Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на первую в России форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя"!

Приветствуем на нашем проекте посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. На форуме присутствует закрытая регистрация, поэтому будем рады принять Вас в нашу компанию посредством связи через скайп, или вконтакт с нашей администрацией. В игроках мы ценим опыт в сфере frpg, грамотность, адекватность, дружелюбие и конечно, желание играть и развиваться – нам это очень важно. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но так же присутствует своя сюжетная линия. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Нужные персонажи


Официальная страничка ShellShock'a вконтакте
Skype: pogremuse ; rose.ann874


Форум о Черепашках Ниндзя Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВолшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Заброшенные игровые эпизоды » [ФФ] Чаепитие с дьяволом


[ФФ] Чаепитие с дьяволом

Сообщений 1 страница 10 из 19

1

Место и время действия: Спустя несколько дней после возвращения Рене из Франции, его лаборатория.
Участники: Leonardo, dr.A.Rene
Описание: Мир, в который окунулся Леонардо, не отбросил все предрассудки, некогда терзавшие ум юноши. Ненависть к Лизарду никуда не пропала, и именно он положил начало таким переменам в мировоззрении черепахи. А мутант не забыл, ничего не забыл с того самого дождливого дня. И Лео, вопреки тому, что поход к ящерице может означать верную погибель, стоит у двери его лаборатории и гадко улыбается. Наверное, Рене до сих пор не может поверить, как такое вообще случилось. А видеть выражение его лица стоит того, чтобы открыть дверь напротив.

Отредактировано Leonardo (2014-11-20 20:41:49)

+2

2

Слышал Леонардо, что Алонсо Рене наконец-то прибыл из далекой Европы, а конкретно из Франции. Что уж он там делал на своей необъятной родине, юноше не доложили и не сочли нужным это сделать. Кому юное дарование, некогда направляющая свои зубочистки на них самих, сдалось что-то говорить? Птица не того полета. Хотя как-то не появлялось желания ковыряться в чужой в совсем неприятной для глаза жизни. Рене... с этим ящером слишком много было связано неприятного, мерзкого, унизительного.
Когда только Лео вступил в клан Фут, его мысли всякий раз занимали о том, как они встретятся. Разумеется, ничто бы не мешало друг друга избегать. Мало того, можно было устроить так, что о существовании черепахи на одной стороне знали лишь единицы. Только в душе черепашки неистовым огнем горело желание отомстить? А тут и выпадает такой шанс - напакостить Лизарду прямо у него под носом, а он ничего не сможет сделать. Очень много плюсов все-таки имеется, когда ты на стороне бывшего врага. А при наличии должной положительной репутации, не так будет просто спихнуть надоедливого мутанта, если тот начнет доставлять проблем кому-нибудь, кто его со-о-о-овсем не любит.
За этими рассуждениями, Леонардо заместо медитации много думал взаперти в своей новой комнате. Не только о Рене, о многом думал. И обуявшее его жажда мести, только разогрела ненависть ко всем тем, кто некогда его предал. Но нет, не до бешенства или открытого проявления эмоций. Он просто был готов собственными руками каждую нахально улыбающуюся рожу втоптать в дерьмо, не боясь запачкаться сам. Кроме Караи в данный момент, у Лео не было никого, кто пришел и просто морально поддержал. Но все то время, пока ее не было, ниндзя был поглощен собственной бездной одиночества и окружением врагов со всех сторон. Не верить, не верить никому из них - он не подпустит к себе никого, кто попытается с ним сблизиться. Клан может и полезная вещь, но далеко не безопасная на разного рода манипуляторов. А ведь, как оказалось, управлять не знающим всех прелестей сурового мира подростком очень просто, пускай мутант не до конца осознает, что его просто-напросто использовали. И тогда он останется один против целого мира. И даже злость и ненависть не прибавит ему сил для борьбы с ним. Да и что сделает маленький сломленный черепашенок? Побьется в истерике? Да никто этого даже не заметит! Но пока кто-то верит в его силы, даже если это чувство неискренне, он пойдет на все. Как трудно это признать, но мечник до сих пор зависел от окружающих. Даже от одного единственного человека.
Проходя по коридору целого комплекса, где работали ученые, Леонардо одной рукой касался одной из ближних к нему холодных стен. До сих пор он не спускался в эту часть здания, к тому же едва ли ему разрешили сделать это раньше. А так, кажется, чаша весов постепенно идет в сторону того, что Лео и в самом деле предатель собственной семьи и в данный момент весьма порядочно исполняет свои обязанности. Хотя и остались те, кто ждал подвоха, однако он будет всякий раз разочарован. Пока. К тому же ниндзя идет просто "поздороваться". А то, что Рене совсем даже близко к этому ничего не подозревает, целиком проблема ящера. Леонардо пришлось прикрыть рот от сорвавшегося с губ язвительного смешка, стоило только представить перед собой морду Лизарда, когда тот его увидит. Причем одного, без свиты братьев и женской группы поддержки. К тому же будет еще и вести себя совершенно нелогично и не так, как в их последней встрече. Да, конкретно с экс-лидером они виделись уже очень и очень давно. Ведь зад ему надрали младшие в тот момент, когда самый старший и ответственный за родных сидел и смотрел, как все, к чему он так шел, окончательно разбилось вдребезги. То чувство до сих можно было вспомнить с максимальной точностью. Вся боль как будто прошла насквозь и осела где-то глубоко.
А в самом деле, ведь стоит ворваться к Рене в лабораторию, его хозяин сразу воспримет явившегося как врага и возжелает переломать ему кости, чтобы больше не геройствовал в одиночку. И Лео это прекрасно знает, тем более у него был богатый опыт встречи с мощным мутантом, в несколько раз больше его самого. Драться с таким в одно рыло - только добровольное соглашение на изъятие лишних органов даром. Ну что, доктор, печень или почка? Ах, вы сделаете меня бессердечным, доктор!
Кажется, это где-то здесь. Мимо проходящие ботаники как-то недоверчиво на него поглядывали, а Леонардо даже настолько оборзел, что каждому из них кривлялся, отчего без того не шибко красивая зеленая морда превращалась в еще более отвратительную. Ученые кривились и даже шагать быстрее по своим делам стали. Мутант только громко рассмеялся и зашагал дальше. На нем не было какой-либо одежды с символикой клана Фут (возможно сделал он это специально), тем не менее большинство наслышано о нем и неудивительно, что не поднимают тревогу, пускай и видят его в живую первый раз в жизни. Откровенно дерзко и нагло вел себя Лео, будто все ему тут дозволено. Хотя бы за это можно было доложить шишкам и получить знатно по оборзевшей зеленой морде. Но и так получит, если рискнул сунуть нос в лабораторию Рене, причем без всякого стука, позабыв все правила приличия.
- Какая прелесть, - оглядев комнату, проговорил Леонардо. - Где же тебя носило? Я тут заскучал на ваших футовских харчах, - с весьма отчетливой и специально выделенной ноткой яда, провоцировано и по-хозяйски взывал он к действиям Лизарда. Ящер нападет, обязательно это сделает, и ответит что-нибудь не менее отвратительное. Ну давай, сделай это, в своем любимом стиле! Это далеко не первая новость, что приведет тебя врасплох!

+2

3

Знаешь чем интересен хаос? Он справедлив.(с)Джокер

Чертовы фанатики.
Рене искренне и глубоко презирал этих снующих человечков в белых халатах, похожих то ли на бесхребетных личинок навозного жука, то ли на лисов, с их хитрыми, подлыми улыбками, в которых был в большинстве своем страх, и чуточку, самую малость - жажда  денег и власти. Думали наверное, что за их прекрасные, восхитительные, внеземные умы, да красивые глазки Мастер их к любимому креслицу поближе придвинет. Что тут скажешь - первым пунктиком своего гнилого нутра они очень напоминали французу не кого-то там, а себя самого, любимого, в недалеком прошлом. Деньги все еще играли для перерожденного мутанта не малую роль, но с другой стороны... для хрустящих бумажек в глазах Ящера произошла стремительная инфляция, и их ценность уже не казалась такой значительной - зачем огромной рептилии деньги? Ходить в магазины, покупать себе бархатные коврики и золотую ванну с унитазом? Даже став ненадолго тем, кем он был истинно с рождения - щупленьким человечишкой, которого легко уложит на обе лопатки любой плюгавыш, доктор восстановил, с огромным трудом, перешагнув через головы чиновников и обойдя кучу проблем, не без помощи Клана, свое утраченное по факту собственного "исчезновения" состояние, и потратил его... на что? На то, что оказалось гораздо "вкуснее", приятнее хруста банкнот. Оказалось благополучие вовсе не пик блаженства, когда у тебя есть... такие враги. Что поделать - его изуродовали... его убивали... его лишили нормального зрения. Сна, беспечного существования, когда он радовался просто наступая на чужое горло и расчищая дорожки к славе от конкурентов. Он стал мутантом - и это резко изменило его жизнь. Это и стало его жизнью - эта чешуйчатая шкура в пестрых пятнах, и следуя дурному примеру Моны Лизы Рене понял, что оставаться хвостатой тварью нужно, есть причины, и если у этой милой девочки это романтические и семейные отношения с существом не от мира сего, то у француза эта была любовь к сим особям в несколько ином виде, но настолько же крепка, и без пуленепробиваемой шкуры, мощных когтей, зубов, здесь никак не обойтись. Ну а гениальный мозг не сжался в грецкий орешек к счастью, грех жаловаться. И к тому же... приятно, когда тебя боятся. Раньше все боялись только связей влиятельного ученого, а теперь все боятся его самого - только глупца, или умалишенного не перепугает кулак в котором спокойно поместиться два человеческих черепа. И никто не испытывал желания побыть мячиком для жонглирования гигантской, злющей, как страдающий язвой библиотекарь, рептилии. Они так же улыбались ему... щурили мелкие, поросячьи глазки, и быстро разбегались по кабинетам, когда мутант грузно проползал по коридорам. А уж что говорить
чтобы зайти к этому зверю? Верх наглости. Новичков таки образом проверяли на стойкость, отсылая к Рене с поручениями - называется зайди в логово дракона. Жаль не сожрешь - коллеги, да и Шреддер не в зоопарке мутанта держит.
После  возвращения в "форт", эти гости стали слишком часто посещать угол Ящера, и это начинало порядком раздражать. Последняя пятерка пулей вылетала в коридор без переговоров, получив в сувениры разодранные докторские халаты и несколько ссадин на дрожащих коленках. А ведь разозленный Рене был готов на много большее.
Уважение? Дружественное приветствие? Уважаем только себя любимого, а здороваемся со своим отражением. Остальное разве имеет значение?
Рене с мрачно поджатыми губами устало откидывается в широком, под стать его габарита кресле, упираясь острой, изогнутой пяткой в ребро стола, мерно раскачивая свое расслабленно развалившееся тело. Он устал... Дни, события сменялись очень быстро, и даже ему, в этой карусели уже порядком надоело. В конце концов ему 40 лет, взрослый солидный мужчина, вынужденный гоняться за подростками, а тут даже природа мутанта не спасает. Особенно когда тебя скидывают в водоворот... До этого сбросив с двадцатого этажа и едва не придавив рептилии хвост тяжеловесным маузером. И хотя сейчас вся работа Ящера сосредоточена на новой версии мутагена, и клонах черепах, благополучно прибывших вместе с "папашей" в штаб-квартиру клана, все это рутинная работенка, но Рене одолевала непреодолимая ленивая сонливость. Классическая музыка. Сладкие кексы, разложенные на картонной рифленой тарелочке милого, нежно-бирюзового цвета с желтой каемочкой... Дымящийся кофейный напиток с нежной пенкой посыпанной шоколадной крошкой, правда все это в стакане без ручки,больше напоминающем керамическую супницу, нежели кружку - француз мог разорвать зубами живую плоть и сожрать чужую печень, еще теплую, не побрезговав свежей кровью... но никто ведь не отменял не любить сладенькое, хорошую музыку и немножко ароматного кофе для расслабления, правда?
Палец вялым движением, не глядя подцепляет картонный край и тарелка шурша и роняя на глянец столешницы сахарные крошки пододвигается ближе. Вивальди... - Люблю Вивальди, - Задумчиво причмокнул губами Ящер, кончиком языка скользнув по клыкам.
Дверь в зал натужно скрипнула. Ну от опять... Опять кому-то что то надо... Морда снова недовольно скукожилась в знакомой каждому внутри башни рожу, морщинистые веки вздрогнули, но мутант не спешил открывать глаза. Чертовы новички... - Какая прелесть, - Ярко-зеленый глаз резко распахивается, вспыхивает ядовиты огоньком... Щелка зрачка на несколько секунд расширилась, пока дремлющее состояние за доли мгновений сошло на нет...  - Где же тебя носило? Я тут заскучал на ваших футовских харчах, - Возможно это утомительно... ловить подростков. Но кто сказал,что охотиться на них не доставляет удовольствия? Скачок гигантской саранчи, оттолкнувшись ногой от подлокотника завалившегося набок кресла,и мутант пикирует прямо на нахальную черепаху,всей массой придавив ее к полу. Тяжелая ладонь распластана на груди юноши а когти готовы подцепить грубую кожу и выдрать клок, на манер мясницких крюков. Однако музыка очень к месту - Рене не мог не отметить, что под классику бой получается куда эпичнее - наверняка он восхитительно смотрелся со стороны...
- Какая наглость, нарушить скромный обед приличного мутанта. - Нет, убить скучно, да и наверняка потеха будет спустя секунды-влетят остальные, и пошло-завертелось, - Иди сюда насекомыш... - Рывком подняв бывшего лидера в воздух, обхватив его двумя руками в смертельные объятия, Лизард смрадно выдохнул облако горячего пара наглецу в лицо, - На каких это еще... - Пришлось подобрать слюни... и только от осознания что сказал юноша. И от непривычного отсутствия любимой перевязи Леонардо - парнишка был совершенно безоружен, да к тому же... нахально лыбился разбитой губой ему в лицо! -... харчах... - Пальцы нервозно сдавливают крепкую шею мальчишки и Рене приподнимает его чуть выше, уже в некоторой панике поглядывая на двери - ну и где? Где его подмога?! - Тебе в башку я кажется не залезал... Идешь по стопам младшего братишки маленькая язва? Ты что... один?

Безумие - оно как падение. Нужно только немного подтолкнуть!(с)Джокер

+3

4

Так занятно и любопытно смотреть за реакцией воочию. Да, в сравнении с этим, даже довольно большая фантазия не сравнится. Это ощущение восторга, во многом за счет адреналина, поступившего в кровь вместе с резкими движениями ящера, было невозможно ни с чем сравнить. Вроде бы и опасность прямо перед глазами, и она определенно уже в своих мыслях придумывает красивую и болезненную пытку для наглого мальца. Но не спеши, доктор, еще есть время сплясать на горящих угольках. До чего хорошо звучал сейчас Вивальди, будто в этот миг достиг своего пика в столь животрепещущем искусстве. Лео пробирала дрожь от восхищения, улыбка сама собой становилась шире и весь вид будто бы говорил, что парнишка свихнулся.
- Приличного? - мечник весело засмеялся, но сдавленное у руках монстра горло не могло точно выразить все это чертово безумие. Но за него все сделали глаза, некогда карие, а сейчас в угловатом свете отдающие красным... алым. - А ты высокого мнения о себе, как погляжу. Или находишь развлечения с детьми чем-то эстетичным, м? - а храбрости у Леонардо было хоть отбавляй. Пусть и говорил довольно тихо и кашлял через раз, но чувствовал себя хозяином положения, вовсе не чувствуя страх перед столь внушающим зверем. Да, животным с повадками человека. Причем какого человека! Обедающего маленькими миленькими кексиками, да еще небось пьет из миниатюрной чашечки, подцепляя ее одним из своих пугающих когтей. Интересно, каким же он был до мутации?
Лео в этот момент осекся в своих мыслях. Никогда прежде не было даже намека на то, чтобы экс-лидер задумывался о прошлом некогда своего врага, а сейчас черт знает чего (бантика только розового не хватает). Но определенно, раз тот был французом, был вульгарен до безобразия. Почему-то именно так представлял себе мутант людей этой страны. Пардон, сильвупле, каждое слово на их языке так и кричит о пафосе и попытке показать, какие мы, черт подери, элегантные. И Алонсо даже в своем внушающем виде остается все этим же французом, только вот свое богомерзкое эго может воплотить в невероятной силе, что дает мутация.
- Не боись, я пока убегать... кха, не собираюсь, - одной рукой Леонардо все же придерживал как мог ладонь Лизарда, чтобы тот в порыве страсти его не задушил. А то что-то действительно маловато было воздуха. - На ваших-ваших, мсье, - мечник даже пытался спародировать французский акцент на последнем слове. Вышло на крайность забавно. - Вот что значит быть вдалеке... от, кхм, дома. Да и отпусти же меня, наконец, задушишь же! - тут уже юноша скорее походил на капризного ребенка, который не понимал, за что его наказали. От этого по крайне мере становилось не по себе. Раньше такого экс-лидер не позволял себе, да и те фразы, что умудрялся бросать в сторону Рене были больше смешны ящеру, но сейчас мутант нес полную околесицу. А самое главное - не было ни одного из братьев, что могли бы поддакивать или что язвительно-детское ляпнуть. С ними определенно француз чувствовал бы себя гораздо лучше. А одна черепаха слишком много несла бреда, который нельзя было логически состыковать. Только если парень действительно сошел с ума и ему нечего терять. Разве только это.
Поэтому монстр позволил маленькому ниндзя говорить, но все же не мог не впечатать мальчишку в стену и придавить своим массивным хвостом. Ощущение того, что стена оказалась сзади, а столь ненавистный ящер перед лицом, Лео не мог не вспомнить до омерзения похожую ситуацию и чуть скрипнуть зубами от досады. Но не-е-ет, сейчас ситуация была иной, и Леонардо не сопротивлялся желаниям Лизарда все-таки держать ухо востро. Вивальди играет и так удачно попадает в такт ситуации. Вот, проигрыш, навевающий интригу в молчании мечника. Времена года. Прекрасный выбор.
- Смею сообщить тебе, мой любезный друг, - старательно подбирая интонацию для каждой из речей, парень экспериментировал, следил за реакцией. Даже если его надменный голос будет воспринят несерьезно, так или иначе полезная практика. Леонардо даже в собственных интересах эмоционального плана найдет какую-нибудь пользу. - Даже несколько приятно, что сообщаю это первым, но теперь нет нужды более считать меня врагом. К тому же, когда мы оба в одной большой лодке под названием Клан Фут. Да-да, теперь я с вами, причем уже достаточное время, чтобы свободно гулять по борту корабля, и рассчитываю на печеньки или... - Лео нашел взглядом тот стол, где мирно нетронутыми лежали кексы и указал пальцем одной из руки, что не была прикована хвостом монстра. -... вот хотя бы этими чудесными кексами.
Не поверит. Точно не поверит. Подумает, что уловка, но ведь это на самом деле так. Только уже в личных интересах самого юноши, ведь не просто же так он пошел в лабораторию в одиночку и так вел себя перед ящером. Но это та-а-ак забавляло. И будоражило все тело. Ведь находишься буквально на грани жизни и смерти и только благоразумие Рене может оставить черепаху в живых. Либо искусная и мучительная пытка, что позволит прочувствовать в полной мере всю прелесть физической боли, при этом оставаясь в сознании, в живых. Леонардо сам одно время почитывал литературу с подобным содержанием. Да-да, как-то попалась на глаза выброшенная за ненадобностью книженция. Так что прекрасно знает, что может порядочный садист сделать со своей жертвой. И битье панцирем об стену не покажется такой уж страшной страницей собственной истории жизни.
Только Лео не может ничего с собой поделать. В этот момент, в эту секунду, его невероятно тянет совершить еще какой-нибудь безумный поступок на глазах непонимающего ящера. Увидеть наконец не эту самодовольную морду, а что-то иное, совершенно другое. Эмоции, ведь Лизард на них способен, к тому же они не дерутся, пускай Алонсо может и предполагает возможность драки.
- Не веришь мне? Оно и правильно, - мечник на сей раз все же сбросил с себя все эти ужимки и наигранность и лишь безумие в глазах не оставляло черепаху. - Не всякому доброму малому быть до того честным, чтобы без обмана связываться с сильным противником. Но увы, все действительно так, как я и сказал. Твои прихвостни в белых халатах подтвердят. Клан Фут мой дом, а ты, стало быть, мой коллега. Да и набралось много общего между нами, и это теперь просто невозможно скрывать. Нашу общую ненависть к одним и тем же созданиям, доктор Алонсо Рене, - сверкнули глаза, а свободная рука мутанта крепко вцепилась в хвост ящера. Может, тому и не было больно, но ощутимый дискомфорт доставляло. Леонардо не удивится, если после собственных слов Рене найдет к чему найти повод для насмешек (тем более еще так хорошо заметный), но все же достаточно подлил экс-лидер масла в огонь и теперь был готов просто наблюдать за тем, как костер разгорается. Правда, сам юноша не мог отойти от пламя как можно дальше, но это не пугало его. Так или иначе, этот визит того стоил. Определенно.

+1

5

You need to release
What you're feeling inside
Let out the beast
That you're trying to hide
Step right up and be a part of the action
Get your game face on, because it's time to play

  Ядовито-зеленые угольки глаз буквально прожигают в черепе незваного гостя дымящиеся дыры. Мда, назвать сего героя столь отважно ступившего в его личные покои, совершенно безоружного и с довольной лыбой во все 32 адекватным противником было сложно, если не сказать невозможно... Столь непривычное поведение своей жертвы несколько озадачило Ящера, до такой степени, что влажные, обнаженные желтоватые клыки исчезли под тонкими губами мутанта. Теперь агрессивное выражение скуластой  морды сменилось на злобно-недовольное - нос сморщен, глаза превратились в яркие изумрудные щели в подозрительном прищуре. Оно хихикает... Оно улыбается так, словно Лизард не перекрывает ему поток воздуха, а закармливает сметаной. - Заткнись, зеленая козявка. - Мрачно рычит ящер слегка сжав глотку не замолкающего засранца, который по его мнению слишком много себе позволяет, начиная вторжением в кабинет доктора и заканчивая тем бредом, что слетал с уст бывшего лидера черепашьей команды. - Это я с тобой еще не развлекался малыш. - Прошипел Лизард, хищно щелкнув челюстью перед носом подростка, с твердым намерением заткнуть не в меру болтливого юношу. Рене уже завяз в сомнениях, может и не показывая этого, но слова безумца достаточно смутили мутанта - еще бы, впервые враг ведет себя с ним столь вызывающе нагло - ведь быть самоуверенным "плохишом" это его роль между прочим. Сдавленный писк мальчишки, больше в характере капризной принцессы Карамельки, нежели первоклассного воина ниндзя, уж совсем вогнал бедного Лизарда в кататонический ступор. Да, это было явно вне всякого понимания мутанта... послушно убрав от горла юноши когтистую лапищу, Лизард глухо фыркнул и припечатал юнца шипастым хвостом к стене, упираясь в нее одной ладонью, нервозно царапая поверхность когтями, оставляя глубокие борозды с осыпающейся штукатуркой - а ведь на месте стенки легко мог быть пластрон черепашки. Ящер навис над коротышкой - до чего же ты, хрупкое создание, похож на лягушку, особенно если выскрести тебя из панциря. - Какой ты мне друг, ошибка природы? - Скривился Лизард, глядя потенциальной жертве прямо в глаза, рубиновые, налитые кровью, пылающие агрессией, ненавистью и безумием ничуть не хуже, чем его собственные. И все же, Рене не верил в то, что глаза - это зеркала души и они никогда не лгут. Благо достойный пример он видел много лет в зеркале, собираясь каждое утро на работу. Надевал маски, улыбался, менялся в зависимости от ситуации, и менял взгляд, алчный, подлый, безжалостный на спокойный и деловой - но капля яда конечно едва заметно плескалась в этих блеклых голубых, равнодушных глазах француза, и никуда ее не скрыть. Не спрятать за фальшивой улыбкой и тихой, проникновенной речью.
Сейчас мутант всматривался в кривую, бледно-зеленую от нехватки кислорода физиономию своего гостя и искал логичный подвох во всем этом спектакле, ту самую "каплю" хорошо спрятанного "добра". Это действительно походило на скверную театральную постановку, а ужимки главного героя будили в ящере не яростного монстра готового пожрать нарушителя, а невинного Петросяна, способного лишь неудачно шутить и язвить в ответ. Невозможно словами передать всю ту мимику, что присутствовала на морщинистой морде Лизарда, пока зажатый между стеной и могучим телом доктора мечник, толкал пламенную речь, что он мол теперь, батенька, не иначе как почетный член команды этого "корабля", хотя Лизарду было удобнее называть это место не иначе как дурдомом. А теперь, глядя ехидно на ухмыляющуюся черепашку, тычущую своим сарделькообразным пальцем в сторону его угощения, Клан заслужил официально зваться больницей для душевно больных пациентов, имени Великого Шреддера. Проследив взглядом в том направлении, куда показывал Леонардо, Ящер неопределенно хмыкнул, и вновь повернулся к юноше, едва не поцеловав его длинной, крокодилообразной мордой прямо в лоб - до губ, расчерченных поперечным  глубоким, уродливым шрамом авторства, ну конечно, самого доктора Алонсо Рене, чье же еще, было далековато и высоковато к счастью. - И ты называешь себя "добрым малым", лягушка? - Хвост со свистом взметнулся в воздух, описав дугу и тяжело упав на землю, освобождая юного мутанта из плена, но широкая ладонь, с заостренными, длинными когтями угрожающе нависла над головой мечника, словно лапа Фредди Крюггера, мелодично "позвякивая" своим страшны оружием, потирая кончики друг о друга. Это не пугало юношу, того и гляди самостоятельно грудью напорется на когти с сумасшедшим хохотом. Рене не видел в черепашке столько безумия, чтобы списывать его со счетов. Клан никогда не стал бы брать в свои ряды беспросветного безумца, такие рекруты смешны даже одни своим существование, позоря ряды элитных войск. Он достаточно вменяем. И... разумеется, конечно он тебе не верил, а слова неубедительный сор, который только растоптать и вызвать уборщицу - пусть уберет эту грязь под его ногами.
Рене облизывается, словно вот-вот поглотит надоевшего болтуна, роняя капли вязкой слюны на безволосую макушку  глупого мальчишки, предавшего родных по своей собственной воле. Вивальди уже раздражающе режет слух, Ящер не пытается расслабится, и ажурные тарелочки с одиноко дожидающимися его вкусностями благополучно забыты - этот юнец представлял собой для француза проблему. Крупную проблему, изрядно выбивающую его из колеи. Если даже мальчишка не шпион-притворщик, легче Рене от этого не становилось. Если Леонардо отделился от семьи, его братья, их долг, дело чести и, мерзость какая, братской любви, попытаются вернуть лидера домой, до последнего не веря в его предательство, а уставший Ящер не был готов к встрече со всеми подростками конкретно сейчас. После возвратной мутации, организм доктора еще не восстановился до конца. 
- Вряд ли к одним и те же... - Кончики когтей касаются зеленой кожи юноши - один рывок, одно неосторожное движение и в умной головке хвостатый мутант просверлит отверстие для проветривания закипевших мозгов юноши. - В чем дело юноша? Притомился, что никто тебя не слушается, а папочка хлопает мохнатыми ушками? Не много же для тебя надо - всего лишь пару раз швырнуть в грязь, и наступить сверху. - Пальцы, царапая кадык отступник, слегка снова сжимают глотку мальчишки. Рене приоткрыл пасть, выдохнув мечнику в лицо, - Бедняжка, - Он убрал руку и сделал шаг назад, обратно к столу, - Может гуманнее было бы убить тебя, пока тебя не контузило окончательно? Хочешь кексиков? Ну валяй коротышка, приятно подавится, - Оскалился Рене, разворачиваясь к черепахе спиной и грузно топая вернулся к скрипучему, широкому креслу, вцепившись в подлокотник одной ладонью и вальяжно закинув ногу на столешницу, аккурат рядом с выпечкой, демонстрируя Леонардо свою гигантскую, широкую, босую ступню. Сложив руки на груди, Ящер ухмыльнулся так широко, что уголок его губ исчез где-то на затылке.
- ... поражу пастыря, и разбегутся овцы. Добро пожаловать черепашка.

+2

6

Некогда ужасающие слова, что испускало это чудовище, сейчас не вызывали того эффекта на черепаху. Либо Лео привык к однотипным фразочкам ящера, либо вконец сошел с ума от житья в клане Фут. Но все было тщательно распланировано черепахой: побывав, так сказать, в убежище некогда своих врагов, за это время Леонардо научился смотреть на личности своих врагов, а не только на то, как они умело размахивают своими клешнями. Сила далеко не решающий фактор в сражении - может, это ниндзя и раньше осознавал, но не применял на практике. А ведь понимание пришло еще со времен первой встречи с Караи. То недовольство на собственную семью тогда позволило мутанту несколько сменить тактику и не начинать бой, стоит только завить создания с символикой фут на любой из частей тела. Хитрить и изворачиваться? Этому черепашек особо не учили, большая часть их жизни занимала оттачивание боевых навыков и медитации, как способ познать самого себя. Но этого в реальном сражении мало. Это лишь основы, оболочка без содержимого. Если ты все-таки воин, сражающийся в ночи, большую роль играет хитрость и обман. Лео тогда понимал, каким был ребенком, если так считал, что честность боя что-то может решить. Увы, это только вредило всякий раз, ведь противник намного был сильнее их самих. Леонардо не мог поверить, что когда-то они с братьями бездумно врывались к Рене в лабораторию с каким-то непонятными кличем. Так не поступают ниндзя, никогда бы не поступили. Если бы не имели какого-нибудь туза в рукаве.
Сечас же, полностью осознавая и применяя на практике умения хитрить и изворачиваться, мечник проанализировал то, как бы вел себя ящер, если к нему вот так кто-нибудь придет - один, без подмоги, оружия, да еще и с такой наглой рожей. Тут и Шреддер бы пребывал в ступоре. Но большую роль, конечно, играет то, что мутант все же и впрямь член клана, к тому же потихоньку оправдывающий себя, раз ему дозволено гулять по лабораториям и вот так захаживать к одному из самых опасных мутантов. И план оправдал себя - Алонсо Рене не спешил убивать маленькую букашку.
- Неужели? - кривая ухмылка, вкупе со шрамом на губе, выдала еще одну нелицеприятную мордашку. - Но сейчас что тебе мешает? - да, Лео знает, что мешает Лизарду сделать сказанное. И чувство власти над ситуацией - это то самое, чего не хватало черепахе в моменты его лидерства. То, что может прочувствовать именно сейчас. Ведь хорошо видно, что ящер в замешательстве и совсем не ожидал такого к себе отношения. Да и мало кто на его месте этого бы ожидал, тут можно подумать, что Леонардо действительно спятил. А ведь что-то пытается из себя показать, что таким поведением не заставишь искать в каком-нибудь темном уголке собственную челюсть. Но интуиция подсказывала маленькой черепашке - Рене это задело. И ведь если бы была цель покончить с французом, то, может, с помощью братьев такой план стал бы успешным. Но не в этой жизни. - Тогда ты тоже ошибка природы? Я бы не назвал тебя красавчиком в данный момент, может человеком ты был посимпатичнее, не знаю, - после этих слов Лизард пристально смотрел в глаза ниндзя, будто хотел найти хоть одну зацепку, что все это - хорошо спланированный спектакль. Лучше оставить эти попытки и смириться, что перед тобой безумная черепаха, от которой можно ждать чего угодно, даже того, что невозможно уложить в голове. Как эту ситуацию, если брать пример.
Но после Рене его отпустил. Видимо, не нашлось чего ответить, либо слишком самоуверен, чтобы позволить вот так просто опасному врагу гулять на свободе. Тем не менее, экс-лидеру было на это глубоко плевать с высокой колокольни - коли не желает убить, бояться нечего. Да и лапа ящера не вызывала страха, даже не играл бы Леонардо сейчас безумца. Скромная попытка, притом еще и не так красиво оформленная, как это обычно бывает у хозяина этой руки. Чем больше сомневаешься, тем ты слабее, Алонсо. Может быть, Лео таким образом нашел то самое слабое место, которое не грех пырнуть, если когда-нибудь клан Фут перестанет для черепахи быть той самой лодкой, с которой он и Лизард медленно плывет к берегу.
- А я и не называл себя добрым малым, - с усмешкой ответила ему "лягушка", уже в поведении прослеживая за собой нотку адекватности. - Может, раньше я и был им, но время пай-мальчиков уже давно кануло в лето, если ты не заметил.
Но затем проследовало молчание. Очень важное психологически, ведь сейчас стоял выбор. И этот выбор ощущал на себе мутант всем панцирем, отбитым некогда у хозяина этой лаборатории. Было бы интересно заглянуть в голову этому монстру и прочитать все мысли, которые скопились в его массивной голове. Если в этот момент сделать что-то, что в конечном итоге не понравится Рене - можно смело копать себе могилу самому и не ждать милости у ящера. Сей факт дошел до понимания и без телепатии, которой тоже было бы неплохо обладать. Алые глаза смотрели на Лизарда уверенно, несколько нагло, хотя сейчас ничего безумного не могли отчебучить. Убивать Лео не было резонно, если тот действительно в клане: он потенциальная наживка для остальных братьев и мастера и Шреддер не упустит этой возможности. А Алонсо подчиняется с горем пополам этому человеку, значит убивать не станет. А вот если не верит, то все зависит от степени безбашенности самого ящера.
Рене вновь делает попытки угрожать физической расправой, Леонардо остается спокоен и расслаблен, в глубине души понимая, что лишнее движение лишит его короткой жизни. Удивительно, что мечник может похвастаться такой выдержкой, а еще более интересно, какие чувства будут бушевать в голове, когда он выйдет из лаборатории. Если, конечно, все сложится благополучно.
Но после нескольких фраз, его все же окончательно отпускают, а сам Лизард властно располагается за столом, приглашая попробовать кексы. Лео победно ухмыляется и усаживается напротив ящера, без страха хватая сладости, которые были ближе всего к огромного гуманоиду. На вид и запах они и впрямь были очень аппетитными, все-таки у француза был вкус, нельзя не признать.
- Ты, я гляжу, все за меня знаешь, ну-ну, - разглядывая со всех сторон лакомство, заговорил Леонардо и слопал кекс целиком, отодрав перед этим только невкусную часть. Ища глазами чем запить, Лео натыкается на кружку с уже налитым чаем, без спроса ее хватает и делает несколько глотков, чтобы еда легче пошла. - Фы фтак... кхм, из жалости кормишь? Ну спасибо, буду теперь знать, где набить себе пузо чем-то более интересным, чем повседневная футовская пайка, - а насчет последней фразы, черепашка схватила еще один кекс и с полным ртом добавил:
- Фтофко ф фтофиф мечфаф, - еще и почавкал, действуя своим поведением ящеру на нервы. Ну а что, надо тоже быть подоброжелательнее и окружающие к тебе потянутся. - Лучше расскажи, где тебя столько времени носило, что аж о таких грандиозных новостях в клане Фут не в курсе? - уже отпив половину чая из кружки, Лео сменил тему беседы, касающейся его и задал вопрос, который искренне его интересовал. Правда едва ли Рене честно на него ответит, но все же... может и впрямь получится поговорить о чем-то еще, кроме братьев, Моны и провалов экс-лидера черепашек.

Отредактировано Leonardo (2015-01-02 04:30:38)

+1

7

Впору было награждать этого мальчишку дипломом первой степени за "Смелость и отвагу". А так же за хамоватую наглость, что демонстрировал его гость, особый бонус, плюс пять отрезвляющих пощечин, которые Лизарду было просто лень отвешивать этому паразиту. Нет... Ящер просто смотрел, как обезумевший черепашка жадно запихивал в рот душистые свежие кексы, его кексы, подперев когтистой лапой длинную морду и задумчиво прикрыв глаз. Наверное именно такими глазами смотрит "добрый" скотовод, на симпатичную, молодую свинку, уплетающую его харчи и с умилением представляющий, ах как хорошо она будет выглядеть на праздничном рождественском столе. Юношу не иначе как свинтусом и не назовешь - Лизард со своими гигантскими челюстями жевал и то аккуратнее, особенно французскую выпечку, которую не едят так безобразно... ее надо распробовать... прочувствовать... насладиться, как дорогим вином. Этот выходец из канализации явно не понимал значимости столь изысканной пищи, бессовестно роняя на чистый стол крошки. Так что сравнение с поросенком здесь пришлось как нельзя кстати. - К отсутствующей стойкости характера, Коротышка, у тебя еще и полное отсутствие манер. - Скорчив презрительную рожу, ящер указал длинным, изуродованным узлами виднеющихся под грязно-зеленой кожей сиреневых ниточек нервов, пальцем на горку крошек, оставленных после "ланча" подростка. - Уберись за собой. - Сипло выдохнул Лизард, сдувая ближние к нему крохи своим тяжелым дыханием подальше к "Мистеру Свину" напротив. Не то что бы француз сам отличался особой любовью к идеальной чистоте, но кого не станет раздражать, когда на твоем рабочем месте, некто, кто по всем правилам должен быть уже минут десять как освежеван и вывешен за окно, на всеобщее обозрение устрашающим посланием, вольготно расположился рядом, и противно чавкает на ухо хозяину кабинета, роняя изо рта куски... Да еще и напиток хлебает слишком... шумно. Испытывает терпение значит...
Лизард скривив губы откинулся обратно на кресло, глядя на мальчишку сверху вниз, надменно задрав морду и кося единственным глазом, зрачок которого сузился до такой степени, что почти терялся на фоне ядовито-салатовой радужки.  Каким бы смелым, диким хулиганом не старался показать себя Леонардо, Рене не считал его действия правдивыми ни на йоту. Импульсивная, детская обида, переходный возраст, если он вообще присущ существам вроде этих черепах, чьи ДНК в сравнении с его собственными были гораздо менее... человеческими  - но никак не окончательное и бесповоротное решение принять эту сторону. Зла сего печеньками... или кексами. Самый правильный, самый главный... самый любимый папочкин сынок - да и бросил свою родню в тяжелое для них время? Сколько эгоизма тогда в тебе, мой юный, зеленый друг? Даже Донателло, глупый, влюбленный дурачок, не поддался на уговоры, предпочитая чтобы ему размазали кровь по пластрону и топили в грязных лужах - но не принять предложение доктора, даже ложь Моны Лизы не принял, женщины, за которую столь долго боролся - насколько считал себя правильным... как старший брат. Старший братишка не похвалил бы его за то, что он сдался противнику. Парадоксально... А теперь старший спокойно сидит, вольготно расположившись напротив смертельного врага черепашек, пьет чаек, кушает кексики, и его не заботит, что происходит в его семье, как они живут... Если это не уловка, то Лизард с удовольствием посмеялся бы над Хамато Йоши - каких ты сыновей воспитал крыса, что они все вместе похожи на разбитую вазу, которую невозможно склеить?
- Похожие на большие... сломанные часы... - Задумчиво протянул мутант, запрокинув физиономию к потолку и шумно вдохнул, слегка приоткрыв пасть. Белые клыки стали багровыми, ловя алые лучи солнечного света, с последним усилием заглядывающие в окно, а болотного оттенка кожа приобрела местами сочную, фиолетовую окраску. Мутант застыл, подобно греющемуся на солнышке аллигатору, а после, довольно резко опустил голову вниз, едва не ткнувшись широко раздувшимися ноздрями подростку в нос. - Всегда знал, что все ваши кодексы, - Крючковатый палец с силой ткнул юношу в центр грудного пластрона, царапнув когтем по кромке пластин, -  Это чушь. - Он не ответил на вопрос подростка сразу, предпочитая оставить немного время на собственные измыслы касаемые преданности и всего, что в целом и в частности гордо именуют "ниндзя". - Они похожи на мазню ребенка мелком, на асфальте. Ясно и солнечно - каракули деточки живут и здравствуют, но... - Он воздел царапающий пластрон палец к потолку, с торжествующим видом блеснув салатовым огоньком зрачка, - ... стоит пройти дождичку - и все размоется.- Лизард медленно поднялся из-за стола, скрипнув продавленным сиденьем своего кресла, упираясь в столешницу кулаками. Медленным, неспешным шагом он обогнул свой стол и оказался за спиной бывшего лидера, заслоняя своей массивной, плечистой фигурой весь свет, накрыв черепашку своей огромной, захватывающей половину комнаты тенью. - Все эти моральные ценности - тоже чушь... - Широкая лапа перехватила один из оставшихся кексов. Придерживая крошечную выпечку между большим и указательным пальцами, и полюбовался им так, как любуются настоящим произведением искусства, повертев и проведя длинным, заостренным языком по присыпанному пудрой боку, довольно причмокнул и вновь глянул вниз, на гладкую макушку гостя, - Как можно ценить то, что столь изменчиво. Золото,всегда остается золотом. А родные предают, или бросают, или начинают презирать... - Он почти нежно пошлепал ладонью по этой круглой макушке, - Любовь сменяется ненавистью. А смелость - трусостью. Именно поэтому я один, мои старики давно гниют в навозной яме, и мне даже неинтересно, кто сажает цветочки на их могилках. С ума сойти... Я даже не помню, где эти могилки! - Противно, визгливо хихикнул мутант, с яростью схватив стул на который уселся его гость, за край спинки, и одним резким движением разворачивая его лицом к себе.
- Наша жизнь, Коротышка, не зависит  от наших поступков. А слова стариков - брехня маразматиков. - Он оскалил ровный ряд острых зубов, дыхнув юноше в лицо и роняя на его колени капли вязкой слюны. - Если ты перешагнул порог того, что тебе с детства прививали - не значит, что ты уже герой, Леонардо. Мало распивать с врагами чай. Ты просто такой же импульсивный подросток, как и твои братья... просто у каждого свои заскоки. Ты обижен? Унижен, оскорблен? И на что ты готов пойти, чтобы доказать, что ты не просто разобидевшийся малыш? Я не твой врач психиатр, но мне любопытно так же, как и тебе. Утипути деточка... - Фыркнул Ящер, изобразив крайнее умиление, оттянув складку кожи на щеке юноши и самым наглым образом "потрепав за щечку". Перестав терзать лицо мальчишки, француз отступил назад, осторожно откусывая пышный кексик боком своей пасти и тщательно ловя каждую падающую крошку в раскрытую на уровне груди ладонь. - Мммм... раз ты говоришь, что мы коллеги, давай, не стесняйся. Поделись, пожалуйся. А насчет того, где я был... Дома Коротышка. - Раскрыв пасть пошире, Лизард закинул туда угощение, -  Дома. - Он отряхнул ладони. - Я даже поделюсь с тобой планами. И не потому что я тупой злодей, обожающий разбалтывать всем свои задумки - это лишь киномиф, а потому, что это все равно будет. Это...как правильно сказать... ну, не остановить. Но сначала, я хочу услышать о тебе дружок. Даваааай, поделись с дядей, кто же тебя обидел.

+3

8

Какая тонкая, будто прозрачная, душа у такого огромного и безобразного зверя. Сколько манерностей, попыток показать из себя чуть ли не приверженца лихой знати. Жаль мордой не вышел, французик, а все твои игры в человека - грош им цена. Хочешь показать себя выше канализационной утвари, что, подобно зверю без разума, уминает твои кексы? Ты уже опустился на этот жалкий и ничтожный уровень, определенно даже не пытаясь вернуть своему лицу тот самый, "благородный" вид. Тебе нравится сила, что дал мутаген. Конечно, это ведь так легко можно разбросать мешающих работе, а точнее исполнению мелочных, примитивных грез, букашек. Одним щелчком своей массивной лапы, и враги уже валяются по углам, тихо моля о прекращении мучений.
Кексы и впрямь были вкусные - конечно, для себя любимого же брал. А тут Лео еще так по-свински их потребляет, с целью проверить ящера на его терпимость. Мечник же сам тот еще чистоплюй (каким был, таким и остался) и вполне мог есть так, как могло бы Лизарда удовлетворить. Но серьезно, он разве будет ублажать этого засранца?
- Да-да, конечно, - проигнорировав очередную сказанную Рене гадость, Леонардо утирает рукой крошки, что остались возле рта и ей же смел на пол мусор на столе. Причем нарочито аккуратно, будто не он тут так неаккуратно трапезничает. Лицом походил на заботливую мамочку, что трепетно, а желательно тряпочкой, убирает место, где ее дитя кушало. - Так уже лучше? - тоненьким голосочком будто пропел юноша, уже держа в руках еще одно лакомство. Но есть его не спешил, продолжая хлебать чай. План оправдывал себя, а наблюдать за поведением зверя с отблесками чего-то человеческого - приятная забава. Как он изворачивается, чтобы словесно забить собеседника, раз физически нет такой возможности. Это выглядело так жалко - только поглядите, Алонсо Рене реагирует на весь этот бред, который создал юный мутант. Думает ли, что далеко не просто, чтобы кексиков покушать, Лео к нему заявился? Или просто сидит и думает "Как еще опустить коротышку, чтобы ему гадко стало?". Думаешь, мне неприятно? Или еще ничего не понял? Перед тобой сейчас не малец, голосящий во всю глотку о чести и справедливости, да и говорить о ней с Леонардо глупо и совершенно бессмысленно. Он давно отринул детские предрассудки, уже более глубже вглядываясь в реальность и извлекая из нее уроки.
- Хм? - мечник не понял, к чему было сейчас сказано про часы или это всего лишь оборванная фраза из мыслей, которым предавался Лизард, пока гость уминал его еду. Лео на некоторое время прервался, вглядывался в лицо Рене, что застыло под лучами солнца. Сейчас он выглядел таким неосторожным и беззащитным. Кровожадно ухмыльнувшись, Леонардо только и думал, какая хорошая была бы возможность отсечь ящерке голову одним ровным ударом. Раз, и все. Но французик - тварь живучая и так подставляется, чувствуя уверенность в том, что никто ему ничего не сделает. Когда он упустил голову, юноша чуть откинулся назад, чтобы монстр ненароком не придавил его. И тут же получает толчок в пластрон, с уже вполне знакомой по содержанию фразой.
- Ты решил поговорить со мной о смысле чести и прочего чтива для самоубийц? - в вопрос чувствовалась эта самая насмешка, Лео и не думал останавливаться исполнять свою, может, лучшую роль за долгое время. - Но этот бред даже не связан с учением ниндзя. Ах, ну да, что может знать об этом истинный европеец, вообразив себе людей в черном трико рыцарями без доспехов, м? - стоило когтю ящера прекратить возню с пластинами, как Леонардо ненадолго хватает свободной от чашки чая рукой палец Алонсо, ненадолго задержав (а на большее бы сил не хватило) его возвращения к хозяину. Правда, мутант тем самым оцарапал собственную руку, но, кажется, конкретно ему не было до этого никакого дела. - Любишь ты по-трепаться, я смотрю, - перед этим еще и пододвинув свое лицо максимально близко к собеседнику, экс-лидер отпускает коготь и слизывает кровь с руки, расслабленно рассевшись вновь на стуле. Каракули, дождички - какая прелестная ассоциация. Впору давать уроки жизни маленьким детишкам, а, Рене? Будут с малых лет знать, сколько бреда впихнули в их еще только формирующиеся мозги. Да тебя любить будут! Слава уж точно обеспечена.
В тени от Лизарда, лицо Лео казалось куда более мрачным, нежели безумным. Он, все также сидя, откинулся на спинку и снизу разглядывал сзади его стоявшего дегустатора и просто парня, боготворящего искусство. Похлопал по головушке юноши, продолжая разглагольствовать, а потом резко меняет свое настроение, уже от одного только хохота было понятно, что в конце концов произойдет. Леонардо может и подскочил от такой смены положения, но сопроводил лишь какой-то дурацкой улыбкой. Тебе не надоело мне подыгрывать?
- Значит, золото для тебя приоритет? - с прищуром посмотрел он на Рене. - Кусок железа, что не предаст, не возненавидит и не убежит. Может, ты и чертовски прав, променяв такой же кусок тела на то, что тебе в жизни пригодится. Но боже, ты действительно все это мне рассказываешь? - и рассмеялся прямо в лицо. - О цветочках, о могилках, будто сам уже в двух шагах от пенсии и инвалидной коляски.
Этот обиженный, униженный, оскорбленный мальчишка решил все же вновь прекратить паясничать и вернул более менее серьезное выражение лица.
- Нет, я и впрямь не герой. Но и ты мне не враг, - допив чай, не отрывая взгляд от Рене, ставит чашку на стол сзади. - Но и не тот, кому я что-то готов доказать. Если тебе нравится считать меня разобидевшимся на родителей ребенком - пожалуйста. Любопытно? - покривившись от такой заботы, Лео все же не встал стеной, ничего не объясняя. Вопрос лишь в том, насколько он будет искренним. - Если ты становишься кому-то ненужным, то лучше найти себе место, где будешь цениться. А заодно и извлечешь большую выгоду для себя. Разве ты сам не пошел в Фут за выгодой?
Дома, значит. Неужели по родине соскучился? Еще один повод умилиться, если бы не столь отвратительная морда, которая была у француза. И ведь еще даже готов поделиться планами, уверенно заявляя, что ничего не изменится, если о них узнает кто-то, похожий на Леонардо. А любопытство у мечника взяло свое, и он, закинув в рот тот самый, еще не тронутый кекс, взял салфетку со стола, чтобы убрать с колен вязкие, отвратительные слюни Лизарда и заодно другой вытереть окровавленную руку, был готов послушать:
- Что же, - юноша скрестил руки на груди, - раз это ни на что не влияет, мне даже интересно будет послушать, что же великий ученый затеял в очередной раз.

+2

9

- Это не я пошел за выгодой. - Широко, самодовольно усмехнулся мутант, поджав тонкие губы и взглянув на по-детски насупившегося черепашонка сверху вниз, - Это им выгодно сотрудничать со мной. - Фыркнул Ящер. оставив подростка в покое и снова обошел свой стол, склонившись к нижнему ящику, спрятанному под массивной столешницей, и подцепив его когтем за край, с шумом и грохотом выдвинул оный к себе, едва не задев его краем собственный нос. - Как и с любым мутантом, в конце концов, сам подумай Леонардо - один ты, стоишь десятка, а то и двух, прекрасно обученных, первоклассных ниндзя. Что уж говорить обо мне. - Оторвавшись от копошения в ящике, в нем он уже с минуту скурпулезно ковырял пальцем, выискивая что-то, он на мгновение выпрямился, горделиво возложив лапу на широкую грудь, и снова согнулся в три погибели, продолжив свое нехитрое занятие. - Одно плохо - с такими когтями бывает очень не удобно. Порой думаю о красивом маникюре, но сам понимаешь - маньяк и с маникюром, это даже не серьезно. Вот ты где... - Выудив из-под кучки брошюр и тетрадей крошечный, по сравнению с огромными ладонями бывшего доктора, бейджик, держа его криво и неуклюже, почти разломав пластиковую карточку напополам, Рене с деловым выражением чешуйчатой физиономии, прицепил его на грудь и не глядя задвинул ящик обратно в стол с такой силой, что бедный столик возмущенно крякнул, грозясь развалиться на части в ту же секунду. - Если ты хочешь поговорить о "нужности", мой бедный, плюшевый медвежонок, то ты в том месте, где каждый занимает определенную планку, ты прав - он важен и нужен. Здесь отбросов нет. Симбиотическое воздействие между Кланом и его гостями - мы, как две активные группы хищников, дополняющие друг друга, охотящиеся вместе... охотящиеся за счет друг друга. - Выйдя на середину зала, ящер остановился, обернувшись через плечо на молчавшего, за все время его заумного монолога юношу, - О чем задумался, мой мальчик? Идем. - Сделав два шага к двери, тяжело, грузно переваливаясь с боку на бок, Рене неожиданно снова затормозил, словно бы вспомнив о чем-то важном. - И да... я люблю потрепаться. - Широко ухмыльнулся Лизард, прежде чем степенно покинуть свой кабинет вместе с подростком... и оставить после себя жуткий бардак, вот уже не в первый раз.
Сотрудники Рене с удивлением и недоверием оглядывались на эту странную парочку, поражаясь странно хорошему настроению вечно угрюмому, и страшно недовольному французу. Хотя по выражению страшной, вечно сморщенной в печеное яблоко морды, сложно было понять, убьет ли вас эта тварь одним взмахом когтистой руки, или же всего-лишь пинком спустит с лестницы, потому что вы ей помешали работать и нарушили ее покой. К тому же зная особую любовь к таким враждебным Клану существам, как мутанты черепахи, о которых уже все  наслышаны, было просто странно видеть грозного Алонсо в компании единственной переметнувшейся на их сторону черепашки. Живой и невредимой... почти. Ящер не долго двигался выпрямившись в струнку, задрав морду к потолку, похожий на зеленого кенгуру с прижатыми к брюху лапами, ему это попросту было не удобно, коридоры хоть и были достаточно высоки, чтобы Рене мог спокойно развернуться в них, не царапая хвостом стены, но все же казались ему тесными и маленькими, словно клетка кролика, для его внушительной туши, он опустился на корточки, выворачивая острые пятки и упираясь широкими ладонями в начищенное до блеска покрытие, в котором отражалась его размазанная образина, и размытый силуэт вышагивающего рядом юного ниндзя. К тому времени, когда они достигли лифта, мутант уже переключился на манеру "на четвереньках", высоко поднимая локти и напрягая мышцы плеч, то и дело облизывая кончиком языка верхние клыки. Похоже не зря доктор завел речь о хищниках - сейчас он представлял собой идеального охотника, животное, не человека, в его движениях не было ни капли от разумного существа, только зверь, которым двигали его инстинкты, хотя охотиться сейчас было не на кого. Длинная, змеевидная конечность, усеянная шипами, плавно раскачивалась параллельно полу, иногда с шелестом касаясь кончиком плитки, оставляя мелкие царапины.
Он был доволен собой... О да... Очень доволен. Какой богатый улов, какой подарок, какой приятный и неожиданный сюрприз. И хотя одна часть француза рвала и метала, требуя от хозяина немедленно оторвать наглому мальчишке голову, и красиво зафутболить ее Мастеру Саки прямо в руки, как он мог не предупредить его о таком, о том, что его злейший враг ступил на эту землю под их флагом, а с другой, понимал, какой они заимели шикарный козырь в рукав. Его клоны конечно совершенны. Бесспорно. Но оригиналы интересовали его не меньше, а то и больше, в некоторой степени, его собственных творений  - Леонардо будет несомненно очень приятно, познакомиться со своим искаженным отражением, созданным руками Рене и укомплектованным по последнему слову техники. Он сможет беспрепятственно брать ткани бывшего мечника на исследования, стоит только внушить Шреддеру, что это ему необходимо. Алонсо сможет наблюдать за ним. Он выяснит все слабости его и его братьев. Он сможет сделать так, что будет контролировать черепашку, каждый его шаг, если все правильно продумать, составить план, Леонардо будет марионеткой в его когтях, сам того не подозревая. Главное не переборщить и не быть слишком уж дружелюбным, иначе мальчишка заподозрит неладное - для него он злобный, самовлюбленный, болтливый урод, так пусть таким же и остается. - Тесновато будет. - Хмыкнул ящер скептически заглянув в кабинку, придерживая одной рукой раздвижные двери. - Дамы вперед, - Ехидно прощебетал он, не без удовольствия наблюдая за тем, как подросток протискивается у него подмышкой в лифт - обойти махину и нормально зайти в кабинку просто не представлялось возможным. - Двенадцатый этаж. Второй сектор. - Монотонно сообщил назначение мигающему экранчику над захлопнувшимися дверями, находящимися где-то на уровне макушки Ящера мутант, и вольготно расселся на полу, едва не задавив бедного подростка своей массой.
- Я покажу тебе то, что не поддается разуму, это почти как искусство, а тебе, с таким "высоким" именем, должна быть понятна важная роль искусства в нашей жизни. И... должно быть тебе все таки безумно одиноко в душе, верно? Один... - Дверцы с металлическим скрежетом разъехались в стороны.
- Ваш этаж, сэр, спасибо. - Бесстрастным голосом оповестила мутантов компьютерная девица из недр машины.
- ... я могу тебе помочь в этом. В твоем одиночестве. Я знаю, каково это. Это даже не грустно - это банально скучно. - Он выпустил вперед себя юношу, опять же весьма неповоротливо, и не верилось, что эта громадина может быть быстрой и пластичной, выкатился следом на широкую площадку. Голые стены, бетонный пол, круглое  пространство, больше всего напоминающее арену, и двери... много дверей. Штук десять, не меньше. В квадратных выемках плотно вставали железные двери, открывающиеся снизу вверх, исчезая в толстых стенах и открывая взору окошко белого света. Они словно находились в пещерах - здесь было прохладно и даже влажно, что сильно контрастировало с душным воздухом многочисленных  офисов башни. Еще шаг. - Стой. - Остановил подростка одним резким движением руки Ящер, и снял бейджик, протянув карточку вперед. Оказывается, чтобы попасть на эту "арену", нужно было пройти контроль и преодолеть неожиданное препятствие - прозрачная, стеклянная завеса, поначалу и невидимая глазу, пошла слабой рябью, сканируя прижатую к ее поверхности карту.
- Добро пожаловать доктор Рене. Salutations.
- Тебе будет интересно их увидеть. Не сомневаюсь. - Прикрепив карту обратно, Ящер поправил рукав мятого халата и продолжил путь вперед, вышагивая уже прямо, волоча хвост по бетону.
- Obscure'... - Гортанный говор было непривычно слышать из этих уст, но французский слетал с его языка гораздо быстрее, и звучал на слух куда приятнее шипящего английского, - ...Venez dire bonjour. - Эхо гулко отразилось от покатых стен, сконцентрировавшись по середине арены, громко и нацеленно, как в рупор. Наверняка этот клон читает. Сейчас тихий час, остальная троица почивает и видит мир сладких снов, но не этот.
Что ты скажешь Лео, когда увидишь такое произведение искусства?

Отредактировано dr.A.Rene (2015-02-20 01:57:51)

+1

10

Перелет в Америку не дался клонам легко – некоторые особенно ранимые особи (вроде Красного) потом ныли и скулили на все клетки-контейнеры, в которые ушлый доктор Рене (в среде клонов  просто «papa») их распихал. К этому неудобству Пурпурный отнесся с завидным пониманием и даже равнодушием, чего не скажешь о других ему подобных, кого перспектива перелета через океан искренне вселяла ужас. Даже угрюмый Синий казался еще более мрачным и бледным, так что на фоне всех троих клон Донателло мог собой заслуженно гордится – когда началась вся свистопляска со взлетом он просто свернулся калачиком на полу своего контейнера и заснул, игнорируя тряску, заунывный вой Желтого и рычание Красного по соседству. Что ж, не всем же быть такими же умными и понимающими, что опасности никакой нет? Выспаться ему в таких обстоятельствах, ясное дело, толком не удалось, но дрема скрасила время перелета, и клон вновь мог с презрительным выражением лица вышагивать рядом с отцом в то время как всяких забившихся в угол клетки Желтого и Красного везли на специальных тележках. Дурачье. Наверное, и Синий мог бы идти вместе с ними, если бы не сломал пальцы у одного из помощников, потянувшегося было к дверцам его контейнера... Неприкрытая агрессивность Синего здесь сыграла против него, хотя в обычное время, именно ее Рене и поощрял. Это позволило клону вновь обнажить ряд зубов в неприязненно-издевательской ухмылке, которую он адресовал своему незадачливому сородичу. Что поделать, привязанность, подобная той, что была у прототипов друг к другу, у клонов не наблюдалась. Даже напротив, еще молоденькие, как дети-школьники, клонированные черепашки во всю соперничали за внимание родителя и искренне радовались провалам друг друга. Обскьюр, как называл его сам доктор Рене, чувствовал, что он у папы на «особом» счету и не мог не задирать нос перед другими, кривить в презрении лицо или же выдавать одно ехидное замечание за другим. Впрочем, особенно сильно этим злоупотреблять не удавалось, «братишки» могли и по голове настучать, вполне успешно, так что Пурпурному приходилось держать ухо востро и торжествовать тогда, когда это ничем ему совершенно не грозит. Таким вот изворотливым и нередко подлым приходилось становиться, а что поделать? Клонам жилось теперь не так просто, как в первые дни после «вылупления» и каждый крутился, как мог, чтобы урвать себе лучший кусок, внимание и заботу. Уже обживаясь на новом месте, пришлось мириться еще и с тем, что у них появился общий манеж, а комнаты, хоть и были у каждого своя, не запирались. Нельзя было просто уйти в свой угол. И персонал все больше говорил на английском, даже скорее, американском, что Пурпурному не слишком нравилось. Тем не менее, именно он первым начал учить новый для себя язык, запросив учебники и словари. Этим он и занимался, когда двери разошлись и внутрь отведенного для них помещения прошел сам Рене с каким-то посетителем. Обскьюр их не видел, но слышал, и когда отец позвал его, с готовностью поднялся со своей постели и покорно двинулся на выход, помахивая гибким хвостом.

− Papa? Bonjour! – с улыбкой на мордочке и не без удивления говорит он, выходя из своей комнаты. И почти сразу останавливается, внимательно вглядываясь в незнакомое существо рядом. Он очень был похож на него и его собратьев-клонов, но чем-то определенно отличался. Пурпурный это чуял хвостом. Нахмурился и осторожно двинулся к Рене, неприязненно глядя на мутанта рядом с его могучей фигурой. Радость от незапланированного визита отца быстро пропала, теперь клона переполняли подозрения и плохие предчувствия – раньше он не появлялся со всякими странными существами под боком. Раньше это они были странными существами под заботливым крылом Рене. Просто возмутительно, что появился кто-то еще.

Qui est-ce? – недовольно спросил он, откровенно враждебно разглядывая незнакомца. Очень похоже на то, что это еще один клон, которого Рене решил к ним подселить. Другая разработка? Почему папа раньше не сказал, что создает кого-то еще? − Vous avez dit que nous avons assez. Ou est-ce un prototype? - Зеленый выглядел немного старше, и только поэтому Обскьюр подумал, что это может быть кто-то из тех, кого Рене создавал до них. Так сказать, «первый блин комом». И под «прототипом» он подразумевал именно первые опыты по созданию клонов, но никак не оригиналы. Так уж вышло, что пока о настоящих черепахах-мутантах он никак не думал и предположить не мог, что доктор Рене вот так просто сможет привести к ним одного такого. Конечно, Леонардо не был похож ни на Обскьюра, ни даже на собственного клона, но это не могло вызвать подозрений – с точки зрения клона, зеленая кожа ничем не отличалась от других, еще более экзотичных расцветок его собратьев, ну а уж о телосложении тем более речи не шло – никто из клонов не был между собой похож, так что он вполне вписывался в их разномастную компанию. Пока не появится еще хотя бы одна черепаха, похожая на него.

Il a été créé à New York? – все так же прохладно глядя на черепаху своими золотистыми глазами спросил он у Рене. Ему порядком не нравилось то, что появился еще один конкурент за внимание отца. Сразу захотелось разбудить других клонов и устроить ему темную, как только папа уйдет.

Отредактировано Obscur (2015-02-20 03:58:52)

+1


Вы здесь » TMNT: ShellShock » Заброшенные игровые эпизоды » [ФФ] Чаепитие с дьяволом