Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Все начинается в Нью-Йорке.


[С1] Все начинается в Нью-Йорке.

Сообщений 11 страница 20 из 51

11

Особых сложностей с промывкой разнесчастного резервуара не оказалось, да и Донателло, кажется, быстро успокаивался. По крайней мере, градус нагревания панциря явно пошел на убыль. Вообще, даже удивительно, что из них четверых нервы сдали именно у Донателло, хотя, больная же мозоль. Хехе. Можно понять. Правда, Микеланджело затруднялся припомнить обстоятельства, когда он эту шутку провернул, но сомневаться не приходилось, кто автор. Да  помнилось что-то. Но что, неясно.
Рафаэль, тихонько себе присутствующий на кухне и мирно грызущий хлебец, конечно же, тут же подсуетился и принялся  ненавязчиво подкладывать лишнюю работенку, стоило ему вообще взяться за мочалку.  Микеланджело и  виду не подал, разве что скосил глаза на брата в самом начале – когда только его зеленая лапа деловито опустила в раковину первую блестящую жиром тарелку. Тогда еще он был весь в процессе представления, как ему жаль, что вышла такая вот беда с кофеваркой, а значит, отвлекаться было нельзя. Да и не имел ничего против,  в конце концов, ему нравилось мыть посуду, правда, скорее, на подсознательном уровне, а то ж какой подросток признает, что ему нравится возиться в мыльной воде с кучей грязной, более того, жирной, посуды? А вода была теплой, пенистой, классной. Главное, что претензий по поводу завтрака Рафаэль  не озвучивал. А Микеланджело это очень ценил. Он ведь переживал. Глубоко в душе переживал, что подвел ребят и сенсея… Очень глубоко. Так глубоко, что серьезно размышлял над тем, стоит ли извиниться, пока самозабвенно намыливал большущее блюдо.
А вот с плитой Раф не очень смешно сказал. Совсем не смешно. Неприязненно оглядев брата Микеланджело уже готов был огрызнуться на предмет, кто ее там особенно пачкает, тот пусть и намывает, но слова Донателло подошли как нельзя лучше.

- Вот-вот, Раф. Послушай умную черепашку. Уверен, плита достойна только лучшего обращения. Мне дать тебе чистящий порошок или ты так? – Не без ехидства, как же, и не без улыбочки. Кто знает, что ответил бы его братец, но тут на кухню пришел сенсей, а позже и Лео, и Микеланджело в то же мгновение вновь сгорбился над раковиной, намыливая очередную тарелку, весь поглощенный делом. Вопрос сенсея порадовал, Микеланджело, всегда  чувствовавший нечто вроде поддержки, расцвел. Конечно, с дисциплиной у него проблемы, но его дурачества учителя явно в какой-то мере развлекали. А потому Микеланджело с чуть виноватым видом обернулся:

- О, думаю, это произошло ночью, сенсей. Вы не слышали? – с надеждой спросил он. Теперь, когда вся семья в сборе, самое время тоже сесть за стол и присоединиться к более чем скромной трапезе и назревающей беседе. Вытирая руки полотенцем, он извинился перед всеми, кротко склонив голову и в очередной раз пообещав, что такое больше не повториться. Ага, как же. Раньше Рафаэль научится держать себя под контролем двадцать четыре часа в сутки. Или Дон перестанет пить кофе.

- Можешь варить себе кофе, Дон, я помыл эту штуку, - он поставил «штуку» перед собой на стол и насторожился, заметив, наконец, настроение всех остальных братьев. И вот началось. Леонардо предпринял  атаку на решимость учителя держать их при себе в канализации, остальные тоже подтянули снаряды-аргументы, и только  Микеланджело смотрел по сторонам – на выжидающе-напряженных братьев и на делано-отстраненного сенсея. Все подошло к тому, что трое из них уже  сделали свои выпады, и негласная очередь подошла  к нему. Он же никогда толком не продумывал свою личную аргументацию, а то, что уже прозвучало, казалось ему вполне исчерпывающим. Но следовало что-то добавить, явно. Нетерпение на лицах братьев проступало с разной степенью яркостью, но в осязании подобного велика вероятность игры воображения. Может, вовсе не были они так напряжены. И сам он не заметил, как сжались его пальцы, а в голове мучительно побежала мысль. Ночь, сказали, тени сказали, что готовы, сказали, что будет прятаться от людей, тоже..аааа.
- И мы обучены  командной работе, учитель, - наконец, выдавил из себя Микеланджело. Он и не думал, что будет так переживать на этом разговоре. Будто начавшемся без него. Он правда считал, что готов. - Вы же готовили нас  к этому, - по наитию добавил он, скребнув по столу ногтем.

Отредактировано Michelangelo (2013-04-21 14:21:05)

+3

12

Было трудно сдержать улыбку при взгляде на шкодливое лицо Микеланджело — казалось, каждая его веснушка искрилась задорным весельем. Лицо Сплинтера не изменилось, а голос оставался все таким же спокойным, однако взгляд мастера все же потеплел. Он не мог долго сердиться на своих сыновей, хотя очень старался быть с ними построже. Хотя бы потому, что им всем требовалась твердая отцовская рука. В противном случае, их поведение становилось... чересчур легкомысленным.
Нет, Микеланджело, не слышал. Хорошая работа, — ответил он и перевел взгляд на пустой стол. Седые брови с напускной суровостью сошлись на переносице. — Но она была бы в разы лучше, если бы ты так же бесшумно приготовил нам всем завтрак, — ну, разумеется, какая же ложка меда без здоровенной бочки дегтя? Сплинтер опустил голову обратно к своему салату, пряча усмешку в густых белых усах. За столом вновь воцарилось молчание, прерываемое лишь шумом разогревающегося чайника да громким гудением холодильника. Мастер с непроницаемым лицом поглощал свой завтрак, стойчески снося пристальные взгляды сыновей. Как бы ни старались черепашки и их отец вести себя как ни в чем не бывало, атмосфера стремительно нагнеталась. Повисшее в воздухе напряжение, кажется, можно было потрогать рукой... Но Сплинтер не спешил отвлекаться от еды, дожидаясь, когда его дети решатся заговорить сами.
Учитель, — веки Сплинтера слегка дрогнули, и он молча поднял взгляд на старшего сына. Лео заметно нервничал... как и его братья. — Нам уже по пятнадцать, и мы уже достаточно опытны и сильны. Не пора ли нам выйти на поверхность? — вот оно. Наконец-то, этот вопрос был озвучен. Словно бы в поддержку брату, подал голос Рафаэль. Мастер перевел свой взор на черепашку в красной повязке, внимательно слушая.
Мы могли бы выйти ночью, чтобы никого не напугать.
Тем более, что мы будем вести себя предельно осторожно, — взгляд старика переметнулся на Донателло. — И не станем выходить из тени, как вы нас учили. Верно?
И мы обучены  командной работе, учитель, — помявшись, закончил Микеланджело. — Вы же готовили нас  к этому...
За столом вновь повисло неловкое молчание. Чайник на плите заходился свистом, исторгая густой пар. Сплинтер отложил палочки в сторонку и, поднявшись, не спеша прошел к плите, оставив детей у себя за спиной. Он явно не торопился, наливая себе чай; ждать его ответа становилось все сложнее и невыносимее. Но вот наконец мутант обернулся обратно к сыновьям, держа пышущую жаром чашку в ладонях и в глубокой задумчивости глядя в ее содержимое.
Верно, — молвил он немного рассеянно. — Вам уже по пятнадцать. Долгие годы упорных тренировок не прошли даром, — Сплинтер все также неспешно вернулся к столу и опустился на прежнее место, продолжая размышлять вслух. — Вы сильны. Талантливы. Хорошо обучены. И что самое главное — прекрасно осознаете весь тот риск, что связан с предстоящим выходом на поверхность. Я думаю, вы уже готовы подняться наверх, — крыс замолк, прикрыв глаза и с наслаждением отпивая ароматного чаю. Он мог представить, сколько радости и восторга вызовут его слова — и намеренно позволил сыновьям насладиться их мгновением триумфа. Но разговор еще не был окончен. Опустив чашку, мастер вновь подал голос, привлекая внимание сыновей.
Однако, — он все также не поднимал взгляда на притихших черепашек, — прежде, чем вы покинете убежище, я хотел бы кое в чем убедиться. Микеланджело очень верно подметил: вы обучены командной работе. Но одно дело — тренироваться бок о бок, и совсем другое — сражаться спина к спине с настоящим врагом. Сегодня вы продемонстрируете мне, как хорошо вы усвоили ваши уроки, — с этими словами Сплинтер отставил в сторону недопитый чай и, поднявшись со стула, направился прочь с кухни. Он направлялся в доджо... и явно хотел, чтобы его дети последовали за ним. Пройдя в хорошо знакомый им всем зал, старик встал точно по его центру, дожидаясь, пока черепашки займут позиции вокруг него. Убедившись, что все на месте и готовы к тренировке, Сплинтер выставил вперед свою трость, так, чтобы все хорошо ее видели.
Постарайтесь выбить ее из моих рук, — будничным тоном пояснил он. — Но не как обычно — действуя поочередно и полагаясь исключительно на свои собственные силы. Мне нужна четкая, организованная командная работа. Покажите мне ее, — и мастер едва заметно кивнул, показывая, что готов подождать, пока они посовещаются друг с другом и обсудят стратегию нападения.

Отредактировано Мастер Игры (2013-04-21 15:10:02)

+3

13

Когда учитель, наконец, заговорил, Леонардо смог расслабить напряженные плечи. Согласие мастера позволило ему свободно вздохнуть, и все проблемы, казалось бы, были решены. По крайней мере, если уж Сплинтер сказал, что они действительно готовы и дал согласие на вылазку, то все его, Лео, опасения и предвидения чего-то плохого - напрасны и являлись просто микробами, выросшими в несколько раз из-за банального страха. Как еще рассуждать пятнадцатилетнему черепашке-ниндзя, никогда не посещавшему поверхность?
Но ничего не могло быть просто так, и хотя бы одно условие отца в его речи должно было проскользнуть.
"Командная работа?" - подумал мечник и подавил желание побиться головой о стол. Вся радость и возбуждение перед прогулкой под небом рухнули на пол и разлетелись осколками к чертовой матери. Учитель бил по слабому месту, видимо, все же надеясь оставить сыновей дома.
Черепашка прошел за отцом в доджо, чуть ли не наступая последнему на пятки. Уж слишком медленными и короткими были шаги мастера.
Внезапно зал показался мечнику чужим, словно бы не здесь он проводил большую часть своей жизни. Он понял, что не хотел больше здесь находиться. И ясно почему: черепашки, годами проливая на эти полы свои пот и кровь, все еще не имели право покинуть это место. Лео неисправимо казалось, что все их усилия и старания были напрасными, раз они все еще не готовы, и раз для проверки их на прочность нужно что-то еще.
Мастер прекрасно понимал, как мало времени они уделяли работе в команде. Тогда зачем устраивать все это? Есть ли смысл надеяться на "с первого раза и сразу в яблочко"? Или Сплинтер просто думает, что сплоченность - это что-то само собой разумеющееся, и этому не обязательно учиться? Довольно странно для крыса, всю жизнь их чему-то поучавшего.
Леонардо резко оборвал себя на мысли. Кто он такой, чтобы обвинять отца в чем-либо? Это просто влияние на него замкнутого пространства, любого бы уже понесло в другую сторону. Так ведь?
Мечник понял, что эта вылазка ему необходима.
На памяти старшего из братьев почти не было тренировок, когда все они объединялись против Сплинтера и работали в команде. Спарринги - да, обычный комплекс упражнений - каждый день, медитации и зарядка - с наступлением утра или вечера, а вот командная работа... Это было настолько редко, это было настолько провально и неумело, что Лео не может не то, чтобы припомнить такие тренировки, а вообще - победу черепашек хотя бы в одной из них.
Все потому что раньше не было  речи о том, что изучаемые ими боевые искусства могли бы пригодиться где-то, кроме как в уборке убежища или другой бытовой жизни. А со временем, когда они начали интересоваться поверхностью, тренировки в команде начали понемногу проскальзывать в по-своему одинаковых днях. И Лео только сейчас понял, какую важность имели те моменты.
Мечник не отрицал - его братья и он сам достаточно талантливы, как сказал отец, но это только в случае сравнения их друг с другом. Каждый индивидуален и силен, каждый отличался от предыдущего какой-нибудь своей фишкой. В командной работе всякое качество должно смешивать с другими, чтобы между всеми черепашками чувствовался баланс, понимание друг друга и доверие. А пятнадцатилетним ниндзя, уже знавшим свое место и свои роли, не удавалось найти и тонкой нитки, связывающей их, не говоря уже о прикрытии чужого панциря. Нет, о лучших братьях Лео и мечтать не мог! Он и сам не подарок, но разве это решает проблему сплоченности?
Леонардо поднял взгляд на мастера, затем на его трость. Последнему, похоже, действительно не прельщало отпускать сыновей на прогулку, и мечник почти чувствовал эту безнадежность, исходящую от мастера старческим запахом. Ощущение, словно у Сплинтера просто не было выбора, хотя откуда ему знать?
"Если не будет ограничителей времени, то это вполне выполнимая задача" - подумал Лео.
Пятнадцать лет тренировок должны были что-нибудь дать черепашкам, иначе все это просто не имеет смысла. Все, что им нужно сделать, придумать план, в исполнении котором каждому найдется место, и выполнить его. Учесть достоинства братьев, расставить их в нужном порядке, как мозайку, и, наконец, действовать. Что сложного?
Леонардо не покидало ощущение, словно он пытается сам себя приободрить, пусть и понимает безвыходность ситуации. Мечник посмотрел на своих братьев и шумно выдохнул. Была - не была?
- Мы вас поняли, мастер. Если вы не против, мы... - он кивнул на выход из доджо, -... обсудим план.
И, развернувшись на пятках, Лео быстрым шагов вышел из зала и направился на кухню. Он сложил руки на пластроне и снова заговорил:
- Есть идеи?

+3

14

Крекер в лапе Рафаэля медленно превращался в крошку, а сам мутант не моргая следил за Сплинтером. О, как же ему действовало не нервы это молчание и умышленное растягивание времени. Заиграли желваки, и если Лео наоборот расслабился, Раф напрягся настолько, что неосознанно выпрямился, лично для него обстановка только накалялась. А уж замечание про командную работу от Микеланджело…саенсоец едва не впечатался головой в столешницу. Что?? Что он несет?? Да у тараканов лучше получиться командная работа, чем у них. Прости-прощай вылазка наверх. Мастер же не настолько наивен…о ну вот он и сам об этом сказал, порядочно потянув время. Похвала – Рафаэль не настолько наивен чтобы воспринять ее всерьез, хотя его самолюбие и довольно урчит, но всеми этими церемониями стоит что-то более серьезное.
И вот они толкая друг друга плечами несутся в додзе, следуя в след шагам сенсея, впереди на всех парах спешит Леонардо, словно в тренировочной комнате ему обещали выдать килограмм сладкой морковки. Заняв свое привычное место, Рафаэль с интересом уставился на отца, нервно постукивая пальцами по коленям. Что может быть хуже чем ожидание, тем более если ты нетерпеливый подросток в пике переходного возраста. В голове мутанта стоял гул, и слышалось биение сердца, словно сейчас должна была решиться вся его судьба. Но ему действительно необходимо вырваться из этих стен, и для этого он хоть провод зубами перегрызет… или выступит как часть команды с братьями пытаясь отобрать трость у Сплинтера.
Рафаэль раскрыл пасть и тут же захлопнул ее – нереально. Как они это провернут? Мутант покосился на братьев, он знал как драться против них, знал что может вполне прилично выступить в паре с тем же Лео. Но вот комбинацию на четверых они даже не рассматривали, тем более направленную против Сплинтера.  Да он же закатает их обратно в банку с мутагеном, и оставит там еще на пятнадцать лет. Саеносец едва не взвыл – окей, стоит успокоиться, сейчас они что-нибудь придумают – он напрягся, готовый сорваться с места, как только для этого будет подходящий момент.
Командная работа…
Рафаэль обреченно опустил голову, а рядом выдохнул Лео. Саеносец тут же перевел взгляд на него – что-то придумал? Придумал...уйти на кухню и обсудить. В голове взорвался фейерверк, и Раф решил, что сейчас убьет собственного брата. Наскоро поклонившись сенсею, он рванул вслед за меченосцем.
- Какого панциря ты делаешь Лео??? Уйти?? Он же создал нам ситуацию, что может возникнуть на поверхности, а ты решил пойти посовещаться, - черепаха пыхтел словно чайник, картинно размахивая лапами и негодуя. По его мнению нужно было действовать немедленно, отдавая короткие приказы по ходу дела. У них и так не было никаких шансов завладеть тростью, поэтому стоило хотя бы показать, что они могут быть единой командой, и прислушиваться друг к другу не отрываясь от боя. А Леонардо решил придумать стратегию заранее. Рафаэль рухнул на стул и хмуро уставился перед собой – дело провальное. Черт возьми, а если бы такая ситуация возникла на самом деле, гон бы тоже сказал «о, извините, уважаемый враг, нам надо отлучиться, чтобы составить тактику боя. Не соблаговолите ли вы немного обождать?».
Ладно, у них еще есть шанс выпутаться из всей этой затеи, если смогут обхитрить Сплинтера. Именно обхитрить, потому как даже темпераментный боец любящий идти в лобовую схватку понимал, что этот номер не пройдет. Сенсей ожидает от них чего-то подобного. Рафаэль посмотрел на братьев, а потом перевел взгляд на потолок логова и трубы размешенные под ним. Что тут можно придумать? Подойти и попросить – мастер, а не одолжите ли вы нам тросточку подержать? Если только они не будут действовать как настоящие ниндзя, скрытые в тени. Взгляд мутанта затормозил на решетке вентиляции. Эти трубы опутывали все логово, доставляя потоки свежего воздуха в любой уголок, другое дело были они настолько широкие, чтобы туда пролезла черепаха-мутант.
Саеносец молча показал глазами братьям на решетку, и вопросительно поднял бровь – поняли ли они его?
- Мы можем напасть на него сверху? – шепотом пробормотал Раф, опасливо оглядываясь – слух у мастера был что надо, в этом сомневаться не приходилось. Другое дело хороший ли это план – для саеносца он был более чем хорош. Но мы же тут играм в команду, разве не так?

+4

15


Когда Майки упомянул о командной работе, все трое братьев разом напряглись (хотя, казалось бы, куда уж напрягаться еще больше!) — ну почему, почему он поднял эту тему?! Конечно, Сплинтер прекрасно знал, что это их общая Ахиллесова пята. А значит, как и любой строгий учитель, он вполне мог прицепиться к данному недостатку и использовать его как весомый аргумент в текущем споре. Донателло почти воочию представил, как их отец произносит своим низким, суровым голосом: "Вы совершенно не имеете никакого представления о том, как нужно работать в команде! Я не могу отпустить вас на поверхность! Еще один год усиленных тренировок — тогда и посмотрим, на что вы способны!" Картинка была настолько ясной и отчетливой, что Дон усиленно заморгал, сгоняя наваждение. Нечего заранее настраивать себя на провал. Осознав, что слегка отвлекся, юный мутант усилием воли сосредоточился на разговоре и поневоле затаил дыхание, когда их мастер, наконец, заговорил. Быть может, ему показалось, но... да! Так и есть! Сплинтер разрешил им выбраться в город! Погодите-ка... а не слишком ли быстро он дал свое согласие? Как-то это было подозрительно... и совсем на него не похоже. Старшие братья также не спешили прыгать от радости, явно чувствуя какой-то подвох. И он не замедлил себя ждать. Неверящая улыбка, расцветшая было на лице Донателло, вмиг погасла, едва только подросток осознал, что им предстоит сделать.
"Я так и знал, что этим все закончится, — уныло подумал Донни, вставая из-за стола и без какого-либо энтузиазма следуя за учителем и братьями. — Было просто глупо ожидать, что Сплинтер выпустит нас отсюда без решающей экзаменационной проверки... Интересно, он нарочно избегал командных занятий во время нашего обучения? Неужели он рассчитывал, что удержит нас подобным образом? Но это же так глупо и недальновидно! То есть... отец вовсе не глуп, конечно же нет. Но... он не может вечно держать нас взаперти. Мы должны научиться выживать там, наверху. Без... без него," — размышляя подобным образом, Донателло вместе с остальными черепашками окружил Сплинтера, дожидаясь, пока тот скажет им, что нужно делать. Когда мастер озвучил свои условия, гений поначалу обомлел, а затем быстро покосился на братьев. Стоящий поодаль Рафаэль тяжело и прерывисто дышал, со свистом выпуская воздух сквозь ноздри — саеносца чуть ли не трясло от бешенства, и было видно невооруженным глазом, как сильно его возмущало происходящее. Дон был с ним полностью согласен: выбить трость из рук мастера? Да вы смеетесь! Это же что-то нереальное, почти из области научной фантастики. Зачем ставить перед ними настолько трудоемкую, можно сказать, невыполнимую задачу?... Лео выглядел растерянным и озабоченным — то есть, слишком озабоченным даже для самого себя. Майки... на Майки сейчас даже смотреть не хотелось. Конечно, он не был виноват в том, что Сплинтер со страстью полоумной мамаши жаждал навеки вечные приковать своих детей к стенам их убежища, но...
"Спокойно, Донни. Мы что-нибудь придумаем. Ты что-нибудь придумаешь. А Лео продумает наши действия," — глубоко вздохнув, одернул себя изобретатель. Ну и что с того, что они так редко действовали заодно друг с другом? Если подумать... это происходило куда чаще, чем могло показаться на первый взгляд, просто не всегда во время тренировок. Они столько раз обводили Сплинтера вокруг пальца, когда были детьми! Разве не то же самое требовалось от них прямо сейчас? Просто... им нужно было немного времени, чтобы собраться с мыслями.
Мы вас поняли, мастер, — произнес Леонардо негромко, обращаясь к сэнсэю. — Если вы не против, мы... обсудим план, — правильно, Лео, это как раз то, что требуется. Раф, кажется, считал совершенно иначе — судя по его вытянувшейся физиономии, он был готов дать брату крепкого тумака. Донни покосился на него со здоровой толикой иронии — вот уж кому никогда не требовались никакие стратегии. Вздохнув, мутант вышел обратно на кухню и встал рядом с остальными, придерживая подбородок рукой — как он обычно это делал в те моменты, когда в его голове шла напряженная работа мысли.
По моему, он просто ждет, что мы будем действовать сообща, — заметил Донателло негромко в ответ на пылкий выпад Рафаэля. — Он ведь сказал: "нужна четкая, организованная командная работа"... и он ни слова не сказал о том, что мы обязательно должны выбить трость из его руки. То есть, это не является главным условием, — Дон старался говорить резонно, хотя и сам не был до конца уверен в собственных умозаключениях. С другой стороны, Сплинтер и вправду не говорил: им "Выбейте трость — и я отпущу вас на поверхность". Могло ли быть так, что мастер просто хотел взглянуть на то, как они взаимодействуют друг с другом во время боя?
Мы можем напасть на него сверху? — шепотом предложил Раф, и Дон вслед за братьями поднял голову к потолку. Вентиляция... отличная мысль, но... будет ли это честно? Хотя, для ниндзя главное — действовать наверняка. А уж каким образом — вопрос второстепенный.
А он точно нас не услышит? — с легким сомнением уточнил Донателло, не отрывая взгляда от решетки. — Может... может, кто-нибудь из нас его отвлечет? — и Дон почему-то перевел взгляд на Микеланджело. Брать шумного и непоседливого Майки в тесный вентиляционный ход? Пфф, тогда уж проще сразу выпустить Рафаэля в лобовую атаку... Или... Глаза Донателло загорелись идеей.
...или это мы его отвлечем нападением сверху, — воскликнул он, ударив кулаком по ладони, — и пока он будет обороняться, кто-нибудь из нас, от кого он меньше всего ожидает подвоха, выбьет у него трость! Разве это не гениально?! — ну, ладно, это вовсе даже не гениально. Больше смахивает на полнейший идиотизм... или и то, и другое сразу. Тем не менее, Дон вопросительно уставился на Леонардо, ожидая, что он скажет. Даже если братья одобрят этот сумасшедший план, им еще предстоит решить, кому какую роль доверить.

+3

16

О, как братья напряглись, услышав его «аргумент».  Заерзав на стуле, Микеланджело немного виновато покосился сначала на Леонардо, в глазах которого застыло немое отчаянье, потом его взгляд перебежал на Донателло, чья мука не менее ярко проступала на лице, а уж на Рафаэля он вообще предпочел не смотреть, хватило одного вида его судорожно сцепленных ладоней, чтобы осознать, что сморозил что-то лишнее. Видимо, это было их общее мнение, так как кроме Учителя никто его не поддержал. Поразительное единодушие в это вопросе задело младшую черепаху и он выпрямился, упрямо нахмурившись. Братья слишком заморачиваются,  упуская главное. Он чувствует, что невольно краснеет, и сердится на братьев за то, что заставили его чувствовать себя так. Индивидуалисты.

Как можно быть так беспомощно слепыми? Мы всю жизнь учимся друг с другом, видим друга друга. Мы знаем все друг о друге и чужих движениях. Неужели так сложно объединится и хотя бы смотреть по сторонам, чтобы не попасться под шест или катану? Видеть мир шире, чем ты и твой противник. Видеть происходящее вокруг, отслеживать изменения и реагировать на них. Делать то, что в твоем положении удобнее, чем твоему партнеру? Мы же все можем это! Это же уже почти инстинкт. Мы наблюдательны и реакция у нас хорошая, так с чего бы это вы так разом в лужу сели, заранее ужасаясь провалу? – он тихо негодовал, обиженный реакцией, он верил в то, что сказал и не видел проблему там, где  братья увидели бездонную пропасть.

Ничего, если все упрется в его понимание их  командной работы, он поделится своими мыслями, а  пока он продолжил внимать Учителю, тихонько переведя дыхание. Он же почти согласился отпустить их. Да что там, фактически, дело-то в шляпе! Осталось всего ничего, показать, что они не будут мешаться друг другу и вполне способны скоординироваться для выполнения задачи, верно? В конце концов, они всю жизнь прожили бок о бок, разве что дышали не синхронно. Подсознательное копирование друг друга, притирка,  почти незаметна – различия для них очевидны, но что скажет сторонний наблюдатель? Ученики одного учителя, братья, чей мир заключен друг в друге и сенсее, кому просто не на кого больше ориентироваться, чьи стили слишком схожи и лишь последнее время, с  большим осознанием себя (да и просто с поступлением информации извне), разница ровной уверенной чертой пролегла между ними.

Он вместе со всеми поднялся из-за стола, не разделяя, впрочем,  их тоски и скорби по почти утраченной возможности покинуть убежище («да какого черта они сразу руки опустили?») и все так же хмурясь прошествовал в додзе, чтобы затем так же всем скопом покинуть его для ведения тактической беседы. Тут уж, за отсутствием поблизости учителя, он мог открыть рот, не опасаясь брякнуть что-то непочтительное и, главное, не в тему. Рафаэль, конечно же, первым выразил свое недовольство ситуацией и решением Лео конкретно.

Микеланджело промолчал, пока все остальные братья задумчиво сверлили глазами вентиляцию, опасливо переговариваясь шепотом. Вообще, он был в целом согласен с Рафаэлем, инициативу следовало брать сразу, раз уж ее любезно им предоставили, но и потолковать о плане тоже ему казалось нелишним. Хотя бы потому, что ему будет очень просто все испортить, а получать потом от всех неохота. Главное, чтобы совещание не затянулось надолго, потому что само испытание потихоньку начинало будоражить его кровь и ему хотелось приступить к нему поскорее. Двое же других, более уравновешенных черепах, как всегда, выступали якорями осмотрительности и продуманностями, и видит мироздание, Микеланджело очень их за это ценил. Чего-чего, а продуманности  и осмотрительности ему частенько не хватало, за что, при всей своей ловкости, он частенько проигрывал, отвлекшись на то, чтобы вдосталь посмаковать свой очередной удачный кульбит, вместо того, чтобы, сохраняя спокойствие, продолжить бой, не отвлекаясь на похвальбу.  И все же, все, что мог предложить он – это «после всего этого – импровизируем!».  Импровизация – в этом, по его мнению, крылся успех. Планы всегда меняются, человеческий фактор завсегда влезет и вот он, лично он, Микеланджело, был его самым лучшим агентом.  В плетение планов он влезал крайне редко, когда его более вдумчивые братья исчерпают себя.

Итак, вместе со всеми Микеланджело  сверлит потолок взглядом, а после слов Донателло улыбается, поняв, что вот он. Его звездный час. Отвлекать – по его части. Можно даже смело утверждать,  призвание. Хотя..не далее, чем пять минут назад Учитель хвалил его ниндзюцу, и потому черепашка сейчас  считал себя заслуженно самым умелым на данный момент по части незаметности, так что серьезно подгрузился размышлениями о том, на что же напроситься в этом плане. Быть тем самым важным элементом, что выбьет палку или умрёт, пытаясь совершить сей подвиг, или быть одним из тех незаменимых шумелок, что отправится в путь по вентиляции для отвлекающего маневра?  Как сложно быть таким талантищем.

Отредактировано Michelangelo (2013-04-26 22:30:59)

+3

17

Леонардо тяжело выдохнул. Это и правда будет очень тяжелый вечер.
- Какого панциря ты делаешь Лео??? Уйти?? Он же создал нам ситуацию, что может возникнуть на поверхности, а ты решил пойти посовещаться!
Похоже, Раф действительно надеялся покончить со всем сразу и без основного плана. Мечник мог его понять, да и не позволяла ситуация вновь взяться за выяснение отношений, пусть старший из братьев и ощутил, как руки начало ощутимо покалывать. Слишком много напряжения для одного утра.
- Перестань, - мутант раздраженно махнул рукой. Теперь поставленная перед черепашками задача казалась ему совершенно невыполнимой. - Здесь импровизация не поможет. А работа в команде - это, прежде всего, четкий план. И когда я говорю "четкий план", я имею в виду не "проломовый галоп", как ты обычно поступаешь, а "полная слаженность и согласованность в действиях".
Мечник спрятал за панцирем сжатые кулаки и заставил себя успокоиться. Не хватало еще поддаться панике и тем самым подкосить остальных. Все в порядке, ничего ужасного еще не произошло. В сложившихся обстоятельствам тоже никто не виноват. Все, что сейчас нужно, это освободить голову от лишних мыслей и собраться. То же самое, что медитация, только с открытыми глазами.
— По моему, он просто ждет, что мы будем действовать сообща. Он ведь сказал: "нужна четкая, организованная командная работа"... и он ни слова не сказал о том, что мы обязательно должны выбить трость из его руки. То есть, это не является главным условием.
Наверное, замечание Дона должно было немного его успокоить, но от этого Лео только почувствовал себя неувереннее. Если Сплинтер и мог сделать для них что-то вроде поблажки, на поверхности такого не произойдет, и черепашкам за свою жизнь придется сражаться в полную силу, в случае чего. Да и это будет личным к себе самому уважением, выхватить трость из рук такого, без лести, великого мастера и, таким образом, победить его.
- Мы можем напасть на него сверху?
Лео проследил за взглядом брата и напоролся на вентиляционный люк. Сразу к делу, получается?
Мечник нахмурился, внимательно вглядываясь в решетку в потолке. Отверстие достаточно большое, но не для рептилий-переростков с панцирем за спиной, и без шума туда точно не забраться.
"Так отчаянно цепляться за предложенный шанс?", - мрачно подумал мутант и склонил голову к плечу, пытаясь что-нибудь придумать.
Интересно, почему совершенно ничего не приходило в голову?
— А он точно нас не услышит?  - с сомнением заговорил Дон. - Может... может, кто-нибудь из нас его отвлечет? - внезапно он запнулся и уже более решительно и воодушевленно заговорил, - ...или это мы его отвлечем нападением сверху. И пока он будет обороняться, кто-нибудь из нас, от кого он меньше всего ожидает подвоха, выбьет у него трость! Разве это не гениально?!
Мутант поджал губы и покачал головой.
- Никто не полезет в вентиляцию. Мало того, что это совершенно бесполезно, так еще и опасно. Кому, как не тебе, Донни, знать о том, что там можно задохнуться? А если нас туда целых трое полезет, то еще и подеремся.
Леонардо ненадолго замолчал, приложив ладонь к подбородку. Теперь от него ожидали каких-либо других предложений. Озаренный совершенно невероятной идеей, старший из братьев неожиданно хитро улыбнулся.
- Но отвлекающий маневр несомненно должен быть.
Сплинтер знает своих сыновей как облупленных. Он, с ранних лет разгадав характер каждого из черепашек, ожидает от них чего-нибудь характерного их темпераменту. Например, ребячество и  беспечность Микеланджело. Отец совсем не ожидает, когда увидит его, к примеру, излишне агрессивным, как Рафаэль. Тоже самое с саеносцем. Он всегда действует в одиночку и никого не слушает, следуя за своими тараканами в голове. Допустим, мастер бы точно остался в осадке, если бы увидел, как Раф руководиn своими братьями во время поединка, не имеющий ранее к этому никаких талантов.
Это вполне будет считаться командной работой, хотя бы потому, что братья будут действовать по плану, заранее узнав о своих новых качествах. И Сплинтер просто не будет знать, чего ждать от каждого из них в следующий момент.
- И он будет. Мы поменяемся ролями. Все до единого.

Отредактировано Leonardo (2013-04-29 23:44:15)

+4

18

Перестать?? Он говорит «перестань», и делает вид, словно все бремя земное свалилось ему на панцирь! Рафаэль фыркнул и обмяк на стуле, хмуро сверля взглядом стену – можно было бы перетянуться через стол, и нахлобучить Лео на голову хлебницу, может это бы стерло с его морды выражения «не перечь холоп, я думаю». Но смысла в этом поступке было бы немного, лишь небольшая потасовка, пара разбитых стульев и гневные выкрики – это все из-за тебя Раф. Он слишком хорошо знал эту песню, и никогда не отказывал себе в удовольствии сыграть в нее. Но… не сегодня, когда на карту поставлена их…черт побери свобода!! Поэтому наступив себе на горло, саеносец проглотил нравоучительный ответ Лео, поставив мысленно галочку в голове, что новоявленный лидер еще поплатиться за свои резкие высказывания в сторону брата. Ладно послушаем, что скажут остальные , в конце концов тактик из Рафа такой же, как из Сплинтера ведущий новостей.
А вот Дону план понравился, он даже из первоначальной мысли с энтузиазмом развил нечто похожее на полноценный план боевых действий. Саеносец не преминул самодовольно ухмыльнуться, если на его стороне гений, то может быть он не так и бесполезен как тактик. Другое дело, что Донателло был похоже на флюгер – откуда прилетит свежая мысль, ту он и будет развивать в своей голове, а потом выдаст симбиоз всех планов. Но ведь неплохая идея с отвлечением, Раф сложил лапы на столешнице и уперся в них подбородком, задумчиво разглядывая рассыпанные по столу крошки. Интересно, а могут они выманит учителя из додзе, или все должно происходить на определенной территории. Рафаэль закатил глаза – а чего он собственно волнуется? Ну провалятся они сегодня, попробую через год. Братья попробуют, а темперамент как и хотел, под покровом ночи выскользнет из логова и выйдет на поверхность. Пора было повзрослеть, и Раф намеревался сделать это резко и сегодня!
Он со скукой посмотрел на Леонардо, который с присущим ему благоразумием отмел план с вентиляцией.
- Кто бы мог подумать… - хмыкнул Раф, внимательно рассматривая брата. Раз уж он уничтожил на корню все их попытки что-то придумать, значит у него самого есть безупречный план, услышав который остальные «члены команды» разрыдаются от восхищения. Вообще у Лео был вид словно он в голове пролистывает полностью всю книгу «Искусство войны»* и ищет-ищет способ победить сенсея. Рафаэль никому и никогда бы не признался, что в такие моменты он почти уважает и признает первенство Леонардо, и его замыслов. Характер и эгоцентризм саеносца всегда был для него на первом месте, но не настолько, чтобы забывать о гении Дона, быстроте реакции Майка… ну и благоразумие мечника. Они же братья, «команда» (где-то в далеком будущем), и непохожие на других мутанты, которым просто необходимо держаться вмести, если они хотят выжить.
Если они хотят выбраться за пределы коллектора.
Лео похоже ушел в глубокую медитацию, и Рафаэлю подумалось, что еще чуть-чуть и Сплинтеру надоест их ждать, и он сам явиться на кухню, чтобы объявить испытание провальным. Хотя отец и отличался неимоверным терпением, все-таки, наверное, он ожидал о них и быстроты реакции. Или саеносец уже ничего не понимал в сложившейся ситуации и чего хотят от него. Впрочем в своих думах, он похоже был не одинок – Майки тоже было или скучно, или сонно – в обсуждение плана он не участвовал (а где же бредоидеи на уровне фола?), и полностью положился на старших.
И вот внезапно мечник разродился, Раф оторвал голову от ладоней и выпрямился на стуле – он не ослышался? Поменяться ролями?
- То есть напасть сразу – было плохой идеей, а без предварительной тренировки изобразить друг друга – плевое дело? – Рафаэль хохотнул, и вновь уперся лбом в ладони. Он явно что-то не понимает, но если уж Лео так загорелся этой идеей, то для ее достижения он сделает все что угодно. И знаете что? Рафаэль позволит себе поддаться на эту провокацию, хотя бы ради того момента, чтобы когда они повалятся, сказать братцу с чистой душой – собственно план твой был никудышный, но раз уж ты тааак настаивал….
Почему Рафаэль был так скептически настроен? А разве они могут продублировать друг друга опираясь лишь на визуальные знания о стиле борьбы друг друга? Сможет ли Дон стать юрким, скачущим словно блоха на сковородке и множеством сальто и выкриков как это делал Майк? Сможет ли сам Лео повторить все продуманные тактические комбинации гения, которые он проводит неизменно с расстояния длины своего шеста?
- Нет, ну ради интереса, ты хотя бы объясни все подробней. Глядишь это займет пару часов, отец уснет и мы просто вынем трость из его лап.
Тоже, между прочем, командная работа – взять Сплинтера измором обсуждая тактику наступления.

* Искусство Войны Сунь Цзы - китайский трактат о военной стратегии и политике.

+4

19

Нет, Донателло, твой план совсем не гениален. Смирись с этим.
Черепашка со вздохом опустил руки, на мгновение расстроившись — но почти сразу же принялся с сосредоточенным видом вышагивать взад-вперед по кухне, подбирая и обмозговывая иные варианты. Сейчас они с Леонардо выглядели практически идентично, с той лишь разницей, что последний неподвижно стоял возле стола, а второй думал на ходу, заложив руки за панцирь и вымеряя расстояние от стены до стены. Раф с Майком сидели смирно, не прерывая их сосредоточенных размышлений, так что на какое-то время в помещении воцарилась гробовая тишина. Как долго это продолжалось — сложно сказать; по ощущениям, мастер уже давно должен был покрыться пылью и паутиной, пока терпеливо дожидался своих сыновей в доджо. Но на самом деле прошло от силы минут десять... если, конечно, часы на стене не лгали. Донателло то и дело бросал на них нервозный взгляд, с растущим беспокойством осознавая, что ни один из семидесяти двух планов по отвлечению Сплинтера, составленных им в процессе напряженной умственной работы, не годился для осуществления. Поэтому, когда старший из братьев, наконец, заговорил, Донателло тотчас повернул голову в его сторону и замер, позабыв опустить занесенную для последующего шага ногу. Серые глаза изумленно округлились — поменяться ролями? Лео, ты это серьезно? Судя по реакции Рафа, тот также не находил данную затею удачной. В самом деле, Донателло не представлял, как он сможет прикинуться гиперактивным, крикливым Микеланджело или вспыльчивым, совершенно не анализирующим последствия своих поступков Рафаэлем. С Леонардо дело обстояло попроще: братья были похожи друг на друга, если не во всем, так во многом. Оба спокойные, сдержанные, неконфликтные... Только вот Лео был куда более решительным и твердым, и сражался соответственно. Слава черепашьей праматери, им не придется поменяться оружием — Сплинтер просто со смеху лопнет... или подастся отшельником в глубины Нью-Йоркской канализации. Вместе с тем, Донателло не мог не признать план Леонардо оригинальным и, что самое главное, имеющим шансы на успех. Действительно, сэнсэй наверняка ожидает, что его сыновья будут действовать по привычной каждому из них стратегии ведения боя. Подобная смена ролей станет для него как минимум неожиданной.
В конце-то концов... почему бы и нет?
Если хотите знать мое мнение — глупее плана я еще не слышал... — Донни оперся руками о стол и обвел братьев серьезным, даже скептическим взглядом, после чего внезапно расплылся в широченной улыбке. — ...но он и вправду может сработать. Только в этом случае нам придется проявить максимум непредсказуемости. Иначе сэнсэй раскусит нас быстрее, чем Майки успеет крикнуть "Кавабанга"... точнее, Лео успеет крикнуть, — поправился Донателло и тихо фыркнул. Он просто на мгновение представил себе Леонардо, изображающего беззаботного Микеланджело и дразняще высовывающего язык во время боя. Сплинтер будет в ауте.
Пока Лео шепотом объяснял план действий и распределял роли и задания, Донни быстро сделал себе горячий американо — черепашкам предстояло нечто такое, что требовало предельного внимания и сосредоточенности. Конечно, одной кружки кофе было мало, чтобы окончательно прояснить мозги после сна, но что поделать. Сделав несколько спешных глотков и быстро промотав в уме все напутствия Леонардо, Дон коротко кивнул, показывая, что готов к началу спектакля. Братья муравьиной цепочкой вернулись в доджо с Лео во главе и заняли прежние места, окружив Сплинтера и дожидаясь сигнала к атаке. Дон с предельно сосредоточенной физиономией вытащил свой посох из крепления на панцире и, глубоко вздохнув, устремил взгляд на престарелого мастера — не забывая, впрочем, краем глаза наблюдать за остальными черепашками. Пока что они вели себя совершенно обычно, чтобы старик не разгадал их план раньше времени.

Офф

Я сразу отписался, что мы ушли с кухни, чтобы не тянуть отпись) Атакуем по сигналу Сплинтера)

+4

20

Нет, ну я так не играю! – на словах Лео о «никто не полезет в канализацию» Микеланджело встрепенулся и разочарованно проворчал нечто вроде «начинается занудство».  Один план отметен, на подходе новый. Пока сие ожидалось, он скучающе подпер голову рукой и невидяще уставился в стену. Как назло, захотелось спать, а мельтешащий в тактических размышлениях Донателло изрядно мозолил глаза. Леонардо в этом плане устраивал его больше, медитировал себе тихонько на месте, не будил совесть на предмет «а как насчет самому раскинуть мозгами, а?».  Пораскинуть мозгами Микеланджело вот так вот, с места в карьер, не хотел, от нервных переживаний ему хотелось только спать и есть, ну и еще пойти, наконец, в это додзе, сделать все, что в их силах, и принять уже решение отца. Слишком все сложно вокруг. Вентиляция. Ну чем Леонардо не угодила эта идея? Или охота на себя одеяло опять перетащить? Ладно уж, когда он с таким видом размышлял, невольно ожидаешь от него чего-то невероятного.

В прерывающейся шагами Донателло тишине вдруг проникновенно тоскливо и жалостливо прозвучала нота мольбы. Источник сей вселенской печали и огорчения, разумеется, был желудок Микеланджело, и, будто бы было мало, тот не замедлил издать еще пару проникновенных трелей пока раздосадованный Майки нервно смеялся, вставая из-за стола. Может, его апатия пропадет, когда он перекусит? На голодный желудок мысль не идет. Он прошелся по комнате, выгребая из тайников пакеты с чипсами и орешками,  начав от предвкушения мурлыкать что-то музыкальное себе под нос. Он не успел ничего перехватить перед тренировкой, плавно перешедшей в испытание, и теперь намеревался это исправить. С шумом открывались пакетики, с не меньшим их содержимое пережевывалось,  упаковки отправлялись в мусорное ведро,  пока, причмокивая, рептилия облизывал свои пальцы. На середине жадного поглощения одной из них его и настиг план Леонардо. Ему хотелось засмеяться, его организм даже поддержал эту попытку, но ввиду того, что оно еще было занято глотанием, то черепашка разразился булькающим полусмехом, полукашлем, невольно поделившись чипсами с половиной кухни. 

- Ши ш ума шошел, Лео? – болезненная попытка проглотить остатки чипсов и орехов помогли убрать этот дефект его речи. Голубые глаза широко раскрыты, даже слеза пробежала по щеке, так уж ему больно было, а вовсе не от восхищения этим великолепным планом брата. Вытерев рот тыльной стороны руки, он смял в руках чипсы и не глядя швырнул их позади себя. Черт побери. Приди  этот план в его голову, его бы осмеяли, не дав даже договорить.  Вот и Рафаэль подтвердил мысли брата, высказав свое сомнение в целесообразности данной мысли. Микеланджело же не мог побороть дурацкой улыбки. Нет, ну надо же! Почему он сам не догадался?

Может, потому что был высокого мнения о мастере и низкого о копирующих способностях братьев? Это, конечно вариант, но дело все в том, что такое просто не пришло ему в голову. Мысль почему-то ошиблась адресом, и посетила не ту голову. Один шанс на сто, что такое произойдет, а, Майки?

- В самом деле, Лео, как ты себе это представляешь? – говорит, а себе уже представляет, как он подкатывается к мастеру Сплинтеру («струится», как змея), как молча, невыносимо круто наносит удар, быстрый и неумолимым (как взвившийся дракон) как отлетает трость учителя. С громогласным стуком бьется об стену (может даже, заденет макушку Леонардо), а сам сенсей пораженно раскрывает глаза:  «сын мой! Это поразительно!»…от грез его отвлекает сам ответ Леонардо, но Микеланджело, несмотря на видимый скепсис уже во власти только что увиденной картины. Он мог бы! Он сможет! Его гибкости и силы хватит. Наверное. Должно.  В видении, он правда, все делал молча, как настоящий ниндзя, без приятных сердцу демаскирующих, вызывающих криков..но, ради дела, он готов уступить свою манеру поведения братьям. На один раз. Так-то его ошарашивающие выходки не раз приносили ему успех, особенно, когда противник был вспыльчивый, вот как Рафаэль, например. Хотя..он и Донателло  умел расшевелить, так что бегать от него приходилось, будь здоров. Разве что Лео… Смогут ли они быть, как он? Он с сомнением оглядел братьев, в своем успехе личном не сомневаясь, по крайней мере, старательно не начиная размышлять над тем, что именно придется копировать ему. Меж тем умник высказывал свое авторитетное мнение, что Майки прослушал все с той же улыбкой блаженного, с энтузиазмом кивая и кидая восхищенные взгляды направо и налево, надеясь этим вдохновить братьев на успех. А то кислая физия Рафаэля, как всегда, вносила дисбаланс в общее веселье.

- Иначе сэнсэй раскусит нас быстрее, чем Майки успеет крикнуть "Кавабанга"... точнее, Лео успеет крикнуть, - о нет. При виде подобного Микеланджело сам живот надорвет, на пару с учителем. Но сделал себе мысленный запрет на крики, даже если они – его вторая натура.

- Окей. Мне нравится, я согласен! - Он  придвинулся поближе, чтобы тоже выслушать наставления Леонардо, проговаривая про себя команды, так, на всякий случай. Главное, запомнить, и еще главнее – не перепутать. Что печальнее всего, выходя из кухни в додзе, он на пальцах пересчитывал ценные указания Лео и уже пару раз их мысленно перепутал местами.

Отредактировано Michelangelo (2013-05-06 00:50:22)

+5


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Все начинается в Нью-Йорке.