Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » II игровой период » [С2] 1000 и 1 способ достать лидера


[С2] 1000 и 1 способ достать лидера

Сообщений 11 страница 16 из 16

11

Willst du dich von etwas trennen
dann musst du es verbrennen
Willst du es nie wieder sehen
lass es schwimmen in Benzin

Наблюдать, как трескается на глазах самообладание Леонардо, стоило, пожалуй, всех приложенных усилий. Стоило этой слежки, стоило старательного подбора язвительных слов. Нет, в самом деле. Обычно честь вывести из себя Бесстрашного доставалась Рафаэлю, но, пожалуй, сегодня и Майк  смог подобраться к животрепещущему этого ледяного, всегда такого непробиваемого Лео. Только посмотрите теперь на него, ну просто не узнать паиньку папиного сыночка. Змеиные глаза, злой взгляд, желание сделать больно… это все яснее проступало наружу, читалось по движениям и голосу, рвущимся словам. Микеланджело нагло скалится в лицо брату, с видимым удовольствием следя за тем, как проступает гнев в обычно спокойных, расслабленных чертах его лица. Он, кажется, начинает понимать, почему Рафаэль весьма скептически относится к репутации Леонардо как самого спокойного и хладнокровного из черепах. Должно быть, потому что такую морду у Лео он наблюдал частенько. Майк же никогда прежде не старался вывести самого старшего брата из себя, ему вполне хватало легко хватающегося за оружие Рафа, чтобы как следует размяться и погоготать над чужой несдержанностью. Но сегодня Лео стал его мишенью, которую он, наконец, смог поразить. Поразить и посмотреть, что же из себя он нынче представляет.

Да, Лео, ты такой же, как все мы. Ты обычный. Только строишь из себя не пойми что.

Он только смеется, когда с уст Леонардо срываются ругательства в его адрес. Даже с каким-то восхищением – во дает.

Вот как ты заговорил? Что, уже можно? Когда Сплинтера нет рядом и никто не огреет тебя по макушке тростью?

− Надо же, никогда бы не подумал, что ты можешь произносить такие грязные слова! – Он снова хохотнул, чуть наклоняя голову в сторону, с любопытством рассматривая Лео, будто видел впервые. В действительности, вот таким ему действительно еще не производилось его наблюдать. Особенно, когда весь этот гнев и злость направленны в его сторону, а не, скажем, Рафа или Фута.

− Не боишься, что нас услышат и тебе придется мыть рот с мылом? – в темноте его глаза горят холодным огнем азарта и воодушевления. Первая кровь близится, он видит это по карим глазам Лео, сейчас злобно превратившимся в черные и сердитые. Столько ярости и все для Микеланджело одного! Аукцион невиданной щедрости.

− Сплошные оправдания, - выслушав поток ответных обвинений Лео, с удовольствием роняет он в ответ, - И, о, надо же! Хоть в чем-то мы оказались солидарны! И ты понятия не имеешь, о чем я в тот момент думал, Лео! Черт возьми, тебе с  самого начала нельзя было оставлять все на самотек, - с прорвавшимся раздражением прошипел он в ответ, отбрасывая с пластрона руку Лео. Все-таки, в их милом разговоре не только в сторону Леонардо летели обидные претензии, Майки так же был уязвим, ведь разговор – это обмен в обе стороны. Несмотря на свое воодушевление и азарт, некоторые слова Лео, сказанные в защиту, задели и самого Микеланджело, пока лишь заставив чуть сильнее нахмуриться и, может, издевательский изгиб губ стал более злым, выдавая это. Все-таки, тема их тогдашнего провала не та, о которой можно просто болтать. Это была болезненная тема для всех, ведь они потерпели просто сокрушительное поражение, причем, больше морально, чем физически. Все-таки, Мону они вытащили, но какой ценой и с каким послевкусием… Уже одно воспоминание об этом портило настроение, а Майк был твердо намерен повеселиться, так что он старательно отмахнулся и вернулся к доставанию Лео. Который, судя по всему, уже успешно спровоцировался, только чуть-чуть осталось додавить на любую из многочисленных лидерских «мозолей». В некотором роде, Микеланджело оказывает Леонардо услугу, давая такую щедрую возможность спустить пар. Он должен быть ему благодарен, разве нет?

lass es schwimmen in Benzin

И вот Лео начинает, наконец, нечто интригующее – бывалый в такого рода стычках Майк сразу ощущает перемену и злые намерения брата. Еще бы, ему так злобно ухмыльнулись, что невозможно не ухмыльнуться в ответ – похоже, Лео таки решил преобразоваться из тряпки в черепаху и показать, что еще что-то из себя представляет.
− В самом деле? – заинтересованно вопрошает он. Потехе время? Ну и на что же Лео способен?
Микеланджело не без дразнящего изящества уходит от удара в челюсть, плавно проворачиваясь на мыске. Такие прямые атаки с ним не пройдут, он собаку съел на доведении Рафаэля до белого каления одним лишь уворотом от его кулаков. Так что Лео придется постараться, чтобы осуществить свое намерение дать брату в морду.

- Ого! Это было близко, - белозубая улыбка нагло сверкнула в темноте, - Только, чтобы поймать «звезду» тебе придется как следует шевелиться, Ле~о! А то ты как беременный ленивец!  Где твоя уверенность?

В общем-то, идея драки с Леонардо была не самой разумной в его жизни. Когда Лео в полном порядке и здравии ему не то, чтобы сложно сладить с младшим братом, да и тот не то чтобы старался в таких случаях. Даже можно сказать, что он заранее как-то пассовал перед братом, признавая неизбежное поражение, ведь Лео хладнокровнее Рафа и его не вывести подобным образом из себя, чтобы он очертя голову ломился в атаку. Нет, Лео продумывал все, поэтому Майки обычно и оказывался на полу. Но сегодня, в этот час, Лео был совсем не таким, как обычно. И поэтому Майк предвкушал возможность оторваться по полной, посмотреть, каков же этот новый Лео в бою. Сможет ли он его так же раскрутить, как Рафа? Микеланджело был настроен очень серьезно и был на редкость собран и внимателен. 

Benzin

+1

12

Удар не прошел, но даже в состоянии гнева, Лео осознавал, что для его брата это было слишком уж просто. Совсем не в духе заковыристых техник, которые лидер с трепетом и любовью изучает и практикует - сейчас в основном на футах и чутка на братьях, но с последними приходилось сдерживать себя, так как последние несколько недель все больше выбивают почву из-под черепашьих ног. О да, как-то неинтересно бить в морду брату, когда он, к примеру, толком не может управлять одной из рук с отметиной их общего врага - Рене. Только Раф и остается, но не вечно же его дергать по таким вещам.
Только сейчас плевать было, сколь обидчик был ранен, да и, после нехитрых уловок, еще умудряется дальше дерзить, разжигая злой азарт в душе мечника. Злость, которая собиралась в черепашке, была не чистым потоком неконтролируемой агрессии, Леонардо все еще размышлял и думал о том, чтобы в итоге и собеседника привести к схожему результату, то бишь, довести. И, может, Майки и обладал опытом в таких мерзостных вещах, а вот его оппонент склонен анализировать и искать дыры в защите противника. Немудрено, что юноша заметил их, оттого злая улыбка стала, вдобавок, еще и дикой, будто хищный зверь готов выпустить свои когти на жертву.
Но что Микеланджело понимал в том, для чего Лео был весь из себя такой правильный? Что аж слышать брань с его уст казалось нечто необычным и никак не вяжущимся с образом, который создавался не один год. Еще и как-то пытается дать ответ с немалой долей упрека, хотя на лице черепашки не было и похожего на того чувства.
- Серьезно думаешь, что я чист и невинен, каким выгляжу? Вот так вот, - Лео сделал привычную хладнокровную мину, скрестил руки на груди и стал расхаживать вокруг брата, пристально разглядывая его, будто смотрит, не накосячил ли младший. - постоянно мелькаю перед вами, читаю нотации, ставлю на истинный путь? Мыло во рту? А ты походу из яселек не вырос, Майки, если действительно думаешь, что я упаду прям перед твоими ногами и стану отчаянно молить, чтобы за проступок не получить от отца, - на хладнокровном лице, но злыми глазами расцвела снисходительная улыбка. Леонардо не просто так перестал размахивать кулаками - нужно теперь заставить оппонента открыться и только тогда нанести свой удар. Да, юноша жаждал оставить на самодовольной мордашке парочку притесняющих его "красоту" синяков, но всему свое время. Пока мечник приглядывался, оценивал и, наконец, стал сам атаковать, желая сравнять счет, а после уйти в безумный отрыв. Так действуют расчетливые типы вроде зло настроенной рептилии в голубой маске. Это подло, использовать методы, которые вовсю применяешь на своих врагов, против брата. Но не кажется ли, что мальчишка доигрался и пришло время расплаты? Тут-то и выяснится, кто более в этом плане жесток: Лео или Раф.
- Не оставлять на самотек? Серьезно? А где твоя головушка, братишка? Неужели все извилины выпрямились и ушли задними путями, а? - лидер, будто испытывая почву, использовал довольно хитрый прием: он стоял где-то в полутора метрах от брата, сократил было расстояние до минимума и уже было вновь, весьма банально, желает залепить обидчику по морде, тот, предсказуемо, ходит от выпада, но тут же встречает вторую атаку и не кулаком, а раскрытой ладонью, чтобы зацепить чувствительный нерв шеи. Наверное, во многом благодаря инстинктам Леонардо не поймал Майка этим приемом, который обычно пользуется мастер, чтобы усмирить детей в ссоре. Но тут уже старший не остается безнаказанным и получает в ответ подсечку. Хочешь повалить и потом потешаться над неуклюжим братом? Вот в чем Лео и Майк были схожи, так это в своей проворности и хорошим рефлексам. Только разная комплекция и техника создавала провал между ними, делая с виду невероятно разными.
В целом, Леонардо не дает себя опозорить, но своим отскоком, вновь создает расстояние, что позволяет вернуться к словесным перепалкам. К тому же, тут было что сказать:
- А ты теряешь хватку, я хоть и знаю, что ты на тренировках особо не выкладываешься, сражаясь со мной, но что же ты медлишь? Ты же не за этим поливал меня своим отборным ядом, чтобы потом сжалиться над беременным ленивцем, - кипящая злоба вот-вот могла выползти наружу снова, каждое слово наполнялось жестокостью и явным желанием сделать больно. Пусть и морально, но сам Лео хорошо понимает, что так даже более подло. Использовать прием Майки и насладиться триумфом. - Покажи же, как ты хорош и независим, а то твои подлянки похожи на попытки намекнуть, какой ты весь бедный и несчастный, не можешь уже без брата и шагу ступить. Ах, ну да, тебе же нужна нянька, которая специально для тебя прокричит "Беги, идиотина", а то до этого будешь стоять как истукан.
"А я еще виню себя, что эти дураки пострадали! Все-то я бегать за ними должен, слюнки, черт подери, подтирать. А потом слышать, что нянечка не справляется и вообще ни на что не годна".
В мыслях черепахи как-то прошло то чувство отчаяния. Зря, конечно, Майки дергал лидера за ниточки, очень зря. Он своими действиями почти распутал клубочек другого Лео, и жаждал расправы за свое пробуждение. Сейчас, этот хитрый черт ждет, когда ходячая язва наконец покажет свои слабые места, а братец просто ударит по ним, особенно не думая за честность сего приема.
Микеланджело, возможно, пожалеет о том, что был чересчур любопытен на этот раз. Его попытки привести лидера в чувства приняли совсем иной оборот. Поймет ли? Кто знает.

Отредактировано Leonardo (2015-06-07 04:35:10)

0

13

Итак, он уходит от первого удара и с раздражающей плавностью разворачивается на мысках, вновь оказываясь перед медленно сатанеющим старшим братом лицом к лицу. Концы оранжевой  ленты плавно опускаются на ребро карапакса, пронзительные голубые глаза нахально смотрят из под ровных разрезов маски. Он почти в восторге от начавшейся драки и теперь ухмыляется на редкость неприятно, словно это и не он вовсе, а Рафаэль разгуливает в его шкуре и подначивает Бесстрашного. Но нет, это Микеланжело согласно кивает, вслушиваясь к словам брата, которыми тот вроде как рисует собственный портрет в глазах братьев. Возможно, он ждет, что его оспорят? А ведь это он может.

− Ох, Лео, конечно! Перестань рушить мои идеалы,  а то я расплачусь, - глумливо кривит он губы, наблюдая, как Леонардо вышагивает, скрестив руки на груди и сделав свое «обычное» выражение лица. Не то, чтобы он считал Лео таким уж выхолощенным снобом, каким тот сейчас себя выставлял, но определенно доля правды в этой пантомиме была.
− Не говори, что вся твоя жизнь была притворством, я не переживу такого удара, - он даже на пару секунд прижал трехпалую ладонь к пластрону, − В наших сердцах ты навсегда останешься чистым и невинным, братишка! Я даже прощу тебе те слова, что с горяча ты бросил мне…И тебе не придется бухаться на колени перед Сплинтером, - совсем уж нагло закончил он, игнорируя  последующие намеки на его якобы безынициативность и тугодумность в той битве с Лизардом. Если Лео думал, что Майк вот так просто отвлечется от того, что ему чуть не прилетело в челюсть, то он зря старается. Майк по прежнему в тонусе и по-прежнему ждет следующей атаки, справедливо полагая, что Лео тоже все прекрасно помнит и ждет только, когда его младший братик, обычно страдающий проблемами с концентрацией внимания, даст слабину. Хитрожопый ублюдок. В какой-то момент их чертовски милой беседы у Микеланджело на лице расплылась совершенно шальная улыбка и теперь держится там, как приклеенная. Ее видно из темноты, как и яркий, нездоровый блеск глаз и спесивая агрессивность в каждом движении и изгибе губ. О да, Майк в открытую наслаждался происходящим и чувствовал себя просто героем дня. Еще бы, он довел Леонардо до  того, чтобы тот опустился до таких низменных способов выяснения отношений – до драки! Да еще с такими незамысловатыми и примитивными движениями, будто не он часами напролет повторял ката, выверяя их правильность до миллиметра, пока братья отдыхали и приятно проводили время за своими хобби. А теперь вот так просто, презрев старую науку, попытался сделать апперкот, курам на смех, что он хочет таким образом добиться? Того, что младший брат потеряет бдительность? Слишком самонадеянно, Майк слишком возбужден и воодушевлен перспективой залепить вечно идеальному, правильному Лидеру обидную оплеуху или даже безобидный  щелчок по носу. А что? Рафаэль с этого вспыхивал, как порох, а если еще в процессе тот спотыкался о заботливо подставленную ногу Микеланджелло так вообще, можно было бы прикуривать от него… Адреналин будоражит, делает Микеланджело крайне чутким и быстрым, каждая мышца готова к действию и прямо таки жаждет его. Изрядно потрепанная в недавней битве с Лизардом рука не доставляет никаких проблем, даже зудит, словно напрашивается, чтобы Микеланджело презрел все доводы рассудка и как следует вдарил ею по не менее наглой физиономии старшего брата. Впрочем, он ее бережет, конечно. Совсем не круто, когда швы расходятся, знаете ли.

И нет, Майк вовсе не отвлекся! Когда Лео внезапно делает рывок к нему, эдакий широкий быстрый шаг, резко сокращая дистанцию и выбрасывая кулак в опять же, таком элементарном атакующем движении, то младший предсказуемо легко уходит с линии удара. И хитрому Лео не удается после поймать его следующей атакой, а все почему? Потому что Майк ждал, он знал, что за подобным выпадом должно идти нечто посущественнее. Он пружинисто отходит назад, не переставая скалиться, как распоследняя гиена, и резко ударяя по ладони Лео. И, вы только послушайте Лео и сами поймете, от чего Майку так весело.

− Я знал, что ты оценишь, - почти пропел он в ответ на «беременного ленивца» из уст «великолепного Леонардо», выпрямляясь в полный рост и выпячивая пластрон, − И к слову, не вижу, с чего это я теряю хватку, когда это ты не можешь меня поймать и машешь кулаками, словно деревенский простофиля! Медлишь ведь здесь именно ты, - с удовольствием произносит он, азартно разминая мышцы плеч и шею. Лео его, не иначе, как спутал с Рафом, который всегда прет по прямой, словно танк, полагаясь на силу. Уж его-то точно долго упрашивать не приходится.  Майк же играл совсем по другим правилам, и зазря лезть на рожон не собирался, Лео мог легко поймать его на технике, и никакая природная пластика и отменные рефлексы не помогут против чистого умения. Нет уж, он попытается и дальше провоцировать Лео на потерю всякого соображения. Чтобы вел себя неразумно и опрометчиво. Выйдет ли? Интересно, а он может стать берсеркером? Может это и не лучшая идея, но очень соблазнительная в свете происходящего. И нет, Лео его точно не спровоцирует, ведь это он, Микеланджело, сейчас провокатор главный,  он не позволит так просто поменяться ролями.

− А разве не полного подчинения своим приказам ты всегда от нас требуешь? А, Бесстрашный? – Он весь напряжен и сияющие холодным азартом глаза мгновенно улавливают, когда Леонардо вновь приходит в движение. Быстрая, типичная для Лео атака заставляет Микеланджело вновь отпрянуть в сторону, перехватывая его руку своей. И не успевая полноценно сомкнуть пальцы на чужой конечности, он сжимает лишь воздух – Леонардо в состоянии быть таким же быстрым, как Майк, если сильно напряжется. И они уходят в полноценный спарринг, незамысловатый, как разминка перед тренировкой, без оружия, вот только с явным намерением ,по меньшей мере, расквасить друг другу носы, и Майку удается достаточно долго выходит сухим из воды, дразняще танцуя вокруг Лео.  По крыше стелятся глухие шорохи – это мутанты увлеченно двигаются по ней, сосредоточенные и яростные. Майк скалится и хихикает, подгадывая момент, когда же ему удастся обидно шлепнуть Лео по гладкому затылку и, кажется, он совсем забыл о том, что одна из рук у него травмирована. Когда Лео делает очередной красивый, несомненно, долгое время тренируемый выпад, он по привычке отпрыгивает назад, тоже красиво (а как же, надо же покрасоваться перед менее ловким братом) намереваясь сделать сальто и изящно приземлиться на другом уровне крыши, как частенько делал это прежде. Но, на этот раз все пошло не так: уже когда он выпрямлял руки, готовясь встретиться  ладонями с землей, он вдруг вспомнил, что ему так делать нельзя. И конечно, на полпути уже никуда не деться – черепашка успевает только расслабить руку в локте, чтобы ни за что не сделать ее опорной для своего тяжелого тела. Конечность подгибается, он кое-как группируется, чтобы не сломать шею, и тяжко приземляется на одно плечо, кувыркается. Со стоном кое-как приподнимается, вставая на колени и оборачивается к спрыгнувшему следом Леонардо.

Отредактировано Michelangelo (2015-06-14 01:45:00)

+1

14

Драка была на начальном этапе какая-то глупая. Ее вообще таковой трудно было назвать хотя бы потому, что один все еще сдерживал свою ярость, чтобы не дай бог открыться брату, который только и ждет такого момента полного и бесконтрольного безумства лидера. Но тогда Лео не удовлетворит своего желания. Он видел Рафа в гневе и знал, что это только сделает его слабее, более уязвимым для атак младшего, так весело танцующего перед его носом. И ведь не капельки не злится, засранец. Ну конечно, такого мастака бесить окружающих будет не так просто вывести из себя. Это было, конечно, понятно, но Леонардо не терял надежды и идей, иначе он будет в неимоверно позорной ситуации.
- Я уже смотрю, тебе нужен тазик для горьких слезинок, - зло бросил лидер в ответ на откровенное ехидство брата. И тот, видимо, не понимает, что сказанное Леонардо было действительно той истинной, которую никто, кроме него, не знал. Все ведь привыкли к идеальному брату, учащий их жизни. Видимо, все зашло настолько далеко, что никто не может подумать о другом Лео, сильно отличающегося от этого идеально начищенного образа, оказавшегося слишком хрупким под реалиями внешнего мира.
И когда от того брата, которого они все знали, исчезнет все, примут ли то, что оказалось за красивой ширмой?
- Какое снисхождение, - старший цокнул языком, - ради меня, торжественно разделившего с Доном первое место лошары месяца, невероятно! Я определенно запомню твою щедрость, а то больно коленки пачкать не хочется.
Как бы мечник не пытался задеть Майки, слова брата как раз хорошо сочетались с тем, что думал сам Леонардо о себе. Это сильно давило на сознание, по сути, он принял именно эту точку зрения и не пытался более оправдываться. Налажал, подвел, не справился, и теперь заслуживает то, что слышит. Тогда почему он злится, а не раскаивается?
Все дело в вере. В свое время, авторитет Лео было куда выше нынешнего, ему можно было доверить лидерство, младших братьев. Сейчас сие под очень большим сомнением: последнее время даже не было совместных вылазок, каждый был сам по себе, прихватывая, может, одного-двух в компанию. Но чтобы действительно братья были вместе, сражались друг за друга - только последняя схватка с Рене, и то они справились с задачей едва дотягивая до троечки из пяти баллов. Мону-то спасли, но какой ценой. Даже этот выпендрежник словил от Лизарда по руке, а чего говорить об остальных. К слову, сейчас Майк на удивление держит ситуацию под своим контролем, продолжая уходить от достаточно банальных атак. Возможно, даже понимает, что мечник делает неспроста, выставляя себя каким-то растяпой, использующего примитивные выпады, о которых младший, разумеется, знает. И знает, что Лео, в принципе, способен на большее, если захочет. Со стороны кажется, что мутант чего-то ждет, продолжая этот нелепый спарринг, а его нахмуренное лицо и резкие фразы все еще показывают его злость и желание наподдать обидчику. А тот был доволен, как наевшийся до отвала котище... такое рыжее, наглое и постоянно учиняющее беспорядок в доме. И возвращаясь к вере, Микеланджело довел старшего до жаркого выяснения отношений, потому что в глазах младшего Леонардо не был более авторитетом и тем, на кого можно положиться. Да, он часто любит над братьями зло шутить, но тут уже явно видна откровенная насмешка и полное отсутствие всякой веры в то, что Лео смог бы выбраться из тянущего его вниз болота.
А осознает ли Майки вообще, что своими действиями ничего хорошего не сделал?
- Смотрю, у тебя с наблюдательностью явная проблема, - лидер широко улыбнулся, что даже швы, наложенные на нижнюю губу, стали чуть трещать, а из еще не зажившей раны пошла кровь. Но, кажется, мутанта это не волновало - он только пальцем стер тянущуюся до подбородка красную дорожку. На следующие слова брата Леонардо не ответил, так как в этот момент вновь предпринял попытку атаковать брата, но снова неудачно, да еще и мог попасть под раздачу. Но у Лео была реакция не хуже, чем у младшего, поэтому избежал контратаки и продолжил нападать весьма предсказуемо для самовлюбленного Микеланджело, что тот от радости едва не танцевал перед носом старшего, а тот то бывало морщился, то криво улыбался, причем последнее выглядело весьма мерзко с разорванной-то губой, которая пусть и держалась на швах, но небольшая щелочка, открывающая часть челюсти, не прибавляла красоты лидеру. Тот напоминал зверя, сосредоточенного на своем противнике. Он выжидал, знал, что младший мастак ошибаться на банальностях, вел его к концу крыши. И да, Майки делает прыжок, чтобы оказаться на другом уровне крыши и, по видимому, забывает о своей раненной руке, что ведет не к самому удачному приземлению. Леонардо времени не теряет и тут же, без проблем, спрыгивает следом. И, не давая среагировать, настигает брата и наконец-то впечатывает свой кулак в правую щеку, достаточно вложив в удар силу, чтобы потянуло в противоположенную сторону, едва вновь не теряя окончательно равновесие.
- Что я и говорил: заигрался в провокатора, совсем забыл про руку, - язвительный смешок сорвался с уст Лео, смотря с некоторым омерзением на младшего. - Смотрю, без моих приказов последнее время вы настолько замечательно справлялись, что теперь едва ли не калеками по миру бегаете. Удобно устроились, обвинив во всем меня, при этом желая быть самостоятельным индивидами. Мне никогда не нужно было исполнение "приказов", если бы хоть немного своей головой думали. Посмотри, до чего мы дошли, до чего опустились, кем стали? - Леонардо всплеснул руками, а слова, вместе со злостью, стали нести в себе глубокую боль от той раны, которую нанес ему брат глубоко в душе. - Чего ты хотел добиться?! Чтобы я, сломя голову, начал крушить все подряд? Ты хоть осознаешь, чем занимаешься?! Ну смотри, вот тебе Леонардо без прикрас и высоки слов о чести, он опустился до того, чтобы ударить брата, которого всегда обещал защищать. Этого ты хотел?! Пожалуйста, подавитесь, месье! Или еще чего желаете? Ну давай, не медли, вставай, покажи из себя героя и гения провоцировать окружающих! И я с удовольствием встряхну тебе голову еще раз!
Еще один поток эмоций, на этот раз более сильный, вырвался на свободу. На лице Лео было отчетливо видно, как он морально ранен и как готов заглушить эту боль, выплескивая темные эмоции на свет. Карие глаза блестели от ненависти, но лидер до сих пор осознавал происходящее и еще не походил на безумца, хотя вполне мог им стать. Скорее он был похож на отчаявшегося, уставшего от столь идентичного о себе мнения внутри и от окружающих. Только вместо того, чтобы оказать помощь, над ним натурально издеваются. Ладно, пусть так. Но тогда готовьтесь получить за свои действия.

+4

15

Голова Микеланджело тяжело мотнулась от сильного, явно с душой совершенного удара. Во рту мгновенно расплылся солоноватый привкус крови, а в глазах после яркой вспышки как-то даже немного потемнело, несмотря на и без того скудное ночное освещение крыш. Почти ослепнув на минуту, Майк молча слушал ехидный, исполненный несвойственного ему яда голос старшего брата и не узнавал его. Сплюнув кровь, он оттолкнулся от шершавой поверхности крыши и неловко шлепнулся на задницу, поднимая окровавленную физиономию вверх, заглядывая в блекло-коричневое ночное небо – вечно гудящий город не спал и, как обычно, сиял равномерным светом тысячами фонарей, вывесок и окон. Звезд в Нью-Йорке, ясное дело, видно не было, но Майк и не их искал. Гораздо больше его волновал нервный, подрагивающий голос его старшего брата, наконец-то сорвавшего с себя маски сдержанности и покорности. Выплескивающий то, что вероятно, и сидело внутри него все это время, отравляя и превращая в еще большего тюфяка, чем это было позволительно. И то, что теперь слышал и видел Микеланджело, не могло оставить его в прежнем настроении, даже не смотря на то, что, в общем-то, сидел сейчас и глотал кровь, сочащуюся из носа и прокушенной щеки благодаря тому, что еще минуту назад специально подбивал Лео на нечто подобное самыми гнусными способами и вроде как должен кипеть от возмущения. Напротив, за эту минуту он как-то растерял свое агрессивно-спесивое настроение, видимо, у душевно выполненного удара есть просто чудодейственное свойство менять точку зрения оппонента. Прямо таки очищающий эффект от полчищ злобных тараканов, что прежде оккупировали мозги черепашки, вынуждая терзать брата.

А может, все дело просто в том, что все именно так, как говорил Лео? Утирая кровь, Майк внимательно смотрел в искаженное злобой и болью лицо брата и даже в какой-то момент ощутил укол совести, ведь тот был  прав. Микеланджело именно этого и добивался. Чтобы Лео кричал и рычал, топал ногами и всякое такое, ну, понимаете, выплескивал свой гнев и разочарование в самом себе и других. Выразил свои чувства вместо того, чтобы гноить себя изнутри и становиться все более бесполезным и убогим. Разве не должен теперь младший радоваться, что добился своего? Теперь он видит неприкрытое масками лицо лидера и думает, почему из всех способов достучатся до него, выбрал самый мерзкий? Ну, должно быть, потому что это казалось еще и самым веселым. Определенно. Но теперь, получив по морде и услышав такие странные, пронзительные нотки в голосе брата, вдруг устыдился себя, а заодно и брата за то, что действительно, а чем они стали? Не самое приятное открытие на ночь глядя.

− Хех, если тебе действительно станет от этого легче, - с неловким смешком, Микеланджело начинает подниматься на ноги, упираясь ладонями в колени и роняя пару крохотных капель крови на рубероид. Несмотря на охватившее его сожаление, он вовсе не торопится предложить брату свои извинения и теплые объятия. Нет, и в весельчаке имеется гордость, так что его раздражающая ухмылка разве что немного поблекла да глаза не смотрят теперь столь дерзко и агрессивно.  Запал доводить брата до ручки пропал, да и, в принципе, уже время пожинать плоды своей беспечности.

− Можешь ударить меня еще раз, - легкомысленно продолжил он и звучно шмыгнул носом, улыбаясь так, словно его нисколько не беспокоит то, что ему только что неслабо так задвинули по морде. В конце концов, хорошо играть может не только Леонардо. Раскаяния в голосе тоже не прибавилось, разве что лукавое предложение продолжить борьбу, если действительно так охота. Принимая оборонительную позицию и игнорируя муторно заболевшую руку (а ты чего хотел, лоботрясина, приземляясь на нее?), он думал, как же ему теперь утихомирить Лео с наименьшими потерями, или, может, стоило вынудить его продолжить? Колючки и занозы надо вытаскивать из ран, чтобы они зажили, разве не так? С обидами лучше делать тоже самое.

− А знаешь, я рад, - после короткой паузы продолжил он, не сводя взгляда с разъярённого Лео, - рад видеть, что внутри ты живой и дышишь эмоциями, - чуть изменившимся голос проговорил он, плавно шагнул назад, когда начал приближаться: −Разве тебе не здорово побыть собой хотя бы немного? Почувствовать, кем действительно мы стали? Ну же, Лео, вдохни полной грудью и ты поймешь, что так гораздо лучше, чем загонять себя в угол и превращаться в «лошару месяца»! - С некоей даже мольбой под конец произнес он, - ..все твои проблемы от того, что ты просто не желаешь с нами разговаривать.

+4

16

Выплеснув все то, что копилось столько времени в душе лидера, он от этого почувствовал себя только хуже. Окончательно ломаясь, становилось мерзко от самого себя. Сколько бы он не пытался и не старался для родных - все оборачивалось строго наоборот. Стиснув зубы, он спокойно и молчаливо наблюдает за тем, как медленно поднимается Майки. Уже на его лице не было того безудержного азарта, коим он пытался так ловко довести старшего брата. Но ведь у тебя получилось. Чего же не торжествуешь? Не пляшешь вокруг да около, свесив язык? Стыдно стало, да? Да ты только лишнее подтверждение эгоизма в нашей семье, а так же непробиваемой тупости. Мы больше друг друга не поддерживаем, не сочувствуем. Предпочитаем родным братьям кого-то из новых знакомых. Скажете, дело в ревности? Если бы только в ней, все было бы гораздо проще. Но тебя постоянно высмеивают, унижают, не слушают, ни во что не ставят. Даже попытка помочь окрашена в ярко-зеленый цвет. В тебя влили столько яда в надежде излечить, но совершенно не понимают, что убивают, разрушают то, что было сделано для них. А истинное лицо Леонардо было полно негодования, злости, обиды.
- Легче? Мне было бы легче, если бы я чувствовал себя членом нашей семьи, - прищурив взгляд, Лео срывает с себя голубую повязку, полностью открывая лицо мутанта. Микеланджело мог почувствовать, что затронул тонкую струну настоящего брата, без мишуры и конфетти, разбросанного тут и там при появлении лидера. Можно сказать, что перед младшим был его настоящий брат - такой же простой в своих желаниях, так же имеющий право злиться, обижаться, грустить. Хотелось бы, чтобы он показал и положительные стороны, но, увы, ситуация была совершенно к этому не располагающая. - Что все, что я для вас делал - было не зря. Я такой же, как и вы - это правда. И мне тоже нужны всякого рода банальности, делающие день краше. Чем я заслужил то, что теперь меня родные братья окунают с головой в дерьмо? - сейчас криков не было - разгоревшаяся злость теперь держалась под контролем и оттого была только опаснее. Но ни драться, ни ругаться дальше и уж тем более не плакаться младшему Леонардо не собирался. Он не видел в нем более своего брата, которого, как и всех, впрочем, любил. Да только теперь чувство это не вызывало трепета. Напротив, любовь к родным приносила боль, жгучую агонию, после которой остался огромный шрам в душе. И все, что Лео в данный момент хочет - обратить ее в ненависть. Но сейчас эта мысль вызвала резонанс, мутант переменился в лице, опускает голову, прикрывая глаза.
- Я всегда был... живым, - усмехнулся мечник, не поднимая взгляда, но покачивая в упрек головой. - И к тому же - плохим актером. Но вас устраивали мои потуги стать во главе братии и рулить ею. Если бы вы действительно верили в эту сказку - не разбежались, когда потребность держаться вместе стала не более, чем словом. Привычкой, когда как душа жаждет приключений, любви, геройства, новых знакомств. Но когда это делается так, словно родные люди ничего не стоят и ими можно только пользоваться - я задаю себе только один вопрос, - именно в этот момент карие глаза мутанта широко распахнуты и устремлены на Майка, - Кто мы друг другу?
Леонардо крепко сжимает в кулаке несчастную повязку, будто действительно еще как-то пытается зацепиться за то, что уже уничтожено, отчего остались только песчинки, осколки чего-то некогда цельного и для кого-то нужного. Но теперь символ чистого неба, обозначающий благородство и гордость его обладателя, смят и порядком испачкался в мозолистых руках их обладателя. Именно так сейчас и чувствовал себя Лео. И уже вовсе не желая хоть секунду оставаться здесь и говорить о том, что его уже долгое время беспокоит. И так было сказано слишком много ненужных слов, за которые потом мечник будет себя корить. Просто потому, что у него нет надежды на понимание со стороны семьи. Можно было просто уйти еще тогда, когда ярость не стало такой ярко-выраженной. Но рана, из которой сочился гной, продолжала болеть и приносить страдания. Пусть и не было расчета на отдачу, но стало немного легче держать себя в руках. Хотя бы сейчас.
И потому лидер делает несколько шагов к краю крыши. Здесь, наверху, бушующий ветер трепал концы ленты маски Леонардо, хотя привычно было видеть ее на лице, выражая величие его обладателя. Но красивых слов и поз более нет и можно было смело сказать "добро пожаловать в реальность" самому себе. Только переход дался невероятно тяжело. Теперь Лео поворачивает голову в ту сторону, куда хотел изначально идти. То, что Караи, должно быть, размышляет о его опоздании, как о какой-то пакости, не волновало мечника. Он знал, что она дождется. Ведь это так же в ее интересах, разве нет? Просто интерес и просто симпатия не возникают просто так.
- Все мои проблемы, что меня никто не хочет выслушать, - и уже спустя несколько мгновений, от старшего, что стоял недавно неподалеку от Майки, осталось только эхо в ушах от последний сказанных им же слов. Полный горечи тон мутанта резал по душе не хуже его собственных ниндзя-то. И будь воля Лео - он окунулся с головой в омут слез, чтобы вымыть свои раны, дать им затянуться. Однако... Леонардо хочет запомнить это чувство, а взгляд наполнить желанием принести эту боль другим...

...тем, кто ранил в самое сердце и заставил жить.

+2


Вы здесь » TMNT: ShellShock » II игровой период » [С2] 1000 и 1 способ достать лидера