Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Флэшбэк » [ФБ] Oppa Harlem style!


[ФБ] Oppa Harlem style!

Сообщений 21 страница 27 из 27

1

http://sd.uploads.ru/QNvPp.png

Время и место: 17 апреля, поздний вечер; крохотный проулок на окраине Гарлема
Участники: Michelangelo, Raphael, April O'Neil, Donatello, Leonardo
Краткий анонс

Спустя день после их необычного знакомства, черепашки и Эйприл вновь сталкиваются посреди темной подворотни. Девушке предстоит окончательно смириться с тем фактом, что в городских подземельях обитает семейка разумных мутантов, обученных искусству ниндзюцу, а также показать своим новым знакомым, что из себя представляет жизнь "на поверхности"... А кто сказал, что будет легко?

+3

21

- Такого с нами еще ни разу не случалось, - признался Донни, разглядывая барахтающегося брата. Эйприл хмыкнула с философским видом и, небрежно упершись локтем о край его панциря, последовала его примеру. Раф тщетно пытался освободиться. Хотелось крикнуть, чтобы он перестал орать и бесноваться, только хуже ведь сделает - завернется крепче или, чего хуже, сорвется к чертям, но Эйприл решила, что все равно никого не переорет, а вот глотку себе сорвать может. Тем более, к Рафу уже спешил бравый спасатель Майки - вон как ползет по крыше! 
"Надеюсь, ткань не порвется, и он не грохнется со всего размаху," - с легкой тревогой подумала Эйприл, но беспокойство, впрочем, ничуть не убавила любопытного огонька, поблескивающего в ее голубых глазах. Ничего с ними не случится! Они наверняка крепче камня. Да и братья Рафа особо не боялись, так что и ей не следует.
Заслышав трехэтажные, витиеватые горы любопытных и примечатальных слов, доносящихся из тугого свертка, из которого рвался бедняга Раф, она невольно порадовалась, что стоит далеко. Донни снова двинулся вперед, но, не успел он пройти и пару шагов, как вдруг резко дал по тормозам - Эйприл неслабо ударилась носом и подбородком о костяной панцирь.
- Какого!..
Перед ними появился вдруг еще один мутант и Эйприл, абсолютно позорно растеряв небрежный вид такой прекрасной пофигистичной уверенности (мол, мы и не такое видали, нас матюгающимися мутантами в пеленках не напугать!), едва не съехала по шершавому панцирю. Вытянув шею, она уставилась на Лео - да, так, кажется, его звали. Полное имя - Леонардо. И сейчас он был явно не в лучшем настроении - брови сдвинуты, в глазах - праведный гнев, черты лица на редкость суровы и жестки. Эй, а он точно их брат?! Донни весь как-то сжался, будто неумелый сотрудник, представший под грозные очи сурового шефа. Он решил быстренько ссадить ее (Эйприл покинула насиженное место почти с сожалением, ведь у нее так ловко получалось скакать!) и, мягко поддержав за костлявый локоть, помог вновь обрести твердую землю под ногами - в данном случае, твердый асфальт.
- Привет, - сочла она нужным поздороваться, но ничего не могла прибавить. Кажется, Лео отличался от остальных примерно так же, как огурец от помидоров отличается, с первого взгляда видно. Те яркие, красненькие и веселые, а огурец... ну, зеленый. И, пусть даже свирепый и строгий взгляд Лео был направлен не на нее, Эйприл все равно почувствовала себя немного неуютно. Даже немного стушевалась. Как с ним поладить? Так же легко, как с Донни и Майки?.. Она уж не была в этом уверена, вид у него не очень-то дружелюбный. Ох, зараза... От него волнами исходило неодобрение и порицание, она всеми фибрами души ощущала его великое и бескрайнее недовольство. И, надо сказать, причин для этого у него было предостаточно...
- Извини за этих недотеп, Эйприл. Хотели как лучше, получилось как всегда, - с легкой виноватостью в голосе обратился к ней Лео.
- Все в порядке, - быстро отозвалась Эйприл - когда с Лео схлынуло выражение суровости, с ним, кажется, стало куда легче. Выходит, он не всегда такой, а только тогда, когда его братья ведут себя, ну... так. Но ей почему-то совсем не было страшно и желания смотать куда подальше тоже не возникало. Потому что чем дальше шло дело, тем больше она узнавала в черепашках обычного, человеческого. И Эйприл все меньше ловила себя на мысли, что вообще-то проводит время в компании четырех мутантов и это ненормально. Нет. Она была среди своих. Среди если еще не друзей, то приятелей точно. Она знала, что ей ни за что вреда не причинят, а еще знала, что ей весело в их компании. Право же, даже их выкрутасы доставляли смех! Смех сквозь слезы, но все же!
- Ты не видел, что творится у нас на переменке в столовой, - она со смешком откинула волосы со лба.
…то есть, я отведу тебя домой. Заодно и прослежу, чтобы никто не посмел тебя обидеть или так самоуверенно носить по крыше, начисто позабыв о бесшумности ниндзя. Да, Майки? - предложил Лео.
- Да брось, мне понравилось носиться по крышам, - улыбнулась Эйприл. Ее почти растрогала забота, но вместе  с тем не очень-то нравилось, как он всем распорядился. К тому же, она вовсе не маленькая девочка, чудом забравшаяся на крышу и не знающая, как спуститься. Не дева в беде какая-нибудь. Ну... не в этот раз, по крайней мере. И она была совсем не прочь остаться с ними еще подольше. Узнать, например, как они вытащат Рафа из этого пододеяльника. Эйприл уже открыла рот, чтобы убедить Лео в том, что она в совершеннейшем порядке (да-да, тут, на крыше, ночью), как раздался дикий звук. Поначалу она даже и не поняла, что это вопль живого существа, да еще и такой вопль, от которого уши в трубочку сворачиваются. Эйприл на автомате повернула голову к драконьей пасти, но не увидела никакого свертка, а лишь две одинокие полоски ткани, которых качал легкий ветерок. На крыше никого не было. Вот тут ее обуяло беспокойство.
- Ребят? У вас там все в порядке? - с тревогой крикнула она, поглядывая вниз, на кучу белой материи и шатающуюся коляску. Черт возьми, черт возьми...
-  Если из-под завалов слышится ругань и проклятия, значит Рафа прибило не сильно. - не преминул сообщить Лео. Эйприл перевела дух.
- То есть, если он так орет, это значит, что у него все нормально?! Обычно орут в других случаях! Может, им все равно там помочь нужно? - поинтересовалась она с легким напряжением в голосе. - Может...
В очередной раз ее прервали. Из телеги вырвался сноп искр и, просвистев мимо крыш, задорно устремился в безоблачное небо. А Эйприл и опомниться не успела, как Лео ее обхватил рукой и, прижав к черепице, прикрыл панцирем. Творилось что-то невообразимое, даже Эйприл, на полном серьезе думавшая, что теперь ее мало что может ошеломить, и слова не могла выдавить. Как, как они умудрились приземлиться наверняка на единственную коляску, куда кто-то заботливой рукой положил всякие взрывчатые штуки?! Кругом все громыхало, небо окрасилось во все цвета радуги, ракеты шипели, искрились, взрывались и описывали пируэты, которые Эйприл не могла рассмотреть. Зато слышно все было отлично! Даже слишком. Лео вскочил на ноги, а Эйприл, цепляясь за крышу, кое-как приходила в себя (черт, не свалиться бы), пока не заметила протянутую зеленую ладонь.
- Ох, спасибо, класс, - простонала она, цепляясь за черепашку и кое-как поднимаясь на ноги. - Высший класс! Теперь нас точно никто не услышит и не увидит! Вы это... шикарны...
Сарказм попер сам, она остановить это не могла. Вырвалось и все. В голове еще позванивало от неожиданного удара и, кажется, где-то вскочила шишка. Где именно, она еще не могла определить. Майки слетел на помощь братьям, которые выползали из треклятой телеги. Первым выбрался несчастный Рафаель и первое, что он сделал - звучно послал Лео. И, признаться, за него Эйприл беспокоилась куда меньше, чем за другого мутанта. Так уж вышло. Может, дело в том, что Раф выглядел очень уж неприступным и недружелюбным, ни в чем таком не нуждающимся. Но почему, скажите на милость, и в такой момент он ведет себя вот так?!
А уходить и впрямь нужно было побыстрее. Ей уже чудились сирены и разъяренные вопли разбуженных горожан.

Отредактировано April O'Neil (2016-07-27 00:50:05)

+4

22

Do you ever feel like a plastic bag
Drifting through the wind
Wanting to start again?
Do you ever feel, feel so paper thin
Like a house of cards
One blow from caving in?

...ох как это было нелегко — аккуратно надрезать туго натянутое полотно ткани, в которую, точно рождественский подарочек, был завернут бедняга Рафаэль, не задев при этом ни одного электрического проводка и не испортив самого, кхм, "товара". Учитывая, что сам Донни при этом был вынужден орудовать только одной рукой (второй приходилось крепко держаться за складки мокрого покрывала), да еще и болтаясь в воздухе на большой высоте, да еще и бешено раскачиваясь из стороны в сторону... Словом, и без того непростая задача значительно осложнялась, и происходило это преимущественно по вине взбешенного Рафа. Пару раз вхолостую полоснув лезвием, причем в опасной близости от дергающегося бицепса старшего брата, Донателло чуть было сам не сорвался со злосчастного "насеста", на мгновение панически взмахнув обеими руками аки взбесившаяся ветряная мельница, и тут же вновь лихорадочно схватился за опутавшую Рафаэля гирлянду, чудом не вонзив нож ему в панцирь.

Да прекрати ты так метаться!... — с отчаянием воззвал гений к к гипотетическому здравомыслию брата, которое, как он очень сильно надеялся, все же обреталось где-то глубоко в мозгах последнего, возможно, в предзачаточном состоянии, но и то неплохо! По-удобнее перехватив свой резак, Дон сосредоточенно уставился на тугое переплетение проводов, аки матерый сапер, готовящийся обезвредить здоровенных размеров протонную бомбу — а затем, уличив краткий момент паузы между гневными рывками Рафаэля, совершил один, быть может, не очень длинный, но хирургически точный разрез. Этого вполне хватило, так как уже в следующее мгновение разъяренный братец-мутант из-за всех сил поднажал лапой изнутри, расширяя образовавшуюся прореху, и, наконец, с характерным треском пробил себе путь на свободу. Хорошо, что изобретателю хватило реакции и мозгов, чтобы вовремя увернуться от случайной затрещины! Вообще-то, со стороны это смотрелось как минимум забавно: Рафи словно бы заново вылуплялся на свет из круглого черепашьего яйца, сопровождая весь этот нехитрый, но донельзя зрелищный процесс таким агрессивным рычанием, что давал пять очков форы великому киношному персонажу Эйсу Вентура, пытавшемуся появиться на свет из задницы механического носорога. Не будь Донни столь сильно горд собой, он бы наверняка от души поржал над неуклюжими попытками брата выбраться из хлопчато-бумажного плена... Однако, вместо этого, пока Раф был занят выуживанием на свет второй своей мускулистой конечности, умник эффектно, на ковбойский манер спрятал свой нож обратно за пояс, предварительно живописно раскрутив его в ладони, аки дымящийся после выстрела кольт, и самодовольно уперся кулаком в костяной бок, не забыв сверкнуть щербиной на весь китайский квартал — видали, какой молодчина?

Не стоит благодарности, — важно произнес он, чуть отклонившись назад, по-прежнему держась одной рукой за туго натянутый провод гирлянды, — ты всегда можешь рассчитывать на старину Ди. Всего три слова... — он поднял свободную лапу, поочередно загибая свои немногочисленные пальцы, — ...гарантия, быстрота и качество! Мы всегда рады предложить свои высококвалифицированные услуги и помочь безопасному вылуплению редких видов тропических бабочек из естественного бельевого кокона! Правда, не могу гарантировать, что появившееся на свет существо не сохранит характерных черт уродливой пережравшей гусеницы... — поток жизнерадостной болтовни, который, впрочем, едва ли можно было расслышать за нескончаемым водопадом матерных слов и ругательств, резко оборвался, лишь стоило мутантам услыхать более чем подозрительный звук рвущейся материи, неожиданно раздавшийся точно у них над головами. Вмиг заткнувшись, Дон широко распахнул дотоле снисходительно прикрытые веки и молча уставился в лицо Рафаэля; тот, в свою очередь, с подозрением вылупился на него в ответ, явно позабыв обо всех своих обидах. Этот обмен взглядами продлился всего долю секунды. Не успели подростки толком сообразить, что к чему (точнее, Донни-то успел, но и его гениального ума в этот раз хватило лишь на то, чтобы подумать: "Это не к добру!"), как они уже оба со свистом летели вниз, на страстное рандеву с мокрым городским асфальтом.

Do you ever feel already buried deep
Six feet under scream
But no one seems to hear a thing?
Do you know that
There's still a chance for you
Cause there's a spark in you

You just gotta ignite the light
And let it shine
Just own the night
Like the Fourth of July

Пожалуй, еще громче, чем материться, Рафи умел только хрипло вопить от ужаса.

И, как обычно, сделал он это точно в ухо несчастного изобретателя. Еще и обнял крепко, как если бы они приходились друг другу верными любовниками, встретившимися после десятилетней разлуки. Донни, впрочем, в долгу не остался: тесно обхватив панцирь Рафаэля обеими руками, механик, в свою очередь, проорал что-то невнятное во всю силу своих худосочных легких — что именно, не понял даже он сам, да и кому это было интересно, честное слово! Земля приближалась с умопомрачительной скоростью, но еще быстрее из темноты вырос силуэт невесть откуда взявшейся повозки, до отказа нагруженной какими-то яркими продолговатыми, эээ... предметами. Удивительно, но мутанты приземлились точнехонько в самый центр этой телеги, которая не то, чтобы сильно смягчила их падение, но уж точно уберегла от несовместимых с жизнью травм вроде проломленного о твердый бетон черепа или многочисленных внутренних повреждений. Несколько долгих секунд понадобилось, чтобы осознать: он жив, и даже не сломал свой любимый шест, но зато буквально воткнут головой в кучу каких-то шуршащих и дико воняющих деревяшек, аки свеча в торт, и едва понимает, где вообще находится. Переведя дух, Донни на пробу помахал в воздухе своими длинными стройными ножищами, при этом случайно упершись ступней во что-то живое и ругающееся на языке коренных обитателей Гарлема, на ощупь определив в этом "чем-то" вполне себе живого и невредимого Рафаэля. Что ж, уже неплохо... Раскачавшись, Донателло все-таки умудрился с шорохом перевернуться на панцирь и выудить свою многострадальную голову из опилочного плена, с обморочным видом накрыв гудящий лоб ладонью. Телега под ними так и ходила ходуном, то и дело переваливаясь взад-вперед под весом осатаневшего Рафа. Тот все никак не мог успокоиться, очевидно, уже морально подготавливая себя к изничтожению старшего брата-мечника, по чьей вине они, собственно, и оказались в такой глупой ситуации. Донни, в отличие от Рафаэля, особой злости не испытывал, но все-таки даже он не смог удержаться от того, чтобы состроить подчеркнуто-недовольную мину. Еще один крепкий рывок саеносца привел к тому, что телега в очередной раз покосилась с одного бока на другой, и Ди с ойканьем проехался на панцире к противоположному ее краю, больно стукнувшись макушкой об один из деревянных бортиков.

Да хватит уже так плясать, ей-богу!...

"Еще немного — и на нас сбежится поглазеть вся Китайская Народная Республика," — с досадой подумал техник, невольно схватив рукой одну из перекатывавшихся по дну повозки деревяшек. — "А это еще что такое? Петарда?..." — поднеся ее поближе к глазам, Дон несколько секунд озадаченно рассматривал свою находку, но затем внимание умника вновь переключилось на упавшую откуда-то сверху искру; подняв глаза, юноша воззрился на болтающийся в воздухе оборванный конец электрического провода. — "Ой-ёй," — еще несколько ярких искр сорвалось прямиком в телегу, в которой сидели братья, и в ноздри, помимо ароматов пороха и сухой древесины, тут же ударил запах чего-то паленого. Синхронно опустив головы, мутанты с идеально круглыми зенками уставились на вспыхнувшие тут и там фитили картонного "динамита". Пожалуй, не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять: сейчас рванет так, что мало не покажется!

ПРЯЧЬСЯ НАХРЕН В ПАНЦИРЬ, — напрочь забыв про всю свою хваленую интеллигентность, Донателло без лишних стеснений отдал брату жизненно важную команду и сам тут же с характерным звуком втянул все четыре конечности под карапакс, а затем и собственную голову, как самое ценное и незаменимое из того, что у него было. Ах да, не считая хвоста — его он тоже не забыл спрятать вслед за всем остальным, буквально за доли мгновения до того, как рядом с грохотом рванул первый снаряд. Оставалось надеяться, что Рафи все же последовал совету механика, в противном случае, ему пришлось бы туго: уже первый взрыв петарды едва не раздербанил повозку к чертям собачьим и, вдобавок, поджал фитили всех оставшихся ракет. К чему это в итоге привело — догадаться нетрудно. Что-то очень горячее ошпарило задницу и бока изобретателя, вынудив того съежиться в миниатюрное подобие нейтронной звезды, с той лишь разницей, что космические тела не могли похвастаться дополнительной защитой в виде крепкого костяного панциря... Который, к слову, невыносимо разогрелся и почернел в кратчайшие секунды, со всех сторон опаленный многочисленными взрывами. Внутри очень быстро стало очень и очень жарко, но снаружи по-любому было еще жарче, так что Донни предпочел молча вынести это неудобство — уж лучше немного потерпеть, чем лишиться конечности или даже просто заработать целую кучу тяжелых ожогов на 80% поверхности тела, правда? С другой стороны, как бы не запечься в собственном соку, при таких-то температурах!

Cause baby you're a firework
Come on show 'em what you're worth
Make 'em go "Oh, oh, oh!"
As you shoot across the sky-y-y

Baby you're a firework
Come on let your colors burst
Make 'em go "Oh, oh, oh!"
You're gunna leave 'em fallin' down-own-own

Оглушенный и доведенный чуть ли не до контузии мутант даже не сразу понял, когда все закончилось. Теперь взрывы громыхали где-то далеко в небесах у него над головой, а Донни все никак не решался высунуть носа из панциря, боясь, что его оторвет к чертям, ну, или просто хорошенько подпалит. И лишь заслышав рядом знакомые голоса, умник, поднапрягшись, с громким "ЧПОК!" вернул своему телу привычную форму — ох и затекли же у него руки-ноги после долгого трусливого ныканья под карапаксом! Едва вытащив их наружу, Донателло тотчас аморфной медузкой растекся по обугленному дну телеги, почти сравнявшись с ней по цветам и точно также исходя струями вонючего серого дыма. Но как следует отлежаться ему, увы, не дали: во-первых, дерево под ним оказалось таким горячим, что к нему было больно прикасаться, а во-вторых, подоспевший на подмогу Майки с размаху пнул гения ногой по грязному, покрытому толстым слоем копоти панцирю, отчего бедолага сдавленно ойкнул и уже самостоятельно выкатился из повозки куда-то обратно на мокрый асфальт. Пока он с грехом пополам пытался придать своему телу вертикальное положение, стоявший рядом Рафаэль снова проорал что-то ему в ухо, видимо, уже в конец позабыв про всю свою совесть... если та вообще у него когда-нибудь была.

Хватит... так... ОРАТЬ!! — теперь уже сам Ди от всей души рявкнул последнюю часть реплики в ушную раковину саеносца, отчего тот, наверное, мигом расконтузился и теперь мог бы с легкостью расслышать биение сердца кузнечика в двух километрах отсюда. Нет, ну правда, терпение у гения может и было бесконечным, но нереально же постоянно слушать чужие вопли и при этом сохранять способность трезво мыслить! Кое-как выпрямившись, умник с шипением приложил ладонь к темечку... и тут же резко ее отдернул, среагировав на громогласный вой полицейской сирены где-то на соседней улице. Быстро же они приехали! И правильно, тут только слепые в Африке не обратят внимание на такой роскошный фейерверк, поневоле устроенный мутантами посреди китайского квартала. Вмиг позабыв о злости, Донни засуетился и начал активно подпихивать братьев в панцири, спеша уйти с ними обратно в тень. Нет, ну правда, хватит уже орать и беситься — пора сматывать удочки! — Пойдем, Раф! Быстрее! — убедившись, что оба его брата во весь опор несутся к ближайшей подворотне, Донателло и сам ударил по газам, не желая отставать от остальных. Не прошло и минуты, как все три подростка уже вскарабкались обратно на крышу, на которой их с волнением поджидали Лео с Эйприл — и как раз вовремя, так как на проезжую часть неподалеку от чадящей дымом повозки уже резво выкатил автомобиль с мигалками.

Вот и прогулялись вечерком, — тихонько пробормотал гений, наблюдая за тем, как выскочившие из машины полицейские уже во всю изучают место "преступления", одновременно вызывая по рации пожарных. Переведя взгляд на Леонардо и заметив, с каким видом тот смотрит на младших братьев, Донни смущенно добавил: — Ну... зато теперь мы точно знаем, что наши панцири выдерживают падения с высоты трехэтажного здания и взрывы новогодних петард. Это был полезный, гм... опыт, да, Лео?

Boom, boom, boom
Even brighter than the moon, moon, moon
It's always been inside of you, you, you
And now it's time to let it through

+3

23

Ох... Случилось именно то, что он так боялся - не успели смолкнуть последние ракетные залпы в звездных небесах, как вдали уже вовсю ревели первые полицейские сирены самоотверженных ночных патрулей, на всех карбюраторах спешащих к месту беспокойства. И если черепашки вместе со своей рыжеволосой спутницей сиюминутно не исчезнут из злополучного квартала, то завтрашние новости обещают быть очень впечатляющими, а продюсеры фантастических кинолент неминуемо обанкротятся.
- Ходу, ребята, ходу! Живее во-он туда, пока не нарвались на копов! - позабыв о присутствии за его панцирем Эйприл О'Нил, Леонардо опасно свесился с каменного парапета и, ухватившись одной рукой за выпирающую металлическую балку, красноречиво тыкал пальцем в сторону неосвещенной подворотни, обтачивая о карниз все сегменты своего пластрона. - Да чего вы там застыли, опять, а? Пните кто-нибудь Рафа, чтобы он отморозился, наконец! - и хотя его команды с такой высоты братья вряд ли слышали, которые, к слову, и так уже довольно резво неслись по освещенной улице, мечник продолжал руководить процессией, быстрыми шагами переходя из одного угла крыши в другой. - Айда наверх, бегом! Донни, потом поправишь шест, не задерживайся!Майк, хватит обнюхивать эту вялую бегонию, лучше помоги брату! Эй! Да куда ты лезешь на балкон, я тебя спрашиваю? Ну что за детский сад, младшая группа...
Явив миру фейспалм звучным шлепком ладони по зеленокожей морде, парень, наконец, вспомнил о рыжеволосой школьнице и неспешно повернулся в ее сторону, деланно испустив тяжкий вздох. - Вот так и живем... Остается надеяться, что нас никто не успел заметить - ниндзя, как-никак. Хотя... - Лео покосился через плечо, устремив хмурый взгляд вниз, на мостовую, где уже вовсю толпились всполошившиеся стражи порядка. - Наша скрытность еще нуждается в основательной доработке.

У бокового края бетонного настила раздался противный скрип ржавых поручней пожарной лестницы, и через доли мгновения на крышу один за другим в сальто прыгнули все трое братьев, изрядно вымазанные и украшенные сверкающими блестками с бумажными конфетти. Приняв самое суровое выражение лица, Леонардо ступил им навстречу, всем своим видом показывая раздосадованность таким неспортивным поведением, когда младшие втихаря свинтили из логова, навстречу приключениям. И вот посмотрите, к чему все привело!
- Этот полезный опыт говорит только о вашей безответственности, Донни! – безапелляционно возразил шестоносцу лидер, недовольно уперев руки в кожу поясного ремня. – Вы грубо нарушили саму суть синоби – быть невидимкой, уметь растворяться в окружающей среде, а не устраивать там-тарарам на весь квартал! 

Возможно, умник и попытался бы оправдаться перед старшим братом, да только вперед него немедленно вылез Рафаэль, который судя по разразившейся грозе в желтых глазах и дымящейся лысине, уже истощил все свои небогатые запасы терпения и далее не собирался выслушивать укоры и многословные излияния.
- Ах, это мы нарушили?! – на полном автомате саеносец заткнул изобретателю рот своей широкой лапищей и подступился к Леонардо, задвинув сухопарое тело Дона себе за панцирь. – Да все было нормально, пока твое царское величество не влезло с прачечной наперевес! Да и кстати… - он вызывающе скользнул пудовым кулаком по шероховатому пластрону мечника, заставив того нахмуриться теперь уже по-настоящему. – Я тебе должен за полет на скатерти-самобранке в стиле маленького Китая!
- Давай только без выяснений отношений, ладно? По крайней мере, не сейчас, - Леонардо выпрямил спину, отчего набыченный брат-коротышка иллюзорно стал еще ниже, чем был на самом деле, и с мягкой снисходительностью махнул в сторону Эйприл, которая стояла чуть поодаль от очага разрастающегося конфликта. – В конце концов, на нас смотрят дамы…
- А МНЕ ПЛЕВАТЬ! – рявкнул Рафаэль страшным голосом и накинулся на мечника, одним незаметным движением выхватив оба сая.

Ну что за человек... пардон, черепаха...

Иногда складывалось впечатление, что Рафаэля хлебом не корми, лишь бы дай поспорить, и чтобы обязательно все закончилось дракой. Леонардо прекрасно знал эту взрывную черту брата и уже давным-давно научился постоянно быть начеку, особенно в потенциально опасные моменты, которым обычно предшествовало какое-либо происшествие, где саеносец выглядел далеко не самым брутальным образом. Поэтому парень, не тратя более времени на бестолковые попытки заткнуть маленькой пробкой уже вовсю изрыгающий вулкан, мгновенно увернулся от рывка Рафа, нижним кульбитом откатившись в сторону. Быстро приподнявшись на одно колено, Лео дернул из ножен ниндзято и в обратном броске отразил сокрушительный удар сай о сталь лезвия меча, на перекресте которого вырвался целый сноп искр.
Униматься Рафаэль явно не собирался, продолжая ожесточенно лупить меч брата с намерением сломать пополам ненавистный клинок сопротивления. Конечно, Лео догадывался, почему саеносец впал в неистовство: на его макушке все еще жалобно тряслась круглая лампочка, или, вернее, ее обгорелые ошметки. Мало кому понравилось бы такое унизительное положение, висеть по самую шейку обернутым в мокрый пододеяльник и служить очередным мешком для троллинга Микеланджело. Но он не чувствовал за собой вины в случившемся, мол - сам виноват!

- Может, хватит уже, Раф? – порывисто выдохнул Леонардо, невольно отступив назад, практически к самому краю крыши, от напирающего саеносца, который издавал звериный рык с каждым выпадом. – Нам нужно уходить, как можно скорее! Прости, но ты не оставляешь мне выбора… - парировав еще один удар сая по своему ниндзято, мечник изловчился пропихнуть острие между гардами кинжалов, а затем жестко взмахнул мечом кверху и буквально вырвал оба сая из рук Рафаэля. Одним неуловимым движением ноги в подсечке Лео опрокинул Рафаэля на землю, нанеся тому поражение в ненужном спарринге на столкновении характеров – Я сказал: хватит!  - с нажимом повторил он, прежде чем вернуть ниндзято обратно в ножны и заслужить в ответ воистину испепеляющий взгляд своего импульсивного брата.

Вообще Лео слишком рано забыл о том, что безоружный Рафаэль не становится безопасным котенком, мяукающего у миски с молоком, а наоборот – распаляется еще больше и пускает в ход свои дюжие кулаки. Поверженный, донельзя разъяренный саеносец быстро вскочил обратно на ноги и пулей подлетел к старшему, сгорая от нетерпения выбить тому все зубы из челюсти. Мечник однозначно бы схлопотал продолжение стычки, да на его счастье к операции «усмири русский танк» присоединились Донни и Майк, которым с грехом пополам все-таки удалось подуспокоить брата, пока он не устроил очередной Перл-Харбор на тесной для таких масштабных целей крыше. Наконец, Рафаэль сдался под натиском остальных и покорно разжал кулаки, скривив физиономию в досаде.
- Твоя взяла,  предводитель васильков, - пробурчал он  Леонардо, после чего недовольно отвел глаза, в обиде выпятив нижнюю губу.
- Наконец-то разобрались... - облегченно вздохнул Лео, с виноватой улыбкой покосившись на Эйприл, мол, прости, что так вышло.  Подойдя к краю крыши, парень с легкостью кузнечика запрыгнул на возвышающийся выступ, а оттуда уже распорядился, бегло оглядевшись по сторонам: - Все чисто, парни!  Майк, отвечаешь за безопасность Эйприл, да смотри, не опрокинь ее на чей-нибудь балкон! Донни, замыкаешь нас...

+3

24

Если бы ребятам не грозил дружный арест и обезьянник, причем в самом что ни на есть прямом смысле, Майку не симпатизировало оказаться в зоопарке, черепашка непременно бы затормозил полюбоваться расписными цветами фейверков, высветившихся в небе от нескольких ракетных зарядов, оказавшихся в тележке. По сути, если так прикинуть, это их первый салют на поверхности. Ну что поделать... Несколько мгновений Микеланджело глубокомысленно лицезрел прокопченные панцири братьев, отметив про себя, что им очень идут гламурно-черные, если оттенок "паленый" можно признать гламурным, глянцевые задницы. Не все же ему одному страдать!
Правда любоваться черепашками-негритятами ему пришлось не долго - вся улица оживленно загудела, словно проснувшись от векового сна. Захлопали двери, а из ресторанчика, того самого, где не так давно прохлаждался в куче мусора, с трусами натянутыми на макушку весельчак, выглянула блиннообразная физиономия местных "китайцев", но, слава богу за чадящим от останков тележки дымом ничерта не видно, так что растерянно замершего врастопырку подростка, и его ползающих и неуклюже поднимающихся за спиной братишек никто не заметил. Но, на всякий случай, уже кто-то настучал копам побыстрее приехать. Какие-то хулиганы орудуют, петарды тырят... - Эй! Мужики, вы там скоро? Нам пора! - зайцем рванув вперед, мутант на бегу обернулся, чтобы глянуть, следуют ли за ним Раф и Дон, да как-то зря... Запнувшись ступней... обо что-то, мутант с писком взмахнул лапами, и лишь чудом не оказался распластанным в уличной грязи, более-менее устойчиво встав, пошире расставив широкие ступни и уперев чуть дрожащие ладони колени, тупо уставившись на то, что оказалось у него на пути и едва не поспособствовало вынужденному купанию в очередной луже. Подумать только! Выброшенный кем-то разбитый горшок с трепетно-нежным белым цветком, судя по всему уже давно загнувшимся, высохшим и подметающим венчиком пыльный камень вот уже месяц, если не больше. Ажурные лепестки свернулись в трубочку, словно щупальца крохотной медузки. Интересно, что это за цветок? Надо, пожалуй, полистать потом в интернете, или у Донни взять книжку по садовым растениям, был у него где-то проиллюстрированный клевый атлас на полке... - ...хватит обнюхивать эту вялую бегонию!
- Че? - резко вскинув голову, вынырнув из облака своих мыслей, озадаченно вытаращившись на плечистый силуэт лидера, нетерпеливо подпрыгивающий на соседней крыше и диктующий требовательные команды копушам, - Я НЕ НЮХАЮ НИКАКИЕ БЕ-БЕГОНИИ! - возмущенно проорал в ответ обладатель оранжевой маски, высоко поднимая конечности, словно большой, нескладный паук с ажурным хитиновым карапаксом за спиной, забираясь к остальным наверх. И очень вовремя - когда копия американского Шнюка, сопя и вредно бормоча себе под нос, самым последним из всех оказавшись на покатой черепице, Леонардо уже во всю отчитывал умника и угрюмого, вымазанного в саже саносца за всю... как там, хурму, как скажет Рафи. Лео так убедительно возмущался, так... одухотворенно, что отряхивающийся в задних рядах нестройной шеренги весельчак, не выдержал и сложил руку "мордочкой", судя по всему умело изображая речь старшего брата, комично кривляясь и шлепая языком себе по губам - аблаблабла шиноби... аблабла в тени. Ой а что скажет сенсэй. Ой я так вами разочарован. Порой мечник был таким занудой. Даже Ди не нагонял столько скуки своими непонятными фразочками, вроде "гиперстабилизированная сетевая ошибка четвертого уровня, с неисправными потоками цифровых частиц" - что это означало, лучше даже не спрашивать. Во всяком случае Дон не пытался донести до своих дремучих родственников весь смысл сказанного так же настойчиво, как Леонардо втирал им многочисленные правила, которые они обязаны были исполнять. Почему бы ему просто не присоединится к общему веселью? Не в смысле тоже себя поджарить на хлопушках, разумеется, а просто... побегать с братьями по крышам?
Нет понтов надо нагнать и встать в позу короля драмы.

Кажется не только Майк не был доволен подобным раскладом и незаслуженными, по его мнению упреками.

- Э... Рафи, - Микеланджело опасливо втянул голову в плечи. ну понеслась, у Рафаэля, что называется "бомбануло". И как усмирить бушующий вулкан, грозивший залить лавой всех, кто осмелился к нему сунутся? Переглянувшись с аналогично быстро отступившим к нему поближе шестоносцем, Майк поманил ладонью непонимающе уставившуюся на разворачивающуюся перед ними драму Эйприл. Не сказать, что Рафаэль неплохо себя контролирует, во время вспышек гнева, и попасть ему под горячую руку, значило огрести люлей, и много. Не хотелось бы, чтобы парень случайно задел их новую знакомую, размахивая своими пудовыми кулаками.
Эйприл незамедлительно оказалась рядом, предусмотрительно укрывшись за горбами панцирей младших черепашек, - Стой здесь, - негромко указал школьнице Микеланджело, и снова вернул свое внимание к решившей устроить семейные разборки парочке.
- Лео! Раф! - уже даже больше жалобно, чем требовательно позвал весельчак, растерянно похлопывая себя руками по пластрону. А так же не забывая периодически коситься вниз - их могли заметить в любую секунду.
Ну хватит!

- Рафи, Рафи чувак, держи себя в руках, - подпорхнув к общему "веселью", веснушчатый черепашка крепко оплел братский бицепс, не позволяя быкующему саеносцу вновь остервенело рвануть на понтующегося мечника. Все равно, что удерживать тиранозавра. Хорошо Ди сделал то же самое, и они с грехом пополам удержали зубоскалящего Рафаэля на месте, - Ну, ну, Рааафи, расслабься, - пропел на ухо старшему шутник, примирительным, ласковым тоном, не забыв погладить того по горячей,  безволосой макушке и покачать из стороны в сторону, вместе с обнимающим его напротив Донателло, - Глубокий вдох, и выыыдох... Вдох.... и выыыыыдох! Абу дибу даби даааай, мммммммм... Вдооооох и выыыдоооооох...
Когда успокоенный таким подобием укачивающей, сонной медитации Раф равнодушно махнул лапой на старшего, Микеланджело, с громким "фьюх!", выпустил напряженную мускулатуру братишки, и выпрямился. Подобрав валяющиеся тут же, рядышком кинжалы, черепашка не глядя заткнул оные за пояс саеносца, и смурно развернулся в сторону Лео - ну чо, доволен?

Молча выслушав новую порцию приказов, Майк поскреб в затылке, - Ладно, - коротко согласился он, и протянул руки навстречу О'Нил, предлагая той свои грузо-перевозочные услуги. Нести симпатичную детку он совсем не против. Чай лучше, чем нести несимпатичного Рафа?
- Вообще-то мне уже домой наверное пора, - неуверенно пробормотала рыжеволосая, устраиваясь поудобнее в люльке усыпанных конопушками зеленых ручищ, - Просто так поздно.
- Не вопрос! Мы тебя подбросим прямо до подъезда, - активно закивал черепашка, слегка подбросив, перехватывая крепче тонкую, девичью талию милой барышни, обернувшись к братьям, - Верно, ребята?

+3

25

Все еще держась копчеными ладонями за уши, Рафаэль продолжал сидеть на корточках, с меланхоличным покачиванием из стороны в сторону, всецело предавшись гопническому настроению по поводу отсутствия семок. Слух, который теперь мог бы пережить даже многократный залп системы "Град", постепенно восстанавливался, правда и не так быстро, как бы хотелось черепашке. Ну, по крайней мере, он хотя бы слышал довольно красноречивые сирены стражей порядка, на всех клаксонах спешивших в этот злосчастный переулок, где до сих пор гремело и переливалось всеми цветами радуги.
- Кто заказывал такси на Дубровку? – пробухтев себе под нос, Рафаэль с кряхтением выпрямился и, наконец отвел руки от гудящих ушных раковин. Хмуро покосившись на судорожно засуетившихся братьев с вполне справедливым призывом линять отсюда, да в срочном порядке, саеносец рыкнул, тяжело шлепнув кулачищем по своей раскрытой ладони: - НЕНАВИЖУ!

Почему-то в пугающей близости оказалась мозговитая оливка умника, которая и вобрала в себя все децибелы вселенского кипения старшего брата. Терпеть столь громогласное негодование Рафаэля Донни, разумеется, не стал, и так рявкнул в ответ, еще и на ухо саеносцу, что у того мигом прошла частичная глухота, а сам мутант даже подпрыгнул от неожиданности, издав краткое «э!».  В другое время Рафаэль, возможно, и ощерился бы на столь возмутительную выходку изобретателя, да только он слишком отчетливо вдруг осознал, как близко, оказывается, находится патруль бдительных полисменов. – Вот же едрить их в синие пестики! – коротким кивком обозначив свое согласие с братьями, Рафаэль замкнул крепкой бойцовой тушкой весь строй неудавшихся петардных террористов. – Бегу-бегу, как реактивный пароход на крыльях единорога… - и тут же нахмурился, почувствовав довольно неприятную боль под коленом. Ну вот, отлично, блин. Долетался, Бэтмен.

Саеносцу пришлось чуть замешкаться, чтобы потереть саднивший сустав под наколенником, который, вдобавок, страшно зачесался от трения с кожистой защитой на ноге. Выругавшись от досады смачным мозговым матом, парень с протяжным шипением поскрябал свою ссадину, которая быстро приобрела узор расписной хохломы на довольно внушительной припухлости в месте ушиба.

Обидно было до чертиков. Не то чтобы нога так сильно ныла при ходьбе – Рафаэль хоть и чувствовал дискомфорт, но при этом совершенно не хромал. Просто гораздо больше пострадало и без того больное самолюбие саеносца: за что он получил свою порцию унижения, когда даже в рожу не успел никому дать? За вольный побег по ночным крышам, наперегонки с братьями, пока Лео торчал в своей душевой кабинке? Сжечь на костре во имя Святой Инквизиции!

Задрав голову к небу, Рафаэль неминуемо заметил силуэт Леонардо, который мелькал по всему допустимому периметру здания, лихорадочно дирижируя бегущим оркестром зеленых скрипачей. - Ну-ну, помаши мне еще своей указкой, Марьванна! - пробубнил себе под нос саеносец, прежде чем догнал младших братьев и присоединился к общему забегу нафиг.

На крышу он запрыгнул последним, едва не тюкнувшись носом в овальный панцирь Донни, отчего-то покорно застывший чуть ли не у самого края. Недовольно крякнув от мгновенной вспышки боли в колене при приземлении, саеносеца качнуло в сторону, однако он все же умудрился удержать положенное равновесие, чтобы не распластаться корявой морской звездой по бетонированному покрытию. – Мать-перемать-едремать! – впрочем, через долю секунды Рафаэль вдруг невольно вслушался в строгий голос Лео и мгновенно позабыл о каком-то там синяке, мигом почувствовав вспышку раздражения, которое бесконтрольно нарастало в пугающей прогрессии. - Что-что?! – У  мутанта запылало так, что стало совершенно ясно – еще одно слово обвинения в сторону троицы подростков, и саеносец изрыгнет из своей бездонной пасти настоящую эмоциональную БУРЮ, с гневными ураганами и матерными цунами. Да как у Лео только язык поворачивался отчитывать их за то, что они якобы перебудили весь косоглазый квартал?!  По чьей, спрашивается, милости случился этот гребанный фейерверк, от которого судорожно затряслись все гранитные драконы на своих постаментах?   – Ах, это мы нарушили?! – довольно смачно шлепнув ладонью по нижней челюсти Дона в призыве заткнуться, не начиная, Рафаэль набыченно вылез вперед, весь искрясь и пылая от бешенства. «Какого вещего дьявола?!» - так и крутилась мысль в его голове, пока он рычал, сотрясая своим хрипловатым, но не менее могутным басом окрестности и не давая остальным вставить хотя бы словечко в сей, до предела накалившийся диалог...

…- А МНЕ ПЛЕВАТЬ! – окончательно потеряв все терпение, Рафаэль обнажил саи и яростно бросился на лидера, намереваясь устроить тому хорошую такую трепку за всю хурму и сверху.

Самая главная проблема Рафа, которая с завидным постоянством вскрывалась в тренировочных спаррингах против Леонардо – его абсолютное неумение контролировать свой гнев. Как более искусный боец, тщательно занимавшийся саморазвитием ума и тела, Лео гораздо чаще отбирал у брата раннее преимущество, заставляя того буквально взрываться пороховой бочкой с тотальной потерей самообладания. Тогда Рафаэль просто напирал на оппонента слабоадекватным танком с пьяным экипажем, не особо задумываясь о выжидании подходящих моментов: ему гораздо важнее было сокрушить, раздавить, ушатать, да прямо сейчас! – за что и расплачивался очередным обезоруживанием, либо ловким приемом через голову.

Собственно, так оно и произошло опять. Позорное разоружение.

И хотя Рафаэль был готов продолжать этот абсолютно неуместный и откровенно глупый поединок характеров на тему, чья Фудзияма выше, лидер был явно другого мнения. Довольно-таки быстро подловив момент, лидер с подсечки опрокинул брата на панцирь и, убрав в ножны ниндзя-то, одернул того строгим голосом:  – Я сказал: хватит!

Сказать, что Рафаэль взбесился – значит, ничего не сказать. Саеносец взорвался окончательно, преодолев всевозможные температуры кипения и практически войдя в состояние аффекта, с единственной целью расквитаться, наконец, с хамом трамвайным в синей маске. Он с очередным воинственным ревом бросился обратно на мечника, да вдруг был остановлен совместными усилиями младших братьев, которые с каким-то даже отчаянием ухватились по краям за его мускулистые ручищи. – Пустите меня! Я еще не закончил! – прошипел саеносец, уничтожающим взглядом вперившись в крепко сбитую фигуру своего обидчика.

Но наверное в самом деле стоило бы ему остановиться и попытаться остыть. Поэтому Рафаэль постепенно, хоть и с явной неохотой вслушивался в успокаивающее баюканье Майки с одной стороны и мягкую речь  Донни – с другой. Какое-то время крепко сцепленные кулаки мутанта все продолжали трястись от напряжения и страстного желания пересчитать идеально ровный рояль зубов мечника, однако в конце-концов сами собой разжались. – Твоя взяла, предводитель васильков, - и упрямо отвернулся,  в бесконечной обиде сложив на пластроне руки.

«Да пошел он!» - пока Леонардо раздавал указания младшим братишкам, саеносец показательно повернулся панцирем и отошел от компании в сторону, даже не оглянувшись на остальных братьев. Велико было желание спрыгнуть отсюда на ту полуржавую балку соседнего дома и свалить куда-нибудь, в гордом одиночестве переваривая ущемленное эго. Может быть, ему даже удастся повстречаться с какими-нибудь криминальными элементами, обирающими очередную позднюю бабку. «А что, мысль!» - взбодрив себя подобной идеей, парень едва не запрокинул широкую ступню на парапет, как вдруг неожиданно почувствовал, что на его мускулистое плечо плавно легла чья-то широкая ладонь.
- Полно, Рафи, - услышал Рафаэль спокойный, но вместе с тем теплый голос Лео у себя за панцирем. – Я тоже умею оказаться не прав. Давай забудем о разногласиях, мы же братья. Идет?

Какое-то время Рафаэль делал вид, что насуплено сопит и не собирается идти на мировую, однако в конце-концов, медленно повернулся к мечнику и в знак примирения ударился с тем костяшками сжатых кулаков друг друга. – Ладно, проехали, -  усмехнулся саеносец, куда более дружелюбней. – Только ты все равно облезлый, небритый козел. Ну что, девочки? – уже совсем весело обратился мутант к остальным братьям, при этом как-то даже хищно потерев ладонями, словно собрался устроить здесь смачное линчевание без суда и следствия. – Готовы к очередному забегу до самого коврика мисс О`Нил?

+2

26

И все же они поразительные.

Пока братья звучно ссорились и успокаивались, стоящая чуть поодаль девушка, не смотря на тревогу по поводу поднятого мальчишками шума и тартарарама, Эйприл не могла поверить самой себе... Просто... нет-нет, да она отвлекалась от мыслей, что ее новые знакомые ведут себя как типичная ребятня, парни-школьники которых О'Нил видела чуть ли не каждый день в коридорах родной школы, и являются ни чем иным как огромными говорящими черепахами. Сейчас это было особенно хорошо видно, их, кхм, нечеловеческую структуру тела, когда окрысившийся Рафаэль опасно сунулся к Леонардо, а у саеносца на напряженных, зеленых бицепсах неподъемными гирями повисли весельчак и изобретатель.

Пока все трое слипшимся колобком покачивались перед стоявшим на краю крыши в усталой, но гордой позе главного в отряде старшего брата, Эйприл отрешенно, задумчиво потирая подбородок разглядывала чужие панцири, подмечая разнообразие рисунков на выпуклых карапаксах. А ведь поначалу ей показалось, что эти четверо были абсолютно одинаковыми на вид. И ведь чем дальше, тем больше девушка подмечала таких... необычных деталек, глядя на которые, если не обращать внимание на индивидуальный характер мутантов (и конечно если снять разноцветные маски, которые ей напоминали разноцветные именные ленточки у котят), можно было сразу же определить, кто перед ней стоит и кто обращается. Кто выше, кто ниже... Интересно, сколько они весят? Рыжая медленно опустила взгляд на массивные ляжки топчущихся напротив мальцов-молодцов, даже упустив из виду тот момент, чем закончилась громкая ссора между Леонардо и разбуянившимся саеносцем - трехпалые массивные ляжки, со ступнями размером с две-три человеческих, надежно приковали к себе любопытный взгляд начинающего репортера. За то время, что Эйприл успела пронестись восседая на чужом панцире до китайского квартальчика, где борзую троицу и нагнал возмущенный бегством младшеньких старина-Лео, она уже успела оценить умопомрачительную черепашью скорость (смешно), но только сейчас обратила внимание на их выносливость... вообще с такими "снегоступами", или валенками, сложно точно обозначить эти гигантские, непривычные обычному человеку размеры, удобно пройтись по болотам, или в заснеженной тундре. Наверное?

- М? - внезапно проснулась девушка, резко вскинув низко склоненную голову, услышав отдаленно и сквозь толщу своих собственных мыслей свое имя, - А? Да... то есть... - с неловкой улыбкой покосившись на деликатно, с готовностью оттопыренную зеленую, с голубоватым оттенком лапищу, Эйприл поднесла запястье к глазам, и со вздохом поправила наплечную сумку, - Вообще-то мне уже домой наверное пора. - Она демонстративно ткнула пальцем в прозрачное звездное небо, - Просто так поздно. Отец сегодня должен придти домой, а он у меня растяпа такой, - беззлобно поворчала О'Нил, покорно позволив юноше быстро подхватить себя на руки, цепко оплетая его толстую, жилистую, усыпанную конопушками шею, смешно ерзая на столь непривычном местечке и суетливо поправляя свой школьный баул - в первый то раз чуть не улетел на мостовую, когда ее катали на костяном горбу, а сейчас, кажется, и подавно грозился оставить девушку без столь горячо любимого ею фотоаппарата. - Представляете? Ключи на работе забывает. Ему нужно открыть,
а то как бы в окно не полез.

- Трагедь какая, - хихикнул Микелянджело, тесно прижимая девчушку к своей жесткой броне, и с хитрой ухмылкой поравнявшись с братьями, готовыми совершить скачок в черное небытие под ногами.  Относительно черное - внизу, рядом с подорванной тележкой фейверков притормозила полицейская колымага, с привычным каждому городскому жителю завыванием окрашивая снизу стены пагодообразных зданий в глубокие синие, и сочно алые цвета. Да уж, навели вы ребята шороху, чай весь Чайна Таун до утра будет колобродить выискивая по мусорным бакам злостных нарушителей протранжиривших  ценные запасы петард!
- Готовы к очередному забегу до самого коврика мисс О'Нил, - хрипловатый, низкий голос Рафаэля  раздался у нее прямо над ухом - черепашки идеально ровной шеренгой, с длинными, развевающимися  лентами за широкими, панцирными спинами; цветные полосы ткани были похожи на фестивальные украшения, переплетаясь между собой пестрым пламенем, изящными змеями от малейшего дуновения ветра, как плотно стояли плечом к плечу юные братья. Эйприл бы засмотрелась на это зрелище благодаря буйным ветрам и неоновой подсветке множества ресторанов, что обступили крохотный пятачок, где притаились компанией черепашки и их подруга, но не могла толком разглядеть этот пожар из шелковых лент, пока еще не успевших потускнеть и выцвести, за могучим плечом Майка, который напряженно глядел прямо перед собой, оценивая траекторию прыжков и буйный полет черепашек над гнездом кукушки. Вернее над головами растерявшихся стражей порядка.

- Об чем вопрос! - бодро отозвалась девушка, прежде чем зажмурившись прижаться к костяной груди весельчака, порывистым ветром сорвавшегося с места, следом за остальными. Вряд ли полиция заметила четыре размытые зеленоватые тени, мелькнувшие в темном ночном небе. Вряд ли вообще кто-то понял, что над ними со скоростью звука пронеслись огромные говорящие тортиллы с обыкновенной рыжей девчонкой на руках.
А кто бы увидел - не поверил и списал все на  особенную атмосферу этого закутка большого города, со спецэфическим окружением и архитектурой.

***

Микеланджело не преминул покрасоваться перед их новой подругой, а спасенную днем раннее рыженькую, хорошенькую девочку Майк воспринимал уже чуть ли не лучшим другом их экстраоординарного сообщества. И делал это черепашка гораздо менее... безопасно, чем часом ранее катал Эйприл его старший тихоня-брат. Старательно, но не очень умело прижимая к себе О'Нил (Эйприл почти слышала звучный хруст своих ребер), весельчак решил продемонстрировать чудеса акробатики, наворачивая с буйным гоготом сальтухи через голову, перепрыгивая опасный массив плетения труб на крышах. Разочек панически взвизгнувшей Эйприл чуть голову не снесло "пролетаемым" мимо острым штырем, после чего перепуганные и обеспокоенные здоровьем пассажирки черепашки, с матом и сочной руганью (Рафаэль), с длинными напутственными укоряющими речами (Донателло), и грозным молчаливым взглядом (Леонардо), дружно вместе отняли из рук возмущающегося Микеланджело взъерошенную, с панически вытаращенными глазами Эйприл.
- Да все же было в порядке, что вы кипишь подняли, чуваки, - махал лапищами шутник, недовольный внезапно прерванным весельем, пока рыжая тщетно пыталась поправить выбившиеся из хвоста, торчащие во все стороны огненные пряди, а умник услужливо забрал у Эйприл сумку с поляроидом, пообещав беречь ее как зеницу ока. Уж у него та будет в сохранности.

- Ты думаешь я ее убить что ли хотел?! - возмущенно вытаращил свои бледно голубые зенки на лидера Микеланджело, демонстративно сложив руки на пластроне. - Я же говорю, у меня все было... - Пошатывающаяся после эпичных пробежек по высоткам бедолага О'Нил, опасно качнулась к краю крыши, неловко переступив на ватных ногах. Ее немножко мутило... - ... под контролем. - Растерянно пробормотал Майки, испуганно проследив за тем, как школьница с писком "РЕБЯТА!", навернулась спиной прямо в чернь пустого пространства пролета между пятиэтажками, пока мальчишки устроили очередной шумный трындец. Ну разумеется все четверо в унисон подбежали в углу, участливо высунув свои зеленые морды за пределы крыши, выискивая с грохотом свалившуюся вниз Эйприл на мостовой.
Вернее... О'Нил ошарашенно сидела на спине ворчавшего в асфальт, очевидно расквасившего нос мужчины неизвестной расы и принадлежности - одетый в черное парень, сидел на корточках у банковского платежного аппарата, рядом с магазином-забегаловкой, довольно типичных для этого района. в кулаке неизвестный уже сжимал пачку выуженных из недр платежного аппарата со вскрытой начинкой стодолларовых купюр, когда на него сверху огненным снарядом свалилась девица-скалолазка. В любое другое время он наверняка порадовался бы, что с неба падают хорошенькие женщины, но эта красавица ему на голову упала явно очень не вовремя.

- Простите... сэр... Я случайно!

+2

27

Ди невольно втянул голову в плечи, реагируя на сердитую, громкую нотацию их раздраженного лидера — ну все, зря, как говорится, варежку раскрыл... Вообще-то, это была отчасти вина самого Лео, что они с Рафи оказались в этой дурацкой тележке с фейерверками. Кто ж тебя просил закутывать их вспыльчивого, шумного брата в простыню, да еще и на глазах у их новой знакомой? Не удивительно, что Раф так раскричался... Ну, а то, что они случайно подожгли эти дурацкие петарды — а ты попробуй-ка сам, распутай новогоднюю гирлянду без помощи ножниц! А если осложнить дело орущим, насквозь пропитавшимся водой и без конца дергающимся свертком? А если провода будут под напряжением, а сам "подарочек" подвешен в десяти метрах над землей, а? а? То-то же! Смиренно выслушав негодующую тираду Лео до конца, Донни уже поднял было указательный палец, намереваясь тактичненько указать их лидеру на явную несправедливость высказанных им упреков, да только вот Рафаэль не дал ему и рта открыть.

Уфф... Раф! — сдавленно выдохнул изобретатель откуда-то из-под накрывшей его лицо трехпалой ладони саеносца. Обнаружив себя задвинутым за широкий и необъятный карапакс задиры-Рафа, подросток негромко вздохнул, внутренне смиряясь с происходящим — ну, окай, постою здесь, примус попочиняю, как скажете. Видя, до чего сильно распалился их брат, Дон благоразумно отодвинулся от него подальше, встав рядом с Майком и Эйприл, в дальнейшем молча, с легкой иронией наблюдая за дальнейшими разборками старших мутантов. И чего еще они, спрашивается, ожидали... Чтобы Раф, и молча вытерпел такое унижение? Пфф. За Леонардо умник не переживал, тот прекрасно умел постоять за себя сам, тем более, что они с Рафи устраивали показательный мордобой чуть ли не десять раз на дню, а то и чаще, если настроение было хорошее. Вот о чем Донни в самом деле беспокоился, так это о том, что рыскающие внизу бравые стражи правопорядка расслышат звонкий бой клинков и обратят внимание на мелькающие на крыше темные, плечистые силуэты неизвестных науке существ... Юноша то и дело тревожно косился куда-то в сторонку, гадая, сколько еще выпадов придется отразить Лео, прежде, чем саеносец окончательно угомонится и оставит его в покое.

Ну все, пора нам вмешаться, — тихо вздохнул техник, обращаясь к стоявшему рядышком Майки, когда окончательно ополоумевший от гнева Раф с видом бешеной гориллы вскочил на ноги после унизительной подсечки со стороны их лидера. Не дожидаясь, пока он повторно набросится на беднягу Лео, Донни с Майком шустро подскочили к брату аж с двух сторон и буквально повисли на мускулистых плечах последнего, не давая тому возобновить прерванный бой за поруганную честь. И покуда Микеланджело из-за всех сил успокаивал тяжело, хрипло вздыхающего Рафа, проводя с ним что-то вроде импровизированной дыхательной терапии, Донни, в свою очередь, старательно увещевал черепашку с другой стороны, призвав на помощь все свое природное обаяние — которое, впрочем, едва ли действовало на их грубого и непрошибаемого приятеля.

Тише, тише, Раф, не кипятись! Не стоит оно того! Лео же не знал, что там будет эта дурацкая тележка... И вообще ты ногу ушиб, — разумеется, легкая хромота саеносца не укрылась от глаз его внимательного собрата, — будешь сильно пинать ею кого-то — заработаешь себе травму. Ты же не хочешь порвать себе ахиллово сухожилие? Знаешь, как это больно бывает? Вот и не надо тебе этого знать, потом полгода хромать будешь... — продолжая болтать, Донни ненавязчиво потянул Рафа назад, но затем покладисто выпустил его бицепс из своей цепкой хватки, адресовав юноше успокаивающую, примирительную улыбку — все-все, я тебя не держу, ты главное только больше на Лео не кидайся, хорошо? Отступив назад, Донателло молча покосился на задумчиво притихшую Эйприл, после чего смущенно потер лапой собственный почерневший от копоти затылок: — Не обращай внимания, они часто так делают. Это что-то вроде семейной традиции. Да и Раф очень быстро успокаивается... обычно, — он в некотором сомнении покосился вслед обиженно утопавшему в сторонку мутанту, а затем вернул взгляд на Леонардо, внимательно выслушивая его дальнейшие указания. Ну, замыкать так замыкать... Донни пристроился в самый хвост процессии, еще разок бдительно оглядевшись по сторонам — не проснулся ли кто в окрестных домах, не высунул ли заспанную физиономию в окошко, проверяя, кто это там разбуянился на крышах в столь поздний час. Майки, тем временем, уже решительно сграбастал на руки их рыжеволосую подругу: теперь пришел его черед катать Эйприл по всему городу, точно большая зеленая лошадка. Кажется, школьница уже потихоньку начинала привыкать к такому необычному способу передвижения, и почти не демонстрировала страха. Да и Рафи, наконец, оттаял и прекратил дуться на их отважного лидера, с предвкушающей миной встав на карниз рядом с троицей братьев.

Наконец-то... вся компания была в сборе.

Сорвавшись с места вслед за остальными ребятами, Донни, хоть и держался позади всех, но все-таки не мог удержаться от широкой, довольной улыбки: словами не передать, как ему нравилось мчаться так во весь дух по темным ночным крышам, с приглушенным гиканьем прыгая по трубам и вентиляционным шахтам, то бешеным кузнечиком взмывая высоко в небо, то, наоборот, крадучись выискивая для себя какие-то новые хитроумные лазейки промеж тесно расположенных друг к другу стен и карнизов... Где-то впереди него Майк, хихикая, наворачивал захватывающие дух сальто и кульбиты, явно стремясь во что бы то ни стало произвести впечатление на их новую знакомую; пару раз, в темноте перед глазами Дона мелькало ее бледное веснушчатое лицо, постепенно ровняющееся по оттенку с зеленой кожей своего лихого "скакуна". Донни мысленно пожалел бедную девушку, спрашивая себя, когда ее желудок не выдержит, и как долго Майку потом придется отстирывать свою любимую жилетку от полу-переваренных остатков чужой трапезы. В какой-то момент, шутник едва не впечатал Эйприл головой в торчащий из стены обломок тяжелой металлической трубы, и тут уж терпение лопнуло у всех черепашек разом. Резко притормозив увлекшегося брата, Лео с решительным и грозным видом забрал у того вконец обалдевшую школьницу и, бережно поставив ту на ноги, тотчас набросился на Микеланджело с целым ушатом претензий. Ну, в принципе, на сей раз это было вполне обоснованно... Аккуратно приблизившись к пьяно пошатывающейся Эйприл, Дон бережно придержал ее лапами за плечи, не дав бедолаге сползти задницей на холодную бетонную поверхность крыши.

Ну, ты как? Хочешь, валидолу дам? — с искренней заботой в голосе обратился к девушке изобретатель, попутно аккуратно снимая с ее шеи тяжелый, раскачивающийся туда-сюда поляроид. Как бы не разбила, дорогая же вещица, да и весила немало. Убедившись в том, что Эйприл вовсе не торопится хлопаться в обморок под гнетом новых впечатлений, Донни успокоенно повернул голову к громко оправдывающемуся Майку, не удержавшись, в свою очередь, от мини-нотации в адрес обиженного шутника: — Майки, выражение "нестись куда-то сломя голову" не является буквальным. Да и Эйприл не то, чтобы привыкла к таким акробатическим трюкам, пожалей ее желудок... — он умолк, предоставляя слово двум оставшимся джентльменам, и вновь обеспокоенно покосился на "пострадавшую", желая проверить, как она там себя чувствует. Очень вовремя: именно в эту секунду Эйприл с выпученными глазищами ступила ногой в мрачную пустоту за краем площадки, моментально скрывшись из виду — только ее и видели! — ЭЙПРИЛ!!! — практически хором заорали братья ей вслед, напрочь отбросив всякую осторожность и единым порывом метнувшись к карнизу. Им было, с чего разом поседеть безволосыми макушками: высота-то у дома ого-го какая, костей не соберешь после такого падения! Синхронно навалившись пластронами на шероховатый, холодный камень, ребята в искреннем ужасе взглянули вниз... и на пару мгновений зависли так с широко разинутыми ртами.

Вот бы и им тоже такое везение! Ну... хоть капельку!

Эйприл, держись! Мы уже идем!! — поняв, что их приятельница находится в сознании и, более того, спешит принести извинения какому-то мутному чуваку в бандитской маске, на которого она так удачно рухнула задницей, Донни чуть ли не первым рванул вниз ей на подмогу, игнорируя возможное шипение гусыни-Лео ему вслед. Нет, ну правда, как они могли бросить девушку одну, да еще после такого падения и в компании явного взломщика! Тут даже тихоня-Ди не смог остаться равнодушным. Спрыгнув на асфальт сбоку от торопливо вскочившей на ноги школьницей, умник выхватил Бо из крепления и нарочито грозно наставил его деревянный конец на возможного злоумышленника, не позволяя тому приблизиться к бедной Эйприл.

Назад, мистер... ээ... уважаемый сэр! — выпалил он в адрес незнакомца, растерявшись на долю мгновения. Заслышав ехидный комментарий спрыгнувшего рядом Микеланджело, Донни выразительно закатил глаза и с легким раздражением ответил младшему брату, продолжая удерживать грабителя "на мушке" посоха: — А как еще я должен был его назвать? Я же не знаю его фамилии! И вообще, какая в панцирь разница? Он тут банкомат пытается вскрыть, между прочим!

+2


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Флэшбэк » [ФБ] Oppa Harlem style!