Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на приватную форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя".

Приветствуем на нашем закрытом проекте, посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но также присутствует своя сюжетная линия. В данный момент, на форуме играют всего трое пользователей — троица близких друзей, которым вполне комфортно наедине друг с другом. Мы в одиночку отыгрываем всех необходимых нашему сюжету персонажей. К сожалению, мы не принимаем новых пользователей в игру. Вообще. Никак. Но вся наша игра открыта для прочтения и вы всегда можете оставить отзыв в нашей гостевой.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » V игровой период » [C5] Gimme More (Донателло)


[C5] Gimme More (Донателло)

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sg.uploads.ru/xP8UF.png
They want more? Well I'll give'em more

Дата и место: 28 июля глубокая ночь, безветренная и сухая.
Персонажи: Donarello, Obscure (Mona Lisa npc)

Краткий анонс: Этой парочке противопоказано гулять от дома дальше чем в сто шагов на ближайшую лавочку. Неприятности их ждут как бессмертного котенка Гава за каждым углом. Хотя они всегда одинаковы и пара готова к встрече с кем угодно... кроме искусственно взращенного на базе ДНК черепашек юного мутанта, который, очевидно, давно ждал подходящего момента, чтобы поболтать с оригиналом, и, раз уж так вышло, его пассией с глазу на глаз.

+3

2

Living in the night
'Neath devils, torn asunder
You call on me...
To solve a crooked rhyme
As I'm closing in
Imposing on your slumber
You call on me...
As bells begin to chime

Ну вот и солнце закатилось, а недавний дождь отгромыхал на горизонте, оставив после себя внушительные лужи, неторопливо утекающие под землю. Он не жил в канализации и вряд ли даже мог себе представить, каково это... не видеть дневного света от слова вообще. Торчать там до ночи... среди сточных вод, точно какая-то крыса, жук... какой-то отвратительный, мелкий, усатый таракан.

Он не понимал почему надо так себя принижать. Бояться, забившись в угол и прятаться. От осознания того, что их, так сказать, прародители, находятся в таком мерзком месте, заставляло лилового морщить нос от отвращения и разглядывать собственное отражение в прозрачном стекле роскошной витрины, занимающей чуть ли не половину комнаты в этой зале. Теперь клоны вели куда более свободный образ жизни, находясь под контролем доктора Рене... Разве что Красный и Оранжевый доставляли немного проблем в силу своих характеров от оригиналов претерпевших натуральную гиперболизацию, и за ними нужен был глаз да глаз (недавно дурашка Бете разнес целый стол со стоящими на нем стеклянными колбами, просто потому что ему не понравился цвет содержимого одной из них), то Моросе и Обскьюр вели себя как нормальные цивилизованные личности. 

К сожалению братья были туговаты в освоении английского языка, и пока они с упорством маленьких непослушных детей осваивали книжки начальных классов, примитивно пытаясь переступить языковой барьер, Темный уже во всю наслаждался чтением  высокодуховных материалов. Он прочел Гете и Аристотеля, пылившихся на полке в кабинете Алонсо. Заинтересовался японским языком и стал больше тренировать речь с солдатами фут, с теми, кто был родом из Японии, стараясь обращаться с ними по всем правилам этикета. Единственное, что он отчаянно не хотел - так это заниматься своей боевой подготовкой. Как бы... Лиловый клон отнюдь не был настроен наступать на одни и те же грабли, уже раз заработав себе приличную гематому в районе солнечного сплетения, да легкое кровотечение сквозь трещины пластрона. Как бы ну... зачем себя лишний раз калечить и делать еще более неработоспособным?

Конечно Обскьюр прекрасно понимал, что при встрече с черепахами его способностям воспитанного полиглота грош цена, и тот же слабак Донателло без особого труда отметелит его своей глупой палкой, так что надо максимально использовать свои иные возможности для самозащиты... и атаки. Потому что вечно убегать он не собирался, не для этого их, как бы это не было прискорбно осознавать, создали. Поэтому мутант потратил некоторое время на развитие своей физической формы не вступая в драки, элементарно научившись реагировать быстрее, чем потенциальный противник, расчитывая все точно по таймеру до секунды. Очень помогал в этом случае хвост - здоровый и увесистый, он молниеносно лишал врага устойчивости, а потом уже в ход шла его тяжелая, когтистая лапа. Главное в сражении это думать наперед, а не переть наобум, подставляя голову под синяки. Как предпочитали действовать его дорогие "братья".

Тяжко вздохнув, томным взглядом взирая с высоты на чудесные вечерние пейзажи только-только вспыхивающего своими знаменитыми огнями Нью-Йорка, точно ему предстояла сложная такая работенка по избавлению целого города от некоей проказы (чумной доктор во плоти), мутант плавным движением развернулся к окну спиной, сцепив свои руки за панцирем, точно деловой научный сотрудник, меряя пространство длинным, бесшумным шагом, да помахивая змеиным хвостом. Блеклые глаза Темного светились каким-то пустым, потусторонним светом. Змеиные зрачки неподвижно устремлены в пол. А затем, спустя какое-то время, очевидно долго над чем-то размышляя, клон решительно, неторопливо направился в сторону дверей из зала.

Не сказать, чтобы их прям так строго охраняли, особенно смышленого лилового, но тем не менее мутант предпочел не выходить на улицу через парадный "вход", по пути здороваясь со всеми за ручку, а просто выскользнуть через распахнутые "окна", как только наткнулся на такое в коридорах, по-кошачьи приземлившись на узкую линию парапета, по правде говоря с трудом на ней балансируя. Но на подобные акробатические номера, как раз и нужна такая удобная штука, как хвост настоящего хищного ящера, служащий так же отличным балансом в поддержку. Пройдясь до конца, даже не пошатнувшись, все с тем же задумчивым видом сцепив руки замком за спиной, приподнимаясь на цыпочках и вытягивая ноги на манер балеринки прямиком из "Большого театра", лиловый горделиво прошествовал до угла, где и застыл, задумчиво оглядываясь по сторонам, прежде чем точно заправский суицидник шагнуть в пустоту - только его и видели!

Пролетев еще немного эдаким стойким оловянным солдатиком, - ноги прямо, осанка, плечи назад, подбородок выше - Темный в нескольких метрах от крыши ближайшей высотки вдруг сгруппировался, выбросив вперед одну руку с тяжелым железным кастетом, согнул ногу в колене и напряженно сгорбился. Аккуратный, очень техничный перекат через плечо, с хрустом приминая своим дубовым карапаксом бетон, оставив смазанные царапины, - как на шипастом панцире, так и на каменной поверхности, заодно пропахав ее кастетом - и Обскьюр снова выпрямился, педантично держа голову прямо и сохраняя эдакую осанку, насколько это вообще возможно было с мощным горбылем за спиной, агрессивно щетинящимся острыми краями.

Кажется мутант презирал весь мир и всех горожан персонально, эдак иронично глядя с верхотуры на вечноснующих по улицам людей, сравнивая их не иначе как с муравьями.

Ну а что с них взять?

Слабые, никчемные, жадные до кучи, никогда не довольные собой, тем что имеют. Как выглядят... Вот посмотрели бы они на это убожество из пробирки, сто раз бы Господа поблагодарили, за то, что существуют под солнцем именно такими.

Под солнцем...

Темный морщится и щурится, поднимая взгляд куда-то вверх, на лениво выплывающий из-за облаков лунный диск, эдак неоднозначно хмыкнув себе под нос, мутант качнул головой. Действительно... эти жалкие любимчики вселенной могли выйти в любое время суток, тогда как его... раса? Или как правильнее назвать эту кучку ошибок природы? Короче, когда такие, как они, должны были лишь довольствоваться светом звезд, чтобы не сеять панику. И почему это так важно, перед этим мелким сбродом, хах. Возможно когда-нибудь человечество будет готово принять мутантов. Однажды...

Но сегодня определенно хорошая ночка, чтобы прогуляться.

***

Правда его неспешные прогулки деловым шажочком вдоль построек, при этом ловко перетекая из тени в тень, каким-то чудесным образом грациозно избегая светлых участков, приобрели в какое-то мгновение определенную цель.

Темный вдруг резко остановился, а его мутный, даже какой-то грустный взгляд вдруг резко вспыхнул неподдельным интересом - мутант активно покрутил головой по сторонам, словно в поисках... кого-то.

Надо сказать, что перебирая генетические коды этих юных созданий, раз за разом ошибаясь и получая бесформенную биомассу, которую только в крематорий сбросить, Лизард хорошенько проработал и такие органы чувств как зрение, слух и обоняние. Например, не смотря на свои белесые, словно бы даже не зрячие глаза, вечно устремленные куда-то в пустоту, Обскьюр видел отлично, гораздо лучше Донателло, которому порой приходилось цеплять на нос очки. Острое зрение, плюс внимательность, делали мутанта гораздо более ловким, позволяя ему вовремя и без особых проблем увернуться в схватке. А во время движения расчитать свое направление, не боясь поцеловаться с какой-нибудь неудобно преградившей ему путь трубой, или банально не долететь до лестницы.

Обоняние...

Еще одна физическая черта, делающая клона неплохим следопытом.

Проходя мимо окон лиловый мог идеально определить, что сегодня на ужин у этой милой семьи, как давно они выносили мусор, и сколько человек живет в квартире. А так же имеют ли они домашних животных. Ориентируясь без карты по этому огромному городу, мутант научился сперва определять стороны и направления по запахам, отталкиваясь от каких-то явных точек. Магазины там, ресторанчики. Запах новой бумаги особенно въелся мутанту в мозг, и он любил ставить главным ориентиром для себя печатный завод в паре кварталов отсюда.

Он разделял привычные запахи....

И непривычные, которые привлекали его своей загадочностью.

Вот как сейчас.

Они выбивались из общей какофонии, а затем врезалась в память мутанта, оставляя там свою печать. И никак ее из головы не выкинуть - узнаешь из тысячи, точно старая ищейка.

Он узнал этот запах. Ее запах.

Девушка пользовалась довольно знакомыми цветочно-ванильными духами. Ее кожа пахла специфичным и терпким ароматом, такой запах имеет чешуя, с легким оттенком лаванды - тот гель для душа, которым она чаще всего пользуется. Ее аромат слегка перебивался тяжелым железом и запахом ветхости, но он ее узнал. Мону Лизу.

Не сказать, что эта девчонка особо его интересовала, на самом деле, но он много слышал о ней от Рене. Запомнил ее запах, пока Мона находилась в клане, и оставила его на некоторых вещах в лаборатории Лизарда. Он знал, что она возлюбленная обладателя части его генетического кода. Смотрел на ее фотографии и испытывал... что-то.

Нет, не тягу, или любовный интерес к этой, безусловно, притягательной чисто по-женски мутантке (да, даже он имел понятие о женской красоте), а скорее черную зависть и непонятный внутренний гнев. Почему так случилось, что у Донателло была семья, друзья и даже, это сложно себе представить, девушка? С какой стати он это заслужил? И кто его знал, почему Обскьюр был таким категоричным в своих суждениях. Может это привитая ему на подсознательном уровне враждебность к оригиналам и их окружению? Он просто хотел сделать им больно. И, наконец, хорошо себе, заняв в этом шкафу перепутанных между собой вещей свою нишу. Он хотел понять все эти чувства и жаждал тоже ими обладать. Жадность тоже передалась ему от Рене, и была куда глубже, нежели банальная жажда наживы, или месть.

В принципе за что ему мстить, да?

Ах, ну да...

За свое существование, например.

Так... Кажется она недалеко, и если он хочет ее догнать, следует поспешить.

***

  Девушку он увидел с высоты рекламного борда, с яркой надписью какого-то сочно капающего из вскрытой железной банки напитка. Надо сказать, у него были определенные ожидания от нее, и они более чем оправдались. Хотя бы внешне. Как и Донателло он неосознанно скользнул взглядом по растрепанным рыжеватым волосам сидящей на краю бордюра крыши мутантки. По ее груди и покатым бедрам... а так же по хвосту, испытав какую-то непонятную радость при его виде, аж шевельнув своим, сидя на корточках рамы, в кромешной тьме, неподвижной горбатой горгульей.

А вот и причина, по которой ее запах перебивался столь мощным железистым "ароматом". Большой, нескладный, смешной.... что это вообще? Робот? Ну очевидно. Слепленный из какого-то мусора, но сделанный довольно ладно и аккуратно. Да, Обскьюр мог оценить чужой труд и осознанно проникнуться к нему уважением. Не сказать, что он был гением в технологическом плане, но тоже кое-что умел, пускай и вряд ли бы хоть когда-нибудь в жизни задастся целью скрафтить двуногую машину. Не нужно быть большого ума, чтобы понять, что это чудище защищает Мону Лизу. И наверняка напичкано большим количеством свинца, предназначенного для тех, кто хочет обидеть девушку. То есть для таких, как он, хотя обижать он ее, вроде бы, не собирался. Но однозначно ее благополучию он угрожал.

Это значило то, что ему лучше получше спрятаться, наверняка у бота есть функция сканирования местности, и если он сейчас повернет голову, прямо в Темного полетит парочка ракет. Или что у него в оружейном плане за сюрпризы имеются?

Как подойти к принцессе, не потревожив ее дракона?

Пока Темный просто думал, ужом скользнув за массивный щит и украдкой выглядывая наружу, предусмотрительно подобрав хвост. Думал и наблюдал. Судя по всему Мона кого-то ждала, и он уже догадывался кого. Неужели, он наконец, увидит его в живую? Будет легендарная встреча, и не сказать что приятная. Хотя клон не то чтобы желал подраться со своим "донором", но ничем хорошим эта встреча априори не могла бы закончиться. Главной его задачей сейчас было выждать момент и что-то да сотворить с этой грудой металла, потому что очевидно же, он будет очень ему мешать.

А хотя... погодите ка... С ним же шоковый браслет, которым поначалу снабдили детей инкубатора, боясь, что они расхреначат все здание, как только им дадут вольную. Но хватит ли этого, чтобы перегрузить систему Железоголового? Ну если эта штучка расчитана на его тушу, по идее должно на некоторое время вывести из строя хоть часть функций этого замечательного изобретения.

Ну а Лиза тем временем отчаянно скучала.

Настолько, что аж растянулась во весь рост на краю поребрика, сложив перепончатые ладошки на животе, закинув ноги на голову своего железного друга и разглядывая звездное небо над головой. Полностью расслабленная и едва ли задумывающаяся о том, что вот в тени ее поджидает еще один такой хвостатый мутант, никак не решающийся покинуть укрытие.

На самом деле мутантка думала о чем-то своем. После того, как Алопекс смылась в непонятном направлении, оставив после себя разрушения, главным образом в душе Микеланджело, все были такие... напряженные. Вряд ли прогулки под луной за ручку могут это исправить, но проветрить голову им не помешает. Особенно Дону.

- Я щас тут усну, - вслух пожаловалась воздуху саламандра, потянувшись, сжав над головой кулаки. - Где его там носит, - ворчливо вздохнула ящерка.

Are you on the square?
Are you on the level?
Are you ready to swear right here, right now
Before the devil?
That you're on the square?
That you're on the level?
That you're ready to stand right here, right now?
Right here, right now!

+1

3

Как это повелось испокон веков лет, Донателло справлялся с хандрой и стрессом по-своему, на свой личный изобретательский манер — все как обычно, за напряженной физической и умственной (но по большей части все-таки физической) работой у себя в мастерской, с головой погрузившись в создание очередной крупногабаритной "поделки". На сей раз это было многофункциональное транспортное средство, воздушное, к слову сказать; что-то вроде небольшого, но за этот счет очень быстрого  и маневренного дирижабля. Черт его знает, пригодится ли оно когда-нибудь их черепашьей команде... Но надо же было хоть чем-то себя занять, дабы не психануть окончательно — на фоне двух отчаянно депрующих, то и дело срывающихся на грубости братьев! И если с Рафаэлем все было относительно просто, учитывая, что тот по жизни был тем еще вспыльчивым, раздражительным упрямцем, с общении с которым Дон уже давно нашел свои методы и подходы, то с Майком все было в разы и разы хуже. Говоря вкратце: его младший братец изменился ну просто до неузнаваемости, и эти перемены не то, что напрягали — просто откровенно пугали его близких. Сплинтер как мог пытался совладать с его резко огрубевшей, замкнутой и отстраненной манерой поведения, в духе "отвалите от меня все, ей-богу", а что касается Дона... Дон, честно говоря, вообще не представлял, что ему со всем этим делать. Он, вроде как, прекрасно понимал всю ту неугасающую душевную боль, связанную с побегом Алопекс и ее пускай и вынужденным, но таким резким и болезненным для Майка "разрывом" всех их дружеских связей. Чай, его самого неоднократно пытались бросить и даже открыто посылали к чертям собачьим, из разумного опасения причинить вред своему преданному и не в меру доверчивому приятелю — уж поверьте, кому как не Дону было знакомо это чувство глубокого и непреодолимого отчаяния, когда твой самый близкий человек, простите, мутант, из-за всех сил пытается оттолкнуть тебя прочь! Но то ли их с Майком ситуации (и сами взаимоотношения с беглыми девицами) все же как-то неуловимо отличались друг от друга, то ли его брат просто был слабее морально, то ли у он просто чего-то не договаривал своим родным... Словом, он сдался, и пока что даже не пытался выкарабкаться из этого глубоко мрачного, напряженного состояния, отказываясь идти на контакт и наотрез посвящать ребят в свою личную эмоциональную драму. Даже Эйприл не удалось толком с ним переговорить, а уж она-то была признанным психологом их команды! Вот настолько все было плохо, блин.

Донни, в принципе, мог бы попробовать сделать это сам... поговорить с Майком, в смысле. Но пока что банально не рисковал открывать рта и лишний раз касаться темы сбежавшей куда-то на север Алопекс, учитывая, что предыдущая его попытка завязать с Майком трогательную задушевную беседу с треском провалилась, нарвавшись на встречную агрессию шутника. Так что, Донни просто старался сохранять видимость нейтрально-спокойных отношений с братом, держась как ни в чем не бывало, деликатно избегая любых болезненных для Микеланджело упоминаний снежно-белых мутантов-песцов с именем на букву "А" или "Л" и даже не делая лишний раз никаких строгих замечаний в своей привычной занудной манере. Он просто, ну... оставил Майка в покое, да и Рафаэля тоже. Само собой, это не касалось тех моментов, когда ему нужно было сделать очередную перевязку или дать шутнику лекарства с обезболивающим — все-таки, Микеланджело крепко досталось от когтей все той же Алопекс, будь она десять раз неладна. Не то, чтобы Донателло винил девушку в случившемся, учитывая, что ее под завязку накачали наркотиком, но нанесенные ею страшные рваные раны оказались до того глубокими, что пришлось неоднократно накладывать швы. И судя по тому, как медленно они заживали, несмотря на все прикладываемые умником старания, наверняка у Майка теперь останутся внушительные шрамы на руках и лице, как вечное напоминание о перенесенным им страданиях, и предательстве самой близкой подруги — в том числе.

Ну, такое себе.

Словом, атмосфера в черепашьем логове последнее время была до ужаса мрачной и напряженной, от такой и не спрячешься даже толком, ни у себя в лаборатории, ни где-либо еще. И когда Мона вдруг осторожно позвала его на прогулку, до этого момента благоразумно выдержав пару-тройку дней тишины, нарушаемой лишь сдержанным общением ребят по смс, Дон с неожиданной охотой рванул прочь из ставшего таким неуютным, даже чуточку враждебным подземелья, оставив Майка с Рафом в гордом одиночестве валяться у себя по разным комнатам, как обычно, с донельзя кислыми и отрешенными, недовольными минами. Эгоистично? Может быть, но что толку в режиме 24 на 7 торчать рядом с теми, кому, простите, вообще ни капли не вср*лась твоя компания.

Наспех накинув на себя свой любимый, многократно подштопанный плащ, а также не забыв вдеть боевой посох в крепление за плечом, слегка виновато махнув ребятам рукой на прощание (мол, все в порядке, пойду проведаю Мону, скоро вернусь... ну... не скучайте тут, что ли? хах, как будто кому-то было дело до их с ящеркой свиданий под луной! катился бы ты в панцирь со своей романтикой, бро!), Донателло весьма шустро добрался до условленного местечка, как обычно, неслышной тенью перемахивая с одной крыши на другую, глубоко вдыхая полной грудью и внутренне наслаждаясь этими краткими мгновениями свободы... свободы от всех скопившихся на его панцире проблем и тревог. Просто десять-пятнадцать минут блаженного одиночества и тишины, не имеющих ничего общего с теми, что царили сейчас в черепашьем убежище.

Как же здесь, наверху, было чертовски хорошо!

Так тихо, спокойно и свежо...

"Такое ощущение, что все неприятности сейчас в нас самих, но никак не где-нибудь снаружи," — в какой-то момент, без особого веселья хмыкнул юноша себе под нос. Само собой, это была всего лишь мысль... Вдобавок, не имеющая никакого фактического подтверждения в реальности — стоило только вспомнить, сколько врагов они с братьями успели завести себе за каких-то три-четыре месяца после первого выхода на поверхность! Ну как "завести"... Сами завелись. И тем не менее, проблемы в их семействе сейчас казались гораздо более глубокими и сложными. Настолько, что даже хваленного гения Донателло не хватало, чтобы решить хотя бы малую их часть. Что уж говорить про все сразу... эх. Может, Лео заранее это все предчувствовал, и потому ушел? Своевременно, так сказать. С другой стороны, половины этих проблем не возникло бы вовсе, останься он дома. Рядом с ними. Вместе с ними.

Отстраненно размышляя таким образом, Дон в несколько прыжков спустился на ту самую крышу, где они с Моной условились встретиться, довольно быстро отыскав взглядом свою непростительно расслабившуюся подругу — да еще на таком хорошо просматриваемом, открытом местечке! Конечно, ее защищал Металлхед, но все-таки... Нельзя же было настолько ослаблять бдительность! Донателло хотел уже было нахмуриться, до невозможности строго, даже с откровенным упреком воззрившись на саламандру издалека... но вместо этого лишь тихо вздохнул, едва заметно покачав головой, не сумев сдержать усталой, но все-таки добродушной улыбки.

Эх, ты... Хулиганка.

Не самая удачная затея, спать под открытым небом, да еще в самом центре мегаполиса, — на цыпочках приблизившись к своей недовольной возлюбленной, само собой, прекрасно расслышав ее последнюю реплику, Дон совершенно внезапно "всунулся" головой поле ее зрения девушки, забавно нависнув над ней с болтающимися книзу потрепанными концами маски — Металлхед, предатель такой, даже не оповестил Мону о приходе техника, лишь тихонько клипнув что-то на своем, компьютерно-робокоповском. Мол, здравствуй, хозяин, давно не виделись. Сдержанно посмеявшись над дерганой реакцией ящерки (напугал, блин... а нефег тут так валяться, игнорируя возможную угрозу! будет тебе уроком!), без особого труда уклонившись от промелькнувшего в воздухе хвоста, между прочим, в опасной близости от его носа, Дон как ни в чем не бывало плюхнулся задницей рядом со своей подружкой. — Серьезно... Я не хочу, чтобы тебя снова похитили. Постарайся быть внимательнее к своему окружению, хорошо? — протянув лапу к торопливо принявшей сидячее положение барышне, Дон аккуратно обхватил ее за талию и подтянул к себе вплотную, "наградив" начавшую было говорить что-то в свое оправдание Лизу необычно теплым, чувственным и каким-то немного отчаявшимся что ли поцелуем в губы, на пару мгновений утомленно смежив морщинистые, окруженные темными синяками веки. Да... пожалуй, именно этого ему и хотелось последние несколько дней. Он так устал от всего этого негатива в родном убежище, пускай хоть здесь ему будет легко и спокойно.

Я соскучился...

+1

4

Вот они, отношения с парнем-ниндзя! Однажды ты точно навернешься с высоты в пятиэтажный дом, потому что ведь это самое прикольное, как они считают - незаметно подкрасться к своей ничего не подозревающей жертве!
и самое главное, Металлхед, зараза такая, даже не удосужился ее предупредить!

Мона вздрогнула и с коротким писком чуть в самом деле не рухнула в бездну - до этого лениво покачивающийся длинный хвост эдак знатно ее перевесил (подвел!) в этот момент - но каким-то чудом удержалась, чуть сердито не дернув за длинные, лиловые ленты маски. Воттыскотинакакая!

  - Да я не... -
начала было вредно набычившаяся саламандра... да так и не успела договорить, оказавшись буквально заткнутой крепким, эдаким отрезвляющим поцелуем, тесно прижав малость ошарашенную, растерявшуюся ящерку к жесткому пластрону.

Ну вот и как после такого на него сердиться и корчить недовольные рожи?

И все это происходило под пристальным, изучающим взглядом блекло-серых, словно бы пустых глаз тихонечко наблюдающего из тени клона, который так и замер неподвижной горгульей, вцепившись когтистыми пальцами в решетчатые перекладины крепления вывески. Его интересовал не столько сам эээ... процесс чужого поцелуя (как мило), сколько сам явившийся, наконец, пред его очи техник. Только подумать как он давно ждал этой знаменательной встречи с носителем оригинального ДНК. Пока Донателло вот так вот замер в обнимку со своей девушкой, Обскьюр пристально разглядывал рельефные мышцы плеч, частично скрытые потертой, серой плащевкой, сильные, широкие ладони, устойчивые ступни с широкими голенями, перебинтованными широкой, махровой перевязью. Он внимательно разглядел со своего места и широкий пояс, забитый, вероятно, бомбами, сюрикенами и предметами, способными отвлечь противника, или нужными для технического проникновения и взлома - все же он был гений технологий, не стоит об этом забывать. Посох бо... Довольно мощное оружие, не смотря на свой простой и не шибко опасный вид. Клон уже успел узнать, из отчетов и записей, что мало того юный Хамато прекрасно владеет и так этим быстрым оружием, так еще и посох скрывает в себе высоковольтный шокер и острое лезвие, и это, как подозревал мутант, далеко не весь функционал.

Взгляд Темного скользит выше, теперь уже сканирую безмятежную оливковую физиономию, перетянутую фиолетовой лентой.

Он решил не выдавать своего присутствия, пока сладкая парочка не закончит. Считайте это тактичностью.

- Ого... - отодвинувшись от романтично вздохнувшего изобретателя, Мона широко улыбнулась, склонив голову на бок, уронив себе на лицо свою знаменитую спутанную, каштановую шевелюру. - А ты и правда соскучился. Я тоже... - мутантка уже сама с нежным мурчанием, деловито придвинулась обратно, тепло поцеловав Донателло в щеку и неуловимо поправив ему слегка сползшую маску. - Не волнуйся, я сама не очень то хочу, знаешь ли! Ну так? - она кокетливо приподняла плечи, игриво взмахнув ресницами. - Чем мы займемся сегодня? Может в парк двинем? Посидим на деревьях, покидаемся в прохожих шишками хо-хо!

Хорошие планы.

Жаль им сбыться не суждено.

Хвостатый мутант отнюдь не собирался весь вечер шмонаться за влюбленными, точно большая, горбатая, невидимая тень. Ему нужно было поговорить с Донателло и его подругой.  Прямо сейчас. И ждать дольше он не собирался.

Конечно существовал риск, что где-то по близости любовались звездами и остальные юные представители клана Хамато, но по его скромному мнению, Донателло, скорее всего отправился на свидание в гордом одиночестве, и не планировал пересекаться с братьями в ближайшее время. Свидание ведь... хотя для клона было довольно сложно более толково осознать это странное понятие и ситуацию, которая называлась "свиданием", уж больно много у нее определений. Но что он знал точно - пара должна быть одна.

Без свидетелей.

- Не очень то культурно швыряться в прохожих шишками, - вдруг спокойно заметил вслух Обскьюр, ловко, даже изящно спрыгнув вниз, на мгновение повиснув на одной руке, а затем аккуратно приземлившись на одно колено все в ту же густую тень. Здоровенный, плечистый, хвостатый силуэт с хищно светящимися в полумраке глазами - естественно воркующие голубки моментально вскочили с поребрика, приняв полную боевую готовность.

Как заметил все еще находящийся в напряжении, готовый в любое мгновение сигануть гигантским кузнечиком в сторону клон, великолепная конструкция из мусора и сложно понять еще из чего, не спешила обрушить на его шипастую голову лавину сокрушительных снарядов, в попытке защитить находящихся в опасности хозяина и его подругу.

- "Понятно, - подумал про себя мутант, аж слегка кивнув на собственные мысли и плавно, не делая резких движений, выпрямляясь, коротко качнув хвостом. - Без команда машина атаковать не будет. Возможно мы успеем поговорить какое-то время без того, чтобы выбить друг другу зубы. А потом посмотрим. Зависит уже от того, что я узнаю, и чего я захочу".

- Кто это? - тихо пробормотала Лиза, осторожно положив перепончатую ладошку на выпуклый панцирь своего приятеля, опасливо выглядывая у него из-за плеча. Наверное мелькнувший в темноте хвост немного сбил подростков с толку и можно было бы принять чужака за Рене, но... Рене был куда больше, и едва ли мог похвастаться таким низким, приятным баритоном. И, чего уж, столь безмятежным спокойствием, с которым обращался к парочке незнакомец.

- Мы не знакомы, Мона Лиза. Но я достаточно про тебя знаю. А про тебя тем более, Донателло Хамато, - все с той же педантичной вежливостью продолжил лиловый, выходя на свет, делая один широкий шаг и позволяя изумленным ребятам в деталях разглядеть его высокую, загадочную фигуру, не похожую ни на ящера - ни на черепаху. Судя по искреннему изумлению, да чего уж там, шоку, ни Дон, ни Лиза вообще не были в курсе его существования и совершенно не знали, что от него ждать!

- Видимо Микеланджело ничего вам не сказал? - Темный немного помолчал, прямо глядя в глаза мутантов... а затем едва заметно ухмыльнулся, хищно растягивая уголки тонких, шершавх губ, прищурив свои большие, всегда столь томно прикрытые бледные глаза. Забавно. - Что же, должно быть он был очень удручен пропажей своей подруги, и немного забыл о встрече с моим братом. Теперь зато у меня появилась возможность нормально представить себя и свою... семью... Не волнуйся. Я здесь один. И я не желаю причинять вам зла. Так же как и ты, Донателло. Я тоже пацифист и считаю, что приминение физической силы это крайний случай, ведь разумные люди, или мутанты могут все уладить беседой. Давайте знакомиться...

Мое имя - Обскьюр. И я - твой клон...

+2


Вы здесь » TMNT: ShellShock » V игровой период » [C5] Gimme More (Донателло)