Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Все начинается в Нью-Йорке.


[С1] Все начинается в Нью-Йорке.

Сообщений 21 страница 30 из 51

21

С момента, как сыновья ушли на кухню, Сплинтер погрузился в себя. У него была вся ночь, но этого было мало. Похоже это была одна из бесконечный войн, в которой невозможно оказать победителем. Отец несомненно желает для детей только лучшего, возможно именно по этому Сплинтер все никак не может решить, стоит ли их отпускать или не стоит.
В этот момент, он вспоминал свою молодость. День когда Сплинтер смог обучаться ниндзютцу был одним из лучших его воспоминаний. По началу у него ничего не получалось. Эти неудачи порождали ярость. Но его мастер дал совет: терпение - сила. Тогда Сплинет начал ждать и усердно учится. В скором времени, труды начали приносить большие успехи. Терпение помогло ему стать лучшим ниндзя в клане. Но как терпение может помочь здесь? Заставить детей ждать ещё или отпустить их и ждать самому. Сплинтер был достаточно строг, так что возможно действительно пришло время отпустить их.
Пожалуй, стоит отпустить их не надолго. Знания помогут им избегать опасностей, а искусство ниндзя превратит их в ночную тень. ... А они задерживаются. Думаю, стоит заварит чаю. Он взбодрит меня. Ох, старые кости совсем не слушаются. Кажется, мне не встать. ... Ну что такое? Непонятный зуд. Неужели вши вернулись. Я был уверен, что шампунь, что я нашел поможет мне. Всё таки показалось. Хороший шампунь.
Неожиданный зуб начал сбивать Сплинтера с мысли, так что сейчас было время не до мелких игр в терпение. Почесав бровь он потревожил свой нерв, от чего резко чихнул. Этот легкий чих смог немного отвлечь от сонливости. Не спать всю ночь задача не простая, к тому же в таком-то возрасте. Как только с испытанием будет покончено, Сплинтер сразу же уйдет в свою комнату и ляжет спать. Веки уже были против него, постоянно принуждали старика уснуть. Сыновья должны скоро вернуться, так что следует чем-то себя отвлечь. Размывая, Сплинтер проводил своим большим пальцем по трещине на своей трости. Ощущая её одним лишь прикосновением казалось, что трещина больше чем есть на самом деле. Эта трещина представлялась ему глубоким ущельем. Возможно, что где-то на дне протекает черная река, не видящая света пока не достигнет открытого моря. С каждым пройменным веком это ущелье становится шире. Расширяется она благодаря землетрясения происходящие на различных участках земли. Не редкий гость под именем дождь, мало помалу прибавлял воды, которая спустя ещё одно тысячелетие могло увидеть солнечный свет.
Задумываясь по это поводу, Сплинтер представил как же долго эта безмятежная вода могла ожидать века выбраться из тьмы на свет. Многие говорят: "Спокоен, как вода" или "Терпелив, как вода". Возможно, именно так можно было представить четырех черепашек. Они росли, ждали, учились, так что возможно этот момент уже настал, когда пора им увидеть солнечный свет. Но это уже были не мысли Сплинтера, а сон. Старик уснул, его старое тело победило. Его голова склонилась. Он сидел в позе лотоса, а его трость лежала на его ногах. Его длинный пальцы были расслаблены и теперь не могли сжимать палку.

+4

22

- То есть напасть сразу – было плохой идеей, а без предварительной тренировки изобразить друг друга – плевое дело?
Леонардо имел право обидеться на слова темперамента, пусть и не показать этого. Он прекрасно понимал, что данный трюк может не пройти с первого раза, но чтобы идея вызвала такую пугливую реакцию со стороны остальных?...
- Не я виноват, что тебе пятнадцати лет не хватило, чтобы выучить мои повадки, Раф, - резонно заметил мечник.
Действительно, уже давно друг друга знаем, люди совсем не чужие. Так трудно, что ли, изобразить брата, которого знаешь чуть ли не больше, чем самого себя?
В конце концов, не Лео наказал ему изображать из себя отчего-то обиженного на весь мир одиночку, полагающуюся только на себя. Сам мечник тоже достаточно редко принимал участие в общих играх или семейный вечерах, проводя время за тренировками, но это не мешает ему изобразить к примеру, того же Майки. Последний - личность слишком громкая. Его голос прорезается до ушей даже при закрытых глазах и отрешенности от всего мира, и на изучение беспечности весельчака имелось предостаточно возможностей.
Что касается Донни... Не обязательно орать во все горло теорему Пифагора - или еще что посложнее, - чтобы сбить с толку мастера Сплинтера. Достаточно просто проявить максимум осторожности и минимум жестокости. Каким бы умник ни был бойцом, Лео видел, что он вполне может предпочесть сражениям и тренировкам гаечный ключ и два куска железа с торчащими из них проводами.
Сам Рафаэль читается лучше открытой книжки. И сам мечник не является такой уж сложной задачей для подражания.
В общем, его, как старшего брата, ударило по самолюбию такое отношение.
- Нет, ну ради интереса, ты хотя бы объясни все подробней. Глядишь это займет пару часов, отец уснет и мы просто вынем трость из его лап.
Мечник смерил брата скептическим взглядом, оценив шутку.
Некстати вспомнилось плохое самочувствие отца. Почему-то, Лео был уверен, что в случае реализации этого плана, они смогут выхватить трость из его лап, но будет ли это честно?
"Перестань немедленно!"
- В самом деле, Лео, как ты себе это представляешь? - спросил Майки.
Мутант покрутил головой, надеясь избавиться от всех негативных мыслей. Они команда, и им необходим этот вечер на поверхности, чтобы не загнуться полностью.
Оглянувшись к выходу, чтобы убедиться, что известность тактике не угрожает, он поманил братьев ближе к себе жестом руки и тихо заговорил:
- Поменяемся местами. Чтобы Сплинтер не раскрыл нас сразу, будем изображать не кого-то одного, а всех сразу. Кто придет в голову, того и копируете. Оружием меняться не будем, это слишком очевидно. Только поведение. Наша главная задача - запутать мастера, а тот, кто сумеет подобраться ближе, выхватит трость. - Мечник пожал плечами. - Это все. Только не пытайтесь отнять ее сразу. Нужно тянуть время, пока он не потеряет бдительность, а потом... - он выдохнул, - отобрать. И помните, мы команда.

Когда Лео ступил за порог доджо, ведя остальных за собой, он нахмурился и критично поджал губы. Только не это.
Сплинтер, прикрыв глаза густым мехом, спал. Его трость лежала рядом, на бамбуковом коврике. Конечно, ничего плохого не случилось. В конце концов, отец плохо спит в последнее время, он имел право немного вздремнуть. И появившееся время можно было с пользой потратить - например, опробовать стратегию поединка. Позаниматься в той же гостиной, подработать и подкорректировать план, выявив изъяны в техниках, а потом, вечером, уже подготовленными атаковать мастера и честно отвоевать свою победу. Но... кажется, честность и терпение волновали только одного мечника.
- Не смей! - зашипел он сквозь зубы, когда зеленая лапа одного из братьев потянулась к трости учителя.

+5

23

- Не я виноват, что мне хватает фантазии на свои повадки, а не на твой примитив, - вяло отозвался Рафаэль и махнул на брата рукой. Ссориться не то, чтобы не хотелось, но было ужасно лень. А ведь надо еще сосредоточиться на предстоящей клоунской битве, саеносец закатил глаза, отец просто из жалости отпустит их наверх, лишь бы не видеть такого позора.
А Лео то обиделся, можно сказать оскорбился до самой глубины панциря. Еще чуть-чуть и станет ныть, что никто его не понимает. Он с интересом наблюдал за меченосцем, положив голову на руки и чуть прищурившись -  ну же откажись от своей затеи, признай поражение. Ох, как ему нравятся эти психологические баталии на выдержку – кто кого? Его взрывной характер или хваленое хладнокровие? Коса на камень… Лео покачал головой, и концы голубой повязки запрыгали в такт движениям – нет, он так просто не сломается, и даже начнет объяснять план подробно.
- У тебя отбирают хлеб, Дон, - хмыкнул Рафаэль, сметая со столешницы крошки и особо не вслушиваясь в слова старшего брата. Итак, все понятно – поменяется стилем поведения, вывести отца своим безбашенным поведением и не забывать, что они команда. Самая лучшая из всех существующих. Саеносец не дослушал до конца и резко поднялся из-за стола, потягиваясь, - все понятно. Ничего не понятно. Короче вы как хотите, а я имею желание изобразить Майка.

Рафаэль выглянул из-за плеча Леонардо и хохотнул почти ему на ухо – Сплинтер спал!! Все-таки они заболтались настолько, что отец погрузился в крепкую дрему, и выронил свою трость. И Лео моментально вышел из своего образа, саеносец, кажется, даже услышал щелчок, произошедший в голове брата, и все – главный зачинщик всего плана остановился в ступоре. Но Раф то не собирался так просто сдавать, он обогнул братца с дерзкой улыбкой на морде, и бесшумно приблизился к отцу. В душе неприятно защемило, от осознания, того, насколько постарел их мастер. Еще лет пять назад разве он мог позволить себе вот так расслабиться на тренировке – Рафаэль попытался отогнать грустные мысли, и потянулся к лежащей трости. И тут же был, почти, остановлен шипением – Лео кипятился словно чайник, призывая всех от ответственности и благоразумию. Рафаэль прищурился.
- Хочешь его разбудить? – Он выпрямился, и вопросительно изогнул бровь, посмотрев на Лео. – Отец итак плохо спит…да и потом…оп…
И с этим «оп» он ногой подкинул деревянную палку аккуратно в руки Микеланджело, и растерянно развел руками, наблюдая за реакцией Лео. На лице блуждала шкодная улыбка, в самом деле он же не трогал лапами палку.
- Ай, как же так получилось? Она взяла и улетела сама, - Рафаэль направился к выходу из додзе, насвистывая Кумпарситу, подхватив с дивана плед, он вернулся и накинул теплую тряпицу на плечи Сплинтера, и вновь обернулся к братьям, - что стоите? Миссия выполнена, палка получена, лично я сваливаю. А вы может написать командную записку на прощание…
Крайне довольный собой, саеносец поправил пояс, и крепящиеся к нему оружие, а после твердой походкой вышел из логова. Сердце предательски екнуло – он не знал, последуют ли братья за ним, но оборачиваться не позволяла гордость и огромный эгоцентризм.
Гори оно все синим пламенем!
Пусть отец потом накажет его, а Лео месяц будет зудеть о том, что «мы должны быть командой, а ты упорно игнорируешь этот факт». Плевать. Вперед, в ночь, наполненную свежим воздухом. Он должен услышать зов ветра не в трубах над головой, а ощутить его на своей коже. Шаги гулом отражаются от стен коллектора, и вот уже он стоит напротив лестницы и, положив лапы на стальные поручни, наконец, оглядывается, чтобы найти взглядом братьев.

Отредактировано Raphael (2013-05-13 23:22:53)

+4

24

Какое-то время Донни, стоявший точно за спиной Сплинтера, терпеливо дожидался, пока старик выйдет из состояния безмятежного оцепенения и поднимет взгляд на сыновей, дабы убедиться, что те готовы к схватке. Сам Донателло напряженно стискивал древко посоха, буравя седой затылок мастера сосредоточенным взглядом — он уже раз десять промотал в уме план Леонардо, мысленно пометив для себя наиболее важные места и построив примерную стратегию действий. Рафаэль сказал, что собирается изображать Майки, следовательно, гению предстояло выбрать кого-то из старших братьев — хм, а почему бы не притвориться саеносцем? Их темпераменты диаметрально противоположны, следовательно, это будет самый лучший из всех возможных вариантов... Донни скосил взгляд на свой шест и, поразмыслив, перехватил его обеими руками и поближе к концу, держа перед собой наподобие дубины. Бить наотмашь и по голове — не самое умное применения посоха бо (а точнее, самое примитивное), но учитывая сложившиеся обстоятельства... Да, пожалуй, Раф схватился бы за него именно так. Большая палка в руках большой и сердитой черепахи. Все по канону.
...однако, что-то было не так. Сэнсэй, кажется, не спешил вставать с места... Он что, не заметил возвращения сыновей? Донателло, не удержавшись, бросил вопросительный взгляд на остальных — и только тогда обратил внимание на их странно вытянувшиеся лица. Физиономия Лео, стоявшего прямо перед Сплинтером, выражала крайнюю степень недоумения. Замерший рядом Рафаэль несколько мгновений выглядел точь-в-точь как старший брат, а затем весело гоготнул. Теперь уже и до гения начала доходить вся нелепость данной ситуации. Осторожно подвинувшись на пару шагов в бок, Донни с подозрением заглянул в лицо мастера... и со вздохом опустил посох. Так и есть: их учитель мирно дремал, уронив подбородок на мерно вздымающуюся грудь; деревянная трость едва ли не выпадала из его  узловатых пальцев. Охохох, сэнсэй, сколько же вы не спали?
Не смей! — неожиданно сердито прошипел Лео: загребущая лапень Рафа уже тянулась к заветной клюке, норовя быстро и аккуратно забрать ее из ослабевших рук. Темперамент нехотя замер, бросив на брата пытливый взгляд.
Хочешь его разбудить? – осведомился он, выпрямляясь. — Отец итак плохо спит…да и потом…оп… — Донни вздрогнул, пронаблюдав за тем, как Рафаэль стремительным, но плавным движением ноги подбрасывает трость высоко в воздух. Сэнсэй даже ухом не дернул, продолжая сладко посапывать. — Ай, — с хитрой ухмылкой протянул Раф, бросая на Лео откровенно хулиганский взгляд, — как же так получилось? Она взяла и улетела сама... — Донателло незаметно накрыл лицо ладонью и сокрушенно покачал головой. В этом был весь Раф... Лео, кажется, вот-вот готовился выпустить из ушей две свистящих струйки пара, но черепашке в красной повязке было по барабану. Как ни в чем не бывало обойдя кипящего от негодования лидера, Рафаэль заботливо укрыл их отца старым одеялом и с вызовом глянул на замерших братьев.
Что стоите? — поинтересовался он. — Миссия выполнена, палка получена, лично я сваливаю. А вы может написать командную записку на прощание… — и, развернувшись, темперамент первым двинулся прочь из доджо.
Похоже, он это серьезно, — пробормотал Донни, с сомнением глядя ему в спину (а точнее, в панцирь) — впрочем, так, чтобы услышать его мог лишь стоящий рядом Майки. Пожалуй, самое время было разыграть целую драму и удариться в пространные размышления на тему "идти или не идти". Разумеется, это было неправильно, нечестно, неразумно и все в таком же духе. Тем более, что сэнсэй наверняка разозлился бы, узнай он, что его сыновья свалили в город без разрешения... С другой стороны, он ведь сам заснул посреди тренировки и позволил, таким образом, спокойно забрать его трость. Было ли это своеобразной провокацией с его стороны? Кто знал, кто знал... Единственное, в чем Донни был уверен точно, так это в том, что подобного шанса выбраться на поверхность в ближайшем обозримом будущем им могло уже и не предвидеться. И, черт подери, ему не меньше Рафаэля надоело торчать в этом скучном, унылом подземелье.
Гммм... — протянул он, обрывая повисшее в доджо молчание. Голос его звучал слегка неуверенно. — Пожалуй, нам стоит приглядеть за ним... а то мало ли, — и, окончательно набравшись духу, Донни сделал несколько шагов вслед за Рафаэлем. Однако прежде, чем покинуть помещение, он все же обернулся и бросил извиняющийся взгляд на Леонардо: судя по виду, тот твердо решил остаться в убежище, не желая злить или расстраивать Сплинтера. Что ж, может быть, это даже к лучшему — будет кому успокоить мастера, пока остальные исследуют город. Отвернувшись, гений с тяжелым сердцем устремился вперед, спеша нагнать Рафаэля... и настиг его у самой лестницы. Быть может, ему показалось, но саеносец намеренно притормаживал, дожидаясь, пока остальные передумают и бросятся ему вдогонку. Встав рядом с братом, Донателло бросил на того короткий и многозначительный взгляд. Куда бы тот ни пошел, в какую бы заварушку на вляпался — шестоносец был готов следовать за ним... и по возможности прикрывать ему панцирь.
И, кроме того...
"Черта с два я буду сидеть в канализации, пока ты носишься по крышам. Особенно наедине с разъяренным Лео."

+4

25

План, может, и был хорош, но его остатки рассеялись уже на выходе. Микеланджело не мог решит, с кого начать из братьев? Наверно, Учитель сильно удивиться, если он молча понесется на него, точно бык, как Рафаэль. Или..Кем будут остальные? Ну, хотя бы первое время? Хотя какая разница, Лео же сказал меняться. А еще ему было жуть как любопытно, что выкинет Раф в виде него. Он, правда, больше надеялся на Лео, Микеланджело в исполнении Леонардо, такое зрелище нельзя было пропустить (как раз можно будет изображать Донни). Несколько шагов и вот додзе, вот Учитель. Ждет не дождется, верно. 

Если уж что и ждало братьев а выходе на самом деле, так это изрядный сюрприз. Поначалу им, правда, так не показалось, потому что Учитель Сплинтер сидел к ним спиной, но довольно быстро даже до Донателло дошло, в чем дело. Микеланджело же аж задрожал и заплясал на месте, закрывая ладонью рот, чтобы вслух не засмеяться, разве что повис на пару мгновений на панцире Рафаэля и ткнул брата в бок, молчаливо говоря «гляди-ка, Раф! Как ты и говорил!». Столь бурный восторг вызывал главным образом тот факт, что шутка обернулась явью. Повеселившись, он уставился на Лео с тем самым выражением на лице, которое обычно возникает на его физиономии тогда, когда он решает, что пора кого-то поизводить, но ответное выражение брата  малость сбило с него насмешливое настроение. Впрочем, Леонардо был в своем репертуаре и шуток в такой ситуации не собирался терпеть и, судя по всему, был настроен пойти наперекор здравому смыслу. Ну, или тому, чем обычно руководствуется Микеланджело. В общем, он, как и ожидалось, нарычал на Рафаэля, решившего, так сказать, довести дело до конца и забрать трость, как то велит их испытание. Это ведь было бы так просто! Все мысли по поводу плана и прочего испарились еще в тот же миг, как до него дошло, что сенсей изволит почивать, а вовсе не затаился, готовый раздавать щедро удары направо и налево, как только сыновья начнут действие. Когда Рафаэль неуловимо быстро подкинул трость в его сторону он инстинктивно напрягся, даже глаза прищурил,  ожидая ответных действий Сплинтера, но, тем не менее, рефлекторно ловя трость. Сам же посмеялся над своими опасениями мгновениями позже. Нет, Учитель сильно утомился и действительно спал. Вот, даже его трость здесь, в лапах младшего ученика, а он так ничего не заметил. Ну, или не предпринял, Микеланджело весьма высоко ценил сенсея и до сих пор думал, что тот силен и молод как всегда, упорно игнорируя лезущие в упор доказательства наступающей дряхлости мутанта. Прямо чудо, как он умел игнорировать болезненные для себя наблюдения и факты. Когда-нибудь ему придется признать наступающую старость учителя и это, быть может, разобьет его сердце.

Странно было наблюдать проявляющего заботу Рафаэля, но даже это не навело его на мысли печальные. Черепаха улыбался, рассеяно  крутя трость и ожидая, что же решит Леонардо, пока один за другим Раф и Донни исчезали в темноте на выходе. Ему показалось, или что-то стало как-то темнее? Пришло время решать, несмотря на то, что свое решение он принял уже очень давно, но все же. Не мог же он оставить Леонардо вот так одного? Совесть  и стыд?.. довольно быстро смялась под лавиной желания убраться отсюда и, подкинув трость в последний раз, поймав ее на кончик указательного пальца, он виновато улыбнулся старшему брату,

- Прости, Лео, но мы ждали этого целую вечность. Глупо отворачиваться от такой возможности. Я больше не выдержу, - он шевельнулся, отправляя трость в полет в сторону Леонардо, и развернулся, шагая по маршруту братьев.
- Может, Учитель так и хотел, - что сомнительно. Но вот она, палка, здесь, уже в руках Лео, а Учитель все спит и спит, несмотря на весь шум, что они произвели. Наверняка он сам таким образом их отпускал. Странно, конечно, но..почему нет? Для Майки это не казалось чем-то совсем уж из ряда вон.
- Догоняй!, - он в развернулся уже на выходе и махнул рукой, не сомневаясь, что гордый старший таки не выдержит и отправится следом. А теперь ему надо догнать ребят, так что он припустил из всех сил по направлению к ближайшему выходу на поверхность, надеясь что братья не пойдут каким-то особым путем и сейчас вот он их и нагонит.

Отредактировано Michelangelo (2013-05-15 00:43:48)

+4

26

Леонардо придержал желание кинуть трость куда-нибудь в стену, предварительно разломав ее на две части.
Братья, высказавшись по данному поводу почти одинаково, скрылись в темноте коридора, ведущего в коллектор. Не вернутся, ведь. Не сами. Зачем, если трость честно побывала в руках Майки и его самого? Условие выполнено - вечер на поверхности принадлежит им.
"Это нечестно!" - думал мечник, сжимая челюсти. - "Мастер не был готов, и вообще!..."
Это же совсем другой мир. Если бы поединок прошел на равных условиях, черепашки бы точно выяснили, смогут ли они выжить там, под небом. Теперь можно только гадать, что происходит по ту сторону двери.
Тяжело выдохнув, Лео медленно присел на пол, рядом со Сплинтером, и отложил трость. Он испытывал настоящую тревогу за сбежавших братьев, а ведь они ушли совсем недавно. Еще была обреченность и полная бесполезность, заставляющие мечника обиженно сопеть. Он полагал, что у черепашек не проснется совесть, и добровольно они не вернутся. А если они все еще не вбежали обратно, в убежище, с дикими воплями, значит там, на поверхности, все не так плохо. Может, даже хорошо...
Лео, подперев рукой подбородок, слегка обиженным взглядом посмотрел на спящего мастера. Почему он уснул именно сейчас?... А вообще, сам мечник тоже внезапно почувствовал себя жутко уставшим, пусть часы и отбили только девять утра. Этот стресс, это переживание, эти буйство совести и трель чопорности смогли сделать из пятнадцатилетнего подростка старика, сидящего рядом с ним. И все из-за одной-ничтожной попытки построить неугомонных братьев в рядок. А ведь Сплинтер строил их каждый день на протяжении длительного времени. Так что его усталость вполне объяснима и оправдана.
- И как вы это делаете? - тихо спросил он у отца, не поворачивая головы и смотря куда-то в сторону.
Это так трудно. Особенно - заставить подчиняться того, кто вообще не считает себя частью чего-то единственно-целого, что у них есть. Конечно, своим открытым протестом правилам Рафаэль не делает никому хуже, в смысле, планета остается круглой и все такое... Но ведь обязательно найдутся в его окружении люди, которые захотят испытать подобное ощущение свободы на себе. Иначе Дон и Майки остались бы здесь. А на поверхность все равно пришлось бы выйти, мало во что темперамент мог бы вляпаться.
- Именно сейчас, мастер, мне нужна была ваша помощь.
У Лео возникали подозрения на тему того, что и отец не справлялся со всеми ними. Мечник был почти уверен в том, что если бы черепашки завалили экзамен на командную работу (который и так завалили), они все равно бы вышли, даже находясь под запретом учителя. По крайней мере, Раф бы точно не отказался от подобной затеи. Наверное, и Лео смог бы просто махнуть на все рукой и просто плыть по течению, если бы не был собой. Или если бы был просто менее совестливым.
Мутант посмотрел на сильнее сгорбившуюся под пледом спину Сплинтера. Он слишком от них устал, чтобы одному все это выдерживать. Ему нужна поддержка.
- Но, если вы не против, я попробую сам. Еще раз.
"Родители не вечны", - вспомнилось черепашке.
Подумать только, какие жестокие, но правдивые слова. Не то уже время, когда крыс мог удержать сыновей в шаге от себя. Они сами категорически боялись от него отходить, еще не привыкшие к новой жизни, и казалось, что так будет всегда. Зачем нужны какие-то приключения под небом, если истории мастера и его сказки на ночь были гораздо интереснее и увлекательнее?
Мечник скрипнул зубами. Может, все-таки стоит выйти? Совсем на чуть-чуть, пока отец не проснулся? Он помотал головой - нет, нельзя. Тогда почему же братья пропали так надолго? Целых три минуты! На них напали, да?
Обреченно замычав, Лео стиснул голову в руках. Что он ненавидел больше всего, так это быть в неведении. Если он не знал, что происходит буквально за его панцирем, все мысли тут же приобретали по-настоящему триллеристический характер. На данной основе можно было снимать ужастики и крутить их на главном канале, складывая по центу в карман. За то, что развлекает народ. Двоеточие - круглая скобка.
Вообще, Лео выделялся терпением среди остальных, но это было слишком даже для него. Хваленая трезвость лилась через край, и черепашке уже хотелось совершить что-нибудь безумное. Например, выйти, наконец, отсюда.
Сжав кулаки, мечник снова посмотрел на Сплинтера. И на свои руки. И снова на мастера. Нетерпеливо повел плечом, за которым, на ремне, крепились его катана, и склонил голову на бок, растягивая мышцы.
- Я их приведу. А потом вы нас, как команду, накажете.

Наверное, еще никогда мутант не смотрел на крышку люка, заслоняющую небо над головой, схватившись за поручни лестницы.

+4

27

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Участники (в порядке отписи): April O'Neil, Raphael, Donatello, Michelangelo, Leonardo
Дата, место и время: 17 апреля 2013 года; вечер; окраина Нью-Йорка
Краткий анонс: юная Эйприл О'Нил так спешила добраться до родного дома, что не испугалась ни безлюдной улицы, ни темной подворотни. Решив срезать путь напрямик, девушка попала в окружение банды Пурпурных Драконов — преступной группировки, занимающейся кражами и нападениями на припозднившихся прохожих. Но, несмотря на кажущуюся безвыходность ситуации, помощь подоспела вовремя... и с самой неожиданной стороны.

Отредактировано Мастер Игры (2013-05-18 01:17:45)

0

28

Эйприл не очень любила поздние вояжи по переулкам ночного Нью-Йорка. Хоть и было в этом что-то загадочно-романтичное, когда  в вышине сияют огни небоскребов, и тучи наползают на луну, но жестокая реальность не жалеет мечтателей, когда нож слуайного подонка врезается в живот. Так что, вместо того чтобы мысленно растекаться по своим фантазиям, она сосредоточилась на том, чтобы вернуться домой в целости. К счастью, она неплохо ориентировалась в своем районе, и умела петлять таким образом, чтобы свести к минимуму вероятность нежелательных знакомств.
Но сегодня ей не повезло. Какой-то хамоватый тип в капюшоне, под которым - ну разумеется! - невозможно было разглядеть лица, отделился от тени быстрее, чем Эйприл успела сменить маршрут, и преградил ей дорогу. Девушка лихорадочно соображала - чем быстрее она среагирует, тем большая вероятность удачно - что? Атаковать? С собой у нее был только бумажный пакет с продуктами, из которого выглядывал укроп. Убежать? Само собой, но сначала нужно выиграть немного времени. Как?
- А вот так!
Эйприл от души пнула незнакомца в промежность и бросилась бежать. Пришлось, правда, бросить пакет, ну да черт с ним, с укропом. Зато она вернется к отцу в целости!
А невезение продолжалось. Едва забежав за угол, Эйприл обнаружила себя в крайне неприятной компании. Восемь, а то и десять мрачных типов, от которых разило алкоголем. Были тут и здоровенные шкафы, у которых кулачища, возможно, больше чем ее голова. Нетрудно представить, какими развлечениями они себя забавляют, если к ним в лапы попадает такая вот школьница - нехитрыми, но крайне неприятными для нее! Эйприл дернулась влево, вправо... но они уже окружали плотным кольцом.
И как будто этого было мало, вскоре к ним подтянулся тот самый, первый тип, которого она успела "познакомить" с носком своего ботинка. Теперь, когда он осветился уличным фонарем, Эйприл разглядела на его одежде опознавательные знаки - как и у его дружков. Пурпурные драконы! Она знала об этой банде, но раньше они никогда сюда не заходили. Что же теперь будет? Поддавшись панике, Эйприл пронзительно закричала.

+4

29

Присутствие Дона взбодрило Рафаэля, и на секунду он вполне благодарно улыбнулся брату. А уж когда из-за поворота показался Майк, так это вообще был не с чем не сравнимый триумф над страшим братом. О, Раф многое отдал бы, чтобы сейчас увидеть как мечется по логову Лео и грызет гарду катан, не зная, что же ему предпринять. В одном только саеносец был уверен – выговор лично для него уже готов, с цитатами великих и карательными мерами. Рафаэль обхватил ступени лестницы на манер турника и пару раз подтянулся, давая меченосцу шанс догнать их. Хотя с другой стороны, Лео мог бы и вылезти из другого люка, но все-таки при первом подобном путешествии им предпочтительно не разделяться. Все-таки не смотря на свою «горячую голову» остатки самосохранения у мутанта присутствовали, и даже иногда облегчали жизнь остальным.


Закатное небо было бездонным, невообразимого оттенка, красивее, чем когда-либо показывал старенький телевизор у них в гостиной. Хотелось дотронуться до него лапой, и он пару раз одергивал себя, чтобы не потянуться вперед, и попытаться смешать эти оттенки сине-серого, розового и золотого. Они должны быть незаметны, никакого лишнего шума, уж тем более когда люди у тебя под ногами бредут со своих работ домой. Рафаэль выглянул из-за водонапорной башни, расположенной на крыше одного из домов, и принялся рассматривать вывески рекламных транспарантов, иногда глубоко вдыхая вечерний воздух. Они не сразу поднялись на улицей, сообразив, что на крыше их увидеть будет гораздо труднее, но когда поняли это пробежали несколько улиц, перескакивая с поребрика на поребрик. И еще не разу за это время он не пожалел о проделанной шалости, Раф бросил быстрый взгляд на Леонардо – злился ли тот еще или нет?
Мутант отошел от башни и потянулся, раздумывая над темой – какие возможности еще несет им эта ночь. Сам факт того, что они вырвались на поверхность уже окрылял, а вот что делать дальше, Рафаэль даже представить не мог. Им не суждено было пообщаться с людьми, в радиусе пяти миль не наблюдалась не одного «злейшего врага человечества» с которым непременно надо было сразиться. Просто так гулять по крышам быстро надоедало, мутант, достал из-за пояса сай и начал поигрывать им.
- Вы уже можете предлагать идеи как разнообразить наш досуг, - он скучающе обвел каждого из братьев взглядом, мол «я вас сюда вытащил, я вас и развлекать еще должен?». Ждать что-нибудь дельного на этот раз можно было бы только от Майка, в крайнем случае от Дона, ибо старшенький запоет песнь – а вдруг мастер уже проснулся, давайте вернемся. По-крайней мере такое было предчувствие у Рафаэля. Сам бы он с величайшим удовольствием спустился вниз и устроил бы забег по улицам, глядишь приключения нашли бы их сами.
Где-то внизу раздался топот, словно кто-то бегом торопился попасть бегом – Раф даже ухом не повел (благо вести было нечем), мало ли что в голове у этих людей, может некоторые по вечерам спортом занимаются. Но когда спустя пару минут вечерний город огласил женский крик, у саеносца едва не выпало оружие из рук, настолько неожиданно это было. Крутанувшись на месте, и кинув дикий взгляд на братьев Раф указал направление.
- Кричали оттуда, - всего в двух крышах от них. Он и опомниться не успел, а ноги уже несли его по направлению к эпицентру событий. Мощные прыжки помогали преодолевать все препятствия, и вот он уже близок к заветной цели.
Затормозив рядом с самым краем мутант осторожно взглянул вниз в подворотню где сновали темные силуэты, все это напоминало некое сборище, и шут его знает, может у людей приняты подобные сходки. Но кричала девушка, а как указывали фильмы про героев и сериалы, в таком случае герои должны были отправиться на скорую помощь. А вот и сама героиня, Рафаэль успел заметить рыжую копну волос, мелькнувшую среди мужчин. Он неодобрительно покачал головой, и оглянулся на Лео.
- Мы должны помочь, - это был даже не вопрос, а явное и беспринципное утверждение. Но саеносец не мог лезть в заваруху один, хотя и был уверен, что братья последуют за ним. С другой стороны в первый же вечер вмешиваться в дела людей было опасно, тут не один, и не два человека, а целая шайка, и какова вероятность того, что братья смогут победить?
Слишком много думаешь Раф!
Саеносец оскалился, ив  его лапе мелькнул сюрикен – мощный бросок, и острая звездочка вонзилась в стену над головой девушки, как предупреждение. За вами следят, чуваки, и вы нарвались!

+4

30

Наверно, этот день можно было со всей уверенностью назвать одним из самых счастливых в жизни братьев. С того самого момента, как они сообща сдвинули тяжелого крышку канализационного люка в сторону, и в лицо им повеяло чуть прохладным, необычайно свежим утренним воздухом, для четырех юных мутантов как будто бы началась совершенно новая жизнь, полная приключений, чудес и опасностей... Причем первая же опасность не замедлила дать о себе знать — к счастью, подростки вовремя заметили надвигающийся на них автомобиль и дружно втянули головы внутрь панцирей, прежде чем те оторвало к чертям черепашьим. Пожалуй, они выбрали не самое удачное место, чтобы выбраться на поверхность.
Рафаэль, будь осторожен, — предостерег брата Донателло, когда тот первым выбрался из колодца и, крадучись, метнулся через пока еще безлюдную улицу, чтобы уже спустя пару мгновений нырнуть в густую тень у стен ближайшего к ним дома. Один за другим, мутанты последовали его примеру... И лишь убедившись, что их никто не заметил, дружно расплылись в довольных ухмылках и звонко ударили друг о друга поднятыми вверх ладонями. Уже тот факт, что они наконец-то выбрались в город, воодушевлял подростков до такой степени, что им хотелось немедленно пуститься в ритуальный пляс африканских аборигенов, а уж стоило им представить, сколько всего интересного еще только ожидало их впереди... Словом, ребятам было отчего светиться счастьем. Теперь даже то, что они осознанно нарушили приказ Сплинтера, да еще и ослушались зануду-Лео, воспринималось ими как неотъемлемая часть потрясающей по своему эмоциональному накалу авантюры — тут даже осторожный Дон не мог удержаться от какого-то совершенно неестественного для него бунтарского веселья. Тем не менее, когда Раф с Майки уже сорвались с места, направляясь куда-то вглубь изрисованных яркими граффити подворотен, гений все-таки поддался инстинктивному порыву и обернулся на канализационный люк. Увиденное заставило его сначала замереть на полушаге, а после и вовсе остановиться, со вздохом окликнув братьев:
Ребята... подождите. Мы кое-кого забыли, — и он виновато улыбнулся, наблюдая за тем, как их брат с грозным видом пересекает проезжую часть, спеша нагнать остальных. Просто удивительно, что он все-таки решился последовать за ними... но, с другой стороны, это был довольно предсказуемый поступок с его стороны — Леонардо никогда не позволял себе оставить младших братьев без присмотра. Уже по одному его взгляду можно было с уверенностью ожидать, что все последующие часы их пребывание на поверхности будет сопровождаться предупреждающими окриками и беспрестанным потоком нотаций на тему атрофировавшегося чувства ответственности и помершей в жуткой агонии совести всех троих беглецов. Тем не менее, Донни был действительно рад увидеть Лео рядом с собой... пускай даже такого мрачного и насупленного.
Идем, Лео. После нас отругаешь, — по-прежнему беззаботно улыбаясь, гений быстро рванул следом за остальными, пока их неформальный лидер не разразился долгой обличающей тирадой. На самом деле, Донателло, несмотря на охвативший его восторг, уже и сам потихоньку начинал задумываться над тем, как им следует вести себя на поверхности. Все они прекрасно помнили наказ Мастера Сплинтера: "ниндзя не должен выходить из тени", но... найти подходящую тень при ярком свете дня было не так-то просто. Так как они могли оставаться незамеченными в таких условиях? Взгляд гения заметался по округе, выискивая подходящие пути перемещения, и вскоре лицо мутанта посветлело.
Давайте заберемся на крышу, — предложил он на ходу, — там нас никто не должен заметить. Заодно осмотрим город с высоты, — и он первым схватился рукой за ржавую перекладину пожарной лестницы. Его сердце взволнованно забилось под жестким пластроном: было что-то фантастическое в том, чтобы оказаться там, на самом верху, хотя еще буквально полчаса тому назад ты находился глубоко под землей и не мог даже разглядеть неба над головой... Прохладный порыв ветра ударил в лицо подростку, когда тот в несколько прыжков вознес себя на плоскую крышу. Оглянувшись на братьев, дабы проверить, что они вскарабкались следом за ним, Донателло медленно приблизился к противоположному краю и шокировано окинул взглядом открывшуюся перед ним панораму: лучи восходящего солнца, прорываясь сквозь рваные облака, прочерчивали золотые дорожки в небесах и сверкали в стеклах огромных небоскребов. Никогда прежде братья не видели ничего подобного, а потому как завороженные смотрели вперед, затаив дыхание и напрочь позабыв обо всем на свете — и в первую очередь о темной и вонючей канализации, из которой они только что выбрались.
Это просто... потрясающе, — выдохнул изобретатель спустя довольно продолжительное молчание. — Я поверить не могу, что вижу это своими собственными глазами! — и он шумно выдохнул, не в силах справиться с охватившими его эмоциями. Любые слова казались лишними и совершенно бестолковыми. Черепашки просто молча любовались видом утреннего Манхеттена, и слабый ветерок с тихим шелестом трепал концы их разноцветных повязок.
Их день еще только-только начинался.


"Интересно, мастер еще не проснулся?" — эта мысль вот уже, наверно, в сотый раз за вечер посетила голову Донателло. Мутант лежал на узком карнизе кирпичного дома, положив руки под голову и задумчиво наблюдая за тем, как на синевато-свинцовом небе одна за другой зажигаются первые звезды. Солнце уже скрылось за бетонными стенами высоток, но его лучи так или иначе окрашивали облака в приятные розоватые и золотистые оттенки. Да уж, в канализации такого буйства красок не увидишь — даже по телевизору или на иллюстрациях в книгах. В эти небеса можно было глядеть хоть целую вечность... оторваться было попросту невозможно. Донателло мечтательно улыбнулся, но уже в следующий миг его лицо вновь приняло хорошо знакомое братьям тревожное выражение. Слегка повернув голову, гений бросил короткий взгляд на остальных. На город медленно опускались сумерки, и это означало, что приближалась пора возвращаться домой. Но едва ли хоть кто-нибудь из ребят чувствовал в себе желание спуститься обратно в их душное и затхлое убежище. Никогда прежде подземелье не казалось им столь скучным и... непривлекательным. Была бы их воля — так бы и переночевали прямиком на этой самой крыше. Но это, конечно же, была уже крайность...
Вы уже можете предлагать идеи как разнообразить наш досуг, — подал голос Рафаэль. Мутант оторвался от водонапорной башни, возле которой он слонялся последние полчаса, и сделал несколько шагов в одному ему известном направлении, рассеянно покручивая саи в руках. Донателло предпочел ему не отвечать — они с Лео уже давно думали об одном и том же. Сплинтер не мог спать так долго... и, скорее всего, он уже начинал беспокоиться. Хотя, что уж там: наверняка он с ума сходил от тревоги, с того самого момента, как вынырнул из дремы и обнаружил, что его мальчиков и след простыл. Ох уж и влетит им по возвращению домо...
Пронзительный вопль, прозвучавший буквально в паре десятков метров от той крыши, где находились черепашки, едва не опрокинул изобретателя с высоты третьего этажа. Резко усевшись, Дон нахмурился и бросил напряженный взгляд на братьев. Что это, черт возьми, было?
Кричали оттуда, — первым определил направление Раф. И, не дожидаясь никого из своих спутников, как ужаленный рванул прочь. Донателло немедленно подхватил валяющийся в сторонке шест и, быстро сунув его в крепление на панцире, помчался следом за остальными. В несколько прыжков нагнав Рафаэля, Донателло замер сбоку от брата и также пристально вгляделся в темную подворотню под ними. Происходящее ничуть его не удивило: он слишком часто видел криминальные выпуски новостей по телевизору, чтобы не догадаться о том, что происходит. Очевидно, что мутанты, сами того не желая, стали свидетелями отвратительного преступления. И на сей раз жертвой бандитов стала хрупкая, совсем еще молоденькая девушка, по виду не сильно старше самих черепашек. Донателло неодобрительно нахмурился, раздумывая о том, как помочь бедолаге, не привлекая к их компании слишком много внимания... а помочь следовало обязательно. Не смотреть же, как здоровенные бандиты пускают по кругу беспомощную жертву.
Мы должны помочь, — Рафаэль, как обычно, озвучил мысли большей части присутствующих... если не всех сразу.
Но мы не можем просто взять и спуститься вниз, — взволнованно откликнулся Дон, не замечая, как его брат решительно вытаскивает из-за пояса небольшой сюрикен. — Нам нужна... — он запнулся на полуслове, услыхав тихий свист крохотного снаряда. "Звездочка" ярким всполохом промелькнула в свете окон, врезавшись в кирпичную стену точно над головой девушки. — ...стратегия.
Эй! — немедленно раздался голос одного из громил. — Кто это бросил?!
Там, на крыше! — откликнулся его напарник, указав битой на темные силуэты черепах на карнизе. — Кому там неймется, а?! А ну слезайте, живо, пока мы не спустили вас оттуда силой!

+4


Вы здесь » TMNT: ShellShock » I игровой период » [С1] Все начинается в Нью-Йорке.