сейчас же это самое нутро полыхало разъяренным пожаром, доведенное до белого каления столь непотребным обращением к своей размашистой натуре, и готовилось совершить акт кровавого возмездия при поимке преступной особи по имени Микеланджело.
- А ну, остановись, едрить тебя в лысый хвост! – орал на бегу Рафаэль, залихватски повторяя путь весельчака по крышам и дымоходам. – Учти, жить тебе осталось совсем недолго! Красная Книга плачет по твоему панцирю!

Конечно, он видел и прекрасно понимал, что Майк нарочно его дразнит, когда специально сбрасывал скорость, давая таким образом осатаневшему брату возможность приблизиться на пару метров и шумно задышать ему в панцирь, спрятанный под облезлой кожей жилета. Но как только опасность за спиной становилась совсем угрожающей, Микеланджело с гортанным  ржанием безумного клоуна тут же вострил лыжи и снова уносился к горизонту. Рафаэлю ничего не оставалось, как взмахнуть кулачищами на прощание оставленному ветру, чертыхнуться на Майка, бабку и кузькину мать, свести ухмылку в оскале и снова рвануть за мастером нунчак. Не мог же саеносец так просто дать ему уйти и оставить себя в дураках.

Сколько этот марафон будет продолжаться? Ведь рано или поздно Майк попадется в руки, и тогда… Ух, что будет ТОГДА!

А пока даже Раф получал какое-никакое удовольствие от всех этих бездумных выкрутасов по крышам, трубам и проводам. Он чувствовал, как в лицо весело врезается ветер, прохладой огибая пылающую от быстрого бега лысину цвета болотной тины и стягом развевая края кровавой маски. Свежесть ночи прекрасно вдыхалась полной грудью, даже несмотря на сопровождающую одышку из-за столь продолжительного маршрута по городу. Уж больно долго они жили под землей, словно вагоны метро, без возможности выезда на поверхность улиц. Так что, пожалуй, достаточно изображать из себя зарытые в грунт ископаемые - даешь свободу попугаям!

Рафаэль искоса глянул на слегка отстающего  Донни, который тоже старательно  чертил по крышам извилистую лыжню за Майком, не забывая придерживать ноги своего внезапного груза в лице их новой знакомой Эйприл. Обширный панцирь Донателло плотно занавешивал лицо девушки, и саеносец не мог разобрать ее эмоций – рыдает ли она там в страхе или игриво смеется, наслаждаясь этой сумасшедшей погоней таких чудных рептилий. Зато сухопарая, изобретательская щербина едва ли не лопалась от смеха, с восторгом подбрасывая на бегу хрупкое тельце О`Нил, будто молодой мустанг индейца по бескрайним прериям.
- Жми, Донни, жми! – подбадривал Раф брата, перепрыгивая через очередную трубу и совершая сальто в прыжке. – Не жалей приборов! 

Чайна-Таун встретил мчавшихся подростков восточными крышами и ярко-красными фонариками, вывесками в виде драконов и безмятежными иероглифами на китайском, из которых так и веяло на удивление безмятежной атмосферой.  Приходилось скатываться по ребристым крышам и перебегать по канатам, стараясь не сбить пятками мирно колышущие на ветру фонарики. Вывески в виде знамен чувствительно шлепали по носу нарушителей восточного спокойствия, если кто-то из них не успевал пригнуть голову. Перемахнув в прыжке через фигуру извилистого дракона, затаившегося на крыше, Раф очутился прямо перед тросом-растяжкой между двумя крышами, на котором в ряд болтались горящие фонарики, исчерченные китайскими посланиями.  Глянув на маячивший впереди силуэт весельчака, брутальный подросток заметил, что ленты оранжевой маски, дразнящее полыхающие в авангарде, как будто бы остановились по какой-то причине - достаточно было перебежать одну красную крышу, с рельефной черепицей. Ободренный временным замешательством Микеланджело, саеносец хищной птицей перелетел через мирно спящую внизу улицу, чуть не разбомбив в полете своим шкафным весом фонари, которые имели несчастье повиснуть у него на пути. Зато Донателло, всего на мгновение остановившийся у края, совершил воистину цирковой номер, залихватски перебежав прямо по тросу вместе с Эйприл на спине.
- Эй, Раф! Видал, как мы умеем?
Квадратная носопырка Рафа обернулась к брату и смялась в нахмуренную гармошку от собственной убогости – уж больно лихо выглядело посвящение изобретателя в именитые канатоходцы. Да еще и с дополнительным весом!
- Не ту страну назвали Гондурасом, - слегка задето проворчал саеносец, аккуратно пробегая по загнутому карнизу крыши. – Тебе нужно было артистом становиться, Донни!
Донателло лишь рассмеялся в братов панцирь и снова занялся увлеченной беседой с пассажиркой эконом-класса, мгновенно потеряв к Рафу весь свой изобретательский интерес, будто дохлую муху с пирога сдул. Впрочем, Рафаэля это не сильно покоробило, ведь он, скатившись по ребру китайской черепичной крыши и кинувшись на понижение, аккурат очутился прямо за спиной того, кому требуется мстить жестко и требовательно! Зрела немедленная расчлененка собственного брата – саеносец даже торжественно осклабился, предвкушая хорошую трепку зазнавшегося Микеланджело. Сравнение с драконом лишь подкинуло хворосту в дымящее кострище слепой ярости мутанта, который даже занес трехпалую ручищу в надежде обрушить поучительный шлепок по хамской пустой голове. Давно уже пора вбить туда хотя бы тень инстинкта сохранения.
- Этот дракон - плюшевый котенок по сравнению со мной! - прерывисто выдохнул Раф, со свистом разрезая рукой воздух в ударе. – Бить буду ногами, Майкозавр!
Но конечно, если ты долго живешь с таким несносным типом, как Рафаэль, то прекрасно знаешь все его повадки, иначе выжить под пудовым гнетом черепахи-тумбочки с саями наперевес, не представлялось возможным. Поэтому Майк весело увернулся от затрещины, которая с воем влепилась в ярко-синий коготь, обрамленный лампой, и снова оранжевым лебедем, взмыл в горизонтные дали, не забыв оборжать гнев старшего брата.
Терпение,лопнувшее еще в самом начале пробежки, окончательно похоронило само себя под толстым слоем земли внутреннего мира мутанта. Изнеможенно взревев  подстреленной белугой, Раф все же обрушил кулак ярости на невинный неон, заработав себе в руку подмигивающие синим цветом осколки. Но саеносец даже не заметил легких царапин у себя на костяшках и, лишь сердито плюнув под ноги, снова прыгнул вслед за Майком, освещая себе путь неоновыми остатками когтя драконовой вывески.
- Вернись, бледно-оранжевая поганка! –  рычал вдогонку Рафаэль, перебегая по очередному витиеватому карнизу. Жажда мести обуревала мускулистое нутро все пуще, трансформируясь в извращенное желание неделю пытать мастера нунчак перерезанными проводами и "случайно" раздавленными картриджами от его любимой приставки.
Когда Раф, благодаря своей упертости парохода, уже практически догнал Микаланджело, который несколько замешкался, пока старался удержать равновесие на каком-то тонком выступе, и даже прыгнул колобком вперед, рассчитав приземлиться ровно с нарушителем спокойствия, внезапно…

Даже не так.

ВНЕЗАПНО!

Что-то огромное и белое ужасным Моби Диком из темноты мгновенно выросло прямо перед выпученными лимонными глазами саеносца и беззастенчиво сожрало весь сгруппировавшийся клубок мутанта, сведя на нет ловкость прыжка юного ниндзя.
- ЧТО ЗА….?!- только и успел обалдеть Рафаэль прежде, чем потонуть во влажных внутренностях какого-то необъятного покрывала, напоследок вяло взмахнув всеми конечностями в воздухе.
Вся конструкция обмотанного черепаха, панически принявшегося размахивать внутри руками и ногами, продолжала лететь вперед по инерции, смутно напоминая Карлсона. Еще бы ведро на голову, да швабру в руки для полноты образа - и все, можно приниматься за распугивание местных воров. Но Карлсон летел недолго – запутавшись в очередном тросе с многочисленными фонариками, который висел на пути полета, Рафаэль врезался в огромную морду статуи дракона, стоявшей на краю широкого балкона этажом ниже, и сумевшего остановить летящий белый куль, превратившегося теперь в эпатажную новогоднюю елку. Край мокрого покрывала зацепился за каменные зубы, и вся обмотанная туша саеносца повисла на импровизированной люльке, из дырки которой, благодаря с хрустом треснутой ткани, немедленно высвободились голова Рафа, обрамленная перемигивающимися фонариками.
- КАКОГО ВЕЩЕГО ДЬЯВОЛА!!!! – во все гланды взревела черепашья глотка, не забыв пропустить пару матерных выражений между строк. Свирепо оглядев местность с высоты птичьего полета, Рафаэль без труда обнаружил того, кто мог сделать такую не прощающую подлость. – ТВОЮ ЛЕШУЮ МАТЬ, ЛЕО! СНИМИ МЕНЯ ОТСЮДА!!!

Отредактировано Raphael (2016-03-11 17:00:47)

+3

16

Не отпущу! Эйприл сдавленно хмыкнула и покрепче обхватила руками шею нового знакомого. Кажется, это самая что ни на есть банальная фраза, которую Донни только мог сказать. И, признаться, подействовала она мало, потому что никто не говорил, что она сама не отпустит. А держаться за шероховатую шею, где никаких тебе рогов (или что там еще может быть у мутантов) ох как нелегко. Эйприл вспомнила, как каталась впервые на пони, а ведь пони был невысоким, коренастеньким, милым, с пушистой такой сахарно-белой гривкой, а она сама сидела в прочном, удобном седле, а еще рядом был папа, и инструктор, а земля - максимум в полуметре... И она все равно, мать его, боялась до дрожи!
"Я была мелкая, совсем мелкая!" - свирепо подумала она, чтобы не сорваться в визг и не воплям не заставить Донателло опустить ее на землю, такую твердую, большую, восхитительную землю... "А теперь я выросла! И я вполне могу прокатиться на спине черепашки-мутанта, который будет прыгать и бегать по крышам черт знает на какой высоте! Я взрослая!"
Эйприл вдохнула поглубже. Трюки зеленых братьев, с легкостью носившихся по крышам, вызывали у нее одновременно и страх, и зависть. Страх, потому что себя она слабо представляла в таком образе, и зависть, потому что... ну, потому что, как бы она себя не убеждала в обратном, чтобы быть благоразумной девочкой (благоразумные девочки ведь не летают над городом, вцепившись в панцирь разных там мутантов!), это выглядело потрясно. Законы гравитации ее новые приятели будто отбрасывали в сторону или же заставляли себе подчиниться. Будто выросли на крышах, а не в канализациях! И, несмотря ни на что, ей тоже хотелось попробовать. Чувство самосохранения ойкнуло и уползло в дальний уголок, оставив безбашенную храбрость и решительность. Пусть сердце колотилось и сильнее кошачьего, а кошки, наверное, рекордесмены по быстрому сердцебиению. Поэтому она замолчала, вернее, заставила себя замолчать и приготовилась к головокружительному чувству полета, к свисту ветра в ушах и виду того, как стремительно будут проноситься мимо здания, яркие огни. Весь мир станет для нее медленным!
"Была бы у него шерсть, как у пони," - подумала Эйприл за секунду до того, как Донни помчался вперед, застучав босыми пятками. "За шерсть было бы проще держааааааааАААААААА!!!!!"
Сердце ухнуло в глотку от головокружительной скорости. Каждую секунду Эйприл подскакивала в такт размашистому бегу - надо признать, бегу плавному, не заставляющемуся ее трястись как мешок картошки, усаженный в седло горячего вороного мустанга! Мимо, как она и думала, проносились здания, огни растягивались и превращались в длинные ленты зеленого, красного, голубого, желтого цветов. Иногда они сливались, порождая новые оттенки и краски. Ветер был упоительно свеж, а вся ночь заблестела, заискрилась новыми ощущениями и эмоциями. Вухууу!
Правда, Эйприл пока почти ничего не замечала. Она уткнулась лицом в панцирь Донни, проклиная тот день, когда вообще вышла на улицу и встретилась с мутантами. Когда научилась ходить, ведь если бы она не ходила, она не вышла бы на улицу и не встретилась бы с мутантами. Когда родилась, ведь если бы она не родилась, она не научилась бы потом ходить и не вышла бы на улицу, не встретилась бы с черепашками и сейчас бы не летала над проклятыми крышами! Кто их вообще придумал?!
В голове мерно звучали ругательства - каждый раз, когда пятка Донни соприкасалась с твердой поверхностью крыши, а Эйприл тихонько подскакивала. Частота мата увеличивалась, когда они взметались над городом, перепрыгивая с одной крыши на другую, стуча по черепице и проносясь мимо добропорядочных граждан.
Пони! Пони лучше!
Глаза у нее, естественно, были крепко зажмурены, мышцы на руках, судорожно цеплявщихся за Донни, одеревенели. Но она держалась. Удивительно даже! Не сдвинулась с панциря ни на дюйм, не сползала, даже когда они перепрыгивали и зависали на миг в воздухе. Даже когда Донни плавно и легко обходил внезапно возникающие на их пути препятствия. Словом, это обстоятельство и заставило Эйприл повиноваться просьбе Донателло и приоткрыть глаз. Сначала один, левый.
Она выдохнула, уже во все глаза уставясь на открывшееся перед ней зрелище. Город. Какой же он красивый! Она никогда раньше не замечала, каким красивым и классным он может быть. Небоскребы, дороги, запруженные машинами и огнями фар, похожими на глаза каких-нибудь чудовищ. Дороги лентами вились прочь, в сердце города, в жилые кварталы, обвивались вокруг высоток, нейлоновые огни вывесок манили посетителей. Эйприл впервые увидела свой город сверху, в великолепной панораме, пусть и на головокружительной скорости! Теперь, уверившись в том, что она не упадет, она подняла голову и почти не чувствовала толчков. Теперь ее глаза сверкали от восхищения. Ну же, Донателло! Быстрее, быстрее! Китайский городок поприветствал их своими особенными остроконечными крышами, на которые Эйприл всегда любила любоваться (экзотика же!) и мягкими красными огнями фонарей. Страх не вернулся даже тогда, когда Донни лихо съехал по туго натянутым проводам, к брату.
— Видал, как мы умеем? Эйприл, скажи, неплохо получилось!
- Ты классный! Это все классно! - ответила Эйприл и сама подивилась тому, как весело и беззаботно звучит ее голос, словно она и не умирала от страха несколько секунд назад. Рассмеявшись и съехав верхом на панцире по скату крыши. - Вы так часто бродите по крышам? Я...
Раздался вопль. Громкий такой, яростный. Расхрабрившаяся Эйприл покрутила головой и обнаружила неподалеку замотанного в простыни (где он их взял??) Рафаеля в страшных дранконьих зубах. Он орал так, что переполошил стайку голубей, а уж голуби то на что привычны к шуму города!
Она не сдержала смеха. Ну невозможно было не засмеяться при виде закутанного младенцем в простыни Рафа. Невозможно!
- Сюда бы камеру! - все еще прыская, присвистнула Эйприл. Для домашнего пользования, и никак иначе! На них она точно наживаться не будет. Это не ее история для журналистской статьи. - Кстати, мне казалось, что мы забрались выше, чтобы она никто не увидел...
Она задумчиво смотрела на Рафа. Увидеть-то может, и не увидели, зато услышать могут.
- А вы это... часто? - она умолкла, ведь этих "часто" было много. Часто гоняетесь друг за дружкой? Часто вылезаете наружу? Часто заматываете друг друга в простыни? Честно, после того, как она узнала, что рядом, по соседству живут черепашки-мутанты ниндзя, ее уже мало чем можно было удивить.

+3

17

If my velocity starts to make you sweat,
Then just don’t let go
And if their Heaven ain’t got a vacancy
Then we just, then we just, then we just
Then we just get up and go!

Веселье явно набирало обороты.

Едва услыхав ответную реплику Эйприл, Ди немедленно расплылся в широченной улыбке от уха до уха и в очередной раз продемонстрировал миру свою запоминающуюся щербину, аж слегка покраснев от смущения — ну, а как тут удержаться! Когда еще скромному зануде-механику удалось бы покатать на спине симпатичную рыжеволосую школьницу, равно как и добиться от нее такого приятного комплимента в свой адрес? Кажется, его спутница начала получать искреннее удовольствие от всей этой "поездки", и пускай Донни не мог рассмотреть выражения лица девушки, он прекрасно слышал ее заливистый смех, и это подстегивало всегда тихого и застенчивого мутанта к еще большим выкрутасам. Докатившись до нижнего края изогнутой черепичной крыши, Донни буквально в самый последний момент оттолкнулся лапами от дрогнувшего под его немалым весом водосточного желоба, кузнечиком перемахнул на соседнюю постройку и уже оттуда бросился вдогонку братьям, одновременно с тем планируя новый головокружительный трюк. Впрочем, заслышав последующий вопрос Эйприл, гений тут же отвлекся от этого занятия и слегка повернул голову набок, бросив озорной взгляд на выглянувшую из-за его плеча старшеклассницу.

Честно? Мы делаем это во второй или третий раз в своей жизни, — откликнулся он с совершенно беззаботным видом, после чего вновь отвернулся, выравнивая маршрут и одновременно с тем пытаясь высмотреть парочку приземистых черепашьих силуэтов, то и дело мелькающих где-то далеко впереди. Долго искать не пришлось: прежде, чем Ди успел хоть что-нибудь сообразить, в воздухе над их с Эйприл головами прогремело сразу два обескураженных вопля, принадлежавших, вне всяких сомнений, его братьям-китайским акробатам. Изумленно клипнув округлившимися зенками, но все-таки не сбавляя бега, Донателло с растущим недоумением проследил, как завывающий на манер подбитого истребителя Майки вдруг ни с того, ни с сего спикировал прямиком в мусорный бак — неужто Рафаэль перестарался? Да нет, что-то не похоже... Иначе с чего бы ему самому так орать?

А вы это... часто? — вновь услыхал он неуверенный голосок Эйприл. Судя по удивленному тону, девушка также была немало озадачена всем происходящим. Да уж, тут было, отчего прийти в смятение — буквально только что подростки наперегонки мчались друг за другом, оглашая округу своими задиристыми криками, а тут их обоих вывела из строя какая-то совершенно неведомая, но, безусловно, могущественная сила, имени которой Донни пока что не знал, а если и знал, то он явно не спешил делиться со школьницей своими смутными подозрениями. Разминувшись с грохнувшимся с крышей Микеланджело, но все-таки убедившись, что тот благополучно избежал столкновения с твердым асфальтом, умник перевел взгляд на запутавшегося в мокрой простыне Рафаэля. Ого...

Хм... нет, — протянул Дон, до отказа приподняв одну из бровных дуг и в глубочайшей задумчивости пронаблюдав за тем, как его старший братец с дикой руганью пытается высвободиться из плотно окутавшей его уличной гирлянды, — такого с нами еще ни разу не случалось, — признался он в конце концов. Пожалуй, стоило все же остановиться и помочь обоим мутантам, пока те, чего доброго, не привлекли внимание обычных прохожих...? А уж после выяснить, что с ними на самом деле приключилось. Едва только Донни об этом подумал, как на его собственном пути внезапно возникла еще одна рослая, плечистая фигура с подозрительно знакомыми бельмами чуть раскосых глаз. Гений немедленно ударил по тормозам, сознавая, что еще немного, и он просто со всего маху напорется рожей на невозмутимо подставленную ему широкую трехпалую ладонь. Эйприл при этом слегка подбросило и впечатало носом в чужой панцирь, но, к счастью, Дон сумел удержать равновесие и вовремя остановиться, буквально в шаге от преспокойно замершего посреди крыши лидера команды. Правда, для этого ему пришлось с характерным звуком проехаться на мозолистых пятках, сбив и разбросав плохо пригнанную к крыше черепицу — та веером брызнула в разные стороны, точь-в-точь, как комья грязи из-под взвизгнувших автомобильных шин.

Тпру-у, лошадка.

Ох, это ты, Лео, — гений смущенно потоптался на месте, не спеша, впрочем, снимать Эйприл со спины и предоставляя девушке возможность в деталях рассмотреть физиономию их старшего брата. — А мы-то думали, кто еще мог закатать Рафа в пододеяльник, хе-хе-хе... хе-е, — напоровшись на холодный, многозначительный взгляд мечника, Дон вмиг оборвал свои натянутые смешки и, кашлянув, все-таки осторожно ссадил школьницу с панциря, на всякий случай, аккуратно придержав ее за худенький локоть — ну, мало ли, вдруг голова закружиться, на такой-то высоте... А крыша была не то, чтобы очень ровная. — Ну все, конец веселью, — пробормотал умник с ноткой сожаления в голосе. Не то, чтобы его так уж сильно расстроило запоздалое вмешательство Леонардо, просто никому из присутствующих не хотелось выслушивать очередной поток строгих нотаций в свой адрес, и Дону в том числе. Убедившись, что Эйприл может стоять на узком карнизе без посторонней помощи, техник молча спрятал руки за спину и слегка втянул голову в плечи, виновато глядя на Лео в ответ. Ну да, да, он тоже хорош, не догадался приструнить братьев, когда те начали беситься, грозя поднять на уши весь Чайна-таун... Впрочем, несмотря на весь его приструненный вид, Донателло вовсе не чувствовал себя таким уж большим хулиганом. Наоборот, он бы совсем не отказался возобновить эту сумасшедшую беготню по крышам спящего мегаполиса, если бы только Леонардо не смотрел на него с таким видом, будто в его панцирь только что вселился дух Мастера Сплинтера. — Гм... я пойду, сниму Рафа, — дождавшись, пока Майк влезет обратно на крышу, с щедростью Феи-Крестной разбрасывая кругом себя вонючие ошметки картофельной кожуры вперемешку с луковой шелухой и прочим, столь же неаппетитным мусором, Дон натянул извиняющуюся улыбку на собственную вытянутую физиономию и сделал широченный шаг в сторону, бессовестно оставляя друзей наедине с рассерженным Лео. Не дожидаясь, пока старший брат успеет его окликнуть, Донателло на цыпочках пробежал к противоположному краю крыши и бесшумно перемахнул на тот самый балкон, под которым сейчас со сдавленными проклятьями раскачивался бедняга-саеносец.

Потише, Раф, — шепотом окликнул Донни второго своего брата, упершись ладонями в узорчатую макушку "пленившего" его дракона. — Ты так и мертвого разбудишь... Давай-ка я тебе помогу, — не дожидаясь согласия Рафаэля, Донателло перегнулся через край балкончика, одновременно вытаскивая посох, — сможешь высвободить одну руку? — пока Раф с кряхтением пытался выпростать лапу из-под тесно обмотавшей его простыни и целой сети мигающих проводов, Дон еще разок украдкой покосился на крышу, где оставались Лео, Эйприл и Микеланджело, после чего вновь переключил внимание на несчастного забияку. Очевидно, эта дурацкая гирлянда все-таки мешала ему вытащить конечность из одеяла... Ди негромко вздохнул, убирая шест обратно в крепление — ладно, не тыкать же в него лезвием нагинаты! — Прекрати трепыхаться, я сейчас спущусь, — с легким упреком в голосе обратился техник к брату, уже перебрасывая ногу через хлипкие деревянные перильца. Вот же неугомонный! Покрепче ухватившись рукой за оскаленную драконью морду, Донателло теперь уже полностью свесился вниз, оказавшись примерно на одном уровне с плененным мутантом. — О, господи... и как тебя угораздило, — тихонько посетовал изобретатель, окинув взглядом образовавшуюся мешанину из проводов и черепашьих конечностей, даже не представляя, как ему это все распутывать. — Да знаю я, что Лео виноват, — проворчал гений, выуживая небольшое складное лезвие из-за пояса и принимаясь аккуратно надрывать чертово одеяло, желая дать Рафу хоть немного свободного пространства, — не дергайся, иначе я тебя ткну... И нет, я не стану перерезать этот чертов шнур. Не вынуждай меня объяснять, что может случиться с черепахой, замотанной в мокрую простыню, если она вдруг случайно соприкоснется с оголенным электрическим проводом!

+3

18

- Может быть, ты мне объяснишь, что вы здесь устроили, Донни? – Леонардо оглядел суровым взором только что пропахавшего ногами две борозды Донателло в ожидании ответа. – Что это и как все это называется?
Но с техника спросу было, словно с умственно отсталого – тот лишь скомкано поздоровался и, что-то там промямлив, аккуратно скинул свою рыжую пассажирку с панциря. К слову, Эйприл с любопытством принялась разглядывать хмурого и крайне недовольного мечника, который не без молчаливого пижонства скрестил на пластроне руки и теперь с кислой миной наблюдал за тем, как медленно, но верно на крышу залезает самый младший братец, разодетый словно примадонна в мусорные очистки и благоухающий воистину насыщенным ароматом городской помойки. Высмеивать столь нелепый вид Микеланджело Лео не планировал, но считал, что тот справедливо получил по своим бесшабашным заслугам. Ибо думать иногда надо, прежде чем с ором на всю глотку кидаться навстречу приключениям!

Когда Майк под давлением утробного чиха выдал ему прямо в морду целый сноп слюней, обдав лидера еще и мусорным дождем в придачу, Леонардо даже бровью не повел. Он стоял грозным истуканом, не сводя глаз бушующего лазурью моря с провинившейся братской физиономии перед собой, которая скривила губы в извиняющейся улыбке, обнажив белые зубы, и даже сняла с носа старшего брата луковую шелуху.
- Бывало и лучше, - наконец, разлепил губы мечник, невозмутимо смахнув мизинцем с шероховатой щеки каплю слюнной пены. – Я смотрю, вам не сиделось на пятой точке ровно.
Хотел было Лео снова потребовать с Дона, как с самого умного,  ответа за столь вопиющее и неприемлемое поведение, да только тот мигом ретировался снимать до сих пор орущего благим матом в подвесном состоянии Рафаэля. Надо сказать, Лео не без удовольствия принялся рассматривать столь бедственное положение саеносца, которое лидер сам же и организовал.
- А тебе идет этот наряд! – не без доли иронии прокричал мечник все больше запутывающемуся Рафу. Он, конечно, сильно рисковал потонуть под нарастающей в геометрической прогрессии волной отборного мата по его начальственную душу, да только сами виноваты! Кто просил наводить шороху на сонные районы, с гиканьем и хаканьем прыгая сайгаками по кварталам? Впрочем, Рафу явно было не до езды лидеру по ушам своим неконтролируемым озверином – к нему древесной лягушкой полз Донателло, с благим намерением вырвать пленный панцирь из страшной пасти… нет, не дракона. Пододеяльника.

Пока проводилась спасательная операция на балконе, Леонардо развернулся к тихо стоявшей за его широкой спиной Эйприл и, сгладив насупленную морщину у бровей, виновато улыбнулся, небрежно разведя руки в сторону.
- Извини за этих недотеп, Эйприл. Хотели как лучше, получилось как всегда. – Впрочем, девушка отнюдь не выглядела потерянной или напуганной от столь неожиданных выкрутасов юных мутированных подростков. Скорее наоборот – она очень быстро осваивалась в их обществе, словно перед ней была не четверка огромных, прямоходящих рептилий, а компания ее приятелей-школьников, клянчивших у нее списать домашку.  Но как бы там ни было, а вот только стоило бы уже и закругляться с ночной прогулкой по крышам и трубам. Не то чтобы Леонардо боялся за судьбу девушки – он просто справедливо предполагал, что ей хватит на сегодня впечатлений. И нутром чувствовал, что не в последний раз рыжая девушка проводит с ними совместное время, приправленное нотками сумасшествия. – Пойдем, мы… - Бросив на сопящего рядом Микеланджело взгляд, полный прищуренного скептицизма, он немедленно поправился: - …то есть, я отведу тебя домой. Заодно и прослежу, чтобы никто не посмел тебя обидеть или так самоуверенно носить по крыше, начисто позабыв о бесшумности ниндзя. Да, Майки? – с нажимом спросил у мастера нунчак Лео, просверлив пластрон младшего донельзя колючим взглядом, в котором обычно спокойная морская синева глаз принимала воистину штормовые обороты.
Не вслушиваясь в мямлящие оправдания весельчака, Леонардо галантно подал раскрытую ладонь школьнице, приглашая неспешным ходом тикать в обратную сторону до ее квартиры. Как бы ни желала Эйприл остаться и досмотреть шоу воздушных гимнастов, что стремительно разворачивалось за панцирями ее новых друзей,  все же Лео не хотел устраивать братьям разбор полетов прямо на глазах у девушки. А уж когда об этом узнает мастер Сплинтер… мало не покажется. Особенно ему самому за то, что так лихо прохлопал момент исчезновения троих раздолбаев.

Внезапно на всю округу раздался такой дикий ор, в котором чистый визг колокольчиков был разбавлен матерными вкраплениями Иван-чая, что Леонардо, дернувшись всем телом, немедленно обернулся на источник столь разночастотного звука, спикировавшего вслед за своими хозяевами куда-то по направлению к асфальту. В зубах у дракона остались лишь полоски ткани, которые теперь развевались на ветру пиратскими знаменами, да небольшой кусок провода с несколькими погасшими фонариками.
Обеспокоенный за судьбу младших братьев, Леонардо с легкостью кошки запрыгнул на парапет крыши и, припав на одно колено, принялся тщательно разглядывать ночную улицу, пытаясь определить местонахождение упавшего пододеяльного десанта. Его внимание сразу привлекла небольшая телега, вроде рикши, которая была чем-то набита и теперь буквально шаталась, перекатываясь на манер качелей туда-сюда и  страшно стуча оглоблями по мощеному тротуару. Лидер расслабленно облокотился на выставленное вперед колено, растягивая губы в полуулыбке. Несложно догадаться о причине столь необузданного поведения довольно мирного транспортного средства.
- Донни! Раф! Вы целы? – Леонардо сложил ладони рупором, пытаясь докричаться до упавших в обнимку с простыней братьев. – Вам помочь?
- Себе помоги, прихвостень болотных карликов! – раздалось в ответ  свирепое, предвещающее самые страшные кары адских котлов, но все еще продолжающее возиться в неистово подпрыгивающей рикше. Через долю мгновения грозный рев адресовался уже пятке Донателло, которая, судя по всему умудрилась достать саеносца в глаз.
Усмехнувшись, Леонардо выпрямился и, уперев руки в боки, повернулся к присутствующим, застыв благородным Бэтменом , озаренный лунным светом. Ленты синей маски на манер плаща колыхались по прохладному ночному ветру, добавляя лидеру еще пару очков к супергеройскому образу.
- Не беспокойся, с ними все в порядке, - возвестил он ошеломленной Эйприл, которая уже явно не знала, что и думать обо всем этом. – Если из-под завалов слышится ругань и проклятия, значит Рафа прибило не сильно. – Заметив, как вытянулось лицо девушки, он снисходительно добавил: – Это норма. Привыкай.
Но, судя по всему, Эйприл придется привыкать еще долго к их выкрутасам. Как только Лео спрыгнул с парапета, чтобы продолжить свою, не успевшую начаться миссию по проводам симпатичных школьниц до дома, в сонное небо, минуя все китайские крыши и вывески вдруг с оглушительным шумом взметнулся столп разноцветных искр, чудом не задев по карапаксу самого мечника. 
- ЛОЖИСЬ! – Он среагировал мгновенно, благо его бросковые рефлексы были заточены до предела – одновременно обхватив широкими лапами мускулистый торс Майка и изящную фигурку Эйприл, Лео морской звездой повалил обоих на бетонированную крышу, накрывая их своим панцирем. И вовремя: прямо над его головой со страшным грохотом разорвалась очередная взлетевшая ракета, окатив подростков рассыпавшимися разноцветным фонтаном конфетти. Дождавшись, пока залп стихнет и только лишь после этого Лео позволил себе аккуратно обернуться, чтоб краем глаза оценить происходящий хаос. Или праздник… Салюты заказывали?
«Похоже, эта ночка никогда не кончится», - мрачно подумал мечник, поднимаясь на ноги и зачарованно задрав голову вверх, где небо искрилось разноцветными вспышками от продолжающих бабахать в ночной вышине салютов. Господи, святой панцирь, и где эти двое падших ангелов только умудрились достать сей впечатляющий фейерверк? Вот вам и бесшумные ниндзя… Кстати о птичках…
- Нужно немедленно уходить! Наверное в этом районе не осталось ни одного спящего китайца после вашей безответственной прогулки! – сурово взглянул Лео на Майка, который помогал Эйприл подняться. - Осталось найти еще две составные части нашей гоп-компании.

Отредактировано Leonardo (2016-04-28 14:30:37)

+3

19

Микеланджело безотрывно смотрел в строгие, яркие глаза старшего брата с дерзким недоумением - ну а что, чего они такого прям сделали? Ой да подумаешь, пробежались с новым другом по крышам, прям нарушили три тома законов по безопасности и черепаший кодекс. Не сиделось им... Ну сорян чувак, не все могут сутками свою панцирную задницу держать на циновках в позе лотоса, сливаясь духом с космосом! Им бы чего попроще, да посущественнее, чем эфемерное состояние глубокого покоя! - Не бузи, - левый уголок рта коварно уполз куда-то под краешек растрепанной, оранжевой маски. Майк не без сумасбродного веселья, все-еще резво плескающегося в бездонных, черных зрачках, устремил взгляд на бедного саеносца, раскачивающегося в своеобразной люльке, словно гигантский черепашка-младенец.
Даже утробный рык мутанта из недр полотняных складок звучал как плач большого ребенка. В принципе он чем-то таким и являлся. - Агу агу, Рафи? - покривлялся за спиной отвернувшегося мечника весельчак, от души наслаждаясь видом униженного не меньше его самого Рафаэля. Скорее всего мутант, изрыгающий проклятия лидеру, так бессовестно создавшего столь гадкую для саеносца (и позорную, перед девчонкой то!) ситуацию не слышал младшенького, да и, честно говоря, Майкстер не особо стремился еще больше драконить озверевшего брата - но и подходить к нему раскаявшимся в содеянном любимым младшим братиком не спешил. Как то не хотелось получить в глаз. Так что Рафаэля разумно освобождал из яслей... простите, из плена простыни изобретатель, смешно кудахтая вокруг покачивающегося туда-сюда Рафа. - Минуточку! Что значит "как всегда"?! - не смог проигнорировать слов Леонардо шутник, мигом прекратив злодейски-удовлетворенно лыбиться от красочного зрелища чуть поодаль, и развернул недовольную, возмущенную физиономию, едва не столкнувшись лбом с выпуклым, узорчатым карапаксом мечника. Как всегда? КАК ВСЕГДА?!

Конопатая мина шутника выразила такое апокалиптическое возмущение, словно бы Лео только что ляпнул, как минимум, нечто непристойное при даме!

Они между прочим совершенно прекрасно развлекались, все было просто отлично, пока не явился Мистер Бесстрашный с трусами и пододеяльником наперевес, в итоге чего Майк искупался в картофельных очистках, а Рафи сейчас висит в метре над землей словно в подарочной упаковке аиста-доставщика. Каков нахал, а?

Подросток немо разевал рот, поднял вверх указательный палец, но так и не смог разразиться гневной тирадой, остановленный скептично-спокойным, даже снисходительным видом на мгновение обернувшегося к нему мутанта, спокойно себе беседующего с озадаченной всем произошедшим девушкой.
Ах тыж... чертов джентельмен!

- Да я... - было начал на выдохе обиженный обладатель оранжевой маски, отклонившись назад и выпятив навстречу Исключительному свою пластрончатую грудь, сердито уперев одну руку в широкую бочину, да так и замер в сей оскорбленной позе, захлопнув рот и краем несуществующего уха прислушиваясь к подозрительному шуму со стороны пытающейся разобраться с окаянной простыней сладкой парочки. В отличие от Лео, шутник не спешил срываться с места, набыченно сложив руки на пластроне и уткнувшись подбородком в ямочку где смыкались верхние квадратные сегменты плоской, покрывающей широкий торс кости. Совершенно не оценив выпендрежный силуэт старшего на фоне круглой луны, Микеланджело довольно мрачно хмыкнул себе под нос, не удостоив парня характерным едким комментарием - ну его в панцирь.
- Закончил, принцесса? - язвительно поинтересовался разобиженный Майк, отставив в сторону массивную пятку и скучающе склонив голову на бок, демонстрируя всем своим видом протест и недовольство, - Кончай павлинничать, перья потеряешь, - фыркнул черепашка, сделав пару шагов к краю здания, на котором устроилась троица и быстро посмотрев вниз, выискивая знакомые зеленые, крепкие фигуры. С этого ракурса едва ли что он мог разглядеть, разве только догадаться, где, примерно, оказались после падения его братья.
Зато юноша очень хорошо успел рассмотреть скромную, ничем не примечательную кривую вывеску с алой, потрескавшейся краской вырисованной надписью: "Фейверки, петарды, бенгальские огни". Нехорошее предчувствие.

- Ээээ... Лео, - серьезно, тихо позвал старшего весельчак, опустив руки вдоль тела и весь напряженно аж пригнулся к земле, рефлекторно отведя ладонь в сторону, чтобы в случае чего прикрыть Эйприл, стоящую от него в двух шагах. Хотя чего он так испугался - вряд ли у кого-то из ребят были с собой спички, или зажигалка, чтобы устроить здесь охурмительное светопредставление. Ведь не было же, да? - Лео там...

- ЛОЖИСЬ!

- УХ! - внезапно оказавшись спиной на звучно хрустнувшей черепице, парень пребольно ударился затылком о кирпичи. Роскошные разноцветные огни плясали не только по ночному небу, раскрасив весь проулок во все цвета радуги, но и перед носом у постанывающего под весом "спасителя" Микеланджело, обморочно накрывшего лоб трехпалой ладонью. Отличная спасательная операция мужик, спасибо тебе огромное за шишак с рафов кулак где-то на гладкой, крапчатой маковке! Нащупав это самое украшение, воспалившееся и покрасневшее, парень с глухим шипением потеснил локтем вольготно разлегшегося поверх мечника. К счастью Леонардо не стал задерживаться, уютно устроившись на жесткой живой подушке в лице младшего брата, а тут же вскочил на ноги, явно забеспокоившись что здесь стало... слишком шумно для четверки мутантов, которые вообще должны были сейчас сидеть дома, смотреть телевизор. И не смотря на раздражение и отсутствие братской любви по отношению к валяющемуся на камне Микеланджело (второй раз за один день!), весельчак был на все сто согласен с лидером - надо смываться из этого района, и как можно скорее!

С досадой пронаблюдав за галантным движением Лео и поняв, что руку ему уже никто не подаст, вся вежливость ушла на девчонку, черепашка с надсадным кряхтением поднялся на четвереньки, а затем кое-как выпрямился, упираясь руками в подрагивающие согнутые колени, - Хватит... меня... ронять! - сердито буркнул он мечнику, нервно заозиравшись по сторонам, перекидывая длинные оранжевые хвосты банданы то на левое плечо, то на правое, - Все вообще нормально было, пока кое кто не прилетел со своими мокрыми тряпками! - огрызнулся парень, оставив лидера вместе с О'Нил, и ловким прыжком низверзнулся вниз, бесшумно приземлившись рядом с мусорными мешками, в которых недавно возлежал прикрывшись чужими семейками для маскировки. Добежав до раскачивающейся тележки, из которой торчала охреневшая, с глазами-блюдцами кочерыжка Рафа, подросток легким прыжком преодолел препятствие в виде низенького бортика телеги, - Чуваки, срочно валим! Рафи... РАФИ! - Майку пришлось гаркнуть во весь голос, чтобы малек оглохший саеносец обратил на него внимание, - А где Донни? ДОН! - коротко взвизгнув, когда длинная палка, вернее, конечно же, бо принадлежащее изобретателю, аккуратно спрятавшемуся в недра своей панцирной защиты и смиренно дожидающемся конца салюта на самом дне противноткнулось ему прямо в жилистое бедро, Микеланджело с чувством пнул братский карапакс, не пожалев мозолистой ступни, - Вылезай Себастьян, Русалочка нас на крыше заждалась!

+3

20

Чем больше крутился и извивался Рафаэль в своем импровизированном коконе из влажного пододеяльника, тем сильнее его конечности стягивало электрическим шнуром, на котором все еще перемигивала гирлянда из разноцветных фонариков. Кончилось все дело тем, что пока Донателло полз Питером Паркером на помощь своему непутевому братцу, попавшему в подлый капкан Леонардо, саеносец запутался окончательно, перетянув себе все, что еще могло двигаться и шевелиться. Ощутив в полной мере свою беспомощность в челюсти каменного дракона, опутанный по самые гланды Рафаэль взорвался всей Камчаткой, и из его рта лавиной хлынул многоэтажный, с гаражами и подвалами,  мат по душу Лео и его пододеяльника, провокатора Майка, не-Шумахерской скорости Дона да и вообще всего этого Чайна-Тауна с его китайскими фонариками. Самое обидное, что главному виновнику всех страданий Рафа Леонардо было абсолютно до фени на жалобно-матерные причитания брата. Усмехнувшись со своей крыши с довольно дерзким выкриком, мечник продолжил павлинисто красоваться перед обалдевшей Эйприл, которая уже и не знала, что думать обо всем этом.
- Я уже стариться собрался, дожидаясь хоть кого-нибудь, - злобно прошипел Рафаэль, когда узрел, наконец, Донни в поле своего зрения. - Давай, пошустрее расчехляй свои хлебобулки, чтобы я мог кое-кому расплющить его самодовольную зеленую топку! - сказав это, Рафаэль скосил гневный взгляд в сторону Лео, прикидывая в голове возможные варианты мести (да шоп тот до черепашьей пенсии вспоминал!) и почти не слушая невозмутимого воркования Донателло, который все пытался освободить узника хлопчатобумажного плена. Хотя вопрос изобретателя он все же услышал и дернул крепко опутанной конечностью, чтобы попробовать прорваться рукой на волю. Однако та совершенно не собиралась не только поддаваться - даже пошевелить пальцами бедный саеносец так и не смог. Зато почувствовал, как все тело,  от основания мускулистой шеи и заканчивая широкими, бойцовскими лодыжками, начало неминуемо затекать. - Нет, я застрял наглухо, - отрицательно замотал головой Раф, отчего фонарики на зеленой макушке задорно лязгнули и замигали еще веселее. - Да освободи меня, наконец! - снова взвыл мутант, уже который раз принявшись кувыркаться в своем бельевом плену и посыпать всевозможными проклятиями невозмутимую маковку Леонардо.

Между тем, у основания морды величественной статуи раздался нехороший такой треск медленно рвущейся ткани, однако никто из свесившихся мутантов его так и не услышал. Рафаэля в слепой ярости и всепоглощающей жажде немедленного освобождения вообще мало что интересовало, а Донателло попросту был оглушен матами-перематами разъяренного братца, грохочущего страшнее, чем Бородинская битва.
И тем не менее, мужественно свернув уши в трубочку, чтобы окончательно не оглохнуть, техник все-таки изловчился рубануть в полотне хлопка внушительных размеров дыру, умудрившись не задеть при этом ни единого провода. Вот из прорехи освободилась одна мускулистая лапища, которая на радостях совершила довольно широкий замах, что чуть не задела лицо своего спасителя. Благо Донни был начеку, и ему не составило труда уклониться от случайного выплеска эмоций полуосвобожденного брата. Впрочем, Рафаэль уже сам начал активно вылупляться из позиции куколки тутового шелкопряда и, резко дернув на себя вторую мускулистую конечность, сумел высвободить и ее.

Как оказалось, зря. Не стоило импульсивному саеносцу совершать столь порывистые телодвижения.

Конечно же ткань, которая и так висела в каменных зубах исполинской статуи на одной лишь колготке, жвачке, да честном слове, не смогла выдержать на себе двух, довольно тяжеловесных рептилий и, на прощание обдав ночное небо протяжным треском, все же оборвалась. Черепашки даже не успели ничего толком понять, однако как только их посетило нехорошее чувство, будто висячей опоры вдруг не стало, интуитивно обнялись, прежде чем с громким ором ухнуться вниз.
- Донни... мы ЛЕТИИИИМ ЗА ВСЮ ХУРМУУУ! - громогласной летающей тарелкой проорал  до самой земли Рафаэль, в полете умудрившись уцепиться за Дона в области шеи и чуть не выдавив бедному изобретателю коктейль из артерий и мозгов. Казалось, страстные поцелуи с асфальтом неизбежны для обоих, однако ребята умудрились рухнуть  на относительно мягкую поверхность, похожую на деревянный, глубокий гробящик, правда, очень тесный и нагруженный чем-то пестрым. Рафаэлю, как более габаритной груде мышц, не повезло войти в эту странную груду разноцветных предметов первым, да еще вниз головой, пропахав носом борозду почти до самого дощатого дна. Сверху, будто крышкой, его прихлопнуло жилистым телом Донателло, окончательно вогнав выпирающие наружу, обернутые в белые тряпки, конечности грозного мутанта под слой аккуратной россыпи красочных...не пойми чего.
- Да мать твою щербатую!... - только и успел рыкнуть Рафаэль перед полным погружением, с восседающим на его панцире Донателло. Однако, саеносец немедленно, насколько ему позволило столь неблагоприятное положение, затрепыхался, пытаясь хотя бы вытащить голову наружу из тесной конструкции... которая вдруг резко накренилась, со стуком ударившись об мощеный асфальт.
Донни, Раф! Вы целы?... Вам помочь?
Услышав встревоженный голос Леонардо, раздавшийся где-то в районе космоса, Рафаэль взбесился окончательно, с ревом дернувшись всем телом, чтобы, наконец, попытаться вылезти целиком вслед за освободившейся головой. Но ящик вдруг снова накренился, уже в другую сторону, и снова ударился об асфальт, предварительно подпрыгнув на месте. Братьев неистово заболтало как на дырявой посудине в десятибалльный шторм, грозя подарить их лицам еще более насыщенный оттенок зеленого от таких резвых прыжков.
- Себе помоги, прихвостень болотных карликов! - только и успел прогреметь саеносец прежде чем наткнуться лицом на ступню Донателло и снова грязно выругаться.

Неизвестно, сколько бы еще обе черепашки растрясали свои филейные части на этой двухколесной телеге, если бы у самых их ушей не раздалось внезапное, очень подозрительное шипение. Проклятый провод с фонариками все-таки лопнул, обдав рикшу снопом искр, которые немедленно подожгли аж несколько фитилей.

Вот оно что!
Петарды и фейерверки!

Позабыв обо всех матах и проклятиях разом, Раф обалдело уставился в стальные глаза техника, который, не жалея гланд, начал орать старшему что-то насчет того, чтобы куда-то там сныкаться, иначе все сейчас взлетит к едрене фене и столетней прабабке, если выражаясь проще.

За всю свою недолгую жизнь Рафаэль никогда еще не прятал свои конечности в панцирь, да еще с ультразвуковой скоростью. Он всегда считал, что тупо не поместится вместе со всеми своими бицепсами, трицепсами и дельтовидными мышцами, которые имели весьма внушительную, правильную форму, куда шире собственного карапакса.
"Жить захочешь - поместишься!"
Да, черепашка изнывал от столь тесной, неудобной защиты, однако вокруг него все уже зловеще шипело и страшно хлопало, и Раф даже зажмурил глаза, мысленно приготовившись встречаться со станцией "Мир".

И ТУТ РАЗДАЛСЯ ВЗРРРРЫЫЫВ!

А потом еще и еще.

Рафаэля трясло и катало так, что он перебрал в уме все свои черепашьи молитвы на трех языках и уже принялся поминать родственников со стороны зоомагазина, как вдруг взрывы стали раздаваться все дальше и дальше от него, где-то высоко в небе, эхом гремя на весь квартал.
"Или я оглох, или меня оглохло..." Абсолютно на полном автоматизме с медленным поскрипыванием затекших мускулов, округлый, искромсанный панцирь вновь собрался в мутанта с красной банданой, у которого вдруг оказалась донельзя странная, перекошенная рожа, широко распахнутые глаза и астрально-обалделый вид. На нем еще колыхались полусгоревшие ошметки простыни, да кое где висели погасшие навсегда обрывки фонариков и проводов, но Рафа это мало волновало.
- Ты кто вообще такой, лупоглазый? - обретя дар речи выдохнул, наконец, саеносец примчавшемуся на подмогу Майку. Старший мутант грузно вывалился из телеги, едва не чиркнув боком асфальт, но каким-то чудом все же приземлившись на ноги. Сев на корточки и опустив звенящую голову, Рафаэль принялся растирать виски, пытаясь прийти в себя. Конечно, он сразу узнал младшего, но башка гудела так, будто в ней поселился рой злобных шмелей, которые вот-вот вырвутся из снова вспыхнувших бешеным огнем глаз прямо на крышу, где отчаянно размахивал руками Леонардо, сигнализируя немедленное отступление.
- ДА ПОШЕЛ ТЫ! - было ему ответом.

+3


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Флэшбэк » [ФБ] Oppa Harlem style!