Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » II игровой период » [С2] 1000 и 1 способ достать лидера


[С2] 1000 и 1 способ достать лидера

Сообщений 1 страница 10 из 16

1

http://sd.uploads.ru/4XaLJ.png
Участники (в порядке отписи): Leonardo, Michelangelo.
Дата и время: вечер 7-ого мая.
Краткий анонс: не для кого не секрет странное поведение Леонардо последнее время. Он часто пропадает ночью, не объясняя почему, может сорваться на какой-то мелочи, а попытки мастера поговорить с лидером заканчиваются неудачно - тот их просто избегает. Да и в целом этому не уделяется должного внимания из-за цепочки более важных событий, но факт остается фактом - старший закрылся от остальных братьев и отца. И вот, когда он в очередной раз уходит погулять один, стараясь не нарушить тишину в доме и не вызывать лишних вопросов куда, зачем и почему, ему не удается это сделать. По нелицеприятным причинам в оранжевой маске и коварной улыбочке, что преследуют его с самого начала цикла неудач.

+2

2

Избегать встречи с собственной родней - кто бы мог подумать, что действительно дойдет до такого, когда Леонардо будет прятаться от каждого из членов семьи? Подобно нашкодившему ребенку, он будет прятаться от кары взрослых в лице мастера Сплинтера, перед которым меньше всего хотелось объясняться. В самом деле, старший из сыновей не желал больше всего видеться именно с отцом. Который заставит его вывести все на чистую воду и раскаяться во всем, что, может, совершил неправильно. Как лидер и как брат. Вот больше всего не хотелось слушать нравоучения, вступать в споры, в которых старый крыс будет абсолютно прав со своей идеологией. Такой правильной, такой непоколебимой. Лео прекрасно знает, что диалог по душам станет еще одним повод стыдливо опустить голову, не решаясь взглянуть в глаза мудрого старца.
Мечник не хотел, чтобы кто-либо знал о его другой, совершенно неправильной, по меркам семьи, позиции, главной проблемой которой есть Караи - девушка по другую сторону баррикад, которая за столь короткое время стала даже роднее собственных братьев, увлеченные своими какими-то делами. Им не было дело до изменений и странностей юноши, а он и махнул рукой на то, что интересовало непосредственно их, начиная от Моны Лизы и заканчивая Ниньярой, по дороге не забыв и еще парочку личностей в их "веселой" компании антропоморфов. Однако жизнь в убежище в качестве аутсайдера даже благоприятно сказалось на состоянии черепахи и если несколько дней назад он был очень раздражительным и был готов наброситься на любого, кто попадет под горячую руку (пускай и выглядит он в такие моменты спокойным и никто не думает подозревать, что что-то с лидером не так), то сейчас несколько пришел в себя, оставляя разве что вечную угрюмость на своем лице.
Когда наступает ночь, Леонардо как можно тише, не беспокоя членов семьи, крадется к дверям дома, ведущие на выход, чтобы в очередной раз отправиться на ночную прогулку. Правда, перед этим стоило пройти опасную локацию под названием "гостиная", в которой, по некоторым причинам, работал телевизор. Обычно в это время суток там устраивается Майки и этот раз не оказался исключением: младший мирно дремал на диване, тогда как по зомбоящику показывали вечерние новости. Криминал, интриги звезд Голливуда и все такое прочее, на которое не заостряешь внимание, а если еще и не кричат каким-нибудь истеричным голосом, так еще и поспать под таким шумом можно. И слава всем богам, что именно так и поступил Майк.
Последнее время его шутки стали порядочно раздражать, порой даже невыносимо злить. Конечно, раньше Лео отличался некоторой самоиронией и легко спускал все, что могло быть обидным или неприятным. Но сейчас-то... черт возьми, когда ощущаешь собственную неполноценность и никчемность, как лидера, мечник больше всего не хотел слышать подобные напоминания об этом со стороны родных и близких. Ведь он все же любил их, несмотря ни на что бросался на защиту, стоило только позвать. Ладно с ней с поддержкой, но нельзя хотя бы не напоминать обо всех своих ошибках и степень неудачи, который давным давно возглавляет первую строчку чарта деяний Леонардо? Ощущение было, как если бы тебя окунули головой в унитаз твои извечные враги, а потом еще раз собственная родня, добивая и без того расшатанное состояние мутанта. А Микеладжело, судя по всему, добивался такой же реакции, как у Рафа, стоило его чем-нибудь колким задеть. И ведь старший был не лучше сейчас: он бы действительно сильно загорелся желанием догнать убегающего обидчика и стереть с лица надоедливую улыбку. Ах, как это бесило!
"Лишь бы не проснулся, лишь бы не проснулся", - уповал Лео, тихонечко проскальзывая мимо дивана. Еще совсем немного, и он будет свободен от давящей атмосферы и отправится навстречу теплому майскому ветерку, преодолевая крышу за крышей, находя ту самую, где когда-то и встретил юную куноичи. Это не было романтичным и знаменательным по размышлениям лидера, однако само место было первым и достаточно запоминающимся, что позволяло видеться и не выдавать расположения убежищ, где в данный момент находился ниндзя.
И вот сегодня вновь фортуна отвернулся от черепахи, которому уже было не привыкать, ибо именно в этот самый момент, когда его трехпалая рука коснулась дверной ручки, как Леонардо почувствовал чье-то повышенное внимание к собственной персоне. И ничего не оставалось, как устало вздохнуть и развернуться к сему объекту, скрестив руки на груди.

+4

3

Не так Майк представлял их будущее, когда мечтательно думал о том дне, когда они, наконец, выйдут на поверхность и окунутся в мир людей. Нет, не так. И хотя были положительные моменты их нынешней жизни, постоянные проверки на прочность показывали, что молодые черепашки-мутанты не так уж круты, как принято считать. Не могут спасти подругу, не могут даже толком себя-то защитить, не могут помочь друг другу. Чего стоят все их хваленные навыки ниндзя, если толку от них на деле – пшик? О, Майки никогда особо не усердствовал на тренировках, полагаясь на свои непревзойденные рефлексы и интуицию, на свою природную ловкость, и в спаррингах с братьями этого было вполне достаточно. Но помогло ли это так уж, как можно было рассчитывать? А гений Донателло? Так ли уж он силен и гениален их брат? Потому что от всех его мозгов толку тоже было ничтожно мало. Как и от мускулов Рафа или блистательномого руководства Леонардо. Последний так вообще оказался самым неожиданным разочарованием младшего черепашки. Леонардо всегда был у них за главного, и казалось, он действительно этого заслуживал, и Майки почти никогда не выделывался, получая то или иное задание или приказ. Лео был всегда собран и знал, что делать, умел направить их так, чтобы необходимое достигалось самим оптимальным путем. Но стоило им выйти в большой мир за пределами канализации и от огромного КПД их бессменного лидера не осталось и десятой единицы. Сложно оставаться полезным и собранным, когда тебя бьет в лихорадке, не так ли? Глупо, конечно, дуться на Лео за то, что он заболел и просто не мог вести группу, но это лишь один из многих поводов испытывать недовольство им. Появлялось и много других, и Майки, сколь не был притязательным по этой части, тем не менее, не мог их игнорировать, а с ростом его недовольства в самом себе, даже начал их бережно собирать, словно коллекцию под наименованием «1000 и один повод поглумиться над братом». Обидно сознавать, что ты и твои братья, денно и нощно тренировавшиеся все эти долгие пятнадцать лет (ну ладно, десять точно), оказались настолько убогими на поверхности, что вечно проигрывают, едва ли не становясь калеками при каждом новом столкновении. Обидно сознавать, что вся их «командная работа» ни на что не годный блеф, не оправдавший себя в жестких реалиях этого наземного мира. Обидно сознавать, что их старший брат, несущий функцию лидера, оказался из них самым слабаком неудачливым. Боже, да Майк, может, на него и правда равнялся, как мастер Сплинтер призывал, а он так его разочаровал. Волей-неволей, а все больше появлялось сомнений в его компетенции, в том, что стоит ли вообще доверять ему свою жизнь и выполнять приказы? Никто не любит проигрывать, и Майки был не исключением, и его серьезно раздражало, какими болванами оказались его братья. В самом деле, не только Лео. Донни вообще стал пропащим – если раньше, общаясь с ним, он чувствовал какую-то заинтересованность, они всегда могли общую тему и просто хорошо провести время, брат был хорошим другом, то теперь от него исходило лишь пренебрежение и даже досада, что его отвлекают от важных всяких дел и Моны. Рафаэль стал слишком занят своими претензиями к старшим братьям, некогда ему, видите ли, поиграть и даже ответить толково на дружеский подкол. Подшучивать над ним стало действительно скучно, главным образом, потому что старший братец подкрутил себе тормоза и перестал понимать шутки (или попросту стал их игнорировать), и к тому же, его персональным раздражителем стала Ниньяра, и с ней он не слишком-то церемонился, после еще и получая нагоняи от отца, так что с Майком он был примерным паинькой, если можно так это назвать. Уныл и скучен, в общем, по мнению младшего, потерявшего все резоны его доставать. То ли дело новая цель – Лео, ставший как раз достаточно уязвимым для его острых шуточек. А уж свеженький повод высмеять себя лидер стабильно выдавал чуть ли не каждый новый день. Можно сказать, он сам напрашивался. Неудачи допекали их всех, истончая уверенность в себе, собственные раны бесили одним своим существованием, а очередные позорные провалы, глупые ошибки и фатальные стечения обстоятельств, сводили на нет то хорошее настроение, что Микеланджело мог наскрести в себе по утрам. Выходя  ко всем, он вновь погружался в эту давящую атмосферу вечных неудачников и не мог не превращаться в свою очередь в язвительного насмешника. Вот только Дону было, большей части, абсолютно фиолетово до его подколок, злить Рафа становилось бесперспективно, а трогать амнезийную Мону попросту неинтересно и даже вредно для дела его брата. К тому же, Майк ей банально сочувствовал и даже испытывал недовольство от того, что Дон продолжает издеваться над ней своими попытками вернуть ей воспоминания. Да, Майк дошел до такой точки, что думал, что лучше не трогать, вдруг само рассосется. Пару раз сунувшись, он, в общем-то, понял всю бессмысленность этого занятия и со спокойной душой отвалил, позлорадствовав над больной увлеченностью Дона. Его вообще очень много заставляло скорее злорадствовать, чем искренне сочувствовать, главным образом, потому что все их деяния казались ему бессмысленными, ведь они все равно неудачники и ничего не получится так, как надо.


Из полудремы его вырвали тихие шаги позади. Яркий мелькающий свет от телевизоров словно протаранил его глаза, и он торопливо зажмурился, прислушиваясь к тем едва уловимым звукам, что вырвали его из приятных грез. Неужели это снова происходит? Он затаился, не двигаясь, на диване и, выждав приличное время (чтобы не спугнуть), торопливо поднялся и двинулся следом. Нарушитель режима всегда был один и тот же, и то он был настолько некомпетентен, что его даже спящий младший брат заметил. Очередная неудача в очередной раз понизила рейтинг Леонардо в глазах его придирчивого нынче брата.
Лео, ты просто сама бездарность, - сама собой по его лицу зазмеилась кривая улыбка, пока он деловито крался за куда-то намылившимся лидером, ступая по всем законам ниндзютцу, скрываясь в тенях. Когда же Лео остановился, уже уложив свою ладонь на перекладину, он громко хмыкнул, выходя  ближе.
− Боже, Лео, твоя поступь так тиха, что даже глухая Мона, должно быть, услышала. Ты еще не забыл, что мы ниндзя? – он с развязной ухмылкой приблизился, чтобы во всей красе разглядеть, как перекосится морда Лео, когда он переварит его издевку. Что ни говори, а как пример для подражания Лео уже не годился, а значит, его следовало либо опустить на самое дно, либо вынудить взять себя в руки. Майки не мог точно себе ответить, чего добивался он сам. Скорее, он просто выпускал так свой пар. Его все же изрядно раздражала эта лидерская немощность и просто хотелось уже понять, в чем его проблема?
− И откуда у тебя это богатство, чувак? Похоже, тебе не везло последние дни, а? Впрочем, я не удивлен,  – он быстрым нагловатым движением поддел пальцем подбородок закаменевшего Леонардо, надавив на заметный синяк под челюстью. Нарывался ли он? Да несомненно.
− Должно быть, та цыпочка, к которой ты таскаешься, не так уж рада тебя видеть, а?

Отредактировано Michelangelo (2014-08-26 04:28:56)

+4

4

Странно, действительно странно осознавать, какими братья стали друг другу чужими. Еще более странным стал тот факт, что это касалось не только Лео. Его наблюдения, которыми он занимался, чтобы понять новых для себя братьев, пытаясь понять, с ним ли что-то не так или же в окружающих. Да, эти чертяки изменились, причем в ту сторону, что была абсолютной неожиданностью для старшего брата. Он совершенно не понимал, как с ними теперь уживаться. Да и вообще кто это такие, и братья ли они ему? Так много отличий от тех, кого он знал с самых пеленок и на протяжении пятнадцати лет. Неужели такой багаж информации о личности может с треском разломиться за чуть более месяца? Скажете, переходный возраст? Только ли из-за него? Тут во многом сыграли обстоятельства, в которых черепашки оказались не в лучшем свете. Конечно, пока не повстречался подготовленный и наученный противник, братья знать не знали, на что были способны. Необходимо было подстроиться под реалии этого жестокого мира, но... стоило ли ради родных так убиваться, ощущать чувство вины, пытаться все нормализовать, стать действительно хорошим лидером, а не тряпкой, об которую каждый ноги свои вытирает? О боже, если бы только ноги. Но ведь, пока не случится что-то такое невероятное, они ведь не заметят, что мечник уже не испытывает ровным счетом ничего к братьям и Сплинтеру. Ах да, горячо любимый учитель, некогда так интересующийся жизнью семьи, сейчас как-то забил болт на воспитание детей: с кем те ходят, на какие опасности нарываются. Только его активное участие с маузерами в убежище как-то походит на какую-то заинтересованность в безопасности сыновей. Да и до сих пор Лео испытывал уважение к мастеру, но... не кажется ли странным его полное безразличие? Нужно ли вообще к такому мудрому, но занятому в вечных медитациях учителю идти за советом?
Как-то выходило так, что сам отец не внушал доверия. Еще тогда, когда похитили Мону, крылись сомнения по поводу актуальности разговора с наставником. Но тогда большей причиной было то, что ему в таких разговорах начнут прямо, без каких-либо снисхождений, с прямотой высказывать, где Леонардо накосячил, еще упрекнет, что поздно пошел к нему. В общем, полный разбор полетов, который меньше еще больше усугубит состояние черепашки. Лео банально боялся это услышать, к тому же решение он знал. Только не мог его воплотить из-за неверящих в него братьях.
В лидерстве это немаловажный факт. Когда ты сам ощущаешь себя ненужным, а со стороны окружающих это всячески подтверждается, как-то взять себя в руки и не окончательно расклеиться. Все-таки они все были подростками, у которые еще очень чувствительны к тому, как их воспринимают окружающие, да и жизнь вне социума может породить некоего рода комплексы, где мнение со стороны становилось довольно неплохим подспорьем для каких-либо дел. А когда оно меняется в худшую сторону, нет желания и стараться. Хотят командовать? Да флаг им в руки, да барабан на шею, особенно Майку он придется к лицу. А еще, вдобавок к образу, дать трубу, в которую он будет дудеть всем в уши, буквально вынося мозг самым наглядным образом.
Сейчас он, к слову, неплохо так под ухом Леонардо подудел. По крайне мере, возникло адское желание закрыть уши и быстрее свалить. Так было бы намного лучше, чем провоцировать младшего на очередной подкол. Когда все было в норме, лидер понимал, как вести себя, чтобы не привлекать внимания, как цель в лице емкости для яда. Да и не было повода, Лео был в семье примером идеала для братьев. А сейчас стремится догнать убежавших от него далеко-далеко вперед младших, а один из них еще дразнит тебя. Это как ты бежишь кросс уже из последних сил, а более выносливый держит рядом с тобой дистанцию, не давая приблизиться, но и далеко не уходит. А весь его вид так и говорит "Немощь и слюнтяй, гляди, как я хорош!". Вот Микеланджело вел себя именно так, хотя особо и не отличился. Но и ответственности на нем много не было, поэтому он был в куда выигрышном положении, нежели старший брат. А Леонардо хотел уже давным-давно убиться об стенку, которая возникла между ним и остальными членами семьи.
- И тебе доброй ночи, Майки, - морда Лео действительно перекосилась, стоило только услышать этот насмешливый тон. Не будь лидер на пределе собственного спокойствия, не столько бы обозлился, сколько расстроился таким поведением брата. В свое время они ведь вполне славно ладили, да и раньше не для него ли прежде всего он так старался показать свою силу, свои способности? И не ему было знать, что всеми этими ядовитыми словами только больше заставит опустить руки. Не значит ли это, что никому не нужны его попытки?
А вот вмешательство в его дела, кажется, еще больше разозлили Леонардо, заставив на какое-то время застыть на месте, с подозрением смотря на лицо Майки. В самом деле что-то знает или просто придуривается? Тем не менее, юноша взял палец брата и с некоторой брезгливостью на лице и в жестах отмахнул руку младшего, разворачиваясь к нему спиной.
- Шел бы ты спать дальше, великий и могучий ниндзя, - доля сарказма сорвалась с губ Лео, когда он открывал дверь, и, полагая, спешно хотел удалиться. - Цыпочки дело уж точно не твое, братишка.
Фыркнув, он, не ожидая ответа, сочтя это тратой времени, спешно... пытался удалиться, да. Ну конечно, как же можно оставить такую цель, не доиграв с ней до конца? Видимо, он ожидал более яркой реакции на такую пробирающую до дрожи речь. И, к слову, был бы прав, если сказал, что это задело старшего брата. Но Леонардо пытался спасти положение, прекрасно понимая, что сейчас в таком состоянии, что влепит по этой слащавой морде, не задумываясь.

+5

5

Майк лишь шире ухмыльнулся, когда его драгоценный братец угрюмо послал его, кхм, спать. Немощь. Совсем разучился держать удар, унылый лидер? Пошире расставив ноги на случай более серьезного развития сей увлекательной для Майка беседы, он издевательски хохотнул, когда Лео развернулся и двинулся на выход, в своей наивности, очевидно, полагая, что поставил младшего брата на место своим детским пассажем. Если уж Майк нашел себе жертву, он от нее не отцепится, пока не получит свою долю веселья. Что поделать, если Лео такой хлюпик и, ну, просто сам напрашивается?
− Но Лео, разве мастер Сплинтер не запрещал нам выходить в город в одиночку? Я не могу просто уйти спать, зная, что мой дорогой Бесстрашный брат уходит в самоволку, рискуя собой! Я просто не могу отпустить тебя одного, – нотки глумливой явственно ощущались в его деланно-заботливом тоне, а покровительственный вид с донельзя самоуверенной рожей мог вывести из себя за секунду кого угодно.
− Вдруг с тобой что-то произойдет? Согласись, в последнее время мало какое дело получается довести до конца, - он с удрученной улыбкой пожал плечами и отвел глаза, словно бы и не намекал на то, что все, главным образом, не получалось именно у Леонардо. Ну а тот постарался перевести тему, на, как ни странно, цыпочек, а может, и не хотел, но разве это волнует Майка, с  радостью уцепившегося за слова?

- Оуууу, - он с удовольствием потянул ноту своего восклицания, якобы иллюстрирующего силу слов братского посыла, уже выходя следом за братом из дома и аккуратно прикрывая за собой дверь. – Сколько уверенности в твоем голосе, ууууу. Я почти поверил, что в цыпочках ты разбираешься, - он зашаркал следом за Лео, глумливо кривя губы, пусть даже тот этого и не видел, в темноте, да за своей спиной. Возможно, примени Леонардо какой-то более авторитетный подход к назревающей стычке, Майк бы унялся и в действительности отвалил спать, но, увы. Ответ лидера был настолько смехотворен, что младший, словно пес, почуял легкую добычу. Если уж не Раф, то пусть и в самом деле козлом отпущения побудет Лео, а? Все-таки, за свои промахи и ошибки приходится расплачиваться, и уважением в первую очередь. Не можешь держать в узде подчиненных, лови смешки и пинки от них. Майки сейчас просто развлекался, но развлекался далеко не невинно, и в его понимании, если Лео не был в состоянии достойно ответить, то это значит, что можно продолжать. Но в одном Лео точно не ошибался – Майки шел за ним, как привязанный, на ходу комментируя его походку, положение мечей и вообще все, что только можно. И по несколько раз. И почему-то его безумно раздражало то, как брат на все это реагировал. То есть, почти никак. Леонардо просто шел себе дальше, максимум, что Майку удалось заметить, это сжимающиеся кулаки да напряженные мышцы шеи и плеч. А не получая нужной реакции, Микеланджело ощущал себя не слишком-то приятно. Будто бы и глотку драл напрасно, и шутки шутил зазря, и брат каким был унылой немощью, таким и остается. Никакой искорки тебе, никакого веселья. Он лишь сжимал зубы и старательно пропускал мимо ушей большинство колких слов младшего брата, как делал это и прежде, лишь с той разницей, что на сей раз все шпильки и подколы таки достигали в большинстве своем цели. И стратегия игнорирования себя бы оправдала, если бы в эту ночь Майк твердо не вознамерился довести лидера до точки кипения и посмотреть, что там, в этой «кастрюльке», такое варится. Все шло спонтанно, начиная от пробуждения на диване от «тихих» шагов лидера, и заканчивая этим глупым преследованием. Судя по всему, бывшего лидера не сильно смущал невольный попутчик, и он продолжал идти куда-то по своим таинственным делам. До которых, к слову, Майки тоже было дело. Дойдя за братом вплоть до нужного канализационого люка и проигнорировав тяжелый неприязненный взгляд старшего, Майки так же поднялся следом, со смешком попросив не кидать ему на голову злополучную крышку. Мол, я тебе еще пригожусь, криворукая ты бездарность.

− Интересно, а твоя цыпа, она будет рада мне? – ловя носом запахи ночного города и несколько даже поускокоившись, начал Майк «светскую» беседу, - Сам посуди, я же куда красивее тебя, да и поудачливее буду, - он вновь похихикал самым обидным образом, тщательно следя за тем, чтобы оказаться от Лео на достаточном расстоянии в случае его, ну, скажем, рывка. Как показывает практика, шутки по поводу дам в их коллективе находят мало понимающих откликов. Не то, чтобы он правда думал, что у Лео появилась подружка где-то в городе, но чем черт не шутит, а? Есть две мутантки, почему не взяться еще одной? Или даже человеку. К тому же, он заметил что-то такое подозрительное в реакции Лео на его первоначальную шутку, а своей интуиции и эмпатии Майк привык верить. Пусть даже используя ее в таком некрасивом занятии, как издевательства над братом. Шутить над Доном в этом ключе было не интересно, он лишь сжимался, как побитая собака (что тоже в свое время раздражало всех), а вот с Лео пока было неясно. И Майк ощущал растущий азарт по этому поводу. Немного настораживал полный комплект оружия, что Лео нацепил на себя, но почему нет, если он таскается наружу в одиночестве?

+4

6

Наивно полагать, что от него так просто отстанут. Тем более, если мы говорил о Микеладжело. Да он настоящее шило в заднице, когда дело доходит до издевательств и поддевок. Леонардо прекрасно видел, как он этим доставал этим Рафом. Однако... раньше, кажется, шутки младшего не были настолько злыми, чтобы так задевать. Или последние события совсем расшатали нервы лидера, что возникает навязчивое желание не просто просить заткнуться, а сделать это силой. Лео знает, что в таком состоянии слова не помощники в исчерпывании ситуации. Почувствовав, что рыбка поймалась на крючок, он ни за что ее не отпустит, пока она не окажется в ведерке его небольшой коллекции. Леонардо отчетливо сейчас чувствовал, каким сейчас мерзким выглядел Майк.
Ну вы только посмотрите, как этот малыш язвит, прямо мастер класс у кого-то брал, определенно! Боже, почему в те самые моменты, когда старший все еще имеет хотя бы маленькую надежду, что его мнение ошибочно по поводу братьев, как ее надо подтвердить, полностью сбросив розовые очки и предстать перед реальностью. И это злило, выводило из себя. Что не один он такой тут неудачник и бездарность - стоит только посмотреть на мордашку Майки и сразу становится понятно. Пытаешься показать, какой крутой, да? Да чем же ты лучше, поджавшийся от страха ребенок при виде здоровой опасности? Нет, ты не родился под звездой удачи, ты просто трус.
- Да неужели? - все же на реплику Лео решил ответить, опустив не совсем радужные размышления. - Что-то поздно спохватился. Долго упрашивал отца, чтобы тот отпустил тебя погулять после девяти?
Последняя реплика вырвалась сама собой, при том даже не было нужной интонации (она скорее была раздраженной, нежели насмешливой), что выводило Леонардо на чистую воду в его спонтанном решении ляпнуть в стиле Микеладжело. Все-таки не мог он сейчас сорваться и предстать в совершенно ином виде, о котором в семье никто и не догадывался. Хотя бы потому, что ему было плевать на шутки и дразнилки в его адрес. На самом деле лидер все слышал и впитывал как губка информацию извне, храня ее в особом уголочке в своей потрепанной душе. Как говорится, в тихом омуте - черти водятся, и Лео был как раз замечательным примером этой поговорки. И Майк как раз на пороге того, чтобы достать парочку чертей и на себе прочувствовать, каков на самом деле старший братец. Уж вовсе не образец идеала, каким он хочет казаться.
Черт бы его побрал, а этот маленький у... кхм, идет за ним и идет. Хотелось просто ему на голову крышку люка сбросить. А что, хорошая идея! Свалится обратно в канализацию, поспит с пару часиков, а потом с больной головой и, желательно, мелкой амнезией пойдет обратно в убежище. А тот как будто заметил нарастающее негодование черепахи в голубой повязке и в очередной раз отшутился в своей манере. Фу.
- А ты, я погляжу, в цыпочках вообще спец? - лидер замедлил чуть шаг, обернулся, чтобы взглянуть в лицо брату. И смотрел он как-то... разочарованно, вперемешку с раздражением в глазах. Глупо надеяться, что укоряющий взгляд хоть на время остановит порыв Майки - это скорее была искренняя эмоция в адрес младшего. Ведь не только в одном лидере можно разочароваться.
Двигаясь по направлению к тому месту, где по идее была встреча с Караи, мечник, недолго думая, свернул с этого пути. Пока он не отвяжется от надоедливой занозы, идти к куноичи - отвратная затея. Одно дело, если бы Леонардо шел просто к девушке, так нет же, он направлялся к одному из клана Фут, а это прямая дорога на ковер к Сплинтеру. И уж точно ему не хватало разговаривать об этом с сенсеем. Отец не сможет правильно понять его намерения к ней ходить не для того, чтобы сводить счеты.
- Только... хм-м-м, не припомню, чтобы кто-то счел тебя красавчиком, - уже будучи на крыше, Лео остановился и развернулся к брату лицом. В голове уже держалась изначально навязчивая, но ставшая постоянной мысль любыми способами отвязаться от Микеладжело. - И нет, не надо приплетать свои напыщенные фантазии, где от твоих "геройств" любая "цыпочка" слюнями захлебнется, - зло бросил лидер, сфокусировав свой прищуренный взгляд на младшую черепашку. Ему совершенно не хотелось выливать словесное дерьмо в ответ, тем самым уподобляясь действиям агрессора, но в таком состоянии Леонардо мог пойти на что угодно, лишь бы наконец можно было вздохнуть полной грудью и не услышать язвительный комментарий по поводу этого. Только вот слова, видимо, придется как-то делом подтверждать, а то что-то не заметно, чтобы получалось достичь нужного результата. А руки чесались, о-ой как чесались.

+1

7

Леонардо огрызался, что было просто удивительно и вместе с тем восхитительно. Унылый неудачливый рохля, что заменил собой их несменного лидера, наконец-то стал подавать признаки жизни, да еще так агрессивно. Не похоже на себя, но Микеланджело это не смущало, напротив, он ощутил прилив сил и вдохновения за все то короткое время, пока тащился вслед за старшим братом и слушал, как тот ехидничает ему в ответ. Будь Майк чуть нее возбужден перепалкой, он бы нашел минутку подивиться нестандартному поведению Лео, быть может, даже попытался бы проанализировать, но нет. Настроение Майка было вполне определенным, так же как и намерения – потыкать Лео по всем больным точкам и посмотреть, что из этого будет. Лео всегда был куда спокойнее и рассудительнее Рафаэля и поэтому сейчас, когда Майк действительно нащупал нечто слабое, он от этого ни за что не отступится. Как бы брат не хмурился, как не отвечал на грани спокойствия, как бы не сверкал яростно глазами, Микеланджело это только подначивало. Где-то рядом, он чуял, была разгадка странного поведения, его слабость. Просто глупо оставлять Лео на полпути, несмотря на явное недовольство последнего неотступным преследованием младшего. Это ведь даже не стандартный «хвост», который есть шанс сбросить. Нет, это стопроцентная липучка к чужому панцирю и Лео знает, прекрасно знает, что сегодня свои планы ему никак не реализовать так, как он изначально планировал. Иначе бы отвечал он ему в его же духе? На лице Майка застыла шальная, издевательская ухмылка, такая, что сразу видно – его понесло. По всем ухабам и кочкам. Какое-то злое, адреналиновое веселье начинает наполнять его вены и на очередную ответную шуточку Лео он отвечает полным пренебрежения смешком. Ей-богу, Раф и то свои глупые оскорбления выпаливает с большим авторитетом и знанием правил игры. Майка эти вот  не пронимают ни на грамм. Он отмахнулся, словно и не было яда в последних словах брата, а так, какое-то вялое бормотание. Пожалуй, дело в том, что его было слишком мало. Гораздо больше его пронимал этот грозный вид братика. Ни дать ни взять – Раф, что вот-вот даст ему в морду. В смысле, попытается, потому как Раф такой неуклюжий увалень, что всегда промахивается. В этом и заключается половина веселья, хехе. Вот только, способен ли Лео настолько взбеситься с невинных подколов, чтобы рвануть с места и попытаться достать младшего? Что-то такое Микеланджело и захотел выяснить. Черт его знает, для чего. Просто так. Потому что настроение такое было, ну,  или Луна в Овне.

− Ну-ну! – он издевательски покачал пальцем,  - Не надо так жестоко пытаться подрезать мне крылья, Лео! Просто моя красота настолько превосходит вашу, что деткам просто становится неудобно заявлять о ней во всеуслышание! – и он довольно рассмеялся, не забывая, впрочем, следить за Лео. Быть начеку – один из постоянно активных навыков Майки по выживанию в словесном поединке. Потому как очень часто словесность оного резко преображается в физичность, а схлопотать по прекрасному лицу ему очень не хочется. – Чтобы не ранить ваших чувств! С твоей стороны это так некрасиво, Лео! Вот так прямо заявить мне такое! Все равно, что сказать художнику, что он бездарность! Очень, очень жестоко. Не по-лидерски как-то. Как старший брат, разве не должен ты заботиться о нас, о нашем благе, а? Или ты уже даже этого не можешь? – Майки сощурился, вглядываясь в лицо Лео. На удачу ли, но лицо черепахи в голубом тонуло в темноте и очень сложно было понять, что же все-таки он чувствует. Задело ли его хоть что-то в этом потоке слов? Майк зябко потер предплечья – ночной ветер оставался холодным, несмотря на наступление весны.

−Что-то ты совсем сник. Я тебя не обидел, братик? – на лице Микеланджело снова появилась ухмылка, белизной свернувшая в темноте. Он не собирался униматься в ближайшее время, это уж точно. Младший был слишком взволнован и очень хотел выбить Лео из колеи, расшатать остатки его выдержки. Забавы ради. – Я вот что думаю…твоя цыпочка не заскучает там одна? Может, мы уже двинемся к ней на свидание, а? Обещаю не строить ей глазки! Ну, может, совсем немного. Или ты здесь для чего-то иного? Столько железа нацепил на себя, точно ищешь проблем на свой хвост, – снова дурацкий с издевкой смех, маскирующий легкую озабоченность озвученным вопросом.  Более того, Майк в пару резких шагов сократил дистанцию и с присвистом оглядел амуницию Лео. – Ты что, грабишь корованы ночами, со всем  этим? – он фамильярно щелкнул по висящему на поясе Леонардо оружию. – Это просто до смешного доходит, тебе не кажется? Использовать все эти отсталые штуковины из запасов сенсея. А ведь Рождество давно прошло.

+3

8

Не зря в плане того, чтобы достать кого-нибудь, Майк гордо сидит на своем золотом троне с цифрой один наверху. Если раньше слова лидера хоть что-то для младшего значили, то сейчас это был лишь повод найти еще одну зацепку для издевательств. Как, наверное, опустился Лео в глазах брата, если тот уже настолько его не уважает. От одной только этой мысли было отчего-то мерзко. Какая бы то не была эта игра, Леонардо не собирался играть в нее и уж тем более соблюдать правила. Стать еще одной псиной  загоне, к которой то и дело подсовывают обглоданную кость на то расстояние, чтобы чувствовать запах мяса от нее, но не иметь возможности ее достать, сколько не пытайся. Разве что озвереть до невиданных масштабов, и в итоге разломать эту клетку к чертям, вырвать кость, при этом оставив пару "напоминаний" о беспечности провокатора.
Сейчас как раз Микеладжело то и делает, что дразнит лидера, как собачку, получая от этого какой-то неземной кайф. Это было даже по лицу заметно, с каким наслаждением он произносит полные пафоса речи. Ох и каков актер, каждое движение с таким чувством, с расстановкой. Какой талант пропадает в Майки, как исполнителя богомерзких ролей. Волка в овечьей шкуре, никак иначе. Боже, как он бесит.
- Ах, прости, кто бы мог подумать, что твой цвет кожи нынче модный и пользуется популярностью у "деток", - да уж, младший очень уж похож на того, кому, такому бедному и несчастному, обрезали крылья. Чуть ли не плачет, бедняжка, в попытке защитить свою красоту. Тьфу! А ведь держится настороже - даже не пытается этого скрывать. Лео это хорошо чувствует, а что тут говорить о мальчишке, который то и дело постоянно страдал какой-нибудь фигней, оставляя на потом часть тренировок. И злость совершенно не мешала разглядеть эту готовность чуть что делать ноги от среагирующей жертвы. Ага, мечтай, если тебе удастся довести старшего брата - твое прекрасное личико будет испорчено. Но, разумеется, не будет уповать на весьма опасный для него, и для брата, исход в силу его легкомысленности. Леонардо, правда, пока был несколько дерганным, а мысли не всегда могли собраться в кучку. Откровенное издевательство давно уже сидело в печенках у лидера, а сегодня, получается, тот самый день, когда стоило раз и навсегда в этим покончить. Но опять же, победить младшего в словесной дуэли в таком состоянии? Шансов никаких, если только не чудо какое-нибудь с небес, на которое мечник и надеялся. Все же было что-то, что не позволяло доходить до рукоприкладства или откровенного скандала.
Но вот что-то, касающееся лидерства, стало последнее время уж слишком сильно задевать. Впитав все в себя, все сказанные слова, их интонацию, а также лицо говорящего, Лео резко выпалил:
- Да что ты знаешь о лидерстве?! - даже оскалил зубы, отчего ясно была видна эта эмоции, что все время пытался лидер скрыть - гнев. Но вовремя мотнул головой, унимая эмоции, но речь свою не закончил, не-е-ет. - Даже когда стояла элементарная задача вытащить ящерицу из поля битвы, ты только и делал, что стоял, как истукан, ожидая, когда Лизард сделает из тебя фарш и разогреет прямо в собственном панцире, - фыркнув, Леонардо повернул голову, чтобы хотя бы на секунду не видеть лицо Майки. Нью-Йорк же, как и всегда, жил своей жизнью, не замечая разборки двух подростков на крыше. Место встречи с Караи отсюда не было видно, но Лео легко бы нашел к нему дорогу. И так хотел... хотел уйти. Сколько раз за этот разговор он об этом помыслил? Да половину мыслей были этим и заняты, а их невыполнение безумно раздражало. Это заставило на какое-то время просто-напросто замолчать, чем навлек на себя еще одну порцию сарказма.
- Я? Обиделся? Да, лишь самую малость, спасибо, что спросил. Мне так важно твое мнение, - с какой-то дурацкой улыбкой и такого же рода голосом ответил юноша, чуть сгорбившись. От этого фигура в темноте стала ниже и массивнее в силу количества амуниции, которая была на нем. В принципе, он уже давно носит с собой много всяких вещей, как раз с тех пор, как похитили Мону по его вине. Тогда, чтобы быть ко всему готовым, Лео мастерил различные приспособления и здорово в этом преуспел. Даже в какой-то мере стал этим одержим, как Донателло своими механическими игрушками.
- А с чего ты взял, что вообще меня, такого блеклого и унылого в сравнении с тобой, может ждать какая-нибудь цыпа? - Леонардо точно не знал, отведут ли слова от подозрений в связи с футами, но в тот момент сказанное казалось довольно неплохой попыткой. Если брат будет увлечен игрой с лидером, то оставит слова про детку лишь как вариантом стеба. - Или ты думаешь, что я нацепил столько железа, чтобы произвести на нее впечатление? - кто б еще знал, что это по сути правда. - Караваны. Может быть и так. Или мне просто уже порядком надоела одна заноза в заднице, что стоит тут передо мной и строит из себя примата. И, надо сказать, отлично получается! - мечник пошел навстречу и буквально до нескольких сантиметров сократил расстояние между им и Микеладжело. И теперь можно было хорошенько рассмотреть все чувства, которые обуяли лидера. То раздражение, что отражалось на лице несколькими морщинками на лбу. Кареглазый мутант весь был пропитан темной энергетикой, оставалось только надавить в нужное место, чтобы дать ей выход. Последний и точный словесный удар, и Майки победит.

+2

9

Несмотря на полную самодовольства морду, в голове у Микеланджело все было проще и спокойнее. Он анализировал. Анализировал, на что его старший брат реагировал сильнее, а что не производило на него  впечатления. Одна из таких тем – внешность, так что мутант легкомысленно оставил последние слова Леонардо на эту тему без должного внимания. В конце концов, в своей неотразимости он был уверен, как ни в чем другом, а спорить с тем, кто все равно не оценит, не было смысла. Если еще Рафа можно было пронять намеками на его страхолюдский внешний вид, то Леонардо явно был из тех, кто со всем смирился. Ну, Майки думал так, поэтому легко оставил замечание про «модный» оттенок своей кожи без внимания – к чему опускаться до таких мелочей? Конечно, у него она самая красивая! Глубоко темная, синевато-зеленая, она, несомненно, выгодно выделяла его из ряда своих по-простецки зеленых братиков, конечно, Лео бесится… Майки только похихикал себе под нос от этих мыслей и снова уставился на лидера, который постепенно теряет свой важный и спокойный вид, дергается и язвит ему в ответ. Ну, просто прекрасное зрелище, ему действительно удается его задеть за живое! Какой поток экспрессии на тему лидерства! И даже ведь не сказать что в ответе брата не было ничего, что не задело самого Майка, а значит, все принимает еще более интересный оборот.

− В самом деле? Да Мона Лиза прекрасно перемешалась с поля боя на моем плече, пока кое-кто не допустил того, что Рене накинулся на меня. Разве не ты взял его на себя, а? Лео? Хорош лидер, ничего не скажешь, наш воин намба-один, лучший ученик! Махал там своими ниндзя-то без явного толка! Это из-за тебя моя рука разодрана, и я вынужден управляться одной! – последняя реплика, может и вовсе бесчестный прием, к тому же наглая раздутая ложь, но Микеланджело не мог не продемонстрировать брату свежую перевязь на своей руке и не обвинить в том, в чем очень может быть брат и так винил себя. Хотя, в том, что рука младшего глубоко располосана когтями Ящера, виноватым себя так же считал и Донателло, но, если вспомнить старую привычку Лео во всем винить себя… В общем, Майк легко пошел на эту вольность и попытался воззвать в мечнике к его старым рефлексам. Он ведь всегда брал на себя слишком много и потом травил себя упоенно, виня буквально в каждом неверном чихе. Самодовольный эгоист, который с треском провалил очередной экзамен на лидера. В глазах Микеланджело так точно. Обрехивается теперь, как малый ребенок. В детских мультах и то отвечали авторитетнее.

− Это очень хорошо, что не обиделся, Лео, я ведь хочу лишь помочь, - наглая ухмылка Майки буквально источает насмешку – никто из этих двоих мутантов не верит этим словам, да и как можно поверить, когда столько льстивого яда явственно растворено в этом голосе? Майк ждет реакции, Майк хочет реакции, Майк хочет действия, хочет увидеть, как вылетят «пробки» из предохранителя в голове Лео и тот поведет себя как несдержанный, не обязанный быть хорошим Рафаэль. Где-то там внутри этого стойкого, якобы спокойного и лучшего ученика Хамато Йоши должен теплиться обыкновенный подросток, равный им всем. И все неудачи Лео кроятся как раз в нем, в том, что он существует и это просто балаган, пытаться скрыть его под видом «лидера».
Ты самый обычный, Леонардо, так что хватит врать нам, иначе ты принесешь нам куда больше неудачи. Или соберись и верни себе свой прежний престиж и статус, чтобы никто не боялся, что ты опять облажаешься и всех утащишь ко дну.
− О, это очень просто, - с видимым удовольствием отвечает он на вопрос о «цыпе», − она ведь не видела меня, так что ты вполне мог произвести а нее впечатление, так сказать, сгодился для затравки, пока на сцену не выйдет главная звезда, - с веселыми искорками в глазах ответил он, с нависая над более низкорослым братом. Еще один способ подействовать брату на нервы, не говоря вслух ничего про его рост. Это ведь совершенно не важно, но, тем не менее, Лео придется приподнимать голову, чтобы посмотреть брату в лицо. Мелочь, а приятно.

И он еще поправляет его. Караваны! Майка сложно сбить с пути, ведь ему, по сути, все равно, куда вести эту беседу. В обсуждение девушек или всего этого старомодного японского снаряжение, что Леонардо нацепил на себя, будто действительно собрался на какое-то важное дело. Его глаза возбужденно блестели, ожидая момент триумфа - вот-вот у Лео сорвет «чеку» и он взорвется, Майк его ясно видел по напряженным чертам лица, по зло сужеными глазам, по пылкой речи. Давай же, братишка, будь мужчиной! Это твое самообладание сейчас определенно не делает тебе чести, показывает, напротив, безответной тряпкой ты стал, готовый терпеть все насмешки и обвинения, поджимая хвост. Даже Дон в конце концов показал, что не мямля. Майк всегда терпеть не мог таких персонажей, что позволяли себя унижать и пинать, которые вели себя как жертвы и сами же провоцировали своей безропотностью все эти действия в свою сторону. Лео сам напросился на этот шквал насмешек. И сам же должен реабилитировать себя, иначе навсегда скатится на самое дно. Майки, словно жадный пес, ждал, когда же рванет. Он чуял, что уже скоро, и, кажется, надо еще немного надавить, потому что Лео продолжал стоять, смирный и терпящий весь тот бред, что Майк наболтал, не скрывая злых намерений исключительно навредить. Вечно так. Гордая Лео птица, не пнешь, не полетит.

− В самом деле? – Майк качнулся на мыски, становясь еще на пару миллиметров выше. – Раз я тебя так достал, то давай. Покажи, что это барахло чего-то стоит, может, ты даже попадешь по мне раз, - он засмеялся, концы его маски мазнули Лео по щеке, - если совсем еще не потерял нюх!

+3

10

Этому бы взбалмошному мальчишке анализировать в другом совершенно месте - авось тогда и мог бы что-то действительно говорить о том, что такое лидерство и с чем его едят. На словах все было проще некуда, да что там, просто элементарно. Хоть бери и сам командуй. Ведь как раз, что самое печальное, самообладание начинает теряться в постепенно разрастающемся огоньке ярости. Страшной, пугающей для самого обладателя. Мысли, что занимают юношу, никогда прежде не всплывали в голове. Проснулись дикие желания стереть с лица собеседника эту улыбку, этот дерзкий блеск в голубых глазах. Неужели его заботит только по-измываться над ним? Никаких светлых чувств, только голое унижение и оскорбления? Видимо, не только Лео строил красивые стены. Да, он всегда был таким вот шутником, порой даже не знал меры, но чтобы постоянно капать на мозг? Это уже не кажется шуткой, а вполне себе серьезная претензия в адрес непутевого лидера, коим все в семье считают мечника. И ведь обвинил... обвинил в том, что Леонардо сам виноват в том, что пострадал Микеланджело? Можно было ожидать, что в этот момент старший вновь поникнет, ничего не ответит, закроется в собственном мирке под названием "боль и отчаяние", обвинит себя во всех грехах. Но нет, Майк уже конкретно достал обвинять во всем всех вокруг, кроме себя, выставляя себя чуть ли не идеалом ниндзя, при этом спасая свой отъеденный пиццей зад больше природными качествами, нежели действительно навыками воина ночи. Да что он вообще знает об этом? Да сколько бы не рос, был ребенком и есть, считая все время, что как-нибудь, но выкрутиться из ситуации, ведь рядом есть старшие братья, что в случае чего прикроют ему спину.
- Я тебе нянькой не нанимался, мелкий неблагодарный ублюдок, - уже не скрывая злости, явно задетый все сказанными фразами, прошипел Лео, подойдя на достаточно опасное для его дурного братишки расстояние. Хотя коли Майк надумает чуть подальше в случае чего отойти, то лидер за ним бы не последовал. - Мы изначально пошли по воле одурманенного Дона без плана, без сил, причем ворвались туда, как группа самоуверенных супергероев из твоих чертовых комиксов. Что-то я не заметил, чтобы кто-то подумал о всей глупости момента и смог бы стать "достойнейшем" лидером. В той ситуации надо по крайне мере радоваться, что вообще живыми ушли, я сделал в той ситуации все, на что был тогда способен. И знаешь что? - глаза, слегка прищуренные, чтобы сфокусироваться на объекте, стали казаться даже не столько карими, сколько такими вот... грязно-бардовыми, жаждущими расправы над обидчиком. - То, что мы еще стоим на своих двоих и дышим смрадным Нью-Йоркским воздухом уже довольно-таки неплохо. А ты мотался себе с Моной наперевес по всей лаборатории - конечно же я тебе не Халк, как и Раф, чтобы постоянно сдерживать такую махину. Пора бы уже мозгами работать в бою, а не когда придумаешь какую очередную. Гадскую. Шутку! - и ткнул пальцем в грудь Микеланджело, все это время смотря на лицо брата с остервенением. Думаете это истинное лицо старшего брата, примера для подражания? Это скорее вышла наружу накопленная за столько времени боль и негодование от того, что постоянно происходит в семье. Потресканная иллюзия не могла уже больше сдерживать атаки извне, отчаяние и злость так желали выйти наружу и ответить на все насмешки, что, в общем-то, и произошло. Майки все просчитал, Лео действительно сорвался, стянул с себя этот образ и встал в другом, будто бы и не было всей это робости, молчаливости и постоянной самокритики по каждому поводу. Леонардо, потрепанный от насмешек, нашел в себе силы встать в защиту, да и всякий раз контратаковать. А то что, этот хитрец будет получать от своих игрищ удовольствие? Обойдется.
"Хотя, честно говоря, мне плевать, заденут ли тебя мои слова или нет. Для меня сейчас ты будто бы чужое создание, совершенно не родное. Да и что-то сомнения у меня, были ли вообще мы когда родными".
Вот он, опасный звоночек в мыслях лидера, уже задающий направление тому ужасному пути, которое по сути может выбрать юноша. Караи говорила, что он загибается здесь, с ними он не пойдет дальше по своему пути становления действительно талантливым воином, а не тем, об кого постоянно подтирают грязные зеленые лапы. Возможно, она и впрямь в чем-то права и весь этот стыд за свои ошибки - лишь пустая трата времени? Трата сил на тех, кто этого все равно не ценит, да и никогда не ценил, только пользовался, когда это было удобно. И вот с ними Лео пятнадцать лет жил?
- М-м-м, а знаешь, главная звезда? - на этом моменте Леонардо кровожадно улыбнулся и, наверное, никогда не принимал такого выражения лица: жуткого и агрессивного. - Пора бы тебя с небес спустить, - рука, до этого явно указывающая на шутника, сжалась в кулак и вполне закономерно произошел замах, явно целясь ударить в лицо брата снизу вверх. Силы бы хватило выбить челюсть, если не проворный и продуманный в плане всяких гадостей собеседник.

+3


Вы здесь » TMNT: ShellShock » II игровой период » [С2] 1000 и 1 способ достать лидера